Е. Ю. Коблова Проблемы образования icon

Е. Ю. Коблова Проблемы образования



Смотрите также:
Проблемы и перспективы развития непрерывного образования...
Организация повторения при подготовке школьников к егэ как условие повышения качества...
3. Закон об образовании РФ 10...
Проблемы педагогической инноватики и гуманитаризации педагогического образования...
Учебное пособие по курсу «Современные проблемы науки и образования»...
Концептуальные проблемы преподавания иностранных языков в техническом вузе....
Проблемы перестройки фундаментального образования постановка проблемы...
Отчет о региональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы образования в Высшей...
«Проблемы качества высшего образования»...
«Cовременные проблемы непрерывного географического образования и картографии»...
Проблемы построения структуры содержания сельскохозяйственного образования в условиях...
Банк педагогической информации и ппо отдела образования администрации Пичаевского района за 2005...



скачать
Е.Ю. Коблова

Проблемы образования сибирских ханств

(историографический аспект)

Политическая история сибирских ханств и княжеств всегда привлекала повышенное внимание исследователей. Особый интерес исследователей вызвали проблемы формирования государственности на территории средневекового Зауралья.

Характеризуя условия формирования дорусских государственных образований в регионе, исследователи фиксируют внимание как на социально-экономических изменениях (расширяющийся процесс феодализации и классового расслоения, рост городов и ремесленного производства, появление земледелия)[1], так и на политических предпосылках этого процесса (внутриполитический кризис в Орде, особенности геополитического положения сибирских земель – периферийное положение относительно центра Золотой Орды; отсутствие политической заинтересованности великих ханов в возвращении земель бывшего Улуса Джучи из-за более низкого уровня их социально-экономического развития)[2].

Большинство историков полагает, что сибирские ханства формировались в недрах ордынского государства и обрели свою независимость, как и другие средневековые образования, в результате его внутриполитического кризиса и падения[3].

Иную позицию по данному вопросу занимает Г.Л. Файзрахманов. По его мнению, первичные формы государственности предков сибирских татар существовали в западносибирском регионе еще в домонгольский период и являлись результатом самоорганизации местного тюркского общества[4].

«Срединную» (на наш взгляд, наиболее взвешенную и аргументированную) позицию в этой дискуссии занимает В.И. Соболев. Он отмечает, что влияние монголо-татар лишь ускорило процесс складывания государства в лесостепном Зауралье, поскольку, как полагает историк, в этом регионе уже имелись социально-экономические предпосылки к политогенезу: анализ археологических материалов свидетельствует об определенном сдвиге в экономике предков сибирских татар; тюрки, составившие основу нового этнического образования, были знакомы с такой формой общественно-политического устройства как государство; формирующийся класс феодалов, как и Шибаниды, стремился к обособлению[5].

Одной из ключевых проблем политической истории Сибирского юрта является комплекс вопросов, связанных с установлением времени и условий  образования дорусских политических объединений Зауралья. В работах историков ранним государственным образованием в Зауралье, как правило, называлось Тюменское ханство, возникновение которого исследователями датировалось различными хронологическими рамками – от XIII в. до XV столетия.

Наиболее раннее время формирования государственного образования предков сибирских татар в бассейне рек Туры и Тобола (XIII в.) основано, очевидно, на предположении Г.Ф. Миллера, что летописный Тайбуга – основатель столицы Тюменского ханства г. Чингидина (Чинги-Тура), являлся современником Чингисхана. Аналогичного мнения придерживаются И. Введенский, Ф.Ф. Мухаметов, Г.Л. Файзрахманов[6].

Начиная с А.Х. Лерберга, некоторые историки (Н.А. Абрамов, З.Я. Бояршинова, В.И. Соболев и др.) исчисляют историю Тюменского ханства с XIV столетия. В качестве аргументов они выдвигают летописное известие о нахождении в Сибирской земле золотоордынского хана Тохтамыша или предполагаемое время правления Тайбуги[7].

Еще М.К. Любавский, С.В. Бахрушин, а вслед за ними и другие историки выдвинули предположение, что раннее политическое образование сибирских татар появилось в XV веке[8]. В современной исторической литературе эта датировка получила наибольшее распространение. Как правило, формирование Тюменского ханства относится к первой половине XV в. и аргументируется свидетельствами из произведений «шейбанидского круга» и «Тарих-и Абу-л-хайр-хани» Кухистани[9].

Другие исследователи (А.Г. Нестеров, Д.М. Исхаков) относят формирование Сибирского юрта Шибанидов к 40-м гг. XV века. По их мнению, к этому времени центр государства Абу-л-Хайр-хана переместился на юг, в район Сыгнака на р. Сырдарье, а в Западной Сибири сложилось Тюменское ханство с центром в Чимги-Туре[10]. Отдельные исследователи связывают его становление с именем хана Ибака[11].

Компромиссную точку зрения отстаивает Д.Н. Маслюженко, полагающий, что в качестве основателей Тюменского ханства можно рассматривать трех политических деятелей из династии Шибанидов: Хаджи-Мухаммеда, Абу-л-Хайра, Ибака. Но, по словам историка, «время правления первого из них было не велико и, по сути, это был период становления и завоевания статуса для ханства»; для второго правителя титул хана, полученный в Чимги-Туре, был лишь способом сплочения различных племен для дальнейшей среднеазиатской экспансии. И только при Ибаке и его наследниках Тюменское ханство стало независимым политическим объединением, что знаменовало окончательное складывание государственности[12].

Иная точка зрения по вопросу о времени и обстоятельствах возникновения сибирских ханств принадлежит Г.Л. Файзрахманову. Он считает, что Тюменскому ханству предшествовало другое – Ишимское ханство[13] с центром в Кызыл-Туре, правители которого (до известных по остальным сибирским летописям правителей Она и Тайбуги) упоминаются  в сочинении И. Введенского.

Хронологическую грань образования государства на р. Ишим Г.Л. Файзрахманов относит к концу XI–началу XII вв., к домонгольскому периоду, и связывает его появление с миграцией в Приишимье и Прииртышье кимаков и кыпчаков, объединившихся с местными тюркскими племенами. Просуществовало Ишимское ханство, по мнению исследователя, приблизительно столетие, а затем вошло в состав Тюменского ханства[14]. Несмотря на то, что о существовании Ишимского ханства повествует лишь один источник[15], версию Г.Л. Файзрахманова поддержали и некоторые другие исследователи (Н.А. Мажитов, С.М. Михайлова и др.)[16].

В определении формы политической организации Сибирского юрта среди исследователей также нет единства. В источниках упоминается несколько государственных образований XIV–XVI вв.: ханства Тюменское, Сибирское, Абу-л-Хайра и др., но все ли они в полной мере соответствовали понятиям о государстве, определить сложно. В поле зрения исследователей чаще всего оказываются два (или три) политических образования – Тюменское и Сибирское ханства, а также Сибирское (Искерское) княжество Тайбугидов, история которых нашла наиболее полное отражение в источниках.

Дореволюционные историки, не уделяя должного внимания определению форм политической организации Сибирского юрта, располагали его в одном ряду с Казанским, Астраханским и иными ханствами и именовали, вслед за сибирскими летописями, «Сибирским царством» и «Сибирской землей». Пожалуй, одним из первых исследователей, попытавшихся разрешить этот вопрос, был Г.И. Георги, отметивший выборность представителей власти среди сибирских татар из числа Чингисидов[17]. П.И. Небольсин полагал, что дорусские государственные объединения в Зауралье представляли «отдельный политический союз племен, составлявших самостоятельное, единое целое»[18].

Начиная с 1960-х гг. для обозначения государственности сибирских татар исследователи (З.Я. Бояршинова, М.Г. Сафаргалиев, Н.А. Томилов и др.) стали использовать понятия: «политическое образование», «политическое объединение», вероятно подчеркивая догосударственный или раннегосударственный характеры политического устройства[19]. Некоторые историки (Д.М. Исхаков, Г.Л. Файзрахманов) относят сибирские ханства и княжества к сложившимся государствам[20].

В 1970­–начале 1990-х гг. под влиянием работ сторонников предклассового (протоклассового) развития номадов получила распространение точка зрения на сибирские ханства как эфемерные образования (Д.И. Копылов, Л.Р. Кызласов)[21]. Утверждалось, что кочевые (и полукочевые) народы в общественной эволюции достигали, самое большое, позднепервобытной («предклассовой») стадии, а их образования были объявлены предгосударственными и, в соответствии с диаматовскими категориями «случайного и необходимого», обозначены как временные и эфемерные образования. Схожей позиции придерживалась С.А. Плетнева, относившая хозяйственный уклад сибирских ханств ко второй стадии кочевания, для которой были характерны аильно-общинные, а не классовые отношения[22].

В русле появившихся в последние десятилетия концепций альтернативного (негосударственного) развития кочевого социума отдельные исследователи (например, Н.Н. Крадин) стали относить образовавшиеся после распада Монгольской империи (суперсложного вождества) татарские ханства к «квазиимперским кочевническим государствоподобным образованиям». При этом отмечается двойственный характер этих структур: во внешней политике они выступали как имперские образования (определенная система титулатуры правителей, дипломатическая переписка с сопредельными странами, династические браки с представителями правящих домов соседних государственных образований)[23]. Рассматривая в этом ключе сибирские ханства Д.Н. Маслюженко приходит к иному выводу и полагает, что их можно классифицировать как суперсложные вождества. Характерной чертой таких образований является то, что их глава не имеет легитимизированной власти и в случае военной неудачи может быть легко смещен с престола. Отдельные племенные объединения в рамках суперсложного вождества достаточно независимы от центральной власти и единственным способом их консолидации являлось проведение крупных завоевательных походов[24]. Однако в других случаях объединение Абу-л-Хайра или более позднее ханство Ибака Д.Н. Маслюженко склонен относить к промежуточной стадии между зачаточным и типичным государствами, что свидетельствует о неопределенности авторской позиции[25].

Характеризуя государственное устройство Сибирского юрта, современные исследователи (в отличие от своих предшественников) склонны разграничивать существование на политической карте ханств во главе с Чингисидами и занимавших более низкий политический статус «княжеств» Тайбугидов. Относительно их политического строя в исторической литературе не существует единого мнения. Одни исследователи полагают, что Сибирское княжество Тайбугидов являлось «политическим союзом татарских улусов»[26], другие исследователи называют это объединение «конгломератом полунезависимых владений» не только татарской, но и угорской знати. При этом А.Г. Нестеров склонен характеризовать его как «федерацию»[27], Д.Н. Маслюженко – как сложное вождество[28]. В пользу последней точки зрения свидетельствует утверждение Р.Ю. Почекаева, что Сибирское ханство с самого начала своего существования относилось, наряду с Большой, Ногайской Ордами, узбекскими и казахскими ханствами, к государственным образованиям, которые после распада Золотой Орды вернулись к строю монголов до эпохи Чингисхана – союзам полунезависимых родоплеменных образований[29].

Подводя итог рассматриваемым проблемам, отметим, что в ходе длительного изучения проблем формирования сибирских ханств был накоплен значительный фактический материал, позволяющий определить причины, время, формы государственности предков сибирских татар в различные хронологические периоды. Наиболее дискуссионными остаются вопросы начального этапа возникновения государственности в регионе, взаимосвязи объединений, перехода политического лидерства в Зауралье от одного государственного образования к другому, определения политического статуса. Это во многом связано с состоянием и интерпретацией источниковой базы, а также исследовательскими подходами к решению проблемы. Решению многих вопросов способствовало бы комплексное использование данных разнообразных источников, выявление новых сведений по истории формирования дорусской государственности в Зауралье.



[1] Очерки истории СССР. Период феодализма. Конец XV в.–начало XVII в. М., 1955. С. 688; Материалы по древней истории Сибири. Улан-Удэ, 1964. С. 475–504; Сафаргалиев М.Г. Распад Золотой Орды. Саранск, 1960. С. 220; Гарифуллин И.Б. Очерки истории татарского населения Тюменской области. Тюмень, 2001. С. 23; Файзрахманов Г.Л. Сибирские татары в составе Российского государства: Дис. … д. ист. наук. Казань, 2005. С. 98; Соболев В.И. История сибирских ханств (по археологическим материалам): Дис. … д. ист. наук. Новосибирск, 1994. С. 375–378.

[2] См., например: Огородников В.И. Очерки истории Сибири до начала XIX столетия. Ч.1. Иркутск, 1920. С. 218; Очерки истории СССР. Период феодализма. IX–XV вв. Ч.2. М., 1953. С. 464; Народы Сибири. М.-Л., 1956. С. 119, 474; Бояршинова З.Я. Население Западной Сибири до начала русской колонизации. Томск, 1960. С. 102–112; Потапов Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев. Л., 1969. С. 81; Соболев В.И. История сибирских ханств (по археологическим материалам): Дис. … д. ист. наук. Новосибирск, 1994. С. 375–378; Исхаков Д.М. Тюрко-татарские государства XV–XVI вв. Казань, 2004. С. 6.

[3] См., например: Лерберг А.Х. Исследования, служащие к объяснению древней русской истории. СПб., 1819. С. 56; Патканов С.К. Соч. Т. 1. Тюмень, 2003. С. 17; Очерки истории СССР. Период феодализма. IX–XV вв. Ч. 2. М., 1953. С. 423; Введенский А.А. Дом Строгановых в XVI–XVII вв. М., 1962. С. 72; Соболев В.И. История сибирских ханств (по археологическим материалам). Новосибирск, 2008. С. 220–222, 250; Копылов Д.И. Ермак. Свердловск, 1974. С. 26; Шамильоглу Ю. Направления в исследовании Золотой Орды//Источниковедение истории улуса Джучи (Золотой Орды). Казань, 2001. С. 15–26; Исхаков Д.М. Тюрко-татарские государства… С. 6 и др.

[4] См.: Файзрахманов Г.Л. История сибирских татар (с древнейших времен до начала XX века). Казань, 2002. С. 125, 171. Схожую позицию занимает Н.А. Миненко, писавшая о ханстве «царя» Она, вошедшем в состав Улуса Джучи (см.: Миненко Н.А. Тюмень: летопись четырех столетий. СПб., 2003. С. 18).

[5] Соболев В.И.  История сибирских ханств (по археологическим материалам). Новосибирск, 2008. С. 224.

[6] Миллер Г.Ф. История Сибири. Т. 1. М., 1999. С. 187; Введенский И. Исторические сведения о Сибири до покорения Ермаком//Тобольские губернские ведомости. Тобольск, 1883. № 3. С. 14; Файзрахманов Г.Л. Сибирские татары… С. 102; Мухаметов Ф.Ф. Этнические процессы и государственные образования на территории Урало-Иртышского междуречья в XV веке//Сулеймановские чтения–2005: Материалы VII Межрегиональной науч.-практич. конф. Тюмень, 2005. С. 98.

[7] Лерберг А.Х. Указ. соч. С. 56; Абрамов Н.А. Город Тюмень: Из истории Тобольской епархии. Тюмень, 1998. С. 382; Огородников В.И. Указ. соч. С. 218; Карцов В.Г. Очерк истории народов Северо-Западной Сибири. М., 1937. С. 19; Бояршинова З.Я. Население Западной Сибири… С. 103; История Сибири с древнейших времён до наших дней. Т. 1. Л., 1968. С. 364; Аполлова Н.Г. Хозяйственное освоение Прииртышья в конце XVI–первой половине XIX в. М., 1976. С. 22; Томилов Н.А. Тюркоязычное население Западно-Сибирской равнины в конце XVI–первой четверти XIX вв. Томск, 1981. С. 17; Соболев В.И. История сибирских ханств (по археологическим материалам). Новосибирск, 2008. С. 221–224; Гарифуллин И.Б. Очерки истории… С. 23; Миненко Н.А. Указ. соч. С. 19 и др. В.В. Похлебкин полагает, что «первый шаг» Тюменского ханства был сделан еще в 1320-х гг. (см.: Похлебкин В.В. Татары и Русь. М., 2000. С. 149–150).

[8] Любавский М.К. Историческая география России в связи с колонизацией. СПб., 2000. С. 222; Бахрушин С.В. Науч. тр. Т. IV. М., 1959.  С. 195; Очерки истории СССР. Период феодализма. Конец XV в.–начало XVII в. М., 1955. С. 688; Народы Сибири. М.-Л., 1956. С. 474; Сафаргалиев М.Г. Указ. соч. С. 220; Федоров-Давыдов Г.А. общественный строй Золотой Орды. М., 1973. С. 167; Копылов Д.И. Ермак… С. 26. Интересно, но не аргументировано заявление Р.Ю. Почекаева о начале истории Сибирского ханства с 1400 г. (см.: Почекаев Р.Ю. Ярлыки ханов Золотой Орды: историко-правовое исследование: Дис. … канд. юр. наук. Санкт-Петербург, 2006. С. 175).

[9] Копылов Д.И. Ермак… С. 26; Нестеров А.Г. Государства Шейбанидов и Тайбугидов в Западной Сибири в XIV–XVII вв.: (археология и история): Автореф. дис. … канд. ист. наук. Свердловск, 1988. С. 12; Исхаков Д.М. Введение в историю Сибирского ханства. Очерки. Казань, 2006.С. 56; Маслюженко Д.Н. Южное Зауралье в средние века (этнополитический аспект): Автореф. дис. … канд. ист. наук. Курган, 2004. С. 17; он же. Этнополитическая история лесостепного Притоболья в средние века. Курган, 2008. С. 75. Схожей позиции придерживались Ш. Марджани, утверждавший, что Хаджи-Мухаммед ибн Али являлся основателем Сибирского ханства (см.: Сафаргалиев М.Г. Указ. соч. С. 223–224), а также В.И. Соболев, относивший образование Сибирского ханства (в отличие от Тюменского) то к 1420-м гг., то к 1480-м–90-м гг. (см.: Соболев В.И. История сибирских ханств (по археологическим материалам). Новосибирск, 2008. С. 222, 232).

[10] Нестеров А.Г. Государства шейбанидов и тайбугинов… С. 7; Исхаков Д.М. Введение в историю… С. 56.

[11] Большая советская энциклопедия. 2-е изд. Т. 38. М., 1955. С. 647.

[12] Маслюженко Д.Н. Этнополитическая история… С. 90.

[13] О существовании Ишимского ханства с центром в Кызыл-Туре писали Д.И. Копылов и Н.К. Фролов. Однако в отличие от Г.Л. Файзрахманова, они полагают, что это политическое образование появилось одновременно с Тюменским в XIV–XV вв. (см.: Очерки истории Тюменской области. Тюмень, 1994. С. 37). Сведения о ханстве на р. Ишим приводят И.Б. Гарифуллин (см.: Гарифуллин И.Б. Очерки истории… С. 21) и И.А. Бокк, полагающий, что его создали еще в IX в. тюркские племена кыпчаков и хатынов (см.: Бокк И.А. Корни и ветви сибирских татар//Сулеймановские чтения–2000: Материалы науч.-практич. конф. Тюмень, 2001. С. 92).

[14] Файзрахманов Г.Л. История сибирских татар… С. 117–124; он же. Сибирские татары… С. 98–103.

[15] Эти известия, записанные С.У. Ремезовым, сохранились в составе поздней Черепановской летописи. Одним из первых их использовал Н.А. Абрамов, затем И. Введенский. Схожие сведения были приведены в работе И.Б. Гарифуллина, однако автор не указал их источник (см.: Гарифуллин И.Б. Указ. соч. С. 21–22).

[16] См.: Нация. Эпоха. Личность. Сб. памяти докт. ист. наук Г.Л. Файзрахманова. Казань, 2008. С. 140; 145, 149.

[17] Георги И.Г. Описание всех в российском государстве обитающих народов. Ч. 2. СПб., 1776. С. 6.

[18] Небольсин П.И. Покорение Сибири. СПб., 1849. С. 30.

[19] Бояршинова З.Я. Население Западной Сибири… С. 103; Томилов Н.А. Указ. соч. С. 17; Сафаргалиев М.Г. Указ. соч. С. 201; Соболев В.И. История сибирских ханств (по археологическим материалам): Дис. … д. ист. наук. Новосибирск, 1994. С. 10; Копылов Д.И., Прибыльский Ю.П. Тобольск. Тюмень, 2007. С. 5.

[20] Шамильоглу Ю. Указ. соч. С. 15–26; Исхаков Д.М. Тюрко-татарские государства… С. 6; Файзрахманов Г.Л. Сибирские татары… С. 7–8, 10.

[21] См.: Копылов Д.И. Ермак… С. 28–29; Кызласов Л.Р. О присоединении Хакасии к России//Страницы истории и современность. Абакан–М., 1996. № 2. С. 34–35.

[22] Плетнева С.А. Кочевники Средневековья: поиски исторических закономерностей. М., 1982. С. 140.

[23] Крадин Н.Н. Кочевники, мир-империи и социальная эволюция//Альтернативные пути к цивилизации. М., 2000. С. 3.

[24] См.: Крадин Н.Н. Кочевые общества (проблема формационной характеристики). Владивосток, 1992. С. 167.

[25] См.: Маслюженко Д.Н. Этнополитическая история… С. 84–86.

[26] История Сибири… Т. 1. Л., 1968. С. 364; Мухамедьяров Ш.Ф. Сибирское ханство//Советская историческая энциклопедия. Т. 12. М., 1969. С. 829 .

[27] Нестеров А.Г. Формирование государственности у народов Урала и Западной Сибири: Искерское княжество Тайбугидов XV–XVI вв.//Этнокультурная история Урала XV–XX вв. Екатеринбург, 1999. С. 56.

[28] Копылов Д.И. Ермак… С. 28; Маслюженко Д.Н. Южное Зауралье в средние века (этнополитический аспект): Дис. … канд. ист. наук. Курган, 2003. С. 162–163; он же. Этнополитическая история…С. 110, 116.

[29] Крымское, Астраханское и Казанское ханства в определенной степени восстановили административную систему Золотой Орды, но с преимущественной ориентацией на мусульманские, а не монгольские институты власти (см.: Почекаев Р.Ю. Указ. соч. С. 102).




Скачать 123,8 Kb.
оставить комментарий
Дата24.09.2011
Размер123,8 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх