Моя уровневая философия (к читателю «Математики человечн ости») icon

Моя уровневая философия (к читателю «Математики человечн ости»)



Смотрите также:
1. орфографическая разминка...
Учебник по аналитической философии...
Вопросы по семинарам для аспирантов мехмата (для группы Катречко С. Л.; 2011)...
«Уровневая подготовка специалистов: государственные и международные стандарты инженерного...
Книга адресуется массовому читателю...
Программа «уровневая подготовка специалистов: государственные и международные стандарты...
Реферат по дисциплине: «Философия» На тему: «”Наука логики” Гегеля и её основные идеи...
Тесты для самопроверки знаний раздел I. Что такое философия...
Эссе «Моя педагогическая философия»...
Учебно-методический комплекс учебной дисциплины «История науки (математики, механики...
2. Древнегреческая философия...
Бакалаврская программа №0000 Кафедра Онтологии и теории познания Направление : Философия...



страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
вернуться в начало
скачать
Шаг назад. Привожу выдержку из моей статьи «Нелинейный уровневый подход: штрихи к портрету»: http://www.zhurnal.lib.ru/b/bondarenko_o_j/shtrihi.shtml:

Уровневый подход – определенная методологическая концепция, близкая по замыслу к системному подходу. Однако объектом исследования в данном случае выступает не сама система, а ее изменение (динамика) по некой уровневой шкале; последняя отражает уровни организации системы, с учётом возрастающей сложности и постепенного, или поэтапного, перехода от количества к качеству.

Можно воспользоваться термином Д.Андреева о «разнствовании подходов по горизонтали и по вертикали» – со смещённым акцентом в отношении объектов исследования: на смену сравнению (сопоставлению) и стыковке (увязке) систем или их составных частей приходит сравнение (сопоставление) и стыковка (увязка) достигнутых ими уровней.

Предлагаемая здесь версия уровневого подхода является относительно новым направлением методологии и призвана рассматривать динамику объекта (системы) как таковую, вне зависимости от конкретных форм. Поэтому уровневый подход, или уровневый анализ, может рассматриваться как междисциплинарное течение.

Данный подход, по-видимому, имеет гносеологический и онтологический аспекты.

Появление этого направления закономерно в условиях продолжающегося кризиса фундаментальной науки и методов научного познания на рубеже тысячелетий. Как сказано в предисловии к «Трудам» Санкт-Петербурского Конгресса-2004, наука должна изучать не только объекты, их состояния и свойства, но и процессы их изменения2.

Уровневый подход как раз изучает изменение состояний. Но не только. Определенному состоянию системы соответствует определенный характер отношений между составляющими ее частями. И наоборот, характеристика связей (коммуникаций, взаимодействий) между компонентами говорит нам о качественном состоянии системы и, следовательно, присущих ей свойствах. Т.о., изменение отношений дает возможность проследить изменение состояний, выявляет обратную связь между состояниями и отношениями, и это также входит в сферу исследований уровневого подхода.

Поэтому здесь так важно определять уровни взаимодействия между элементами. От уровня будет зависеть, формируют ли элементы – в зависимости от способа их «сборки» – систему (т.н. элементаристская парадигма системного подхода), или, напротив, система как нечто изначальное по отношению к элементам существенно определяет последние3.

О
sic!
тдельно следует отметить некоторую путаницу в трактовке понятия «уровень» в аппаратах системного подхода и уровневого подхода. Так, системный подход предполагает иерархичность познания: изучение самого предмета (собственный уровень), изучение этого же предмета как элемента более широкой системы (вышестоящий уровень) и изучение этого предмета в соотношении с составляющими его элементами (нижестоящий уровень). Типичным примером является цепочка: человек – группа людей – общество – человечество. В данном случае порядок построения цепочки не принципиален и зависит от целей и задач исследования и от того, каким именно вопросам необходимо уделить внимание. Т.о., мы имеем своего рода избирательность, а также обратимость, линейность представленного ряда. Уровни здесь по сути параллельны друг другу, их можно уподобить параллельным мирам, или измерениям.

Однако, кроме «параллельных» уровней, есть ещё и «перпендикулярные». Это значит, что система человек может сама по себе иметь собственные уровни организации: низкий, средний, высокий и т.д.; то же допускаем в отношении, например, системы общество: низкоорганизованное, высокоорганизованное и др. (при этом важно выработать критерии оценки уровня организации). Такой взгляд приводит к повышению роли подуровня, т.е. уровня внутри уровня (уровня в миниатюре).

И системный, и представленный здесь уровневый подходы учитывают оба варианта – и «параллельный», и «перпендикулярный». Однако системный подход в какой-то мере делает акцент на первом, в то время как уровневый – на втором. Именно поэтому в нашем случае правильнее говорить о нелинейном уровневом подходе, чтобы избежать недоразумений, нередко возникающих при недостаточном прояснении понятий.

Видимо, также нужно оговорить и различие между предлагаемым уровневым подходом и синергетикой. Оба направления являются родственными, но по ряду основополагающих моментов у них согласия нет. Так, синергетика исходит из того, что системы стремятся к равновесному состоянию, а уровневый подход считает последнее вынужденным, – т.е. стремиться к вынужденному состоянию нельзя (можно стремиться лишь к оптимальному состоянию). Синергетика видит мир непредсказуемым, постоянно взрывающимся, она идеализирует неопределённость, спонтанность, отстаивает творческую роль хаоса. Уровневый подход, в свою очередь, воспринимает это как естественнонаучный экзистенциализм; с его точки зрения, мир более упорядочен, чем кажется, хотя данный порядок столь сложен (и одновременно прост), что открывается лишь с определенного уровня наблюдений.

Обобщенно говоря, уровневый метод можно представить так: на всякий процесс накладывается уровневая сетка – своего рода трафарет, и это позволяет упорядочить наше представление об исследуемом (меняющемся) объекте либо же группе объектов: их природе, организации, последовательности развития, причинно-следственных связях, иерархическом положении в некоем «уровневом пространстве» и т.п.).

Кстати, из вышесказанного просматривается и ещё одно кардинальное отличие горизонтального методологического подхода от вертикального: для горизонтального существует множество законов (закон А, закон Б, закон В и т.д., либо же законы одного уровня, законы другого уровня, законы третьего уровня1 и т.д.), в то время как для вертикального законы в принципе одни (общие, единые) – они качественно подобны. О чём мы, напомню, уже говорили.


Sic: «горизонтальные» законы различны, «вертикальные» – едины



Именно на вертикальном подходе и основана т.н. философия единства, основы которой я стараюсь изложить в данной работе.

Но мы отвлеклись. Если мы примем во внимание существование оси OZ с отложенными на ней показателями в порядке их укрупнения (с количественной точки зрения), то, следовательно, мы можем допустить появление таких рисунков:





Точнее, по степени близости (ведь отдельный человек всегда будет ближе, чем толпа) так:





Что это значит? Что мы имеем ряды отношений к отдельным индивидуумам, к образованиям индивидуумов, к сообществам индивидуумов в целом и т.д. Т.е. те или иные группы людей также могут нам быть ближе, чем другие, и мы соответственно можем относиться к ним (воспринимать их) лучше, яснее, быть к ним более лояльными. И эти ряды построены по степени убывания. Мы не исключаем существования человеческих образований (различных групп), к которым наше отношение будет хуже некуда, хотя мы и не всегда стремимся признаваться себе в этом.

Аналогично и с сообществами людей. Кто-то лучше всего понимает своих земляков (отношение по территориальному, или земляческому, признаку), для кого-то имеет значение национальность, раса и т.п. Есть – даже в этих рядах! – и изгои. Признаемся себе, что иногда есть.

Волны, представленные на рисунках 93-94, мы, если угодно, можем нумеровать: волна первого порядка, волна второго порядка, волна третьего порядка и т.д. Если ось OY – для нас точка отсчёта (исходная система координат; мы сами), то порядковый номер волны будет отражать степень близости объекта к нам.

Естественно, что форма волн – общие очертания динамики – будет зависеть от особенностей того или иного человека в тот или иной момент времени, поэтому мы вряд ли найдём в мире две одинаковых картинки:


Мало того. Мы понимаем, что чем ниже АРК-тон по отношению к тому или иному объекту (независимо от его крупности), тем больше реальность подменяется образом, – образ постепенно вытесняет действительность. Соответственно, существуют – могут существовать! – и запредельные зоны, отражающие наше отношение к неким коллективным образам:




Что имеется в виду под коллективными образами? Да что угодно – в зависимости от воображения субъекта. Например, для запредельной волны второго порядка – в случае, если тон субъекта очень низок, – будет характерно мифическое «они»: «они лучше знают», «меня и не спросят, я человек маленький!», «там разберутся!..» и проч. Как видим, под этим «они» может подразумеваться всякое фантастическое обобщение: власти вообще, царевы слуги, «органы» (в смысле: всё знающие силовые органы, опричнина), капиталисты-эксплуататоры, рабочие-пролетарии, светлые или тёмные силы общества как таковые и т.п.

Примерно то же можно сказать и о запредельных волнах третьего и иных порядков. Абстрактное «люди добрые, христиане, народ православный» будет являться позитивным образом третьего порядка. А «бусурмане», всякие «немцы» (в значении «вражеская страна», «фрицы подлые») – соответственно негативным образом третьего порядка, в отношении которого мы имеем низкий, очень низкий АРК-тон. Мы не любим эти образы, они нам противны – но и не можем без них, они занимают важное место в нашей идеологии.

Восемь кругов

Одним из краеугольных камней учения Рона Хаббарда является положение о динамиках выживания человека. Напомню, динамика – это кривая на графике (в данном случае Х-графике), отражающая стремление человека выжить – не только с количественных, но и с качественных позиций, т.е. выжить активно, переустроив мир и оставив после себя позитивный след в виде конкретных качественных изменений. Пример динамики выживания мы можем увидеть в данной работе на рисунке 12. В переносном плане это есть также изображение всей нашей жизни, или жизненного пути, на схеме в уровневом разрезе.

Так вот, Хаббард в своей дианетике1 выделяет четыре разных динамики, и каждая из них даёт нам представление о жизненном пути человека в какой-либо сфере. Первая динамика – индивидуальное выживание или, иначе, выживание ради себя самого; вторая – сексуальное и интимное выживание, или выживание посредством воспроизведения себя в детях, выживание ради семьи и близких; третья – групповое выживание, или выживание ради своей группы (корпорации, касты, нации, культурного или религиозного сообщества и т.д.); наконец, четвёртая – выживание ради человечества как такового, выживание себя в качестве человека – представителя вида homo sapiens. Т.е. общее выживание суть четыреедино, и чтобы узнать незнакомца1, кто он есть такой, нужно проследить его усреднённую динамику, которая вберёт в себя все частные. У гармонично развитой личности будут хорошо развиты (близки друг к другу и достаточно высоки по шкале тонов) и первая, и вторая, и третья, и четвёртая динамики. У человека, в чём-то ущербного, некоторые динамики окажутся оторванными от других, «слабенькими», низкими и невыразительными, одним словом, не оптимальными. А у «конченого типа» динамики едва отличны от нуля и, в общем, с трудом просматриваются:





Сайентологический2 взгляд на вещи добавляет к этим динамикам ещё четыре: пятую – выживание ради жизни вообще, чтобы жизнь как таковая продолжалась, шестую – выживание ради МЭПВ (сайентологическая аббревиатура, означающая материю – энергию – пространство – время), седьмую – выживание человека в качестве духа (человек есть прежде всего дух) и восьмую – выживание ради Высшего Существа (у Хаббарда – бесконечность, перевёрнутая восьмёрка). На схеме мы бы их все разместили в сверхвысоких областях шкалы тонов – за порогом тона 4,0, или иначе, при Kopt > 1.

Итого восемь динамик.

Это положение Хаббарда достаточно известно в мире – как в среде приверженцев, так и вне её. Я, однако, предполагаю реструктурировать основные динамики, впрочем, не отвергая наработки Хаббарда, а скорее дополняя их.

Зачем?

Дело в том, что, несколько изменив принципы компановки, мы получаем возможность проследить взаимосвязь внутреннего и внешнего (видимого и действительного), и это делает динамику нагляднее, откровеннее, выпуклее. Традиционная хаббардовская структура, на мой взгляд, слишком схематична, и это лишает её известного изящества.

В основу нового типа деления я предлагаю положить степень близости рассматриваемых объектов – показателей, отложенных на оси OZ. С учётом укрупнения, естественно, – в порядке возрастания. Примером служит дискретная разбивка по волнам, отражённая на рисунках 93-943. Можно, если угодно, эти волны назвать кругами – в значении: узкий круг людей, расширенный круг, широкий круг и т.д.

Итак, начнём с нулевого круга – это есть сам человек, в данном случае – субъект, с позиции которого мы смотрим на мир:

Далее идёт его естественное, непосредственное окружение – первый (узкий) круг, или волна первого порядка. В этот круг входят или, по крайней мере, должны в идеале входить: родные, близкие и друзья:

(NOTA BENE: у Хаббарда вторая динамика включает семью, но не друзей; т.е. здесь, как видим, пошло структурное расхождение).

Следующим, вторым (расширенным) кругом – он же волна второго порядка – считается более или менее широкое окружение человека: товарищи, коллеги, партнёры, дальние родственники, а также люди, с которыми субъект имеет корпоративные связи (в пределах социальной группы, слоя-прослойки, класса, касты etc):


Затем следует третий, действительно широкий круг, или волна третьего порядка. К этому кругу относятся этническая и/или конфессиональная группа субъекта, а также совокупность носителей близкой и понятной ему культуры, представителей его цивилизации, граждан его страны (схематичное изображение в виде концентрических кружков я в дальнейшем опускаю из-за экономии места на странице, но читатель сам для себя мысленно продолжает их череду).

После мы вводим ещё один, четвёртый круг – волну четвёртого порядка. Сюда относятся: страны, окружающие страну субъекта (в смысле: население этих стран), родственные или, во всяком случае, исторически знакомые, хотя и не всегда дружеские, этносы, прочие конфессии (но не слишком экзотические), смежные цивилизации, привычные части света и/или группы государств, хоть какими-то интересами связанные между собой.

^ Пятый круг подразумевает весь человеческий мир, человечество. Здесь также выделяются своего рода области, сегменты, зоны – более близкие и известные (например, европейцы и американцы в своей совокупности – для россиян) и менее близкие и известные (скажем, африканцы и аборигены каких-то немыслимых островов, представители «тёмной» terra incognita).

На шестом круге исчерпывается человеческое, но не исчерпывается жизнь. Пусть волной шестого порядка будет считаться всё живое, что не относится собственно к виду homo sapiens; я имею в виду животных и растения: от привычных домашних кур и герани на окне до непонятных обитателей джунглей и злобных микроорганизмов.

Наконец, седьмой круг предполагает природу как таковую – так, как мы её обычно понимаем и воспринимаем: от милого, родного «пейзажа за окном» до сложных экологических систем, о которых мы узнаём, в основном, из книг по биологии.

Итого – восемь кругов, с учётом нулевого, включающих в себя всё, о чём мы можем сказать, что оно одушевлённое.

У такой градации есть одна хитрость. Каждый из восьми рассмотренных пунктов (восьми кругов) может быть, в свою очередь, расчленён на сравнительно более близкую и более или менее удалённую части. Близкую – по отношению к оси OY:




Это в принципе соответствует характеру рядов отношений – ряды отношений, как мы помним, опускаются сверху вниз и слева направо по шкале, т.е. имеют области (сегменты) приближенные к OY и удалённые от неё; см. пример на рисунке 85. Дальняя часть по существу является внешней, т.к. она замыкает внешнюю границу волны (волна заканчивается где-то вдали, согласно законам перспективы, и там наступает «конец» видимого мира). Ну, а ближняя часть соответственно является внутренней, поскольку она и на малом расстоянии от оси OY, во-первых, и занимает достаточно высокие области по шкале тонов, во-вторых. Её место в уровневом пространстве – в мире внутренних признаков. Высокие сегменты однозначно подчиняются правилу «своя рубашка ближе к телу»; они роднее, тоньше, желаннее.

Таким образом, каждый круг имеет внутреннюю и внешнюю части. Внутренняя – выше и ближе, внешняя – ниже и дальше.

Рассмотрим бегло все круги ещё раз. Нулевой круг – это сам человек. И он, без сомнения, имеет, так сказать, свою внутреннюю и внешнюю части. Внутренняя – ментальные особенности, вселенная души, чувства и эмоции, ум, память, образованность, воспитание, культура, знания и т.д. и т.п. Т.е. конкретное содержание человека. Внешняя – его фасад, оболочка; под внешним понимается и то, как человек ухаживает за собой, как он себя подаёт, как позиционирует в окружающем мире. По идее внутреннее должно соответствовать внешнему либо, на худой конец, несколько превышать внешнее. Однако печально, когда наоборот: внутреннее меньше внешнего.

Первый круг – родные, близкие и друзья. Именно в таком порядке! Сначала родные, например дети, семья, и только потом друзья. В этом раскладе семья является внутренним, а друзья – внешним. Семья должна быть ближе по всем человеческим законам. И соответственно внутреннее может быть равно внешнему (одинаковое отношение человека и к семье, и к друзьям), или внутреннее несколько превышает внешнее (к семье человек всё-таки относится лучше, чем к друзьям, ставит её на первый план). Плохо, когда наоборот: внутреннее меньше внешнего (семья меньше значит для человека, чем друзья, и отношение к ней в целом хуже).

Второй круг: сначала товарищи, хорошие знакомые, партнёры – те, кто обуславливает относительно комфортное существование человека, они играют роль внутреннего слоя, затем идут те, с кем приходится поддерживать отношения в силу общности интересов (групповых, корпоративных, социальных), – они являются внешним бастионом, защищающим субъекта от невзгод судьбы. Нормально, когда внутреннее больше или равно внешнему, но ненормально наоборот – когда корпоративные или классовые интересы заставляют жертвовать приятелями, коллегами, дальними родственниками, тем самым «убивая» доверившихся. И здесь внешнее в идеале не должно превышать внутреннее.

Третий круг. Есть определённый порядок субъективной расстановки окружающих систем, обеспечивающий психологический комфорт: сперва свой этнос, своя конфессия, своя историческая культура, своя цивилизация, и только потом – другой этнос, другая конфессия, другая культура, другая цивилизация – даже в пределах одной и той же страны, если вдруг последняя полиэтнична, поликонфессиальна и т.д. Сперва внутреннее, и только потом внешнее. Очень странно выглядит, если внешнее (не своё) затмевает внутреннее. Такое, конечно, возможно, но обычно не вызывает восторга; допустим, исконно русский увлекается Францией и французской культурой, становится франкофилом, превознося всё галльское и выпячивая его вперёд, в ущерб родному, – можно ли это воспринимать как гармонию? Никто и не воспринимает как гармонию. Потому что нарушено соотношение: внешнее не должно превышать внутреннее. Только меньше! – или равно.

Четвёртый круг. Внутреннее – это наши исторические соседи, знакомые, пусть и не очень хорошо, нравы, обычаи, языки, цели, в отличие от внешнего – совершенно «невероятных» обществ, «экзотических» культов, «диких» режимов, «нелепой» речи, «сомнительных» культур, меньше всего нам нужных, – как, впрочем, и нашей им. Да, конечно, внешнее здесь может превышать внутреннее. Но только как вы объясните это своему глубинному «Я»?

Пятый круг. Человечество бывает разное, и всё оно хорошо, однако есть ближние, «внутренние» люди, т.е. свои, и «внешние», т.е. прекрасные и, вместе с тем, чужие. Пожалуйста, любите всех представителей homo sapiens! Но не допускайте превышения внешнего над внутренним, если хотите сохранить гармонию в душе.

Шестой круг. Здесь уже идут животные и растительные формы. Как ни странно, и среди них мы различаем внутреннее и внешнее. Так, то, что ближе к нам, заслуживает субъективно лучшего отношения; мы лояльны к домашним животным, фруктовым деревьям, цветам – и даже кисломолочным бактериям, если на то пошло. Но можно быть привязанным к кошке, декларируя любовь к фауне, и при этом зарубить лопатой выдру-вредительницу, ведь она относится к внешней области шестого – весьма далёкого от исходной точки! – круга. Внешнее и здесь не будет превышать внутреннее. По крайней мере, хорошо, что хоть кошка осталась цела1.

Седьмой круг, последний. И здесь есть внутреннее и внешнее. Например, ко внутреннему предприниматель отнесёт чистоту родного города или вылизанную красоту лужайки перед своим домом; ко внешнему – природную среду, испорченную его заводом где-то за сотни, а может, и тысячи миль. Правильно ли это? Вопрос риторический и не нуждается в ответе. Я его задал не для того, чтобы поиграть в слова. Дело в том, что действия предпринимателя, по крайней мере, укладываются в какие-то представления о человеческой логике. Если бы этот заводчик поступил прямо наоборот – испоганил свою лужайку, заботясь при том о сохранении далёкого и никогда не виденного им пейзажа, т.е. превысил бы внешнее над внутренним, то мы бы имели явный случай нарушения гармонии, со всех мыслимых точек зрения2.

Итак, здесь, в этих абзацах, я хотел привлечь внимание читателя к одной-единственной формуле, хотя, может быть, и несколько стилистически неуклюжим путём. Суть формулы от этого, впрочем, ничуть не изменится. Вот эта формула:


внутреннее ≥ внешнее / ЭТО ЕСТЬ ПРАВИЛО ГАРМОНИИ

Если внимательно присмотреться к соотношению каждого последующего и предыдущего круга, то можно заметить: последующий является внешним по отношению к предыдущему. Не только по форме, но, главным образом, по содержанию. Попробуйте сами для себя промоделировать связки: нулевой – первый, первый – второй и т.д., до шестой – седьмой (последняя связка особенно показательная). Учитывая правило гармонии, это будет означать следующее: если последующий круг превышает предыдущий, то это не оптимально, в такой расстановке уже заложены элементы дисгармонии. Теоретически, например, хорошо, когда друзья значат для человека больше, чем он сам, а практически это говорит нам о низкой самооценке и неуважении к собственной личности. Теоретически хорошо, когда человек больше всего на земле любит и ценит природу, но на практике эта ситуация ужасна, если одновременно мы сталкиваемся с его презрительным отношением к другим человеческим существам.

Редьярд Киплинг («От моря до моря») рассказывает о средневековом самурае, любовавшимся чудесным пейзажем у реки. Но пейзажу не хватало гармонии – её «нарушал» нищий, портивший вид своими лохмотьями. Тогда самурай зарубил нищего мечом, и гармония была восстановлена; в этой жуткой истории мы видим пример ложного понимания гармонии, когда внешнее (седьмой круг) превышает внутреннее (пятый круг). Нам кажется происшедшее диким. Именно потому, что мы, в отличие от самурая, интуитивно придерживаемся правила гармонии, возможно, даже формально не зная о нём. Что же касается самурая, то никакой подлинной гармонии в его душе не было. Он лишь искал её, гнался за ней всю жизнь, думая, что нашёл её на берегу той речки. Несчастный; невозможно найти то, от чего по сути постоянно убегаешь.

Соотношение внешнее/внутреннее характерно не только для отдельных кругов и смежных кругов, но и для групп кругов. Так, круги 0, 1, 2 и 3 сами по себе, в своей совокупности, выполняют роль внутреннего, по сравнению с объединением кругов 4, 5, 6 и 7, которое соответственно является в данном альянсе внешним. Человек, его окружение и его страна больше или равно всем странам мира, человечеству и живой природе. Так и только так мы получаем эффективный результат в построении [психологической; социальной; биологической] системы1.

Таким образом, мы подошли к идее структурного деления в уровневом разрезе. Я имею в виду вот что:




Эта схема имеет скрытый смысл. Во-первых, она говорит о том, что существует структурное деление не только по горизонтали (вид – подвид – …), но и по вертикали (уровень – подуровень – …). Во-вторых, она повышает роль подуровня, предполагая, что подуровень есть уровень в миниатюре, и законы, которым всё подчиняется, качественно подобны. В-третьих, она наводит на мысль о том, что внутреннее одного уровня может быть одновременно внешним другого (действительное одного уровня становится видимым на другом уровне, т.е. оно проявляется, делается очевидным). В-четвёртых, она позволяет понять, что между внешним и внутренним (видимым и действительным) на самом деле нет чёткой границы, и одно плавно переходит в другое, если мы выберем соответствующую позицию для наблюдения1.

Что касается восьми кругов, то приведенная выше схема позволяет сделать следующий вывод:

Внутренний круг в идеале должен на какую-то толику опережать внешний, и это является условием для постоянного развития, стимулом к нему. Если это условие выполнено, то внешний круг обращается во внутренний круг следующего порядка, внешнее переходит во внутреннее (внешнее → внутреннее). Так, нулевой круг должен немножко опережать первый, человек должен быть чуть больше своей семьи, друзей, и тогда он обеспечит семье безопасность и достаток, и станет центром притяжения для друзей. Именно это даст ему прирост семьи и друзей, как на первых порах количественный, так и в дальнейшем – качественный. Первый круг должен быть чуть выше второго, друзья должны быть сильнее прочего окружения человека, и тогда значительное число людей захотят примкнуть к этому ядру, чтобы также сделаться друзьями. И т.д.


Волны человечности (окончание)

С учётом сказанного выше мы приходим к пониманию последовательности развития одушевлённых систем и закономерности возникновения волн человечности. Я попробую это изобразить:


Вспомним о правиле гармонии: внутреннее ≥ внешнее. Посмотрим, как оно работает на приведенных выше схемах. Схема номер 1 на рисунке 101 (рождение системы). Состояние системы не является застывшим. Рано или поздно она обнаруживает расширение внешнего мира (увеличение числа показателей на оси OZ). Это происходит порой независимо от желания системы: вот ребёнок сделал первые шаги и добрался до иной комнаты; вот первобытный человек в поисках пищи пересёк невидимую границу «неприкосновенных» земель; вот армия врага вторгается в доселе невиданное царство на чужом континенте; вот Макс Планк, изучая спектр абсолютно чёрного тела, делает вывод о существовании совершенно невероятного квантового пространства. До сих пор – до этого момента правило гармонии более или менее соблюдалось (внутреннее относительно торжествовало над внешним). Но «лишний шаг» в никуда по сути дискретно ломает все достижения внутреннего на вроде бы устоявшейся исторической ступеньке.

В результате внешнее скачкообразно возрастает. Появляется, в какой-то мере, новый, нежданный-негаданный OZ-прирост – при том, что внутреннее пока что остаётся в прежнем объёме. И правило гармонии перестаёт выдерживаться; отныне внешнее превысило внутреннее, и гармоничное испаряется без следа. На смену приходит неоптимальное – дисгармония. А дисгармония убивает систему.

Ответом является стремление системы, например человека, восстановить утраченное, т.е. нарастить внутреннее, привести его в соответствие с достигнутым внешним1. Т.е. больше узнать, больше понять, лучше почувствовать, лучше оценить. Система выведена из равновесия – и ей приходится его восстанавливать2, хотя и в изменившихся, непривычных условиях, перешагнув на ступеньку выше.

В результате внутреннее рано или поздно вновь станет равно внешнему или превысит его: внутреннее ≥ внешнее. Правило гармонии опять воцарится на троне. До нового, неосторожного шага в неведомое…

См. также для примера рисунок 86.

Если же система по какой-то причине не сможет или не захочет нарастить своё внутреннее, ей придётся постоянно пребывать в состоянии крайнего дискомфорта, т.е. чувствовать дисгармонию во всём. Это будет продолжаться до «смерти» системы (дисгармония, напомню, убивает) или, по крайней мере, до того момента, пока система не откажется от «балласта» внешнего – отсечёт «лишних» людей, отвечающих за «неоправданное» удлинение оси OZ, откажется от «завоёванных территорий», закроет ставшее «ненужным» предприятие и вообще «забудет» информацию, которая лишь «усложняет» жизнь. Т.е. вновь загонит – чуть ли не силой – внешний мир в прежние, ставшие тесными границы.

Как конкретно происходит процесс расширения внешнего по оси OZ, каков его механизм? Он, в общем, прост. Построим график для какого-нибудь изолированного племени в центре огромной пустыни (субъект). Это племя имеет ограниченное жизненное пространство, и его внешний мир вполне определён. Но тут случайно следует открытие другого племени, обитающего где-то за краем пустыни. Новички, понятное дело, вызывают неприязнь, недоверие (неразвитые племена обычно называют себя «настоящими людьми», «людьми», в отличие от всех прочих – ненастоящих). Затем следует открытие существования иных смежных племён… На их фоне наше племя начинает больше любить себя, потому что получает возможность сравнивать с «никуда не годными» незнакомцами; АРК-тон по отношению к самим себе возрастает:




Так обычно бывает в жизни – люди получают возможность сравнивать: кто-то из новых, «открытых» соседей лучше, кто-то хуже… Ну, а мы располагаем представителей племени на OZ, а также OZ-прирост, в удобной для нас последовательности – в порядке убывания (как того и требует обычный ряд отношений):




Волны зарождаются постепенно. И мы можем проследить, как они это делают, – по этапам:




Такое развитие живой системы (в данном случае человека) можно считать закономерным и, в общем, гармоничным. Нарушение гармонии будет выражаться в нарушении последовательности – раз, неоправданном «выпячивании» последующих волн по сравнению с предыдущими, – два, общей тенденции роста не с северо-запада на юго-восток, а наоборот, – три:




Вот это на OZ-графиках:




Последняя схема на рисунке – справа – означает, что в человеке что-то «наоборот», не так, как надо бы, с точки зрения оптимальности. Например, он может любить истину, быть правдивым и искать счастья для всего человечества – при этом пренебрегая отдельно взятым мальчиком, на крови которого он хочет построить мир. Он может упиваться природой, свободой, играть с дикими зверями и подставлять лицо под ласковые солнечные лучи – и при этом ненавидеть человеческую культуру, презирать достижения других и ни в грош не ставить стремление маленькой девочки тоже радоваться солнцу.

Внимание: мы должны быть здесь осторожны! Люди-образы, очерченные мной в предыдущем абзаце, живут среди нас и порой считают себя человечными, милосердными, знающими, понимающими, тонко чувствующими и, в общем, идеальными («Мне никто не нужен! Лишь Бог ведает, кто я такой!»). Но степень нашей уверенности в том, что «я идеал», обратно пропорциональна нашей реальной ценности. Волны человечности не идут вспять. Иначе в них уже просматривается нечто античеловеческое.

Из последнего рисунка следует и ещё одно наблюдение – мы видим отношение субъекта к собственному «Я», в сравнении с тем, как субъект относится к другим людям (персонажам «внешнего» мира). Смотрим: на рисунке 104 ось OY соответствует собственному «Я» – своего рода точке отсчёта. Да, это так; признаем, что вертикальная шкала для измерения внутренних признаков (качественных уровней системы) может одновременно являться индикатором эволюции развития человеческого содержания, нашей сути. Так, правая схема на рисунке 106 говорит о том, что «Я» возвышается как одинокая, гордая скала среди окружающих его «ничтожеств»; если кто-то и составляет этому «Я» достойную компанию, то лишь человечество как таковое, весь мир, вся природа, вся жизнь:




Левая схема с рисунка 106 предполагает обратную ситуацию – наше «Я» всё-таки умеренно уходит вперёд, по сравнению с «мы», «вы», «они» и т.д. Причём не за счёт того, что мы занижаем себя как личность и индивидуума, а за счёт того, что поднимаем до своего уровня других – поднимаем своим отношением к ним и умением увидеть в них, распознать всё ценное, лучшее, значимое.

Остановимся на нормальном ходе развития событий – я имею в виду левые части рисунков 105 и 106. И проследим эволюцию волны: как она зарождается, как растёт, «мужает», как достигает пика, и что вообще надо считать пиком. См. ниже:




«Читать» этот порядок нужно таким образом:

А) волна только появляется на свет, и она столь мала (приземлена), что по сути пока является не волной, а скорее плоскостью (на графике отражена как линия, близкая к прямой); в цикле ВРО это соответствует фазе выделения;

Б) волна начинает проявляться в «чистом» виде, именно как волна; предполагается, что пошло первое, зачаточное расчленение – разбивка волны на отдельные подволны, которые нужно воспринимать как неотъемлемые, составные части ведущей волны;

В) волна в процессе подъёма (роста) активно входит в фазу расчленения, т.е. при ближайшем рассмотрении оказывается, что волна состоит из множества волн более низкого порядка, следующих друг за другом в порядке убывания: нулевая, первая, вторая, …, седьмая;

Г) то же, но с поправкой: амплитуда и длина волны растут, во-первых, и постепенно исчезает область соприкосновения волны с осью OZ, во-вторых; последнее означает, что из внешнего мира уходят показатели, в отношении которых АРК-тон равен нулю, – всё имеющееся в окружающей вселенной теперь вызывает интерес, внимание, желание познать, и ничего не отталкивает и не оставляет равнодушным; в цикле ВРО фаза расчленения постепенно сменяется фазой объединения;

Д) развитие описанной выше ситуации – с активным вхождением в фазу объединения; отношение ко всему существующему заметно улучшается, поскольку улучшается и сам мир (уровень системы настолько высок, что система переделывает мир, работает над ним, приближая к идеалу);

Е) торжество фазы объединения, в результате чего волна вновь производит впечатление некой плоскости (на графике отражена как линия, близкая к прямой); фактически мы имеем одну большую волну, выделить из которой отдельные составляющие не представляется возможным; мир ровный для нас: от близких друзей до дальних живых существ, от цветка в нашей петлице до биоценоза Мирового океана – всё в равной степени нам важно, нужно и вызывает наше удивление, восхищение, уважение, и нет вещи на Земле, в отношении которой можно сказать, что она никчемна.

Этот «прокрученный» перед нашими глазами порядок – эволюцию волны – можно также увидеть, в общих чертах, на рисунке 24. По крайней мере, указанный рисунок передаёт суть процесса на Х-графике.

(Я полагаю, что читатель сейчас уже не спутает рисунки 24 и 107, с точки зрения смыслового наполнения, поскольку рис. 24 представляет собой Х-график, т.е. учитывает развитие системы во времени, в то время как рис. 107 – Z-график, отражающий структуру и состояние системы на какой-то, выхваченный из контекста момент; внешняя схожесть очертаний динамики не должна вводить в заблуждение, и на обоих рисунках изображены разные вещи).

Меня беспокоит, что содержание этого раздела может показаться читателю абстрактным теоретизированием, и в силу этого – утомить. Поэтому попробуем рассмотреть сказанное на примерах.

Если мы имеем дело с очень низким тоном системы человек, человеческое общество, то можем примерно представить себе, насколько в действительности к ней будет применимо понятие «человечное, человечность». Во-первых, мы столкнёмся с неразвитым уровнем внутренней организации – с точек зрения психической, поведенческой, коммуникационной, а также мыслительной. Данная система будет организована предельно просто, в сравнении с другими возможными системами (по шкале OY). Во-вторых, внешний мир для этой системы окажется субъективно мал, число показателей на оси OZ – ничтожно, что свидетельствует о неумении сопоставлять, поскольку сопоставлять по сути не с чем. Всё чужеродное будет отторгаться системой и, по возможности, уничтожаться (исключаться из своего мира). Так, люди какого-нибудь дикого изолированного племени из девственных джунглей без колебаний убьют случайно забредших на его территорию чужаков – исследователей-европейцев, не испытывая абсолютно никакой жалости или угрызений совести, ибо волна человечности ещё находится в зародыше1. Мало того, на их взгляд, акт устранения посторонних сам по себе будет являться своего рода «человечностью», так как в результате его сохранены и «спасены» собственные люди, на которых «человечность» и распространяется.

«Человечность» не универсальна! «Человечность» – только для избранных! Мы должны понять, что такой парадоксальный вывод вполне логичен для низкоорганизованных систем.

Впрочем, на начальном этапе «избирательная человечность» неосознанна. На следующем этапе развития системы избирательность постепенно осознаётся. Это осознание проявляется в двойственном отношении к одним и другим: к одним отношение заведомо лучше (более человечное), к другим – хуже (понятие человечность на них не распространяется). На практике это означает появление, по крайней мере, двух волн – или даже более; каждая последующая волна будет ниже предыдущей.

В результате можно позволить себе проявление человечности по отношению к своим. Но соседнее племя уже не должно претендовать на какую-либо человечность. Хотя нет, в исключительных случаях и соседей допустимо рассматривать в качестве ближних, пусть такие взгляды и неустойчивы; а вот живущих за день ходьбы от соседского леса, безусловно, никто в здравом уме уже не будет считать ни людьми, ни, тем более, объектами человечности.

То же касается и зверей, и природы (шестой-седьмой круги). Не может быть и речи о том, чтобы относиться к ним с долей человечности, – см. сноску внизу. Правда, есть исключения – животные-тотемы. Но они, собственно, не воспринимаются в качестве животных, они есть «братья» (порой более «братские», нежели соседнее племя людей; в этом случае мы имеем дело с запредельными образами, АРК-тон по отношению к которым очень высок).

Надо заметить, что пока границы внешнего мира не сильно раздвинулись по оси OZ, человеческая система будет в целом занимать невысокие позиции и по оси OY. Это говорит нам о низкой амплитуде волн человечности, с одной стороны, и неоправданном завышении запредельного мира образов, с другой. Конечно, и слаборазвитая система вправе считать себя человечной, если ей так хочется; наше дело – не дать себя поймать на эту милую ложь, поскольку подлинная человечность всё-таки проявляется больше по отношению к образам.

Что такое человечность в понимании низкоорганизованных человеческих систем? Это когда своих близких, своих детей бьёшь с любовью, а врагов – с ненавистью. Я не преувеличиваю. Системы воспитания и образования в древние времена и средние века были основаны на подавлении, насилии, постоянном причинении боли. Достаточно ознакомиться с «Домостроем», призывающим отцов «сокрушить рёбра» детям своим, дабы вырастить их в любви, покорности и уважении. Тётя Полли, насколько мне помнится, порола Тома Сойера именно потому, что «кто не бьёт дитя, тот не проявляет к нему милосердие». Да, без сомнения, человечность наличествовала в минувшие эпохи. Только, пожалуй, видимая человечность, которую следует отличать от действительной; видимое не значит действительное.

Можно было искренно любить ближнего, и при этом планомерно уничтожать его, разрушать – физически, душевно, нравственно. Одно не мешало другому. Таковы, увы, особенности низких тонов (напомню, что тон 1,5 есть тон гнева, а тон 1,0 – страха).

Малая продвинутость по вертикальной – уровневой шкале соответствовала малому числу волн человечности, а также малой амплитуде и малой длине волны.

Уверенность в собственном человеколюбии часто делало древних и неразвитых неспособными критически отнестись к своим намерениям и поступкам. Самый простой пример – с замужеством «любимой дочери». Родители подыскивают ей «прекрасную пару»: достойного, уважаемого, обеспеченного, красивого и т.п. Всё хорошо. Дочь непременно должна быть счастлива с указанным типом. Только на практике говорить о каком-либо счастье, с современной точки зрения – в свете психологического комфорта, – совершенно несерьёзно, ибо желания девушки чаще всего не принимаются в расчёт. Но ведь родители искренны! Нельзя упрекнуть их в отсутствии простых человеческих устремлений и заботы об интересах семьи! Тем не менее, здесь мы имеем наглядный случай псевдочеловечности, или видимой, кажущейся человечности, который свидетельствует о слабости излучаемых волн.

Любопытно, что и жениха в данном случае будут искать в кругу своих (известных родителям девушки, знаемых). То есть, в конечном счёте, на неширокой оси OZ – при расширении границ указанной оси исчезает малость пространства родительского мирка, соответственно осуществляется рост системы по оси OY, и принуждение дочери к «удобному» браку теряет всякие основания. Ось OZ говорит о кругозоре, осведомлённости, опыте (в частности, положительном опыте), ось OY – о знании, понимании, чувствовании, внутреннем величии, умении вникнуть в ситуацию с самых разных сторон. Таким образом, глубокий человек и более человечен. Недалёкий же, ограниченный, косный и замкнутый лишь играет в игру под названием «человеческое лицо».

Псевдочеловечность может проявляться в тысячах мелочей, и каждая из них по отдельности создаёт впечатление торжества приветливости, благожелательности, участливости, свободы, доброты. Но все вместе они быстро рассеивают иллюзию. Псевдочеловечность она и есть псевдочеловечность. Очень показательно, например, отношение человека в низком тоне к гостям, выраженное в законах гостеприимства.

Законы гостеприимства, как явствует из названия, есть нечто формализованное, не нарушаемое. В основе их – количественный фактор, а отнюдь не качественный. Это означает, что гость обезличен, он не может, да и не обязан, иметь лицо, поскольку наличие слишком явной индивидуальности приведёт к качественным изменениям в отношении хозяина к гостю, и это создаёт угрозу для стандартной схемы гостеприимства (нельзя заставлять хозяина относиться к тебе как-то особо, так как тем самым ты неосознанно принижаешь значимость других гостей и подвергаешь сомнению устои закона, что недопустимо). Гостей должно быть много, и все они должны быть просто условными персонами, само появление которых по определению радует хозяев дома.

На стол выставляется всё, что есть, прибывшего развлекают и ублажают всяческими, предусмотренными протоколом, способами. Предполагается, что и гость неукоснительно соблюдает протокол; радушие принимающих пропорционально готовности гостя подчиняться строгим, раз и навсегда установленным правилам ответа на приём1. Приязнь или неприязнь той и другой стороны не играет роли. Таким образом, гостеприимство превращается из удовольствия в обязанность, хотя и не всегда осознаваемую субъектами в качестве таковой.

В этой ситуации есть натяжки, часто упускаемые из виду поверхностными наблюдателями. Например, навязывание де-факто сторонам друг друга – если А посетил Б, то и Б вынужден посетить А, вне зависимости от своих действительных чувств и намерений (эти крайности хорошо заметны в отсталых племенах). В результате радость хозяев по случаю приезда гостей становится неразделимой с чувством долга, и душевный подъём сливается с дежурным подъёмом в единое целое.

Другая особенность, о которой предпочитают лишний раз не вспоминать, – это «отношение-перевёртыш». Суть его заключена в двух словах: от любви до ненависти один шаг. Количественный фактор (приоритет количества над качеством, внешнего над внутренним, формы над содержанием), как мы помним, предполагает суждение по большинству, где именно большинство – большее, а не лучшее! – устанавливается в качестве нормы. Иными словами, хорош тот дом, в котором принимают больше гостей, а вовсе не тот, в котором хозяина интересует лишь проникновение в тонкий, внутренний мир редкого гостя. Но количественный фактор, то бишь оценка по внешним признакам, имеет и обратную сторону – она близка по замыслу к так называемому линейному ряду (равенство прибывших; множество прибывших; формальное разнообразие прибывших; полярность прибывших – от «плюса» до «минуса»). Последнее, на мой взгляд, очень наглядно отображено на рисунке 83; см. В самой этой расстановке сил заложен и потенциальный, скачкообразный переход от одного к другому, от света к тени, от любви к ненависти.

В конечном счёте гостя оценивают по лояльности – не столько лояльности лично к хозяину, сколько лояльности к обычаям, церемониям, протоколу («уважает – не уважает»). Гость, если он не знаком с особенностями схемы приёма или, тем более, если знаком, но тяготится буквально придерживаться их, очень быстро, почти мгновенно может превратиться из «доброго человека» в персону нон-грата, хотя до поры – до времени хозяева и будут «соблюдать лицо», не уведомляя о своём внутреннем решении гостя.

Не соблюдающий условности становится врагом – со скоростью мысли.

В отличие от данного подхода, акцент на качественное восприятие гостя просто делает бессмысленной приведенную выше схему. Ибо содержательная, а не формальная, сторона приёма порождает нечто вроде интимизации отношений хозяин-гость – вещь немыслимая у народов, для которых важней строгое выполнение закона (в данном случае – закона гостеприимства).

Поэтому, на мой взгляд, следует относиться с известной осторожностью к людям, проявляющих чрезмерное внимание к гостю, если гость для них – случайный, посторонний человек. Недостаток внутреннего здесь будет компенсироваться переизбытком внешнего. Такая модель налагает на гостя, порой ненужные, обязательства и, в известных обстоятельствах, тяготит. Здесь мы имеем блестящий пример псевдочеловечности, то есть выказывания человеческого отношения к условному лицу1 при условии соблюдения лицом установленного порядка, без поправки на действительные, порой неявные движущие мотивы пришедшего и его глубинные устремления.

Псевдочеловечность порой подкупает. И мягко стелет. Но после неё бывает жёстко спать.

Другой пример псевдочеловечности – безжалостные народные обычаи, разоряющие людей якобы из лучших побуждений. Например, организация дорогостоящих пиров по случаю свадеб, поминок, семейных праздников и проч., дары родственникам (приданое, калым) и т.д. Здесь в основе всего также количественный фактор.

Итак, псевдочеловечность (иллюзия человечности) есть некое внешнее. В отличие от человечности внутренней – более интимной и проникновенной, где глубина берёт на себя функции поверхности (интерьер вместо фасада). Противоборство внешнего и внутреннего в открытую происходит, как мы помним, на срединном уровне – в зоне противостояния, или в тоне 2,0. Да, именно общество, достигшее тона 2,0 в своём развитии, вынужденно балансирует между действительной заботой о гражданах и видимостью этой заботы – последнее часто в политических целях. США второй половины XIX – первой половины ХХ веков, Европа до середины ХХ века – вот образцы такого балансирования. Для тона 2,0 характерно уравнивание в правах реального мира и мира образов, о чём мы также говорили. Но и максимальный разброс между волнами, с точки зрения их числа, длины, амплитуды, тоже придётся на эту часть шкалы тонов:




Данная схема характеризует не только общество в тоне 2,0, но и отдельного человека в том же тоне – с «усреднённой» точки зрения (потому что могут существовать и люди в тоне 2,0, но с зеркальным направлением общей волны – не с северо-запада на юго-восток, а, наоборот, с юго-запада на северо-восток, о чём мы уже говорили; такие люди не знают гармонии и в силу этого менее типичны1).

По всей видимости, достижение тона 2,0 свидетельствует о:

  • прекращении дальнейшего приращения числа волн – то есть раньше их могло быть три, четыре, шесть, …, но сейчас число достигло предела (восемь) и больше не увеличивается;

  • если раньше усиленно росли (имеется в виду амплитуда по вертикальной шкале) внутренние волны – с номера 0 по номер 3, то в дальнейшем их рост затормаживается, и более быстрыми темпами начинают расти внешние волны – с номера 4 по номер 7; мы имеем постепенное выпрямление динамики, когда волны 4-7 догоняют волны 0-3;

  • общая динамика, имеющая конфигурацию волны (главной волны), наконец отрывается от оси OZ, то есть перестаёт с ней соприкасаться – так, как это показано на рисунке 108-Г; в перспективе разрыв между правым концом кривой, отражающей динамику, и осью OZ будет возрастать, пока кривая не выровняется и мы не получим почти прямую линию где-то на высоте тона 4,0 (см. рисунок 108-Е).

Есть в тоне 2,0 и ещё один секрет – он служит границей между псевдочеловечностью (видимой человечностью, внизу по шкале) и собственно человечностью (действительной – в верхней части шкалы). Не будем забывать, что тон 2,0 есть тон конфликта. Человек в этом тоне будет всё время «раздираться» между своими намерениями и реальными поступками, подспудными желаниями принести максимальную пользу максимальному числу людей и фактическими действиями, приносящими многим на деле неудобства. Так мы мечтаем о ликвидации бедности, возмущаемся наличием беспризорности и – подаём милостыню худенькой девчушке-сироте за углом, с чувством стыда осознавая, что на этом наша миссия помощи закончилась.

Иногда в тоне 2,0…2,5 возникают перекосы в развитии. Это естественно, поскольку зона сама по себе противоречива. Так, независимый эколог – правдоискатель и человеколюб, поклонник «зелёных» – желает спасти природу Земли, и в результате у него очень быстро идёт вверх правая часть динамики:





На практике это выражается в позитивном восприятии своих коллег – экологов-борцов, требовательном отношении к не вовлечённым людям (с настойчивыми попытками втянуть их в своё правое дело) и при этом – в резком неприятии всех тех, кто не желает добровольно принимать правила игры. Например, можно спасать стадо тюленей таким образом, чтобы предельно затруднить жизнь и деятельность рыбаков (капитана, матросов, навигационные службы), или же – добиваться экологической справедливости столь радикальными мерами, что в результате их пострадает полицейский – отец четверых детей. Конечно, ущемлённых можно будет потом формально пожалеть (псевдочеловечность), но отдельные эпизоды – ничто по сравнению с торжеством великой цели.

Цель же «впечатана» в волны 6, 7. Волны велики – велика и цель. Промежуточные волны в этом случае в меньшей степени принимаются во внимание.

Нарисованная здесь мной картина есть частный случай. Она характерна в той же степени, в какой и не характерна. Даже в течение жизни одного человека данная динамика будет меняться, число волн – увеличиваться (или уменьшаться), их длина и амплитуда не окажется постоянной, и, таким образом, не окажется «застывшей» и сама человечность.

Общество – сложная вещь. И оно куда сложнее сложного, если уровень его развития вознёсся под небеса. Общество состоит из людей. И сложным кажется именно потому, что сложны люди.

Обычно мы привыкли судить по себе, неосознанно полагая, что на нас развитие остановилось. Но, видимо, это не так. Мы как системы неизмеримо сложнее по организации, чем наши далёкие предки. Отсюда следует, что наши потомки будут организованы в ещё более «навороченной» степени. Сын не хуже отца, а на порядок лучше, что бы отец не думал по этому поводу. Через полвека-век, через два века люди будут совсем другими, и на них не распространяются наши сегодняшние оценки. Волны человечности обретут мощь – ну, прямо как цунами, псевдочеловечность почиет в бозе, и жить на обновлённой Земле станет несравнимо приятнее, полнее. Но и ответственнее. Каждый будет отвечать за каждого, и любить его; и о том вслух говорить более не придётся, ибо есть вещи, которые не нуждаются в словах.





оставить комментарий
страница10/13
Дата24.09.2011
Размер2,72 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх