Рекуррентный центр в английской драматургии icon

Рекуррентный центр в английской драматургии


Смотрите также:
Конкурс драматургии «баденвайлер» о конкурсе конкурс драматургии "Баденвайлер"...
Õppejõud
Программа дисциплины фтд. 02 «основы драматургии»...
План: Развитие драматургии в эпоху романтизма. Жизненный и творческий путь Генриха Клейста...
Творческая лаборатория современной драматургии «Семинар по поддержке театров малых городов...
Программа дисциплины сд. 05 Основы хореографической драматургии Цели и задачи дисциплины...
К проблеме изучения поствампиловской драматургии в вузе...
Прагматический потенциал негативной оценки в английской стилизованной разговорной речи...
Театр Древней Греции: Греческая мифология основа драматургии...
Лингвопрагматический анализ экспрессивности эпистолярного текста (на материале английской...
В рамках Высших Курсов Сценаристов и Режиссеров в Москве открывается Мастерская режиссуры и...
"Романы Дж. Мура: становление и эволюция". Зав кафедрой английской филологии...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4
скачать


На правах рукописи


ХАРЛАМОВА Елена Александровна


РЕКУРРЕНТНЫЙ ЦЕНТР В АНГЛИЙСКОЙ ДРАМАТУРГИИ


Специальность 10.02.04 – германские языки

по филологическим наукам


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Москва

2008


Работа выполнена на кафедре иностранных языков

Московского государственного гуманитарного университета

имени М.А. Шолохова


Научный руководитель:

доктор филологических наук,

профессор Инна Георгиевна Кошевая


^ Официальные оппоненты:

доктор филологических наук,

профессор Анна Александровна Лебедева


кандидат филологических наук,

профессор Лидия Константиновна Голубева


^ Ведущая организация – Российский университет дружбы народов


Защита состоится «___» _____________ 2009 г. в ______час.

на заседании диссертационного совета Д – 212.136.07 при

Московском государственном гуманитарном университете

имени М.А. Шолохова по адресу:

109004, г. Москва, ул. Верхняя Радищевская, 16/18.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке

МГГУ имени М.А. Шолохова.


Автореферат разослан «___» _____________ 2009 года.


Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук,

профессор А.С. Калякин


^ Общая характеристика работы


Реферируемая диссертация посвящена изучению рекуррентного центра в драматургических текстах. Рекуррентный центр в диссертации рассматривается в качестве одной из кодирующих единиц, которая играет значительную роль в процессе композиционного построения сюжета.

В настоящее время исследование внутренней организации художественного текста в плане нахождения и анализа структурно-семантических и композиционных единиц, выступающих его конституентами как на поверхностном, так и на глубинном уровнях, приобретает характер вопроса первостепенной важности в сфере текстологии.

Многолетний поиск решения проблемы адекватного восприятия мировоззренческой позиции автора читателем (или зрителем) и попытки выявления механизмов, позволяющих автору (в частности, драматургу) превратить реципиента в своего единомышленника, привел к значительному расширению теоретической базы как в отечественной, так и в зарубежной филологии (см. работы А.А. Аникста, Вл. Блока, Э. Бентли, В.М. Волькенштейна, В.М. Жирмунского, Дж. Г. Лоусона, С.М. Мезенина, В.А. Сахновского-Панкеева, В.Е. Хализева, Е.Г. Холодова и др.). Однако в силу специфики драматургических текстов основной упор в этих исследованиях делался не на языковедческий, а на литературоведческий аспект их анализа. К тому же не учитывалась в должной мере и драматургическая специфика текстов, сочетающих в себе словесный и кинетический факторы. Для преодоления данного барьера драматургический текст в реферируемой диссертации фигурирует как объект лингвистического анализа и рассматривается в рамках грамматики языка и речи.

В основу настоящего исследования была положена научная концепция, разработанная профессором И.Г. Кошевой и детализированная в кандидатских и докторских диссертациях такими представителями ее школы, как Е.Д. Алексеева, И.Г. Алексеенко, И.А. Бабкина, С.Г. Геворкян, А.И. Герасименко, Д.В. Драгайцев, Н.Ф. Жучкова, Е.Н. Кисловская, Е.Н. Корбина, Е.Ю. Луговская, В.А. Макарова, Н.Н. Максимчук, В.А. Полуэктова, О.С. Радзевилова, М.В. Филиппова, В.Н. Чухранов, А.С. Шелепова, Д.А. Шигонов, Е.В. Щебетенко и др.

^ Проблемой исследования является рассмотрение рекуррентного центра как кодирующей единицы глубинного уровня, которая лежит в основе авторского ракурса при построении кодового макета произведения, а на поверхностном уровне дистантно функционирует в рамках сюжетной перспективы сообразно целевой установке автора. Иными словами, рекуррентный центр относится к числу кодирующих величин глубинного уровня, определяющих построение сюжета на поверхностном уровне при его декодировании.

^ Актуальность темы исследования определяется необходимостью выявить в тексте драматургии, который представляет собой комплексную иерархическую систему, особые структурные компоненты, обладающие кодирующим потенциалом и позволяющие однозначно интерпретировать замысел драматурга воспринимающим его зрителем. Одним из таких компонентов текста драмы, с нашей точки зрения, выступают рекуррентные центры.


^ Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

  1. Впервые рекуррентный центр рассматривается в качестве единицы текстообразования, предполагающей интралингвистическое и экстралингвистическое проявления, которой дается оценка как некой точке на пересечении глубинного и поверхностного уровней при композиционном построении сюжета драматического произведения.

  2. Впервые в основу классификации рекуррентных центров положены принцип внутридраматического деления по действиям и принцип частотности, в связи с чем в тексте драматического произведения выделяются следующие типы рекуррентных центров: внутриактные, погранично соприкасающиеся, дистанцированные, или несоприкасающиеся, регулярно повторяющиеся и окказиональные.

  3. Впервые производится разделение рекуррентных центров по характеру взаимной корреляции при условии принадлежности разным сюжетно-тематическим линиям на следующие виды: перекрестные (или тематически сходящиеся) и параллельные (или тематически не сходящиеся).

  4. Впервые к анализу рекуррентных центров привлекаются невербальные компоненты авторских ремарок (жесты, мимика персонажей, передвижения по сцене и т.д.), в связи с чем впервые разрабатывается классификация экстралингвистических средств в плане оформления рекуррентного центра в тексте драмы.

  5. Впервые определяется роль рекуррентного центра в реализации информативного и смыслового единства текста драматического произведения.

  6. Впервые описываются случаи реализации рекуррентного центра посредством афористического высказывания в рамках имплицитной и смешанной моделей дистрибуции, вследствие чего впервые подтверждается предположение, что рекуррентный центр является носителем имплицитного смысла.

  7. Впервые предпринимается попытка доказать, что в тексте драмы рекуррентные центры, относящиеся к одной из линий развития сюжетной перспективы (а именно: сюжетно-тематической линии), заключающей в себе основную интригу пьесы, как правило, непосредственно связаны с названием;

  8. Впервые обосновывается положение, согласно которому последовательность рекуррентных центров на сюжетно-тематической линии, непосредственно связанной с названием пьесы, способна пошагово декодировать название произведения и в силу многомерности последнего одновременно подключать читателя/зрителя к остальным линиям развития сюжетной перспективы.

  9. Впервые выявляется степень участия рекуррентных центров в мировоззренческом переосмыслении читателем/зрителем названия пьесы, выраженного именем собственным, а также доказывается, что для драматургического текста обязательно наличие центробежной и центростремительной связи во взаимоотношениях рекуррентных центров и названия.

^ Гипотеза исследования заключается в том, что рекуррентный центр в произведениях драматургии является кодирующей единицей, которая лежит в некой точке пересечения глубинного и поверхностного уровней, вследствие чего рекуррентный центр представляет собой лингвистический феномен, связанный с процессами текстообразования, и одновременно выступает одним из факторов построения пьесы. В тексте драматического произведения, как мы полагаем, рекуррентный центр существует как кодирующая единица текста, которая на глубинном уровне служит лингвистическим фактором композиционного развертывания действия, а на поверхностном уровне дистантно функционирует в рамках сюжетной перспективы как средство построения фабулы пьесы сообразно целевой установке драматурга.

^ Объектом исследования является раздел текстологии, связанный с особенностями построения драматургического текста.

Предметом исследования выступает рекуррентный центр в качестве кодирующей единицы, которая функционирует на пересечении поверхностного и глубинного уровней в текстах произведений драматургии.

^ Материалом исследования послужили тексты пьес английских драматургов, таких как Оскар Уайльд и Бернард Шоу.

Цель диссертационной работы заключается в исследовании отличительных свойств рекуррентного центра как кодирующей единицы в тексте драмы с точки зрения специфики данного вида литературного творчества.

Указанная цель потребовала решения следующих задач:

  1. Определить статус рекуррентного центра как кодирующей единицы в тексте произведений драматургии.

  2. Сформулировать принципы классификации рекуррентных центров с учетом характерных особенностей текста драмы.

  3. Провести анализ речевой организации рекуррентного центра, принимая во внимание его интралингвистическое и экстралингвистическое проявления в тексте драмы.

  4. Выявить закономерности взаимоотношений рекуррентных центров и названия драматического произведения.

  5. Определить роль рекуррентного центра в реализации информативного и смыслового единства драматургического текста.

^ Теоретическое значение диссертационной работы определяется предпринятой попыткой рассмотреть объект исследования с позиций грамматики языка и грамматики речи, объединив при этом в рамках нового научного подхода имеющиеся на сегодняшний день теоретические знания о процессах текстообразования и лингвистических параметрах текста произведений драматургии. В настоящем исследовании рекуррентный центр впервые фигурирует как кодирующая единица текста драмы. Данная работа предоставляет возможность установить статус рекуррентного центра в драматическом произведении, а также его роль в процессе композиционного построения пьесы. Помимо этого, в исследовании рассматриваются единственные в своем роде способы организации рекуррентного центра, характерные исключительно для разрабатываемого вида литературного творчества.

^ Практическое значение диссертации состоит в возможности применения полученных результатов в лекционном курсе по теоретической грамматике английского языка, стилистике и интерпретации текста для студентов филологических факультетов, а также в рамках спецкурса по теории текста. Кроме того, материалы исследования могут быть задействованы при проведении практических и семинарских занятий и для написания курсовых и дипломных по вышеуказанным дисциплинам.

^ Положения, выносимые на защиту:

  1. Рекуррентный центр, являясь кодирующей единицей текста, на глубинном уровне выступает лингвистическим фактором композиционного развертывания действия, а на поверхностном уровне дистантно функционирует в рамках сюжетной перспективы как средство построения фабулы пьесы сообразно целевой установке драматурга.

  2. Классификация рекуррентных центров в плане их структурной организации в тексте драмы, в основу которой положены принцип внутридраматического деления по действиям и принцип частотности, предполагает характерные для произведений драматургии виды рекуррентных центров.

  3. Рекуррентные центры в тексте драматического произведения имеют интралингвистичекое и экстралингвистическое проявления, последнее из которых реализуется при участии авторских ремарок различных видов, которые функционируют как своеобразные визуальные индикаторы введения рекуррентного центра в текст драматического произведения.

  4. Рекуррентный центр в драматическом произведении реализуется посредством афористического высказывания в рамках различных моделей дистрибуции, являясь носителем имплицитного смысла.

Решение поставленных задач потребовало применение следующих методов исследования:

  1. метода экстрагирования;

  2. метода семантико-функционального анализа;

  3. метода лингвистического описания;

  4. метода сравнительного анализа.

Апробация диссертации была осуществлена в выступлениях на кафедре теории и практики преподавания иностранных языков, на кафедре иностранных языков и на кафедре английской филологии Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова. Сообщения о ходе исследования обсуждались на заседаниях кафедры иностранных языков и кафедры английской филологии Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова. О результатах исследования были сделаны доклады на научных конференциях «Актуальные проблемы языкового образования в XXI веке», проходивших в МГГУ (МГОПУ) им. М.А. Шолохова в 2005-2006, 2006-2007, 2007-2008 и 2008-2009 гг.


^ Структура диссертации:

Работа состоит из Введения, двух глав, Выводов по каждой главе, Заключения, списка использованной литературы на русском и иностранном языках, а также поясняющих схем.

^ Во Введении дается обоснование выбора темы исследования, определяется ее актуальность и научная новизна; излагается общая гипотеза, основная цель и задачи исследования; раскрывается теоретическое и практическое значение работы; формулируются положения, выносимые на защиту; описываются объект и методы исследования.

^ В первой главе «Теоретические исследования в области структуры текста» проводится анализ существующих на сегодняшний день разнообразных подходов в изучении глубинной и поверхностной структур текста, детально рассматривается текстовая структура драматического произведения, определяется роль рекуррентного центра в композиционном развертывании действия пьесы и построении фабулы драматического произведения.

^ Во второй главе «Особенности функционирования рекуррентных центров в тексте драмы» предлагается классификация рекуррентных центров по ряду принципов; исследуются взаимоотношения рекуррентных центров и авторских ремарок в тексте драмы, рассматривается невербальная наполняемость авторской ремарки как одной из форм реализации экстралингвистической стороны рекуррентного центра; определяется роль рекуррентного центра в осуществлении информативного и смыслового единства текста драматического произведения, доказывается положение о том, что афоризм является частным случаем дистрибуции рекуррентного центра; отслеживается взаимосвязь рекуррентных центров и названия драматического произведения.

^ В Заключении подводятся итоги проведенного исследования, выдвигаются предположения о возможностях дальнейшей работы в данной области.

Список использованной литературы включает труды отечественных и зарубежных лингвистов, привлеченные в ходе работы над диссертацией.


^ Содержание диссертации

В первой главе «Теоретические исследования в области структуры текста» излагается основное положение исследования, согласно которому текст драматического произведения, будучи комплексной иерархической системой, состоящей из семантико-синтаксических единиц разных уровней, выстраивается из конституентов, функционирующих как на поверхностном, так и на глубинном уровнях. Такой подход к изучению текста драмы продиктован необходимостью выявить текстовые структуры, способные играть первостепенную роль в однозначном прочтении целевой установки драматурга. При этом сама интерпретация идеи и языковых структур текста драматургического произведения получает особую значимость в виду того, что природа драмы предполагает одновременную языковую принадлежность к литературному и сценическому творчеству.

Именно рекуррентные центры являются в пьесе теми структурами, которые позволяют однозначно понять целевую установку драматурга. Кроме того, участвуя в процессе текстообразования, рекуррентные центры одновременно выступают как фактор композиционного построения пьесы.

В соответствии с научной позицией И.Г. Кошевой, предполагающей выделение на линии сюжета кодирующих и декодирующих единиц текста, мы проанализировали две стороны его выражения. А именно:

  1. Внутреннюю, состоящую из кодирующих единиц текста: авторского ракурса, который запрограммирован в рекуррентных центрах и названии;

  2. Внешнюю, состоящую из декодирующих единиц: сюжетной перспективы, которая разделяет драматургический текст на мизансцены, сцены и акты с допустимыми прологом и эпилогом, включающими в себя речевые комплексы – простые, составные и сложные.

С нашей точки зрения, рекуррентный центр представляет собой ту будто бы случайно брошенную фразу, на которой драматург старается не заострять внимание читателя/зрителя, но к которой неоднократно возвращается в дальнейшем, позволяя тем самым проследить весь сюжет пьесы как единое композиционное целое, где рекуррентный центр при его последовательной детализации, выступает основным текстообразующим элементом построения драматургического произведения.

В настоящем исследовании основными структурными компонентами текста драмы, в границах которых на поверхностном уровне реализуется рекуррентный центр, мы считаем драматургический монолог и драматургический диалог.

В качестве примера рекуррентного центра, получившего выражение в тексте пьесы посредством монолога, приведем обличительную речь миссис Чивли в пьесе О. Уайльда «Идеальный муж», в которой звучит угроза предать гласности преступные действия Роберта Чилтерна и этим разрушить образ безупречного человека в случае отказа с его стороны поспособствовать осуществлению финансовой аферы. Так, возникая в завязке пьесы и будучи в русле повествования той отправной точкой, где тема идеала, которая ранее в совершенно ином контексте уже затрагивалась драматургом, получает новую актуализацию, данный рекуррентный центр становится своеобразной «пружиной» для последующего развития сюжета. Оговоримся, однако, что в силу ограничений, предъявляемых к объему автореферата, позволим себе несколько сократить этот некоторые другие экстрагируемые текстовые отрезки:

^ Mrs. Cheveley. My dear Sir Robert, what then? You are ruined, that is all! Remember to what a point your Puritanism in England has brought you. In old days nobody pretended to be a bit better than his neighbours. In fact, to be a bit better than one’s neighbour was considered excessively vulgar and middle-class. Nowadays, with our modern mania for morality, every one has to pose as a paragon of purity, incorruptibility, and all the other seven deadly virtues – and what is the result?You all go like ninepins – one after the other. Not a year passes in England without somebody disappearing. Scandals used to lend charm, or at least interest, to a man – now they crush him. And yours is a very nasty scandal. You couldn’t survive it… If it were known that as a young man, secretary to a great and important minister, you sold a Cabinet secret for a large sum of money, and that was the origin of your wealth and career, you would be hounded out of public life, you would disappear completely. And after all, Sir Robert, why should you sacrifice your entire future rather than deal diplomatically with your enemy?.. Years ago you did a clever, unscrupulous thing; it turned out a great success. You owe to it your future and position. And now you have got to pay for it. Sooner or later we have all to pay for what we do. You have to pay now. Before I leave you tonight, you have got to promise me to suppress you report, and to speak in the House in favour of this scheme. (Wilde O. 2004, P. 27-28).

За иллюстрацией рекуррентного центра, реализованного на поверхностном уровне драматургического текста в рамках диалога, обратимся к сцене в третьем акте пьесы Б. Шоу «Пигмалион», где полковник Пикеринг и профессор Хиггинс наперебой в подробностях рассказывают миссис Хиггинс о ходе эксперимента, предпринятого ими в отношении Элизы Дулиттл. По мере развития разговора сменяющие друг друга высказывания перерастают в заранее подготовленное хоровое выражение общих для двух персонажей чувств. То обстоятельство, что данный диалог цитируется нами в составе полилога, существенно не влияет на корректность приводимого примера, поскольку третьему участнику коммуникации – миссис Хиггинс – фактически отводится роль лишь приемника речи. Однако именно ее реакция – реакция бессловесного реципиента – и является тем рекуррентным центром, определяющим впоследствии построение сюжета. Следует подчеркнуть, что такой способ введения рекуррентного центра весьма характерен для драматургических текстов:

Mrs. Higgins. You certainly are a pretty pair of babies, playing with you live doll.

Higgins. Playing! The hardest job I ever tackled: make no mistake about that, mother. But you have no idea how frightfully interesting it is to take a human being and change her into a quite different human being by creating a new speech for her. It’s filling up the deepest gulf that separates class from class and soul from soul.

^ Pickering [drawing his chair closer to Mrs. Higgins and bending over to her eagerly] Yes: it’s enormously interesting. I assure you, Mrs. Higgins, we take Eliza very seriously. Every week – every day almost – there is some new change. [Closer again] We keep records of every stage – dozens of gramophone disks and photographs –

^ Higgins [assailing her at the other ear] Yes, by George: it’s the most absorbing experiment I ever tackled. She regularly fills our lives up; doesn’t she, Pick?

Pickering. We’re always talking to Eliza.

Higgins. Teaching Eliza.

Pickering. Dressing Eliza.

Mrs. Higgins. What!

Higgins. Inventing new Elizas.

Higgins. [Speaking You know, she has the most extraordinary

quickness of ear:

Pickering. Together] I assure you, my dear Mrs. Higgins, that girl

Higgins. just like a parrot.

I’ve tried her with every

Pickering. Is a genius. She can play

The piano quite beautifully.


Higgins. possible sort of sound

that a human being can make –

Pickering. We have taken her

to classical concerts…

Mrs. Higgins [putting her fingers in her ears, as they are by this time shouting one another down with an intolerable noise] Sh-sh-sh-sh! [They stop]. (Shaw, G. Bernard 2001, P.66-67).

Признавая за монологом и диалогом приоритетную роль в оформлении рекуррентных центров на поверхностном уровне драматургического текста, следует, однако, отметить, что под минимальной структурной и содержательной составляющей речевой ткани пьесы понимается высказывание.

Так, анализируя текст драмы в русле грамматики языка и речи, мы устанавливаем соответствие между предложением как структурно-смысловой единицей языка и высказыванием как коммуникативно-смысловой единицей устной речи. В рамках данного подхода предложение и высказывание существуют на двух разных уровнях языковой материи, а именно: уровне языка как системы и уровне речи как коммуникативной нормы, в пределах которой может быть реализована мысль. Иными словами, предложение выступает той языковой моделью, которая в речи наполняется определенным содержанием. Тем не менее, поскольку такая модель может подвергаться модификации внутри речевого комплекса, который трактуется в работе как структурно-семантический компонент текста, состоящий минимум из двух объединенных микротемой высказываний, содержательное наполнение ее неоднозначно. В этом отношении роль речевого комплекса, куда включается рекуррентный центр, тем более велика, поскольку именно в нем получает свое законченное выражение речевая ситуация, представляющая собой искусственно созданный драматургом слепок фрагмента действительности, который, в свою очередь, в значительной мере предопределяет выбор речевых образований.

Далее, от основных положений, руководствуясь которыми мы предприняли попытку изучить рекуррентный центр в драматургическом тексте, перейдем непосредственно к оценке степени его участия в композиционном построении сюжета драматического произведения.

Для того чтобы наиболее полно проиллюстрировать роль рекуррентных центров в динамике развертывания действия и подтвердить выдвинутую нами гипотезу, что именно рекуррентные центры являются в пьесе теми структурами, которые позволяют однозначно понять целевую установку драматурга, обратимся к пьесе О. Уайльда “Lady Windermere’s Fan”.

Позволим себе дать краткий пересказ одного из отрывков сюжета. Так, в малой гостиной дома лорда Уиндермира на Карлтон-Хаус-Террас леди Маргарет Уиндермир в день своего рождения принимает визит лорда Дарлингтона, своего давнего друга и поклонника. И, будто в шутку, говоря о своем пуританском воспитании, вскользь касается темы своего прошлого, если быть точнее, того факта, что она осиротела, будучи совсем маленькой девочкой, и воспитывалась старшей сестрой отца:

^ Lady Windermere: Don’t spoil it by saying extravagant silly things to me. You think I am a Puritan? I suppose? Well, I have something of the Puritan in me. I was brought up like that. I am glad of it. My mother died when I was a mere child. I lived always with Lady Julia, my father’s elder sister, you know(Wilde O. 2004, P.158).

Этим открывается первое действие. Зритель, очевидно, воспринимает полученные сведения не более чем за некую страницу из биографии главной героини. Однако на глубинном уровне приведенный отрывок представляет собой не что иное, как первый рекуррентный центр, относящийся к сюжетно-тематической линии «Тайна родства Маргарет Уиндермир и миссис Эрлин». По замыслу драматурга эта мимолетом сказанная фраза дает зрителю лишь первичную, поверхностную информацию об истории жизни леди Уиндермир, но в дальнейшем именно она окажется в центре сюжетного развития действия, выступая тем кодирующим звеном, которое является исходным рекуррентным центром всей пьесы.

Далее зрителю приоткрываются новые сведения. Узнав от леди Агаты и герцогини Берик о том, что ее муж Артур Уиндермир часто бывает на Керзон-стрит у миссис Эрлин, женщины сомнительной репутации, и обнаружив в его банковской книжке записи о крупных денежных тратах, леди Уиндермир задает Артуру вопрос о существовании мистера Эрлин. В ответ муж уверяет ее, что миссис Эрлин осталась совсем одна на целом свете и ей больше некому помочь:

^ Lord Windermere: Her husband died many years ago. She is alone in the world.

Lady Windermere: No relations?

Lord Windermere: None… (Wilde O. 2004, P. 172).

В рассмотренных эпизодах между тем все еще не прослеживается связь судеб двух женщин. Напротив, вследствие появления в тексте приведенного выше рекуррентного центра, относящегося к уже упомянутой сюжетно-тематической линии, у публики возникает мнимое чувство удовлетворенного любопытства относительно родственных связей миссис Эрлин. Так, драматург, развенчивая сомнения леди Уиндермир через скупой, на первый взгляд, рассказ о миссис Эрлин, намеренно создает у зрителя ложное представление о том, что у нее нет ни одной родной души, чтобы позднее открыть истину.

Обратимся к еще одному эпизоду пьесы. В ходе разговора с супругом леди Уиндермир, подчеркивая контраст между своей добродетелью и низостью моральных устоев миссис Эрлин, имеет в виду, что между ними не может быть ничего общего, и укоряет Артура Уиндермира в том, что он бестактно упоминает ее имя рядом с именем этой женщины. Как окажется в дальнейшем, данное обстоятельство является кодовым компонентом, формирующим рекуррентный центр, который будет опять-таки основополагающим для последующего построения сюжета. Ср.:

^ Lady Windermere: I am not interested in her and – you should not mention this woman and me in the same breath. It is an error of taste. (Sitting R. at desk).( Wilde O. 2004, P. 173).

Продолжая настаивать на отсутствии вины в своих действиях, лорд Уиндермир просит жену о невозможном – прислать приглашение миссис Эрлин на званый вечер по случаю дня рождения первой. Оскорбленная такой просьбой, леди Уиндермир отвечает категорическим отказом и, не желая возвращаться к этому разговору, снова упоминает о том, что у нее нет родителей и именно поэтому муж находит для себя возможным поступать с ней по своему усмотрению. Так в сюжет пьесы вводится тот момент, который в данной мизансцене оказывается уже не первичным, а повторяющим первоначально сделанное замечание и являющимся, таким образом, еще одним рекуррентным центром в ходе построения сюжета и его развития:

^ Lady Windermere (crossing to door): I am going to dress for dinner, and don’t mention the subject again this evening. Arthur – (going to him) – you fancy because I have no father or mother that I am alone in the world, and that you can treat me as you choose… (Wilde O. 2004, P. 174-175).

Из приведенных выше примеров видим, что драматург умышленно подчеркивает факт сиротства главной героини. Однако цель, с которой он это делает, становится ясной не сразу, а поэтапно. Так, в конце первого действия пьесы леди Уиндермир в ультимативной форме заявляет мужу, что, если тот хочет избежать публичного скандала, он должен написать письмо миссис Эрлин, в котором ей запрещается появляться в их доме. С этими словами Маргарет удаляется со сцены, а лорд Уиндермир сокрушается, что не смеет сказать ей всей правды о том, кто эта женщина на самом деле, иначе Маргарет умерла бы со стыда:

Lord Windermere (calling after her): Margaret! Margaret! (A pause.) My God! What shall I do? I dare not tell her who this woman really is. The shame would kill her. (Sinks down into a chair and buries his face in his hands.) (Wilde O. 2004, P. 178).

В данном рекуррентном центре зритель встречается с неожиданной для него интригой сюжета пьесы. Изначально предположив, что за основу сюжета драматургом взята тривиальная история супружеской неверности, зритель или читатель наталкивается на вновь открывшееся обстоятельство и, увязывая воедино все происходящее в первом действии, получает возможность строить версии дальнейшего развития сюжета, опираясь на собственные догадки.

Продолжая анализировать динамику развертывания действия, во втором акте находим подтверждение тому, что первое знакомство миссис Эрлин и леди Уиндермир, по всей вероятности, произошло не на балу, куда миссис Эрлин пришла вопреки протестам Маргарет, а гораздо раньше. В беседе с лордом Уиндермиром миссис Эрлин замечает, что из его жены получилась настоящая красавица, ведь в последний раз она видела ее двадцать лет назад, и в пеленках та выглядела не так привлекательно:

^ Mrs. Erlynne: Charming ball it has been! Quite reminds me of old days. (Sits on sofa.)…So pleased to find that nothing has altered! Except Margaret. She’s grown quite pretty. The last time I saw her – twenty years ago, she was a fright in flannel. Positive fright, I assure you… (Wilde O. 2004, P. 199).

В указанном рекуррентном центре драматург только предвосхищает факт родства миссис Эрлин и леди Уиндермир, который окончательно раскрывается в идущем следом рекуррентном центре, эксплицитно представляющем финальную фазу нарастания действия по рассматриваемой сюжетно-тематической линии и одновременно подключающем зрителя к еще одной сюжетно-тематической линии, а именно: «Параллелизм судеб матери и дочери». Как будет показано ниже, согласно разработанной нами классификации, такие рекуррентные центры являются перекрестными (или тематически сходящимися). Так, решив уйти от мужа и разделить дальнейшую судьбу с лордом Дарлингтоном, леди Уиндермир оставляет на столе письмо, в котором сообщает о своих намерениях Артуру Уиндермиру. Миссис Эрлин, случайно прочитав его, в отчаянии произносит, что те же слова двадцатью годами раньше она написала ее отцу и что настоящая кара настигла ее именно сегодня, когда родная дочь рискует повторить ее ошибку. Иными словами, имеет место поступательный переход глубинного уровня, проявляющегося в нескольких рекуррентных центрах, в поверхностный уровень, где и происходит его стилистическое декодирование:

^ Mrs. Erlynne… Oh, how terrible! The same words that twenty years ago I wrote to her father! And how bitterly I have been punished for it! No, my punishment, my real punishment is tonight, is now! (Still seated.) (Wilde O. 2004, P. 203).

Третье действие пьесы открывается сценой в холостяцкой квартире лорда Дарлингтона. Леди Уиндермир в ожидании своего давнего поклонника все еще колеблется, что же лучше, обрести счастье с человеком, который ее безгранично любит, либо остаться с мужем, который порочит ее доброе имя связью с миссис Эрлин, и прожить жизнь в бесчестии. Наступает момент, когда она уже глубоко сожалеет о письме, оставленном мужу, и тогда на сцене появляется виновница ее разрыва с Артуром Уиндермиром. Миссис Эрлин умоляет главную героиню вернуться к мужу, утверждая, что он не читал злосчастного письма:

Mrs. Erlynne: Dare! Oh! To save you from the abyss into which you are falling, there is nothing in the world I would not dare, nothing in the whole world. Here is the letter. Your husband has never read it. He never shall read it. (Going to fireplace.) It should never have been written. (Tears it and throws it into the fire.)(Wilde O. 2004, P. 209-210).

Перед тем как сжечь письмо в камине, миссис Эрлин восклицает, что сделала бы все на свете, лишь бы оградить леди Уиндермир от шага к краю пропасти. Приведенный выше рекуррентный центр опять-таки имеет кодовый характер и с новой силой заостряет внимание зрителя на чувствах любящей матери, готовой на самые отчаянные поступки ради своей дочери.

Монолог миссис Эрлин следует воспринимать как декодирующую часть текста, предоставляющую сведения о ее разбитой судьбе, поскольку последним аргументом в уговорах не рушить семью становится ребенок леди Уиндермир:

Mrs. He has never swerved for a moment from the love he bears you. But even if he had a thousand loves, you must stay with your child. If he was harsh you, you must stay with your child. If he ill-treated you, you must stay with your child. If he abandoned you, your place is with your child. (Wilde O. 2004, P. 212-214).

В этом кульминационном моменте, каким представляется здесь описанный рекуррентный центр, являющийся расширенным новыми нюансами повтором встречавшейся ранее мысли, драматург в очередной раз искусно переплетает линии жизни двух персонажей: миссис Эрлин, оставившей своего ребенка много лет назад, и леди Уиндермир, рискующей повторить ее трагедию; матери и дочери, готовых броситься в объятия друг к другу.

Заключительное четвертое действие знаменует собой зарождение дружеских чувств между двумя главными героинями. Перед отъездом за границу миссис Эрлин просит леди Ундермир подарить ей какую-нибудь из фотографий, где та запечатлена со своим маленьким сыном. Протягивая снимок, Маргарет Уиндермир говорит, что сынишку зовут Джерардом в честь отца и что если бы родилась девочка, то она назвала бы ее Маргарет, по имени ее матери. И в этот момент миссис Эрлин признается, что ее тоже зовут Маргарет. Посредством данного дистантно расположенного рекуррентного центра, сосредоточивающего в себе еще один фрагмент авторского замысла и актуализирующего ранее изложенную мысль, драматург упрочивает убежденность зрителя в искренности родственных чувств между главными персонажами. Так происходит декодирование рекуррентного центра в канве драматургического текста:

^ Lady Windermere: Yes. If it had been a girl, I would have called it after my mother. My mother had the same name as myself, Margaret.

Mrs. Erlynne: My name is Margaret too. (Wilde O. 2004, P. 242).

Рекуррентный центр, завершающий так тесно связанные между собой сюжетно-тематические линии жизни двух главных персонажей и тайны их родства, возникает в сцене расставания миссис Эрлин и леди Уиндермир, когда первая просит оставить ей на память тот самый веер, из-за которого едва не раскрылся позор Маргарет Уиндермир, если бы не уловка миссис Эрлин. Так драматург, в очередной раз прибегнув к использованию рекуррентного центра, подчеркивает удивительное совпадение имен обеих женщин и неоспоримый факт их родства, то есть вводит рекуррентный центр и осуществляет ретроспективный возврат к сказанному ранее:

Mrs. Erlynne: … You’ll think me absurd, but do you know I’ve taken a great fancy to this fan that I was silly enough to run away with last night from your ball. Now, I wonder would you give it to me? Lord Windermere says you may. I know it is his present.

Lady Windermere: Oh, certainly, if it will give any pleasure. But it has my name on it. It has ‘Margaret’ on it.

Mrs. Erlynne: But we have the same Christian name.

Lady Windermere: Oh, I forgot. Of course, do have it. What a wonderful chance our names being the same!

Mrs. Erlynne: Quite wonderful. Thanks – it will always remind me of you. (Shakes hands with her.) (Wilde O. 2004, P. 245).

Следует отметить, что завершающий рекуррентный центр, согласно разработанной нами классификации, так же является перекрестным, или тематически сходящимся, поскольку напрямую связан с ролью в пьесе предмета, давшего название всему произведению, а именно веера. (Более подробный комментарий по поводу рекуррентных центров, взаимодействующих с названием, будет приведен ниже.)

Схематично роль рекуррентного центра как кодирующей единицы глубинного уровня при построении кодового макета драматического произведения можно представить следующим образом (Схема 1):



Схема 1: Кодовый макет драматического произведения. Глубинный уровень.


На поверхностном же уровне рекуррентные центры декодируются через мизансцены, сцены, акты и, наконец, целостное драматическое произведение (Схема 2):



Схема 2: Декодированный сюжет драматического произведения.

Поверхностный уровень.


Таким образом, участвуя в процессе текстообразования, рекуррентные центры одновременно выступают как фактор композиционного выстраивания пьесы. Поэтому, подытоживая вышесказанное, определение рекуррентного центра в драматическом произведении можно сформулировать следующим образом. Рекуррентный центр представляет собой кодирующую единицу глубинного уровня, которая является лингвистическим фактором композиционного развертывания действия на глубинном уровне, а на поверхностном уровне дистантно функционирует в рамках сюжетной перспективы как средство построения фабулы драматического произведения сообразно целевой установке автора.


Выводы к главе I

  1. Рекуррентный центр в драматургическом тексте рассматривается в исследовании как некая точка на пересечении глубинного и поверхностного уровней при композиционном построении сюжета пьесы.

  2. Драматургический текст выступает как комплексное многоярусное единство содержательного, семантического, композиционного, структурного и семиотического планов. Так, под содержательным планом подразумевается целевая установка драматурга; под семантическим планом имеется в виду смысловой узел и контекст с образующими их компонентами; композиционный план составляет сюжетная перспектива; структурный план предполагает компоненты внешней организации драматического произведения; и, наконец, семиотический план соответствует закрытой речевой системе языковых знаков.

  3. Исходя из положения, что на линии сюжета драматического произведения можно выделить кодирующие и декодирующие единицы, в данном исследовании мы рассматриваем две стороны выражения драматургического текста – внутреннюю и внешнюю. Внутреннюю сторону текста драмы составляют кодирующие единицы, функционирующие в рамках авторского ракурса, который запрограммирован в рекуррентных центрах и названии. Внешней стороне драматургического текста соответствуют декодирующие единицы сюжетной перспективы, разделяющей текст драмы на мизансцены, сцены и акты, в основе структурно-смыслового выражения которых лежит речевой комплекс, представленный различными видами высказываний: простыми, сложными и составными.

  4. Ведущими структурными компонентами текстовой ткани пьесы, в рамках которых на поверхностном уровне реализуется рекуррентный центр, являются драматургический монолог и драматургический диалог.

  5. Предложение в работе фигурирует как структурно-смысловая единица языка, которая соответствует коммуникативно-смысловой единице речи, а именно: высказыванию в устной речи и фразе – в письменной речи.

  6. Речевая ситуация (от микротематической до текстологической) играет важную роль в проявлении рекуррентных центров при организации текста драматического произведения, так как дает объектам и явлениям комплексную многоплановую характеристику.

  7. Рекуррентные центры носят кодовый характер и играют одну из первостепенных ролей в композиционном развертывании действия драматического произведения на глубинном уровне. Одновременно с этим на поверхностном уровне рекуррентные центры дистантно рассредоточиваются по тексту пьесы в границах сюжетной перспективы в качестве средства увлекательного построения фабулы в соответствии с целевой установкой драматурга.





оставить комментарий
страница1/4
ХАРЛАМОВА Елена Александровна
Дата24.09.2011
Размер0,54 Mb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх