Социально-экономическое и культурное развитие малочисленных народов Сибири во второй половине 1950-х 1991 гг. (на материалах Иркутской области и Красноярского края) icon

Социально-экономическое и культурное развитие малочисленных народов Сибири во второй половине 1950-х 1991 гг. (на материалах Иркутской области и Красноярского края)


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Развитие топливно-энергетического комплекса восточной сибири в 1950-1980-х гг...
Форсайт-исследование будущего коренных малочисленных народов севера Красноярского края на период...
Отчёт о научно-исследовательской работе разработка концепции...
Образ жизни крестьянства Восточной Сибири в 1920 1930-е гг...
Вопросы к экзамену по истории Социально-экономическое развитие России во второй половине XIX...
Социальное, экономическое и культурное развитие городов Забайкальской области во второй половине...
Социально экономическое развитие калмыкии во второй половине XIX начале XX вв...
Конспект урока по теме: Социально-экономическое развитие Южного Урала в первой половине...
Декларация об участии молодежи в сохранении культурного наследия и устойчивом развитии коренных...
«Устойчивое развитие коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока...
Доклад Л. Н. Черемисина, руководитель Агентства по молодежной политике Камчатского края...
Республиканская целевая программа «Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных...



Загрузка...
скачать
На правах рукописи


Кудашкин Вячеслав Александрович


Социально-экономическое и культурное развитие малочисленных народов Сибири во второй половине

1950-х – 1991 гг. (на материалах Иркутской области и Красноярского края)


Специальность 07.00.02 – Отечественная история


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Иркутск

2008

Работа выполнена на кафедре истории ГОУ ВПО «Братский государственный университет»


^ Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

член корреспондент СО АНВШ

Сверчков Василий Иванович



^ Официальные оппоненты:


доктор исторических наук, профессор

Занданова Лариса Викторовна

кандидат исторических наук, доцент

Качанов Виктор Николаевич


Ведущая организация:

Бурятский государственный университет


Защита диссертации состоится «24» января 2008 г. в 10 часов

на заседании Диссертационного совета Д. 212.074.05. при Иркутском

государственном университете (664003, г. Иркутск, ул. К.Маркса, 1)


С диссертацией можно ознакомится в научной библиотеке Иркутского государственного университета (г. Иркутск, б. Гагарина, 24)


Автореферат разослан «___» _____________ 200__ г.


Ученый секретарь Диссертационного совета,

кандидат исторических наук, доцент Логунова Г.В.


^ Общая характеристика работы


Актуальность исследования. В условиях переходного периода, когда радикальные изменения российского общества знаменуют переход на другую модель его развития, возрастает значимость вопросов развития коренных малочисленных народов Сибири. Актуальность исследования обусловлена необходимостью выработки мер, способствующих адаптации коренных народов Сибири к новым социально- экономическим и культурным условиям, сложившимся в России в конце XX начале ХХI вв.

Свидетельством актуальности темы исследования является тот факт, что в течение последних трех десятилетий проблемы коренных малочисленных народов обсуждались на различных уровнях власти, решение ООН о проведении в 1994-2004-х гг. Международного десятилетия коренных народов мира.

Реальная жизнь выдвигает требование поиска путей сближения народов, их взаимопонимания и разумных компромиссов в той степени, в какой это возможно без утраты собственной культурной идентичности.

Эти процессы носят характер коренного переустройства. В создавшихся условиях неизбежны были сложные коллизии в культуре, в образовании, в области социальной защиты людей, в положении различных слоев населения и этнических групп. Последние в силу реструктуризации сфер хозяйственной жизни часто оказывались в условиях отсутствия внимания со стороны государства.

Именно это явление наблюдается в районах расселения малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края с конца 80-х гг. ХХ в. : в поселках закрывались мастерские, господствовала безработица, была нарушена система медицинского обслуживания, не функционировали учреждения культуры, не преподавались отдельные предметы в школах, бездействовала сеть внешкольных учреждений для детей.

Корни всего этого следует искать в прежней государственной политике в сфере межнациональных отношений, не всегда адекватно воспринимавшей многонациональное своеобразие, присущее России. Сюда относятся проблемы социально-экономического и культурного развития коренных народов Сибири в структуре Российского государства в советский период. За годы советской власти произошли положительные изменения в развитии коренных малочисленных народов. Они связаны с пробуждением персонифицированного самосознания народов, с пониманием необходимости экономической поддержки, сохранения и возрождения ценностей, образцов материальной и духовной культур. Эти народы отчасти сохранили ментальность детей природы, в результате оказались уязвимыми в условиях строившегося в СССР социализма. Удар пришелся, прежде всего, по малочисленным народам, представляющим по численности слабый демографический потенциал, не позволяющий им вырасти до многочисленных народов и создать свои национально-территориальные образования.

Для малочисленных этносов характерны: малая демографическая плотность, дисперсность расселения, пространственная дискретность, этнокультурная и диалектная мозаичность, слабая внутриэтническая коммуникабельность, слабо выраженное или вообще отсутствующее самосознание. Социально-экономическое и культурное развитие общества определяют его дальнейшее будущее. Особенно это характерно для малочисленных народов, специфика уклада жизни которых сохранялась на протяжении длительного периода, как сохраняются и их традиционные ценности, пусть и в современном, измененном виде.

Вопреки провозглашённому в 1970-е гг. лозунгу о сложившейся в нашей стране новой исторической общности – «советский народ», к концу ХХ в. в России на передний план общественной жизни вышел этнический фактор. Время потребовало существенного переосмысления национального вопроса и анализа современных этнических процессов.

В результате интернационализации, урбанизации, увеличения социальной мобильности в наибольшей степени пострадали этнокультурные бытовые традиции коренных малочисленных народов.

Необходимость реализации новых принципов государственной политики в отношении малочисленных народов, в том числе проживающих на территории Иркутской области и Красноярского края, на современном этапе делает анализ исторического опыта более актуальным. На годы существования Советского государства приходились попытки вовлечения коренных этносов в единое социально-экономическое и культурное пространство. Нельзя игнорировать и тот факт, что за годы советской власти для них было сделано немало. Одновременно следует отметить, что комплексное исследование проблем развития этих народов в советский период позволит во многом избежать ошибок, сделанных советским правительством в отношении развития коренных этносов, поможет понять механизмы взаимодействия различных культур и методов хозяйствования и выявить пути дальнейшего взаимодействия и развития малочисленных народов в системе нового российского общества.

^ Степень изученности темы. Весь массив исследований можно разделить на три периода.

1) 1950-1970-е гг. С середины 50-х гг. прошлого века стали выходить обобщающие труды. В числе первых в изучении истории этнической культуры коренных народов Севера и Сибири стала коллективная монография «Народы Сибири»1. Несмотря на отдельные просчеты работа внесла определенный вклад в историческую науку. В 1968 г. завершилось издание пятитомника «История Сибири»2, это первый научный труд исторического характера в котором отражена этническая культура коренных малочисленных народов на разных этапах. Для большинства советских исторических исследований, вышедших с 50 –х – до середины 60-х гг. ХХ в., характерна установка, предполагающая некритический анализ развития малочисленных народов, абсолютизацию положительных аспектов мероприятий советских и партийных органов, направленных на коренные этносы.

Наиболее весомые этнографические труды были представлены тремя этнографами – М.А. Сергеевым, Г.М. Василевич и А.А. Поповым.

М.А. Сергеев в книге «Некапиталистический путь развития малых народов Севера»3 на большом экономическом и историческом материале показал возможности перехода на социалистический путь развития народов, не прошедших стадии промышленного капитализма. Показав состояние материальной и духовной культуры народов Эвенкии, автор проанализировал процесс их перехода на социалистический путь развития, но им были охвачены народы Таймыра.

Особое место в истории изучения эвенков и эвенов занимает Г.М. Василевич. Ее труды, охватывающие практически все стороны жизни эвенков, включая их язык, культуру и историю, вносят огромный вклад не только в широкую область историко-этнографического и историко-лингвистического изучения народов Сибири, но и в отечественную этнографию. Наиболее значительными исследованиями жизни народов севера Красноярского края являются труды советского этнографа А. А. Попова4.

В 1968 году вышла книга М. Е. Бударина «Путь малых народов Крайнего Севера к коммунизму»5. Автор прослеживает ход социалистического строительства у ряда малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края. Он показывает организаторскую роль партии в социалистическом преобразовании национальных районов Севера Западной Сибири. Книга В. А. Зибарева «Советское строительство у малых народностей Севера»6 посвящена проблеме возникновения у народностей Севера национальной социалистической государственности, в частности особенностям Советов, как органов диктатуры пролетариата в своеобразной социальной среде.

Из всего многообразия литературы, вышедшей в советский период, следует выделить исследования Б.Л. Борисова7, В.А. Демидова8, в которых поднимаются вопросы политического и социально – экономического развития малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края, частично прослеживается этническая карта рассматриваемого региона в 60-70-е годы ХХ в.

Крупным исследованием строительства социализма у малочисленных народов, проживающих на территории Красноярского края, является докторская диссертация В. Н. Увачана «Социализм и народы Севера»9. В отличие от других авторов, он акцентирует внимание на отдельных районах и народах Енисейского Севера, отличавшихся друг от друга как уровнем экономического и культурного развития, так и национально-бытовыми особенностями. В исследовании им освещается переход малочисленных народов Крайнего Севера к социализму. Перу В. Н. Увачана принадлежат и такие работы, как «Переход к социализму малых народов Севера», «В. И. Ленин и малые народности Севера», «Октябрь и судьбы малых народов Севера», «Великое братство народов» и др. В них проанализировано социально-экономическое положение народов Енисейского Севера до Октябрьской революции, на большом фактическом материале Эвенкийского и Таймырского национальных округов анализируется опыт советского, хозяйственного и культурного строительства в этом районе, начиная с первых лет Советской власти до 70-х гг. ХХ в.

Изменение быта и культуры малочисленных народов, проживающих на территории Иркутской области и Красноярского края, в данный период была рассмотрена в работах Б.О. Долгих10, В.И. Рассадина11, Т.С. Еремина12 и Ю.Б. Симченко13.

Таким образом, в историографии 1950-х – 1970-х гг. отражена лишь положительная роль советского государства в переходе малочисленных народов на социалистический путь развития с начала 30-х гг. ХХ в.

2) 1980-е гг. Характерный для советской исторической науки исследовательский подход прослеживается и в коллективной работе «Народы Советского Севера (1960-е — 1980-е гг.)»14, в которой освещаются политические, социально-экономические и культурные процессы у коренных народов Иркутской области и Красноярского края в указанный период. Поставленная задача «рассмотреть в общих чертах комплекс составляющих жизнь малочисленных народов повлекла и общий подход к рассмотрению вопросов, связанных с экономическим, социальным развитием. Приводимые фактические материалы и статистические данные имеют описательный характер, изложены с опорой на обоснование правильности и целесообразности законотворческой деятельности партийных и государственных органов по развитию малочисленных народов. Возможно, подобная исследовательская позиция объясняется источниковой базой, которую использовали авторы. Ее основное содержание представлено работами советского периода, концептуальный стержень которых был достаточно политизирован.

В 80-е гг. ХХ в. изучением истории эвенков и эвенов занимались В.В. Карлов15, Г.Н. Грачев16 и В. А. Туголуков17. В их работах основное внимание уделено описанию условий быта и хозяйственной деятельности этих народов с древнейших времен до второй половины 1970-х гг.

В период перестройки в средствах массовой информации появилось большое количество материалов, критикующих проводимую ранее национальную политику в отношении коренных малочисленных народов Сибири. Как совершенно справедливо отмечал М.Н.Борисов, в нашей стране в освещении истории малочисленных этносов Сибири XX в. существовали две основные противоположные точки зрения: 1)заявление об огромных успехах исторического развития малочисленных этносов Сибири в советское время; 2) отрицание значительных позитивных изменений, произошедших в XX в. в жизни этих этносов.

В советской историографии было принято рассматривать коренные малочисленные народы как единое целое. Анализ научных публикаций советского периода показывает, что их теоретическая основа была тесно связана с закрепившимися идеологическими установками в решении национального вопроса в СССР. В последние годы советской власти внимание уделялось преимущественно вопросам социально-экономического развития северных территорий в целом, административному устройству, формированию «социалистического образа жизни» коренных народов.

Во второй половине 80-х гг. ХХ в. появляются публикации, в которых представлены различные типологии народов Сибири. Во взглядах учёных, политических деятелей, представителей органов власти на состояние коренных малочисленных народов Сибири в России отсутствует единое мнение, при этом разброс оценок очень широк.

В работе Е.Б. Артемьевой18 рассматривается опыт библиотечного обслуживания коренных малочисленных народностей, показано влияние русского населения на некоторые стороны жизни коренного населения Иркутской области и Красноярского края. С этой статьей перекликается диссертационное исследование Г.Ф. Леверьевой19, написанное в 1996г.

В исследовании Ф.М. Бородкина20 отражены основные тенденции социальной политики в регионе и перспективы ее развития. В монографии В.А. Туголукова21 частично данный вопрос освещается на примере коренных малочисленных народов Ангаро – Енисейского речного бассейна. В ней также затрагиваются аспекты хозяйственной деятельности, быта, традиций эвенков и эвенов. Но работа во многом исходит из идеологических установок КПСС, не позволяющих критически оценить ситуацию, сложившуюся в социально-экономическом и этнокультурном развитии малочисленных народов. Единственным этнографическим исследованием является работа В.А. Туголукова22, в которой косвенно затрагиваются некоторые особенности быта туруханских эвенков и селькупов. Итак, в 80-е гг. ученые начинают критически оценивать опыт социокультурного и экономического развития коренных малочисленных народов Сибири, не касаясь этносов Восточной Сибири.

В этот период научные исследования затрагивают многие стороны жизни, а не ограничиваются характеристикой общего развития.

3) С 1990-х годов отечественная историография, посвященная истории малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края, стремилась устранить недостатки предшествующих этапов развития научного знания по этому вопросу, освободиться от идеологического давления и выйти на новый уровень исследований. Критически подходили к решению проблемы такие авторы, как М. Н. Борисов23, Н. И. Гладкова24, В. П. Серкин25 и другие. Они стремились адекватно оценить последствия советских преобразований в сфере социокультурного развития малочисленных народов.

Новые моменты в историографии обусловлены двумя факторами: 1) радикальная трансформация всех сторон общественной жизни России; 2) В 1990-е гг. с наибольшей остротой стали проявляться негативные последствия переустройства жизни малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края в условиях рыночных отношений. Разрушение традиционных основ хозяйствования и национальной культуры, с одной стороны, и многолетний патернализм государства в отношении этих народов — с другой, привели к тому, что местные жители оказались неприспособленными к новым экономическим условиям. О тревожном их положении в связи с потерей национальной самобытности и ухудшением их социально-экономического положения в период рыночных отношений было открыто заявлено на состоявшемся 6–7 мая 1991 г. в Москве I съезде Народных депутатов, представлявших малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока. В науке появляется новая методологическая ориентация на приоритет не материальных составляющих жизни людей, а личностно-значимых ценностей, что становится определяющим фактором в эпоху реставрации капитализма в России.

Изменение идеологических представлений в постсоветском обществе обусловило отказ отечественных ученых от укоренившихся схем в изучении общественно-исторических процессов, основанных на единственно возможном марксистско-ленинском методологическом подходе. Об этом свидетельствует монография М. Н. Борисова, в которой приоритет в исследовании отдается не материальным составляющим жизни людей, а личным, «органически-индивидуальным» потребностям человека в «познании, общении и особенно в самоутверждении и самовыражении»26. Проводя анализ мероприятий Советской власти по развитию национального образования на Севере, М. Н. Борисов отказывается от однозначных оценок. По его мнению, 1940-е — 1950-е гг. являются «этапом застоя», а 1960-е — 1980-е гг. — «этапом деградации». такую же оценку дает Л. Я. Иващенко27.

В 1991 г. вышла в свет коллективная монография «Народы Сибири на современном этапе: Национальные и региональные особенности развития»28, в ней были затронуты вопросы становления советской власти, сохранения фольклора, народного творчества, религии, изменения в материальной и духовной культурах.

В монографии Н. Б. Вахтина «Коренное население Крайнего Севера РФ»29 дается исключительно негативная оценка социалистических преобразований в области просвещения коренных северных народов, в том числе автохтонного населения, проживающего в Ангаро – Енисейском регионе. Особое внимание автор обращает на школьное образование в 1950-е гг., когда, по его мнению, целое поколение утратило язык, культуру и национальное самосознание, ничего не приобретя взамен.

Других взглядов придерживаются ученые В. А. Козьмин30, А.С. Сафронов31. В исследованиях было немало не только теоретических положений, но и практических исследований. Однако внимание ученых распространялось неравномерно по отношению к актуальным вопросам, связанным с социально-экономическими и культурными проблемами у малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края. Исследователи не смогли подняться до обобщения тех негативных явлений, которые накопились за 50 – 80-е гг. ХХ в. Основным недостатком их работ являлось отсутствие критического анализа политики партии и государства.

Первыми историческими исследованиями «критического толка» можно назвать работы В.И. Сверчкова32, В.Н. Качанова33, М.Г. Турова34, В.П. Кривоногова35, З.Е. Цыреновой36, Л.В. Мельниковой37 и В. И. Дьяченко38.

Так же история развития малочисленных народов, проживающих на территории Сибири, была рассмотрена в работах: К.А. Алехина39, М.В. Рагулина40, А.А. Алексеева41, В.А. Исупова42. Однако эти авторы, в большинстве случаев, раскрывая своеобразие быта и нравов малочисленных народов и помогая глубже понять специфические особенности их психического склада, специально не рассматривали процесс социалистического строительства и деятельность партийных и культурных организаций.

Работы исследователей В.А. Тишкова43, А.А. Сириной44, М.А. Жигуновой45 и В.С. Куклиной46 носят социологический и этнографический характер, в них рассматриваются проблемы природопользования, организации жизнедеятельности, расселения и повседневной жизни. В русле данной проблемы интересна работа З.И. Рабецкой и В.И. Сверчкова47, которая кроме исследовательского вклада является ценным учебным пособием.

В диссертации широко использованы материалы иностранной литературы: книги, статьи, репортажи, отзывы государственных и партийных деятелей зарубежных стран, ученых, писателей, журналистов, специалистов различных отраслей хозяйства по вопросам сохранения самобытности, культуры и национальной политики в отношении малочисленных народов СССР. Особый интерес в этом отношении вызывают работы таких авторов, как Collaz Walter48, Paul Charet49, Paula G. Rubel50 и др.

Оценивая степень изученности темы, следует отметить, что начато исследование социально-экономического и культурного развития коренных малочисленных народов Сибири во второй половине 1950-х – 1991 гг., но обобщающих работ по всему периоду, написанных с цивилизационных позиций, нет.

Цель диссертационного исследования: обобщение опыта социально-экономического и культурного развития малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края во второй половины ХХ в., показать достижения, трудности и нерешенные проблемы; их причины и последствия.

Задачи исследования:

- показать особенности географического расселения, численность долган, нганасан, кетов, тофаларов и эвенков, условия их жизни;

- раскрыть изменения в хозяйственной деятельности малочисленных народов, особенности экономического положения в данный период;

- показать изменения в социальной жизни коренных малочисленных народов в условиях советской системы;

- проанализировать процесс сохранения и развития духовной культуры в условиях межкультурного взаимодействия;

- выявить особенности традиционного и нового в материальной культуре и быту.

Объект исследования – коренные малочисленные народы, проживающие на территории Иркутской области и Красноярского края во второй половине 1950-х – 1991 гг.

Предмет исследования – социально-экономическое и культурное развитие долган, нганасан, кетов, тофаларов и эвенков.

Территориальные рамки: Иркутская область и Красноярский край. Выбор этих административных единиц обусловлен наличием между ними географических, политических, экономических, социальных, культурных связей и проживанием на этой территории большого количества коренных малочисленных народов.

Хронологические рамки исследования: советский период второй половины ХХ в. (вторая половина 1950-х -1991 гг.), послевоенный период, восстановление и развитие экономики страны в восточных районах - Иркутской области и Красноярского края, новый этап индустриализации. В 1957 г. было принято Постановление «О мерах по дальнейшему развитию экономики и культуры народностей Севера». В связи с этим территории проживания малочисленных народов вовлекаются в хозяйственную деятельность, а население – в политическую, экономическую и культурную жизнь страны. Выбор 1991 г. в качестве верхней временной границы связан с распадом СССР и образованием Российского государства.

Методология и методика исследования. В основу исследования положены основные принципы исторической науки: историзм и объективность, которые позволяют рассматривать исторические процессы в развитии и взаимосвязи, проводить всесторонний анализ и оценку фактов. Принцип объективности требует при рассмотрении социокультурного развития малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края избежать политических пристрастий.

Для обеспечения комплексного подхода к изучению предмета исследования и решения поставленных задач были использованы специальные исторические методы научного познания:

- статистический метод позволил выяснить количественные и качественные изменения, происходившие в жизни малочисленных народов Иркутской области и Красноярском крае в 50-91-е гг. ХХ в.;

- историко-типологический метод помог упорядочить исторические объекты и явления по присущим им общим признакам;

- метод сравнительно-исторического анализа был использован при сопоставлении фактического материала, что позволило выявить общие тенденции в развитии социокультурных явлений;

- аналитический метод позволил избежать описательного характера работы, провести теоретические обобщения. Он был использован не только при постановке проблем и их рассмотрении, но и при выявлении, отборе, структуризации и систематизации новых, ранее не использовавшихся фактических материалов.

Наряду с вышеназванными методами были использованы и общенаучные: абстрагирования, индукции и дедукции, анализа и синтеза, сравнения и системного подхода. Системный подход позволил рассмотреть изучаемый предмет в его целостности, определить линию преемственности и развития. Использование этого метода в рамках исторического исследования дает возможность соотнести исторические события со смысловым контекстом объекта исследования.

В сочетании с другими методами применялся описательный (нарративный). Он является наиболее традиционной для историков формой выражения информации.

Историко-антропологический подход позволил нам увидеть жизнь людей в естественном окружении, в природной и социальной среде. Данный подход помог взглянуть на изучаемый предмет изнутри, понять его внутреннюю логику.

В целом работа выполнена на междисциплинарной основе, использованы достижения таких наук, как отечественная история, этнография, социология, статистика и этнология.

Источниковая база исследования. Работа выполнена на основе исторических источников разнообразных как по характеру, так и по содержанию. Основную часть источников составляют письменные. Многие из них впервые вводятся в научный оборот. Прежде всего, это опубликованные нормативные источники, требовавшие изучения в контексте развития социально-экономических и культурных процессов. К этой группе источников относится Конституция СССР 1977 г.

Особый интерес для нас представили документы партийно-государственных органов. Среди них ряд постановлений ЦК КПСС, Совета Министров СССР по вопросам природоохранной политики, по организации и строительству жилых комплексов в местах проживания малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края, Положение о клубах и школах – интернатах и другие.

В следующую группу источников вошли не опубликованные материалы , сосредоточенные в Государственных архивах. В Государственном архиве Красноярского края (ГАКК) использованы фонды Эвенкийского окружного комитета КПСС (Ф.П. - 35) и Таймырского окружного комитета КПСС (Ф.П. - 28). Эти материалы включают делопроизводственные документы, постановления и инструкции местных советских и партийных органов, данные по культурному, социально – политическому, идеологическому и социальному развитию малочисленных народов Красноярского края.

В Государственном архиве новейшей истории Иркутской области (ГАНИИО) использованы фонды: Иркутского областного комитета КПСС (Ф. 127), Катангского районного комитета КПСС (Ф. 258) и Нижнеудинского районного комитета КПСС (Ф. 280). В этих фондах находятся материалы о жизнедеятельности эвенков и тофаларов, проживавших на территории Иркутской области в 50-80-е года ХХ века. В них содержатся постановления и инструкции центральных и местных советских и партийных органов. Данные источники отличаются объемностью и сложностью, им свойственна хорошая сохранность и сопоставимость с официальной и распорядительной документацией партийных и государственных органов. Для них характерны: ярко выражена идеологическая тенденциозность, изложение фактов, увлеченность количественными показателями, идеологическими оценками.

В протоколах конференций, пленумов, собраний краевого, областного, городского партийных активов, заседаний бюро крайкома, обкома, горкомов, справках, ответах на запросы, переписке с вышестоящими партийными органами отражена деятельность партийных организаций, сложные процессы, происходившие внутри них. Партийные документы содержат обобщающий аналитический и критический материал, в том числе по различным аспектам жизни коренных малочисленных народов.

Все вышеуказанные материалы отличаются высокой степенью сохранности и строгой систематизацией. Следует отметить, что доступ к некоторым архивным материалам по рассматриваемому периоду оказался затруднен. Архивные материалы содержат как объективную, так и не совсем достоверную информацию. В отчетах, направляемых в вышестоящие инстанции, иногда преувеличивалась роль партийных организаций, критическая оценка их деятельности отсутствовала. Часть материалов, относящихся к последнему периоду деятельности местных партийных организаций, в архивах утрачена.

Значительные сведения, ранее нигде не использовавшиеся, содержатся в фондах Научно-исследовательской лаборатории гуманитарных исследований ГОУ ВПО «Братский государственный университет». Материалы лаборатории представляют собой устный источник, записанный на цифровых носителях, присутствует так же и транскрибированный материал. Автором были исследованы следующие фонды - Коренные народы Сибири (Ф. 11) и - Материалы Ленской экспедиции 2004 г.(Ф. 9) В них содержатся материалы по социокультурному развитию Иркутской области и Красноярского края, собранные в результате проводимых этнографических экспедиций.

Весомый вклад в создание объективной картины жизни коренного малочисленного населения внесла историко-этнографическая экспедиция в марте 2007 года в Нижнеудинский район Иркутской области, п. Алыгджер и п. Нерха, место проживания тофаларов. В ходе экспедиции автором было проведено социальное исследование и собрано 32 интервью. Использование прямого общения с носителями культурных традиций, позволило получить устный вид источника, который более полно и достоверно охарактеризовал этнические, исторические и культурные процессы, происходившие у тофалар, проживающих, в вышеуказанном районе в изучаемый нами период. Так, например, бывший глава администрации п. Алыгджер Ю.И. Анциферов рассказал о культурной жизни Тофаларии, советских и национальных праздниках. Бывший заведующий клубом В.С. Андалаева поделилась мнением о влиянии советской культуры на тофаларский образ жизни. Об особенностях хозяйственной жизни, охоте и оленеводстве в рассматриваемый нами период поделился своими воспоминаниями Ф.И. Саганов.

Статистические источники: в диссертационной работе использовались материалы статистических сборников «Население СССР», «Красноярский край в цифрах в 1988 г.», «Народное хозяйство Иркутской области», а также итоговые данные переписей населения 1959, 1970, 1979 и 1989 годов по Иркутской области и Красноярскому краю. Их использование очень важно для проведения сравнительного анализа, сопоставления, характеристики состава населения северных городов Восточной Сибири.

Так же были использованы материалы периодической печати, в которой содержится большое количество интересных фактов о жизни малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края. О различных аспектах общественно – политической, культурной и социально-экономической жизни писали в таких центральных областных и краевых газетах, как «Известия», «Правда», «Красноярский рабочий», «Красноярский комсомолец», «Комсомольская правда», «Сибирская правда», «Труд» и «Восточно-Сибирская правда». На страницах местных газет «Советская Тофалария», «Советская Эвенкия», «Советский Таймыр», «Заполярная правда», «Заполярный вестник» публиковались материалы о наиболее значительных событиях в жизни малочисленного населения. Большое значение имеет освещение на страницах местной периодической печати организации и хода социально-экономических, культурных мероприятий, избирательных кампаний в районах проживания тофалар, долган, нганасан и других народов. Этот материал позволил рассмотреть разнообразные формы участия коренного малочисленного населения в культурной и общественной жизни, их отношение к осуществляемым в стране преобразованиям.

Периодическая печать является своеобразным историческим источником и требует особого исследовательского подхода, поскольку советская пресса несла на себе идеологический отпечаток и отражала официальный правительственный курс. Только в конце 1980-х гг. ей удалось выйти из-под влияния партийных организаций. Но, несмотря на определённую степень субъективности, она представляет большой интерес для исследователя, так как позволяет ему понять дух ушедшего времени.

Заключая обзор источников, можно сделать вывод, что они составили достаточную базу для изучения социально-экономического и культурного развития малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края.

Научная новизна работы состоит в том, что на основе использования широкого круга источников, а также переоценки уже известных, предпринята попытка исследования социального, экономического и культурного развития малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края. Введены в научный оборот новые исторические источники. Исследованы изменения, происходившие в повседневной жизни тофалар, эвенков, долган и нганасан во второй половине 1950-х – 1991 гг., изучены проблемы, влияющие на образ жизни и культуру коренных малочисленных этносов, что помогло охарактеризовать положение дел в традиционных промыслах, показан процесс формирования и развития общественно-культурных объединений в указанный период, их влияние на жизнь малочисленных народов в условиях строительства социализма.

На основе изученного материала впервые представлена история из жизни малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края в исследуемый период.

Практическая значимость Материалы, выводы и обобщения автора могут быть использованы для написания обобщающего труда по этнической истории малочисленных народов Сибири, Иркутской области и Красноярского края, при чтении спецкурсов по проблеме экономического и культурного развития коренных малочисленных народов Сибири в школах, средних и высших учебных заведениях.


^ Структура и основное содержание диссертации


Диссертация состоит из введения, двух глав, разделенных на параграфы, заключения, списка источников и литературы, приложений.

^ Во введении обосновывается актуальность темы, ее территориальные и хронологические рамки, выявляется степень изученности проблемы, характеризуется источниковая база исследования, определяется цель и задачи, раскрывается научная новизна и практическая значимость.

Первая глава «География расселения и социально-экономическое положение коренных малочисленных народов в Иркутской области и Красноярском крае во второй половине 1950-х – 1991 гг.» состоит из двух параграфов.

^ Первый параграф посвящен географии расселения и условиям жизни малочисленных народов. На данной территории проживают представители шести малочисленных этносов: долганы, кеты, нганасаны, тофалары, энцы и эвенки. За годы Советской власти жизнь малочисленных народов Сибири коренным образом изменилась.

Тофалары перешли к оседлому образу жизни в 30-е гг. ХХ в., они стали жить в посёлках со школами, больницами и культурно-просветительскими учреждениями. Большинство Тофаларов занимается традиционными видами хозяйства. Появилась собственная интеллигенция.

В Иркутской области порядка 20 населенных пунктов являлись местом компактного проживания коренных малочисленных народов Иркутской области – эвенков. В том числе, один поселок в Казачинско-Ленском районе (здесь проживало 50 эвенков), около 12 поселков – в Катангаском районе (650 эвенков), и 7 населенных пунктов в Качугском районе (310 человек)51. В Тайшетском районе проживало 43 кета.

На территории Красноярского края эвенки проживали в поселках вдоль р.Енисей, непосредственно на территории самой Эвенкии – 4900 человек. В Красноярском крае количество народностей значительно больше и шире место их расселения.

Долганы и нганасаны проживали и проживают на п-ове Таймыр. Они одни из самых северных народов. История оседлой жизни у них началась лишь в конце 60-х – начале 70-х гг. ХХ в, когда началось освоение Таймыра. Рядом с появившимися маленькими поселками стали закрепляться чумы.

Таким образом, в результате исследования удалось проследить, как в течение XX в. сложились основные места расселения коренных малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края – долган, нганасан, тофаларов, эвенков, кетов. До этого момента в их истории главным существенным фактором была природа. Природа веками определяла многие важные параметры хозяйства и условия жизни коренного малочисленного населения, но одновременно сама находилась под ощутимым влиянием хозяйственной деятельности людей.

^ Во втором параграфе рассмотрены изменения в хозяйственной деятельности и экономическое положение коренных малочисленных народов, что является одним из важнейших вопросов, связанных с их социально-экономическим развитием. Экономическое развитие малочисленных народов имело комплексный характер, сочетая потребительские процессы: охоту на «мясного зверя», боровую дичь с рыболовством, собирательством и транспортным оленеводством.

Основой жизнеобеспечения у малочисленных народов являлся промысел копытных, поэтому размеры осваиваемой территории были относительно стабильны, что объяснялось экологическими особенностями добываемых видов: не свойственностью им регулярных дальних миграций и сравнительно равномерным распределением в пределах своих ареалов. Рабочий сезон у оленеводов начинался в зависимости от традиций того или иного народа, отдельных семей и варьировался от января до весеннего или летнего учета оленей и т.д.

В обстановке бурного социального и экономического развития районов проживания малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края, промышленного освоения прежде исключительно промысловых и сельскохозяйственных ареалов, в 50-80-е гг. ХХ века многие относительно традиционные черты хозяйства и быта аборигенного населения претерпели существенные изменения. Одни из них уже прекратили существовать и представляют собой зачастую лишь исторический интерес, являя примеры приспособленности человека к жизни в суровых природно-климатиче­ских условиях Сибирского региона.

Территория Иркутской области и Красноярского края включает в себя различные природно-климатические и ландшафтные зоны. Соответственно у народностей, населяющих ее, сложились различные типы оленеводства в зависимости от экологии той или иной популяции оленя, форм поведения животных, возможности сохранения максимальной стадности. Существенные черты традиционного опыта природопользования явились отправной точкой для процесса реконструкции хозяйства и переведения его на научную основу. Оленеводство, рыболовство и охотничий промысел региона — исторически сложившиеся отрасли — до сих пор основываются на многовековых производственных навыках аборигенов. Для коренного населения эти отрасли остаются основной сферой приложения труда и по-прежнему служат источником его материального благосостояния.

Вторая глава «Взаимодействие традиционной культуры коренных малочисленных народов и советской культуры во второй половине ХХ в.» характеризует влияние межкультурного взаимодействия на изменения культурных процессов у коренных малочисленных народов.

^ В первом параграфе показаны изменения в социальной жизни коренных малочисленных народов в условиях советского государства. Важную роль в социальном развитии и изменении этнической культуры сыграла «советская школа». Возникали большие трудности с учительскими кадрами из числа малочисленного населения. В основном сюда посылались молодые люди из числа некоренного населения после окончания специальных учебных заведений. Однако одиночки работали на местах только 1 - 2 года и уезжали. Одной из причин текучести учительских кадров была неустроенность быта, отсутствие квартир, а также то, что районо своевременно не укомплектовало школы52. Школа как институт у малочисленных народ был основан на развитии у детей навыков хозяйственной деятельности. Таким образом, школа была инициатором многих хозяйственно-культурных начинаний, в том числе развития новых отраслей хозяйства. Начиная с 1975 г., в сохранении национальных и культурных особенностей школам-интернатам помогали местные дома культуры. На базе культурных учреждений появлялись национальные детские хоровые коллективы: Туринского, Байкитского, Ванаварского и Суриндинского интернатов53.

В системе советского образования на этническую самобытность влияли школы-интернаты. Отрыв определенной части молодежи от семьи в таких интернатах и тра­диционной культуры помимо трудностей включения в традиционные отрасли хозяйства порождал ряд острейших проблем социально-психологического характера, связанных с необходимостью сохранения того положительного содержания культуры, которое представляет исторический опыт предшествующих поколений.

Острый дефицит жилья в населенных пунктах и недостаточный уровень благоустройства жилого фонда создавали серьезные помехи демографическому развитию коренного населения. Скученность проживания, несоблюдение температурного режима и других санитарно-гигиенических норм приводили к повышению заболеваемости населения. Отсутствие собственной жилой площади не позволяло многим потенциальным носителям демографического роста создать свои семьи.

Межкультурный процесс в рамках медицинских исследований, ставил аборигенов в тупик: все, что их предки, и они сами на протяжении нескольких столетий делали, с точки зрения врача считалось немыслимым и не допустимым, например, употребление сырого замороженного мяса, без термической обработки; отсутствие личной гигиены. Многовековые культурные устои не позволяли ярым приверженцам шаманизма принимать медицинские препараты, что в свою очередь влияло на картину и устойчивость заболеваний. Тем не менее, это были не все факторы, которые влияли на получение коренными малочисленными народами качественной медицинской помощи. Так, например, только в 3-х из 12 участковых больниц Эвенкийского ОК КПСС прием вели врачи. Подавляющее большинство, коренное население не имеет возможность получить медицинскую помощь»54. Тем не менее, в исследовании приведены факты того, как благодаря советским врачам к началу 80-х гг. ХХ в. была локализована эпидемия туберкулеза.

^ Во втором параграфе рассмотрены изменения в материально-бытовой культуре у коренных малочисленных народов в условиях советской системы. В нашем исследовании отражены следующие стороны жизни долган, нганасан, тофалар, эвенков и эвенов. Так, например, жилище является одним из ярких примеров таких изменений. Деревянные дома довольно быстро приобрели облик обычных деревенских домов в русских поселках. Это относилось и к внутреннему убранству дома. Городская покупная мебель, занавески на окнах, разнообразие так называемой городской посуды, - все это свидетельствовало межкультурном взаимодействии.

Изменения произошли и во внешнем облике. Так одежда, все более приобретала общесоветский вид. Теперь она в основном покупалась в магазине. Показателен и тот факт, что тофалары к детской одежде перестали пришивать различные талисманы и обереги, это свидетельствует об антирелигиозной пропаганде. В летнее время в качестве одежды выступали - резиновые сапоги, куртки, фуражки, применялось и солдатское обмундирование, как спецодежда. А в зимнее это были ватники и фуфайки. Исключением оставались народы севера Красноярского края – нганасаны и долганы, у них применялись ночники - оленьи мягкие унты, которые шились мехом внутрь.

В начале 70-х гг. ХХ в. оказал свое влияние и научно-технический прогресс. Лодочные моторы, мотоциклы, телевизоры, радиоприемники, - все это привнесло разнообразие в жизнь малочисленных народов, и закрепилось и до наших дней.

Традиционная пища еще сохранялась. В поселках она практически не готовилась. Ее употребление связано было с нахождением в тайге или на промысле. Основной рацион питания у всех малочисленных этносов Иркутской области и Красноярского края составляло оленье молоко. Газеты и журналы стали основными источниками новых способов приготовления и консервации овощей, рыбной и мясной продукции. Из дикоросов – ягод и грибов, делали заготовки путем сушки. А с появление сахара, из ягоды стали делать сахарные «засыпухи». К началу 80-х гг. в тайге национальные блюда переставали быть основой питания, превращаясь в дополнение к продуктам, которые приобретались в магазинах.

Технический прогресс привел к исчезновению ездовых оленей у туруханских эвенков. У кетов и эвенков Таймыра в конце 70-х, оленеводство исчезло вообще.

^ В третьем параграфе рассмотрено сохранение и развитие духовной культуры коренных малочисленных народов в условиях межкультурного взаимодействия

При клубах, начиная с 1966 г. культурно-массовая работа проводилась активно и с энтузиазмом поддерживалась представителями коренных малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края, поскольку была в новинку. Каждый год стали проводиться смотры театральной, танцевальной самодеятельности. Так благодаря культурно-массовым смотрам появился знаменитый «Осиктакан», ансамбль эвенкийской песни «Улта», таймырский ансамбль песни и танца «Хэйро» и тофаларский «Быстроногий олень».

Обычно в клубах появлялись библиотеки. У каждой народности — своя история, культура, быт. Оленеводство, рыбный, зверобойный и пушной промыслы — традиционные отрасли хозяйства, которые предопределяют кочевые формы его ведения и соответствующий уклад жизни, очаговый характер расселения. Культура малочисленных народов оказалась на грани исчезновения из-за утраты родного языка, национальных профессиональных навыков, бытовых традиций, художественных промыслов, фольклора. Свою роль в этом сыграло и уменьшение материальных и финансовых вложений в культуру. Появилась творческая интеллигенция.

В исследуемый период отделы культуры ослабили внимание к этой работе, что в свою очередь заставило руководство задуматься об образовании духовно-культурных центров региона. При этом трудно было назвать хотя бы один очаг культуры, где культурно-массовая самодеятельность проводилась с вовлечением представителей малочисленных народов. Слабо была развита художественная самодеятельность с элементами национальной культуры. Только в 80-е гг. начался возрождаться подлинный интерес к национальной художественной самодеятельности. В кружки пошла молодежь. В последние годы советского периода наблюдалось возрождение интереса к национальной культуре и языку, в результате чего стали появляться этнокультурные центры.

Приобщившись к новой для коренного малочисленного населения культуре, они утратили многие черты своей традиционной бытовой и духовной культуры, обслуживавшей старую кочевую жизнь. От традиционной культуры у них остались лишь навыки оленеводства, таежных и тундровых промыслов и их язык, который все больше вытеснялся русским языком.

Малочисленные этносы стали праздновать общие советские праздники, совершать бракосочетание и устраивать свадьбы по общепринятым в стране стандартам, усопших стали хоронить, закапывая в землю. В области духовной культуры приобщились к общероссийскому стандарту.

Заключение. На основе анализа и систематизации литературы, источников мы попытались исследовать опыт социально-экономического и культурного развития долган, нганасан, тофалар, эвенков, энцев и кетов. В результате исследования удалось проследить, как в течение второй половины XX века быстро нарастали социальные и экономические проблемы у коренных малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края. Особенно это стало заметно с 50-х годов до 80-х годов XX века. Когда административно-командная система, нуждавшаяся в предельно централизованных единообразных структурах, игнорировала потребности национального развития аборигенного населения; возобладал ведомственный, бюрократически усредненный подход, который проявлялся в размещения производительных сил, в решении проблем языка, образования и культуры.

Районы проживания изучаемых нами народов были различными. Так, например, долганы и нганасаны, проживающие в лесотундре на п-ове Таймыр, сохранили больше своей национальной идентичности, в силу того, что в данных условиях плотность населения была не большой из-за климатических условий, что в свою очередь сказывалось на появлении поселков. А тофалары Иркутской области, эвенки и кеты Красноярского края проживали в районах лесной тайги в условиях более мягкого климата.

Такие специфические региональные и природные условия проживания малочисленных народов естественным образом отражались на хозяйственной деятельности и экономическом развитии. Основными отраслями хозяйства малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края являлись оленеводство, охота, рыболовство, добыча пушнины. Однако, у долган и нганасан отличительной особенность была охота на морскую нерпу, так как места их расселений были близки к Северному Ледовитому океану. Также с переходом на оседлый образ жизни, народы севера Красноярского края с начала 70-х гг. ХХ. в. начали работать на зверофермах.

Мы пришли к выводу, что в изучаемый период плановый характер советской экономики повлиял на экономическое развитие долган, нганасан, эвенков, кетов, энцев и тофалар. Такие задачи под час были не совместимы с конкретными экономическими условиями развития данных регионов. Если на севере Красноярского края было самое большое оленье стадо в истории СССР, то к концу 80-х гг. его численность стала уменьшаться. Несмотря на это партийное руководство не предпринимало решительных мер для сохранения и развития главной отрасли сельского хозяйства в данном регионе. Такая же картина сложилась и у кетов на Таймыре, из-за этого там оленеводство как отрасль народного хозяйства исчезла совсем.

В связи с ликвидацией национальных колхозов в 80-е гг. ХХ в. снизилось число представителей малочисленных народов, занятых в общественном сельскохозяйственном производстве, а так же это привело к снижению их заинтересованности в увеличении производственных показателей.

Советское государство помимо решения экономических вопросов занималось вопросами социальной политики. Основные положения этой политики касались систем здравоохранения и образования. Роль своеобразного медпункта с 50-х гг. на территории Иркутской области и Красноярского края выполняли «Красные чумы». Из-за недостатка профессиональных медицинских кадров, необходимых для работы в стационарных учреждениях, в поселки с 1960-х гг. стали организовываться выездные медицинские комиссии. Эти комиссии давали малочисленным народам возможность получить должное медицинское обслуживание, которое не всегда им было доступно в рамках имевшихся в поселках больниц и фельдшерских пунктов. Такая политика приносила свои плоды, существенно снизились показатели по инфекционным и хроническим заболеваниям. В целом таймырские народности получали не такое полное и качественное медицинское обслуживание как кеты, тофалары и эвенки Иркутской области и эвенки и кеты, проживающие на территории Красноярского края. Это объясняется сравнительно недавним переходом от оленеводческого хозяйства и от кочевого образа жизни к оседлости.

Важным институтом через который решались вопросы национального политики было образование. Обучение в школах – интернатах велось с отрывом от родителей, так как интернаты находились далеко от мест проживания малочисленных народов. Характерно, что у кетов и эвенков школы – интернаты располагались в соседних поселках, а детей долган и нганасан Таймыра увозили на обучение в крупные школы – интернаты, расположенные в городах. Здесь уже учителями являлись представители русского населения, соответственно и обучение велось на русском языке. Детям было необходимо учить русский язык, вследствие чего они частично забывали свой родной, вспоминая его лишь на каникулах общаясь с родными. Таким образом, нарушался процесс межпоколенной связи. Общим же для изучаемых народов являлось то, что существовавшая система образования приводила к отрыву от семьи и нарушению процесса передачи трудового опыта и навыков.

Когда дети возвращались из школ-интернатов в поселки, они уже забывали некоторые методы и способы ведения домашнего хозяйства.

Такая ситуация сохранялась до начала 80-х гг. ХХ в., пока советское государство не стало проводить политику, направленную на сохранение и развитие традиционных отраслей хозяйства. В школах стали вводиться такие предметы как основы экономической жизни колхоза, охотоведение и оленеводство. Это свидетельствовало о заинтересованности государства в сохранении и развитии важнейших отраслей народного хозяйства коренных этносов. Однако и здесь можно выявить недочеты – практика по этим предметам не была полностью обеспечена, не хватало квалифицированных педагогических кадров для работы в школах.

Существенные изменения произошли в материальной и бытовой культуре малочисленного населения. В нашем исследовании отражены следующие стороны жизни долган, нганасан, тофалар, эвенков и эвенов. Так, например, изменение жилища является одним из ярких примеров межкультурного взаимодействия. У долган и нганасан закрепившихся в поселках использовался в качестве жилища чум, они стояли прямо среди населенных пунктов, так как существовала жилищная проблема: отсутствие материала для строительства домов. Енисейские кеты и эвенки хранили чум во дворе, как хозяйственное помещение, которое со временем потеряло свою надобность. В отличие от других изучаемых народов, у тофаларов дома появились еще в 1930-е гг., а чумы простояли до 1975 г. Именно тогда во время празднования 50-летия советской власти в Тофаларии чумы насильственно убрали.

Общим же для всех народов было то, что их дома стали походить на типичные постройки русских деревень. Это относилось и к внутреннему убранству дома. В 1980-е гг. в связи с ускорением темпов промышленного освоения территории Красноярского края, кеты и эвенки стали иметь в домах городскую фабричную мебель, занавески на окнах, разнообразие так называемой городской посуды, - все это свидетельствовало о влиянии межкультурного взаимодействия и росте материального благосостояния у коренного малочисленного населения. Такая же ситуация характерна и для эвенков Иркутской области. Но у тофалар процесс появления новых предметов в домашнем интерьере проходил медленнее из –за отдаленности от районного центра. Но самое интересное, что у долган и нганасан таких предметов обихода почти не было.

Произошла серьезная модернизация одежды. Взрослые и дети пользовались покупной одеждой. Постепенно большинство из них отказались от национальных традиций изготовления, украшения одежды. Результатом всего этого явилось то что, к концу 80-х гг. ХХ в. традиционная одежда практически вышла из употребления. Но не везде, эвенки, нганасаны и долганы на Таймыре сохранили ее для промысла в тундре.

Претерпели изменения пищевые традиции, но не везде, в поселках эвенков, тофалар и кетов в Иркутской области блюда из традиционной кухни практически не входили в рацион питания. Их употребление было связано лишь с нахождением на промысле в тайге и лесотундре. У народов, проживавших на севере Красноярского края привезенные геологами - изыскателями рецепты были в диковинку и приживались с трудом. Коренное население Таймыра в основном продолжало употреблять в рацион блюда национальной кухни, так как основным сырьем для их приготовления оставалась дикая или домашняя оленина, буровая дичь, рыба и мясо морской нерпы.

С начала 70-х гг. ХХ в. оказал свое влияние и научно-технический прогресс. Лодочные моторы, снегоходы, мотоциклы, телевизоры, радиоприемники, - все это привнесло разнообразие в жизнь малочисленных народов и закрепилось до наших дней. Для связи с внешним миром использовались рации. В тех районах, где плохо была организована поставка необходимых товаров, население лишалось единственного источника информации, так как из-за отсутствия батареек радиоприемники не работали.

Влияние советской культуры проявлялось не только в бытовой повседневной жизни малочисленных народов, но и касалось их культурной жизни. Советское руководство начало проявлять интерес к духовной стороне жизни малочисленных этносов только с середины 70-х гг., так как до этого момента оно заботилось о материальном благосостоянии. Соприкосновение совершено разных институтов, по сути, организационная работа клубов, с одной стороны, и культурно-исполнительская в лице коренного населения – с другой, давали положительный творческий результат. Клубными работниками становились представители из числа местной интеллигенции, специалисты, получившие образование и направляемые на места по распределению не были заинтересованы в своей работе из-за отсутствия условий проживания. Новое жилье не строилось, а в уже построенных домах не было мест. Такая ситуация была характерна для всего изучаемого региона в особенности для северных территорий Красноярского края

Изменение ситуации произошло в 70-80-е гг. ХХ в. стали проводиться ежегодные смотры национальной самодеятельности. Это создавало хорошую и нужную традицию по сохранению фольклора и национальной культуры. Так появились различные национальные ансамбли. При поддержке отделов культуры Иркутской областной администрации и Нижнеудинской районной в поселках Тофаларии проводилась работа по восстановлению национальной этнической культуры. Устраивались почти ежегодные тофаларские летние игры, в которых принимало участие все население Тофаларии. В Катангском районе Иркутской области возродили традицию отмечать ежегодный праздник «День охотника и оленевода».

Велась пропаганда здорового образа жизни посредством радиовещания. В 1975 г. в Эвенкии и на Таймыре выходил целый цикл радиопередач, посвященных воспитанию подрастающего поколения, здоровому образу жизни и советской культуре. Важным является то, что передачи транслировались на национальном языке, это способствовало сохранению национальной культуры. В Тофаларии же, наоборот радиовещание велось на русском языке.

В целом, говоря о развитии культурной жизни при взаимодействии национальной культуры малочисленных народов с советской, важно отметить, что коренным этносам удалось не только сохранять признаки национальных особенностей, но и развивать свою культуру. Идеологическая пропаганда того времени выдвигала положение об «общей культуре народов СССР», это в свою очередь стимулировало процесс межкультурного взаимодействия в конце 80-х гг. ХХ в.: возрождение традиции шитья национальных костюмов, исполнение танцев и песен, но уже с «советским» оттенком, появление этнокультурных и национальных центров.

Важно отметить, что межкультурное взаимодействие повлияло и на обрядовую культуру. Насаждение советским руководством среди малочисленных этносов чуждых им идеологических и поведенческих стереотипов мешали сохранению некоторых культурных особенностей, например, религиозных верований и шаманизма, в частности. Особенно преследовались тофаларские шаманы, в результате репрессий и антирелигиозной пропаганды институт шаманизма был практически полностью искоренен. Другая ситуация наблюдалась на севере Красноярского края, в силу удаленности территории и позднего перехода на оседлый образ жизни шаманизм долго сохранялся у нганасан и долган. В результате ассимиляции и аккультурации у малочисленных народов изменились свадебные и похоронные обряды. Свадьбы стали играть на русский манер. Хоронить стали на общем кладбище, но без памятников. Стали отмечаться общесоветские праздники: Новый год, 8 марта, Первое мая, Седьмое ноября.

Социально-экономическое и культурное развитие малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края во второй половине 1950-х -1991 гг. находилось под влиянием «советской культуры», которая оказала как положительное, так и негативное воздействие на долган, нганасан, тофалар, кетов, эвенков и энцев. Концепция развития малочисленных народов должна была строиться на обеспечении права выбора социально-экономического устойчивого развития, форм хозяйствования и духовно-нравственного возрождения путем целенаправленного, системного, согласованного и эффективного применения различных механизмов, учитывающих специфичность бытия малочисленных народов. Основой должна была служить организация перехода от навязанных (и поэтому иждивенческих, несамостоятельных, искусственных) форм жизни малочисленных народов к нетрадиционным формам жизни, строящимся на принципах самоорганизации, самоуправления и саморазвития, расширения возможностей и активности малочисленных народов в решении своих многообразных проблем. Но Советское государство решало эту проблему по своему, проводя политику удобную для руководителей партийно-государственных структур и зачастую не учитывающую интересы самих малочисленных народов. Тем не менее, несмотря на такую политику, малочисленным народам частично удалось сохранить свою национальную идентичность.


Основные положения диссертации изложены автором в следующих публикациях :

Статьи опубликованные в реферируемых журналах:

  1. Кудашкин В.А., Янюшкин С.А. социальное положение и медицинское обслуживание населения северных регионов в 50-80-е гг. ХХ века (на примере малочисленных этносов Иркутской области и Красноярского края )// Омский научный вестник. – 2006. - №10. – С. 77 – 81.

  2. Кудашкин В.А. Медицинское обслуживание малочисленных этносов Иркутской области и Красноярского края в 50-80-е гг. ХХ в.// Вестник поморского университета. – 2007. - №4. – С 25-29.


Статьи, тезисы:

  1. Кудашкин В.А. Устав М.М. Сперанского «Об управлении инородцев» как попытка улучшения положения коренных народов Восточной Сибири в XIX в.//Материалы XLIII Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс»: История/Новосиб. Гос. Ун-т. Новосибирск, 2005. Ч.1. 144 с.

  2. Кудашкин В.А. Малочисленные народы Восточной Сибири в системе международного права //Гуманитарные и социальные проблемы развития регионов: Материалы межвузовской научной конференции. – Братск: ГОУ ВПО «БрГУ», 2005. – 60с.

  3. Кудашкин В.А. Социальное положение малочисленных народов в перестроечный период (по материалам Восточной Сибири)// труды Братского государственного университета: Серия гуманитарные и социальные проблемы развития регионов. – Братск: ГОУ ВПО «БрГУ», 2005. – 178 с.

  4. Сверчков В.И. Кудашкин В.А. Сохранение этнокультурных особенностей у малочисленных народов Восточной Сибири в условиях рыночной экономики // Гуманитарные и социальные проблемы развития регионов Сибири: Материалы межвузовской научной конференции. – Братск: ГОУ ВПО «БрГУ», 2006. – 49 с.

  5. Кудашкин В.А. Янюшкин С.А. Социальная политика по отношению к малочисленным народам России и США //Труды Братского государственного университета: Серия Гуманитарные и социальные проблемы развития регионов Сибири. – Братск: БрГУ, 2006. – 232 с.

  6. Кудашкин В.А. Янюшкин С.А. Трансформация социокультурных процессов у малочисленных народов Иркутской области // Труды Братского государственного университета: Серия Гуманитарные и социальные проблемы развития регионов Сибири. – Братск: БрГУ, 2006. – 232 с.

  7. Кудашкин В.А. Коренные малочисленные народы Сибири в период Великой отечественной войны // НАУКА. ТЕХНОЛОГИИ. ИННОВАЦИИ. Материалы всероссийской научной конференции молодых ученых в 7-ми частях. Новосибирск: Из-во НГТУ, 2006. Часть. 6 – 216 с.

  8. Кудашкин В.А. Социально-политическое положение малочисленных народов в Российской империи в XIX - начале XX вв// Иркутский историко-экономический ежегодник: 2006. – Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2006 – 452 с.

  9. Кризис социокультурного развития у малочисленных народов Средней Сибири//Гуманитарные исследования в контексте российских перемен: материалы Всероссийской научно-практической конференции /Братский государственный университет. – Братск: БрГУ, 2006. – 225 с.

  10. Кудашкин В.А. Хозяйственная деятельность и экономическое положение коренных малочисленных народов Иркутской области в 50-80-е гг. ХХ в. // Иркутский историко-экономический ежегодник: 2007. – Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2007 – 550 с.

  11. К вопросу о социокультурном развитии малочисленных народов Иркутской области и Красноярского края во второй половине ХХ в.//Гуманитарные и социальные проблемы развития регионов Сибири: Материалы VI Межвузовской научной конференции. – Братск: ГОУ ВПО «БрГУ , 2007. – 46 с.

  12. Кудашкин В.А., Лукомский А.В., Фалунина Е.В. Тофалария сегодня// Труды Братского государственного университета: Серия Гуманитарные и социальные проблемы развития регионов. – Братск: ГОУ ВПО «БрГУ», 2007. – 262 с.

  13. Кудашкин В.А., Янюшкин С.А. Этническое самосознание тофаларов// Труды Братского государственного университета: Серия Гуманитарные и социальные проблемы развития регионов. – Братск: ГОУ ВПО «БрГУ», 2007. – 262 с.




1 Народы Сибири. М., - Л., 1956.

2 История Сибири с древнейших времен до наших дней. Т. 5. / Под ред. А.П. Окладникова. - Л.: Наука, 1969.

3 Сергеев М.А. Некапиталистический путь развития малых народов Севера. – М. – 1955.

4 Попов А.А. Строительство социализма на Таймыре. – Красноярск, 1969.

5 Бударин М.Е. Путь малых народов Крайнего Севера к коммунизму. – Омск, - 1968.

6 Зибарев В.А. Советское строительство у малых народностей Севера. – Томск, - 1968.

7 Борисов Б.Л. Социально-политические проблемы развития народов Сибири// Известия СО АН СССР. №11. - Издательство «Наука», Новосибирск., 1972 – С.155-160.

8 Демидов В.А. Национальный вопрос в Сибири// Известия Сибирского отделения АН СССР - №11- Издательство «Наука», Новосибирск., 1972. - .С.12-21.

9 Увачан. В.Н. Социализм и народы Севера. Автореф. дис. … док. ист. наук. – Новосибирск., 1974.

10 Долгих Б. О. Очерки по этнической истории ненцев и энцев. – М.: Наука, 1970.

11 Рассадин В. И. Этапы истории тофаларов по языковым данным// Мат. Конференции «Этногенез народов Северной Азии». Новосибирск, 1969. Вып.1. С.224-226; Фонетика и лексика тофаларского языка, Улан-Удэ, 1971.

12 Еремина Т.С. Солнце над Таймыром. – Красноярск, 1975.

13 Симченко Ю.Б. Основные черты современных этнических процессов у коренного населения Авамской тундры Таймырского национального округа//Преобразование в хозяйстве и культуре и этнические процессы у народов Севера. М., 1970.

14 Народы Советского Севера (1960-е — 1980-е годы). М., 1991.

15 Карлов В.В. Эвенки. Хозяйство и социальная структура, М., МГУ.,1982.

16 Грачева Г. Н. Таймырский поселок Усть-Авам. // Этнографические аспекты изучения современности. – Л., 1980. – С. 136—137.

17 Туголуков В. А. Тунгусы (эвенки и эвены) Средней и Западной Сибири. М., 1985.

18 Артемьева Е.Б. Библиотечное обслуживание народностей Дальневосточного Севера // Сов. библиотековедение. 1990. № 3. С. 64—71.

19 Леверьева Г.Ф. Библиотечное дело в Якутии (1920—1995 гг.): Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. пед. наук. Новосибирск, 1996.

20 Бородкин Ф.М. Социальная политика в регионе: проблемы и пути их решения // Изв. Сиб. отд. АН СССР: Регион, экономика и социология. 1991. № 2. С. 65—74.

21 Туголуков В. А. Тунгусы (эвенки и эвены) Средней и Западной Сибири. М., 1985.

22 Туголуков В.А. Эвенки бассейна реки Турухан // Социальная организация и культура народов Севера. М., 1974.

23 Борисов М. Н. Малочисленные этносы Севера: вчера, сегодня, завтра. Рыбинск, 1995

24 Гладкова Н. И. К вопросу об исчезновении языков народностей Севера // Образование как фактор развития языков и культур этнических меньшинств: Мат. межд. сем. СПб., 1998.

25Серкин В. П. Система образования коренных малочисленных народов Северо-Востока России: становление, проблемы, пути решения // От патернализма к партнерству (строительство новых отношений народов Севера и государства) / Отв. ред. А. Н. Пилясов. Магадан, 1998.

26 Борисов М. Н. Малочисленные этносы Севера: вчера, сегодня, завтра. Рыбинск, 1995.

27 Иващенко Л. Я. Современные российские просветители и исследователи народностей Севера: Док.-биогр. очерки. Владивосток, 1996.

28 Народы Сибири на современном этапе: Национальные и региональные особенности развития. – Новосибирск: Наука. Сиб. отд., - 1989.

29 Вахтин Н. Б. Коренное население Крайнего Севера РФ. СПб.; «Париж», 1993

30 Козьмин В. А. Оленеводство народов Западной Сибири в конце XIX—начале XX в.: (Проблемы происхождения и типология). Автореф. дис. ... канд. ист. наук. – Л., 1991.

31 Сафронов А. С. Этносоциальное и политическое развитие малочисленных народов Севера в современных условиях: Автореф. дис. … канд. полит. наук. – М., 1994.

32 В.И. Сверчков. Межнациональные отношения в Сибири: опыт и проблемы (60-80 – е гг.): Автореф. дис…докт. истор. наук.- Иркутск, – 1993.; Актуальные проблемы межнациональных отношений. - Братск, 1993.

33 В.Н. Качанов. Социально-экономическое развитие автохтонного этноса (Тофалария)// Иркутский историко-экономический ежегодник. Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2003.

34 Туров М.Г. Хозяйство эвенков таежной зоны Средней Сибири в конце - начале 20в. (принципы освоения угодий), Иркутск,1990.

35 Кривоногов В. П. Этнические процессы у малочисленны народов Средней Сибири, Издательство КГПУ, Красноярск, 1998.; Западные эвенки на рубеже тысячелетий. Издательство КГПУ, Красноярск; 2001.; Народы Таймыра. - Красноярск, 2001.

36 Цыренова З.Е. Традиционная культура коренных народов Восточной Сибири (1920- конце 80-х гг.): опыт сохранения развития. Автореф. дис. ... докт. ист. наук. – Улан-Удэ, 2007. – 53 с.; Сохранение и развитие традиционной культуры коренных народов Восточной Сибири в годы советской власти (1920- конец 80- гг.)/ З.Е. Цыренова. – Улан-Удэ: Изд-во Бурят. Ун-та, 2004.

37 Л.В. Мельниковой. Тофы: Историко-этнографический очерк. Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1994.

38 Дьяченко В. И. Формирование долган в процессе исторических связей тунгусов, якутов и русских // Народы Сибири в составе государства Российского. СПб., 1999.

39 Алехин К.А. К вопросу о традиционной медицине таежных эвенков // Гуманитарные науки в Сибири. Серия: Археология и этнография. №3. 1993.

40 Рагулина М.В. Коренные этносы сибирской тайги: мотивация и структура природопользования (на примере тофалар и эвенков Иркутской области). – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2002. - С 127.

41 Алексеев А.А. Забытый мир предков. (Очерки традиционного мировоззрения эвенков Сев - Зап. Верхоянья), Якутск, 1993.

42 Исупов В. А. Демографическая катастрофа малочисленных народов Сибирского Севера в 1930-е годы (на материалах Эвенкийского национального округа Красноярского края) // Этносоциальные процессы в Сибири. Вып. 2. Новосибирск, 1998.

43Тишков В.А. Реквием по этносу: исследования по политической антропологии. Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. – М.: 2003.

44 Сирина А.А. Катангские эвенки в ХХ веке: расселение, организация среды жизнедеятельности. – 2-е изд-е, испр и доп. – М-Иркутск: Изд-во «Оттиск», 2002.

45 Жигунова М.А. Современные этнокультурные процессы у русских Среднего Прииртышья: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. - Омск, -2002.

46 Куклина В.С. Катанга. Вне зоны доступа. Байкальская Сибирь. Предисловие 21-го века. Альманах-исследование/Под. ред. М.Я. Рожанского. – Иркутск, 2007. С. 267-275.

47 Рабецкая З.И. Сверчков В.И. Этнология. – Братск, 2000.

48 Collaz Walter. Communism and colonialism. – London – Macmillan. –N.Y. - 1964. – p.37-38.

49 Paul Charet. Tribal people of the North and the territorial problem. Toronto, 1988.

50 Paula G. Rubel. Ethnic identity among the Soviet Nationalities. In Soviet National problems. – N.Y. – 1971.

51 ГАНИИО. Ф. 258. Оп. 23 . Д. 1. Л. 28.

52 ГАКК. Ф.П. – 28. Оп.42. Д. 60. Л. 14.

53 Там же. Ф.П. – 35. Оп. 51. Д. 28. Л. 31.

54 ГАКК. Ф.П. – 35. Оп. 51. Д. 28. Л. 18.







Скачать 461,69 Kb.
оставить комментарий
Кудашкин Вячеслав Александрович
Дата24.09.2011
Размер461,69 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх