Дееспособность власти во многом зависят от ее легитимности (от лат legitimus законный). Это один из показателей эффективности политической власти. Влегитимно icon

Дееспособность власти во многом зависят от ее легитимности (от лат legitimus законный). Это один из показателей эффективности политической власти. Влегитимно


Смотрите также:
Реферат Проблемы политической власти в России...
План Введение 3 Проблема формирования политической культуры в России 6 Заключение 21...
Репрезентация власти и династическая политика...
Теории власти в политической философии...
Исследовательская работа по истории России на тему: «Самозванчество на Руси и проблема...
Пояснительная записка к показателям для оценки эффективности деятельности органов исполнительной...
Регламент подготовки материалов для доклада высшего должностного лица (руководителя высшего...
«О достигнутых значениях показателей для оценки эффективности деятельности органов...
Инструкция по подготовке доклада высшего должностного лица (руководителя высшего исполнительного...
Изучение власти в политической антропологии. История и...
Сочинение всемирно известного французского философа Жака Эллюля своеобразный манифест...
Правительство российской федерации постановление...



Загрузка...
скачать
Легитимность власти


Дееспособность власти во многом зависят от ее легитимности (от лат. legitimus - законный). Это один из показателей эффективности политической власти. В легитимности отражается отношение граждан к власти. Ее можно определить как состояние власти, когда она признается большинством народа законной и справедливой. Легитимность и авторитетность власти - явления в определенной мере совпадающие.


Легитимность означает согласие народа с властью, когда он добровольно признает ее право принимать решения, которые должны выполняться. Чем ниже уровень легитимности, тем чаще власть будет опираться на силовое принуждение.


От легитимности следует отличать легальность власти. Это юридическое понятие, означающее соответствие власти действующему позитивному праву. Например, власть президента легальна, т.к. он избран в соответствии с законом и в осуществлении своих полномочий опирается на закон. Между легитимностью и легальностью может быть противоречие. Не все законы могут оцениваться населением как справедливые, наконец, законно избранная власть в случае невыполнения своих обещаний, неудачного экономического курса, приведшего к резкому падению уровня жизни, может утратить доверие со стороны общества. В этом случае наблюдается процесс делегитимации власти.


Идеальной легитимности (уровень 100% поддержки населением) не бывает. В любом обществе есть люди, нарушающие законы или относящиеся к власти апатично. Наконец, в демократическом обществе существует оппозиция официальной власти. Следовательно, любая власть должна подтверждать свой авторитет, доказывать населению, что именно она в наибольшей степени соответствует его интересам.


Легитимация - это способ или процесс, посредством которого власть получает оправдание.


Каким образом власть приобретает легитимность? Немецкий политолог и социолог М. Вебер выделил три возможных типа легитимности (господства) в зависимости от ее источников.


Традиционная легитимность опирается на традицию, на некогда установленный порядок. Виды традиционной власти: геронтократия (власть старейшин); патриархальная (власть племенных вождей); патримониальная (власть монарха, которая может быть освящена религиозными нормами); султанизм, где традицией является использование насилия, а власть правителя освобождается от традиционных ограничений (древние восточные деспотии); власть суверена над феодалами-вассалами, которая доминировала в средневековую эпоху, а в современном обществе проявляется в таких явлениях, как верность присяге, кодекс чести и др.


Харизматическая легитимность (с греч. charisme - божественная благодать) основана на вере в руководителя, вождя, которому приписываются сверхвыдающиеся личные качества: мудрость, святость, героизм. Подобной властью обладают религиозные пророки, революционные и тоталитарные вожди. Харизматическая легитимность строится на безоглядном доверии вождю. Образцы харизмы Вебер видел в Христе, Будде, Магомете, Наполеоне, Ленине, Сталине и др.


Легальная (рациональная) легитимность имеет своим источником рационально установленные правила, нормы (законы). В демократических странах это основной тип легитимности, опирающийся на конституции и конкретные правовые нормы.


Веберовская типология получила всеобщее признание, хотя ряд ученых дополняет ее другими типами легитимности. Американский политолог Д. Истон выделил идеологическую легитимность, которая опирается на убежденность индивидов в правильность тех идеологических ценностей, которые провозглашены властью (это наиболее эффективный тип легитимности); структурную легитимность, вытекающую из доверия населения к структурам и нормам режима (к законам, органам власти), персональную легитимность имеющую своим источником веру граждан в компетентность лидера, его способность должным образом использовать власть и др. Французский политолог Ж. Л. Шабо говорит о возможности демократической (опирается на волеизъявление управляемых), технократической (связана с умением властвовать) и онтологической (соответствие власти универсальным принципам человеческого и социального бытия) легитимности.


В реальной практике разные типы легитимности могут взаимно дополнять друг друга. Наибольшим потенциалом легитимности обладают демократические режимы, в которых дополнительными источниками легитимности власти экономическая и социальная эффективность режима, выражающаяся в высоком уровне жизни населения. Диктаторские режимы, построенные на принуждении, стремятся заручиться легитимностью. Так, тоталитарные режимы (СССР, фашистская Германия) опирались на идеологическую и харизматическую легитимность. Здесь с помощью идеологических мифов и пропаганды были созданы культы вождей.

Предпосылки поддержания легитимности власти


1. Совершенствование законодательства и государственного управления в соответствии с новыми требованиями.


2. Создание такой политической системы, легитимность которой основана на традициях населения, и потому не только более стабильна, но и косвенно влияет на поведение граждан.


3. Личные харизматические черты политического лидера.


4. Успешное осуществление государственной политики, поддержание законности и правопорядка.


Зеркало недели № 41 (720) 1 — 8 ноября 2008


Легитимность власти в Украине: две тенденции современности

Автор: Алексей СИДОРЧУК


В свое время выдающийся немецкий социолог Макс Вебер, начиная исследовать проблему легитимности власти, задавался вопросом: «Каковы внутренние основания для оправдания господства и какие внешние средства служат ему опорой?» С позиций настоящего можем говорить, что теоретически на этот вопрос уже давно дан ответ, однако новые политические обстоятельства вынуждают задавать его вновь и вновь. Современная ситуация в Украине (и, видимо, не только в Украине) является одним из таких случаев. И если на вторую часть вопроса можно ответить однозначно, то первая требует детального выяснения. Тем более что в течение всей истории независимой Украины существовали довольно весомые основания говорить о кризисе легитимности власти.


Прежде всего необходимо определиться с самим явлением легитимности. В чем она заключается и почему так важна для политической и государственной власти? В целом легитимность власти можно определить как согласие граждан или признание ими права определенной личности или группы лиц распространять свое влияние на них по управлению обществом. Важным моментом легитимности является характер такого согласия. Человек соглашается — под страхом смерти, в результате прямой угрозы или из-за материальной выгоды, — на то, чтобы другой оказывал на него влияние. Однако такая власть не будет легитимной. В терминах Вебера это будет обычное господство, тогда как власть является господством легитимным. Поэтому важным компонентом легитимности является добровольное согласие на господство ввиду уверенности в компетент-

ности или авторитете представителей власти или системы власти в целом. Понятно, что легитимность власти возможна и при недемократических режимах, ведь не имеет значения, соответствуют действительности представления граждан о власти или нет. Поэтому в известной степени легитимными были и нацистская Германия, и сталинский Советский Союз, хотя они и базировались на насилии и манипуляции сознанием людей. Важно, что господство других людей над собой граждане воспринимают как должное — вследствие факторов рациональных или иррациональных, зная политическую ситуацию в стране или при отсутствии такого знания.


Проблема легитимности власти всегда была одной из важнейших в мировой политической истории. Средства ее достижения очень разнообразны. Самое простое и в то же время самое трудное заключалось в обеспечении прямого доступа людей к осуществлению власти. В таком случае прямая связь между гражданами и властью давала возможность избавиться от сомнений относительно компетентности и авторитета власти, ведь ее осуществление происходило при прямом участии самих подчиненных. С другой стороны, такой механизм по своей сути был очень ограничен для применения, поскольку предусматривал небольшое количество населения и небольшую территорию для своего воплощения в жизнь. Примером такого решения проблемы являются древнегреческие города-полисы. Однако в этом случае ценой прямой легитимации власти была эксплуатация рабов и лишение гражданских прав женщин и иностранцев.


Не прибегая к детальному анализу способов легитимации власти, хотелось бы отметить наиболее распространенный в настоящее время в государствах Западной Европы и Америки, истоки которого кроются еще в XVIII веке. Он заключался во введении института прямых выборов в органы власти. Переоценить идею прямых выборов и ее воплощение в жизнь практически невозможно. В свое время они стали мощным средством легитимации европейских государств и дали возможность избежать революционного свержения власти. Лояльность населения того или иного государства, пребывавшего в кризисе во время распада династических монархий и существенного снижения роли религии, в значительной степени была сохранена именно благодаря постепенному введению института выборов. Осознание населением того, что именно оно формирует власть и является ее источником, стало крепким залогом достаточного уровня легитимности власти во многих странах и наиболее ярко проявило себя в ХХ веке. Длительное время этот инструмент легитимности полностью себя оправдывал.


Однако уже в конце ХХ — начале ХХІ века это средство легитимации власти и сохранения связи между населением и властью начало испытывать кризис. Распространенное в странах Западной Европы и Америки явление абсентеизма (низкий процент явки граждан на общенациональные выборы) является одним из ярких свидетельств этого процесса. Очевидно, что такие тенденции начинают проникать и в Украину, хотя об их масштабах и перспективах говорить однозначно довольно трудно. Однако понятно, что разочарование населения Европы, и Украины в том числе, имеет под собой слишком серьезную почву, чтобы не принимать его во внимание. Оно напрямую ведет к потере связи между властью и населением и в итоге — к снижению уровня легитимности власти.


Причины потери связи между избирателями и политическими силами имеют много аспектов и отличаются в зависимости от стран. Нас больше интересуют особенности украинских процессов, напрямую связанных с кризисом легитимности. Выделим две тенденции: первая скорее касается власти, вторая — самого населения. При этом их интенсивность, а также возможность оставаться влиятельными во временной перспективе может отличаться, однако обе они во многом определяют характер отношений между властью и гражданами. Хотя, конечно, никакая теоретическая конструкция не может учесть все разнообразие и рискует упустить важные аспекты реальности.


Итак, первая тенденция касается в первую очередь властной верхушки. Можно утверждать, что любая политическая сила в процессе политической борьбы создает собственный образ мира, в котором отводится место ей и ее политическим оппонентам. Таким образом происходит борьба за электорат. Символические образы мира, присущие любой политической силе, имеют обоснование (на рациональной или эмоциональной базе) того, почему именно она лучше других, какими преимуществами в сравнении с другими обладает. Модели таких образов могут быть разными, однако обычно они имеют похожую схему: с одной стороны, по-своему объясняют политическую реальность в том или ином обществе, с другой — свое место в нем, которое совершенно неотделимо от противопоставления себя своим политическим оппонентам. Помня о том, что в основе политики как особенной сферы общественных отношений всегда лежит конфликт (в марксистском или в любом другом понимании), такое противопоставление — абсолютно закономерное явление. Сражаясь за власть, политические силы выстраивают такие образы действительности, которыми пытаются привлечь внимание населения. Таким образом, в идеале сторонники любой политической силы разделяют тот образ действительности, который был ею сформирован (хотя ее представители далеко не всегда верят в него сами). Эта схема является довольно простым выражением связи между избирателями и партиями. Более масштабное согласие всего населения с картиной мира, которую продуцирует политическая система любого государства в целом, является свидетельством легитимности власти.


Проблемы в случае Украины возникают как раз из-за несоответствия частичных картин мира, создаваемых отдельными политическими силами, общей картине мира, которая должна быть результатом деятельности всей политической системы. Можно говорить о том, что частичные образы действительности многих украинских политических сил настолько противоречат друг другу, что не в состоянии обеспечить существование целостного общеполитического образа. Иными словами, украинскому гражданину нечего разделять, кроме как партикулярные картины мира, которые массово продуцируют многочисленные украинские партии. Следовательно, легитимность как связь граждан и власти становится проблематичной. Попытаемся понять, отчего это так.


Совершенно очевидно, что существенные разногласия в картинах мира разных политических сил имели своей первопричиной противостояние бело-голубых и оранжевых во время президентских выборов 2004 года. Тогда значительная политизация общественной жизни стала приятной неожиданностью после политически апатичных годов второго президентского срока Леонида Кучмы. Однако со временем у многих появились сомнения относительно того, действительно ли картины мира, которые пропагандировали обе стороны, соответствовали их настоящим убеждениям. И если действительность начала подтверждать, что политические силы из обоих лагерей вполне могут сотрудничать между собой (неважно, ради каких целей), то созданные ими образы действительности по-прежнему оставались взаимоисключающими. Иными словами, картины мира обеих сторон свидетельствовали об их полном неприятии друг друга, а между тем своими действиями они это опровергали. Вспомним, что силы оранжевого лагеря по-прежнему именуют себя демократическими, то есть дают нам понять, что их политические оппоненты являются недемократическими. Так же и бело-голубые в своих образах реальности подчеркивают полную неспособность своих оппонентов быть эффективными руководителями, а себя называют прагматиками. А ведь такие мировоззренческие разногласия никоим образом не мешают прибегать к ситуативным союзам для достижения желаемых целей, а возможность образования широкой коалиции вот уже который год остается весомой составляющей частью украинского политического дискурса.


Но несмотря на такие противоречия, образы действительности разных политических сил продолжают оказывать существенное влияние на сознание граждан. Это приводит к тому, что легитимность становится «фрагментированной», привязанной к конкретной политической силе, но не к системе в целом. В условиях, когда образы реальности противоречат друг другу не на поверхностном, а на глубинном уровне, существование общего поля значений и ценностей является невозможным. Образы реальности разных политических сил пытаются исключить своих оппонентов из такого общего поля, отказать им в доступе к политической системе общества. Иначе говоря, они убеждают нас в том, что власть в государстве является легитимной лишь тогда, когда она принадлежит определенной политической силе, иначе она является нелегитимной. Это, в частности, проявляется и в том, что, придя к власти, украинские политические силы пытаются в корне изменить государственную политику практически во всех сферах. Привязывая таким образом общегосударственную легитимность к легитимности партийной, украинские партии в определенной степени разрушают ее. В свою очередь граждане, являющиеся сторонниками той или иной политической силы, склонны в таком случае не доверять государству и политической системе в целом.


Страны Западной Европы, по крайней мере до недавних пор, выступали примером возможности существования в обществе легитимности как признака всей политической системы. Обязательным условием этого должен быть определенный уровень консенсуса в обществе по поводу базовых политических ценностей, которые должны непосредственно воплощаться в политическую систему этого общества. Независимо от того, какая политическая сила находится у власти, есть ряд писаных или неписаных правил игры, которые соблюдают все участники властных отношений. В таких условиях граждане могут доверять властным структурам независимо от того, какие политические силы их возглавляют. Свидетельством того, что в государстве существует достаточный уровень общей легитимности, могут быть многочисленные примеры стабильного функционирования коалиций, обладающих незначительным преимуществом над оппозицией, и даже правительств меньшинства, в странах Западной Европы. А в условиях украинских реалий функционирование коалиции с несущественным преимуществом в количестве депутатов сразу вызывает безумное сопротивление оппозиционных сил, которое свидетельствует об отсутствии консенсусного поля сотрудничества в украинском парламенте. Консенсусное поле отсутствует также и в образах реальности политических сил, что и приводит к уже названным последствиям.


Формирование такого поля не предполагает образование широкой коалиции или каких-либо попыток псевдоконсолидации украинских политических сил, которая приведет лишь к снижению уровня легитимности отдельных политических сил. Оно, скорее, должно заключаться в модификации образов реальности украинских партий так, чтобы они перестали быть взаимоисключающими, создали предпосылки для формирования общих правил игры и общих ценностей. Эти правила могут касаться прин-

ципов диалога и взаимодействия большинства и оппозиции, правительства и президента и т.д. В любом случае такая модификация должна способствовать налаживанию между государством и гражданином связи, которая была нарушена чрезмерной партикуляризацией легитимности.


Однако, как уже отмечалось, «фрагментизация» легитимности является только тенденцией, которая лишь частично может объяснить современные проблемы легитимности. Для более полного понимания мы должны выделить другую тенденцию, которая больше связана с населением, чем с властью. Однако она так же определяет состояние легитимности и со временем может стать влиятельнее.


Эта тенденция коренится в возрастании роли частной сферы и даже в ее доминировании над сферой публичной. Такой вывод не будет неожиданным для тех, кто следит за социальными тенденциями последних десятилетий в странах Западной Европы и Америки. Обеспокоенность ими выражали такие довольно разные по своим взглядам философы современности, как Жан Бодрийяр и Чарльз Тейлор. Есть достаточно оснований говорить, что эти тенденции распространились и на украинское общество. Это можно объяснить также и угнетением роли частной жизни, имевшим место в Советском Союзе. На волне отрицания всего советского произошла и постепенная реабилитация частной сферы, а постепенное отчуждение государства и сферы политического в целом, происходившее в годы независимости, существенно усилило этот процесс. Поэтому «приватизация» общественной жизни в Украине является практически свершившимся фактом, а ее степень, очевидно, со временем будет только расти.


Чем возрастания роли частной сферы опасно для легитимности? Можно говорить о нескольких аспектах того, как этот процесс разрушает легитимность украинской власти. Прежде всего возростание роли частной жизни для многих из нас означает снижение заинтересованности в сфере публичной. Это влечет за собой снижение интереса к политике в целом, которая еще со времен Аристотеля понимается как относящаяся именно к публичной сфере. Не надо объяснять, что таким образом формируется отчуждение от политики, и потому легитимность как связь между населением и властью постепенно разрушается. Политика превращается в обычный повод для обсуждения, а события политической жизни воспринимаются больше как телевизионное представление или театр абсурда, где никакие действия политических актеров не имеют логического завершения. Легитимность власти становится, таким образом, ненужной, ведь у власти и населения мало взаимного интереса.


Многое из изложенного мы можем наблюдать уже сейчас. Заинтересованность политикой и сферой публичного со времени оранжевой революции снижается. Разочарование в способности оказывать влияние на политику и погружение в собственно частную жизнь, которые служат главными причинами этих процессов, стоит, наверное, рассматривать как взаимодополняющие и взаимообусловливающие элементы, ни один из которых не является первичным. Это приводит к тому, что люди не верят в возможность смены не только государственного, но и общественного строя, политические манифестации или образование различных объединений граждане начинают воспринимать довольно скептически. В любом случае падение уровня легитимности власти в результате исчезновения интереса к публичной сфере является очевидным.


Если снижение уровня интереса к политической жизни лежит на поверхности, то значительно важнее будет указать на другой аспект влияния доминирования частной сферы на легитимность власти. Он заключается в том, что уровень доверия к политикам и политическим силам все больше определяется степенью удовлетворения собственных частных интересов. Иными словами, легитимность ставится в прямую зависимость от способности той или иной политической силы «купить» своего «клиента». Во-первых, в следствие этого, легитимность как таковая размывается еще больше. Если политические силы собственным мировоззренческими конструкциями «фрагментируют» общеполитическую легитимность, то такое отношение граждан (или скорее потребителей?) вообще разрушает ее, превращая в своеобразный процесс обмена. Понятно, что если принцип обмена становится доминирующим во взаимоотношениях людей, то и отношения населения и власти начинают строиться в соответствии с этим.


Примеры такого обмена мы имели возможность неоднократно наблюдать в последние годы. В конце концов, чем можно объяснить ситуацию с повторным избранием Леонида Черновецкого мэром Киева? «Покупка» избирателей, так удивившая население не только столицы, но и всей Украины, имевшая место в 2006 году, повторилась в 2008-м, однако на этот раз уровень удивления был уже намного меньше. Налицо процесс привыкания.


Чтобы лучше понять, чем грозит такое отношение к власти, стоит отметить, что сумма частных интересов не может равняться интересу публичному. Человек как существо эгоистичное, пытаясь максимизировать собственную выгоду, обязательно снижает выгоду другого человека. Именно поэтому принципы свободного рынка, заложенные либералами XVIII—XIX веков, потерпели крах, а большинство стран мира поняли необходимость государства как регулятора рынка, который без этого грозил превратиться в «войну всех против всех». Такова ситуация во всех сферах публичной жизни. Делая любой выбор в соответствии только с собственными интересами, человек тем самым разрушает общественную выгоду. Пример с выборами мэра Киева — наглядное подтверждение. Вспомним лишь, что разнообразные выплаты действующего мэра киевлянам были возможны не в последнюю очередь благодаря тому, что в столицу Украины стекается большинство финансовых потоков, а его большой бюджет возможен за счет удручающего положения многих других регионов. Поэтому, предпочтя частные интересы, существенная часть киевлян тем самым проголосовала за сохранение сложившегося положения вещей.


Имея это в виду, стоит обратить внимание на еще один аспект. Доминирование частной сферы приводит к «приватизации» общественной жизни. Общественные связи понимаются как средство для собственной самореализации. Таким же средством становится политика. Меняется даже ее понимание — все чаще мы представляем политику как мощное средство для зарабатывания денег, она становится еще одной разновидностью бизнеса, а большинство поступков политических деятелей мы склонны объяснять с учетом их экономических интересов — ведь для нас самих другого объяснения просто не существует.


Реальные проявления такого отношения к политике также не редкость. Выборы последних лет зафиксировали — наряду с падением уровня политической активности — рост интереса к политике как средству улучшения собственного материального положения. Поэтому легко объяснить, почему столько людей, особенно молодое поколение, воспринимают приближение избирательной кампании как средство подзаработать. Они активно работают на избирательные штабы разных партий, при этом не имея никакой заинтересованности в их политических программах и убеждениях. Таким образом, несмотря на постепенное снижение уровня доверия к партиям, во время избирательных кампаний у этих партий нет никаких проблем с привлечением «агитаторов». Этот парадокс сегодня в Украине — обычное явление.


В итоге главная опасность, которая напрямую связана с кризисом легитимности, — это угроза «опекунской власти», описанная канадским философом Чарльзом Тейлором как одна из «болезней современности». Для нее характерно отношение граждан к государству как к опекуну, который должен удовлетворять их потребности, прежде всего материальные. При этом участие населения в политической жизни сводится к минимуму, а сами граждане превращаются в «клиентов». Легитимность в таком случае определяется способностью государственной власти делать «подачки» населению и обеспечивать част-

ные интересы отдельных его представителей. Очевидно, что в таком случае решение общественных проблем и политическое развитие государства становятся полностью отчужденными от граждан, которые, в свою очередь, и не стремятся на них влиять. Такое патерналистское отношение к государству — едва ли не самая большая угроза для современной Украины, и понятно, что падение уровня вовлеченности граждан в политическую жизнь страны является тревожным симптомом.


Изложенные тенденции не способны объяснить всю полноту проблемы легитимности власти в Украине, однако в известной степени позволяют выделить ее важные аспекты. Как видим, легитимность образца начала ХХІ века вряд ли можно объяснить в классических веберовских терминах. Мало того, как показывают реалии, кризис легитимности уже не влечет за собой крах политического режима. Режим, который недостаточно легитимен в глазах своего населения, продолжает существовать и развиваться по собственным законам. По мнению современного американского политолога Адама Пшеворски, это объясняется простым отсутствием альтернативы действующей власти — иными словами, люди соглашаются на власть, которая им не по нутру, только потому, что не видят иного варианта. Столь неутешительный вывод означает лишь то, что взаимосвязь между государством и гражданами, определявшаяся легитимностью, постепенно разрушается. Мы пока еще не можем утверждать, к чему может привести такой процесс, но проблема отчуждения власти от населения и замыкания их обоих на себе является приметой нашего времени


Реферат: Легитимность властиНазвание: Легитимность власти

Раздел: Рефераты по политологии

Тип: реферат Добавлен 05:30:18 18 июня 2005 Похожие работы

Просмотров: 1129 Комментариев: 0 Оценило: 2 человек Средний балл: 4 Оценка: неизвестно Скачать


Понятие "власть" относится к числу широко употребляемых: "власть родителей", "власть семьи", "власть привычки", "власть чувств", "власть предрассудков", "власть разума", "власть старших", "власть денег", "власть религии", "власть идеологии", "судебная власть", "власть мафии", "партийная власть" и т. д. При всей разнородности и неоднозначности этих понятий можно, однако, отметить одну объединяющую их характеристику: все они отражают отношения, в которых воля и действия одних господствуют над волей и действиями других.


Власть выступает главным объектом вожделений и взаимодействий групп, общностей, организаций. Но власть оказывается наиболее таинственным явлением в политике, природу которого выявить непросто. В самом деле, что такое «власть» — абстракция, символ или реальное действие? Ведь можно говорить о власти человека, организации, общества, но одновременно и о власти идей, слов, законов. Что заставляет человека, общество подчиняться кому-либо или чему-либо — боязнь насилия или желание повиноваться? При всей своей таинственности и неопределенности власть никого не оставляла равнодушным к себе: ею восхища­лись и ее проклинали, ее возвышали до небес и «втаптывали в грязь».


Политическая власть – способность социальной единицы (социальной группы, класса, большинства общества) и представляющих её организаций и индивидов проводить свою волю по отношению к другим социальным единицам; осуществлять общие интересы данной социальной единицы насильственными или ненасильственными средствами.


Базовым элементом существования и функционирования власти, а также закрепления её в обществе, является ЛЕГИТИМНОСТЬ.


Легитимность представляет собой форму поддержки, оправдание правомерности применения власти и осуществление конкретной формы правления, либо государством в целом, либо его отдельными структурами.


Все в жизни общества имеет начало. Есть свое начало и у политической власти, господствующей в той или иной стране. Как показывает исторический опыт, что от того, каким было это начало, многое зависит в дальнейшей ее судьбе. В большинстве случаев политическая власть может образоваться в результате свободных демократических выборов, но может и в результате военного переворота или политической революции, которая станет ужасной трагедией для многих слоев населения и унесет миллионы или более человеческих жизней и до основания может разрушить хозяйство страны. Трагедии, тесно увязанные с установлением власти, народ не забывает и помнит. Проходят десятилетия, меняются поколения, но чувство недоверия народа к власти, незаконно возглавившей страну, остается неискоренимым, отношение между властвующими и народными массами держится, как правило, на страхе последних.


Иные отношения у народа к власти, изначально законной, официально признанной самим обществом и зарубежными государствами. Такое первоначальное правомочное становление власти способствует утверждению согласия в отношении общества и политической власти, признанию обществом, народом, ее права на управленческую роль. Надо отметить, что само по себе изначально законное установление власти не всегда есть гарантия того, что в дальнейшем эта политическая власть вполне оправдает доверие народа. Известны многочисленные примеры горького разочарования общества. Таких примеров можно очень много перечислить, в том числе и в истории России таких примеров очень много, особенно в последние годы.


Итак, признание обществом законности, правомерности официальной власти — это фундаментальная ее характеристика. В политологии данная характеристика известна под понятием "легитимность" (от лат. legitimus - законный). Сразу надо сказать, что речь идет об общественном признании власти, о доверии и поддержке, которые оказывают ей общество, народ, а не о правовом, юридическом закреплении политической власти в соответствующих государственных документах. Получить юридическую, правовую законность тем, кто взял в свои руки власть, несложно. Поэтому и цена такого формального признания власти не столь велика в сравнении с признанием политической власти народом, т.е. легитимностью политической власти. Соответственно, следует различать понятия "легитимность власти" (общественное признание ее законности) и "легальность власти" (правовое, формальное ее закрепление).


В одних политических системах власть может быть легальной и не легитимной, как, например, при правлении метрополий и колониальных государствах, в других – легитимной, но нелегальной, как, скажем, после свершения революционного переворота, поддержанного большинством населения, в-третьих, — и легальной, и легитимной, как, к примеру, после победы определенных сил на выборах.


В истории политической мысли высказывалось немало разноречивых взглядов относительно самой возможности легитимации власти. Так, ученые, стоящие на антропологических позициях и платформе естественного права, исходят из того, что легитимность возможна и реальна, поскольку в человеческом обществе наличествуют некие абсолютные, общие для всех ценности и идеалы. Это дает гражданам возможность поддерживать власть.


В то же время немало ученых полагает, что как раз отсутствие таких общих для всех идей в сегментированном обществе является причиной невозможности возникновения легитимности. Так, по мнению австрийского учёного Г. Кельсена, человеческое знание и интересы крайне релятивны, а потому все свободны и в конструировании своей жизни, и в отношении к власти. Вместе с тем сторонники договорных теорий утверждают, что поддержка власти возможна до тех пор, пока существует совместная договоренность граждан относительно ее целей и ценностей. Поэтому «любой тип легитимности предполагает существование минимального социального консенсуса относительно тех ценностей, которые приемлет большинство общества и которые лежат в основе функционировании политического режима.


Иной подход еще в XVIII в. предложил английский мыслитель Э. Берк, который разделил теоретические и практические аспекты легитимности. Легитимность он анализировал не саму по себе, а связывал её только с конкретным режимом, с конкретными гражданами. По его мнению, только положительный опыт и привычка населения могут привести к построению такой модели власти, при которой она удовлетворяла бы интересы граждан и, следовательно, могла бы пользоваться их поддержкой. Причем этот опыт и соответствующие условия должны формироваться, накапливаться эволюционно, препятствуя сознательному конструированию легитимности.


В настоящее время в политической науке принято более конкретно подходить к понятию легитимности, фиксируя значительно более широкий круг её источников и форм. Так, в качестве основных источников легитимности, как правило, рассматриваются три субъекта: население, правительство и внешнеполитические структуры.


Легитимность, которая означает поддержку власти со стороны широких слоев населения, является самой заветной целью всех политических режимов. Именно она в первую очередь обеспечивает стабильность и устойчивость власти. Положительное отношение населения к политике властей и признание им правомочности правящей элиты формируются по любым проблемам, оказывающимся в фокусе общественного мнения. Одобрение и поддержка населением властей связаны с разнообразными политическими и гражданскими традициями, механизмами распространения идеологий, процессами формирования авторитета разделяемых «верхами» и «низами» ценностей определенной организацией государства и общества. Это заставляет относиться к легитимности как к политико-культурной характеристике властных отношений.


Население, как уже отмечалось, может поддерживать правителей и тогда, когда они плохо управляют государством. В силу этого такая легитимность может формироваться даже в условиях снижения эффективности правления. Поэтому при такой форме легитимности в главу угла ставится не зависящая от формально-правовых установлений реальная расположенность и комплиментарность граждан к существующему режиму,


В то же время легитимность может инициироваться и формироваться не населением, а самим государством (правительством) и политическими структурами (проправительственными партиями), побуждающими массовое сознание воспроизводить положительные оценки деятельности правящего режима. Такая легитимность, базируемая уже на праве граждан выполнять свои обязанности по поддержанию определенного порядка и отношений с государством. Она непосредственно зависит от способности властей, элитарных структур создавать и поддерживать убеждения людей в справедливости и оптимальности сложившихся политических институтов и проводимой ими линии поведения.


Для формирования такой легитимности громадное значение приобретают институциональные и коммуникативные ресурсы государства. Правда, подобные формы легитимности нередко оборачиваю излишней юридизацией, позволяющей в конечном счете считать любое институционально и законодательно оформленное правление узаконенным правом властей на применение принуждения. Таким образом, легитимность по сути отождествляется с легальностью, законностью, юридической обоснованностью государственной власти и закрепленностью ее существования в обществе.


Легитимность может формироваться и внешними политическим и центрами — дружественными государствами, международными организациями. Такая разновидность политической поддержки часто используется при выборах руководителей государств, в условиях международных конфликтов.


Категория легитимности применима и для характеристики самих политиков, различных институтов, норм и отдельных органов государства.


Иными словами, и внутри государства различные политические субъекты могут обладать разным характером и иметь разный уровень поддержки общественным или международным мнением. Например, институт президента Югославии пользовался широкой поддержкой внутри страны, но решительно осуждался на международной арене, где многие страны признают Милошевича военным преступником. Или, наоборот, отдельные политики или партии на родине могут подвергаться остракизму, а за рубежом пользоваться поддержкой как представители демократического движения. Так, население может поддерживать парламент и протестовать против деятельности правительства, а может поддерживать президента и негативно относиться к деятельности правительственных органов. Таким образом, легитимность может обладать различной интенсивностью, давая возможность устанавливать иерархические связи между отдельными политиками и органами власти.


Понятие "легитимность власти" впервые было введено крупным немецким политологом Максом Вебером. Он же показал, что легитимация (обретение властью законности) не есть во всех случаях однотипный процесс, имеющий одни и те же корни, одно основание.


В политической науке наиболее популярна классификация, составленная М. Вебером, который с точки зрения мотивации подчинения выделял следующие ее типы:


традиционная легитимность, формирующаяся на основе веры людей в необходимость и неизбежность подчинения власти, которая получает в обществе (группе) статус традиции, обычая, привычки к повиновению тем или иным лицам или политическим институтам. Данная разновидность легитимности особенно часто встречается при наследственном типе правления, в частности, в монархических государствах. Длительная привычка к оправданию той или иной формы правления создает эффект её справедливости и законности, что приобретает власти высокую стабильность и устойчивость;


рациональная (демократическая) легитимность, возникающая в результате признания людьми справедливости тех рациональных и демократических процедур, на основе которых формируется система власти. Данный тип поддержки складывается благодаря пониманию человеком наличия сторонних интересов, что предполагает необходимость выработки правил общего поведения, следование которым и создает возможность для реализации его собственных целей. Иначе говоря, рациональный тип легитимности имеет по сути дела нормативную основу, характерную для организации власти в сложно организованных обществах.


харизматическая легитимность, складывающаяся в результате веры людей в признаваемые ими выдающимися качества политического лидера. Этот образ непогрешимого, наделенного исключительными качествами человека (харизма) переносится общественным мнением на всю систему власти. Безоговорочно веря всем действиям и замыслам харизматического лидера, люди некритически воспринимают стиль и методы его правления. Эмоциональный восторг населения, формирующий этот высший авторитет, чаще всего возникает в период революционных перемен, когда рушатся привычные для человека социальные порядки и идеалы и люди не могут опереться ни на бывшие нормы и ценности, ни на только еще формирующиеся правила политической игры. Поэтому харизма лидера воплощает веру и надежду людей на лучшее будущее в смутное время. Но такая безоговорочная поддержка властителя населением нередко оборачивается цезаризмом, вождизмом и культом личности.


Помимо указанных способов поддержки власти ряд ученых выделяют и другие, придавая легитимности более универсальный и динамичный характер. Так, английский исследователь Д. Хелд наряду с уже известными нам типами легитимности предлагает говорить о таких её видах, как:


«согласие под угрозой насилия», когда люди поддерживают власть, опасаясь угроз с её стороны вплоть до угрозы их безопасности;


легитимность, основанная на апатии населения, свидетельствующей о его безразличии к сложившемуся стилю и формам правления;


прагматическая (инструментальная) поддержка, при которой оказываемое властям доверие осуществляется в обмен на данные ею обещания тех или иных социальных благ;


нормативная поддержка, предполагающая совпадение политических принципов, разделяемых населением и властью;


и наконец, высшая нормативная поддержка, означающая полное совпадение такого рода принципов.


Некоторые ученые выделяют также идеологический тип легитимности, провоцирующей поддержку властей со стороны общественного мнения в результате активных агитационно-пропагандистских мероприятий, осуществляемых правящими кругами. Выделяют и патриотический тип легитимности, при котором высшим критерием поддержки властей признается гордость человека за свою страну, за проводимую ею внутреннюю и внешнюю политику.


Следует особо сказать об идеологической легитимности. В истории классовых государств всегда придавалось существенное, а нередко первостепенное значение идеологическому узаконению существующих политических режимов. Идеологическая легитимация власти — историческая реальность, которую невозможно отрицать, как было бы нелепо игнорировать стремление власти к самоутверждению посредством самооправдания. Известно, что монархи стремились обосновать свое право на господство, используя религиозное суеверие и прочие идеологические иллюзии, и психологические стереотипы. Иные властители, как, например, Екатерина III, пытались поставить на службу господствующей власти идеи

французских просветителей, а прусский монарх философию Гегеля.


О роли идеологической легитимности убедительно писал Токвиль в 30-х гг. XIX в. В политических целях, в образе мыслей и убеждений в отношении государства и управления он видел источник повиновения и согласия. Без такого всеобщего убеждения ни одно общество не может процветать, скажем больше — существовать, ибо без идей, которых придерживаются вес, невозможны совместные действия, а без совместных действий могут быть люди, но не может быть никакого социального организма. Для существования общества необходимо, чтобы определенные идеи овладели умами всех его граждан и сплотили их. Цивилизованные правящие элиты в наше время достаточно хорошо усвоили то, что писал Токвиль, а позже — неоднократно подчеркивали теоретики марксизма. В настоящее время для обеспечения идеологической легитимности своего господства элиты используют мощь научно-технических и информационных средств, образуя и поддерживая индустрию идей.


Средства массовой информации давно стали «четвертой властью». «Есть сила, — писал Монтескье, — еще известная веку Макиавелли; это пресса, долгое время запрещенная, но постепенно набравшая силу как «четвертая власть». Именно благодаря ей проявляется движение идей у современных народов. Функции прессы, — считал Монтескье, — сходны с функциями полиции: она выражает нужды граждан, передаст жалобы, разоблачает злоупотребления, без­законные действия, она принуждает к нравственности всех обладателей власти, для чего ей достаточно поставить их перед лицом общественности».


Описанные типы легитимности власти, как правило, в реальной политической практике переплетаются и взаимно дополняют друг друга. Доминирование того или иного связано с типом существующего режима. Так, харизматическая власть характерна для авторитарных систем. Когда как в условиях демократии политическая жизнь определяется господством закона. И все же проблемы легитимности власти, как отмечают исследователи, существовали и существуют во всех, включая демократическую, системах: только в одних в большей мере, в других — в меньшей.


Для поддержания легитимности власти, пишет П. Шаран, используются многие средства. В том числе: изменения законодательства и механизма государственного управления в соответствии, с новыми требованиями; стремление использовать традиции населения в законотворчестве и при проведении практической политики; реализация легальных мер предосторожности против возможного снижений легитимности власти; поддержание в обществе законности и правопорядка. Проблема легитимности - это в значительной мере проблема участия масс в управлении государством. Неспособность системы обеспечить участие подрывает ее легитимность.


Кризисы легитимности и способы их урегулирования


Легитимность обладает свойством изменять свою интенсивность, т.е. характер и степень поддержки власти (её институтов), поэтому можно говорить о кризисах легитимности. Под кризисами понимается такое падение реальной поддержки органов государственной власти или правящего режима в целом, который влияет на качественное изменение их ролей и функций.


В настоящее время не существует однозначного ответа на вопрос: есть ли абсолютные показатели кризиса легитимности или это сугубо ситуативная характеристика политических процессов? Так, ученые, связывающие кризис легитимности режима с дестабилизацией политической власти и правления, называют в качестве таких критериев следующие факторы:


невозможность органов власти осуществлять свои функции или присутствие в политическом пространстве не легитимного насилия (Ф. Били);


отсутствие военных конфликтов и гражданских войн (Д. Яворски);


невозможность правительства адаптироваться к изменяющимся условиям (Э. Циммерман);


разрушение конституционного порядка (С. Хантингтон);


отсутствие серьезных структурных изменений или снижение эффективности выполнения правительством своих главных задач — составления бюджета и распределения политических функций среди элиты. Американский ученый Д. Сиринг считает: чем выше уровень политического участия в стране, тем сильнее поддержка политических структур и лидеров обществом; указывает он и на поддержание социально-экономического статус-кво. Широко распространены и расчеты социально-экономических показателей, достижение которых свидетельствует о выходе системы власти за рамки её критических значений.


Сторонники ситуативного рассмотрения причин кризисов легитимности чаще всего связывают их с характеристикой социально-культурных черт населения, ролью стереотипов и традиций, действующих как среди элиты, так и среди населения, попытками установления количественной границы легитимной поддержки (оперируя при этом цифрами в 20—25% электората). Возможно, такие подходы в определенной степени опираются на идеи Л. С. Франка, который писал: «Всякий строй возникает из веры в него и держится до тех пор, пока хотя бы в меньшинстве его участников сохраняется эта вера, пока есть хотя бы относительно небольшое число "праведников" (в субъективном смысле этого слова), которые бескорыстно в него веруют и самоотверженно ему служат».


Обобщая наиболее значимые подходы, можно сказать, что в качестве основных источников кризиса легитимности правящего режима, как такового, можно назвать уровень политического протеста населения, направленного на свержение режима, а также свидетельствующие о недоверии режиму результаты выборов, референдумов, плебисцитов. Эти показатели свидетельствуют о «нижней» границе легитимности, за которой следует распад действующего режима и даже полная смена конституционного режима. К факторам, определяющим её «верхнюю» границу, т.е. текущее, динамичное изменение симпатий и антипатий к властям, можно отнести: функциональную перегруженность государства и ограниченность ресурсов властей, резкое усиление деятельности оппозиционных сил, постоянное нарушение режимом установленных правил политической игры, неумение властей объяснить населению суть проводимой им политики, широкое распространение таких социальных болезней, как рост преступности, падение уровня жизни и т.д. Т.е. основными причинами делегитимизации являются следующие:


противоречие между универсальными ценностями, господствующими в обществе, и эгоистическими интересами властвующей элиты;


противоречие между идеей демократии и социально-политической практикой. Это проявляется в попытке решить проблемы силовым путем, нажимом на средства массовой информации;


отсутствие в политической системе механизма по защите интересов народных масс;


нарастание бюрократизации и коррумпированности;


национализм, этнический сепаратизм в многонациональных государствах, проявляющиеся в отвержении федеральной власти;


потеря правящей элитой веры в правомерность своей власти, возникновение внутри нее о социальных противоречиях, столкновение разных ветвей власти.


В целом же урегулирование кризисов легитимности должно строиться с учётом конкретных причин снижения поддержки политического режима в целом или его конкретного института, а также типа и источника поддержки. В качестве основных путей и средств выхода из кризисных ситуаций для государства, где ценится мнение общественности, можно назвать следующие:


поддержание постоянных контактов с населением;


проведение разъяснительной работы относительно своих целей;


усиление роли правовых методов достижения целей и постоянного обновления законодательства;


уравновешенность ветвей власти;


соблюдение правил политической игры без ущемления интересов участвующих в ней сил;


организация контроля со стороны организованной общественности за различными уровнями государственной власти;


укрепление демократических ценностей в обществе;


преодоление правового нигилизма населения и т.д.


Список литературы:


Пугачёв В. П., Соловьёв А. И. «Введение в политологию»: учебник для студентов вузов – 3 издание, переработанное и дополненное – М.: Аспект Пресс, 2001. - 447 с.


«Политология. Курс лекций»: под редакцией профессора М. Н. Марченко – издание 3, переработанное и дополненное – М.: издательство Зерцало, 2000. - 608 с.


Соловьёв А. И. «Политология: политическая теория, политические технологии»: учебник для студентов вузов – М.: Аспект Пресс, 2000. - 559 с.


«Основы государства и права»: учебное пособие для поступающих в вузы: под редакцией О. Е. Кутафина – М.: Юрист, 1994. – 296 с.


2. Легитимность власти


Так как общество не может существовать без власти, то устанавливается определенный властный режим (от лат. "режиме" - управление).


Политический режим (от лат. "режим" - порядок управления) - это совокупность методов, приемов, средств осуществления политической власти.


Политология выделяет четыре основных политических режима: тоталитарный, авторитарный, либеральный и демократический (таблица 1).


Таблица 1. Характеристика политических режимов

Критерии Режимы

Демократический Тоталитарный Авторитарный

Законодательство Развитая система демократических законов Система законов минимальна Система законов мало разработана

Полномочия главы государства Строго ограничены законом Фактически не ограничены Практически не ограничены

Представительные органы Имеют широкий круг полномочий Марионеточны Марионеточны или отсутствуют

Принцип разделения власти Реализован Формально признается Отвергается

Полномочия местных органов власти Максимальные Формально широкие Минимальные

Партии Многопартийность Правящая партия огосударствленна Одна массовая политическая партия

Идеология Политический плюрализм Господство одной идеологии Одна официальная идеология

Права и свободы Разрешено все, что не запрещено законом Запрещено все, что не разрешено законом Разрешено все, что не имеет отношения к политике

Карательные органы Строго регламентированы законом Осуществляют массовые политические репрессии Осуществляют тайный политический сыск

Оппозиция Действует легально Запрещена Отрицается


Либеральный и демократический режимы похожи, поэтому в таблице дана характеристика лишь демократического режима. Принципиальная разница заключается в том, что либеральная власть позволяет обществу и социальным группам влиять на принимаемые решения, а демократическое общество само выбирает носителей власти.


С этими положениями тесно связано понимание легитимности власти. Что же такое легитимность (от лат. " легитимус " - законный)?


Легитимность (применительно к власти) - это общественное признание, одобрение, законность власти.


Термин "легитимность" возник в начале 19-го века во Франции и выражал стремление восстановить власть короля, как единственно законную, легитимную в отличие от узурпированной власти Б. Наполеона. (Кстати, в те времена в России Наполеона называли узурпатором).


Средневековые учения о власти обосновывали феодальную иерархию и правомерность господства церкви, превращение ее догматов в политические аксиомы, приравнивание библейских текстов к законам.


Идея законопослушания, безоговорочного подчинения власти красной нитью проходит через богословские учения Средневековья.


Ф. Аквинский - крупнейший представитель средневековой мысли, призывает граждан к законопослушанию, к повиновению государственной власти. Но если власть приобретена и используется в нарушение божественной воли, то этой власти можно не повиноваться. Более того, народ имеет право на открытое неповиновение, восстание, если правитель недостойный, злоупотребляет властью или узурпирует ее.


Английский богослов и юрист И. Солсберийский (12 в.) считал убийство тирана правомерным и богоугодным делом.


Требование легитимности власти, возникшее как реакция против насильственной смены власти и насильственной перекройки государственных границ, в наши дня является обязательным признаком цивилизованной власти, признания гражданским обществом и мировым содружеством ее правомерности.


Легитимная власть основана на признании права носителей власти предписывать нормы поведения другим людям. Но легитимность не означает, что абсолютно все граждане принимают данную власть. В любом обществе есть правонарушители, анархисты.


Легитимность не означает также, что все граждане поддерживают данную власть. В обществе всегда есть критики власти, несогласное меньшинство.


Легитимность означает, что принимаемые законы и указы выполняются основной частью общества. Такое возможно при согласии с данной властью и при развитой культуре законопослушания.


Что может служить первичным критерием легитимности?


Существуют два подхода к определению первичного критерия легитимности.


Либерально-демократический. Сторонники этой позиции считают легитимной только власть, сформированную в результате демократических процедур.

Прагматический, или политического реализма. Представители этого подхода считают, что главное не только в выборности власти, но и в ее способности овладеть сложной ситуацией в обществе и поддерживать стабильность. Если в результате революции или переворота устанавливается власть, способная поддерживать порядок, стабильность, то такую власть можно признать, считают сторонники политического реализма. Так было в СССР после Октябрьской революции, с хунтой Пиночета в Чили и т.п.

Признаками легитимности власти служат следующие:


убеждение народа, подданных, граждан в правомерности данной власти, данного строя;

свобода выражения гражданами своей воли.

История человечества знает несколько типов легитимности власти . Познакомимся с некоторыми из них.


1. Тип легитимности.


Когда власть основана на праве наследования престола. Такая легитимность соответствовала нормам традиционного общества, но эта традиционность, в свою очередь, определяла ограниченность власти монарха. Ведь политические, экономические и другие акции монарха, не популярные в народе, могли выполняться только с применением насилия (в истории России это Иван Грозный, Петр I).


2. Харизматический тип легитимности власти.


Этот тип легитимности разработан М. Вебером, который считал, что харизма - это, по сути, сверхчеловек, выделяющийся из массы своими особыми качествами.


Образцы харизмы Вебер видел в Будде, Христе, Магомете, Соломоне, Александре Македонском, Цезаре, Наполеоне.


В 20-м веке сформировалась плеяда лидеров, обладающих качествами харизмы: Мао Цзедун, Гитлер, Ш. де Голль, Сталин, Тито, Черчилль, Рузвельт, Неру и др.


3. Либерально-демократический, или конституционалистский тип легитимности.


Этот тип легитимности основан на следующих положениях:


возможность для граждан свободного волеизъявления;

выборность народом всех центральных органов власти;

конституционная ограниченность сферы деятельности государства;

вноправие всех политических сил, действующих в рамках закона.

4. Этнический тип легитимности власти.


В этом случае формирование властных структур, политической и экономической элиты осуществляется по национальному признаку.


Формирование этого типа легитимности характерно для некоторых стран, составлявших СССР, африканских, азиатских государств.


Этническая легитимность развивается при высокой активности лиц коренной национальности или одного клана, манипуляции идеей национального государства, при пассивности лиц некоренного населения или других кланов.


Видимо, можно с уверенностью предположить, что этнический тип легитимности не имеет исторической перспективы, ибо ведущей тенденцией мирового развития является установление конституционного типа легитимности.


В политологии выделяются три уровня легитимности.


Идеологический уровень.


Сущность этого уровня заключается в том, что благодаря социализации в обществе существует порядок, принимаемый большинством.

Примечание:


Социализация - это процесс усвоения и дальнейшего развития личностью социально-культурного опыта - трудовых навыков, знаний, норм, ценностей, традиций. Это процесс включения индивида в систему общественных отношений и формирование у него социальных качеств. В основе общей социализации лежит господствующее представление о справедливости.


Этот уровень легитимности характерен также мерой доверия масс управляющим, их знаниям, профессионализму. Это требует постоянного подтверждения успехами, в противном же случае ослабляется доверие к власти. Лидеру и правящей элите многое прощается, если проводимая ими политика в целом соответствует менталитету народа. Если же власть бросает вызов прочно устоявшимся представлениям, выдвигает непривычные лозунги и предпринимает новационные акции, то шансы на успех у этой власти резко снижаются.


Структурный уровень.


Этот вид легитимности характерен для устойчивых обществ, где заведенный порядок формирования властных структур стал привычен. Власть признается народом потому, что она привычна. Основой такой легитимности является убежденность в правомочности существования данной политической системы.


Персонализированный (личный) уровень.


Основа этого вида легитимности в одобрении данного властвующего лица, в доверии ему. Лидер идентифицируется с идеалом, личными выбором.


В обществе может сложиться такое положение, когда власти не будет - безвластие.


Безвластие - это кризисное состояние общества, государства или его отдельной административно-территориальной единицы, когда резко нарушается функционирование существующих органов власти.


Для безвластия характерно следующее:


спад или прекращение функционирования властных структур;

не обеспечивается соблюдение законности;

не гарантируется личная безопасность и нормальная жизнедеятельность граждан;

может остановиться производство, транспорт и др.

Таким образом, власть присуща всякому обществу, и общество без власти не способно функционировать. Характерной чертой политической власти является ее проникновение во все сферы общества.






Скачать 381,24 Kb.
оставить комментарий
Дата24.09.2011
Размер381,24 Kb.
ТипЗакон, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх