Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества icon

Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Бердяев Н. А. Философия свободы. Смысл творчества...
Стилистика и литературное редактирование список литературы...
Бахтин М. М. Проблема текста в лингвистике, филологии и других гуманитарных науках...
Эстетика словесного творчества / Сост. С. Г. Бочаров; Текст подгот. Г. С. Бернштейн и Л. В...
Собрание сочинений: в 7 т. Т. Философская эстетика 1920-х годов / М. М. Бахтин. М...
М. М. Бахтин. Проблемы творчества Достоевского...
Вариативность рок-поэзии (на материале творчества александра башлачёва)...
М. М. Бахтин: черты универсализма...
М. М. Бахтин: черты универсализма...
Темы рефератов уфа 2010 Методические материалы курса Эстетика и архитектура предназначаются для...
Проблема развития речи в широком понимании входит в про­блему становления словесного творчества...
План: Искусство и наука. Законы художественности. Литература среди других искусств...



страницы:   1   2   3   4


Содержание


Введение…………………………………………………………………….

2. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. – М.: Художественная литература, 1979 – 341 с. 66

3. Бибихин В. Примечания переводчика // Жак Деррида. Позиции. Киев.: «Д.Л.», 1996. 66

……..30

2.1. «Магическое» слово шамана…….………………………………..30

2.2. Пророчество в художественном слове…………………….……..33

2.3. Бродячие поэты как культурные инноваторы….………………..38

2.4. Школа русского судебного красноречия………..………………..41

Раздел 3. Слэм как искусство поэтической речи в «обществе спектакля»……………..………………………………………………………..44

3.1. Социокультурный аспект слэма…………………….……………..44

3.2. Сруктурные составляющие слэма и их типологизация..………...49

3.3. Потенциал слэма как динамичного культурного пространства...54

Заключение..………………………………………………………………….....58

Список использованной литературы……………………………………… 63


Введение


^ Актуальность темы исследования. Несколько лет назад сначала в России, а затем – в Украине появился поэтический слэм – явление новое как для отечественной поэзии, так и для отечественной культуры в целом. Сочетая в себе поэтическое и актерское искусство, обладая элементами шоу, выводя автора непосредственно к своему зрителю-слушателю, существуя в режиме интерактивности, наконец, обладая огромной инвариантностью не только в плане текста стиха, но и в способах его прочтения, слэм отражает многие тенденции современной культуры. Даже перечисленных характеристик достаточно для того, чтобы причислить его к явлению постмодерна.

Следует сразу же отметить, что автор данной работы рассматривает постмодерн как явление онтологическое, вызванное стремительным развитием высоких технологий, созданием виртуальной реальности, изменением форм и способов коммуникаций, рядом других причин. Все это приводит к формированию новой, иной и еще до конца не осознанной формы человеческого сознания, а, значит, и иной формы существования в изменившемся и постоянно меняющемся мире. Соответственно, и творческие личности, в том числе поэты, ищут иные, новые формы не только для своего творчества, но и для самого его существования. Таким образом, слэм как проявление постмодерна можно рассматривать и как кризис нынешних форм творческого существования, и как переходный этап к иным формам, и как попытку решения проблем в современной поэзии, и как уже существующую веху новой культуры.

Говоря о терминологии, следует заметить, что определение «поэтический» к термину «слэм» практически не применяется, так как иных слэмов пока не существует. Однако проблемы современной литературы по-своему присущи и другим видам искусств. Поэтический слэм был первым лишь потому, что имеет отношение к слову – одному из способов коммуникации. Люди не общаются посредством музыки или живописи, потому в вербальных видах искусства проблемы современной культуры выражены ярче.

Термин «слэм» англоязычного происхождения (slam буквально значит «хлопать», особенно дверью). В американском слэнге – «сильный удар» (по мячу), резкая критика, нецензурный ответ. Значение, в котором слэм существует как поэтический турнир в отечественной культуре, условно трактуется «хлопки, аплодисменты». Владельцы американских джаз-клубов в промежутках между выступлениями дзаз-бэндов стали во второй половине двадцатого века выпускать на сцену актеров, совмещающих в своих выступлениях литературные миниатюры и конферанс. Так заполнялись паузы, развлекались зрители, переключалось внимание после нескольких часов музыкального исполнения. При удачном выступлении зрители аплодировали, что и дало один из вариантов трактовки термина «слэм».

В англоязычной литературе встречаются выражения «перформативная поэзия», «поэтический перформанс» (Performance Poetry), или буквально: «поэзия исполненная», «поэзия представленная», «поэзия, превратившаяся в представление», – эти выражения служат синонимами слэму. Согласно одному из распространенных определений, слэм – это «химерное соединение спорта и искусства: это соревнование поэтов в артистическом чтении» В 1984 году американский инженер Марк Смит организовал в Чикаго вервый слэм-турнир. Через несколько лет он же в том самом Чикаго стал организатором регулярных слэм-турниров в джаз-клубе под названием «Green Mill Jazz Clab», ставшем известнейшим местом проведения американских слэмов.

Что касается появления слэма в Украине, единого мнения на этот счет нет. Поэт Сергей Жадан уверяет, что украинский слэм появился в 1997 году в Харькове. А главный редактор интернет-издания www.proza.com.ua, критик культуры, автор книги «SLAM! Теория и практика поэтической революции»
[43], слэм-мастер и, можно сказать, культурный революционер Анатолий Ульянов считает, что украинский слэм родился сразу после фестиваля «Киевские Лавры 2006», там был установлен украинский формат слэма, там прошел первый турнир по слэму в Украине.

Далее явление начало стремительно набирать рост и силу. Если еще несколько лет назад каждый крупный слэм воспринимался как знаковое культурное событие, то сегодня во многих городах слэмы проводятся еженедельно, став частью клубной культуры.

В целом, слэм выглядит следующим образом. Поэты (как правило, от двадцати до тридцати человек) по очереди читают свои стихи. Выступление длится определенное количество времени, которое заранее жестко регламентируется. Посредством голосования каждый участник набирает некоторое количество баллов. Часть поэтов отсеиваются, и в следующий тур проходят те, кто набрал наибольшее количество баллов. Далее та же процедура осуществляется во втором и в третьем, финальном, туре. В финал в большинстве случаев выходят три, реже – два человека. Победитель получает денежный приз.

Структурные составляющие слэма и механизмы их функционирования подробно будут описаны в третьей главе. Сейчас важно отметить два момента, определившие направление данной работы.

Первое. В процессе слэма происходит визуализация слова, то есть слово перестает быть написанным (напечатанным), начинает звучать, исполняться. Можно было бы говорить о его аудиализации, однако слэмеры задействуют актерскую игру, на подходе, как уже было сказано, спецэффекты и музыкальное сопровождение, сама атмосфера слэма носит характер шоу, зрители активно включаются в процесс, а диплом победителя и денежный приз носят материальную форму. Слово не только начинает звучать, оно создает ощущаемые формы игры, действа, театрализации, передавая как внешнюю, так и внутреннюю динамику. Слово заполняет собой пространство и вносит в него особую атмосферу.

Второе. Слэмеры исполняют на сцене только собственные произведения. Слэмер не является компилятором текстов, написанных другими людьми, не является интерпретатором чужих произведений. Слэмер продолжает оставаться автором. Иными словами, речь идет не о подражании другому автору-стилю-жанру, не об эпигонстве, а о собственном творческом креативе.

Современное общество стремительно развивается. Исследуя новые культурные явления, мы можем понять общие культурные тенденции, их взаимосвязь с иными общественными процессами, понять атмосферу, в которой живет общество. Такие явления, как слэм, на наш взгляд, являются своего рода барометром, отражающим положение дел в культуре в целом. Слово всегда было важной составляющей человеческой деятельности. По словам М. М. Бахтина, «человек в его человеческой специфике всегда выражает себя (говорит), то есть создает текст» [2, с. 27]. Особенно важно понимать причины радикального проявления слова, какие, безусловно, присутствуют в слэме.

^ Степень научной разработанности проблемы. Слэм пока еще не является темой научных исследований. Несмотря на обилие информации, вся она носит публицичстический либо полемический характер. Уже упомянутая книга А. Ульянова показывает в первую очередь негатив сценического поведения многих слэмеров, не анализируя предпосылки возникновения нового литературного хулиганства. Некоторая расшифровка звучит в его интернет публикации [42]. Однако декларативность необходимости литературной революции посредством культурной анархии вызывает у нас чувство недоумения. В ознакомительном плане интересны интернет-публикации следующих авторов: Виктория Нарыжная [26], Тарас Прохасько [33], Сергей Жадан [11].

В американской исследовательской литературе нет обобщающих трудов, посвященных анализу поэтических слэмов. Исследования слэма носят характер фрагментарных, разорванных интернет-публикаций. Наиболее интересными, на наш взгляд, являются следующие издания:

Miguel Algarin & Bob Holman. Aloud! Voices from the Nuyorican Poets Cafe /editor Bob Holman.–Henry Holt, 1996. [53].

Gary Mex Glazner. How to Make a Living as a Poet. –2005.–284 с.[52].

Несмотря на то, что слэм неоднократно являлся темой отдельных публикаций, в целом, эта тема представляется не исследованной, открытой для культурологических поисков. Фундаментальных научных исследований слэма, в том числе в контексте культурологии, пока что нет. Таким образом, степень разработанности данной темы практически нулевая, что позволяет говорить, как минимум, о необходимости начала работы по отысканию ракурсов теоретической рефлексии над этим новым, фактически не изученным культурным феноменом.

^ Цель и задачи исследования. Цель данной работы – осмысление слэма как как динамичного культурного пространства на основе анализа феномена «визуализации слова» в украинском литературно-художественном процессе начала ХХI века.

Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд взаимосвязанных задач:

1. Проанализировать слэм как форму визуализации слова в украинской культуре начала ХХI века; рассмотреть процесс визуализации слова в различных теоретических дискурсах.


2. Исследовать исторические прототипы и аналоги слэма в контексте визуализации слова; выявить специфику слэма как актуального культурного феномена на основе его сопоставления с историческими аналогами.

3. Дать описательную характеристику слэма как динамичного культурного пространства; раскрыть его поливариантность и полисемантичность; выявить его культурный потенциал.

Объектом иссследования данной работы является визуализация слова в украинском культурном процессе начала ХХI века.

Предметом исследования является слэм как динамичное культурное пространство.

^ Теоретико-методологические основы работы. В данной работе были использованы следующие методы научного исследования:

– культурно-исторический анализ (для рассмотрения исторических прототипов и аналогов визуализации слова);

– искусствоведческий анализ (для выявления художественных особенностей слэма как формы визуализации слова);

– интервьюирование (для описания феномена слэма с позиции его представителей).

Теоретической основой работы послужили: философия и теория диалога М. Бахтина, В. Библера; игровая концепция культуры Й. Хейзинги; концепция «открытого произведения» У. Эко.

^ Научная новизна исследования предопределена тем, что слэм как явление ранее не подвергался систематическому научному изучению, в том числе в области культурологии.


В данной работе впервые предпринята попытка провести анализ слэма как динамичного культурного пространства в контексте проблемы визуализации слова, рассмотренной в различных теоретических дискурсах, на основе исследования украинского слэма начала ХХI века.

Апробация исследования. Данная работа была апробирована в ходе ряда поэтических слэмов в качестве участника и члена жюри. Автор исследования принял участие в пяти слэмах, в т. ч. стал победителем четырех всеукраинских слэмов: «Открытый доступ» (Запорожье, 2007), «Подкова пегаса» (Винница, 2007), «Антракт» (Херсон, 2008), «Антракт» (Херсон, 2009).

Публикации. Основой данного исследования стал ряд публикаций автора: сборники стихов «Танец удава» (Харьков, 1998), «Русский дзен» (Харьков, 2002). АудиоCD: «На берегу заброшенного моря» (Харьков, 2007), «Молитвы язычника» (Харьков, 2009). Мультимедийный CD «Неизбранное» (Харьков, 2006). Основные положения данного исследования приняты к публикации в интернет-изданиях слэмеров.

^ Структура исследования. Данная работа состоит из 3 разделов (в т. ч. 9 подразделов), выводов и списка использованной литературы.

Раздел 1

Визуализация слова в различных
теоретических дискурсах



Говоря о визуализации слова, о том, какие формы принимает слово произнесенное, исполненное, как оно взаимодействует с культурным пространством, следует, на наш взгляд, рассмотреть некоторые аспекты данного вопроса с позиции различных научных дисциплин. Объем данной работы не позволяет дать развернутый анализ проблемы, поэтому нами будут затронуты лишь те аспекты визуализации слова и лишь в тех теоретических дискурсах, которые могут прояснить вопросы, связанные со слэмом.

Обозначим те основные направления, в которых будет вестись наша работа.

В первую очередь, на наш взгляд, следует обратиться к искусствоведению, так как рассматриваемая нами проблематика имеет непосредственное отношение к определенным видам искусства – литературе, в частности, поэзии, актерскому мастерству, а также включает в себя элементы театрализованного действа, а, значит, предполагает наличие сценарной и режиссерской работы.

Далее мы рассмотрим некоторые аспекты социальной психологии, использующей слово не только как средство коммуникации, но и как способ воздействия на окружающих. Разумеется, ни реклама, ни политика не имеют непосредственного отношения к различным поэтическим турнирам, однако методы воздействия на своих зрителей придуманы не слэмерами, и наша задача – выяснить, какие из существующих технологий воздействия на окружающих посредством слова вольно или невольно используются участниками слэмов. Не лишним будет также заметить, что для многих людей любое публичное выступление является средством социальной адаптации или же интеграции в ту или иную социокультурную среду.

Наконец, мы обратимся к философии постмодерна, поскольку в слэме присутствуют его элементы. Кроме того, процессы в современной культуре выводят нас на необходимость нового осмысления человека и его места в нынешнем мире, дают возможности новых форм проявления в различных сферах жизнедеятельности, в том числе творчестве, а, значит, есть и необходимость осознания этого процесса.


^ 1.1. «Звучащее слово» как искусствоведческая проблема


Слово, исполняемое со сцены, у большинства людей, как правило, ассоциируется с концертной или театральной атмосферой. Углубляясь в прошлое, мы видим странствующих сказителей, несущих слово, хранящее историю, традиции, память о героических или трагических событиях. Здесь также присутствует элемент театрализации. Попробуем остановиться на театрально-концертных проявлениях произносимого слова и рассмотреть их подробнее.

Одним из основных экзаменов, сдаваемых при поступлении в театральные вузы, является прочтение наизусть художественного произведения или его отрывка, если речь идет о большом прозаическом произведении. Абитуриент должен показать умение, во-первых, запоминать объемные тексты, во-вторых, выразительно их исполнять. К слову, этимологическое значение слова «исполнить» – изъять полноту, то есть показать, раскрыть всю глубину исполняемого. Тем самым можно предположить, что чем богаче, полнее слово в виде текста или художественного произведения, тем легче его раскрыть, исполнить. В самом деле, очень сложно «исполнять» пустоту, то есть бессодержательные, нейтральные, «пустые» с художественной точки зрения тексты. Однако мастерство в том и состоит, чтобы раскрываться всегда и во всем. Именно поэтому во время Великой Отечественной войны геббельсовская пропаганда своим врагом номер один называла советского диктора Левитана, который обычную фразу «От Советского Информбюро» произносил так, что замирала вся страна.

Итак, умение выразительно исполнять художественное слово – одна из основных составляющих работы актера в традиционном театре. Мы говорим – традиционном, потому что в последнее время появилось огромное количество разнообразных театров, где слово может не звучать вовсе – театр танца, театр моды, театр огня и тому подобное. Но и в традиционном театре слову уже не всегда принадлежит весомая роль. Современные технические возможности позволяют создавать грандиозные декорации и осуществлять их перемещение в процессе спектакля, что составляет часть театрального действа. Огромное внимание уделяется световому и музыкальному сопровождению, также обладающим мощнейшим потенциалом. Если в 90-х годах режиссер Роман Виктюк уделяет большое внимание пластике актеров своего театра (автор данной работы видел его спектакль «Служанки» в 1997 году в Харькове в театре им. Шевченко), то уже к 2000 году Виктюк создает подводный театр, продолжая развивать идею пластичности в новой для театра среде.

Наряду с этим сценическая речь (сценречь) как учебная дисциплина по-прежнему является одной из профилирующих в театральных вузах. «Роль и значение живого слова, несущего эмоциональный заряд, обращенного к зрителю, сложно переоценить». [36, с. 92].

В этом отношении слэм близок театру и уж, во всяком случае, одной из его составляющих – сценречи. Слэмер обращается со своими стихами непосредственно в зрительный зал. Его голос звучит не в записи, а вживую. При этом нет атмосферы официоза. Более того – реакция зрителей не только поощряется, но и вызывается слэм-мастером – ведущим и организатором слэма. Любой зритель при желании может выйти из зала, продемонстрировав свое отношение к происходящему. Слэмер для достижения победы должен держать зал. Победа дает денежный приз.

Слэмеры не занимаются непосредственным изучением сценречи, однако ее составляющие присутствуют в их выступлениях. Можно ли говорить в данной связи о сознательном продолжении и развитии идей традиционного театра, основанного на актерской игре и актерском слове, в отличие от театра авангардного, предпочитающего зрелищность и бутафорию? На наш взгляд, прямой взаимосвязи нет. Разумеется, периодически в литературных альманахах, на интернет-сайтах и в публичных выступлениях отдельные авторы выступают с различными культурными декларациями. В них говорится о продолжении, развитии и приумножении тех или иных аспектов традиционной культуры, – например, литературных жанров или направлений. Однако такие выступления, как правило, носят локальный характер, объединяют небольшие группы людей и не имеют далекоидущих последствий.

С другой стороны, практически все авангардные поиски в их наиболее прогрессивных и перспективных формах осуществляются на базе знаний в области традиционной культуры, независимо от того, осознают это авторы или нет, говорят или не говорят об этом. Например, харьковский театр-студия динамической светоживописи под руководством Н. В. Крюковской и А. Б. Гука уделяет большое внимание обучению студийцев живописи и хореографии [16, с. 250 - 256]. Многим зрителям, впервые видящим светоживописные постановки, сложно предположить, что вырастают они из изучения композиции рисунка, балетных па и музыкальных жанров.

Таким образом, речь, на наш взгляд, идет не о сознательном продолжении тех или иных традиционных форм. Скорее всего, и классический театр, и классическая поэзия, равно как и другие виды искусств (разумеется, речь идет о европейской традиции), имеют общий мощный фундамент, восходящий к античности. В этом отношении создание чего-либо принципиально нового в области искусства, на наш взгляд, весьма проблематично. Возможно, такой прорыв осуществим компьютерными технологиями, однако автор данной работы плохо знаком с данным вопросом и не готов его анализировать.

Разумеется, и формы демонстрации произведений искусства имеют определенные очертания, складывавшиеся веками. Однако здесь как раз и кроется один из важных аспектов слэма. Современные технологии позволяют делать демонстрации шире, масштабнее, ярче, вызывая более мощный резонанс. Например, если форма демонстрации стихотворения осталась прежней – чтение вслух со сцены, то ее диапазон значительно расширился. Микрофоны и другая усиливающая аппаратура позволяют собирать огромное количество людей, вплоть до городских площадей. При этом голос исполнителя способен перекрывать шум толпы. Видео- и аудиозапись позволяют впоследствии транслировать выступление поэта по радио и телевидению. Наконец, уже было сказано о возможном усилении эффекта с помощью музыкального и светового сопровождения. Таким образом, используя привычные, традиционные в общепринятом понимании содержательные составляющие – поэзию как вид искусства и чтение вслух как способ демонстрации, – слэмеры, с одной стороны, традиционны с литературно-драматической точки зрения, и, с другой – авангардны в поиске новых решений, усиливающих резонанс восприятия.

Следует сказать несколько слов обо всем перечисленном.

Спецэффекты в слэме – дело недалекого будущего. Для их применения необходимы предварительная подготовка участника и специально оборудованное помещение. Многие слэмы либо возникают стихийно, когда, например, организаторы очередного поэтического фестиваля не планируют его проведения, но отдают дань должного существующему положению вещей, либо проводятся аматорами (а мы можем говорить уже и о профессионалах в организации и проведении слэмов). В таких ситуациях невозможно заранее запланировать использование спецэффектов, которых вдобавок может и не оказаться. К тому же, поэтический турнир в сознании подавляющего большинства по-прежнему остается именно поэтическим турниром. Однако, на наш взгляд, достаточно будет нескольких прецедентов, способных сломать привычный стереотип, – а среда слэмеров в большинстве своем настроена именно на их разрушение, - и спецэффекты войдут в слэм как одна из его составляющих. Если это произойдет и наберет массовый характер, сложно сказать, по какому пути пойдет эта ветка развития. Не исключено, что театрализация таких слэмов существенно отодвинет роль слова.

Автор данной работы, к сожалению, не видел ни одной видеозаписи слэмов, однако знает об их существовании. Во-первых, существуют любительские видеозаписи. Во-вторых, мега-слэмы как масштабные культурные акции привлекают внимание общественности и журналистов. Присутствие на таких слэмах телевизионщиков – обычное явление. Однако слэм, как правило, длится не менее полутора-двух часов, иногда даже дольше. Ни одна служба новостей не станет снимать такой объем целиком. Тем более ни одна телекомпания не позволит себе отдать демонстрации слэма такое количество эфирного времени. В то же время на одном из харьковских телеканалов был опыт показа поэтических турниров по принципу брэйн-ринга. Не исключена вероятность подобной практики и в других городах, однако мы не располагаем достоверной информацией в этой области. Так или иначе, практика теле- и радиотрансляций различных поэтических состязаний, в том числе и слэмов, возможна. Любительские записи рано или поздно прорвутся к широкой аудитории, а существование интернета с его возможностями во много раз увеличивает такую вероятность.

Микрофоны и усиливающая аппаратура используются на слэмах повсеместно, однако определенная категория слэмеров (в том числе автор данной работы) в небольших залах и в залах с хорошей аккустикой стараются отказываться от работы с микрофоном. Причина проста – рука, в которой находится микрофон, образно говоря, «выпадает» из актерской работы. Жесты скованы, привязаны к микрофону, некоторые – например, разведение рук в стороны якобы для объятия – вообще невозможны. В данном случае следует говорить о необходимости использования так называемых «петличных» микрофонов, и кто знает, не начнут ли в ближайшем будущем профессиональные слэмеры ездить на состязания с собственным комплектом аппаратуры.

Особняком в искусствоведческом аспекте, как это ни парадоксально, стоит литературоведческая составляющая. Современная литература пестрит бесконечным многообразием, классические каноны теряют свои привычные очертания, исчезают старые и появляются новые жанры, не говоря уже об их сложных синтезах, значения наполняются новым смыслом, порой до неузнаваемости меняя суть вещей. Демократичность общества и отсутствие официальной регламентированной цензуры позволяют не только публиковать, но и выходить на сцену авторам низкопробных произведений, которые порой не представляют интереса ни для кого, кроме самих авторов. Особую проблему представляет частое использование ненормативной лексики, нередко поощряемое отдельными слэм-мастерами.

В такой ситуации крайне сложно заниматься литературоведческим анализом. Появление новых и трансформация старых форм ломают привычные классификационные рамки, новые формы мышления, связанные с появлением новой реальности, основанной на высоких технологиях, порождают и новые формы восприятия этой реальности, а, значит, и новые формы творческого отображения окружающего мира. Среднестатистический обыватель, попавший на среднестатистический слэм, определенный процент прозвучавшего с трудом назвал бы не только поэзией, но и литературой вообще.

Здесь, на наш взгляд, следует обозначить один существенный момент.

Советская идеология, существовавшая более семидесяти лет, наложила глубокий отпечаток на сферы культуры и искусства. Одни стили, жанры и направления были канонизированы, другие, наоборот, заклеймены. Г. Почепцов, говоря о семиотике советской цивилизации, отмечает: «Тоталитарная цивилизация отдает приоритет вербальности, а точнее – устному слову. В рамках вербальной коммуникации были заложены определенные приоритеты». [31, с. 297].

Проявления культурной и творческой жизни были регламентированы так же, как и все сферы деятельности советского общества. Иными словами, существовала некая система, в рамках которой «правильное» и «неправильное», «хорошее» и «плохое», «нужное» и «бесполезное», «дружественное» и «враждебное» было четко определено. Разумеется, нельзя утверждать, что все оценочные категории советского периода носили в сфере искусства идеологизированный характер, однако идеологизация самого общества в целом проводила четкий водораздел между явлениями, соответствующими и несоответствующими официальной доктрине.

Советский Союз развалился менее двадцати лет назад, только-только успело вырасти одно поколение. Подавляющее большинство граждан нашей страны еще помнят установки по принципу «правильно – неправильно», независимо от того, разделяют они их или нет. Сознание масс не может измениться за несколько лет, многие стереотипы живы по сей день. Кроме того, отдельные установки советского периода выполняли действительно конструктивную, созидательную роль. Это относится и к сфере искусства.

Таким образом, демократизация нашего общества носит двойственный характер. С одной стороны, разрушение рамок, запретов и стандартов открыло дорогу подлинному творческому поиску и бесконечному количеству вариантов его реализации. С другой стороны, рухнула существовавшая система ценностей, рухнула именно как система, со всеми положительными и отрицательными проявлениями, а наступившее многообразие многим напоминает хаос.

Если человек привык к тому, что песня строится по принципу «куплет – припев», то как же сложно будет ему воспринять рэп в виде песни. Однако, если критик оценивает мастерство исполнителя, искусствовед пытается определить рэп с позиции жанра, то отдельный обыватель ставит под сомнение необходимость рэпа как такового. Его позиция может выглядеть так: «Рэп – это плохие песни, потому что это вообще не песни». Но ведь парадокс в том и состоит, что это уже действительно не песни, а новый песенно-музыкально-танцевальный жанр, по праву занявший свое место в молодежной среде. Значит, и оценивать его нужно по новым, совсем иным критериям, чем те, которые применялись ранее к традиционной песне.

Со слэмом та же ситуация. Нельзя оценивать его с позиции того, рифмуются ли последние строчки в прозвучавшем со сцены тексте. У него задача – вызвать реакцию слушателя. Т. Суминова отмечает: «Жизнь и динамика развития текста литературного произведения полностью зависят от обращения к нему различного рода реципиентов, которые посредством своего «прочтения» и постижения смысла, кода, информации креатируют новый текст произведения и новую информационную гипертекстовую реальность». [37, с. 176]. Каноны, применимые к традиционной поэзии, никто не отменял, разве что сама жизнь внесет коррективы. Но и применять эти каноны нужно по-прежнему к традиционной поэзии. Слэм – это синтез нескольких видов искусств, и его оценка также должна носить синтезированный характер.





оставить комментарий
страница1/4
Дата24.09.2011
Размер0,71 Mb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх