Консолидация монархической власти и элита эфиопии во второй половине XIX первой трети XX века icon

Консолидация монархической власти и элита эфиопии во второй половине XIX первой трети XX века



Смотрите также:
Рабочая программа по курсу История 11А (профильный) класс...
План урока: I. Проверка домашнего задания. II. Система образования в первой половине XIX в...
Занятия городского населения поволжья в первой половине XIX века...
Этнография детства чувашей Волго-Уралья во второй половине XIX первой трети XX вв...
Миграция христиан сирии и ливана и общественно-политические сдвиги в регионе во второй половине...
Вопросы к экзамену по курсу “История отечественной литературы второй трети XIX века”...
"Крестьяне и государство в Англии второй половины xvi-первой трети XVII века" и работа по данной...
Т. В. Чумакова (Санкт-Петербург)...
Литература по курсу «история русской литературы первой трети XIX века»...
Литература по курсу «история русской литературы первой трети XIX века»...
Учебно-методический комплекс для студентов заочного обучения специальности Финансы и кредит...
Урока Тема раздела. Тема урока Цели урока...



скачать


На правах рукописи


Литвинов Александр Вячеславович


КОНСОЛИДАЦИЯ МОНАРХИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ И ЭЛИТА ЭФИОПИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX –ПЕРВОЙ ТРЕТИ XX ВЕКА


Специальность 07.00.03 – Всеобщая история


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Ярославль

2006

Диссертация выполнена на кафедре всеобщей истории Ярославского государственного педагогического университета

им. К.Д. Ушинского

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Ходнев Александр Сергеевич

^ Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Шпилькова Вера Ивановна

кандидат исторических наук, доцент

Федорова Татьяна Александровна


Ведущая организация: Ивановский государственный

университет


Защита состоится 03 ноября 2006 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета К 212.307.08 в Ярославском государственном педагогическом университете им. К.Д. Ушинского по адресу: 150000, г. Ярославль, Которосльная набережная, 46-в, ауд. 315.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Ярославского государственного педагогического университета им. К.Д. Ушинского.


Автореферат разослан «___»_____2006 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета А. М. Ермаков


^ Общая характеристика работы

Актуальность проблемы исследования. В настоящее время все более необходимой становится задача изучения многообразия процессов преобразований в различных странах и регионах мира. В создании типологий развития государств полезно учитывать опыт афро-азиатского региона. Многие проблемы стран Азии и Африки коренятся в их прошлом, поэтому исследование особенностей трансформации их политической структуры представляет безусловный интерес. Без этого невозможно правильно понять исторический процесс в регионе в целом, определить закономерности и своеобразие его протекания. Имеющиеся типологии развития стран афро-азиатского мира требуют дальнейшего уточнения и дополнения на историческом материале.

В историографии преобразования во многих государствах Азии и Африки второй половины XIX – первой трети XX в., в том числе и в Эфиопии, имеют различные интерпретации, которые, как правило, сводятся к дискуссии вокруг теории модернизации. В самом обобщенном смысле под модернизацией понимается особая форма развития, сутью которой является переход от традиционного общества к современному1. В политической сфере этот процесс, как правило, сопровождался заимствованием иностранных идей и институтов. Однако изучение особенностей развития Эфиопии второй половины XIX – первой трети XX в. показывает отсутствие стремления у большей части эфиопского общества к применению европейского опыта и модернизации традиционной структуры. В виду экономических, географических, национальных и социальных особенностей региона огромное значение в эфиопской истории имел политический фактор – характер власти и ее отношения с местными элитами. Именно при построении взаимоотношений центрального правительства и элит определялись общие направления развития страны.

^ Хронологические рамки диссертации можно условно ограничить 1855-1936 гг. Первая дата знаменует собой начало правления императора Теодроса II, который инициировал процесс «восстановления» единого Эфиопского государства в его средневековых границах. Аннексия Эфиопии Италией и отъезд императора Хайле Селассие I из страны весной 1936 г. ознаменовали окончание процесса консолидации традиционной монархической власти. При рассмотрении вопроса о традиционных политических институтах Эфиопии потребовалось сделать экскурс в более раннюю историю этой страны.

^ Географические рамки работы определяются границами Эфиопской империи в 1855-1936 гг.

Историография проблемы. История Эфиопии является одной из наиболее популярных тем в мировой африканистике. Однако, несмотря на обширную историографию, работ, специально посвященных различным аспектам процесса консолидации монархической власти в Эфиопии второй половины XIX – первой трети XX в. и ее взаимоотношениям с элитами, немного. Как правило, исследователи уделяют этому вопросу отдельные главы или статьи. Представляется целесообразным выделить два этапа в изучении политического развития Эфиопии данного периода.

^ На первом этапе (вторая половина XIX – первая половина XX в.) шло накопление фактического материала по поставленной проблеме, предпринимались первые попытки его теоретического осмысления. В западной и дореволюционной российской историографии появился ряд работ, составленных участниками и современниками контактов Эфиопии с европейскими державами, посвященных этнографическому описанию этой страны2, вероучению и организации Эфиопской церкви3, деятельности европейцев в Восточной Африке4. Предпринимались попытки изложить общую историю Эфиопии с использованием европейских и эфиопских источников5. Стоит отметить книгу британского исследователя Д. Мэтью6, давшего обобщающий обзор политического развития страны 1540-1935 гг.

^ Эфиопская историография второй половины XIX – первой половины XX в. представлена традиционными царскими и монастырскими хрониками7, носящими во многом ненаучный характер, а также эфиопской исторической и публицистической литературой8. Получив европейское образование, некоторые интеллектуалы начали критиковать политическую отсталость своей страны и консервативность эфиопской знати.

^ Отечественные историки после 1917 г., руководствуясь классовым подходом, уделяли большее внимание антиколониальному сопротивлению эфиопского народа, которое изображалось как борьба феодальной страны с европейским империализмом9. Необходимо выделить работу Д. А. Ольдерогге10, который одним из первых в советской историографии дал подробное описание традиционной социально-политической структуры Эфиопии.

В целом, в трудах современников процесса консолидации монархической власти в Эфиопии политическое развитие страны сравнивалось со средневековой Европой, признавалась его отсталость или необходимость колонизации какой-либо западной державой. В работах преобладал описательный характер, огромное внимание уделялось личностям наиболее выдающихся правителей, наблюдалось явное преувеличение роли иностранцев в истории Эфиопского государства. Многие события объяснялись стечением обстоятельств и субъективными причинами.

^ На втором этапе (середина XX – начало XXI в.) изучения монархической власти и элит Эфиопии 1855-1936 гг. условно можно выделить четыре подхода к поставленной проблеме.

^ 1) Некоторые западные исследователи рассматривали историю Эфиопии XIX-XX вв. в русле классической теории модернизации. Такие авторы, как Р.Хесс11 ,П.Гилкс12, Р.Гринфилд13, А.Джонс и Э.Монро14 видели в основе развития этой страны последовательное введение прогрессивными правителями под влиянием Запада современных институтов, которые должны были способствовать вестернизации эфиопского общества и элит. Профессор университета имени Хайле Селассие I Р.Панхерст15 показал взаимосвязь политики эфиопских монархов с культурными контактами с западными державами, что приводило к заимствованию идей, технологий и активному участию иностранцев в ее истории. Эфиопский исследователь Тешале Тибебу16 отмечал важность победы Менелика II над итальянцами под Адуа в 1896 г., которая позволила Эфиопии встать на путь самостоятельной модернизации. Американский историк и дипломат П. Хенце17 оценивал первых эфиопских интеллектуалов как теоретиков модернизационных преобразований, отмечая влияние общественной мысли и реформ в культурной сфере на развитие Эфиопии. Для многих историков этой группы характерен акцент на мирных контактах Европы и Эфиопии, на взаимодействии традиционного и современного обществ18.

^ 2) Второй подход состоит в рассмотрении развития Эфиопии 1855-1936 гг. с точки зрения ограниченной модернизации. Исследователи отмечали поверхностный характер заимствования европейских институтов. Огромное значение придавалось зависимости преобразований в Эфиопии от внешней опасности, о чем подробно писал шведский историк С. Рубенсон19. По мнению профессора Критского университета Дж. Маркакиса, модернизация эфиопского общества вела к установлению абсолютизма, а «конституционные гарантии составляли немногим более чем формальные подтверждения фактов политической жизни Эфиопии»20. Эфиопский историк Тедженю Цегайе21 отмечал, важную роль в укреплении военных и финансовых основ монархической власти в стране связей с Европой, обеспечивавших постоянный приток огнестрельного оружия. Бахру Зевде в основе развития Эфиопии XIX-XX вв. видел не только европейские, но и японские идеи, которые легко находили место в умах младоэфиопов22. Процесс консолидации монархии, по его мнению, начатый Теодросом II (1855-1868) нашел свое логическое завершение в автократии Хайле Селассие I23. С точки зрения Дебреворка Ядете Хауасса24, первая в истории Эфиопии Конституция 1931 г., навеянная европейским влиянием, имела целью стабилизировать и усилить унитарный характер государства, подтверждала поверхностный характер либерального младоэфиопского движения.

3) В 60-е–70-е гг. XX в. в зарубежной историографии появился еще один подход к изучению эфиопской истории, связанный с распространением теории политического лидерства. Во главу угла были поставлены наиболее выдающиеся личности, деятельность которых определяла направления политического развития страны. В объяснении событий часто господствовали субъективные факторы, прослеживалась определенная идеализация авторами своих героев. Такие историки как М. Морган25, Г. Маркус26, К. Праути27 и ряд других28 стремились показать принадлежность выдающихся эфиопских правителей своей эпохе, их воспитание и образование, отношение к иностранцам, роль в объединении и модернизации страны.

Некоторые историки посвятили свои работы отдельным представителям эфиопской элиты29. Среди них особое место занимают труды Р. Молвайера30 и Бахру Зевде31, которые собрали воедино биографии многих эфиопских интеллектуалов XX века и рассмотрели их роль в преобразованиях и политике императоров, общественную и педагогическую деятельность. Интеллектуальной элите Эфиопии уделили внимание и исследователи, занимавшиеся изучением становления системы современного образования и литературы в этой стране32. Ряд важных работ посвящено христианским миссионерам в Эфиопии, просветительская активность которых оказала влияние на становление местной интеллигенции33.

^ 4) Советских исследователей, руководствовавшихся классовым подходом в 1950-е – 1980-е гг. продолжала привлекать тематика антиколониальной борьбы34, в русле которой они уделяли внимание и политической истории Эфиопии. Контакты Европы и Эфиопии рассматривались как борьба двух обществ, находившихся на разных стадиях исторического развития.

Основной тенденцией являлся показ сложности процесса становления единого национального государства в Эфиопии. Г.В. Цыпкин35 считал стремление императоров обеспечить независимость страны, а также развитие единого внутреннего рынка, появление национальной буржуазии и прогрессивной элиты предпосылками создания централизованного государства и консолидации монархии в Эфиопии во второй половине XIX в. В.С. Ягья отмечал во многом внешний характер проводимых преобразований. Осознавая прогрессивность западных институтов, императоры, по его мнению, использовали их для укрепления своей власти, что снижало эффективность модернизационных процессов в стране, за которые ратовало младоэфиопское движение36.

Отечественные исследователи В.М. Платонов и С.Б. Чернецов37 уделили внимание эфиопской интеллектуальной элите и ее влиянию на общественно-политическую жизнь страны. Следует отметить также обобщающую работу польских историков «История Эфиопии» А. Бартницкого и И. Мантель-Нечко38, которые не противопоставляли консервативную и прогрессивную элиты, а подчеркивали их глубокую взаимосвязь.

В 1990-е годы в отечественной историографии начинается новый этап изучения истории Эфиопии XIX-XX вв., характеризующийся исследованием культурных контактов с Европой39, взаимодействия цивилизаций40 и проблематики традиционного общества41. К сожалению, специальных монографий, посвященных целостному изучению главных тенденций политического развития страны XIX-XX вв., в этот период не создано.

Важный вклад в понимание особенностей эфиопского общества внесли и общие очерки о культуре, ментальности, обычаях народов Эфиопии42.

Многие институты традиционной эфиопской монархии ведут свое происхождение с XII-XVIII вв. В этой связи для раскрытия проблематики феодального общества в диссертации потребовалось привлечение литературы о более раннем периоде истории Эфиопии43.

Подводя итог историографическому обзору, можно констатировать отсутствие специального исследования по вопросу консолидации монархической власти в Эфиопии и роли элит в этом процессе. В тоже время нет комплексной научной работы о младоэфиопском движении и о традиционной элите Эфиопии, их влиянии на общественно-политическую жизнь страны. Слабо прослеживается преемственность в политике эфиопских монархов XII-XVIII и XIX-XX вв., направления преобразований отдельных императоров на разных этапах их правления. Большинство исследователей стремилось описать преобразования в Эфиопии в терминах теории модернизации, уделяя внимание заимствованию европейского опыта и забывая о сугубо эфиопских исторических корнях многих явлений и стереотипов. Проблема, как правило, рассматривалась с точки зрения противостояния традиционных воззрений и прогрессивных идей.

Исходя из степени изученности темы и существующих подходов к проблеме, учитывая необходимость дальнейшей ее разработки, была определена цель исследования.

Целью настоящей работы является изучение типологических характеристик консолидации монархической власти в Эфиопии 1855-1936 гг., ее взаимодействия с традиционной и современной элитами в рамках развития общеисторических процессов. В связи с этим, были поставлены следующие исследовательские задачи:

1. Выявить особенности функционирования традиционных политических институтов эфиопской монархии к середине XIX в. и роль элиты в их консервации;

2. Выделить этапы и основные формы различных проявлений процесса консолидации императорской власти в 1855-1936 гг.;

3. Проанализировать формирование основных элитарных группировок в Эфиопии и их специфику на фоне изменения внутриполитической ситуации к началу XX в.;

4. Исследовать влияние политической борьбы конца XIX –первой трети XX в. на традиционные монархические институты Эфиопии;

5. Проследить социальную трансформацию монархии в процессе реформ 1916-1936 гг., изучить причины введения системы современного образования и ее влияние на элиты и общественно-политическую жизнь страны.

^ Объектом исследования является эволюция эфиопской монархии во взаимоотношениях с обществом этой страны в 1855-1936 гг. Предмет исследования – отношения правительства и элит в Эфиопии в процессе консолидации монархической власти.

^ Методологическую основу работы составили историко-социологические подходы к изучению развития власти и общества, такие как теории модернизации и элит. Процесс консолидации монархической власти в Эфиопии понимается не как борьба традиционных и современных институтов, а как развитие, основанное на сохранении национальных социокультурных традиций, которое предполагает «компромиссную, структурно-функциональную сочленённость, сцеплённость и взаимодействие» современного и традиционного44. Теория политических элит дает возможность рассмотреть функционирование социальных организмов через призму деятельности их наиболее активных членов, преследующих свои собственные интересы, которые иногда, по словам В. Парето, «могут совпадать с целями общества»45. Помимо этого в работе используется концепция синтеза традиционного и современного, как «формы и механизма взаимодействия обществ, находящихся на разных ступенях социального развития»46, предложенная отечественными учеными в 80-х годах XX в. для объяснения изменений происходящих в странах Востока под воздействием западного опыта. Для изучения влияния на развитие Эфиопии контактов с Европой применяется концепция имагологии – науки, изучающей «восприятие одного общества другим, одной культуры – другой, складывание этнических и прочих стереотипов»47. Изучение традиционной эфиопской монархии и элит подчинено принципам историзма и научной объективности.

Логическое рассмотрение проблемы осуществлялось с использованием комплекса методов научного исследования. Основу диссертации составили классические сравнительно-исторический и проблемно-исторический методы. Кроме того, использованы общенаучные (анализ и синтез, классификация, индукция и дедукция) и специально-исторические (сравнительно-типологический, историко-генетический, системный) методы.

^ Научная новизна диссертации вытекает из отсутствия специального труда по проблеме консолидации монархической власти в Эфиопии в XIX-XX вв. В данной работе впервые проблема взаимодействия монархической власти, элит и общества Эфиопии была специально исследована в динамике развития на широком хронологическом отрезке времени (1855-1936). В диссертации выявлены основные закономерности, условия, этапы и противоречия данного процесса, показана его эволюция; проанализированы основные типы взаимодействия монархии и элит. Большое внимание уделено традиционным источникам монархической власти, провинциальной элите и роли традиции в жизни общества. Деятельность эфиопских монархов второй половины XIX – первой трети XX в. рассматривается не как новый этап истории Эфиопии, а как продолжение традиционной политики правителей страны, очередной цикл развития феодальных отношений, на который внешний фактор оказал не столь значительное влияние. Диссертация, таким образом, несет элемент новизны в интерпретации процесса консолидации монархической власти.

^ Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Многие социальные и политические процессы в истории Эфиопии XIX-XX вв. находят свое происхождение в более раннем периоде исторического развития. Основные варианты системы управления страной сложились к XIV-XV вв. без значительного иностранного влияния и в дальнейшем находили свое выражение в новых исторических условиях.

2. Политические реформы в Эфиопии до 1936 г., а также связанные с ними экономические и социальные преобразования не имели своей целью модернизацию общества и практически не меняли традиционных отношений.

3. Важнейшую роль в эфиопской истории играла региональная принадлежность элиты. Она оказывала решающее воздействие на политику императоров, защищавшую интересы одной из элитарных группировок. Эфиопские интеллектуалы не имели значительного влияния на жизнь общества и использовались монархами, главным образом, для контактов с иностранными государствами.

^ Научно-практическая значимость исследования состоит в возможности использования материалов, выводов и обобщений в учебном процессе, для разработки спецкурсов и спецсеминаров, подготовки научных трудов и учебных пособий по проблемам истории Эфиопии и исследований по теории модернизации и развития элит Востока.

^ Источниковая база работы включает разнообразные опубликованные документы и материалы и имеет свою специфику.

1) Большинство архивов по исследуемому периоду было уничтожено в период итало-эфиопской войны и оккупации Эфиопии 1935-41 гг.48

2) Вплоть до середины XX в. обычной практикой при эфиопском дворе были устные распоряжения монархов, которые часто не записывались49. Публикации подверглось не столь значительное число официальных документов эфиопской истории до 1936 г.

3) Традиционная элита, как правило, писала только богословские трактаты50.

По этим причинам автор вынужден, главным образом, пользоваться данными иностранного происхождения. В иностранных же документах прослеживалась определенная модернизация эфиопской истории, что отчасти передалось и многим исследователям. Феодальная Эфиопия рассматривалась с точки зрения развития современного ей западного общества.

Большинство материалов отечественных архивов, косвенно относящихся к рассматриваемой проблеме, уже введено в научный оборот и опубликовано благодаря трудам российских ученых51.

В целом, источниковую базу работы можно разделить на семь групп по видовой принадлежности.

К первой группе относятся официальные правительственные документы. Среди них можно назвать Конституцию Эфиопии 1931 г.52, некоторые речи Хайле Селассие I, опубликованные эфиопским министерством информации53. В исследовании используется также и ряд официальных правительственных статистических отчетов и издания министерства образования54.

Восполняют некоторые пробелы в источниках иностранные публикации дипломатических документов и переписки55, в которой также имеется информация о внутреннем положении и внешней политике Эфиопии. Ряд дипломатических источников опубликован в трудах западных и эфиопских историков56.

Большую информацию о законотворческой деятельности императоров содержат традиционные эфиопские царские хроники, которые посвящены правителям XIX – начала XX в.57. Любопытным является эфиопский художественно-повествовательный источник «Книга повествования о вейзаро Бафане Вальда Микаэль»58. В разделах посвященных традиционным эфиопским институтам использовались также и более ранние царские и монастырские хроники и жития святых (XV-XVIII вв.)59.

В первой половине XX в. стали появляться исторические труды, письма и беллетристика эфиопских просветителей60, которые останавливались на многих проблемах своей страны.

В этот период в Эфиопии также стала публиковаться местная пресса и издания, проживавших в этой стране иностранцев. К сожалению, до нас не дошли самые первые выпуски эфиопских газет и журналов, поэтому эта группа источников охватывает в основном время правления Заудиту (1916-1930) и Хайле Селассие I (1930-1974). Были изучены некоторые публикации из эфиопских журналов61, посвященные, главным образом, проблемам становления нового образования в Эфиопии, вызвавшего оживленную полемику, а также проработаны отдельные сохранившиеся номера62.

В диссертации используются и фольклорные источники Эфиопии63, содержащие косвенную информацию по проблеме.

Самую обширную группу составляют источники личного происхождения, представленные воспоминаниями, дневниками, травелогами современников и участников контактов с Эфиопией XIX-XX вв., по большей части иностранцев, которые можно разделить на несколько подгрупп.

К первой подгруппе относятся мемуары отечественных и зарубежных дипломатов64 при дворах эфиопских правителей.

Довольно много работ принадлежит перу путешественников, журналистов и торговых агентов65, которых привлекала Эфиопия со времени выхода из изоляции в первой половине XIX в.

Ценные записки о своей деятельности в этой стране оставили католические и протестантские миссионеры66.

Важные материалы можно найти в отчетах участников научных экспедиций в Эфиопию67.

Ряд интересных фактов содержится в очерках и отчетах участников и современников многочисленных военных походов в Эфиопии68.

Довольно значительную подгруппу составляют труды иностранных врачей при дворе эфиопских монархов и знати69.

В разделах, посвященных традиционной эфиопской монархии, использовались воспоминания и исторические труды более раннего периода (XV-XVIII вв.), позволяющие выделить некоторые особенности эфиопского общества70.

Последний эфиопский император Хайле Селассие I не получил собственной традиционной хроники. Однако он самостоятельно написал свою автобиографию71, первая часть которой посвящена исследуемому нами периоду (в диссертации используется текст в переводе Э. Уллендорфа72). Еще одним эфиопским мемуарным источником является книга польского журналиста Р. Капусцинского, в которой собраны воспоминания придворных о деятельности Хайле Селассие73. Однако, в погоне за сенсациями Капусцинский вычленил наиболее одиозные факты, подверг воспоминания значительной обработке, что сделало их скорее литературным, чем достоверным произведением.

Таким образом, источниковая база исследования, которая включает в себя все традиционные группы документов для изучения развития Эфиопии второй половины XIX – первой трети XX в., охватывает различные стороны общественно-политической жизни этой страны, касается разных аспектов предложенной проблемы, и достаточно репрезентативна, чтобы решить поставленные задачи. Сочетание европейских и эфиопских источников помогает выявить особенности и противоречия политического развития Эфиопии исследуемого периода, рассмотреть его малоизвестные стороны.

^ Апробация исследования. Основные положения данной работы были изложены автором на краеведческих, областных и международных научных конференциях «Чтения Ушинского» 2004, 2006; «Учитель истории в начале XXI века»; 58-й научно-технической конференции студентов, магистрантов, аспирантов ЯГТУ; «Святители Верхневолжья»; а также в публикациях по теме исследования.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка источников и литературы, приложений.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность постановки темы, ее научная новизна, определены объект и предмет исследования, хронологические рамки, задачи работы, представлен обзор историографии затронутой в диссертации проблемы, анализируется источниковая база.

В первой главе «Развитие эфиопской феодальной монархии к середине XIX века» показан исторический контекст формирования традиционных политических институтов Эфиопии, роль элиты в этом процессе и проанализирован первый этап консолидации монархической власти (1855-1889).

В XIX в. общая ситуация в мире стала меняться. При этом эфиопское общество почти не осознавало своей отсталости от Европы. Местная элита продолжала решать внутренние задачи, бороться за гегемонию своих регионов в масштабах всей страны. В обществе практически отсутствовали сторонники модернизации, господствовала психология превосходства Эфиопии над Европой – эфиопоцентризм. Эфиопы отрицательно относились к опыту Запада. Политические процессы в стране имели своей целью сохранение традиционного общества, самобытности и культурного единства, опирались на внутренние источники и традиционные представления о власти монарха, о внешней обстановке. Ни императоры, ни элита, не стремились к построению современного общества, внедрению западных институтов. Хотя в развитии Эфиопии XIX –XX вв. происходило культурное взаимодействие, традиционные структуры играли в нем ведущую роль по отношению к привносимым извне современным.

К середине XIX в. внутреннее состояние Эфиопии определялось предшествующими столетиями развития. Потребности организации власти породили существование двух вариантов управления, которые сложились к XIV-XV вв. без активного участия европейцев и продолжали свое развитие вплоть до середины XX в. Первый вариант представлял собой децентрализованное управление со значительной автономией регионов и номинальным признанием власти центра, своеобразную федерацию эфиопских княжеств. Эта система была основана на балансе сил между провинциальной и придворной элитами и монархией. Она складывалась в процессе подчинения Эфиопской империи разнородных этнических и религиозных общностей. Вторая система представляла собой создание сильной императорской власти, управление из центра с помощью прямых наместников, являлась вариантом эфиопского самодержавия, основанного на вере в идеал богоустановленной власти правителя.

Складывание к XIV-XV вв. двух подходов к управлению страной привело к борьбе федеральной и унитарной тенденций развития Эфиопии, которая прошла ряд этапов, соответствующих правлению нескольких царей: 1) Зара Якоба (1434-1468) – укрепление центрального управления; 2) Сарца Денгеля и За Денгеля (1563-1604) – попытки создания регулярной армии; 3) Сисинния (1607-1632) – стремление к вводу западных институтов и католичества; 4) Фасиледаса (1632-1667) – построение централизации вокруг сильного царского домена. Каждый этап вызывал феодальную реакцию, которая, в конечном итоге, завершилась появлением дисбаланса между центральной и провинциальной властью в середине XVIII в. и окончательным распадом страны на самостоятельные княжества.

Середина XIX в. является началом пятого этапа централизации страны, опирающегося на предшествующий опыт развития. Унитарная система была дискредитирована жестокими методами Зара Якоба, Сисинния, Фасиледаса и других монархов, стремившихся к абсолютной власти. Неудачные попытки централизации, а также, начавшаяся с 1632 г. изоляция страны от Европы, способствовали консервации существующих феодальных отношений.

Хранителями традиционного устройства общества выступали монофизитское духовенство и военная знать, которые объединялись в различные региональные и придворные группировки, поддерживавшие выгодный им вариант управления. Эти группы подразделялись на более мелкие. Как церковную, так и военную элиты по интересам условно можно разделить на императорскую, придворную и провинциальную, которые поддерживали монарха, наместника эфиопского престола или своих региональных правителей в зависимости от ситуации. Эфиопские элиты различались по знатности происхождения и по географическому принципу. В XIX в. наиболее четко выделились шоанская, годжамская, гондэрская, тигрейская и ряд более мелких региональных группировок, которые включали в себя как церковных, так и военных феодалов и боролись за гегемонию своей области в стране. На разных этапах истории ведущая роль переходила к одной из них, в то время как другие боролись за сохранение своих провинциальных интересов. Эфиопская элита была достаточно мобильна. Многие ее представители часто переходили из одной группы в другую, были сильно взаимосвязаны между собой, выступали единым фронтом или способствовали распаду той или иной политической коалиции.

В связи с возрастанием могущества провинциальных элит ко второй половине XIX в. выросли и их амбиции. Они стремились осуществить свои узкорегиональные интересы с помощью всей страны. Этому способствовал и увеличивающийся приток огнестрельного оружия в Эфиопию с середины XIX в., который значительно усилил позиции отдельных феодалов, нарушил баланс сил в стране. Главным предметом борьбы становилась консолидация государства вокруг фигуры единого феодального монарха. Знать не возражала против этого, но почти каждый из ее представителей видел себя в роли императора и мог им стать. Первыми, кто добился этого успеха, были Теодрос II (1855-1868) и Йоханныс IV (1871-1889).

Их правление представляло собой продолжение борьбы двух тенденций управления страной. Теодрос II. стремился создать базу для построения самодержавной власти, хотя и традиционными методами. Он оставался сторонником ограниченных контактов с Европой, искал союза с церковью, давал относительную автономию лояльной знати. Но Теодрос допускал ошибки своих предшественников XV-XVII вв. Он применял жестокие силовые методы объединения страны, вынужден был активно общаться с иностранцами, попытался уничтожить феодальное ополчение, не создал могущественного императорского домена. Своей политикой он дискредитировал себя и потерял поддержку в стране. Провинциальная элита, выступавшая за традиционные феодальные ценности, широкую автономию своих областей, нанесла ему поражение, в котором английская экспедиция Нэпира 1867-1868 годов сыграла роль решающего удара в мятеже местной знати.

Правление Йоханныса IV было феодальной реакцией на царствование Теодроса. Этот император пытался возродить былое величие традиционной феодальной монархии, основанной на балансе сил и сохранении значительной автономии провинций. Но он продолжал церковную и внешнюю политику своего предшественника, стремясь к религиозной унификации и ограниченному участию иностранцев в жизни страны, создал основы для объединения Эфиопии вокруг провинции Тигре.

Во второй главе «Укрепление императорской власти в период правления Менелика II (1889-1913)» проанализировано становление централизованного государства и трансформация традиционной эфиопской монархии в конце XIX – начале XX в., показана роль европейской колониальной экспансии и завоеваний Менелика II в развитии Эфиопской империи, дается характеристика влияния политической ситуации в Эфиопии на структуру основных группировок элиты.

Политика Менелика II являлась продолжением мероприятий его предшественников Теодроса II и Йоханныса IV с целью усиления монархической власти в Эфиопии. Несмотря на некоторую случайность прихода к власти правителя области Шоа, связанную с благоприятным стечением обстоятельств, Менелик II (1889-1913) сумел синтезировать преимущества обеих систем управления, черпал методы укрепления монархии, как у феодальных, так и самодержавных правителей эфиопского прошлого. С одной стороны, он значительно усилил свою личную власть в Шоа и на прилегающих территориях африканских племен. С другой стороны, он предоставил многим регионам, в том числе и завоеванным, значительную степень автономии, сохранил политическую гегемонию и феодальную армию провинциальной элиты. Его методы отличались умеренностью, склонностью к компромиссам, укреплением личных, а не государственных связей со своими вассалами.

Выход из изоляции и экономическое развитие Эфиопии накладывали определенный отпечаток на политику Менелика II. Это выразилось в методах экономического и военного усиления домена императора, которое достигалось с помощью ограниченного развития торговли и товарно-денежных отношений в стране, главным источником которых была целенаправленная политика центральной власти. Однако ведущим фактором экономической жизни Эфиопии оставалось развитие традиционной феодальной эксплуатации зависимых земель, что сказалось на росте благосостояния эфиопской элиты, особенно той ее части, которая поддерживала единого императора.

Такая политика позволила Менелику создать идеальную для эфиопских условий систему управления и одержать победу над итальянцами в 1895-1896 гг. При этом внутренние политические потребности играли для него большую роль, чем отношения с Европой. Он стремился распространить гегемонию Шоа на всю страну и реализовывать шоанские интересы в эксплуатации остальных территорий Эфиопии. Колониальное вторжение итальянцев в 1895 г. было использовано им для ослабления оппозиционной тигрейской группировки и проверки лояльности остальных вассалов. Менелик II строил свое централизованное государство традиционными методами, в том числе и во внешней политике, стремясь использовать иностранцев и их противоречия в собственных целях.

Внешняя политика Менелика II сводилась к потребности получения огнестрельного оружия от западных держав. С этой целью он вступал в различные международные организации, издавал некоторые указы (запрещение работорговли), заключал международные договоры и торговые соглашения, в которых он мог пожертвовать государственными интересами ради ослабления враждебных ему группировок знати из других регионов страны. Он был убежден в своем равенстве с Европой и до конца не осознавал нависшей над Эфиопией колониальной опасности. Менелик II, как и его предшественники стремился воспользоваться европейскими военными возможностями за счет традиционных ресурсов Эфиопии. Завоевания новых территорий были вызваны потребностью расширения феодальных отношений для увеличения дополнительного прибавочного продукта на приобретение европейского вооружения и для удовлетворения потребностей традиционной знати. По своим политическим взглядам Менелик II являлся типичным представителем традиционной шоанской группировки элиты и не изменил свои региональные взгляды, даже будучи императором всей Эфиопии. Его завоевания осуществлялись, как правило, в южном направлении и имели задачей укрепление гегемонии области Шоа. Важнейшие посты в государстве также занимали представители шоанской элиты. Ущемление интересов вызывало реваншистские настроения в рядах других региональных группировок элит, которые вылились в политическую борьбу после смерти Менелика.

Модернизации общества в этот период не происходило, большинство вводимых современных институтов и явлений не играли значительной роли в обществе за исключением системы светского образования, которая способствовала появлению новой интеллектуальной элиты. Потребности внешних сношений требовали специально подготовленных людей. С этой целью Менелик II вводил новое образование в стране, которое развивалось тремя способами: миссионерские школы, посылка эфиопов на обучение за границу, организация государственных учебных заведений. Молодые интеллектуалы занимали места в государственном аппарате, но их компетенция сводилась почти исключительно к обеспечению контактов с иностранцами. Эта группа элиты была значительно связана с традиционными феодальными группировками, часто поддерживала их интересы и разделяла их взгляды, участвовала в политической борьбе, поэтому неправомерно называть ее представителей младоэфиопами. Многие из них были носителями консервативных взглядов и служили своим покровителям из провинциальной и придворной знати, отстаивали региональные интересы.

В третьей главе «Эволюция эфиопской феодальной монархии в годы царствования Лиджа Иясу (1913-1916), Заудиту (1916-1930) и в первый период правления Хайле Селассие I (1930-1936)» показаны изменения традиционных монархических институтов и борьба за выбор путей развития Эфиопии после смерти Менелика II, проанализировано влияние реформ Хайле Селассие I 1930-1936 гг., в особенности новой системы образования, на элиту и общественно-политическую жизнь страны.

К 1913 г. разразилась политическая борьба за наследство Менелика II, которая представляла собой продолжение традиционного противостояния региональных группировок и основных тенденций управления страной. Это проявилось в создании трех политических концепций дальнейшего развития Эфиопии, которые олицетворяли лидж Иясу, императрица Заудиту и рас Тафари. Каждый из них имел за плечами поддержку различных традиционных группировок знати. Лидж Иясу являлся представителем концепции усиления самодержавной власти императора, централизации страны и проведения широких преобразований с использованием внутренних ресурсов эфиопского общества, достижения паритета между мусульманскими и христианскими подданными, воспитания единого национального сознания. Но его политика опиралась на преувеличенное представление о роли императора, затрагивала интересы христианской знати и церкви, нарушала их многовековую гегемонию и сложившийся баланс сил в обществе, что предопределило падение лиджа. Его деятельность была попыткой ускорить консолидацию монархии в Эфиопии вокруг группировки северо-восточных провинций, что в условиях консервативности общества и господства, выведенных на передний план Менеликом, шоанцев было обречено на поражение.

Знаменем южной шоанской группировки, а также сепаратистских сил была дочь Менелика II Заудиту. Она поддерживала децентрализованную систему управления со значительной автономией провинций. Заудиту служила олицетворением продолжения политики сохранения регионального баланса сил. Однако к началу XX в. такая политика становилась все более и более консервативной, не учитывала постоянного роста контактов Эфиопии с другими государствами мира. Императрица играла вполне самостоятельную роль, сумев дистанцироваться от приведших ее к власти региональных группировок, лавируя между ними, выводя своим авторитетом на передний план одну из них в зависимости от потребности момента, хотя главные позиции и сохранились за шоанцами. Не имея сильной провинциальной базы, она способствовала относительной политической раздробленности страны, не давая чрезмерно усилиться ни одной из областей и пытаясь стать главным арбитром в решении возникающих споров. Во внешней политике она стремилась к ограниченным контактам и препятствовала появлению новых технологий в Эфиопском обществе, которые могли бы нарушить сложившийся баланс сил.

Рас Тафари, опиравшийся на часть Шоа, Харэр и ряд более мелких областей был сторонником постепенного усиления монархии, но на традиционной феодальной основе. Его деятельность в 1916-1930 гг. была направлена на укрепление личной власти, своего экономического могущества и армии. Для этого он вступал в активные международные контакты, более или менее регулярно получая оружие, добиваясь дипломатической поддержки европейских держав. Рас Тафари стремился экономически укрепить свой домен, опираясь на который он мог бы претендовать на гегемонию в Эфиопии. Он действовал во многом традиционными методами, но был одним из тех, кто побывал в Европе, познакомившись с могуществом ее культуры. Однако это могущество он хотел использовать традиционно – для сохранения феодального общества. Несмотря на противодействие Заудиту, Рас Тафари сумел стать наиболее сильным из представителей знати и наследовать императрице под именем Хайле Селассие I.

Приход к власти Хайле Селассие в 1930 г. положил начало реализации построения системы сильной феодальной монархии, которая сопровождалась на начальной стадии ломкой традиционных отношений правительства и элиты. Включение Эфиопии в мировой капиталистический рынок, увеличение контактов с европейцами дало императору возможность использовать традиционные средства усиления монархической власти в большем масштабе. Хайле Селассие стремился поддерживать свое положение наиболее сильного из феодалов в военной и экономической сфере и привязать к себе значительных представителей традиционной знати. Он пытался перестроить свои отношения со своевольной военно-политической верхушкой, изменить правило «вассал моего вассала не мой вассал» в свою пользу, реорганизовать феодальное войско. Но, не имея четкого и последовательного плана реформ, он делал все это крайне медленно и осторожно, часто возвращаясь к проверенной веками политике баланса сил, сохраняя относительную автономию провинциальной знати и придерживаясь осмотрительной внешней политики. Хайле Селассие пытался сохранить гегемонию и действовать в интересах шоанской группировки знати, его наиболее надежной опоры, о чем свидетельствует Конституция 1931 г.

Действуя традиционными методами, император несознательно и постепенно разрушал основы феодального общества: натуральное хозяйство, ленные отношения, господство церковного мировоззрения. Однако все эти изменения были незначительными, касались только взаимодействия между императором и элитами. Основное население страны оставалось традиционным, сохраняя низкий уровень жизни. Эфиопия становилась феодальным пережитком в мировой политической и экономической системе. Незаконченный характер многих преобразований, частое возвращение к исходным позициям отразились на обороноспособности страны и предопределили поражение Эфиопии от Италии в войне 1935-1936 гг.

В своей реформаторской деятельности Хайле Селассие I опирался на молодых представителей элиты, получивших новое образование, которые, однако, не имели значительного веса в обществе, что сказалось на непоследовательности реформ императора. За исключением системы светского образования значительных изменений в других сферах жизни общества в первой половине 1930-х гг. достигнуто не было. Внедрение новой системы образования было важной частью внутренней политики Хайле Селассие I. Оно было призвано дать социальную опору его преобразованиям. Выпускники новой системы находили себе применение в государственном аппарате. Однако современное образование не сумело привести к быстрому техническому развитию отсталой страны, способствовало расколу в среде эфиопской элиты и, напротив, в конечном итоге, усилило оппозицию императорской власти.

Послевоенный период эфиопской истории с 1941 г. положил начало новому витку политического развития этой страны в других международных и внутренних условиях.

В заключении сформулированы основные результаты исследования.

Процессы, охватившие Эфиопию во второй половине XIX – первой трети XX в. являются очередным циклом истории феодального общества, для которого характерно постоянное стремление к расширению территории охваченной феодальными отношениями, экстенсивный характер их распространения. Этот процесс сопровождался консолидацией монархической власти и консервацией традиционных связей монархии и элиты, которые с небольшими изменениями сохранялись до середины XX в., несмотря на значительное иностранное влияние. В результате воздействия внутренних и внешних факторов распространение феодализма постоянно прерывалось. Критические моменты эфиопской истории, такие как ослабление Аксумского государства в IX-X вв., джихад на Африканском роге и нашествие кочевых племен оромо в XVI в., усиление местных князей и наступление периода политической раздробленности во второй половине XVIII – первой половине XIX в., являлись границами циклов развития феодальных отношений. За временным отступлением Эфиопской империи следовал новый виток ее возрождения, который выражался в консолидации монархии в пределах хартленда, в возвращении прежних и завоевании новых территорий и последующих реформах с целью создания подходящей системы управления и обеспечения интересов эфиопской элиты. Эти процессы продолжились и во второй половине XIX в.

Главной задачей эфиопской монархии была организация власти в национально, религиозно, экономически разнородной стране на основе преобладания христианской религии и феодальных отношений. Огромное значение при этом имело господство региональных интересов, которые оказывались сильнее принадлежности к единой Эфиопской империи, приводили к стремлению различных провинций, как к гегемонии в масштабах всей страны, так и к обособлению.

Особенности контактов с Европой способствовали формированию своеобразной системы взглядов эфиопского общества на окружающий мир. В ходе консолидации монархической власти в 1855-1936 гг. элита не стремилась модернизировать, а тем более вестернизировать общество, а, наоборот, проводила свою традиционную внутреннюю и внешнюю политику. Укрепление монархии в Эфиопии выразилось не в усилении абсолютной власти императора и значительной централизации страны, а в реставрации традиционной феодальной косвенной системы управления. Это проявилось в создании баланса сил между правителем и провинциальной элитой, что позволяло монарху осуществлять общее руководство политикой страны, а знати сохранить значительную степень автономии своих регионов. Стремясь укрепить свою власть, эфиопские императоры опирались не на иностранные идеи «просвещенного абсолютизма», а на традиционные христианские представления о правителе как о помазаннике божием. Консолидация монархии позволила Эфиопии сохранить свою независимость до итальянской интервенции 1935-1936 гг. и осуществить значительные завоевания соседних территорий, которые были вызваны потребностью дальнейшего расширения феодального государства и усиливали личное могущество эфиопской элиты.

Процесс консолидации монархии не сопровождался существенным развитием Эфиопии, а, напротив, способствовал консервации общественных отношений. Экономическое и военное проникновение иностранцев в эту страну до 1936 г. не привело к потере политической независимости и превращению в полуколонию западных держав, не помогло значительному развитию современных институтов и культурной трансформации общества.

Реформы большинства эфиопских правителей 1855-1936 гг. были частью единого процесса консолидации традиционной монархической власти, проводились традиционными методами и имели своей целью сохранение традиционного общества и феодальных отношений. При этом каждый монарх действовал в интересах элиты своего региона и ставил домениальные цели выше государственных.


^ Основные положения работы отражены в следующих публикациях:


  1. Литвинов А. В. К истории появления системы современного образования в Эфиопии (конец XIX – начало XX в.)// Вопросы истории и обществознания. Материалы конференции «Чтения Ушинского исторического факультета». Ярославль, 2004. С. 177-182. – 0,3 п. л.

  2. Литвинов А. В. Некоторые особенности культурной модернизации Эфиопии в конце XIX – первой половине XX в. (на примере введения современной системы образования)// Учитель истории в начале XXI века: содержание и технологии подготовки и повышения квалификации в условиях модернизации педагогического образования. Ярославль, 2004. С. 91-93. – 0,2 п. л.

  3. Литвинов А. В. Интеллигенция в войне (эфиопские интеллектуалы в борьбе с итальянским фашизмом 1935-1941)// Пятьдесят восьмая научно-техническая конференция студентов, магистрантов и аспирантов. Ярославль, 2005. С. 176. – 0,1 п. л.

  4. Литвинов А. В. Эфиопские святые в эфиопской национальной житийной литературе и учение эфиопской церкви// Учемский сборник. Материалы научной конференции. Вып. VI. Мышкин., 2005. С. 30-38 – 0,5 п. л.

  5. Литвинов А. В. Эфиопская феодальная армия второй половины XIX – начала XX века в оценках иностранных современников// Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. Научно-методический журнал. 2006. № 12. С. 25-28 – 0,4 п. л.

  6. Литвинов А. В. Образ Европы в Эфиопии в середине XIX – начале XX века// Вопросы истории и обществознания. Материалы конференции «Чтения Ушинского исторического факультета». Ярославль, 2006. (В печати). – 0,4 п. л.



Формат 60x84 1/16

Усл. печ. л. 1,5

Тираж 100 экз. Заказ №

Ярославский государственный педагогический

университет им. К.Д. Ушинского

150000, Ярославль, ул. Республиканская, 108

Типография Ярославского государственного педагогического

университета им. К.Д. Ушинского

150000, Ярославль, Которосльная наб., 44

1 Федотова В.Г. Типология модернизаций и способов их изучения// Вопросы философии. 2001. № 4. С. 10.

2 См.: Бровцын Н.П. Материалы для антропологии Эфиопии. Абиссинцы провинции Шоа. СПб., 1909; Криндач Ф. Очерк промышленности и торговли Абиссинии. СПб., 1899; Borelli J. Ethiopie meridionale; journal de mon voyage aux pays Amhara, Oromo et Sidamo. P., 1890; Cecchi A. Da zeila alle frontiere dell Caffa. Vol. I-II. Roma, 1886.

3 См.: Болотов В.В. Несколько страниц из церковной истории Эфиопии. СПб., 1888; Успенский П. Восток христианский. Абиссиния// Труды Киевской духовной академии. 1866, март-июнь.

4 См.: Жилинский Я.Г. Краткий очерк экспедиции итальянцев в Абиссинию. СПб., 1890; Орлов Н.А. Итальянцы в Абиссинии. Краткое изложение по новейшим источникам. СПб., 1897; Berkeley G.F.-H. The Campaign of Adowa and the Rise of Emperor Menelik II. L., 1902; Markham C.R. A History of the Abyssinian Expedition. L., 1869.

5 См.: Budge E.A.W. A History of Ethiopia, Nubia and Abyssinia. Vol. II. L., 1928; Coulbeaux J. Histoire politique et religieuse d’Abyssinie depuis les temps plus recules jusqu’ a l’evenement de Menelik II. P., 1929.

6 Mathew D. Ethiopia. The Study of a Polity 1540-1935. L., 1947.

7 См.: A Chronicle of Emperor Yohanes IV. Ed by Bairu Talfa. Wiesbaden. 1977; Guebre Selassie. Chronique du regne de Menelik II, roi des rois d’Ethiopie. T.I-II. P., 1930-1931; Littmann E. The Chronicle of King Theodore of Abyssinia, Edited from the Berlin Manuscript with Translation and Notes by. Princeton, 1902.

8 См.: Алека Тайе. История эфиопского народа. Аддис-Абеба, 1914 (на амхарском языке); Пономаренко А.А., Чернецов С.Б. Памфлет «Государь Менелик и Эфиопия» нэгадраса Гебре Хейвота Байкеданя – одного из первых эфиопских просветителей// Африканский этнографический сборник XIII. Л., 1982; Afevork G.J. Guide du voyageur en Abyssinie. Rome, 1908.

9 См.: Зусманович А.З. Из истории борьбы Абиссинии за независимость// Борьба классов. М., 1935. № 11; Левин И.Д. Современная Абиссиния. Социальные сдвиги и политические реформы. М.– Л., 1936.

10 Ольдерогге Д.А. Население и социальный строй// Абиссиния (Эфиопия). М.–Л., 1936.

11 Hess R.L. Ethiopia. The Modernization of Autocracy. NY., 1970.

12 Gilkes P. The Dying Lyon, Feudalism and Modernization in Ethiopia. NY., 1975.

13 Greenfield R. Ethiopia. A New Political History. L., 1965.

14 Jones A.H.M., Monroe E.A History of Abyssinia. Oxford, 1978.

15 Pankhurst R. Economic History of Ethiopia 1800-1935. Haile Sellassie I University Press, Addis Ababa, 1968; Pankhurst R. Ethiopia in the Nineteenth Century// Ethiopian Observer. Vol. VII. № 1. Addis Ababa, 1963; Pankhurst R. The Foundation of Education, Printing, Newspapers, Book Production, Libraries and Literacy in Ethiopia// Ethiopia Observer. Vol. VI. Addis Ababa, 1962; Pankhurst R. Misoneism and Innovation in Ethiopian History// Ethiopian observer. Vol. МII. № 4. Addis Ababa, 1964; Pankhurst R. The Role of the Foreigners in the Nineteenth Century Ethiopia prior to the Rise of Menelik// Boston University Papers on Africa. Vol. II. Boston, 1966.

16 Teshale Tibebu. The Making of Modern Ethiopia 1896-1974. New Jersey, 1995.

17 Henze P.B. Layers of Time. A History of Ethiopia L., 2000.

18 См.: Bairu Tafla. Ethiopia and Austria; a History of Their Relations. Wiesbaden, 1994.

19 Rubenson S. The Survival of Ethiopian Independence. L., 1976; Rubenson S. Wuchale XVII. The Attempt to Establish a Protectorate over Ethiopia. Addis Ababa, 1964.

20 Markakis J. Ethiopia. Anatomy of a Traditional Polity. Oxford, 1974. Р. 277.

21 Tegenu Tsegaye. The Evolution of Ethiopian Absolutism: the Genesis and the Making of the Fiscal Military State 1696-1913. Upsala University, 1996.

22 См.: Bahru Zewde. The Concept of Japanization in the Intellectual History of Modern Ethiopia// Proceedings of the fifth Seminar of the Department of History. Addis Ababa University, 1990.

23 См.: Bahru Zewde. A History of Modern Ethiopia 1855-1974. L., 1994.

24 Дебреворк Ядете Хауасс. Становление и развитие единого государства Эфиопии: Конституционно-правовые проблемы: Дисс. канд. юрид. наук. М.,1996.

25 Morgan M. Continuities and Traditions in Ethiopian History: an Investigation of the Reign of Tewodros// Ethiopia Observer. Vol. 12. Addis Ababa, 1969.

26 Marcus H.G. Menelik II// Leadership in Eastern Africa. Boston, 1969; Marcus H.G. The Life and Times of Menelik II. Ethiopia 1844-1913. Oxford, 1975; Marcus H.G. History of Ethiopia. University of California press, 1994; Marcus H. G. Haile Sellassie I: The Formative Years, 1892-1936. The Red Sea Press, 1995.

27 Prouty C. Empress Taytu and Menilek II. Ethiopia 1883-1910. The Red Sea Press, 1986.

28 Clapham C. Imperial Leadership in Ethiopia// African Affairs. Vol. 68. № 271, 1969; Darkwah R.H.K. Shewa, Menelik and the Ethiopian Empire. 1813-1889. L., 1975; Gebre – Sellassie Z. Yohannes IV of Ethiopia. A Political Biography. Oxford, 1975; Jesman C. The tragedy of Magdala – a Historical study// Ethiopia Observer. Vol. X. № 2. Addis Ababa, 1966.

29 См.: Aleme Eshete. Alaqa Taye Gabra Mariam (1861-1924)// Rassegna di Studi Etiopici, Vol. XXV, 1971-1972. Roma, 1974; Bairu Tafla. Four Ethiopian Biographies: Dajazmac Gеrmamа, Gеbrе-Egzi’abeher Moroda, Balca and Kantiba Gеbru Dеsta// Journal of Ethiopian Studies. Vol. VII. № 2. Addis Ababa, 1969; Bairu Tafla. Two of the Last Provincial Kings of Ethiopia// Journal of Ethiopian Studies. Vol. I, № 11. Addis Ababa, 1968; Gerard A. Four African Literatures. Berkeley, 1971; Tekle-Tsadik Mekouria. Histoire abregee de Haylou Eshete (Degiazmatche)// Proceeding of the Eighth International Conference of Ethiopian Studies. Addia Ababa University, 1984.

30 Molvaer R.K.. Black Lions. The Creative Lives of Modern Ethiopia’s Literary Giants and Pioneers. The Red Sea Press, 1997.

31 Bahru Zewde. Pioneers of Change in Ethiopia. The Reformist Intellectuals of the Early Twentieth Century. Addis Ababa University, 2002.

32 Ghirmai Nehash. A History of Tigrigna Literature in Eritrea. The Oral and the Written 1890-1991. Universiteit Leiden, 1999; Haile Gabriel Dagne. Society and Education: the Case of Ethiopia// Proceedings of the Eleventh International Conference of Ethiopian Studies. Vol. II. Institute of Ethiopian Studies, Addis Ababa University, 1994; Kane T.L. Ethiopian Literature in Amharic. Wiesbaden, 1975; Teshome G. Wagaw Education in Ethiopia. Prospect and Retrospect. The University of Michigan press, 1979Wright S. Amharic Literature. NY.,1963.

33 См.: Aren G. Evangelical Pioneers in Ethiopia. Origins of the Evangelical Church Mekane Yesus. Stockholm, 1978; Crummey D. Priests and Politicians. Protestant and Catholic Missions in Orthodox Ethiopia 1830-1868. Oxford, 1972.

34 См.: Абрамов А.С. Эфиопия – страна, не вставшая на колени. М., 1961; Васин И.И. Политика капиталистических держав в Эфиопии (80-90-е гг. XIX в.). М., 1974; Вобликов Д.Р. Эфиопия в борьбе за сохранение независимости (1860-1969 гг.). М., 1961; Кобищанов Ю.М., Райт М.В. Предисловие к русскому изданию// Бартницкий А., Мантель-Нечко И. История Эфиопии. М., 1976; Райт М.В. Теодрос II и англо-эфиопская война 1867-68 гг.// Эфиопские исследования и культура. М., 1981; Трофимов В.Н. Политика Англии и Италии в Северо-восточной Африке во второй половине XIX в. М., 1962; Цыпкин Г.В. Эфиопия в антиколониальных войнах. М., 1988.

35 Цыпкин Г.В. Эфиопия от политической раздробленности к политической централизации. М., 1980; Цыпкин Г.В., Ягья В.С. История Эфиопии в Новое и Новейшее время. М., 1985.

36 См.: Ягья В. С. Эфиопия в новейшее время. М., 1978; Ягья В.С. Неизвестные страницы истории Эфиопии начала XX в.// Страны и народы Востока. Вып. XXV. М., 1987.

37 Платонов В. М., Чернецов С.Б. Эфиопская рукописная книга// Рукописная книга в истории народов Востока. Кн. I. М., 1987; Чернецов С.Б. исторические предпосылки эфиопского просветительства как идейного движения в общественно-политической жизни Эфиопии на рубеже XIX-XX веков// Африканский этнографический сборник. Вып.14. Л., 1984.

38 Бартницкий А., Мантель-Нечко И. История Эфиопии. М., 1976.

39 Виноградова К. В. Проблемы военно-политического и культурно-религиозного взаимодействия Эфиопии и России в новое время: Дисс. канд. ист. наук. Краснодар, 2002; Кирей Н.И. Поездки Кубанского казачьего войска Н.С. Леонтьева в Эфиопию в конце XIX в.// Из дореволюционного прошлого кубанского казачества. Краснодар, 1993; Малыгина Н. В. Российско-эфиопские дипломатические и культурные связи в конце XIX – начале XX веков: Дисс. канд. ист. наук. Владимир, 2004; Хренков А.В. Россия и Эфиопия: развитие двусторонних связей (от первых контактов до 1917 года). Институт Африки РАН. М., 1992.

40 Кобищанов Ю. М. Исторические судьбы цивилизаций Северо-Восточной Африки// Культуры Африки в мировом цивилизационном процессе. М., 1996; Макаров О.Л. Европейцы в восприятии эфиопов. Британские военные и религиозные миссии первой половины XIX в.// Восток. 1992., № 4.

41 Чернецов С. Б. Национальный вопрос в современной Эфиопии: кто его поставил?// Манифестация. № 2, 2001; Цыпкин Г. В. Эфиопоцентризм и эфиопское общество// Евроцентризм и афроцентризм накануне XXI века: африканистика в мировом контексте. М., 2000.

42Hassen M. The Oromo of Ethiopia. A History 1570-1860. Cambridge, 1973; Levine D.N. Greater Ethiopia. The Evolution of a Multiethnic Society. Chicago, 1974; Levine D.N. Wax and Gold: Tradition and Innovation in Ethiopian Culture. Chicago, 1965; Pankhurst S. Ethiopia. A Cultural History. Essex, 1955; Ullendorff E. The Ethiopians. An Introduction to Country and People. Oxford University Press, 1960.

43 Тураев Б. А Исследование в области агиологических источников истории Эфиопии. СПб., 1902; Чернецов С. Б. Хроника Галла и реформы царя За-Денгеля// Основные проблемы африканистики. М., 1973; Чернецов С. Б. Эфиопская феодальная монархия в XVII веке; Чернецов С. Б. Роль монастырей в Эфиопии// Монастырская культура. Восток и Запад. СПб., 1999; Чернецов С. Б. Эфиопия в первые шестнадцать веков нашей эры. СПб., 2004; Abyr M. Ethiopia and the Red Sea. The Rise and Decline of the Solomonic Dynasty and Muslim-European Rivalry in the Region. L., 1980; Abir M. Ethiopia: the Era of the Princes. L., 1968; Taddese Tamrat. Church and State in Ethiopia 1270-1527. Oxford, 1972.

44 Эволюция восточных обществ: синтез традиционного и современного. М., 1984. С. .9.

45 Парето В. Компендиум по общей социологии// Антология мировой политической мысли. Т.2, М. 1999. С. 67.

46 Эволюция восточных обществ: синтез традиционного и современного. М., 1984. С. 26.

47 Макаров О. Л. Европейцы в восприятии эфиопов. Британские военные и религиозные миссии первой половины XIX века// Восток. 1992., №4. С. 42.

48 См.: Цыпкин Г.В. Эфиопия в антиколониальных войнах. М., 1980. С. 9.

49 См.: Капусцинский Р. Император: о Хайле Селассие. М., 1992. С. 6-7.

50 См.: Цыпкин Г. В. Эфиопия от политической раздробленности к политической централизации. М., 1980. С. 5.

51 См.: Кобищанов Ю. М. Политическая жизнь Эфиопии в 1907-1910 гг. (по архивным материалам)// Эфиопские исследования. История. Культура. М., 1981; Крохин В.А., Райт М.В. Материалы Архива внешней политики России. Некоторые новые документы о русско-эфиопских отношениях (конец XIX – начало ХХ века)// Проблемы востоковедения, № 1, 1960; Российско-эфиопские отношения в XIX – начале XX в.: Сборник документов. М., 1998.

52 Конституция Эфиопии// Хрестоматия по новейшей истории. Т. I. М., 1960.

53 Haile Selassie. Speeches delivered by His Imperial Majesty Haile Selassie Ist emperor of Ethiopia on various occasions: may 1957-dec. 1959. Addis-Ababa: Ministry of information, 1960.

54 An Administrative Handbook for Schools. Addis Ababa. Ministry of Education and Fine Arts, 1962; Agadew R. and Jacobson M. Educational Opportunites in Ethiopia for High School Teachers and Students. Addis Ababa. Ministry of Education, Department of Educational Operations, 1970; Alemu Begashaw. Where Are You Going to School? Orientation for Students. Addis Ababa. Ministry of Education, 1955; Educational Journal Bulletin. № 1. Addis Ababa, 1954; Educational Journal Bulletin. № 1. Addis Ababa, 1955 Educational Journal Bulletin. № 1. Addis Ababa, 1958; Ethiopia. Facts and Figures. Issued by the Ministry of Information. Addis-Ababa, 1960; Haile Yesus Abedjie. Summary report: Some Elementary School Problems and Some Suggested Solutions. Addis Ababa. Ministry of Education, 1963; Some Problems Facing the Ethiopian System of Education. Addis Ababa. Ministry of Education, 1963; Statistical Abstracts of Ethiopia 1975. Prepared and Printed by Provisional Military Government of Socialist Ethiopia. Addis Ababa, 1975; Taddesse Mengesha. National Survey of School Dropouts at the Primary and Secondary Levels. Addis Ababa. Ministry of Education, 1969.

55 British and Foreign State Papers. L., 1899; Correspondence Respecting Abyssinia. 1846-1868. L., 1868; Documents on British Foreign Policy 1919-1939. Second series. Vol. XIV-XVI. L., 1976-1977; Documents Diplomatiques Francais. I serie (1871-1900). T. VIII-XIII. P., 1929-1959; Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers. Vol. I, 1935; Vol. II, 1937; Vol. III, 1936. Washington, 1953-1954; L’Italia in Africa. Serie Storica. Vol. I. Etiopia – Mar Rosso. T. 2-3. Roma, 1959-1960; L’Italia in Africa. Serie Storico-militare. Vol. I. T. 2. Roma, 1962.

56 См.: Gebre – Sellassie Z. Yohannes IV of Ethiopia. A Political Biography. Oxford, 1975; Herslet E. The Map of Africa by Treaty. Vol. I-III. L., 1909; Rossetti C. Storia diplomatica dell Etiopia durante l regno di Menelik II . Trattati, accordi ed altri documenti relative all Etiopia. Torino, 1910; Rubenson S. Wuchale XVII. The Attempt to Establish a Protectorate over Ethiopia. Addis Ababa, 1964.

57 Уольдэ Мариам. Теодрос II// Хрестоматия. Амхарский язык. ЛГУ, 1960; A Chronicle of Emperor Yohanes IV. Ed by Bairu Talfa. Wiesbaden. 1977; Littmann E. The Chronicle of King Theodore of Abyssinia, Edited from the Berlin Manuscript with Translation and Notes by. Princeton, 1902; The Ethiopian Royal Chronicles. Ed. By R. Pankhurst. Addis-Ababa, 1967; Conti Rossini C. La cronaca reale abissina dall’anno 1800 all’anno 1840// Rendiconti della Reale Accademia dei Lincei. Vol. XXV, 1916; Guebre Selassie. Chronique du Regne de Menelik II, Roi des Rois d’Ethiopie. T.I-II. P., 1930-1931.

58 Книга повествования о вейзаро Бафане Вальда Микаэль(1-й жене Менелика II)// Христианский восток. Т.1. М., 1999.

59 Тураев Б.А. Абиссинские хроники XIV- XVI вв. М.-Л., 1936; Эфиопские хронографы и житийная литература// История Африки в древних и средневековых источниках. М., 1990; Тураев Б.А Исследование в области агиологических источников истории Эфиопии. СПб., 1902; Эфиопские хроники XVI-XVII веков. М., 1984; Эфиопские хроники XVII-XVIII веков. М., 1989; Эфиопские хроники XVIII века. М., 1991.

60 Пономаренко А.А., Чернецов С.Б. Памфлет « Государь Менелик и Эфиопия» нэгадраса Гебре Хейвота Байкеданя – одного из первых эфиопских просветителей// Африканский этнографический сборник XIII. Л., 1982; Afevork G. J. Guide du voyageur en Abyssinie. Rome, 1908; Ashaber Gabre Hiot. La verite sur l’Ethiopie. Lausanne, 1931.

61 Abebe Bekele. Regional Cooperation in Education// Ethiopian Journal of Education. № 3, 1969; Aklilu Habte. Brain Drain in the Elementary School: Why Teachers Leave the Profession// Ethiopian Journal of Education. № 1, 1967;; Alemayehu Moges. Language Teaching and Curricula in Traditional Education of Ethiopian Orthodox Church// Ethiopian Journal of Education. № 1, 1973; La Ceremonie de Courronnement du Negous Tafari Makonnen// Correspondance d’Ethiopie. December, 1928; Conference on Elementary Education// Menen. № 12, 1965; Education for All// Menen. № 10-11,1963; Education in Ethiopia// New Times and Ethiopian News. 17 july, 1937; Girma Amare. Aims and Purposes of Church Education in Ethiopia// Ethiopian Journal of Education. № 1, 1967; Girma Amare. Some Questions of Values in Nation Building: an Educational Perspective// Ethiopian Journal of Education. № 1, 1973; Haile Wolde Michael. Problems in Philosophy of Education// Dialogue 3. № 1, 1970; Mission Schools in Ethiopia// Menen. № 4, 1963; Recent Developments in Ethiopian Education// Ethiopian Economic Review. № 6, 1963; Tefera Wolde Semait. Economic Development and Education// Ethiopian Economic Journal. № 1, 1964; Tickaher Hailu. Is the Junior College Idea Useful for Ethiopia?// Dialogue 2. № 6, 1963; What Modern Ethiopia Achieved for Herself// New Times and Ethiopian News. 5 march, 1938.

62 Courier D’Ethiopie, 1913-1925, №№ 1-10; Ethiopian Gerald, 1952, №№ 15-16; New Times and Ethiopian News, 1943, №№ 7-16, 1944-53, 1955-1973, №№ 1-16, 1954, №№ 1-15.

63 Амхарские народные сказки. М., 1979; Вайнберг И. «Сказание Иисуса». Апокриф о последних временах мира. СПб., 1907; Слово фольклора// Цветок Мэскэля. М., 1990; Pollera A. Storie, legende a favole del paese dei negus. Roma, 1936

64 Власов П.М. Заметки об Абиссинии// МИД. Сборник консульских донесений. Вып.II. СПб., 1899; Синицын С.Я. Миссия в Эфиопии: Эфиопия, Африканский рог и политика СССР глазами советского дипломата 1958-1982. М., 2001; Douchesne-Fournet J. Mission en Ethiopie (1901-1903). Vol. I-II. P., 1909; Harris W.C. The Highlands of Aethiopia. Vol. I-III. L., 1844; Jacoby C.M. On Special Mission to Abyssinia. NY., 1933; Lejean G. Theodore II. Le nouvel empire d’Abyssinie et les interets français dans le sud de la Mer Rouge. P., 1865; Portal G. -H. My Mission to Abyssinia. L., 1892; Rassam H. Narrative of the British Mission to Theodore, King of Abyssinia. Vol. I-II L., 1869; Skinner R. Abyssinia of Today. L., 1906.

65 Бакстон Д. Абиссинцы. М., 2002; Ганзелка И., Зикмунд М. Африка грез и действительности. Л., 1958; Звягин К. Очерк современной Абиссинии по личным наблюдениям. СПб., 1895; Звягин К. Основные устройства современной Абиссинии. СПб., 1895; Вандергейм Ж. В поход с Менеликом, негусом Абиссинским. Одесса, 1896; Bent D. The sacred City of the Ethiopians. L., 1896; Borelli J. Ethiopie meridionale; journal de mon voyage aux pays Amhara, Oromo et Sidamo. P., 1890; Combes E., Tamisier M. Voyage en Abyssinie. P., 1838; Craig J.I. Abyssinia// The Cairo Scientific Journal, 1908; De Cosson A.E. The Cradle of the Nile. Vol. I. L., 1877; Dufton H. Narrative of a Journey through Abyssinia in 1862-1863. L., 1867; Graham D. Glimpses of Abyssinia. L., 1867; Johnstone C. Travels in Southern Abyssinia. L., 1844; Farago L. Abyssinia on the Eve. L., 1936; Parkyns M. Life in Abyssinia. Vol. I-II. L., 1853; Powell-Gotton P.H.G. A Sporting Trip through Abyssinia. L., 1902; Rebeaud H. Chez le roi des rois d’Ethiopie. P., 1935; Rey C.F. In the Country of the Blue Nile. L., 1926; Rey C.F. Unconquered Abyssinia as it is Today. L., 1923; Salt H. A Voyage to Abyssinia. L., 1814; Vanderheym J. Une expedition avec le Negous Menelik. Vingt mois en Abyssinie. Paris, 1896; Vivian H. Abyssinia: Through the Lion Land to the Court of the Lion of Judah. L., 1901; Winstanley W. A Visit to Abyssinia: an Account of Travel in Modern Ethiopia. Vol. II. L., 1881; Wylde A. Modern Abyssinia. L., 1901.

66 Gobat. S. Journal of Three Years’ Residence in Abyssinia. L., 1834; Isenberg C.W., Krapf J.L. The journal of C.W. Isenberg, J.L. Krapf Detailing Proceedings in the Kingdom of Shoa and Journeys in other Parts of Abyssinia in the Years 1839, 1840, 1841 and 1842. L., 1968; L’Ouvre de Mgr. Jarosseau// Le Petit Parisien, 6 July, 1938; Stern H.A. The Captive Missionary: being an Account of the Country and People of Abyssinia. L., 1868; The Autobiography of Theophilus Waldmeir, being an Account of Ten Years Life in Abyssinia and sixteen Years in Syria. L., 1886.

67 Воронин Л.Г. В Африку за обезьянами. М., 1950; Baum E. Unknown Ethiopia. NY., 1935; Cecchi A. Da zeila alle frontiere dell Caffa. Vol. I-II. Roma, 1886.

68 Арнольди К. Военные очерки Абиссинии. СПб., 1907; Артамонов Л.К. Через Эфиопию к берегам Белого Нила. М., 1979; Булатович А.К. От Энтото до реки Баро. Отчет о путешествии в юго-западные области Эфиопской империи в 1896-1897 гг. СПб., 1897; Булатович А.К. С войсками Менелика II. М., 1971; Гамерр Д. Девять месяцев в плену у Менелика. Воспоминания военнопленного в Шоа. М., 1899; Елец Ю. Император Менелик и война его с Италией. По дневникам и походным документам Н.С. Леонтьева. СПб., 1898; Краснов П.Н. Казаки в Африке. СПб., 1899; Краснов П. Казаки в Абиссинии. Дневник начальника конвоя Российской императорской миссии в Абиссинии. СПб., 1909; Криндачь Ф. Русский кавалерист в Абиссинии. СПб., 1898; Федоров (Машков) В. Абиссиния. Историко-географический очерк. СПб., 1887; Baratieri O. Memoire d’Africa (1892-1896). Torino, 1898; Holland T.J., Hozier H.M. Record of the Expedition to Abyssinia. L., 1870. Vol. I-II.

69 Бровцын Н. П. Материалы для антропологии Эфиопии. Абиссинцы провинции Шоа. СПб., 1909; Владыкин Б. В. К характеристике современного быта абиссинцев и их императора Менелика II. СПб., 1908; Кохановский А.И. Абиссиния. Доклад министру иностранных дел С. Сазонову А. Кохановского, бывшего врача при императорской российской миссии в Абиссинии, от 1 июня 1913 г. // Новый Восток. Вып.1, 1922; Merab P. Impressions d’Ethiopie. P., 1921-1929; Zervos A. L’Empire d’Ethiopie. Le Miroir de l’Ethiopie Moderne, 1906-1935. Alexandria,1936.

70 Африка глазами наших соотечественников. М., 1974; Лев Африканский. Африка – третья часть света. Л., 1983; Alvares F. Narrative of the Portuguese Embassy to Abyssinia during the years 1520-1527. Ed. By lord Stanley of Alderley. L., 1881; Some Records of Ethiopia 1593-1646 being Extract from “The History of High Ethiopia or Abassia” by M. de Almeida together with Bahrey’s “History of the Galla” Translated and Edited by C.F. Beckingham, C.B.W. Huntingford. NY., 1990; Tellez B. The Travels of the Jesuits in Ethiopia. L., 1710.

71 Haile Selassie. My Life and Ethiopia’s Progress 1892-1937. Addis-Ababa, 1985.

72 Autobiography of Emperor Haile Selassie I “My Life and Ethiopia’s Progress” 1892-1937. Oxford, 1976.

73 Капусцинский Р. Император: о Хайле Селассие. М., 1992.





Скачать 430,88 Kb.
оставить комментарий
Литвинов Александр Вячеславович
Дата24.09.2011
Размер430,88 Kb.
ТипДиссертация, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх