Золото сыграло большую роль в развитии капитализма. Всовременных условиях оно занимает важное место в капиталистической экономике и международных отношениях, сл icon

Золото сыграло большую роль в развитии капитализма. Всовременных условиях оно занимает важное место в капиталистической экономике и международных отношениях, сл


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Курсовая работа...
Вопросы к экзамену по курсу «Международные расчёты и валютно-кредитные отношения» (вечернее...
1. Организационная структура управления гостиницами 4...
Курсовая работа 2002 г. 80 кбайт...
Роль Франции в развитии англо-шотландских отношений в XVI веке...
Литература: 22...
Реферат по курсу “сервисная деятельность” тема “гостиничные услуги и их стандартизация”...
«Путешествие»
Место и роль малого бизнеса в условиях современной рыночной экономике...
Доклад Всовременной экономике России банки играют неотъемлемую роль и являются основным...
Курсовая работа...
Методические материалы по общественно-государственной подготовке...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
вернуться в начало
скачать

Рынок и потребление. Золотые запасы. Рынки и фирмы. Контрабанда. Рынок срочных сделок. Сферы и формы потребления. Золото как объект накопления. Промышленность и искусство. Деньги и неденьги


Производство товара является лишь началом его жизненного пути. После того как товар произведен, он должен быть реализован (продан). Во многих случаях товар проходит несколько актов реализации, например производитель продает его оптовому торговцу, оптовый торговец — розничному. В конечном счете товар попадает в руки потребителя и потребляется в соответствии со своей натуральной формой.

Золото проходит те же этапы жизненного пути, как и другие товары. Но его особые общественные функции накладывают свою печать на все эти этапы.

Как это проявляется в производстве, мы уже видели. Рассмотрим теперь, как золото продается и «потребляется». Это слово заключено в кавычки потому, что на указанной стадии отличия желтого металла от всех других товаров выявляются особенно выпукло. Десятилетиями дело обстояло так, что жизненный путь золота был подобен жизни бабочки-однодневки. Оно появлялось на свет на южноафриканском руднике, чтобы исчезнуть в подвалах государственных хранилищ. Его потребление заключалось в том, что оно лежало там, массивное и неподвижное. Сначала считалось, что это золото служит надежным обеспечением кредитно-бумажных денег.

Позже формальная связь золотого запаса с внутренним денежным обращением была практически во всех странах ликвидирована, и его реальное значение в этом качестве сошло на нет. Функции централизованных золотых запасов сосредоточились во внешнеэкономической сфере, золото стало рассматриваться как последняя линия валютной обороны, как гарантия внешней платежеспособности страны.

Эта функция золотых запасов сохраняется и в настоящее время, но в ней происходят важные и противоречивые изменения. С одной стороны, проведенная в 70-х годах формальная демонетизация золота в системе МВФ вроде бы уменьшает значение золотых запасов. С другой стороны, многократное повышение цены металла увеличивает реальную ценность и эффективность золотых запасов.

С конца 60-х годов добываемое золото почти не пополняет централизованных запасов. Характер иго потребления, таким образом, существенно изменился. Само это потребление отражает важнейшие тенденции развития капитализма конца XX века.

 

В экономике и бухгалтерии есть два главных способа измерения величин: на определенную дату («запас») и за определенный период, чаще всего за год («поток»). В первом случае мы имеем как бы моментальную фотографию финансового состояния дел (предприятия, компании, страны и т. п.), во втором — картину движения средств за год: откуда они поступали и куда пошли. Такой двойной подход удобно применить к анализу движения золота в капиталистическом мире. Сначала попытаемся ответить на вопрос, где находится накопленное золото  (запас).

Это золото (помимо безвозвратно утраченного) существует в трех главных формах: 1) централизованные запасы в казначействах и государственных банках; 2) частные тезаврацпониые накопления физических и юридических лиц (фирм, банков и т. п.); 3) металл, использованный в ювелирном и зубопротезном деле, в различных отраслях промышленности и быта, но пригодный для вторичного применения.

Сообщим сразу последние оценки соответствующих величин. Во всех несоциалистических странах на начало 80-х годов централизованные запасы составляли свыше 35 тыс. т, частные накопления — 20—25 тыс. г, золото в изделиях — 25—30 тыс. т, всего 80—90 тыс. т. Эта цифра удовлетворительно корреспондирует с приводившимися выше оценками совокупной добычи. Точность цифр значительна только для первой катего-

рии. Для второй и третьей категорий цифры представляют собой лишь грубые оценки; кроме того, границы между ними условны и размыты.

Централизованные золотые запасы принято называть монетарным (денежным) золотом. Действительно, это золото ближе всего к деньгам, особенно потому, что представляет собой резерв международных платежных средств. Оно существует, однако, отнюдь не в форме монет, а почти исключительно в форме стандартных высокопробных валютных слитков. Нынешнее положение в двух отношениях отличается от условий золотого стандарта. Тогда значительная часть монетарного золота действительно имела физическую форму монет. Кроме того, эти монеты реально обращались среди населения. В 1913 году почти половина всего мирового монетарного золота (5,9 тыс. т из 13,3 тыс. т) находилась в обращении в виде монет. Более половины (7,3 тыс. г) было сосредоточено в централизованных резервах1. Есть основания полагать, что значительная часть этих резервов также имела форму монет.

Известна история «золотого, эшелона», в котором находилось золото Государственного банка России, захваченное белогвардейцами в Казани и вывезенное ими в ходе отступления в Сибирь. При приеме советскими органами отбитого у колчаковцев золота в Иркутске в марте 1920 года в вагонах «золотого эшелона» оказалось 619 пудов (свыше 10 т) слитков и 20823 пуда (341 т) монет разных чеканок. Все это оценивалось в 409,6 млн. старых золотых рублей. Кроме того, во время двухлетних странствий эшелона было расхищено колчаковцами около 242 млн. рублей, и. вероятнее всего, это золото тоже имело форму монет".

 

А вот факт из недавнего прошлого. В 1963 году Национальный банк Уругвая дал подряд двум иностранным банкам, которые специализируются на коммерческих операциях с золотом, на замену в его золотом запасе монет слитками на сумму 60—80 млн. долл., что тогда составляло по весу 50—70 т. При )том выяснилось, что среди монет многие имели нумизматическую ценность3,

II чпде первой мировой войны участвовавшие и да-Ж1'   in1   учигтнпвавшие  в  войне  страны   всеми  доступ-

ными им средствами изымали золото из обращения. В 20-х годах лишь в США сохранялось некоторое количество золотых монет в обращении. После отмены золотого стандарта в 1933 году золотое обращение прекратилось и в США. Все монетарное золото капиталистических стран было отныне сосредоточено в централизованных запасах.

Монеты, оставшиеся у населения, в сущности, перестали быть деньгами, превратились в элемент теза-врацпонных накоплений.

Централизованные запасы монетарного золота в конце 1982 года были в 5 раз больше, чем в 1913 году, но несколько меньше, чем в 1967 году, когда величина золотых запасов достигла максимума (см. табл. 4). Доля централизованных запасов в общей массе накопленного золота в последние годы заметно сократилась, поскольку частные накопления в этот период продолжали интенсивно нарастать.

Самым крупным собственником желтого металла является правительство США, хотя его доля заметно сократилась по сравнению с первыми годами после второй мировой войны. В конце 1982 года золотой запас США был равен 8,2 тыс. т, что составляет около 28% централизованных-резервов всех капиталистических стран. Второй по величине золотой запас имеет ФРГ, которая накопила его в 50—60-х годах благодаря устойчивой активности платежного баланса. На третьем месте находится маленькая Швейцария, в которую десятилетиями стекаются капиталы со всех концов капиталистического мира. По размерам же золотого запаса на душу населения Швейцария далеко опережает все остальные страны.

Список государств с крупными золотыми запасами включает еще ряд промышленно развитых стран. Это хорошо знакомый «клуб богатых». На все промышленные страны, вместе взятые, приходилось около 83% мировых централизованных запасов, не считая фондов международных организаций. Из числа развивающихся стран лишь немногие имеют сколько-нибудь значительные золотые запасы. Но даже крупнейший в этой группе стран золотой запас Венесуэлы состав;!ял в конце 1982 года 360 г. Многие десятки развивающихся стран имеют сравнительно ничтожные количества золота.

Довольно крупным держателем золота является Международный валютный фонд, который, согласно своему первоначальному уставу, требовал частичного взноса в счет квоты каждой страны в золоте. Но в 1976— 1980 годах золотой запас фонда сократился примерно на !/з- так как по так называемому Ямайскому соглашению 1976 года о реформе международной валютной системы он вернул /б своего запаса странам-членам и еще '/е продал на свободном рынке. К, вопросу о золоте МВФ мы еще вернемся ниже.

Б 1979 году в связи с созданием Европейской валютной системы, охватывающей страны «Общего рынка», эти страны передали по 20% своих золотых запасов в Европейский фонд валютного сотрудничества, получив взамен денежное требование к фонду в виде особых европейских валютных единиц (ЭКЮ). * В результате Европейский фонд валютного сотрудничества стал также обладателем значительного золотого запаса.

Некоторое количество золота имеет также Банк . международных расчетов в Базеле (Швейцария), членами (акционерами) которого являются центральные банки многих стран мира.

В то время как физическое количество золота, находящееся в централизованных запасах, несколько сократилось, его денежная величина колоссально возросла по сравнению с 1967 годом, когда действовала официальная цена 35 долл. за унцию, а цена свободного рынка не отрывалась от нее сколько-нибудь существенно.

Самое большое в мире хранилище золота находится в Нью-Йорке, в глубине скалистого грунта Манхэт-тена. Это подвалы Федерального резервного банка Нью-Йорка, главного из 12 банков, образующих Федеральную резервную систему, которая в США выполняет функции центрального банка. В этой гигантской камере хранения помимо части золота США на-ходятся полностью или частично золотые запасы более чем 70 стран капиталистического мира, а также МВФ. В начале 1978 года там хранилось свыше 12 тыс. т металла. Едва ли эта цифра позже существенно изменилась. Большинство государств Западной Европы, владеющих крупными золотыми запасами, держит их в

значительной части в Нью-Йорке. Исключение составляет Франция, которая по традиции и в соответствии с политикой ее правительства в последние два десятилетия хранит свой золотой запас на собственной территории.

Лифт опускает допущенного к осмотру сокровищ посетителя на глубину 80 футов (более 25 AI) ПОД оживленной Нассау-стрит, которая находится в сердце финансового квартала Нью-Йорка. За 90-тонной стальной дверью помещается эта сокровищница, перед которой бледнеют реальные и легендарные клады всех

времен.

Внутри камеры имеется еще мощная решетка, за которой находятся сейфы. Содержание одного из них можно видеть вблизи. Вооруженный охранник одновременно служит гидом. Он скороговоркой пересказывает содержание брошюры с картинками, которую посетителю тут же вручают.

Каждый из 120 сейфов заперт на три замка, ключи  от  которых  хранятся  у  разных должностных лиц

банка.

Владелец золота может иметь один или несколько сейфов в зависимости от размеров его богатства. Продажи и покупки золота между владельцами еей- фов производятся передвижением слитков с помощью обычных погрузочных машин и ленточных транспортеров из одного сейфа в другой. Если же количество проданного золота превышает содержимое сейфа, то на нем просто меняют номер.

Стандартные слитки весом около 12,5 кг каждый могут быть либо в форме трапециоидов (в поперечном сечении — равносторонняя трапеция), либо в форме параллелепипедов. Первые являются обычно продукцией аффинажных предприятий ЮАР и Западной Европы, вторые производятся в США.

Собственный золотой запас США находится в специально построенном в 30-х годах хранилище (Форт-Нокс, штат Кентукки), а также в хранилищах монетных дворов в Денвере и Филадельфии и Пробирных палат в Нью-Йорке и Сан-Франциско. Кстати, в городском музее Сан-Франциско в особом помещении можно видеть вблизи несколько десятков слитков и изучать имеющиеся на них клейма и надписи под бдительным оком полисменов.

В 1974 году, когда оживились дискуссии о золоте в связи с отменой закона, запрещавшего американцам частное владение монетарным золотом, в прессе США стали распространяться слухи, что в Форт-Ноксе вовсе нет того количества золота, которое называет в своих отчетах казначейство. Бдительные конгрессмены потребовали разъяснений. 23 сентября 1974 г. группа из 10 членов конгресса и нескольких десятков журналистов была впервые в истории допущена в этот таинственный «дом желтого дьявола», где тогда находилось около 4500 т металла.

Со сладострастным  восторгом  журналисты  описывали   на   следующий   день   во   всех   крупных   газетах серое,   приземистое,   внешне   неприметное   здание,   несколько ярусов охраны, проверку документов и карманов,  секретный замок с шифром.  Наконец,  22-тонная стальная дверь открылась,  и  притихшие  экскурсанты вошли   в   первую   из   13   камер,   в   которых   хранится золото.   Двери   их   опечатаны  личными   печатями   ответственных   чиновников   казначейства.   Им   показали одну из этих камер, в которой помещается около 500 т металла. Никто в нее не входил с 1968 года. Штабеля слитков тускло мерцали. Конгрессмен, особенно рьяно требовавший проверки, окинул золото взглядом и сказал:  «Я думаю,  оно  здесь».  Остальные  с ним  согласились,  хотя  никто не собирался доказывать им, что все 367500 слитков, хранящихся в Форт-Ноксе, находятся на месте и имеют стандартный вес и пробу. Такая проверка в то время намечалась и должна была занять многие недели. Форт-Нокс открывают редко — лишь для того, чтобы взять или  положить несколько сот тонн.  В  этом случае оттуда  в Нью-Йорк или  обратно снаряжается особый транспорт из бронированных автомобилей под усиленной охраной4.

Всего па территории США физически находится до 20 тыс. т монетарного золота, что составляет около 60% централизованных запасов капиталистического мира. Эта величина мало менялась в 70 — начале 80-х годов.

Весьма вероятно, что третье крупнейшее хранилище золота капиталистического мира расположено в центре Парижа, в подвалах Банка Франции Ренэ Седийо, один из знатоков истории и проблем золота, рассказывает о бронированных подземных кладовых и

тяжелых дверях, о главном многоколонном зале этого храма золота, напомнившем автору храмы Мемфиса. «Знаете ли вы, парижане, что под песком, мергелем и камнем вашей земли простирается эта скала и что в ее лоне Франция хранит свое золото? — вопрошает он. — Подземное пространство Банка, которое находится под новыми зданиями близ Пале-Рояля, сообщается с поверхностью лишь через четыре колодца, путь в которые преграждают восемь броневых башен. Золото укрыто и от человеческих вожделений, и от военных бурь»5.

Впрочем, спасаясь от бури второй мировой войны, французы благоразумно вывезли золото в заокеанские колонии, благодаря чему оно не попало в руки гитлеровцев. Судьбы французского золотого запаса отражают историю Третьей, Четвертой и Пятой республик. В начале 30-х годов он достигал 5 тыс. т, к 1939 году значительно сократился, а в тяжелые послевоенные годы упал до нескольких сот тонн. Но в годы правления де Голля (1958—1969 гг.) Франция снова накопила большой золотой запас.

Надо сказать, что с конца 60-х годов во всех этих цитаделях желтого металла царит покой. В 1968 году главные страны капитализма договорились не продавать и не покупать золото на свободном рынке, и общая величина централизованных запасов оказалась замороженной. В 1971 году США закрыли «золотое окошко», односторонне отказавшись обменивать принадлежащие иностранным центральным банкам доллары на золото. Расчеты между странами в золоте фактически приостановились, и золотой запас каждой страны оказался как бы замороженным. В следующих главах мы расскажем, как «мертвое» золото стало понемногу «оживать» и что это предвещает.

Частные тезаврационные накопления имеют форму стандартных валютных слитков (это относится в основном к фирмам, банкам и наиболее богатым индивидуальным владельцам), а также мелких слитков различных веса и формы, монет, медалей, медальонов. По существу, к тезаврационным накоплениям должна быть отнесена по меньшей мере часть грубых ювелирных изделий, в которых стоимость, добавленная обра-Гмнкчй, невелика по сравнению со стоимостью металла.    Это   (и-обонно    характерно   для   стран    Востока.

В 70-х годах свыше 1 тыс. т металла перешло из централизованных запасов в частные накопления в связи с продажам)! из запасов МВФ и США, а также нескольких других стран. Но в основном тезавра-ционные накопления пополняются за счет вновь добываемого золота.

Одна из экспертных оценок этих накоплений приведена в табл. 5. По этим данным, примерно половина всего припрятанного золота приходится на две страны — Францию и Индию. Отмечается также большой прирост накоплений в других странах Западной Европы и в США. По мнению других, не менее авторитетных специалистов, эти оценки в целом зани жены, Фирма Франца Пика (США) считает, что на 1979   год   во    всех   капиталистических   странах   было

тезаврировано 25,4 тыс. т золота, в том числе во Франции 4,6 тыс., в остальных странах Европы — 4,5 тыс., в Азии — 5,5 тыс., в Америке — 4,9 тыс. rG. Это золото представляет собой специфическую форму вложения денежного капитала и сбережений. Инфляция и социально-политическая неустойчивость усиливают среди буржуазии и средних слоев тягу к золоту. В ряде стран, особенно в Индии, владение некоторым количеством золота даже в небогатых крестьянских семьях является национальной традицией. Для них золото представляет собой своеобразное страхование на случай неурожая, стихийного бедствии, болезни или смерти кормильца.

Гражданам  США до   1975 года законом  было запрещено   владеть   золотом    (за   исключением   ювелирных   изделий,   нумизматических   ценностей   и   т.   п.)  Тем  не  менее,  по  некоторым  оценкам,  к  моменту  отмены   этого  запрещения   американцы  в  обход  закона хранили, почти исключительно за границей — особенно в   байках   Швейцарии,   до   4500   г   золота7.   Начиная с  1975 года  в США хлынул  ноток золота для тезаврации.    Быстро    укрепилась   тенденция    среди    капиталистов, в том числе финансовых институтов,  постоянно   держать   в   золоте   часть   денежных   капиталов. Огромный рост спекулятивных сделок с золотом потребовал увеличения оборотных запасов у торговых фирм. Лишь за 197G—-1978 годы прирост инвестиций в золото   в   США  оценивался   экспертами   в   515   г,   причем этот процесс нарастал от года к году8.

Традиционно  значительные  количества   золота  тезаврируются в странах Ближнего  Востока  и  Восточной    Азии.    Приток    золота    в    некоторые    из    этих стран и территорий усилился в последние годы в связи   с   возросшими   доходами   от   продажи   нефти.   На поглощение золота частной тезаврацией влияют самые различные   факторы.   Например,   в   1978—1979   годах наблюдалась  вспышка  спроса  на  золото  на  Тайване в   связи   с   призм а ни ем   США   правительства   КНР   и связанной с этим неопределенностью статуса Тайваня. Использованное в промышленности и быту золото представлено   прежде   всего   ювелирными   изделиями, начиная с маски Тутапхамона и кончая современными обручальными кольцами.  В те времена, когда золото обращалось как деньги, запасы этих изделии служили

своеобразным резервом денежного обращения. Теперь1 они при определенных условиях могут переходить в сферу тезаврационных накоплений, в том числе путем переплавки и превращения в слитки и монеты. Такое явление имело место, например, в 1980—1981 годах, когда в связи с высокими ценами золота значительное его количество в изделиях было продано населением, особенно в Индии и других азиатских странах, и в конечном счете попало в переплавленном виде на мировой рынок.

Владение золотом в изделиях во многих случаях остается признаком социального статуса и состоятельности. Среди крупной и средней буржуазии в странах Азии и Латинской Америки нередко принято выставлять золото напоказ, чтобы демонстрировать богатст-но, солидность, респектабельность. Как в свое время заметил шведский экономист, лауреат Нобелевской премии Гуннар Мюрдаль, «именно в одной из бедных стран «третьего мира» почетному гостю могут предложить обед на золотой посуде»9.

Несколько тысяч тонн золота содержатся в коронках и других зубопротезных изделиях. Наконец, остальной металл заключен в самых разнообразных предметах — от покрывающей церковные купола пленки до электронных приборов. В связи с массовым применением золота в электронике некоторые фирмы поладили рентабельный процесс его восстановления из отслужившего свой срок оборудования. Тем не менее г. этих сферах потребления желтого металла его без-позвратные потери наиболее значительны.

 

^ РЫНКИ И  ФИРМЫ

На мировом рынке золота в 70 — начале 80-х годов произошли большие изменения, связанные в первую оче-|к'дь с ликвидацией твердой цепы, многократным повышением и резкими колебаниями рыночных цен, огромным ростом оборота золота в США и некоторых других странах.

Ранее правительства и государственные центральные банки покупали почти все вновь добытое золото и держали под своим контролем его дальнейшее дипженпе. Они продавали золото друг другу, когда цадо   было   пополнить  валютные   резервы,   продавали

также частным фирмам, которые использовали его в промышленных целях. С 1968 года правительства и центральные банки ушли с рынка золота. Если они теперь изредка выступают на нем, то лишь «на общих основаниях» — покупают или продают не по твердой цене, а по рыночной, «товарной».

Может возникнуть несколько недоуменный вопрос. Мы знаем, что одной из важнейших тенденций современного капитализма является усиление экономической роли государства: оно все более производит, продает и покупает, регулирует, регламентирует... А с золотом происходит вроде 6ь нечто обратное. На деле здесь нет противоречия. Дело в том, что ранее золото было основой денежных систем и международной валютной системы (жизненно важные сферы для буржуазного государства). Но с уменьшением денежных функций золота уменьшилась и необходимость государственного вмешательства. Центр тяжести этого вмешательства передвигается в иные сферы — денег    и    кредита,    платежных    балансов,    валютных курсов.

Конечно, никто не может утверждать, что денежная роль золота на мировом рынке исчерпана, что золото стало только видом металлического сырья и ничем другим.

К  этому  важнейшему  вопросу   мы  еще   вернемся, здесь  же   мы  должны   лишь   констатировать,   что   на данном этапе рынок золота находится в руках круп-'   ного частного капитала.

При золотом стандарте золото было деньгами. Но продать — ведь  и  значит   обменять товар   на  деньги, а цена товара есть его стоимость в деньгах. Поэтому выражения   «купля-продажа»   и   щена   золота»   были тогда  как бы  условными  оборотами  речи,  были,  как говорил К. Маркс, понятиями иррациональными. Цена золота — это было просто выраженное иначе золотое содержание денежной единицы. Говорили: цена золота в США была 20,67 долл. за тройскую унцию. Подразумевали;   золотое  содержание  доллара   (установленное законом   1900 г.)   составляло около 0,048 унции, или — в   более   привычных   нам   единицах — 1,505   г. Продавая  золото,   продавец лишь  обменивал,  например,  унцию слитков золота на  20 долл.  67  центов  в мх   монетах   или   в  банкнотах,   всегда   свободно

разменных на золото.  Это было, так сказать, только изменение формы.

Но когда доллар утратил разменность на золото, стало возможным продать золото по новой официальной цене — 35 долл. за унцию, но отнюдь не купить его по этой цене. Продавец золота — скажем, американский золотопромышленник — теперь вовсе не обращал его в другую форму, а обменивал на нечто принципиально иное — на неразменные бумажные доллары.

После второй мировой войны, когда цены всех товаров резко возросли, продавать золото правительству США по 35 долл. за унцию стало невыгодно, и все, кто мог, стали уклоняться от этого, предпочитая- продавать его неофициально, по более высокой цене. Возник свободный рынок золота со своими ценами, которые постоянно колебались, как цены многих  других  товаров   в   капиталистической   экономике.

В 60-х годах правительства США и их союзников считали еще нужным всячески поддерживать фикцию твердой официальной цены золота, то есть стабильности золотого содержания доллара, мнимого равенства между долларом и золотом. С этой целью в 1961 году был основан так называемый Золотой пул, в который входили США и главные страны Западной Европы.

Цель пула состояла в том, чтобы поддерживать цену золота на свободном рынке на уровне официальной. Способ достижения этой цели — регулирование рынка путем продажи и покупки золота на лондонском рынке, где были сосредоточены операции с желтым металлом. Если свободная цена понижалась, участники пула скупали излишки золота и распределяли его между собой по определенной, заранее согласованной формуле. Если повышалась — продавали золото, распределяя затраты по той же формуле. США несли половину этих затрат, а после того как летом 1967 года Франция вышла из пула — еще больше.

Эта система развалилась в 1967—1968 годах. В США и в других странах капитализма усилилась инфляция, ухудшилось экономическое положение. В ноябре 1967 года Англия, оказавшаяся самым слабым звеном в системе, произвела девальвацию фунта стерлингов, то есть понизила его золотое содержание

и курс к доллару и другим валютам. В результате началась паника и спекулятивная горячка: крупные и не очень крупные капиталисты начали в массовом порядке скупать золото, рассчитывая, что его официальная цена в долларах будет повышена. Золотой пул выбрасывал на рынок все новые сотни тонн золота, но спрос был ненасытен Частные спекулянты хотели иметь золото в натуре, а не в виде квитанций нью-йоркского банка. Правительство США даже использовало военные самолеты и американскую военную базу близ Лондона, чтобы срочно доставить драгоценный груз.

Б безнадежной попытке поддержать видимость равенства между долларом и золотом члены Золотого пула истратили с ноября 1967 по март 1968 года свыше 2500 т золота. За один день 13 марта 1968 г. в Лондоне, где производились практически все сделки, было продано 175 г, а на следующий день еще больше — 225 т. Спекуляция достигла своего апогея. Игра спекулянтов была беспроигрышной, так как цена золота могла в конечном счете только повыситься. Партнеры США по Золотому пулу взбунтовались, да и кровопускание из американского золотого запаса было чувствительным. Как это обычно бывает в финансовой сфере, сегодня участники игры, соблюдая ее правила, заявляли, что будут защищать официальную цену золота (и тем самым паритет доллара) до последнего слитка в подвалах банка, а буквально назавтра объявили о роспуске Золотого пула и отказе от попыток регулирования рынка.

Возник так называемый двухъярусный рынок и двухъярусная цена золота. Центральные банки главных капиталистических стран обязались не покупать и не продавать золото на свободном рынке, целиком предоставив его частному сектору. Значение официальной цены золота резко сократилось, а свободная цена оторвалась от нее и заметно повысилась. Поскольку спекулянты купили огромное количество золота и теперь реализовывали прибыль, продавая его, цена золота на свободном рынке в 1968—1970 годах мало отличалась от официальной цены. Лишь в 1971 году она начала повышаться более существенно.

В итоге описанных событий сложился мировой рынок золота 70—80-х годов. В 1973 году главные капиталистические   страны   договорились   о   том,   что

 центральные банки могут продавать золото ка рынке из своих запасов, а с 1978 года они получили формальное право также покупать его. Однако главные черты старого рынка — оборот золота между центральными банками и твердая цена — не вернулись и едва ли когда-нибудь вернутся.

Золото поступает на мировой капиталистический рынок из трех главных источников: текуш,ей добычи капиталистических стран, накопленных централизованных запасов и прочих источников, включая продажи социалистических стран. При этом текущая добыча изменяется относительно медленно и мало колеблется от года к году, тогда как поступления из двух других источников могут значительно меняться. Некоторое количество металла может поступать также на рынок при вторичном использовании (золотой лом), но эту величину статистически крайне трудно учесть.

Продажи золота из трех названных источников представляют обычно лишь первый акт обращения этого товара. Каждый слиток может затем обернуть- ' ся не один раз, может изменить свою форму, прежде чем найдет своего конечного потребителя. Поэтому годовой оборот рынков золота во много раз больше, чем размер поступления нозого металла.

Лишь очень небольшая доля золота идет прямо от производителен к потребителям — промышленным фирмам, использующим его как сырье. По сложившейся традиции, почти все золото сначала попадает в руки посредников — дилеров.

Золотые дилеры — это фирмы, воплощающие финансовую аристократию, это элита делового мира. Их названия ассоциируются с такими важнейшими для крупного бизнеса факторами, как финансовая мощь, солидность, секретность. Это традиционный клуб, з который нет доступа новичкам. Число дилерских фирм, делающих погоду на рынке, пе превышает 20, и вес они либо сами являются крупными банками, либо теснейшим образом связаны с банками: чтобьцвести операции с золотом, нужны большие деньги^   ].

В узком смысле золотыми дилерами иногда считаются лишь 5 фирм, образующих по традиции лондонский рынок. Старейшая из них ведет свою родословную из XVII веха, самой «молодой» — около 150 лет. Список ЛОНДОНСКИХ дилеров возглавляет осно-

 ванный в 1804 году банкирский дом Ротшильдов. Его официальное название — «Н. М. Ротшильд энд санз лтд». О клане и финансовой империи Ротшильдов написано немало книг. Ротшильды — это два столетия смелых и крупных финансовых операций, фантастическое богатство, немалая явная и еще более огромная скрытая власть. Начиная с основателя династии, который во второй половине XVIII века занимался в Германии меняльным делом, и до наших дней имя Ротшильдов связано с золотом, властью, насилием. Они вложили капиталы в золотые рудники Витватерсранда и уже почти столетие извлекают дивиденды.

В здании банка Ротшильдов, в зале, отделанном под старину и украшенном портретами европейских монархов — клиентов Ротшильдов, происходит освященная традицией ежедневная процедура фиксинга — установления ориентировочной цены золота, с учетом которой совершаются на рынках фактические сделки. На фиксинге присутствуют представители всех пяти фирм, председательствует человек Ротшильдов. Они сопоставляют поручения клиентов на покупку и продажу по определенным ценам и находят цену, которая выравнивает спрос и предложение. Эта цена по телексам и телефонам мгновенно сообщается в Нью-Йорк, Цюрих, Париж, Сингапур, Гонконг и другие центры торговли желтым металлом и служит основой формирования цен на всех рынках.

В 1968 году в системе фиксинга были произведены изменения, которые отражают возросшее значение американского рынка и доллара в мировой капиталистической экономике: кроме утреннего был введен дневной фиксинг, по времени совпадающий с началом делового дня в Нью-Йорке; вместо котировки цен в фунтах стерлингов была введена котировка в долларах. Теперь золото, подобно нефти, является долларовым товаром: в этой валюте устанавливаются цены и чаще всего производятся платежи по сделкам.

Лицо остальных дилерских фирм тоже весьма выразительно. Старейшая из них — «Мокатта энд Голд-смид» до 1973 года входила в группу (концерн) крупного банка «Хамброс банк», а ныне входит в концерн «Стандард ч а рте ре д бэнк». В свою очередь эта фирма имеет дочернюю фирму в США «Мокатта метал з корп.»,   которая   играет   ведущую  роль   на   американском  золотом  рынке, в частности осуществляет через своих агентов розничный сбыт металла.

Фирма «Шарпе, Пиксли лтд.» также входит в группу одного из частных неакционерных банков. Фирма «Джонсон, Маттей энд компани» отличается тем, что помимо торговли золотом занимается через несколько дочерних компаний аффинажем и производством полуфабрикатов драгоценных металлов во мно гих капиталистических странах. Наконец, «Сэмюэл Монтегю энд компани» — крупный частный банк, дли которого золото является лишь частью его обширного бизнеса. В погоне за американской клиентурой он создал в конце 70-х годов совместно с крупнейшей в США брокерской фирмой «Меррил, Линч, Пирс, Феннер энд Смит», имеющей многие сотни отделений по всей стране и торгующей ценными бумагами, специальную компанию розничного сбыта золота.

Некоторые из лондонских дилерских фирм до сих пор возглавляются потомками их учредителей. Т. Грин рассказывает о своих беседах с Эдвардом Мокаттой, представителем девятого поколения династии торговцев золотом, и со Стюартом Пиксли10.

В широком смысле к числу золотых дилеров относят также фирмы других стран, прежде всего «большую тройку» швейцарских банков с главными конторами в Цюрихе. В отличие от английских семейных фирм, это гигантские акционерные банки универсального типа, занимающиеся всеми видами банковских операций. Возглавляются они наемными управляющими, которых, однако, их влияние и богатство делают, по существу, членами финансовой олигархии. Именно эти люди получили прозвище «цюрихских гномос»: деятельность их окутана тайной и в главном скрыта от глаз публики, а власть и влияние огромны. Поскольку Цюрих находится в той части страны, где говорят по-немецки, обычно фигурируют немецкие названия «большой тройки»: «Швейцернше банкгезелльшафт» (Швейцарское банковское общество) , «Швейцерише кредитанштальт» (Швейцарский кредитный институт) и «Швейцерншер банкферайн» (Швейцарский банковский союз). Хотя эти названия, на первый взгляд, трудноотличимы одно от другого, каждый из банков имеет свое лицо и важные особенности.   Во  всем   мире  хорошо  известны  также   их

французские   и   английские   имена:   в   сущности,   это международные банки.

«Большая тройка»  швейцарских банков  постоянно использует   свое   выгодное   положение:   традиционный нейтралитет   альпийской   республики;  стекающиеся  со всего   мира   деньги;   столь   же  традиционную   банковскую    тайну,    которая    распространяется    на    любых клиентов   вплоть   до   беглых   диктаторов   и   уголовных преступников. В Швейцарии нет никаких ограничений на  владение,  куплю,   продажу,  ввоз   и   вывоз  золота. В противовес и в дополнение к лондонскому, преимущественно оптовому,  рынку респектабельные  «цюрихские гномы», не брезгуя связями с контрабандистами и продажными чиновниками, создали себе во Франции, в странах Арабского Востока, Южной и Юго-Восточной Азии обшнрную розничную клиентуру. Они поставляют   туда   золото   в   мелкой   расфасовке,   в   монетах. На   выразительном   фотоснимке,   воспроизводимом   в этой  книге,  можно  видеть  смуглую  мужскую ладонь, на    которой    свободно    помещается   десяток    желтых плиточек величиной с небольшую шоколадку. На каждой   клеймо   «Креди   Сюисс»   (французское   название одного  из  банков  «большой тройки»)   и   надпись  «10 тол». Это  значит,   что  золото   предназначено  для   индийских  тезавраторов,   а   каждая   «шоколадка»   весит

около 117 г.

Начиная с 1968 года швейцарские банки отобрали у лондонских собратьев и значительную часть оптового бизнеса, особенно первичную покупку южноафриканского золота. Оно может даже идти традиционным морским путем в Лондон и складироваться там как в камере хранения, но распоряжаются им из Цюриха: перепродают оптом и в розницу, выпускают под него и продают сертификаты.

В настоящее время Цюрих как крупнейший международ н-ый рынок золота не уступает Лондону, а устанавливаемая тремя банками цена столь же важна, как цена лондонского фиксинга.

Важным сдвигом последних лет было также развитие рынков золота в США и увеличение активности американских золотых дилеров. Вне конкуренции находятся грандиозные золотые биржи — рынки срочных сделок в Нью-Йорке и Чикаго. Их операции, как мы увидим  ниже, тесно  связаны с  кассовыми  сделками

при которых золото оплачивается в короткие сроки и реально переходит из рук в руки.

Промышленность США всегда была крупнейшим в мире потребителем золота, а после отмены в 1975 году ограничений на частное владение в США хлынул поток золота для тезаврации. В разного рода операциях с золотом участвуют сотни и даже тысячи фирм, но ведущую роль играют несколько крупнейших. Дилерская фирма «Филипп бразерс» действует в рамках концерна «Энгелхард минерале энд кэмикле корп.». Имя Энгелхардов значит в золотом бизнесе едва ли меньше, чем имя Оппенгеймеров и Ротшильдов. Другая ветвь владеет крупнейшими в США предприятиями по переработке золота. Они производят полуфабрикаты, закупаемые ювелирной, электронной и другими отраслями, где золото находит свое конечное применение. Цена, устанавливаемая концерном «Энгелхард», указывается в официальном справочнике как цена золота на нью-йоркском рынке.

Когда ЮАР начала сбыт золотых монет крю-" геррандов на американском рынке, эти операции были поручены трем дилерам — «Мокатта металз», «Дж. Арон энд компани» и «Рипаблик нэшнл бэнк оф Нью-Йорк». Годовой оборот этих продаж при ценах конца 70-х годов составлял сотни миллионов долларов.

Хорошо организованный рынок биржевого типа с непосредственным контактом брокеров, выполняющих поручения продавцов и покупателей или действующих на свой счет и риск, функционирует з Париже. Таким путем устанавливается по отдельности цена во франках на стандартный валютный слиток (12,5 кг), килограммовый слиток, 20-франковую французскую монету наполеондор и некоторые другие хорошо известные монеты. По этим ценам с возможными отклонениями золото продается и вне биржи. Парижский рынок является в основном внутренним, он удовлетворяет спрос французской промышленности и тезавраторов металла.

Имеется целый ряд других центров, где сосредоточена торговля золотом и функционируют рынки различного типа. Рынки отличаются по типу организации (биржа и небиржевой рынок), формам обращающегося товара (слитки различного веса и пробы, монеты разных выпусков и т. п.), степени легальности  (в не-

которых странах действуют «черные» рынки). Некоторые центры играют особо заметную роль в продвижении золота к сферам конечного потребления. К их числу надо отнести Кувейт и Дубай на Ближнем Востоке, через которые золото идет в страны Индостан-ского полуострова. В Юго-Восточной Азии подобную роль играет Сингапур, откуда снабжаются Индонезия и Малайзия.

Весьма крупный рынок функционирует в Гонконге (Сянгане).  Ежегодно туда  ВЕОЗИТСЯ ДО  50—60  т золота из Западной  Европы  и Австралии.  Оно лишь в небольшой части оседает в крошечной колонии, а главным  образом перепродается в  Японию,  Южную Корею,   Тайвань,   Индонезию   и   т.   д.   В   Сингапуре   и Гонконге практически вся торговля золотом находится в   руках   китайского   капитала — фирм,   владельцами которых   являются   хуацяо — китайцы,    живущие   за пределами    КНР.    Важным    элементом    гонконгского рынка является биржа, обстановку на которой информационная    брошюра    рисует    следующим    образом: «Для непривычного глаза операции на золотой бирже кажется    хаосом,    потому    что   там    много   крика    и толкотни. Но это и есть обычный способ ведения дел на   золотой   бирже.   Когда   биржевой   агент   получает от своего брокера   (хозяина)   приказ  продать определенное   количество   золота   по  определенной   цене,   он становится посреди зала и громко объявляет свою цену.   Если   шум  слишком  силен,  чтобы   его  услышали, он  употребляет язык знаков,  Агенты,  которые  имеют поручения на покупку, немедленно устремляются к нему и объявляют цены, по которым они готовы купить. Эти крики с обеих сторон продолжаются, пока не достигается   взаимно   приемлемая   цена.   При   этом,  если обстановка на рынке напряженная, покупатель физически хватает и держит продавца или, наоборот, продавец — покупателя,  чтобы  другой агент не  перехватил сделку...»

Есть, конечно, и рынки, где продавец и покупатель не только не хватают один другого руками, но вообще не видят друг друга, поскольку сделки заключаются по телефону, подтверждаются почтой и оплачиваются через блики.

В большинстве капиталистических стран золото теперь   свободно   продастся   в   розницу   в   монетах   или

мелких слитках. Этим занимаются отделения банков и брокерских фирм, меняльные конторы, монетные лавки и т. д. В совокупности это большой бизнес: например, в 1980 году во всех странах таким образом было продано около 200 т нового золота на 3,5— 4 млрд. долл." Монеты могут, разумеется, многократно переходить из рук в руки путем дальнейшей перепродажи. При этом они обращаются на рынке — но отнюдь не как деньги, а как специфический вид товара. В качестве денег здесь обращаются банкноты или средства на текущих счетах в банках, которыми оплачивается золото.

Этот вывод, который делается здесь на теоретическом уровне, напрашивается сам, когда видишь банковскую витрину, в которой мерцают кругляши крюгеррандов и наполеондоров, червонцев и соверенов, квадратики со штемпелем известных фирм. Около каждого предмета бирка с ценой в долларах, марках и т. п. Эта витрина ничем принципиально не отличается от витрины ювелирного магазина, где продаются кольца, серьги, броши и булавки из золота.

 

КОНТРАБАНДА

Контрабанда золота в послевоенный период превратилась в целую отрасль предпринимательства, в которой есть свои методы и порядки, свои организации и боссы, свои прибыли и риски. Т. Грин, который написал целую книгу о золотой контрабанде, полагает, что около половины всего золота, попадающего на рынок, проходило в 50—60-х годах через руки контрабандистов и наполняло их карманы. При этом руки и карманы принадлежат разным людям; «руки» — это наемные курьеры-перевозчики, оплачиваемые весьма скромно; «карманы» же принадлежат хозяевам международных контрабандных синдикатов — капиталистических организаций, «чьи обороты, — замечает Грин, — если бы они были раскрыты, дали бы им место среди 500 крупнейших компаний мира»12. Эти люди, однако, предпочитают оставаться в тени: их деятельность связана с нарушением законов многих стран, а прибыли укрываются от налогов.

Контрабанда  возникает  и  процветает  потому,  что многие   страны   запрещают   ввоз,   вывоз,   владение   и

куплю-продажу золота. По данным на 1970 год, было всего лишь 10 стран и территорий капиталистического мира, где в полной мере существовали все эти «свободы»: ФРГ, Швейцария, Нидерланды, Канада, Парагвай, Ливан, Саудовская Аравия, Кувейт, Дубай и Макао13. Правда, в последующие годы этот список значительно расширился. Среди крупных стран, отменивших запреты, числятся США, Великобритания, Япония. В интересах расширения рынков и извлечения доходов   отменены   все   ограничения   в   Сингапуре   и Гонконге.

Однако это отнюдь не лишило контрабанду почвы. Во многих странах ввоз и продажа золота, как монетарного, так и промышленного, облагаются разного рода пошлинами и налогами. Импортеры и покупатели стремятся избежать этих обложений, и здесь к  их  услугам  оказывается  контрабанда.

Многие развивающиеся страны стремятся осуществлять жесткий контроль за золотом, чтобы уменьшить бесплодную растрату ограниченных ресурсов, аккумулировать валютные средства в руках государства, увеличить бюджетные доходы и т. д.

Например, Индия   запрещает ввоз золота в любой форме, за исключением ювелирных изделий, лично принадлежащих лицам, пересекающим  границу.  При соблюдении ряда условий лицензии могут быть выданы на импорт золота для промышленных целей. Запрещается владение золотом в виде валютных слитков, а владение в монетах контролируется и ограничивается. Хотя владение золотом в ювелирных изделиях любой пробы не ограничивается,   но   сверх   известного   предела   такие ценности  должны  быть  зарегистрированы  в  государственных   органах.   Контроль   над   золотом   содержит также ряд других детальных предписаний. В Индонезии свободный импорт золота разрешается только фирмам, получившим специальную санкцию правительства, и притом   облагается   пошлиной.   В   Турции   разрешено владеть, помимо ювелирных изделий, лишь нумизматическими монетами.  Импорт и покупка золота для промышленных целей разрешены только уполномоченным

фирмам.

Сложность   и   запутанность   циркуляров    создают

прежде всего благоприятную почву для коррупции чи-

новников, осуществляющих контроль. Контрабанда зо-

лота  во  многих случаях тесно связана  с  этой  коррупцией.

ам, где операции с золотом запрещены пли ограничены, цена его выше, чем на свободных международных рынках — в Лондоне или Цюрихе. Когда золото в Лондоне стоило 35 долл. за унцию (эту цену поддерживал до 1968 г. Золотой пул), в Индии цена составляла 50—55 долл. На килограмм металла разница достигала 500 долл. и более. Между тем контрабанда считалась выгодной уже при разнице в 75—100 долл. на килограмм.

Мы уже знаем, что покупка золота населением часто служит не признаком богатства, а, наоборот, бедности и экономического хаоса. В последнее время таково положение в Египте. В 1976 году там было куплено до 25 т золота. Цена его была на 20-—30 долл. выше международной, которая в среднем за год составляла 125 долл. за унцию. Наценка здесь относительно ниже, но не потому, что синдикаты стали менее алчны, а скорее потому, что египетское правительство не может (или не хочет) эффективно бороться с контрабандой.

Общая закономерность очевидна: чем слабее контроль, тем легче контрабанда и тем ближе внутренняя цена к международной. Импорт монетарного золота во Францию формально подлежит контролю, но контрабанда, особенно из Швейцарии, настолько проста, что цена золота в Париже мало отличается от лондонской и цюрихской.

У золотой контрабанды множество путей и способов. Рассказы о ней годятся для авантюрного романа, хотя это серьезный бизнес, а синдикаты даже утверждают, что они занимаются общественно полезным делом, соединяя предложение желтого металла со спросом на него.

Река золота течет из Западной Европы в торговые центры Ближнего Востока. На этом этапе золото обычно не является контрабандой, так как многие страны этого региона разрешают его ввоз: отсюда оно контрабандой растекается по соседним странам (Турция, Иран, Египет) или идет большой и торной дорогой в Индию, Пакистан, Бангладеш. Ответвления этой реки — в Сингапур, откуда золото контрабандой вывозится в Индонезию и прочие соседние с нею страны,

В Юго-Восточной Азии и на Дальнем Востоке исходным пунктом контрабанды уже много десятилетии является Гонконг (Сянган - английская колония на китайской земле. В 40-х годах, перед падением чан-кайшистского режима в материковом Китае, золото уходичо туда: его покупали чиновники военные, промышленники и торговцы, готовившиеся бежать да границу или надеявшиеся пережить «тяжелое время,. В начале 70-х годов это повторилось в Южном Вьетнаме- спасая награбленные ценности и готовясь бежать от народной власти, правители и их прихвостни скупали золото. В разное время крупными клиентами гонконгских контрабандных синдикатов были Индия, Япония, Филиппины, Тайвань, Южная Корея.

В непрерывной борьбе с таможенными властями контрабандисты и их хозяева проявляют чудеса организованности, ловкости и изобретательности. Эта борьба, как правило, успешна для них. Из многих сотен тонн металла, ежегодно, нелегально пересекающих границы, в руки властей попадает ничтожная часть-буквально доли процента. В 1947 году французские власти захватили на границах тонну зо-пота тогда как годовой оборот контрабанды оценивался в' 500 т14 Японские таможенники оказались бдительнее- в особо удачном 1967 году они захватили свыше 3 т контрабандного золота из 30-40 т годового нелегального ввоза. Значительная часть металла попавшего в руки властей, была спрятана в фальшивых днищах бочек с нефтепродуктами, которые отгружались в Японию из Канады.

Тпудно придумать предмет или спосоо, который не фигурировал бы где-либо в истории и современной практике золотой контрабанды. Есть обычные, регулярно применяемые способы. Летавшие рейсовыми самолетами курьеры одевали под костюм специальные жилеты с нашивными карманами, в которых помещалось до 40 кг золота; ясно, что для этого годились лишь молодые и сильные люди. В последнее время специальная проверка пассажиров подорвала этот бизнес В Индию и Пакистан контраоандное золото везут чаще всего моторные лодки из портов Персидского залива, в Индонезию - примитивные джонки из Сингапура Складки оранжевых одеяний буддийских монахов    и   пестрых   сари   индийских   женщин   часто

скрывают мелкие золотые слитки или монеты. Мусульманские паломники, возвращающиеся из Мекки на родину, нередко провозят золото: в Саудовской Аравии оно продается свободно. Известны и более необычные и экзотические, порой анекдотические способы и случаи. В Турцию из соседних стран золото проникает в желудках перегоняемого через границу скота. Одна из ближневосточных стран отправила для своего посольства в Индии мебель, сделанную отчасти из золота. И так далее, и тому подобное.

Контрабанда — это просто одна из сфер приложения капитала. Там имеет место повышенный риск, но зато велики н прибыли. Поэтому никакие законы и полицейские меры не в силах остановить контрабанду золота.

 

^ РЫНОК СРОЧНЫХ СДЕЛОК

Золотая биржа в Чикаго является отделом Международного денежного рынка, который в свою очередь входит в состав чикагской товарной биржи. В зале Международного денежного рынка непрерывно мелькают лица людей, мерцают бегущие цифры демонстрационных дисплеев, сливаясь в какой-то пульсирующий хаос, а шум стоит такой, что с трудом можно разобрать речь собеседника. Здесь преобладают молодые люди — мужчины не старше 35—40 лет. Служащие биржи, среди которых попадаются и девушки, одеты в униформы, чтобы их легко было отличить от брокеров и сотрудников брокерских фирм — непосредственных участников сделок. Здесь нет тяжелого физического труда, но затрата нервной энергии очень велика.

Золоту выделена особая «яма» — круглая платформа, вокруг которой толпятся служащие брокерских фирм, выполняющие заказы клиентов на продажу и покупку. Такие же «ямы» имеют и другие главные объекты торговли. Брокерские фирмы, являющиеся членами биржи, имеют в зале тесные конторки, до отказа начиненные современными электронными средствами связи и информации. Главная линия связи — с правлением фирмы, откуда поступают наказы и указания. Сведения о заключенных сделках немедленно передаются служащими биржи в ее соответствующие

органы, и информация об этих сделках через несколько минут появляется на экранах и дисплеях. Бывают дни, когда число проданных и купленных партий золота исчисляется многими десятками тысяч. Международный денежный рынок в Чикаго — самый крупный в США и в мире рынок срочных сделок с финансовыми инструментами — драгоценными металлами, иностранными валютами, казначейскими векселями. В 1980 году здесь было заключено 10,1 млн. контрактов на стандартные партии, что составило 35 всех подобных сделок в США. Число золотых контрактов, каждый из которых означает продажу и покупку 100 унций 3,1 кг) желтого металла, составило 2,5 млн.

Однако по объему сделок с золотом чикагская биржа значительно уступает нью-йоркской. На товарной бирже Нью-Йорка, известной под названием КОМЭКС", в 1980 году было заключено 8 млн. таких же контрактов. Кроме этих двух гигантов в США функционируют еще три золотые биржи, но объем их операций сравнительно невелик.

В последние годы срочные сделки с драгоценными металлами являются в США самым бурно растущим сектором биржевого дела. Операции с золотом впервые были начаты в конце 1974 года^ после того как конгресс отменил введенные сорока годами ранее ограничения на частное владение золотом. Сделки с серебром проводились и ранее, но не играли существенной роли. В 1979 году, когда рынки обоих драгоценных металлов переживали большой бум, доля сделок с золотом и серебром по числу контрактов достигла 24% общего объема срочных сделок на биржах США. В 1980 году эта доля снизилась до 14%, но падение пришлось целиком на серебро, тогда как число сделок с золотом вновь возросло.

В обзоре фирмы «Консолндейтед голд фплдз», откуда заимствовано большинство приводимых цифр, говорится: «Срочные сделки с золотом в США оказались самым успешным новым типом контракта, когда-либо введенным на американских биржах»10. Если мировыми центрами «физической» торговли золотом (сделок с оплатой наличными и с поставкой реального товара) остаются Лондон и Цюрих, то в области срочных сделок, которые носят преимущественно спе-

кулятивный характер, биржи Нью-Йорка и Чикаго находятся вне конкуренции. Их значение в последние годы вышло далеко за пределы США, и эти биржи стали, в сущности, мировыми центрами. Возник и развивается мировой рынок срочных сделок с золотом: сделки на биржах Нью-Йорка и Чикаго заключают с использованием современных эффективных средств связи не только американцы, но дельцы из Западной Европы и Латинской Америки, с Ближнего Востока и из Юго-Восточной Азии.

Один пример, иллюстрирующий масштабы и экономическое значение таких операций. В начале сентября 1982 года цены на американских биржах резко повышались под влиянием валютно-финансового кризиса в Мексике, грозившего банкротством крупных банков, ее кредиторов. В этих условиях некий безымянный спекулянт из Дубая, продавший в период низких цен летом 1982 года на срок ни много ни мало 40 т золота, оказался в трудном положении. Повышение цен означало для него нарастание убытков. Чтобы, как гласит технический термин, «ограничить убытки», он должен был теперь купить на те же сроки соответствующие количества металла. Такая крупная операция подлила масла в огонь, и спираль роста цен стала закручиваться еще сильнее18.

Профессиональные дельцы, в частности крупные дилерские фирмы, ведут операции одновременно на рынках наличных и срочных сделок, стремясь выжать прибыль из непрерывных колебаний цен, а также валютных курсов и процентных ставок. Это целая наука и одновременно искусство — искусство делать деньги. Пол Сарнофф, автор книги «Торговля золотом», предупреждает читателя, что на 120 страницах он сумел рассказать лишь самое главное, но далеко не исчерпал предмет. Книга эта для непосвященного, наверное, не менее сложна, чем трактат по физике. Что касается роли американских золотых бирж, то Сарнофф, признавая сохраняющееся значение ежедневного лондонского фиксинга для формирования мировой цены золота, вместе с тем замечает: «Но, как считают большинство наблюдателей золотых рынков, важнейшее влияние на цену золота теперь оказывают события на рынках срочных сделок с золотом в Америке»17.     Сарнофф    описывает    трудную     жизнь

лондонского дилера, нормальный рабочий день которого начинается в 9 часов утра, за час до первого лондонского фиксинга, а заканчивается в 9 вечера, когда (с учетом разницы во времени) закрываются заокеанские биржи.

Некоторые фирмы перешли уже на круглосуточную посменную работу, так как в последние годы быстро растет экономическое значение рынков золота в Сингапуре и Гонконге, где велика разница во времени и с Лондоном, и с Нью-Йорком. В этих азиатских центрах функционируют теперь также биржи срочных сделок. В 1982 году такие биржи открыты в Лондоне и Токио. Американские биржи-гиганты не только не стремятся помешать этому развитию, но, напротив, содействуют ему, оказывают техническую помощь в достаточно сложном деле налаживания биржевого механизма. Они исходят из того, что открытие этих местных бирж создает во всех концах капиталистического мира новую клиентуру, которая в конечном счете не может обойтись без американского рынка с его огромными возможностями и ресурсами. Руководители американских бирж и дилерских фирм считают, что формирование подлинно мирового рынка золота может лишь укрепить их центральные позиции, а следовательно, увеличить их обороты и прибыли.

Рассмотрим несколько подробнее экономический смысл срочных сделок с золотом и их связь с движением реального металла.

Срочные, фьючерные (или фьючерсные), сделки с золотом имеют много сходства с подобными операциями, которые с давних пор производятся с зерном, цветными металлами и некоторыми другими товарами, а также, как отмечалось, с иностранными валютами и ценными бумагами. Такие сделки в принципе возможны с любым объектом, который удовлетворяет двум главным требованиям: может быть представлен в виде абсолютно однородных и стандартных партий, а также испытывает постоянные и значительные колебания рыночных цен. Ясно, что золото идеально удовлетворяет этим условиям.

Срочная сделка представляет собой контракт между продавцом и покупателем, по условиям которого продавец обязуется поставить, а покупатель — принять некоторое количество стандартных партий золота

в определенный будущий момент по заранее фиксированной цене. Покупателями и продавцами являются брокеры — члены биржи. Они производят операции либо в качестве дилеров, то есть за свой собственный счет и в своих интересах, либо в качестве агентов других фирм и лиц, которые уплачивают брокерам комиссионные.

Целью этой операции может быть либо чистая спекуляция, стремление получить прибыль от будущего и притом правильно предугаданного, движения цены, либо страхование рисков (хеджирование). Последний случай имеет место, когда, например, производитель . золота продает заранее свою будущую продукцию, гарантируя себя от возможного снижения цены. Напротив, промышленная фирма, для которой золото является сырьем, может купить его на срок, чтобы застраховаться от повышения цен. В целом роль спекулянтов на рынке значительно больше, чем роль фирм такого рода.

Продают золото на срок те спекулянты, которые рассчитывают, что к моменту завершения сделки цена золота понизится по сравнению с контрактной ценой. Эти спекулянты, как говорят, играют на понижение и на биржевом жаргоне называются «медведями» (это название связано с тем, что медведь, нападая на врага, бьет лапой сверху вниз).

Соответственно покупатели золота на срок рассчитывают, что рыночная цена повысится по сравнению с контрактной. Они играют на повышение и называются «быками»  (бык бьет рогами снизу вверх).

Как правило, продавцы не имеют в виду поставлять реальное («физическое») золото в момент истечения срока контракта, а покупатели не стремятся получить, реальное золото. И тех и других интересует только одно: прибыль в виде благоприятной для них разницы в ценах. Расчет может, конечно, оказаться неправильным и разница неблагоприятной. В этом случае спекулянт, как отмечалось, стремится «ограничить убытки», то есть вовремя выйти из игры с умеренными потерями.

Решающее преимущество срочных сделок для спекулянтов состоит в том, что продавец при заключении такой сделки не нуждается в том, чтобы иметь в наличии продаваемый товар, а покупателю не надо иметь

капитала в размере полной стоимости товара. Тот и другой начинают сделку, вкладывая в нее лишь небольшую часть полной стоимости товара в виде так называемой маржи. Вложение относительно небольшого капитала при благоприятных условиях может дать большую прибыль и исключительно высокую норму прибыли на капитал. В американской финансовой практике это называется «принципом рычага». Конечно, рычаг может действовать и в обратную сторону, принося крупные потери при неблагоприятном развитии рынка.

Сарнофф приводит такой пример. Если инвестор вкладывает капитал в реальное золото, то при цене 250 долл. за унцию на сумму 25 тыс. долл. он может купить 100 унций металла. Чтобы размер его капитала удвоился, необходимо, чтобы цена золота (по наличным сделкам) поднялась вдвое, до 500 долл. за унцию. Здесь никакого рычага нет. Но при цене золота с поставкой в некий будущий момент 250 долл. за унцию для покупки одной стандартной партии в 100 унций (один контракт) инвестору достаточно внести своему брокеру лишь 900 долл. Эту маржу брокер передает бирже. Имея 25 тыс. долл., инвестор может купить около 30 партий (25 000:900), то есть около 3000 унций. Если теперь цена унции золота повысится всего лишь на 9 долл., до 259 долл. за унцию, то спекулянт, продавая золото по этой цене, на каждом контракте «зарабатывает» 900 долл., удваивая вложенный капитал. В итоге в результате скромного повышения цены весь его капитал возрастет с 25 тыс. до 50 тыс. долл.

Правда, в случае понижения цены до 241 долл. за унцию вся его маржа пропадает. Если он хочет удерживать контракт далее в расчете на повышение цены, ему придется вносить дополнительную маржу, что увеличивает риск потерь18. Во многих случаях инвесторы, стремясь заранее ограничить потери, дают указание брокеру, при каком понижении цепы купленное ими на срок золото должно быть продано.

Таким образом, подавляющее большинство сделок лиимидмруется до срока. При этом одни извлекают пк»1 прибыли, другие выходят из игры, ограничивая убытки, li более или менее нормальной рыночной иОп'Иипмкг   C)v:\   поставки   реального   золота   ликвиди-

руются 98—99% всех контрактов. В связи с совершенствованием биржевого механизма эта доля имеет даже некоторую тенденцию к увеличению.

Однако, во-первых, при грандиозных объемах срочных сделок даже 1 — 2% реальных поставок означают переход существенных количеств «физического» золота из одних рук в другие. Во-вторых, при определенных «ненормальных» условиях доля реальных поставок металла может внезапно возрасти.

Общий объем срочных сделок с золотом на трех главных биржах (еще две биржи не играют почти никакой роли) составил в 1981 году около 1,3 млрд. унций, или свыше 40 тыс. т. Это более чем в 40 раз превышает годовую добычу золота в капиталистических странах, примерно вдвое больше, чем общая величина тезаврированного в частном секторе металла. Если принять, что доля реальных поставок составляла в среднем 1,5% оборота, то за год перешло из рук в руки около 600 т золота. Передача золота осуществляется на специальных складах бирж, где брокерские фирмы поддерживают необходимые для операций запасы. Эти запасы достигли максимального уровня в конце 1981 года (более 150 т), а впоследствии несколько снизились.

Значение срочных сделок далеко выходит за эти пределы. Так, они сыграли важную роль в приступе ажиотажа, который охватил рынки драгоценных металлов в конце 1979—начале 1980 года. Резкое и казавшееся необоснованным повышение цены золота в первой половине 1979 года создало у значительной группы спекулянтов представление, что к концу года цена резко понизится. В этот период казначейство США проводило продажи золота с аукциона, и спекулянты рассчитывали, что оно к концу года выбросит на рынок дополнительное количество металла и еще более собьет цену. В соответствии с этой логикой они повели крупную игру на понижение, продавая золото с поставкой в декабре 1979 и в январе 1980 года.

Однако произошло обратное. Казначейство США вовсе отменило аукционы, а цена золота поползла не вниз, а вверх. Как писал лондонский «Экономист», эти спекулянты, эти игроки «попались со спущенными штанами».   В  условиях  всеобщей   погони  за   золотом

значительная часть покупателей требовала при истечении сроков контрактов действительной поставки золота. На Нью-йоркской бирже в декабре 9 тыс. контрактов завершилось фактической поставкой металла, что в три раза превышало ноябрьскую цифру. На Чикагской бирже доля таких контрактов достигла 7% вместо обычных 1—2%. Спекулянты были вынуждены скупать золото на любом рынке, чтобы выполнять контракты.19. Это сыграло важную роль в дальнейшем нарастании ажиотажа, в результате чего цена золота дошла до исторического пика — 830—840 долл. за унцию.

В целом рынок срочных сделок и его бурный рост, опирающийся на резкие колебания цены золота, в свою очередь усиливают ее нестабильность и неопределенность. Однако эти явления органически присущи капиталистической экономике, и поэтому рынок закономерно продолжает развиваться и укрепляться. Западные специалисты не без основания видят в вырастающем на наших глазах в последние годы мировом золотом рынке прообраз будущих подлинно мировых рынков товаров, капиталов и валют, способных концентрировать спрос и предложение огромных масс участников капиталистического хозяйства во всех концах земного шара. Это одно из проявлений реального процесса интернационализации производства и капитала на современном этапе.

Формирование мощного рынка драгоценных металлов сыграло важнейшую роль в возрождении и укреплении позиций товарных бирж в США. За 10 лет, с 1970 по 1980 год, объем их операций возрос приблизительно в 7 раз. Из нескольких анахроничных и провинциальных учреждений, деятельность которых ограничивалась сделками с сельскохозяйственными товарами американского производства, они превратились в мировые центры торговли многими товарами и финансовыми инструментами. Членами бирж являются крупные торгово-промышленные и финансовые фирмы, которые в основном и определяют их деятельность. Эти фирмы и биржи с энтузиазмом встретили приход к власти республиканской партии и правительства Рейгана в итоге выборов 1980 года. Ранее полная свобода их операции была стеснена до известной  степени  федеральным  органом,  на

который возложено регулирование товарной торговли на срок и товарных бирж. Так, действовало правило, требующее от биржевых брокеров раскрытия имен их иностранных клиентов, проводящих операции на американском рынке. Это вызывало недовольство как иностранной клиентуры, так и американских деловых кругов. Правительство Рейгана склонно гораздо менее строго осуществлять функции подобных регулирующих органов.

В федеральной столице отмечается оживление лоббистской деятельности биржевиков. «Все главные биржи имеют хорошо укомплектованные представительства в Вашингтоне. Члены конгресса и чиновники исполнительной власти регулярно приглашаются на биржи для информации и обсуждений. Фирмы — члены бирж поддерживают (деньгами. — Л. А.) комитеты политических действий, которые, по американским законам, являются организациями, через которые бизнес может предоставлять финансовую поддержку партиям и индивидуальным кандидатам на федеральные выборные посты. Все это означает, что атмосфера в Вашингтоне существенно изменилась по сравнению с 70-ми годами в смысле понимания и отношения политических и правительственных кругов к индустрии срочных сделок»20. Нетрудно догадаться, каких кандидатов поддерживает «индустрия» — представителей правоконсервативного крыла  республиканской  партии.

 

^ СФЕРЫ И ФОРМЫ ПОТРЕБЛЕНИЯ

За последнее столетие имеются более или менее надежные    оценки    распределения

вновь добытого золота по главным сферам его использования. До 1933 года примерно половина его попадала в денежную сферу, к концу периода — исключительно в запасы центральных банков, поскольку обращение монет прекратилось. В следующем десятилетии (1934—1943 гг.) эти запасы поглотили не только все вновь добытое золото, но и значительное количество металла, извлеченного из частных накоплений. После второй мировой войны традиционное соотношение восстановилось. В среднем за 1946—1966 годы в запасы центральных банков пошло 39% новой   добычи   и   прочих   поступлений   золота,   в   сферу

промышленно-художественного потребления — 21 и в частную тезаврацию — 40%21 (распределение между двумя последними сферами в высшей степени приблизительно) .

Но затем ситуация резко изменилась. Операции Золотого пула в 1967—1968 годах вызвали большой отлив золота из централизованных запасов на рынок. В дальнейшем, за исключением нескольких лет, запасы продолжали сокращаться и были дополнительным источником перехода металла в сферу частного использования. Это было связано главным образом с продажами Международного валютного фонда в 1976—1980 годах и правительства США в 1975—1979 годах. Их продажи лишь отчасти компенсировались небольшими покупками центральных банков некоторых стран (см. табл. 6).

Этот период завершился в конце 70-х годов. С одной стороны, продажи МВФ и США, проводившиеся с аукциона, прекратились и едва ли возобновятся в обозримом будущем. Теперь небольшие количества золота из централизованных запасов используются лишь для производства на продажу монет, медалей и медальонов. С другой стороны, все большее число стран покупает золото на рынке, переводя в него часть своих валютных резервов. Так, в 1978 году внимание было привлечено к покупкам Саудовской Аравии (около 45 г), в 1980 году — Индонезии (около 65 г). В результате в 1980—1982 годах покупки в централизованные резервы превысили продажи. Наиболее вероятными покупателями золота являются страны ОПЕК (производители и экспортеры нефти), золотые запасы которых непропорционально малы.

Многие специалисты на Западе считают, что на рубеже 80-х годов произошел принципиальный поворот в положении золота как важнейшей формы резервов международных платежных средств: кратковременное •-увлечение» демонетизацией закончилось, а стремление к сохранению и накоплению золотых запасов ипоиъ усиливается. К этому вопросу мы еще вернемся.

Согласно '-жепертным оценкам фирмы «Консоли-дгитсд 1П./1Д филдз», которые считаются наиболее инмиг'ичгшымн, :wi 19G8—1976 годы в среднем за год ми   |н.цм>к   ш   всех   источников   поступало   несколько

более 1300 т золота. Этот поток металла делится на две части: сферу промышленного применения и сферу частного накопления. Промышленность поглощала в среднем свыше 1000 т (77%), в том числе ювелирное дело — около 800 т (60%). К частным накоплениям ежегодно добавлялось несколько более 300 г (23%)22. Как это видно из табл. 6, в 1977—1979 годах поступление металла на рынок было особенно велико. Ювелирная промышленность продолжала поглощать более половины золота, но доля частного накопления была значительно выше, чем в предшествующий период  (в среднем 32% за три года).

Под давлением растущего спроса цена золота в эти годы повышалась и достигла пика в начале 1980 года. Многократный рост цены на главный сырьевой материал ювелирной промышленности заставил ее резко сократить закупки. Падению спроса на ювелирные изделия способствовал также спад в мировой капиталистической экономике. Эти факторы определяли состояние рынка золота в 1980—1982 годах, способствовали значительному снижению его цены.

На рынке и в сферах потребления золота в последнее десятилетие четко проявляются циклические закономерности. Кризисы 1974—1975 и 1980—1982 годов вызвали схожую реакцию рынка: резкое падение спроса на продукцию ювелирной промышленности, менее резкое, но достаточно выраженное уменьшение спроса других отраслей и, как следствие, понижение цены золота. Во втором случае эти закономерности были выражены более выпукло. Такие факторы как бы накладываются на длительную структурную тенденцию, которая связана с инфляцией, а также социально-политической неустойчивостью в капиталистическом мире. Она проявляется прежде всего в ненасытном спросе на золото как на средство сохранения стоимости. На фоне циклических и иных колебаний четко выявляется тенденция к росту цены золота, опережающему средний темп повышения товарных цен.

 

Современные формы, мотивы и последствия накопления золота отражают важнейшие реальности современного капитализма. Их анализ представляет значительный интерес. Мы не будем здесь рассматривать государственные запасы золота: об этом уже была и еще будет речь. Расскажем подробнее о явлении, которое обычно называется частной тезаврацией. Слово «тезаврация» происходит от греческого корня, толкуемого как «сокровище», «запас», и означает накопление денег в наличной форме, Но его обычно не применяют, когда речь идет о накоплении бумажных денег и других нематериальных ценностей. В самом этом термине заключено противопоставление золота (и серебра) любым бумажным ценностям, подверженным инфляционному обесцениванию и другим превратностям капиталистической экономики.

Тезаврация экономически и социально неоднородна. Одно дело — покупка нескольких золотых монет французским рантье или индийским мелким торговцем, другое — приобретение золотых сертификатов (документов на хранящийся в банке металл) крупно/'; международно!! корпорацией, третье — покупка партии золота на рынке срочных сделок дельцом-спекулянтом.

Собственно тезаврация, или традиционная тезаврация, — это покупка золота с главной целью сохранения стоимости. Наиболее характерный тип такого тезавратора — мелкий буржуа, который вкладывает в 5—858

золото свои сбережения и не собирается с этим золотом расставаться без крайней необходимости, даже если может сделать это с какой-то выгодой. Объектом накопления при этом чаще всего являются монеты или мелкие слитки.

От   тезаврации   этого   типа   существенно   отличаются инвестиция   и спекуляция. Инвестор и спекулянт покупают золото ради увеличения стоимости. Для них это вложение капитала, принципиально не отличающееся от других форм:  ценных бумаг, земельных участков,    биржевых   товаров    вроде    серебра    или    меди. Между собой они различаются лишь тем, что инвестор вкладывает капитал на сравнительно длительный срок, а   спекулянт — на   короткий,   имея   в   виду   продать золото при повышении его  цены,  но различие это не принципиально. Инвестиция денежного капитала в золото   и   спекуляция   им   получили   серьезное   развитие лишь после  1968 года, когда  цены свободного рынка стали   резко   колебаться   и   вскоре   пошли   вверх.   До этого, как мы знаем, официальная цена золота (в долларах) была неизменной в течение нескольких десятилетий,   а   свободная — почти   не   отклонялась   от   нее. Инвестор   и   спекулянт — часто   иные   социальные типы,    чем    традиционный    тезавратор.    Во    многих случаях это крупные капиталисты, имеющие доступ и к фондовой бирже,  и  к рынку  недвижимости, и  к банковским  ссудам.  Вполне  возможно,  что  это даже  не физические,   а   юридические   лица — фирмы   и   банки. Неоднократно упоминавшийся нами Т. Грин  сообщает, что «имеется немало многонациональных компаний,   которые   любят   держать   на   черный   день   небольшой резерв в золоте»2'1. Среди современных накопителей можно встретить диктаторов мелких стран Латинской  Америки и  обогатившихся  в  последние годы «нефтяных» шейхоз, лидеров разных религий и биржевых «волков», кинозвезд и руководителей организованной преступности. Когда у греческого судовладельца-миллионера Онассиса, более известного как второй супруг Жаклин  Кеннеди,  завелись  «лишние деньги»,  он купил   миллион   унций   (31   г   золота)   и   продал   его позже со «скромной прибылью».

Как объект инвестиции и спекуляции золото обычно выступает в форме стандартных валютных слитков, а также в форме различных финансовых документов,

удостоверяющих право на изъятие или получение золота. В срочных сделках золото выступает в виде абстрактных единиц — партий по 100 унций в каждой. Но, как мы видели, гарантией этих сделок является хранящееся на складах бирж золото в стандартных валютных слитках.

Грани между традиционной тезаврацией, инвестицией и спекуляцией условны и приблизительны. В некоторых случаях два и даже все три типа могут сочетаться в конкретном акте накопления золота. Некоторые авторы предлагают принять для любых вложений капитала и денежных сбережений в золото термин «инвестиция», а тезаврацию и спекуляцию считать ее разновидностями25. Но это уже дело вкуса.

Спрос на золото со стороны накопителей на мировом и национальных рынках зависит от многих факторов. Важнейшим из них являются темпы инфляции и обесценения бумажных денег: ведь золото рассматривается накопителями как страхование от инфляции. Спрос резко возрастает в периоды обострений общей международной обстановки и социально-политических потрясений в отдельных странах и регионах. По образному выражению одного американского автора, «золото есть простая мера страха и алчности*^1. Он же отмечает, что стремление к инвестиции капитала в золото представляет собой проявление пессимистической оценки капиталистической экономики и международного положения27. Инвестор-оптимист вкладывает капитал в акции и другие ценные бумаги, в ссуды и банковские депозиты. Пессимист исходит из того, что доход по таким вложениям будет перекрыт обесценением денег, что курсы акций не будут повышаться, а могут и упасть и т. п. Ясно, что современная капиталистическая действительность нередко дает достаточно оснований для такой психологии.

Особенно благоприятствует спросу на золото стагнация в экономике, характерная для многих капиталистических стран в 70—80-х годах. С одной стороны, в условиях низких темпов экономического роста и частых кризисов курсы акций не повышаются, а размеры дивидендов по ним невелики. С другой — значительная инфляция непрерывно обесценивает капита-я

лы, вкладываемые в твердопроцеитныс ценные бумаги и обязательства. Под давлением этих сил капиталисты и владельцы мелких сбережений вынуждены обратиться к золоту.

Конечно, искушенный инвестор, особенно если это банк или корпорация, пристально изучает рынки, взвешивает потенциальную доходность и риск. В отличие от вложений в ценные бумаги и депозиты, золото н'е приносит дохода в виде дивидендов или процентов. Напротив, его хранение стоит денег, так что оно приносит, можно сказать, отрицательный процент. Поэтому инвестиции в золото оказываются выгодными лишь при условии значительного повышения цены золота в бумажных деньгах, которое перекрывает потери процента, расходы на хранение и возможное повышение капитальной стоимости других активов, таких

как акции.

Пики этих покупок приходятся на 1974 и 1979 годы, когда в капиталистическом мире имели место всплески инфляции, отчасти связанные со скачкообразным повышением цен на нефть. В эти и некоторые другие годы значительная часть инвестиции в золото представляла собой покупку стандартных валютных слитков, что отражает спрос банков, фирм, индивидуальных богатых капиталистов. Мелкие слитки {от 5 г до 1 кг) потребляются преимущественно тезавратора-ми. Наиболее достоверна статистика по монетам и медалям, поскольку подавляющая их часть чеканится и продается государственными организациями.

За последние годы банки, дилеры и биржи выработали множество способов, которыми индивидуальные капиталисты и фирмы могут покупать, хранить и продавать золото. Хранить золото в натуре рискованно и неудобно, особенно когда речь идет о значительных количествах. В этом теперь нет никакой необходимости. Крупные банки в Западной Европе, Северной Америке, да и в других районах мира широко проводят операции по приему от клиентов золота на хранение. В этом случае продажа сводится к уступке права на его истребование из банка, к передаче квитанции на хранимое золото. Оно может много раз переходить из рук в руки, не двигаясь физически из подвала цюрихского, лондонского или нью-йоркского банков. Сделки по купле-продаже золота совершаются

мгновенно с применением самой современной техники связи и банковских расчетов.

Крупные спекулянты продают и покупают золото в разных центрах торговли и стремятся получать прибыль на малейшей разнице в цене. Как и на валютных рынках, на рынках золота ведутся арбитражные операции (непрерывные покупки на одних рынках, продажи на других), благодаря чему цены на свободных рынках, где нет ограничений и налогов, выравниваются и образуют более или менее единую мировую цену. Если золото продается не на доллары, а на какую-либо другую валюту, то в формировании цены принимает участие курс валюты по отношению к доллару. Если золото покупается на заемные средства, то важное значение имеет ставка ссудного процента, которую надо платить по кредиту. Для совершения сделок надо быстро делать сложные расчеты, которые в современных условиях часто берут на себя компьютеры.

В том случае, когда золото хранится в банке, его

владелец  получает  документ,   удостоверяющий   право

собственности, — золотой сертификат. Такой же доку

мент   выдается   клиенту   в   случае,   если   он   покупает

золото  у  банка,   не  изымая  его  в  натуре.   В   послед

ние годы такая форма владения золотом  широко ис

пользуется   в   развитых   капиталистических   странах.

Выпускаются сертификаты двух типов: иа аллоки-

рованное   и   на   неаллокированиое   золото.   В   первом

случае клиент как бы держит металл в сейфе, он мо

жет   прийти   в   банк  и  полюбоваться  на   свою   собст

венность. В составе золотого фонда, которым управля

ет   банк,   ему   выделены    «физически»   определенные

слитки  или   монеты.   Во  втором  случае  клиент   имеет

право на золото банка таким же точно образом, как

вкладчик имеет право на свой вклад, то есть на обез

личенное,   определенное   лишь   количественно   золото.

Банк  получаст  возможность пускать депонированный

у него металл в оборот, подобно тому как он пускает

в   оборот   денежный   капитал,   внесенный   в   качестве

вклада.  Ему достаточно лишь держать определенный

резерв  на случай  истребования золота  каким-то чис

лом  клиентов.  Владелец  сертификата  может  продать

его   другому   лицу,   которое   тем   самым   приобретает

требование к банку. 

Таким образом, возникает и развивается новый кредитный документ, представляющий определенное количество золота. В условиях инфляции и обесценения бумажных денег в этой своеобразной форме как бы возрождается уже забытая разменная на золото классическая банкнота.

Реально находящееся в банке золото становится в этом случае базой для многократного по размерам обращения золотых сертификатов, так как банк может выпустить больше сертификатов, чем имеет депонированного золота. Объем этих операций возрос после 1975 года и вполне может возрасти еще больше.

Золото, находясь в руках брокерских фирм и крупных инвесторов, служит также базой развития срочных сделок, которые носят спекулятивный характер. Учитывая риски и расходы, связанные с «физическим» золотом, американский специалист советует капиталистам: «Если вы хотите делать деньги на золоте, лучше, может быть, никогда не получать его в натуре, не видеть, не хранить и не держать его»28.

Но традиционный тезавратор обычно мало знаком с биржей, не читает финансовых бюллетеней, не заключает срочных сделок и предпочитает золото в натуре. Мелкая и средняя городская буржуазия, зажиточное крестьянство, определенные слои интеллигенции — вот социальная среда, где принято часть сбережений держать в золоте. Хотя имя этим тезавраторам — легион, огромное их большинство хранит в кубышках, под матрасом или в других укромных местах лишь несколько унций или граммов металла в мелких слитках, монетах, грубых изделиях. Подавляющая часть золота сосредоточена у богатых и очень богатых людей. Согласно одной оценке, в Индии 90% всего спрятанного золота находится в руках 3% населения29.

Подавляющее большинство владельцев золота стремятся хранить его в тайне. Во многих странах такие накопления нелегальны или не вполне легальны. Понятен страх воровства, ограбления. Важное значение имеет и такой фактор: золото — идеальное средство уклонения от налогов. В нем хорошо укрываются доходы, которые по разным причинам нежелательно раскрывать. Оно лучше избавляет от налогов на наследство,  которые  существуют  в   большинстве   стран,

чем   вложения   в   недвижимость   или   картины   старых мастеров.

В   поведении   мелкого  тезавратор а,   в  его  отношении   к   золоту   много   иррационального,   нелогичного. Джон   М.   Кейнс,   знаменитый   английский  экономист, много   писавший   о   деньгах   и   золоте,   ссылается   на авторитет 3. Фрейда, который находил пристрастие к золоту    в    подсознании    человека.    С    нашей    точки зрения, истоки стремления людей к накоплению денег и золота не могут выводиться из биологической природы человека, из  его физиологии.  Золото не всегда было   и   не   всегда   будет   деньгами    в   человеческом обществе.   Да   и   сами  деньги   свойственны  лишь  определенным   конкретным формам устройства этого общества.  Страсть к деньгам носит социальный характер, она тесно связана с природой общества, в котором деньги превращаются в капитал, становятся мерилом всех вещей и самого человека. Эти общественные условия превращают золото в фетиш, а там, где действует фетиш, остается мало места для рациональности и   логики.   Эта   позиция   помогает   объяснить   многие парадоксы и странности тезаврации.

На Арабском Востоке популярны английские золотые монеты — соверены. Но монеты с профилем королей стоят дороже, чем с женскими профилями королев Виктории и Елизаветы II: сказываются вековые предрассудки, заставляющие считать женщину низшим существом. Во Франции среди богатых тезавра-торов много любителей килограммовых слитков. Такой слиток ласково называют savonetle («мыльце»), так как он имеет соответствующие размеры и форму.

Не слишком богатый тезавратор предпочитает золотые монеты: они привычнее, портативнее, красивее. С монетами меньше риска натолкнуться на подделку, в случае необходимости их легче продать. Некоторые монеты имеют пли могут приобрести коллекционную и нумизматическую ценность. За все это приходится платить, и золото в монетах стоит дороже, чем в слитках (продается с премией). Запас старых, подлинных монет, которые чеканились во времена золотого стандарта, естественно, ограничен. Поэтому, чтобы использовать выгоду от более высокой цены монет, государственные монетные дворы многих стран чеканят новенькие диски, которые либо точно воспроизводят ста-

рыс либо соответствуют им по содержанию металла, но несут на себе другое изображение и год выпуска. Такие монеты называются официальными.

По оценкам фирмы «-. Консоли дейте д голд филда», максимального уровня чеканка официальных монет в капиталистических странах достигла в 1974 и в 1979 годах, когда в этой форме использовалось примерно по 300 т золота, то есть около '/а всей новой годовой добычи. В 1980—1982 годах чеканка новых официальных монет не достигала этого уровня, но превышала 200 г в год.

Первое   место  в   мире   по  чеканке   золотых   монет занимает ЮАР, которая  еще в 60-х годах ввела  новую    монету — крюгерранд     (по    имени     президента Трансвааля   в  период  Англо-бурской  войны   Крюгера и  названию современной  денежной  единицы   ЮАР — ранда,    которое    в    свою    очередь    является    сокращением  от  бурского  слова   Витватерсранд).   Крюгерранд   содержит   ровно    1    тройскую   унцию    чистого золота, что делает его особенно удобным для  купли-продажи.   Цена  унции   золота  в   крюгеррандах  лишь немного (обычно не более чем на 3—5%)  превышает его   слитковую   цену,   но   при   количествах,   нечпеляе-\   мых миллионами, это дает ЮАР неплохую добавочную прибыль.

В 1978—1979 годах крюгерранд почти безраздельно завоевал рынок Соединенных Штатов. Из 6,1 млн. монет, проданных ЮАР в течение 1978 года, свыше половины попало в США. Это означает, что только в крюгеррандах американцы поглотили около 100 т золота. Главной причиной такого большого спроса было ослабление доллара и стремление владельцев денег найти более надежное средство для их помещения. Вместе с тем важное значение имеет широчайшая рекламная кампания, организованная фирмами, продающими крюгерранды.

Несмотря на огромные размеры производства крюгеррандов, в период великой рождественской лихорадки зимой 1979—1980 годов обнаружился острый их дефицит. Монетный двор ЮАР закрылся, как обычно, на рождественские и новогодние каникулы, обеспечив обычный запас монет для сбыта. Но спрос превысил все расчеты и ожидания, и запас был исчерпан.   В   результате  премия  на  крюгерранды  по  срав-

нению- со слитковой ценой золота заметно возросла. Унция представляет собой довольно значительное количество золота, и монета в 1 крюгерранд стоит в последние годы 400—500 долл. и соответствующую довольно крупную сумму з других валютах. Стремясь дойти до самого широкого круга тезавраторов, власти ЮАР в 1980 году начали продажу крюгеррандов, содержащих ]/2, 'Л и даже Vio унции (3,1 г) чистого золота.

Монеты, содержащие дробные доли унции золота, нашли особенно интенсивный спрос в Японии. Помимо их цены, доступной для небогатых людей, известное значение имеет то, что покупка .УТИХ относительно недорогих монет не облагается в Японии налогами, которые удорожают для покупателя слитки и монеты с более высоким содержанием металла. В последние годы Япония занимает ведущее место по сбыту те-заврационных монет.

Значительное количество  золота   (до  50  т  в  год) перечеканивается в монету в Великобритании. Помимо чеканки  нескольких типов  соверенов Лондонский  монетный   двор   выполняет   также   заказы   ряда   малых стран.  Золотой  соверен  содержит  около  7,3  г  чистого золота  и  удобен  для  тезавраторов  разных  типов. В   отличие   от   продаж   крюгеррандов,   которые   идут под  барабанный  бой  рекламы, реализация  соверенов Банком Англии по традиции производится через лондонских    дилеров    с    минимумом    шума,    в    частном порядке. Подавляющая часть производимых в Великобритании   монет   вывозится  за   границу,   особенно  на Ближний   Восток   и   в    Юго-Восточную   Азию.   Хотя страсть к накоплению золота в последние годы не миновала   англичан,  тезаврационный   спрос   на   золотые монеты в самой Великобритании относительно невелик. Зтому способствует также высокий (15%) налог, которым облагаются покупки золота.

С конца 70-х годов на мировой рынок золотых монет с крупными продажами вышла Канада, Следуя примеру ЮАР, она продает Монету, содержащую 1 унцию чистого золота и обычно называемую в соответствии с изображенной на ней национальной эмблемой страны «кленовым листом-». Эти монеты потоком хлынули в США и существенно потеснили в 1980—1982 годах крюгерранды.

Некоторые   страны, такие как Мексика и Австрия, находят выгодным покупать золото оптом в стандартных валютных слитках,  перечеканивать  его в  монету и продавать в таком виде. Они используют традиционную   популярность  среди   тезавраторов   своих   старых золотых монет номиналом соответственно в 50 песо и 100 крон. Американские «консультанты по инвестициям»  иногда  советуют  своим  клиентам   отдавать этим монетам предпочтение перед крюгеррандом  и «кленовым листом». Последние чеканятся странами, которые сами   производят   золото   и   имеют   большие   ресурсы металла,    тогда   как   Австрия,   например,    может  по тем  или иным  причинам  в любой  момент  прекратить чеканку   монет,  и  в   этом   случае  они   способны   приобрести в какой-то мере коллекционную ценность и по .   этой причине повыситься в цене.

Монеты,   не   имеющие   коллекционной   ценности   и оцениваемые   рынком, практически   исключительно   по содержанию в них чистого золота, в последнее время часто    называют    слитковыми.    Самым    характерным i    образцом такой монеты является крюгерранд. Некото-1  рые  старые  монеты, которые не чеканятся  вновь, но запас   которых  на   рынке   значителен,   приближаются по своему типу к слитковым. Таковы, например, американские монеты времен золотого стандарта достоинством   в   10   и  20  долл.   («орел»   и   «двойной   орел»), французские  монеты  по 20 франков   (наполеондоры) и   некоторые  другие.   Однако   премии   на  эти   монеты по сравнению с ценой слиткового золота все же значительно  выше, чем   на  крюгерранды,   и  могут  доходить до 30—50%.

Стремясь использовать эту «коллекционную премию», многие страны выпускают ограниченными тиражами различные памятные и мемориальные монеты. На них предъявляется не только тезаврационный, но и нумизматический спрос. Например, Канада выпускала монеты в честь Олимпийских игр 1976 года в Монреале и особые монеты, посвященные освоению своих арктических территорий.

Иногда  тактика   выпуска   монет   на   рынок  и   продажа строится так, чтобы искусственно создать и под-

стегнуть нумизматический спрос. П. Сарнофф, на книгу которого мы не раз ссылались, приводит в качестве примера гонконгскую монету 1979 года номиналом в 1000 гонконгских долл., посвященную дальневосточному «году барана». Эти монеты продавались властями по 225 долл. США за штуку, тогда как само золото в них стоило лишь 125 долл. Премия, таким образом, составляла почти 100%. Сарнофф приводит также случаи, когда наивные покупатели подобных псевдоколлекционных монет при необходимости последующей продажи могли получить за них лишь 25—50% первоначально уплаченной цены30.

Чеканка и продажа золотых монет представляют собой выгодный бизнес, и частный капитал не мог остаться от него в стороне. Но в большинстве стран эти монеты все еще формально считаются законными средствами обращения, и чеканка их монополизируется государством. Поэтому, как правило, частная деятельность в этой сфере носит нелегальный или по крайней мере полулегальный характер. Тем не менее во многих странах, особенно на Ближнем Востоке, чеканятся монеты, представляющие собой копии известных и пользующихся спросом монет, начиная от средневековых и кончая новыми соверенами.

Эти монеты являются подделками,  а их производство представляет собой  фальшивомонетничество. Но здесь могут быть разные случаи.  Речь может  идти о частной   чеканке  подделок  официальных   монет  с  соблюдением   законного   золотого   содержания.   В   этом случае   целью   является   лишь   присвоение   умеренной премии,   на   которую   цена   золота   в   таких   монетах   , превышает слитковую цену.  Речь  может  идти  о подделке   старинных   монет,   имеющих   нумизматическую ценность, опять-таки без подмены золота дешевым ме- . таллом. Это сродни известным фактам подделки ювелирных изделий, имеющих историческую и художест-   ' венную  ценность.  Наконец,  имеет  место  примитивное мошенничество, когда жулики изготовляют позолоченные   монеты   из   неблагородных   металлов   и   сбывают их легковерным людям. Любопытные факты из жизни современных золотых фальшивомонетчиков  приводятся в книге Г, Н. Польского об истории подделок денег3'.

 Надо сказать,  что утрата  золотом   функции денег и  превращение монет  в товар   создают  своеобразные и сложные юридические проблемы, которые на Западе являются предметом активного обсуждения. Ведь само провозглашение современных монет законным средством обращения — обычно заведомая фикция, нередко преследующая цель просто обойти налоговое законодательство иностранных государств  и  обеспечить монетам свободный сбыт. Но если монеты перестают быть законным   средством   обращения,   монополизация   их производства государством, по-видимому, теряет свое реальное и юридическое основание. Некоторые юристы считают, что  к монетам  должны   применяться совсем другие законы, охраняющие интересы  потребителя от нарушения     производителями     стандартов     качества (в   данном   случае — веса   и   пробы).   Иначе   говоря, к чеканке монет должны применяться те же принципы,   которые   применяются   к  выпуску   различных   медалей и медальонов, а также ювелирных изделий.

Сарнофф   отмечает:   «За  последние  годы  предприимчивые   «монетные   дворы»   в   Соединенных   Штатах продали   в   розницу   на   много   миллионов   долларов медалей  и  медальонов,  выпускаемых в честь различных событий, предметов и лиц»32. Таким образом, это легальная  сфера частного бизнеса,  Впрочем,  по данным «Консолидейтед голд филдз», годовое количество золота, использованное в США в этой сфере, не превышало  3  т.   Но  в   1978   году  правительство  решило взять   это   дело   в   свои   руки.   Конгресс   принял   закон,   согласно   которому  в  течение  5  лет   из1 запасов казначейства    ежегодно    выделяется    1     млн.    унций (31,1  т)   золота для чеканки и продажи всем  желающим   медальонов   с   изображениями   деятелей   американской культуры.

Осуществление этой программы началось в 1980 году. Были выпущены медальоны с содержанием чистого золота в 1 унцию с портретом художника Гранта Вуда и в 0,5 унции с портретом певицы Мари-ан Андерсон. Медальоны продавались по предварительным заказам через почтовую систему по рыночной цене слиткового золота с наценкой в 2%, то есть дешевле любых слитковых монет. Однако непривычная форма золота, усложненная система продажи и еще какие-то факторы ограничили спрос. Из первой серии

медальонов было продано только 418 тыс. унций золота, или менее половины выделенного количества . Как видим, в области накопления золота в частном секторе происходят важные и интересные изменения. Эта своеобразная функция драгоценного металла развивается и усложняется. Она имеет большое значение для экономического бытия и судеб золота.

 

Всемирно известны сокровища греко-скифского искусства, хранящиеся в ленинградском Эрмитаже и в киевском Музее исторических драгоценностей УССР. Все музеи мира как большие ценности хранят работы античных и средневековых ювелиров. Особый мир представляет ювелирное искусство индейцев древней Америки, богато представленное в Музее золота при Национальном банке Колумбии. В новое время в золоте тоже работали порой высокоодаренные мастера. Вместе с тем появляется сначала ремесленное, а затем и фабричное производство ювелирных изделий. В Англии XVII века ювелиры были привилегированным цехом ремесленников. Указом короля Карла I им были выделены лавки на глазных улицах лондонского Сити. В XVIII—XX веках ювелирная промышленность переходит на капиталистические рельсы и начинает работать на массовый рынок.

До нашего века ювелирное дело было, по существу, единственной сферой промышленного использования золота. По приблизительным оценкам, эта сфера с i860 по 1913 год поглотила 22% всего добытого золота35. Лишь в последние десятилетия значительных размеров достигло использование золота в других отраслях промышленности, особенно в электронике,

Если в  начале  70-х годов ювелирная  промышленность поглощала, согласно имеющимся оценкам, около 1 тыс. т желтого металла, то в 1974—1975 году сред-. негодовая цифра едва превышала 350 г. Однако ювелирная    промышленность    сумела    приспособиться    к новому  уровню   цен   на   основной   вид   своего   сырья, успешно перекладывая резко возросшие издержки на потребителя ювелирных изделий.  В   1976 —1978 годах этому содействовало оживление в экономике большинства   лромышленно развитых стран.  Но еще  большее значение имело новое усиление инфляции, вызывающее погоню за надежными ценностями. Не только на Востоке,   но   и   в   западных  странах   в   покупке   ювелирных изделий   усилился   инвестиционный  и тезаврационный элемент.   В   результате   в   этот   период   среднегодовое использование золота в ювелирном деле вновь поднялось примерно до 1 тыс. т.

1977—1978 годы были отмечены длительным и значительным падением доллара по отношению к более устойчивым валютам, особенно марке ФРГ, швейцарскому франку, японской иене. Благодаря этому цена золота в указанных валютах повышалась гораздо меньше, чем в долларах, а порой даже понижалась. Для ювелирных фирм в этих странах золото не дорожало, а реально даже дешевело, поскольку цены других товаров продолжали расти. Этот фактор играл важную роль в поддержании высокого спроса на золото ювелирной и других отраслей промышленности. В Японии промышленность потребила в 1976 году 75 т, а в 1978 году более 100 т (в том числе ювелирное дело соответственно 39 и 57 г).

Резкие изменения в ювелирной промышленности произошли в 1980—1982 годах. Вновь повышение цены золота и экономический кризис вызвали снижение спроса на ювелирные изделия, и в ряде стран Востока значительное количество таких изделий было продано населением и попало в плавильные тигли. В Западной Европе количество золота, использованного в промышленности, снизилось в 2—3 раза.

Но это отнюдь не изменило сути дела. В определенных общественных кругах на Западе золото и теперь есть предмет престижного, показного потребления.

Впрочем, золотые украшения далеко не всегда выставляются напоказ, а часто, наоборот, хранятся в тайне. Как уже отмечалось выше, между ювелирными изделиями и тезаврационными накоплениями нет четкой границы. Семье индийского крестьянина золотой браслет жены или дочери служит страховым полисом на случай неурожая или болезни. В Индии около 600 тыс. кустарей-ювелиров заняты изготовлением и куплей-продажей украшений из золота и серебра. Те, что побогаче, занимаются заодно ростовщичеством — дают ссуды под заклад драгоценностей. Здесь изделия из золота служат, в сущности, формой тезаврации. А вот обратный пример: в Саудовской Аравии, где поглощается масса золотых монет, в моде женские ожерелья в виде соверенов, нанизанных на цепочку. В этом случае тезаврационнос золото превращается в украшение.

С 60-х годов Италия занимает первое место в капиталистическом мире по производству ювелирных изделий. Здесь раньше и эффективнее, чем во многих других странах, были использованы в ювелирной промышленности преимущества крупного производства со значительной степенью механизации и современной системой управления. Крупнейшим производителем ювелирных изделий является фирма «Гори и Зуччи», предприятия которой находятся в городе Ареццо близ Флоренции. В начале 70-х годов эта фирма потребляла больше золота, чем вся ювелирная промышленность Великобритании, Франции и Швейцарии, вместе взятых. Она имеет собственное аффинажное производство и сама производит полуфабрикаты, которые идут непосредственно на изготовление ювелирных изделий. Фирма использует самое современное оборудование, включая компьютер фирмы ИБМ. В штате фирмы работают десятки дизайнеров, которые делают ее законодателем мод на ювелирные изделия.

«Гори и Зуччи» и другие итальянские фирмы производят огромное количество продукции, рассчитанной на массового потребителя. Основная масса этой продукции идет на экспорт. Итальянские золотые изделия обладают высокой конкурентоспособностью, они завоевали рынки других западноевропейских стран и США, а также и рынки стран Востока.

Около '/з всего золота, идущего в ювелирное дело, поглощается обычно в странах Ближнего и Среднего Востока, включая Турцию. Наряду с традиционным мелким производством местных кустарей в этих странах в последние годы возникли современные предприятия, построенные итальянскими, западногерманскими и другими фирмами. Используя преимущества дешевого труда и относительно низких налогов, они в ряде случаев усиленно вытесняют как местное кустарное производство, так и импорт из промышленно развитых стран.

Кустарное ювелирное производство является в очень многих странах, в том числе в странах Запада, вековой традицией, и традиция эта оказалась чрезвычайно живучей. Даже теперь очень большая доля золотых украшений изготовляется в мелких кустарных мастерских, где преобладает ручной труд. Но, как правило, поставка полуфабрикатов (проволока, листовое золото, трубочки) мелким ювелирам находится в руках крупных промышленных фирм (вроде упомянутой выше компании Энгелхарда в США). Часто ювелирные мастерские работают также по заказам больших торговых фирм. Таким образом, мелкое производство в ювелирной промышленности лишено самостоятельности и включено в систему крупного капитала. Массовое производство ювелирных изделий сделало почти анахронизмом фигуру индивидуального художника-ювелира, создающего уникальные произведения, как живописец создает картины, а скульптор — статуи. Однако нельзя сказать, что это прекрасное искусство умерло. Наряду с художника ми-дизайнерами, работающими в крупных фирмах, имеются художественные ателье, где талантливые мастера создают порой замечательные вещи. О таких мастерах и экономической стороне их деятельности рассказывает Т. Грин. К сожалению, их работы почти никогда не попадают в музеи, а чаще всего исчезают в частных "*""""" коллекциях миллионеров. Впрочем, это касается не только изделий художников-ювелиров, но и других произведений искусства.

Для изготовления .ювелирных изделий использует-1^ ся золото различной пробы — от 8 каратов (333-я /•••.проба) до 23 каратов (958). В большинстве стран существуют государственное регулирование пробы золота для ювелирной промышленности и система проверки и подтверждения государственными органами пробы производимых изделий. В 'странах Востока, где покупка ювелирных изделий всегда содержала значительный тезаврационный элемент, продаются и поку-Г паются изделия высокой пробы (обычно 21 или 22 каратов). Во многих странах Западной Европы преобладающая проба золотых изделий— 14 или 18 каратов. В Великобритании, ФРГ, США продается много изделий низкой пробы, 8—10 каратов. Использование золота различной пробы и применение разных примесей в сплавах (серебро, медь, никель, палладий) связано также с тем, что из золота изготовляются изделия широкой гаммы цветов — от красного (75% золота и 25% меди) до белого (различные доли серебра и никеля). Это увеличивает разнообразие рыночного предложения ювелирных изделий.

Археологи утверждают, что первые зубные протезы

из золота делались для знатных людей в Древнем Египте и Шумере. Такое применение золота знали древние римляне. Французские медики в XVIII веке уже писали руководства в этой области. Хотя в XX веке нержавеющая сталь, пластмассы и другие материя- t лы потеснили золото, оно в значительном количестве применяется в зубопротезном деле. По оценкам 1940 года, 76% взрослых американцев и 65% американок имели золото во рту36.

Общее количество золота, используемого дантистами, ежегодно составляет 60—90 т (6-—9% годовой добычи). Первое место по использованию золота в зубопротезном деле занимает в последние годы ФРГ (20—30 г в год). По мнению специалистов, это объясняется тем, что затраты западногерманских граждан на золотое протезирование на 80% покрываются социальным страхованием. В США, Японии и других странах использование золота в зубопротезном деле в последние годы сокращается в связи с заменой высококачественными, но относительно дешевыми ссребро-палладиевыми и хромо-никелевыми сплавами37.

Вне ювелирного и зубопротезного дела золото используется   во   многих    сферах    жизни.    Эти    применения   могут  быть  порой  странными  и  забавными. В послевоенные годы крупным потребителем желтого металла     стала     Япония,      выдвинувшаяся     за     два десятилетия на положение второй промышленной дер- ' жавы   капиталистического   мира.   Видимо,   поведение ; стран   подобно   поведению   людей:   нувориши   обычно  ■ имеют к золоту особую склонность.  Как в некоторых других сферах, сверхмодерн сочетается в этой стране порой со средневековьем. Администрация одного отеля в окрестностях Токио установила в особом помещении золотую ванну в  форме птицы    Феникс,   на  которую  ■ пошло   143   кг   металла.   Плата   за   купанье   в   ванне  ■ взимается поминутно. Эта процедура пользуется попу-   ■ лярностью,   потому  что  многие  люди  верят  в   целебность купанья в золотой ванне.

Вера в целебные свойства золота существует с глубокой древности, ее культивировали еще средневековые алхимики. В Индии сельские врачи-знахари и теперь прописывают «золотые пилюли» от многих болезней, в том числе от импотенции и бесплодия. Но не стран-

но ли выглядит «лечение» в золотой ванне в современной просвещенной Японии?

Впрочем, золото действительно применяется в современной медицине — не в таких наивных формах, а но научной основе. Оно числится теперь в арсенале противораковых средств: в определенных случаях врачи применяют инъекции коллоидного раствора радиоактивного золота. Однако общее количество золота, используемого в медицине, незначительно.

Важнейшей сферой современного промышленного применения золота является электроника, и здесь роль Японии чрезвычайно велика. Она лишь немного уступает США по количеству золота, используемого в этой отрасли. Если учесть, что в США в продукции электронной промышленности чрезвычайно высока доля военного оборудования, то можно думать, что по использованию желтого металла в электронной технике гражданского назначения Япония превосходит США. На эти две страны вместе приходится до 2/з всего золота, потребляемого электронной промышленностью капиталистических стран.

Для электроники оказалось чрезвычайно важным уникальное сочетание физических свойств металла: электропроводность, антпкоррозийность, пластичность. Золото используется там, где требуется надежность, долговечность и миниатюрность: в ЭВМ, в космической аппаратуре, в подводных линиях связи. Седийо остроумно замечает: «Будущее принадлежит машинам с золотыми мозгами»38. Это еще раз напоминает нам, что в нашей повседневной речи слово «золотой» испокон веков значит «отличный», «первоклассный». ОП искусном мастере говорят: у него золотые руки, об умном человеке: золотая голова.

Из 44 т золота, использованного в электронике США за 1974 год, 21 т пошла на контакты, 5т-— на печатные схемы, 7 г — на полупроводники, по 4 т — на электронные трубки и переключатели. В следующие два года потребление золота этой отраслью упало более чем вдвое: сказалось внедрение разработанных под воздействием удорожания золота заменителе]!, а также снижение экономической активности, уменьшение спроса. Несколько поднявшись в 1978—1979 годах, потребление золота в электронике затем вновь уменьшилось как в США, так и в других странах.

Фирмы интенсивно разрабатывают заменители, способные достаточно успешно выполнять функцию золотых деталей. Внедряются разные способы экономии золота, например уменьшение толщины золотого слоя, замена сплошного золочения точечным и до-рожечным. Этому же способствует тенденция к миниатюризации изделий. Однако возможности такой замены и экономии ограниченны, так как на определенном этапе наступает неприемлемое падение надежности и долговечности деталей. В аппаратуре военного и космического назначения потребление золота будет скорее возрастать. Кроме того, многим странам еще только предстоит пройти те стадии развития электронной промышленности, которые прошли США и Япония. В этих странах использование золота в электронике имеет тенденцию к росту. В последние годы отрасль потребляла в год 80—90 т желтого металла. Специалисты считают, что это количество во всяком случае не снизится.

Имеется множество других сфер промышленного и художественного использования золота. Здесь и традиционные, известные тысячелетиями формы вроде золочения церковных куполов и шпилей, золотошвейного дела или позолоты на посуде и столовых приборах. Здесь и более новые, но технически несложные применения — перья для авторучек и оправы для очков. Появляются и совершенно новые сферы и способы применения, связанные, как и электроника, с современной НТР. Помимо антикоррозийности и пластичности золото обладает еще одним важным свойством: высокой отражательной способностью по отношению к тепловому и световому излучению. Тонкой пленкой золота покрыты выхлопные трубы моторов фирмы «Роллс-Ройс», которые устанавливаются на сверхзвуковых «конкордах»: это предохраняет их от перегревания. Для теплозащиты американской космической станции «Скайлэб» был установлен на освещенной солнцем стороне корпуса специальный экран, изготовленный из алюминизированнон и золоченой пластмассовой пленки.

Общее количество золота, используемого в промышленности капиталистических стран, помимо ювелирного  дела   и   электроники,   оценивается   в   послед-

 ние годы в 60—80 т, из которых почти 1/2 приходится на США и 74— на Японию и ФРГ.

Все формы промышленного использования золота реагируют на экономический цикл. Наряду с высокой ценой, сложившейся в 1979—1980 годах, экономический кризис последних лет явился главной причиной некоторого уменьшения этого использования. Однако колебания в потреблении золота электронной и другими отраслями значительно меньше, чем в ювелирной промышленности.

Нет сомнения, что развитие научно-технической революции будет порождать новые способы промышленного использования золота как металла с уникальным набором физико-химических свойств.

 

^ ДЕНЬГИ И  НЕДЕНЬГИ

В последние годы в связи с дискуссией о природе денег современного капитализма в советской литературе активно обсуждается вопрос о наличии или отсутствии денежных функций у золота. При этом иногда высказываются крайние точки зрения: с одной стороны, золото остается деньгами в том же принципиальном смысле, в каком оно было ими, скажем, 100 лет назад; с другой — золото полностью перестало быть деньгами, превратилось в обычный товар39. Мы еще обратимся к этим вопросам. Здесь же на базе анализа форм использования золота в современной капиталистической экономике необходимо сказать следующее.

В реальной жизни явления не наблюдаются в чистом виде, порой противоположности сходятся, каждое явление существует лишь в развитии и изменении, процессы протекают путем постепенного накопления частичных изменений. Такова диалектика жизни, и такого подхода к этой реальности требует диалектический метод познания. Поэтому указанные крайние точки зрения являются односторонними и неплодотворными.

Золото — деньги, золото — товар, неденьги. Подобная категоричность, «чистота» определений заставляет вспомнить, как своеобразно толкуется роль серебра в известной сделке, описанной П. П. Ершовый    в    его    знаменитой    сказке    «Конек-горбунок».

 Иван-дурак предлагает царю купить принадлежащую ему пару великолепных коней. При этом между ними происходит такой разговор: «„Ну, я пару покупаю; продаешь ты?" —„Нет, меняю". — „Что в промен берешь добра?" — „Два-пять шапок серебра".— „То есть это будет десять". Царь тотчас велел отвесить и, по милости своей, дал в прибавок пять рублей».

Из этой очаровательной поэзии можно извлечь любопытные экономические соображения. В самом деле, является серебро в этой сделке деньгами или не явля€;тся? С одной стороны, вроде бы является, поскольку Иван явно хочет иметь за свой товар нечто, представляющее собой всеобщий эквивалент. Но, с другой стороны, он почему-то подчеркивает, что речь идет не о продаже, а об обмене. Притом серебро измеряется довольно странной мерой — шапкой, а настоящие деньги фигурируют в добавлении о пяти рублях.

Перенесемся из сказочного ершовского мира в современный капиталистический мир чистогана. Скажем, в последние годы имеют место сделки, при которых центральные банки некоторых стран (Италия, ЮАР) осуществляют на мировом рынке своеобразный заклад золота, продажу с правом обратного выкупа, получая на определенный срок необходимую им иностранную валюту взаймы. Выступает золото в этих операциях как деньги или как товар, неденьги? Стоит задаться таким вопросом, и мы увидим, что ответ на . него не прост и не однозначен.

Во все времена золото играло в обществе двоякую    роль:   рядового   товара   с   определенными   полезными для человека свойствами и совершенно особого товара, так сказать, «сверхтовара» — денег. Это положение   К-   Маркс   характеризует   в   следующих   словах: «Потребительная стоимость денежного товара  удваи-   ,  ' вается.    Наряду   с   особенной    потребительной    стоимостью, принадлежащей ему как товару, — например,   золото служит для пломбирования зубов, является сырым материалом для производства предметов роскоши и   т.   д., — он   получает   формальную   потребительную   . стоимость, вытекающую из его специфически общественных функций»*10.

Как мы видели, эти две потребительные стоимости,

две формы полезности, две функции золота (товарная и денежная) существуют не по отдельности, а, напротив, в тесном единстве, в постоянном переплетении и взаимодействии. В частности, сама полезность предметов роскоши в большой мере определяется именно тем, что они сделаны из металла, являющегося денежным товаром.

Потребительная стоимость (полезность) каждого товара многообразна и не остается неизменной в ходе исторического развития. Когда-то нефть годилась лишь на то, чтобы гореть в примитивной жаровне кочевника, гонявшего свои стада в местах, где она естественным образом выходила наружу. В конце XIX века она уже транспортировалась на значительные расстояния, перерабатывалась на керосин и некоторые другие виды горючего и смазочных масел. Ныне нефть является исходным сырьем для многих тысяч полезнейших товаров.

Не остается неизменной и потребительная стоимость золота, его общественная полезность. Слово «полезность» понимается здесь, разумеется, в экономическом, а не в этическом или физиологическом смысле. С этой точки зрения «полезностью» обладают, скажем, и наркотики, не говоря уже о табаке. Подобно наркотикам, золото может быть причиной моральной деградации и гибели человека. Однако раз предмет удовлетворяет какую-либо потребность, действительную или мнимую, естественную или противоестественную, он обладает экономической полезностью.

В целом очевидно, что в комбинации двух потребительных стоимостей золота произошел сдвиг в пользу неденежной. Но дело не ограничивается этим. Содержание и формы проявления каждой из них изменились. Денежная функция золота сосредоточилась преимущественно в сфере мирового рынка, международных финансовых отношений. Тезаврационные накопления ранее служили резервом денежного обращения, монетарного использования золота. Теперь они скорее противостоят ему: золото почти не выходит из сферы тезаврации, не возвращается оттуда в денежную сферу. В этих накоплениях золото, можно сказать, приобрело своеобразную новую полезность — как особый тезаврационный товар, средство страхования от

инфляции и социально-политических потрясений. В какой мере тезаврационные накопления сохраняют денежный характер — вопрос спорный и сложный. Многое зависит от того, как мы определим деньги, на какую сторону этих накоплений сделаем упор. С известной точки зрения накопление золота подобно покупке драгоценных камней, картин старых мастеров или редких книг. Едва ли эти предметы в каком-либо реальном смысле мы можем назвать деньгами. В описанных выше срочных сделках золото принципиально не отличается от меди или хлопка — традиционных биржевых товаров. Но вместе с тем золото подобно ценной бумаге или счету в банке, а это уже близко к деньгам. Золото, депонированное в банках, становится базой обращения его бумажных дубликатов.

Мы еще раз видим, как плотно переплетаются денежные и неденежные элементы в современном экономическом бытии желтого металла. При этом надо отметить следующее. Как педеньги, золото ощутимо отличается от драгоценных камней или картин своей делимостью, равиокачественностью, высокой ликвидностью (т. е. возможностью продажи), а главное — мощной вековой традицией, делающей его излюбленным средством накопления и сохранения стоимости, богатства. Иначе говоря, как неденьги оно все же ближе к деньгам. Но, если рассматривать золото как деньги, оно опять-таки отличается от любых бумажно-кредитных ценностей своей материальностью, своей блестящей телесностью. Современный человек уже отвык связывать эти качества с деньгами. Они скорее сближают золото с миром товаров.

Процесс утраты золотом денежных функций нельзя признать завершенным, но он, несомненно, развивается. Золото, конечно, не тонет в огромной массе «обыкновенных» товаров и заметно отличается от них по своим социально-экономическим свойствам. Но оно уже не противостоит им как антагонист. Скорее, оно занимает в товарном мире своеобразное положение первого среди равных.

Что касается дискуссии о денежном и неденежном характере функционирования золота, то она в какой-то мере исчерпала себя. Все мыслимые аргументы с обеих сторон  уже  приведены,  но  каждая  сторона  осталась

при своем мнении. Мы еще вернемся к вопросу о демонетизации золота и современных формах денег. Здесь же автору остается высказать его твердое убеждение, что актуальные и важные вопросы теории денег как в социалистической, так и в капиталистической экономике лежат не в сфере золота. В социалистической экономике — это вопросы использования денег для совершенствования хозяйственного механизма. Немало сложных проблем возникает в формировании нового типа международных экономических отношений в социалистической системе, но с золотом эти проблемы не связаны.

В области денег и денежного обращения современного капитализма важное значение имеет структура денежной массы и ее эволюция, развитие новых форм безналичного обращения, автоматизация оборота денег. Во многом загадочным остается феномен скорости обращения денег и его роль в инфляционном процессе. Большое поле для исследования представляет роль денег в процессе экономического роста и в капиталистическом цикле. Деньги и кредит представляют собой важнейшие рычаги воздействия государства на экономику, государственного регулирования. Сложнейшие вопросы возникают в связи с функционированием национальных валют в сфере международных экономических и платежных отношений, а также в связи с опытом создания международных кредитных денег и с их перспективами. Разумеется, этим не исчерпывается список актуальных вопросов денежной теории и практики, заслуживающих пристального внимания экономистов-марксистов.






оставить комментарий
страница4/9
Дата24.09.2011
Размер2.84 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх