Курс молодого бойца Боевое крещение icon

Курс молодого бойца Боевое крещение


Смотрите также:
Курс молодого бойца Боевое крещение...
Курс лекций по истории Русской Церкви Лекция 1...
В. И. Петрушко, кандидат богословия. Курс лекций по истории Русской Церкви...
План Первые христиане Крещение Руси: крещение Владимира. Крещение городов и сел...
Боевое Знамя воинской части – особо почетный знак история его возникновения, ритуал вручения...
Законы церковного управления...
«Школы молодого учителя» в моу сош №1 города Рассказова...
2012 г. Положение о проведении всероссийского турнира по Кудо (восточное боевое единоборство)...
Знаменский- руководство по истории Русской Церкви...
Список рекомендованных для чтения произведений...
"украинцы": их происхождение, подлинная история и реальное настоящее...
"украинцы": их происхождение, подлинная история и реальное настоящее...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
вернуться в начало
Глава шестая. ЛИТЕРАТУРА – ЖИЗНЬ МОЯ…


^ Будни литературной жизни


60-е годы в жизни поэта Сооронбая Жусуева ознаменовались тем, что наконец-то пришло к нему всеобщее признание – официальное литературное и, самое главное, – читательское. Он уже был широко известным и одним из самых популярных авторов. Любители поэзии по всей республике были хорошо знакомы с его стихами (один из верных признаков популярности поэта – по радио и со сцен исполнялись песни композиторов и мелодистов, написанные на его стихи).

Да и в материальном плане семья Жусуева к тому времени значительно улучшила свое положение. Хотя до того, чтобы считаться одним из самых состоятельных поэтов и писателей, конечно, ему было еще далеко, но по сравнению с бедственным положением в молодости он теперь был независим от кого бы то ни было. Одним словом, он мог теперь писать и жить так, как велит ему сердце. Хотя и до этого он ни разу не позволил себе кривить душой и писать то, что шло бы вразрез с его внутренними убеждениями. Речь идет о той степени материальной и моральной независимости, которая необходима талантливому человеку, чтобы он мог сполна реализовать себя, дать читателям полностью то, что заложено в душе от природы. Тем более, что ведь вместе со зрелостью в возрасте и в творчестве наступала та самая ответственная пора.

Как известно, физиологи и психологи утверждают, что самые плодотворные годы в жизни творческой личности – это двадцатилетний период, начиная с 42 лет. Хотя, конечно, в жизни любого человека бывают свои особенности. А когда речь идет о поэтах вообще, к примеру, то существует расхожее мнение о том, что поэзия требует эмоционального накала, и именно поэтому после 30 лет у поэтов в творчестве начинается очевидный и закономерный спад. Но как это опять-таки далеко от истины! Ибо мы знаем случай с гениальным Иоганном Вольфгангом Гете, закончившим свой шедевр – роман «Фауст», ставший одной из самых высоких вершин мировой литературы, – почти в восьмидесятилетнем возрасте!..

Прослеживая творческий путь поэта Сооронбая Жусуева, можно отчетливо заметить, как он книга за книгой, год за годом постепенно шел по восходящей, словно альпинист, терпеливо и хладнокровно, покоряя одну поэтическую вершину за другой. Раньше мы уже приводили его собственное признание о том, что творческая зрелость пришла к нему только вместе с его четвертым поэтическим сборником «Любовь и вера». Вот так, эволюционным путем, без всякой спешки и без наскока поэт оттачивал свое мастерство, заодно углубляя проникновение в свою тему.

В марте 1960 года в литературной жизни республики произошли заметные события. Первым секретарем Союза писателей был избран Токтоболот Абдумомунов, который до этого был беспартийным и нигде не работал. Он в срочном порядке был принят в члены коммунистической партии. Позже выяснилось, что это произошло с подачи идеологического секретаря Центрального комитета Компартии Абдыкайыра Казакбаева, который хотел иметь своего человека во главе такой важной организации, как Союз писателей. Но для того чтобы быть назначенным на руководящий пост, в то время обязательно надо было быть членом компартии. В противном случае никому не светил даже совсем незначительный пост типа заведующего отделом в какой-нибудь редакции. Таковы были правила игры.

И вообще, в проводимой Союзом писателей политике явственно просматривалась рука высшей власти. Так, после прихода Турдакуна Усубалиева к власти руководство Союза писателей стало прислушиваться к словам свояка Усубалиева – детского поэта Мусы Джангазиева, который вскоре стал одним из секретарей.

И что еще было характерно для Жусуева с самого начала – он свое личное творчество всегда умело совмещал со своими общественными обязанностями. Так он стал составителем, редактором многих интересных сборников произведений. Об отдельных из них стоит нам поговорить, так как они являются своеобразным свидетельством литературной жизни тех лет, той эпохи, которая давно уже превратилась в историю.

Постановлением Центрального комитета Компартии Киргизии и Союза писателей СССР было предписано в 1962 году провести в Киргизии Декаду русской литературы. А подготовка к ней, как водилось тогда, началась за год до этого. И Сооронбаю было поручено составление сборника произведений современных поэтов и прозаиков России. Стоит ли говорить, какая это была трудоемкая, кропотливая работа! Но, трудясь днем и ночью, отдавая всего себя, все свое время этому сборнику, Сооронбаю удалось выпустить огромный по объему том, а самое главное – качественный как по составу авторов, так и по художественному уровню переводов произведений. В тот сборник (который был назван «Орус мейкини» – «Русский простор» и, несмотря на большой тираж, быстро превратился в библиографическую редкость) вошло много произведений не только классиков русской литературы, но и совсем молодых, начинающих русских поэтов и прозаиков. Так впервые кыргызский читатель, ранее изучавший русских авторов лишь отрывочно, получил возможность иметь полное представление о лучших современных российских поэтах и писателях. В сборник вошли, начиная с рассказов Максима Горького, произведения Михаила Шолохова и Ильи Эренбурга, Леонида Леонова и Константина Федина, Александра Блока и Сергея Есенина, Константина Паустовского и Валентина Катаева, Ярослава Смелякова и Сергея Михалкова, Александра Твардовского и Евгения Евтушенко, и многих других.

В собственном переводе Сооронбая Жусуева были представлены на суд кыргызских читателей подборки стихов Сергея Есенина и Константина Симонова.


«Русский простор» на кыргызской земле


И вот, наконец, настал назначенный день. В середине сентября 1962 года из Москвы прибыла во Фрунзе большая делегация российских литераторов во главе с известным писателем Леонидом Соболевым. В делегацию кроме него также вошли поэты Сергей Смирнов, Сергей Викулов, Николай Анциферов и другие.

В программе декады кроме официальной части и обязательных мероприятий, проводимых в столице, предусматривались читательские конференции и встречи в различных регионах республики.

Участники декады в сопровождении председателя Верховного Совета Киргизской ССР Торебая Кулатова и секретаря Центрального комитетата по идеологическим вопросам Бейше Мураталиева побывали на Иссык-Куле. А 18 сентября группа кыргызских писателей и их московские гости оказались на озере Сон-Куль.

Несмотря на то, что к тому времени на высокогорном джайлоо было довольно прохладно, а люди, летовавшие там, уже откочевали на зимовку в долину, для российских гостей было сделано все, что потребовалось. В юртах, поставленных прямо на берегу озера, были накрыты столы, которые были завалены самыми разнообразными яствами и, разумеется, спиртными напитками. Тут же животноводы в честь гостей представили национальную игру – козлодрание.

Кроме Торебая Кулатова в этом вояже принял участие и первый секретарь Нарынского обкома партии Кемель Садыбакасов, который предусмотрительно велел постелить Кулатову и Тугельбаю Сыдыкбекову в отдельной юрте, чтобы они могли нормально отдохнуть. Но тут произошла неожиданная «рокировка». Все еще продолжались застолье и заздравные тосты в честь гостей и гостеприимных хозяев, а также за расцвет многонациональной советской литературы. Прервав застольную речь, то ли оттого, что перепил, то ли здоровье подвело, глава российской делегации Леонид Соболев за столом резким движением руки отодвинул голову барана, которая была дана ему как самому уважаемому гостю, и со злостью гаркнул: «Вы дадите мне отдохнуть или нет?».

И Соболев пошел в юрту, обставленную для Кулатова, и уснул мертвецким сном. Вскоре оттуда доносился только храп… Оказавшиеся в неловком положении за своего руководителя поэты Сергей Смирнов, Сергей Викулов и Николай Анциферов долго – далеко за полночь – читали свои интересные стихи.

А Торебаю Кулатову, о котором в суматохе (да и спьяну) сразу позабыли все, в ту ночь, как выяснилось на второй день, пришлось ночевать в своей служебной машине...

К слову, постепенно войдя в круг избранных и общаясь с высшей элитой общества, Сооронбай Жусуев всегда удивлялся простоте и скромности Кулатова – человека, выросшего из самых низов. Оставшись круглым сиротой, он батрачил у баев, а затем работал чернорабочим, шахтером, – оттуда и выдвинулся в депутаты. Затем более четверти века руководил республиканским парламентом. Но вот что было удивительно и вызывало в нем всегда восхищение людей: ни разу, никогда он не позволил себе высокомерничать, оставался доступным для всех и старался всегда им помогать.


^ Проработки, разнос как часть партийной заботы


1 марта 1965 года в Центральном комитете Компартии республики была рассмотрена деятельность Союза писателей Киргизии. С довольно осторожным докладом выступил Токтоболот Абдумомунов, старательно обходя острые углы. Но по всему чувствовалось, что в самом воздухе витает нечто грозное. Ибо этому предшествовало нечто вроде военной тревоги: накануне из алма-атинского Дома творчества срочно были вызваны Тургунбеком Суванбердиевым (одним из лидеров тогдашней литературной жизни, директором «Киргосиздата») работавшие там писатели Камбаралы Бобулов и Омор Султанов.

Вскоре выяснилось, что хотя по повестке рассматривалась работа Союза писателей, на самом деле был поставлен вопрос о его печатном органе – журнале «Ала-Тоо». Этого и следовало ожидать, ибо еще до того между двумя группировками писателей шла ожесточенная подковерная борьба за обладание этим влиятельным журналом. Группы, условно называемые Сыдыкбековской и Токомбаевской, вели между собой то утихавшую на время, то усиливающуюся борьбу на протяжении долгих лет. Так что это не было особой неожиданностью для самих писателей.

Но вот что было неожиданностью: член бюро Центрального комитета Компартии Киргизии, председатель Совета министров Болот Мамбетов откровенно встал на позицию политического обвинителя, хотя внешне говорил спокойно и мягко. Обратившись к поэту Суюнбаю Эралиеву, он сказал: «Почему же вы, товарищ Эралиев, убили своего космонавта? Если бы он возвратился живым и невредимым, то мы сейчас в его честь выпили бы шампанского...».

Противостояние двух непримиримых сил было настолько острым, что дошло до взаимных оскорблений. Так, писатель Шукурбек Бейшеналиев, пользовавшийся уже покровительством людей на самом верху власти, обратившись к писателю Олджобаю Орозбаеву, высказался в том смысле, что, дескать, ты был в плену у немцев, следовательно, не имеешь морального права стоять во главе такого очень важного в идеологическом отношении журнала...

Несмотря на то, что такие руководители, как Торебай Кулатов и член бюро Центрального комитета Балтагулов выступили достаточно нейтрально и объективно, в конце концов, главный редактор журнала «Ала-Тоо» Олджобай Орозбаев был снят со своей должности. Эта кадровая перестановка, конечно, в первую очередь была ударом по естественному развитию литературного процесса. Не зря же до сих пор многие писатели и поэты с благодарностью вспоминают годы главного редакторства в журнале Сооронбая Жусуева и Олджобая Орозбаева. Ведь именно тогда были открыты имена многих молодых талантливых поэтов и писателей.

И вообще, сколько помнит Сооронбай этого тихого, скромного своего соседа, он всегда отличался тем, что всегда молча, упорно работал и всегда делал для развития литературы больше и лучше, чем иные крикуны. Олджобаем Орозбаевым были переведены прекрасные образцы современной русской и мировой литературы, в частности «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого, «Тихий Дон», романы «Кола Брюньон» Ромена Роллана, «Как закалялась сталь» Николая Островского, повесть «Третья ракета» Василя Быкова и отдельные рассказы Михаила Шолохва, переизданные не раз.

Будучи участником войны, он написал реалистическую картину военных дней, оригинальные повести под названием «Жизнь как волосок», «Адов мост», где раскрыта античеловечная суть войны. И это вовсе не удивительно, ибо, получив тяжелое ранение, без сознания Олджобай Орозбаев оказался на оккупированной немцами украинской земле. Его, лежавшего без памяти, подобрали украинские женщины и, спрятав от немцев, вылечили.

Но все равно, вернувшись с войны раненым, Олджобай Орозбаев сполна испытал на себе несправедливое отношение отдельных людей. Будучи соседом, Сооронбай это замечал не раз.

Как-то Олджобай пьяного литературного критика Джээнбая Самаганова, с которым вместе пили, тащил на себе домой, а тот, хоть и был не в состоянии нормально ходить, все же находил в себе остатки каких-то мерзких сил и, ругаясь матом, обращался к окружающим, кричал: «Фашистская сволочь несет меня!», «Ты, немецкий шпион, оставь меня!».

Были, конечно, и такие случаи, когда его вызывали в определенные органы для беседы, подозрительно относясь к нему, хотя об этих вызовах Олджобай и не распространялся (лишь позже, когда переменилась общественно-политическая жизнь, помнится, он признался, тяжело вздыхая, что «от них можно избавиться лишь после смерти!»).

Естественно, оставшись без работы, Олджобай Орозбаев – участник войны и талантливый писатель и переводчик, тонкий знаток кыргызского и русского языков, долгие годы вынужден был жить в материальном плане очень трудно: от скудного и непостоянного гонорара до маленького очередного гонорара…

Конечно, мир не без добрых людей: понимавшие тяжелое положение талантливого переводчика и прекрасного, скромного человека всегда старались ему помочь. В частности, один из высокопоставленных чиновников печати Тургунбек Суванбердиев не раз давал ему книги для перевода. Да и сам Сооронбай Жусуев, когда представлялась возможность заказать кому-то подстрочный перевод чьих-то стихов или какие-то рассказы для коллективного сборника, который обычно составлялся консультантами Союза писателей, первым делом вспоминал об Олджобае Орозбаеве.

В 1966 году группа кыргызских писателей во главе с председателем Союза писателей республики Токтоболотом Абдумомуновым посетила якутскую землю. Среди них были и Темиркул Уметалиев, Сооронбай Жусуев, Джунай Мавлянов, Саткын Сасыкбаев, Байдылда Сарногоев, Камчы Джунусов, Смар Шимеев. Еще в 1963 году Сооронбай в качестве гостя принимал участие в съезде якутских писателей.

Итогом этих двух поездок стал коллективный сборник произведений якутских поэтов и прозаиков, объединенных под названием «Якут кайрыктары» («Якутские напевы»). Этот сборник в литературной жизни республики стал заметным событием и получил хорошие отзывы читателей. Ибо само развитие советской литературы после 50-х годов подсказывало, что придерживаться лишь сугубо национальных рамок в литературном процессе уже никак невозможно, поскольку в советской литературе всюду происходит взаимовлияние и взаимообогащение.


^ Первые потери «писательского дома»


14 сентября 1963 года умер писатель Узакбай Абдукаимов. Это была первая смерть среди писателей, поселившихся в новом «писательском доме». Тому предшествовала тяжелая поездка Узакбая в Рыбачье, откуда он, простудившись, вернулся больным. А затем долго и безуспешно лечился в специализированной больнице. Состояние его ухудшалось день ото дня. Узнав об этом, его сосед Сооронбай и поэт Туменбай Байзаков решили его проведать. Но застали они Узакбая уже без сознания. Чуть позже прибыли поэтесса Тенти Адышева и писатель Тугельбай Сыдыкбеков. Позднее подошел Аалы Токомбаев…

Видя, что состояние больного поддерживается только за счет уколов, искусственным образом, писатели попросили не мучить больше человека, лежавшего при смерти, и прекратить делать ему уколы. Кончина произошла на удивление быстро и легко…

Так умер Узакбай Абдукаимов – замечательный писатель и переводчик, человек редкого обаяния и щедрой души. При жизни ему не везло в семейном счастье. Он был четырежды женат. Одна из жен была даже вдовой покойного друга его – Касыма Тыныстанова. Впрочем, судя по его посмертным публикациям, у него была еще одна любовь – к латышской девушке! Как он описывает в своем «Дневнике младшего лейтенанта», это была настоящая, горячая любовь, рожденная в суровые дни войны, внезапно прервавшаяся…

Как известно, истинное достоинство и место человека в жизни полностью и окончательно познаются только после его смерти. Так было и с Узакбаем Абдукаимовым. При жизни его ценили лишь настоящие знатоки истинной литературы, а также люди, знающие его высокие человеческие и профессиональные качества, среди которых были и такие близкие друзья, как большой поэт Кайсын Кулиев, проживший долгие годы в Киргизии, бок о бок с ним творивший свои произведения. И, конечно, его многочисленные соратники. А для Сооронбая Абдукаимов был, безусловно, не просто наставником, старшим по возрасту его коллегой в литературе, а «крестным отцом», давшим благословение в большую литературу. И кто знает, если бы не чуткое, человечное отношение Узакбая Абдукаимова в том далеком 1947 году, когда он во время совещания молодых писателей отечески поддержал начинающего поэта Сооронбая Жусуева, то как бы сложилась его дальнейшая творческая судьба? А ведь он так очень многим талантам помогал.

Теперь, провожая навсегда одного из уникальных талантов кыргызской литературы ХХ века, Сооронбай вспоминал разные рассказы Узакбая Абдукаимова в ходе необязательного разговора, когда они часто встречались как соседи во дворе или дома, а то и прогуливаясь вместе по скверу Тоголока Молдо рядом с «писательским домом». А Узакбай Абдукаимов был, между прочим, и отличным устным рассказчиком…

И вот судьба несправедливо обошлась с Узакбаем Абдукаимовым, когда ему всего-то было пятьдесят с небольшим лет, прервав его жизнь. Но он прожил яркую, большую жизнь, испытав и увидев многое. Жалко, что он не дожил до глубокой старости и не написал мемуарную книгу о своей жизни. А ведь такая книга была бы поучительна и полезна для всех как пример человеческой целеустремленности и честного, преданного служения литературе и искусству.

Узакбай, чье детство совпало с кровавыми революционными годами, рано остался круглым сиротой. Отец его был убит контрреволюционерами. Далее началась его сиротская, скитальческая жизнь – в людях, по детским домам… Но, как говорится, нет худа без добра. Именно в тех детских домах Узакбай усвоил русский язык, получил более глубокое образование по сравнению со своими сверстниками. Рано познакомился с высокими образцами русской и мировой литературы, в то время, как его талантливые кыргызские ровесники учились только по образцам кыргызской фольклорной литературы и не имели доступа к русской и мировой классике.

Удивительно, что особенно невероятным казался среди кыргызских писателей рассказ Узакбая Абдукаимова о том, что он в начале 30-х годов, когда работал в Москве редактором в «Издательстве народов СССР», находился в хороших отношениях с Анатолием Луначарским (одним из соратников Влаимира Ильича Ленина) и даже показал ему свои первые литературные опыты и получил от него ценные советы… Ровесник Узакбая Абдукаимова (и один из его творческих оппонентов) известный поэт Аалы Токомбаев считал, что это все выдумки Абдукаимова, что такого вообще не может быть.

Но вот что любопытно: один из свидетелей того рассказа Узакбая Абдукаимова все же нашелся. И даже сам написал об этом в своих литературных воспоминаниях. Речь идет о современнике Узакбая, который работал с ним вместе как раз в те годы в Москве, о литературоведе, переводчике Зияше Бектенове. Каково же было удивление Сооронбая Жусуева, когда он прочел это воспоминание и увидел, что оно почти слово в слово совпало с рассказом самого Узакбая Абдукаимова.

«Анатолий Васильевич (то есть Луначарский. – М.А.) оказался отменным трибуном, ярким оратором до того, что мы почувствовали себя увлеченными зрителями в театре, а не слушателями доклада. После доклада, когда мы возвращались домой, Узакбай мне рассказал о том, что он написал рассказ на русском языке и прочел его Анатолию Луначарскому, получив у него консультацию… Вскоре после того доклада, когда в один из выходных дней мы с Узакбаем шли возле Большого театра в сторону ЦУМа, навстречу нам вышел Анатолий Васильевич в светло-сером костюме, без головного убора, с кавказской тростью в руке:

– Узачок, как дела? – поприветствовал он за руку Узакбая.

– Анатолий Васильевич, как ваши дела и здоровье? – спросил Узакбай.

– Дела в порядке, Узачок, да и здоровье пока неплохое. Я уезжаю постоянным представителем СССР в Испанию. Очевидно, теперь мы с тобой долго не увидимся. Но вы не бросайте писать! Из вас выйдет толк, – сказал Анатолий Васильевич»*.

(*З. Бектенов. Замандаштар жонундо эскеруулор. Б., 1996. С. 63)

Да, бесспорным было то, что Узакбай Абдукаимов многое сделал в развитии кыргызской литературы ХХ века. Но в то же время, очевидно, что он многое унес с собой, не успев донести, дописать, дорассказать свое…

Самое обидное то, что Узакбай Абдукаимов только в последние годы от переводов перешел к своим оригинальным произведениям. В 1960 году, например, он издал объемный сборник творений Александра Пушкина на кыргызском языке под названием «Чыгармалар» («Произведения»). В этом сборнике объемом 26 печатных листов подавляющее большинство переводов принадлежали ему самому. Лишь в 1962 году он издал первую книгу своего романа «Фронт»…

Памяти своего учителя Сооронбай Жусуев посвятил проникновенное стихотворение, которое, однако, было озаглавлено очень просто – «Солдат»… Наверное, уже в самом заголовке была заключена своеобразная дань тому, что Узакбай Абдукаимов прожил яркую, сложную жизнь талантливого человека, смелого бойца очень просто, при всех обстоятельствах оставаясь человечным.

…И вот теперь дети Узакбая Абдукаимова, рожденные от разных его четырех жен, пришли на его похороны, может быть, собрались они в первый и в последний раз вместе лишь только для того, чтобы проводить своего отца в последний путь…

Кобылу зарезали во дворе писательского дома. И юрту с телом Абдукаимова поставили здесь же. Хотя были соблюдены все традиции при погребении и оказаны покойному все полагающиеся почести, все равно в душе у многих остался осадок, что это была несправедливая, ранняя смерть. Да, любимый и уважаемый многими Узаке по всем законам бытия еще должен был жить и полностью реализовать свой талант, казалось, так много он унес с собой, не успев себя полностью раскрыть! И все выступившие на гражданской панихиде, а также во время прощания над могилой, будто сговорившись, говорили только об этом.

А ровно через год умер народный любимец – сатирик Райкан Шукурбеков. Простота и доступность его поэзии, граничащая с народным фольклором, сделали его настолько популярным, что к тому времени уже была сложена о нем масса анекдотов и легенд – верный признак настоящей людской признательности.

И эта смерть была по-своему трагичной. Всем известно, что Райкан Шукурбеков (что противоречило его природному глубокому уму, сильному таланту) страдал от своей слабости к алкоголю. Трудно сказать, конечно, что послужило основной причиной его пристрастия, которое было уже на стадии хронической болезни. Теперь уже задним числом многое можно логично и легко объяснить: да, действительно в нем было заложено большое природное дарование. Кто знает, может быть, по причине своей неустроенности, отсутствия элементарных бытовых условий в семье (как уже было сказано выше, семьи Райкана Шукурбекова и Абдрасула Токтомушева еще задолго до завершения строительства «писательского дома» поселились в нем, жили в недостроенном доме, пользуясь керогазами и керосиновыми лампами, почти в пещерных условиях), Райкан лишь изредка находил возможность для полноценной творческой работы и силы в себе, чтобы полностью реализовать свой талант?

А все остальное время, вполне возможно, он как бы находился между двумя огнями: большие возможности, большой творческий потенциал, не дающие душевного спокойствия, покоя изнутри – с одной стороны, и невозможность себя реализовать, раскрыть свой талант полностью в таких бытовых и жизненных условиях – с другой. И он, как и многие люди, имеющее свое личное горе, «гасил» огонь в душе «горьким» и искал в нем утешения. Все может быть… Во всяком случае, об этом говорит и такой косвенный факт: после того, как поселился в этом доме, Райкан Шукурбеков сразу и резко бросил курить и пить, начал жадно и много писать, будто соскучившийся по работе, долго находившийся в неволе человек, поставивший себе целью наверстать упущенные и зря прожитые доселе годы.

Насколько помнит Сооронбай Жусуев, именно живя в «писательском доме», Райкан Шукурбеков в последние годы плодотворно и много трудился: перевел «Шахнаме» Фирдоуси, «Горе от ума» Александра Грибоедова, написал ряд своих оригинальных произведений.

Многие жалели об этой внезапной смерти. Были даже абсурдные утверждения вроде того, что Райкану Шукурбекову, ранее злоупотреблявшему спиртным, не следовало так резко и навсегда бросать пить. Якобы, это все равно, что тормозить машину на высокой скорости – без серьезных последствий не обойдешься. В лучшем случае – вместо прежней алкогольной зависимости приобретешь другую серьезную болезнь… (Вот недавно, к примеру, в печати появились новые материалы и воспоминания о выдающемся русском писателе Василии Шукшине, о ранней смерти которого также зазвучали подобные рассуждения). Хотя кто знает, у каждого ведь своя судьба. Не зря говорится, если бы заранее знал, где упадешь, то загодя постелил бы туда соломку!..

Еще горше было то, что не оправдались ожидания, надежды Райкана Шукурбекова, связанные с его сыном Эсенбеком. Помнится, в одном из своих сатирических стихотворений поэт написал о том, что Эсенбек, которого просят выпить водку, отказывается, сославшись на то, что «лимит спиртного исчерпал мой отец» (то есть сам Райкан Шукурбеков).

Спустя годы, соседям Райкана Шукурбекова, читавшим это его стихотворение, знавшим о заветном его желании, видеть спившегося Эсенбека, конечно, было очень обидно и тяжело… И он, бедный, недавно скончался…






оставить комментарий
страница7/12
и издателя
Дата24.09.2011
Размер2.99 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх