Собрание сочинений Мортаза Шахид Моттахари Первый том из раздела «История» icon

Собрание сочинений Мортаза Шахид Моттахари Первый том из раздела «История»


Смотрите также:
Собрание сочинений в трех томах. Том первый П. П. Бажов. Собрание сочинений в трех томах...
Собрание сочинений в 10 т. - м.: Гихл, 1956-1962 Книга на сайте...
Собрание сочинений в пяти томах том четвертый...
Собрание сочинений в пяти томах том третий...
Собрание сочинений 51 печатается по постановлению центрального комитета...
Лев толстой полное собрание сочинений издание осуществляется под наблюдением государственной...
Лев толстой полное собрание сочинений издание осуществляется под наблюдением государственной...
П. П. Бажов. Собрание сочинений в трех томах. Том Второй...
Лев толстой полное собрание сочинений издание осуществляется под наблюдением государственной...
Собрание сочинений 22 печатается по постановлению центрального комитета...
Собрание сочинений 16 печатается по постановлению центрального комитета...
Собрание сочинений: в 9 т. М., 1962. Т. Достоевский Ф. М...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   67
вернуться в начало
скачать
^
Даты и история

Понятие национализма в той форме, в которой оно распространено в современном мире, было введено в употребление в Германии в начале XIX века, и изначально представляет собой одно из последствий и реакций, возникших в Европе вследствие Великой французской революции.

Сама Великая французская революция представляла собой протест и бунт против идеологической системы старой аристократии, которая не пользовалась поддержкой среди народа. Начиная с той эпохи, основной темой речей ораторов, произведений философов и писателей стали темы «нации», народа, а также свободы и равенства.

Свобода и равенство, которые были составляющими Декларации прав человека, утверждающей, что она принесет их всему человечеству, по сути своей не признавали границ и народов. По этой причине лозунги французской революции быстро, в течение одного десятилетия, вышли за пределы Франции и охватили Европу, а более всего – Германию. В Германии политические философы и писатели были настолько очарованы мыслями о свободе, что полностью посвятили себя их распространению. Немецкий философ Фихте принадлежал к числу первых, кого охватило это стремление к распространению новых идей.

Вскоре немцам стало ясно, что свобода, задекларированная Декларацией прав человека, в Германии стала достоянием лишь французов, но никоим образом не коснулась немецкого народа. Фихте был первым человеком, заявившим протест против этой дискриминации. В ходе своих прославленных четырнадцати конференций, которые состоялись в Берлинской Академии, и представляли собой протест против того, что свобода и равенство являются достоянием лишь французов, он выдвинул на первый план идею «немецкой нации», как единого и неделимого целого, обладающей на основании особенностей своего происхождения, географии, языка, культуры и традиций своей собственной внутренней ценностью, независимостью и достоинством. Так зародился немецкий национализм, который впоследствии повлек за собой появление в мире идеи национализма.

Национализм в том смысле, в котором его понимают его западные основатели, подразумевает народ, образовавшийся в рамках определенных географических границ, имеющий единое происхождение, историческое прошлое, язык, культуру и традиции, являющийся единым и неделимым целым. Это также подразумевает восприятие того, что находится в сфере его интересов, достоинства и престижа, как свое и дружественное, а всего остального – как чуждое и враждебное.

В XIX веке как ответ на лозунги французской революции возникли три реакции или течения:

1. Националистическое течение

2. Консервативное течение

3. Социалистическое течение

Политические философы рассматривают два первых течения как отклонение от принципов или противоречащие революции, а третье течение – как стремление к справедливости1.После Фихте национализм вызвал к жизни таких мыслителей как Шарль Мурас и Барис, которые собрали и систематизировали все националистические мысли и убеждения различных европейских стран. Мурас развил идею о «нации, неделимом целом» до такой степени, что для появления нации он считал необходимым наличие настоящей личности, господствующей над индивидуумом и его волей, и воплощение этой коллективной личности он видел в государственном образовании. Именно эта идея стала причиной возникновения тоталитарных и идеологических режимов в Германии и фашизма в Италии.

Впоследствии весь XIX век до первой половины XX века стал периодом появления, выражения и развития националистических идей в европейском обществе. Хотя социалистическое или консервативное течения в Европе и оказали значительное влияние на мысли интеллигенции в политической и социальной сферах, все же националистическая окраска европейских государств была настолько сильной, что подвергала своему влиянию любое другое течение, будь то либерализм, консерватизм, или социализм Маркса. Именно национализм европейских наций получил свое крайнее выражение в расизме, и стал причиной двух мировых войн. Более того, именно европейский национализм вопреки всем лозунгам о свободе и равенстве всех людей объяснял и укреплял эксплуатацию народов Востока, Африки и Южной Америки, а XIX век и первая половина XX века или период усиления и обострения эксплуатации Европой стран Азии и Африки совпал с появлением и распространением идей национализма.

Опираясь на эти идеи, западные писатели и ученые считали националистическими и другие национальные движения и течения. Под влиянием западной культуры представители интеллигенции стран Востока и Африки также заимствовали это название для характеристики народных движений в своих странах, и применяли по отношению к своим народам те самые критерии, которыми пользовались европейцы для разграничения и определения своих наций. Впоследствии, после окончания второй мировой войны присущий европейским странам национализм, уступил место стремлению к объединению стран внутри одного региона, по крайней мере, на уровне экономических и эксплутационных интересов, и в некоторой степени – в социальных сферах. Тем не менее, во всех западноевропейских странах и северной Америке продолжают распространять свои националистические представления среди туристов и студентов из стран Востока и Африки. Им объясняют, что именно национализм еще поддерживает жизнь и развитие народа Запада и его культуры. Это делается с той целью, чтобы они также, по возвращении в свою страну, распространили эту идею среди своего народа. Тогда страны третьего мира будут разъединенными, каждая страна будет обладать своим названием, происхождением и языком, они не смогут оказывать сопротивление и составлять невыгодную конкуренцию вместе со своими соседями и соратниками – другими народами, которые, как и они, объединены общим горем – эксплуатацией со стороны Запада. Западные страны, несмотря на всю свою мощь, культурное, политическое и экономическое могущество объединяются, и выступают единым фронтом, тогда как народы стран третьего мира, несмотря на свою неблагоустроенность, политическую, культурную и экономическую слабость, ведут разобщенную друг от друга жизнь.

Давайте посмотрим, соответствует ли реальности исконность и справедливость признания отличий и проведения границ между социальными единицами человечества, и если соответствует, являются ли критерии проведения границ теми самыми, которым нас учит западный национализм?

^
Классические критерии

Мы видим, что между различными людьми на земле, начиная от турков, персов и арабов, и заканчивая африканцами, европейцами, азиатами и т.д., существуют различия. Различаются не только цвет кожи, форма, облик, язык и физические особенности, отличаются также обычаи, традиции и культуры, даже образ мышления, внутренние и духовные особенности. Если мы хотим классифицировать этих различных людей на независимые социальные единицы, должны ли мы брать в качестве отдельного критерия только лишь цвет кожи, расу, климатические условия и географические границы, либо же традиции, историческое прошлое, культуру или другие факторы?

Национальное чувство или национализм складывается из наличия коллективного чувства или коллективного сознания или разума среди некоторого количества людей, образующего определенную политическую единицу или нацию. Именно коллективное сознание формирует связь и отношения во внутреннем мире живущих членов общества, а также формирует связи и отношения между ними и их предками. Оно придает специфику их связям между собой и отношениям друг с другом и другими нациями, а также сближает и согласовывает друг с другом их желания и стремления.

Согласно классическому западному определению, это коллективное сознание порождено климатическими условиями, общностью происхождения, языка, исторических обычаев и традиций, а также культуры. Но более пристальное внимание к реальности, связанной с личной и общественной жизнью человека, показывает, что эти факторы не играют основополагающей глубинной роли в формировании коллективного сознания и не могут стать основой и скрепляющим раствором для сплочения индивидуумов рода человеческого в один народ.
Язык

Несомненно, что на начальных стадиях формирования нации язык и общие традиции являются фактором, способствующим ознакомлению и сближению людей друг с другом, а также каналом связи между сердцами и эмоциями, а в результате – фактором развития коллективного национального сознания. Однако, обращаясь к прошлому народов, можно увидеть, что фактор общего языка не создает нацию, а напротив, является ее следствием. Ни одна нация на начальном этапе своего формирования не обладала языком в его современном виде. Лишь после того, как определенная группа людей собралась на определенной территории, а их сердца обрели связь друг с другом, вместе с ними появился и их язык. На протяжении веков он эволюционировал, развивались его правила и основы, он изменял свою форму и претерпевал постоянные изменения вследствие контактов с языками других наций, пока не достиг, наконец, своего нынешнего состояния.

В определенные периоды истории какой-либо нации, например, в период борьбы за независимость, язык и определенные традиции выходят на первый план и становятся символами и лозунгами национальных устремлений (например, подобную роль играл язык хинди во времена борьбы Индии за независимость, или арабский язык в период освободительных войн Алжира), однако это явление носит временный характер и оно лишь пробуждает народные массы.
Происхождение

Как свидетельствуют исторические и социальные исследования, все человеческие расы, при наличии определенных социальных и моральных условий, обладают всеми характеристиками человека. Например, арабы в доисламский период представляли собой общество, находящееся во власти нетерпимости, раздоров, межплеменных междоусобиц, а также предрассудков, вызванных нетерпимостью и невежеством. Однако с появлением ислама и обретением нравственных понятий, а также революционных традиций единства и социальной справедливости, которые он им принес, они обрели те характеристики, обладание которыми приписывается наиболее развитым человеческим обществам. Если спустя некоторое время их прежние характеристики снова начали проявляться и активизироваться, это было вызвано ослаблением тех самых нравственных условий, а также социальных и объединяющих устоев ислама. И это говорит о том, что расовые особенности не имели постоянного и вечного приоритета, а при иных социальных и нравственных условиях их роль и влияние можно изменить. Народ Алжира является еще одним примером и свидетельством этого утверждения.

Возможность и обстоятельства сохранения этих социальных и нравственных условий также имеют свою историю, которая выходит за рамки нашей дискуссии. Кроме этого, фактор особенностей происхождения на историческом пути определенного народа, хотя и оказывает влияние на его прогресс и развитие, либо его упадок и смерть, однако особенности происхождения не могут играть роль фактора, объединяющего сознание людей.

Общие черты, являющиеся следствием особенностей происхождения, зачастую, прежде чем стать связующим и объединяющим фактором, или источником упрочения коллективного сознания и национального единения, либо являются источником разобщенности и вражды, либо формируют слабую и неустойчивую нацию. Народы, чьим уделом с самого начала были войны, набеги и грабежи, и которые проводили свою жизнь в раздорах и столкновениях друг с другом или с другими народами, либо исчезали с исторической арены, либо с течением времени в их среде появлялись другие связующие факторы, относящиеся к нравственным и социальным категориям, которые становились причиной их объединения (Аллах сблизил ваши сердца, и вы стали по Его милости братьями!)1. С другой стороны, народы, придерживавшиеся политики миролюбия и согласия, сохраняли свое миролюбие и согласие не только по отношению друг к другу и своим жизненным условиям и окружению, но и по отношению к другим народам, даже завоевателям. Как правило, такие народы не основывали определенной и независимой нации, а если они ее имели, в целом, она была слабой, не обладающей какими-либо достоинствами и склонной к ослабеванию и упадку.

Одним из основополагающих свойств человеческой природы является то, что каждый человек, находясь в своей системе отношений, построенной на логике и эмоциях, постоянно стремится обрести то существо, которое обеспечит и восполнит пробелы в его бытии и существовании, то есть его внутренние и внешние потребности. Наиболее прочные связи любви те, при которых влюбленный находит в существе любимого человека удовлетворение своих глубоких и основных потребностей, и эти случаи мы можем наблюдать в повседневной жизни. Упрочение социальных отношений и связей между сознанием членов общества также обеспечивается тогда, когда единицы общества обеспечивают и дополняют друг друга. Это то условие, при котором необходимые потребности и особенности происхождения не играют роли.
Традиции

Среди различных народов можно наблюдать много общих национальных традиций. Иногда эти традиции, подобно языку и происхождению, становятся средством самоидентификации и различения наций. Однако какую роль играют эти традиции в формировании наций? Традиции, обычаи, и даже культура, являются результатом и следствием сознательной и волевой деятельности прошлых поколений, и если бы с прошлых времен до настоящего времени не существовало связи между членами общества, эти традиции никогда не передавались бы «из поколения в поколение». Следовательно, и существующие национальные традиции сами являются порождением нации, жизни и деятельности людей, но не ее причиной и основой.

К тому же, общественные традиции, существующие в рамках одной нации, делятся на две группы. Первую группу составляют традиции, источником которых являются высшие проявления нравственности, борьба за идею и веру прошлых времен, что является священными качествами человека, а также его усилия, направленные на установление господства справедливости и добра. Другую группу составляют традиции, берущие истоки в невежестве, преклонении перед всем мирским и несправедливости социальных отношений. Традиции первой группы обеспечивают жизнь, развитие, процветание и благополучие народов, тогда, как следствием традиций второй группы является отсталость, упадок, деградация и порабощение народа теми, кто имеет власть и богатство.

Поскольку основой бытия является справедливость, благочестие, развитие и совершенствование, традиции, признанные человечеством, являются фактором, поддерживающим жизнь и устойчивость народов, а традиции, не нашедшие одобрения, являются источником упадка, смерти и ухода народов в небытие. В качестве примера достаточно обратиться к судьбе народов как прошлых эпох – народам Лота, Ада, Самуда, а также народов Египта, Рима и Греции, так и народам настоящих времен.
^
Климатические и природные условия

Стремление всего живого к свободе является основополагающим принципом, заложенным в природе, окружающей среде, а также во внутренних инстинктах. Первобытный человек, который был облагодетельствован этим путем развития, был самым свободным от оков природы существом, однако эта свобода была не чем-то абсолютным, а лишь по отношению к существам, стоящим ниже человека. Первобытные люди все еще находились под влиянием велений естественных природных инстинктов, и постепенно, с развитием у них разума и воли, они становились более свободными от принадлежности к природе и зависимости от нее. Также и в человеческом обществе на начальных этапах его становления и развития взаимосвязь между членами общества была обусловлена внутренними инстинктами, либо естественными и природными факторами. В первобытных обществах в качестве основного фактора формирования коллективного сознания выступали сначала климатические и естественные условия, а затем эмоциональные, семейные и родственные узы. Однако, в развитом и прогрессивном обществе, когда на взаимосвязь между сознанием людей, а также на социальные отношения между членами общества начинают оказывать большее влияние другие условия, роль и влияние природных факторов, в том числе климатических условий, становятся все более и более незначительными.

В настоящее время мы можем наблюдать многие страны и народы, которые располагаются в определенном регионе и сходных климатических и природных условиях, однако не только не образуют одну нацию, но и разделены в силу множества разногласий и противоречий. На полуострове Индостан мы можем видеть индийский народ рядом с мусульманским народом, которые проживали и проживают в сходных климатических и природных условиях, однако никогда не обладали той коллективной связью, которая свидетельствует о наличии нации. Также мы наблюдаем английский и ирландский народы, между которыми, несмотря на общее историческое прошлое, происхождение и язык, отсутствует взаимопонимание и согласие, являющиеся составными компонентами нации. С другой стороны, мы одновременно можем видеть множество стран и народов третьего мира, которые, невзирая на тысячи километров расстояния, различие природных и климатических условий, а также языка, происхождения, истории и т.д., обладают глубокими связями друг с другом, как например, Алжир и Куба, Вьетнам и Палестина и т.д.

Все вышеупомянутые факторы, которые рассматриваются западными писателями как основа и источник нации, могут служить первичными принципами и признаками для идентификации существующих наций и их различения между собой, как, например, каждый из многих сотен природных элементов идентифицируется и описывается на основании своих физических и химических свойств. Однако эти свойства, полученные вследствие первого наблюдения, первичного и поверхностного контакта, соприкосновения, и ознакомления, не были сутью скрытой реальности вещей. С углублением исследования и расширением точки зрения и уровня знаний, под внешним различием обнаруживаются элементы внутреннего мира атома, в том числе элементы, входящие в состав ядра. Тогда становится ясно, что эти многочисленные элементы являются проявлением более глубинной реальности ядра – количества электронов; лишь их количество, находящееся внутри атома, становится причиной возникновения различных элементов. Таким образом, под этими факторами и основами, служащих для идентификации, описания, и определения составных компонентов нации, некоторые из которых были нами упомянуты выше, необходимо искать более глубокий и основополагающий фактор или факторы, которые представляли бы собой истинные факторы формирования нации или были бы более близкими к реальности коллективного сознания.

В сознании людей всегда присутствует более существенный и более скрытый фактор. Он стремится к оживлению и пробуждению, и волна его жизни и внешнего проявления находит свое выражение иногда в оболочке языка, а иногда в оболочке определенных национальных традиций. Цель исследования и поиска истины состоит в том, чтобы на основании этих внешних проявлений, явлений и символов выявить скрытую реальности событий и вещей.

Франц Фанон, африканский писатель и социолог, который провел интересные психологические и социологические исследования в сфере пробуждения национального сознания среди африканских народов, приходит к тому же самому выводу о том, что факторы общих истории, языка, традиций и климатических условий играют временную, а не постоянную роль в возникновении национального сознания. Например, он приводит пример стран, в которых идет борьба за независимость и освобождение от эксплуатации. В этих странах главные и основные устремления человечества иногда находят свое выражение в таких факторах, как общие традиции, история, язык, однако по достижении этих целей, то есть на заре независимости снова проявляются признаки раскола и разделения. Богатые люди нации еще вчера самоотверженно сражались за независимость, однако после обретения независимости их дороги расходятся с дорогами простого народа. Цель одних состоит в достижении и упрочении своего политического и экономического положения и извлечении выгоды из прежних лишений и страданий, тогда как предмет устремлений других состоит в сопротивлении и борьбе за свои права. В конце концов, происходят новая разобщенность, борьба, разделение и расслоение, и таким образом, эта нация разделяется на два или более «класса», каждый из которых обладает своими противоположными устремлениями, в то время как люди, составляющие эти классы, обладают одним языком, одной системой традиций, культурой и историей. В нашем распоряжении находятся многочисленные свидетельства классовой и религиозной борьбы внутри существующих наций, и все они говорят об отсутствии неизменного приоритета факторов языка, истории, традиций и культуры.

Политическая независимость, которая была и есть воплощением национальных чувств, коллективного сознания и общих устремлений народов, сегодня, несмотря на существование мировой эксплуатации, утратила свое значение и ореол, по крайней мере, для стран третьего мира. Во многих странах, которые обрели независимость, как в недавнем, так и весьма отдаленном прошлом, политический аппарат, и даже правящий аппарат общества является для народа чужаком, который в «своем» обличье представляет интересы иностранцев, вооружен оружием независимости и облечен национальной властью. В то же время в состав этих политических организаций и правящих кругов входят жители той самой страны, которые обладают общим с ее народом языком, историческим прошлым и традициями.

В развитых могущественных державах современного мира также, политическая независимость и деление в соответствии с географическими границами, утратив свой изначальный смысл, превратилось в разделение в соответствии с региональными интересами. Это свидетельствует о том, что в связи с появлением новых интересов, эти страны считают свои бывшие языковые, традиционные, культурные и расовые различия незначительными и несущественными. Объединение в экономической, социальной и культурной сферах реализовалось в более явной форме. С точки зрения культуры и экономики современные страны Запада в сравнении со странами третьего мира выступают как единое целое. По этой причине они низвели роль национальной специфики и националистических противоречий до минимума, по крайней мере, в сфере общих региональных экономических интересов. В странах третьего мира (слаборазвитых или находящихся на стадии развития) прослойка профессионалов в экономике и правящий экономический класс с одной стороны находятся в зависимости и подчинении от экономической мощи крупных держав, а с другой стороны, управление культурой в них осуществляется интеллигенцией, находящейся под влиянием и подражающей господствующей западной культуре.
^
Роль интеллигенции

В отстающих обществах, подвергшихся эксплуатации, как правило, существует интеллигенция, которая стремится и прилагает усилия к тому, чтобы пробудить в своих соотечественниках это коллективное сознание. Поскольку в мировоззрении этой интеллигенции национальный язык, традиции и культура ассоциируются с современной реальностью нации, представляющей собой тяготы, несчастья, отсталость и лишения, представитель интеллигенции отказывается от опоры на эти традиции. Он обращается к моделям прогрессивного и господствующего мира и стремится сделать эти модели образцом для формирования коллективного сознания своей нации.

Франц Фанон, африканский социолог и психолог, неизменный борец за права человека, который в главе под названием «О национальной культуре» своего важного произведения «Проклятые землей» считает появление этого чувства в среде интеллигенции постколониального общества начальным этапом и ранней кристаллизацией коллективного сознания в среде этой прослойки. Согласно его мнению, на этом этапе представитель интеллигенции постколониального общества, прилагая усилия к распространению национального сознания, полностью растворился в эксплуатационной культуре, а произведения этого представителя интеллигенции «пункт за пунктом повторяют произведения его коллег в стране-эксплуататоре»1.

Другими словами, на данном этапе идеи представителя интеллигенции постколониального общества, хотя и являются мыслительными категориями, однако на самом деле они представляют собой импортный товар, привезенный из-за рубежа, из господствующих западных стран. На данном этапе «его мысли и действия подобны мыслям и действиям переводчика».

Вера в могущество знаний, информации, а также высокомерие, которые, как правило, свойственны интеллигенции таких стран в связи с невежеством и отсталостью определенной части простого народа, является препятствием на пути к тщательной критике и анализа событий и реальностей. «Нужны года и века мучительных событий, чтобы такая интеллигенция пробудилась от сна, подобного заячьему», а истинность и ценность их воззрений стала явной для обманутого народа.

Помимо этого, такая интеллигенция лишь на начальных этапах своего теоретического и практического движения преследует своей целью пробуждение национального сознания. В силу своей сущности, внутреннего мира и образа мыслей, представители интеллигенции в течение короткого времени перенимают из западного образа жизни модели поведения, которые вскоре приводят их к легкой и благополучной европейской жизни. Это обстоятельство по своей сути становится причиной молчания, а иногда примирения с факторами несправедливости и деградации эпохи, влечет за собой растворение в аппарате эксплуатации и прислужничества ему.

Второй этап, согласно классификации Фанона – это то время, когда представитель интеллигенции отсталого общества принял решение проявить больше искренности в деле служения своему народу. Однако поскольку в настоящем он видит свой народ в несчастье, смятении, невежестве и отсталости, он обращается к историческим событиям своего народа, чтобы найти там блеск, процветание, величие и великолепие, либо, по крайней мере, внешний блеск и процветание. По этой причине он покидает современное ему общество со всеми его чаяниями и бедами, поднимается над веками (веками, которые он вместе с их людьми считает звеном в цепи причин и следствий, вызвавших появление современной эпохи), и совершает прыжок на тысячи лет назад. В случае, если он не найдет такой эпохи в реальной истории своего народа, он обратится к древним легендам1. Деятельность и идеи интеллигенции подобного рода представляет собой ценность, пока они не выходят за пределы книг, или в течение некоторого времени развлекают и забавляют немногочисленную группу людей. Поскольку ее источником не были реальные страдания народа, она никогда не сумеет пробудить в людях национальное и общественное сознание.

Третий этап в эволюции представителя интеллигенции наступает тогда, когда он, оставив бесплодные мечтания, примирившись с народом своей страны, поняв его страдания и печали, изведав лишения и притеснения, обретает связь с желаниями народа, испытывает уважение к его убеждениям и чувствам, узнает их, учится у них и черпает из них вдохновение. Лишь начиная с этого момента, представитель интеллигенции при условии искренности и отсутствия подражания своим западным учителям, вновь обретает свою созидающую и прогрессивную роль в создании, формировании и пробуждении национального сознания. Чем больше искренности и терпимости он проявит на этом пути, тем более значительным и быстрым будет результат и следствие его умственной и практической деятельности.
^
Естественные границы

Согласно классическому западному пониманию национализма в настоящее время факторы, играющие важную роль в возникновении коллективного сознания и национальной сплоченности, или составные компоненты национализма, утратили свою первоочередную роль. Справедливо ли в связи с этим утверждение, что между социальными группами человечества вообще не существует разобщенности и различия, а все народы могут и должны раствориться друг в друге и образовать единую нацию?

Исторический опыт и свидетельства, полученные в результате межклассовой борьбы и социальных изменений, говорят о том, что классы и сословия существуют в мире людей в любом случае. Эти сословия отличаются друг от друга образом жизни, а возможность их естественного слияния и растворения друг в друге отсутствует. Социальные, политические и культурные изменения, происходящие в современном мире, с каждым днем делают объединение стран Запада и стран третьего мира и взаимопонимание между ними все более далеким и невозможным. Как только в мире начинают заговаривать о совместном существовании и единстве, снова определенные действия или реальность делают изменения в нем все более отдаленными и неосуществимыми. Пока в мире существуют волки и овцы, единство между ними невозможно. Как только какая-либо группа людей образует общество, обладающее определенной организацией, что бы ни лежало в его основе, если оно станет предметом чьих-либо желаний, подвергнется агрессии либо посягательству, оно непременно должно сохранить свои географические, политические, экономические или же культурные и мировоззренческие границы.

Речь не идет о нынешней задаче народов; целью является выявление факторов и принципов, которые формируют национальное сознание и устанавливают между группой людей определенные отношения и эмоции, вследствие чего и возникает нация.

Мы видели, что традиционные факторы языка, культуры, общего исторического прошлого и происхождения, хотя и играют важную роль на начальном этапе формирования нации, однако эта роль не является принципиальной и неизменной. Это происходит по той причине, что, как мы говорим, роль этих факторов не первоочередная, они являются не субстанцией, а акциденцией. Народ, некогда поднявшийся на борьбу за свою независимость и достоинство, достигает цели, соответствующей его ожиданиям и притязаниям, однако в силу своих интересов и корыстных желаний снова разделяется на господствующий и подчиненный классы. Национальная борьба превращается в борьбу гражданскую и классовую, разобщенность и борьба начинается между людьми, которые связаны одной культурой, одним языком и происхождением, в среде тех людей, у которых ранее возникло коллективное сознание. Теперь же, с изменением отношений умирает и прекращает свое существование и коллективное сознание. Следовательно, как бы там ни было, что же выступает источником и основой формирования национальной единицы или нации, а также связей и отношений, которые устанавливаются между эмоциями и сердцами людей, а в результате образуют общие устремления и идеалы?

Когда народ Алжира начал освободительную борьбу против французского колониализма, или когда сегодня народ Палестины ведет борьбу за восстановление и реализацию своих человеческих прав, или же речь идет о вьетнамцах или других народах, общепринятые элементы нации, такие, как общий язык, исторические, климатические и экономические условия играют важную роль в сближении людей и установлении взаимопонимания между ними. Однако, в то же время мы можем наблюдать, как в отдаленных уголках мира за победу алжирцев, вьетнамцев или палестинцев так же горячо бьются сердца других народов. Всех этих различных людей связывает друг с другом определенное единство, связь сердец и устремлений. Это то единство, которое иногда заставляет некоторых людей, покинув жену, детей, окружение и родину и преодолев тысячи километров пути, присоединиться к ним и даже погибнуть на чужбине, в то время, как они не связаны ни общностью языка, ни культуры, ни общего исторического прошлого. Если вы изучите историю этих течений, как много вы найдете в них чужестранцев, принадлежащих другим народам, которые также совершили подвиги, чтобы после победы этих народов сделаться их частью и вместе с ними создать новую нацию.

С другой стороны, внутри одного народа вы найдете различные социальные группы, которые имеют общее происхождение, предков, язык, традиции, культуру и географические условия, однако не обладают связями и отношениями, которые их объединяют. Их высшие устремления и идеалы не совпадают и противоречат друг другу, а если отношения между ними и существуют, то только в рамках повседневных жизненных потребностей. Как много было войн, которые вели друг с другом правительства и правящие кабинеты многих стран, в то время, как народы этих стран ничего не знали о них и были абсолютно безразличны по отношению к ним. В истории нашей страны можно наблюдать множество примеров и свидетельств этого безразличия.

Часто случается так, что индиец или африканец больше заинтересованы в победе народа Палестины, Алжира или Вьетнама. Следовательно, ни эти исторические, географические и политические границы, ни цвет кожи, ни язык не могут служить ни границей между людьми, ни источником связи между ними.
^
Общая боль

Что же объединяет этих людей, живущих в различных уголках света, что соединяет их сердца и устремления, что роднит их, заставляя их покинуть соотечественников? Этот фактор – их общая боль: несправедливость, агрессия и колонизация.

Случайным образом появление и зарождение национализма у различных народов полностью совпало с эпохой, когда народные массы ощутили чувство общего страдания или горя. Национализм в Италии, Венгрии, Индии, Индокитае или Алжире появился тогда, когда весь народ или его большую часть охватило чувство опустошенности и боли.

Западные исследователи истории Ирана утверждают, что в действительности национализм или коллективное чувство нации в Иране зародилось тогда, когда началось движение, которое требовало ввода эмбарго на ввоз табака, то есть тогда, когда часть иранского общества ощутила страдания вследствие колонизации.

Следовательно, коллективное сознание и национальное чувство или национализм зарождается в обществе тогда, когда в этом обществе возникают общая боль и устремления. Именно общие устремления людей формируют их общую цель, ради достижения которой они вступят на путь борьбы, трудностей и лишений, и которая впоследствии укрепит и упрочит их коллективное сознание, а также сформирует связи между сердцами людей и, как следствие – национальную сплоченность.
^
Факторы единства

Изучив все случаи общей боли и страданий, которые до настоящего времени стали причиной зарождения наций, и, сравнив их между собой, мы сможем увидеть в них общий фактор.

Когда философ Фихте горячо провозглашал немецкий национализм, Ганди или Гарибальди боролись за независимость Индии или Италии, народ Вьетнама или Палестины требует свободы, независимости и избавления от страданий, тогда, когда класс или социальная группа какого-либо народа поднимают восстание или устраивают революцию, во всем этом присутствует два общих момента. Первый – это боль, вызванная угнетением и эксплуатацией со стороны людей и государств, и второй – это требование ликвидации этого гнета. Фихте хотел освободить немецкую нацию от господства и политического и культурного влияния Франции, Ганди - от политического, культурного и экономического господства Англии, а Алжир – от французской агрессии.

Следовательно, фактором, объединяющим страдания и устремления народов, ставших причиной формирования наций в мире, является стремление к ликвидации гнета и требование справедливости.

Отчего нация зарождается в годину испытаний, когда народ познает угнетение, агрессию, эксплуатацию и колонизацию? Потому, что именно в эпоху тягот и лишений, нехватки милосердия и сострадания, усилий и борьбы за изменение существующего положения, человек обретает самого себя, свою природу и сущность, он познает вечные ценности и лучшие человеческие качества. Когда человек оказывается лицом к лицу с несправедливостью, преступлением, безбожием и деградацией и страдает от этого, в нем пробуждается жажда справедливости и истины, а это те чувства, которые способны сплачивать и объединять людей. Человек – это существо, в глубине совести и сознания которого живет любовь к справедливости, благочестию и истине, и форма выражения этой любви зависит от конкретной эпохи и конкретной страны.

Таким образом, именно это чувство является фактором, препятствующим стремлению к получению выгоды, делению на классы господ и подчиненных, которые разделяют людей и проводят между ними истинные границы.

Тибурманд, западный писатель и исследователь, также разделяет народы современного мира на два лагеря – обездоленных и пользующихся всеми жизненными благами, или же на промышленные страны и отсталые страны1. Это разделение, хотя и соответствует нынешней реальности мира людей, однако не в полной мере. Если бы было необходимо разделить весь род человеческий на два народа – правящий и подчиненный, все ли обездоленные в действительности заняли бы место в одном ряду?

По этому поводу Франц Фанон говорит так:

«…восхваление черных в африканской (негритянской) литературе является эмоциональной антитезой, а если оно непоследовательно – унижением, причиной которого стала политика белых людей. Это поклонение черным, представляющее собой бунт против унижения со стороны белых, в некоторых регионах является лучшим средством уничтожения запретов и унижений. Так как интеллигенция Гвинеи или Кении столкнулась с изоляцией и всесторонним унижением со стороны правящей силы, их ответной реакцией на это стало самовосхваление; вместо безусловного и безграничного соответствия европейской культуре, на первый план выдвигается безусловное и безграничное соответствие культуре африканской. В целом, поэты, исповедующие этот принцип, противопоставляют старое и изнуренное войско и молодую Африку, разум, умножающий грусть и поэзию, рационализм угнетателей и бурную, бьющую ключом природу. На одной стороне располагаются агрессия, строгая регламентация и скептицизм, а на другом – чистосердечие, искренность и радость единения и свободы, благодатная и плодородная земля, однако также и недостаток ответственности…»2

Недостаток ответственности, на который обращает внимание Фанон, вызван тем обстоятельством, что общие страдания и требования, которые возникли в африканском обществе, в некоторых регионах все еще весьма слабы в отношении своих целей и устремлений. Антиколониальное течение черного континента, направленное против угнетения и притеснения со стороны белых, священно и соответствует природе человека и его совести до тех пор, пока оно направлено на ликвидацию гнета, дискриминации, восстановление человеческих и национальных прав. Однако, как только оно приобретает черты мстительности, самовосхваления, стремления к власти и новой эксплуатации, оно само закладывает основы для новой будущей несправедливости.

Следовательно, для обездоленных и угнетенных народов также важен вопрос «мотивов». В случае если восхваление черных получит развитие и придет к чистому почитанию истины и поклонению справедливости, тогда его результатом будет светлое движение, ведущее к расцвету. Однако мы различаем движения и течения, являющиеся следствием общей боли и общих требований, исходя из их мотивов: либо это мотив почитания правды и стремления к справедливости и свободе, либо это мотив власти, новой эксплуатации, личных интересов и корыстных целей. И источником этого является религия, идеология и мировоззрение, которыми руководствуются главы национальных движений.

Западная культура выводит вышеупомянутые факторы за рамки компонентов, образующих коллективное сознание и являющихся структурными компонентами нации. Представители интеллигенции Востока, исламских стран или Африки также стремятся на основании этих западных критериев, придать своеобразие своей нации и национальному чувству и идентифицировать ее; то есть они стремятся создать свою нацию и защищать ее при помощи оружия, проданного им врагами. Горе тому оружию, которое приобретается у врага.

Волею случая, в контексте национальных течений и классовой борьбы, фактором которых мы считаем чувство общей боли и требований, а также бунт против неправедного господства, мы также наблюдаем еще одно обстоятельство, а именно – это любовь и стремление к справедливости, истине и свободе совести. Именно два вышеупомянутых фактора могут в совокупности стать критерием справедливости и законности движения. Так как мотивом немецкого национализма было восхваление своей расы и стремление к захвату других стран, он никогда не обладал притягательностью для других народов, кроме самих немцев.

Сионизм, целью которого, как казалось сначала, было освобождение евреев от международного изгнания и унижения, превратился в агрессивную, расовую и несправедливую идеологию. Несмотря на наличие у евреев общей боли и требований, это течение, по причине того, что его мотивом является стремление к колонизации и эксплуатации обездоленных людей мира в пользу двенадцати миллионов евреев1, оно не только не пользуется поддержкой, но и является объектом проклятий всех свободомыслящих людей мира. По причине того, что источником французского движения сопротивления, несмотря на все героические поступки, связанные с ним, был дух французского национализма, после окончания войны оно не только не положило начало освободительному движению, но и поддержало агрессию против алжирского народа, его порабощение и подавление его освободительного движения. Национальное течение и движение, факторами которого было ярко выраженное стремление к справедливости и почитанию правды, нашло поддержку различных народов и легло в основу великих цивилизаций, а также мировых учений человечества.

Выводом из всего вышесказанного является то, что для различения социальных единиц человечества, а также для определения сущности нации, ее пределов и границ, мы учитываем совокупность фактов, в которые включаются сознаваемые ею страдания или лишения, пылкость требований, вызванных ими, и, наконец, их мотивы и устремления. Это – те факторы, которые дают жизнь, движение и развитие определенной общности людей.

Несомненно, что когда в народе возникают эти основные и существенные факторы, когда появляются коллективные чувства и сознание, тогда готов дух нации и сформирована ее основа. Эти дух и основа нуждаются в форме и месте реализации, именно они формируют материальные, природные и конвенциональные границы и пределы нации. Сохранение основных и существенных факторов является причиной сохранения и охраны внешней материальной формы от иностранного вмешательства и воздействия. Воздействия, сущность которого противоречит духу нации, ибо не знает ее страданий и устремлений, либо враждебно относится к ним.
^
Нация в процессе формирования

Мы стремились отыскать основные факторы, порождающие коллективное сознание, и пришли к выводу о наличии фактора общей боли и требований, направленных против угнетения и эксплуатации человека человеком, либо социальными учреждениями. Мы также увидели, что эта общность тогда становится прочной и сплоченной, когда в ее основе лежит стремление к справедливости, праву и благочестию (по словам западных писателей, гуманистические и прогрессивные устремления). Это тот источник, который, как сама жизнь, является живым, растущим и дарующим жизнь, и именно этот принцип, возникнув в общности людей, побуждает их к совместному движению, развитию и прогрессу, формированию культуры и традиций, что свидетельствует о существовании нации и ее независимости.

Сегодня можно видеть, как в достаточно обширном регионе мира народы, имеющие различные языки, традиции, происхождение и расу и проживающие в разных географических и климатических условиях, образуют многочисленные политические единицы или государства, которые отдельны и независимы друг от друга. Это исламские государства этого мира.

Классические западные критерии нации отделяют их друг от друга и считают их в такой же мере чужими и иностранными по отношению друг к другу, как и другие страны и народы по отношению к ним. Все они должны быть чужими по отношению друг к другу, и эта разобщенность также имеет последствия, которые мы наблюдаем.

Однако, несмотря на внешнее различие, мы наблюдаем среди этих социальных групп элемент единства. Среди этих различных людей мы находим общий и весьма значительный и явный фактор, которым является ислам, а ислам – это целый мир культуры и соответствующих своеобразных традиций.

Посмотрим, в случае приверженности этих народов к исламу, какой является основа их коллективного сознания и национального единства; то есть каким устремлениям учит их ислам в качестве системы мировоззрения и идеологии, и, во-вторых, несмотря на существование ислама, какая общая боль объединяет их.

Помимо Него вы поклоняетесь только именам, которые назвали вы и ваши отцы: Аллах не ниспосылал над ними никакой власти. Решение принадлежит только Аллаху. Он повелел, чтобы вы поклонялись только Ему. Это – правая вера, но большая часть людей не ведает.1

О люди! Приводится притча – прислушайтесь же к ней! Поистине, те, кого вы призываете помимо Аллаха, никогда не создадут и мухи, хотя бы они и собрались вместе для этого. А если у них похитит что-нибудь муха, они не могут отнять от нее. Слаб и просящий и просимый!1

И усердствуйте об Аллахе достойным его усердием! Он избрал вас и не устроил для вас в религии никакой тяготы, как и в общине отца вашего Ибрахима. Он назвал вас мусульманами раньше и в это (время), чтобы посланник был свидетелем для вас, а вы были свидетелями для людей. Выполняйте же молитву, давайте очищение и держитесь за Аллаха! Он – ваш покровитель. И прекрасен покровитель, и прекрасен помощник!2

О люди! Мы создали вас мужчиной и женщиной и сделали вас народами и племенами, чтобы вы знали друг друга. Ведь самый благородный из вас перед Аллахом – самый благочестивый.3

Держитесь за вервь Аллаха все, и не разделяйтесь, и помните милость Аллаха вам, когда вы были врагами, а он сблизил ваши сердца, и вы стали по Его милости братьями!4

^ Вы были лучшей из общин, которая выведена пред людьми: вы приказывали одобряемое и удерживали от неодобряемого и веровали в Аллаха… 5

Исследователи, изучающие освободительные движения в истории, знают, на чем зиждется освобождение народов и общин. Когда один человек или группа людей (пусть немногочисленная) сами по-настоящему освобождаются от пут рабства и зависимости от сильных мира сего, они говорят своему народу, что если народы захотят, власть и господство сильных мира сего останется над ними, а если пожелают, эти неправедные властители растают как лед и исчезнут. Основа обретения свободы человеком – это вера в свою правоту и осознание несправедливости с одной стороны, и слабость, нерешительность и бесполезность правящего аппарата эпохи – с другой. Какое другое учение и религия учат своих последователей основам и принципам свободы правильнее и яснее? Единобожие и ислам, то есть свобода и независимость, означают уничтожение оков и цепей и открытие высшего пути к совершенствованию и Богу.

Ислам учит своих последователей, что те различия во внешности, происхождении, языке, которые существуют у народов на земле, и которые они считают основой своей разобщенности и отличия друг от друга, не являются чем-то существенным и главным. В целом, более уважаемым и достойным почтения является тот народ, который находится на пути совершенствования гуманности. Расы, языки и традиции, которые можно наблюдать у сынов рода человеческого, подобно различиям, существующим в природе, являются разнообразными проявлениями одной реальности и определенной частью богатства и множественности бытия. Как каждый цветок обладает своим цветом, ароматом, особенностями и полезными свойствами, так и все человечество, находящееся на пути движения в направлении своего высшего начала, признается ценным. Эти различия и отличия не только не могут быть источником разобщенности и вражды между людьми, напротив, они являются источником контактов и знакомств между ними, что способствует материальному и духовному развитию.

Следовательно, ваш путь, если вы также исповедуете эту религию, каким бы ни было ваше происхождение, климат или язык, заключается в том, чтобы вы усердно охраняли религию Аллаха и не были разобщены друг с другом. Помните о той милости, что вы были врагами, а с помощью ислама обрели единобожие и единство, а плодом этого единства стал мир науки, мудрости и нравственности, который вы даровали каравану человечества.

И если вы молитесь и являетесь защитником добра и врагом развращенности и несправедливости, вы будете лучшим из народов мира.

Следствием вашей материальной и социальной жизни является агрессия, несправедливость и эксплуатация по отношению друг к другу:

^ О люди, ваше злочинство – против вас самих, как пользование ближайшей жизнью…1

С другой стороны, эта материальная жизнь поддерживает вашу личную и общественную жизнь, обеспечивает ее развитие и совершенствование:

^ Жизнь ближайшая подобна воде, которую Мы низвели с неба: смешались с нею растения земли, которыми питаются и люди, и животные…2

Итак, эта земная жизнь среди людей (жизнь ближайшая) является источником как совершенствования, так и несправедливости. Для того, чтобы предотвратить умножение и распространение несправедливости и агрессии, выход для вас и исцеление вашего страдания заключается в том, чтобы с полной верой в единство и власть Господа, с благородством и самоотверженностью, неизменным на протяжении всей жизни, бороться против поклонения материальному и эгоизма, держа оружие наготове:

О вы, которые уверовали! Не указать ли мне вам на торговлю, которая спасет вас от мучительного наказания? Вы веруете в Аллаха и Его посланника, боретесь на пути Аллаха своим имуществом и своими душами. Это лучше для вас, если вы знаете!3

Таким образом, основой вашей нации и созидающим фактором вашего коллективного сознания будет вера в Бога (мотив и устремление) и ваша борьба на пути Господа (общая боль, которая обрела практическое воплощение и достигла стадии восстания и самопожертвования):

А те, которые уверовали и выселились и боролись на пути Аллаха, и те, которые приютили и помогли, - они верующие; обязательством для них прощение и щедрый удел.4

Обратитесь к истории общин и народов прошлых и нынешних времен; все, чем они были и стали, является следствием их труда, а также личных и общественных достижений. О, мусульмане, также следуйте этому правилу:

^ Это – народ, который уже прошел: ему – то, что он приобрел, и вам – то, что вы приобрели.1

И, наконец, залогом вашей судьбы, о люди, являются труд и усилия, которые вы совершаете на пути вашего Господа – который есть высшее проявление истины, справедливости и творец всего доброго и прекрасного Несомненно, что, проявив усилия, вы узрите Его:

^ О человек! Ты стремишься к своему Господу устремлением и встретишь его!2

Множество различных исламских народов, разобщены друг с другом, однако, в то же время, находясь под влиянием и руководством подобных учений, они тесно связаны друг с другом с точки зрения устремлений и принципов мировоззрения, что само по себе формирует общую культуру этих людей. Эта культура ислама и единобожия взрастила в их среде героев и мучеников за веру, создала воспоминания и легенды, которые имеют большое значение в формировании коллективного исламского сознания этих народов.

В первом веке хиджры принципы и устремления единобожия и ислама были так ясно доведены до сведения людей, что все образованные люди того времени восприняли их всей душой и разумом, и очень скоро возник единый народ или «исламская сверхнация». Однако скоро это единство сменилось расколом, поскольку элита той эпохи времени не хотела или не могла понять реальный смысл устремлений ислама. Идея «исламской сверхнации» получила воплощение в создании империи и арабского халифата, что вошло в явное противоречие с принципами ислама. По этой причине достигнутое единство скоро потерпело поражение, что повлекло за собой другие изменения, связанные с ослаблением и искажением прежних принципов, пока исламский мир постепенно не погрузился в оцепенение.

Одновременно с этим оцепенением пробуждался христианский запад. Активно используя социальные, культурные и научные ценности ислама, запад заложил основы своей цивилизации; цивилизации, которая за исключением научных достижений исламской цивилизации, основывалась на принципах поклонения мирским благам, обогащения, агрессии и мирового господства. Несколько веков назад исламский мир подвергся нападению и эксплуатации со стороны западных врагов; сначала посягательству подверглось их культурное, нравственное и религиозное существование, а затем Запад поработил источники их финансов и экономики. Этот долгое оцепенение и колониальная атака с каждым днем все более порабощала исламские народы и способствовала все большей потере ими своей идентификации.

Итак, уже приблизительно столетие как культурные, социальные и политические изменения в мире дали новый толчок и пробуждение исламским народам. С одной стороны они обрели новый взгляд на единобожие, ислам и его устремления и открыли мир новых истин, а с другой стороны – наблюдение нынешнего положения мусульман, их разъединенность, лишения и отсталость вызывали и вызывают у этих людей новую боль и новые требования.

С другой стороны в порабощенных исламских странах мы можем наблюдать волнения и движения в народе. Призывы и лозунги, зовущие к единобожию и свободе, приводят в движение не только мусульман, но и другие угнетенные народы, которые знакомятся с этим учением. В недавно возникших африканских странах, а также в арабских странах, находящихся под гнетом колонизации, ислам стал идеологией, руководящей движением и восстаниями всех обездоленных.

Заметив это явление, пришла в движение и западная цивилизация, которая веками явно и тайно ведет войну с исламом. С одной стороны буржуазный и эксплуататорский запад выходит из мирного сосуществования с восточным марксистским блоком, а с другой стороны, он, обладая внутренним единством с сионизмом, создает в сердце исламских народов государство, а также прилагает усилия к тому, чтобы завладеть сердцами последователей других религий, таких как буддисты, зороастрийцы и т.д. В настоящее время создается впечатление, что Запад занимается вооружением и объединением всех антиисламских и несправедливых сил, направленных против ислама и мусульман. По этой причине каждое мгновение, во всех концах мира мы видим, как затеваются заговоры и предпринимаются меры, целью которых является ослабление влияния лозунгов и учения ислама.

Все эти заговоры и объединения усиливают чувство общей боли среди искренних мусульман и ускоряют формирование их национального сознания.

Это чувство боли сегодня с каждым днем умножается и усиливается. И вновь зарождается исламский народ, народ, который, преодолев условные ограничения, охватывает всех мусульман и, более того, всех свободомыслящих людей, почитающих одного Бога. Народ, который, не признавая господство какого-либо одного народа, класса или династии, зиждется на освобождении человека от всех идеологических, социальных и политических пут и оков, и на его движении к Господу вселенной.

Такие люди, как Абдурахман Коукаби, Саид Джамиладдин Асадабади, Мухаммад Абаде, Наини, Икбаль, Башир Ибрахими были первыми людьми, которые приняли этот новый взгляд на единобожие и ислам. Они были теми людьми, которые, первыми испытав чувство боли и новых требований ислама, стали основоположниками новой нации, исповедующей единобожие. Прислушайтесь же к стону души Икбаля Лахури, который подобно легкому ветерку на рассвете пробуждает спящие сердца и умы разобщенных мусульман, напоминая им о миссии бескорыстного служения народу Бога и всему свободомыслящему человечеству:


^ О спящий бутон, стань раскрытым цветком, пробудись!

Наше гнездо разорено, пробудись!

От утреннего пения птиц, от призыва к молитве пробудись

От тепла горячих сердец пробудись

^ От тяжкого сна, тяжкого сна, от тяжкого сна пробудись

От тяжкого сна пробудись!

Море твое – улеглось, став подобным степи?!

Море твое – не разлилось, а уменьшилось?!

^ Иноземец – как зверь ненасытен, что же ты, море?!

Стань подобным высокой волне, пробудись!

От тяжкого сна, тяжкого сна, от тяжкого сна пробудись

От тяжкого сна пробудись!

^ Горе европейцу и пособнику европейца!

Горе тому, кто обласкан рукой европейца!

Весь мир разрушен руками европейцев

Благословенный зодчий, восстанови мир, пробудись!

^ От тяжкого сна, тяжкого сна, от тяжкого сна пробудись

От тяжкого сна пробудись!






оставить комментарий
страница2/67
Дата24.09.2011
Размер7,67 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   67
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх