Греков Н. В. Русская контрразведка в 1905-1917 гг.: шпиономания и реальные проблемы icon

Греков Н. В. Русская контрразведка в 1905-1917 гг.: шпиономания и реальные проблемы


Смотрите также:
Государственно-политические программы в России в годы революции 1905-1907 гг...
I. Февральская Буржуазно-Демократическая Революция: а обстановка в стране на кануне 1917 года...
Тема: Революция 1905-1907г г...
А. В. Ремнев Западные истоки сибирского областничества Опубликовано: «Русская эмиграция до 1917...
План. Храмы, молитвы, жертвы. Отражение в религии греков природы и их занятий...
Контрольный тест №6 по теме «Россия с 1904 г по 1917 г.» Iвариант (=1)...
История социально-экономической мысли в России в XX веке. Чаянов и Кондратьев...
Htm Русская Православная Церковь под игом богоборческой власти в период с 1917 по 1941 годы...
Конституционно-демократическая партия и «Союз 17 октября» в политической жизни великорусской...
Идейно-политические установки и деятельность коституционно-демократической партии в...
«куреш»
Мифы Древней Греции. Верования древних греков...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
вернуться в начало
скачать
Глава II.
^ Первый опыт функционирования системы органов военной контрразведки мирного времени. 1911-1914 гг.

1. Формирование специальной службы контрразведки

В первые же месяцы после окончания русско-японской войны в Министерство внутренних дел, Генеральный штаб, а то и самому императору стали приходить письма и рапорты русских офицеров с проектами создания специальной контрразведывательной службы. Ее необходимость продемонстрировали ход и исход войны.{1}

Среди бывших фронтовиков под влиянием поражения, всколыхнувшего жизнь армии, появилось большое количество "экспертов" в области разведки и контрразведки. Различных проектов было так много, что в Генштабе даже завели специальные папки под заголовками: "Записки и предложения по контрразведке от офицеров по итогам русско-японской войны". Плоды своих военно-литературных изысканий слали в Генштаб офицеры самых разных чинов и родов оружия. От подполковника Н.С. Белова в августе 1905 г. пришло объемное сочинение "Об организации борьбы со шпионством", 9 сентября подъесаул Сыроежкин прислал "Доклад из практики по разведыванию о шпионстве" и т. п.

Опираясь на собственный опыт, а еще больше — на богатую фантазию, авторы проектов убеждали ГУГШ в необходимости и значимости организованной борьбы со шпионажем не только в военное, но и в мирное время. Речь шла о формировании постоянных учреждений контрразведки.

Впрочем, убеждать в этом Главное управление Генерального штаба (ГУГШ) особой нужды не было. Там вполне разделяли мнение армейских энтузиастов. Правда, с июня 1903 г. существовала небольшая организация для борьбы с иностранным шпионажем — разведочное отделение Главного штаба. Возглавлял его ротмистр В.Н. Лавров{2}. Параллельно при Департаменте полиции МВД действовало отделение "по разведке военного шпионажа". Им заведовал жандармский ротмистр Комиссаров. Несмотря на общность целей, "разведочное" отделение и отделение Департамента полиции не сумели достичь взаимопонимания и поэтому не координировали свои действия. С образованием ГУГШ "разведочное" отделение Главного штаба было упразднено. В июне 1906 г. ликвидировали и контрразведывательное отделение при Департаменте полиции{3}.

Как исстари повелось, после поражения русской армии, начался процесс ее реформирования. Реформы затронули практически все элементы военной организации страны. С учетом опыта минувшей войны пристальное внимание пришлось обратить на разведку. Постепенно руководство ГУГШ приходит к убеждению, что разведка неразрывно связана с контрразведкой, и поэтому они должны быть сосредоточены в руках одного ведомства, а именно — военного.

С 1906 г. в документах ГУГШ разведка рассматривается как единое целое, подразделяясь на "внешнюю" и "внутреннюю" — т. е. контрразведку{4}.

В то же время опытный разведчик делопроизводитель 5 делопроизводства (добывающей разведки) полковник М.А. Адабаш 15 июня 1906 г. в докладе на имя I обер-квартирмейстера ГУГШ настаивало: "разведка должна быть строго разграничена на внешнюю, т.е. разведку неприятельского государства и его вооруженных сил и на контрразведку или охрану от разведки неприятелей"{5}. Иными словами, полковник считал, что разведка должна сформировать особый орган военной контрразведки.

С образованием ГУГШ начался процесс перманентной реорганизации центрального органа разведки. Летом 1906 г. были образованы периферийные органы военной разведки — разведывательные отделения штабов военных округов. Логичным продолжением этих нововведений должно было бы стать формирование центральных и местных структур контрразведки. К этому подталкивали и неукротимые энтузиасты из среды русского офицерства, и нараставшая активность иностранных спецслужб. Но от решительных шагов удерживала нехватка финансовых средств и отсутствие пригодных для реализации идей.

Ослабленная войной и революцией Россия находилась в сложном финансовом положении. Выделенных государством средств на оборону было явно недостаточно. Начавшаяся реорганизация армии выдвигала на первый план перевооружение артиллерии, пополнение боевых запасов, улучшение быта солдат и т. д.

Все это подразумевало дополнительное увеличение военных расходов на сотни миллионов рублей, а между тем имевшихся средств не хватало на обеспечение "текущего довольствия войск" и "воссоздание расстроенных в ходе русско-японской войны материально-технических запасов"{6}.

Естественно, дефицит средств сказался на состоянии разведки и контрразведки. В 1906 г. "на известное его императорскому величеству употребление" было отпущено 156 950 рублей. Еще 27 600 рублей было выделено на "содержание в Петербурге наблюдения за иностранными военными агентами". "С такими отпусками денег на разведку, — отмечалось в документе, подготовленном ГУГШ осенью 1906 г. — нельзя и помышлять об организации на постоянных и правильных основаниях сложного и трудного дела внешней и внутренней разведок и о должном ведении их"{7}.

В этих условиях приходилось цепляться за соломинку. Летом 1906 г. жандармский ротмистр Михайлов предложил свои услуги штабу Приамурского военного округа в "организации тайной военной разведки во Владивостокском районе". Для содержания в тайне своей новой миссии ротмистр намеревался выйти в отставку и под видом коммерсанта, интересующегося изучением восточных языков, обосноваться во Владивостоке. Чтобы развеять сомнения начальства в своей компетентности ротмистр напоминал, что во время минувшей войны "исполнял должность начальника военно-разведочного отделения" и выявил "существование большой сети японских шпионов". Начальник штаба округа генерал-лейтенант Рутковский поддержал идею ротмистра, и направил соответствующий доклад начальнику Генерального штаба генерал-лейтенанту Ф.Ф. Палицыну.

Тот в рапорте Николаю II писал: "Представляется необходимым постепенно, по мере увеличения денежных отпусков организовать стройную систему собственных тайных агентов для пресечения способов противнику собирать безнаказанно необходимые ему сведения"{8}. Ну, а пока "стройной системы" нет, начальник Генерального штаба считал разумным поддержать хотя бы жандармского ротмистра. Царь начертал: "Согласен"{9}.

Скорее всего генерал Палицын и сам не знал, что означает эта "стройная система" и как ее создать. Нет ни денег, ни специалистов, ни четких представлений о том, что же такое контрразведка. В общей круговерти первого этапа военных реформ было не до деталей. К ним вернулись в 1907 г., когда в общих чертах завершилось формирование разведывательных отделений окружных штабов. Помимо ведения внешней разведки, этим отделениям пришлось осуществлять борьбу со шпионажем на территории своих округов. К окружным разведотделениям ГУГШ и обратилось за помощью.

25 августа 1907 г. ГУГШ направило в штабы всех военных округов России, а также в штаб Гвардии копии перевода добытой разведкой Варшавского округа "Инструкции австро-венгерским жандармам и чинам финансовой стражи в целях контршпионства". ГУГШ просил штабы ознакомиться с этим документом и уведомить, "в какой мере было бы желательно привлечь к контрразведке наш корпус жандармов, пограничную стражу и полицию". Штабам округов предстояло подготовить собственные проекты инструкций по контрразведке и подумать о том, как обеспечить "наилучшим образом" руководство контрразведывательной работой жандармов и полиции. Эти проекты должны были послужить основой для разрабатывавшейся ГУГШ единой "Инструкции"{10}.

Менее, чем через два месяца в ГУГШ начали поступать проекты из окружных штабов. Оказалось, что все штабы по-разному представляют себе организацию борьбы со шпионажем.

Штаб Виленского военного округа предлагал "подчинить все органы полиции одному лицу в каждой губернии — губернатору" тогда, по мысли виленских военных, будет обеспечена "стройность" в организации и "соревнование между различными органами", что будет лишь на пользу делу{11}.

По признанию начальника штаба Варшавского военного округа, его проект "Инструкции" преследует главную цель — "снять со штаба округа исполнительские функции, возложив их на Привислинское охранное отделение, жандармскую полицию и отчасти таможенное управление..., оставив за штабом округа общее руководство"{12}.

"Инструкция" штаба Варшавского округа вменяла в обязанность жандармам, общей полиции и пограничникам "неослабное" наблюдение за населением, а о появившихся в отношении кого-либо подозрениях извещать штаб округа{13}.

В штабе Казанского округа вообще не стали ломать голову над всем этим, сообщив, что австрийская "Инструкция" может быть применена и в России{14}. Штаб Одесского военного округа в своем проекте акцентировал внимание на теоретических аспектах борьбы со шпионажем. Штаб дал определение военного шпионажа: "Военным шпионством считается сбор всякого рода сведений о вооруженных силах и укрепленных пунктах государства, а также имеющих военное значение географических, топографических и статистических данных о стране и путях сообщения, производимый с целью передачи их иностранным державам". Ниже штаб перечислил сведения, способные, по его мнению, заинтересовать иностранные разведки. К ним отнесены: "состав, организация, дислокация, вооружение, комплектование вооруженных сил (сухопутных и морских), данные о военных судах; сведения о военных учреждениях, заведениях, складах; сведения об укреплениях; сведения о мобилизации и сосредоточении войск; приказы, отчеты и уставы; сведения военно-географические, топографические и статистические и о приграничных местностях..."{15}.

Одесситы, вероятно, уже на опыте убедившиеся в необычайной сложности достижения приемлемых форм межведомственного сотрудничества, были корректны в выражениях и считали, что жандармы, полиция и пограничная стража могут быть привлечены к контрразведке лишь в том случае, если это не будет отвлекать их от выполнения непосредственных обязанностей{16}. Штаб округа подчеркивал, что во имя общей благой цели между представителями различных ведомств должна быть установлена тесная связь и поддерживаться дружеские отношения.

Проект штаба Киевского округа наоборот, игнорировал все общие рассуждения и содержал в себе перечень частных, применимых только в районе данного округа, контрразведывательных мероприятий{17}.

Пожалуй, наиболее продуманными были предложения штаба Омского военного округа, изложенные в 68 параграфах "Проекта инструкции чинам Корпуса жандармов, городской и уездной полиции в Степном генерал-губернаторстве и губерниях Тобольской и Томской (Омского военного округа) об особых обязанностях при несении ими полицейской службы по отношению к иностранцам и возбуждающих подозрение русско-подданным, с целью препятствовать шпионству". Неуклюжее и по-средневековому многословное название документа приятно контрастировало с его дельным содержанием. Командующий Омским округом генерал-лейтенант Надаров высоко оценил творение своего штаба, приписав для сведения ГУГШ: "Нахожу, что проект инструкции составлен соответственно поставленной цели и сообразно с местными условиями"{18}. Об этом документе уже говорилось в предыдущей главе, поэтому ограничимся напоминанием о его существовании.

В 1906-1908 гг. Генеральный штаб (и ГУГШ, как его часть) совершенствовал систему военной разведки и одновременно вел разработку планов создания контрразведывательной службы. С 10 по 14 июля 1908 г. в Киеве прошел так называемый "съезд" старших адъютантов (начальников) разведывательных отделений штабов военных округов. Съезд разграничил задачи центрального и местных отделений, определены были меры, необходимые для подготовки разведки к операциям военного времени. Среди прочих обсуждался вопрос организации контрразведки. Собравшиеся подтвердили уже сложившуюся практику — борьбу со шпионажем должны вести окружные разведотделения{19}.

Формирование разведывательных органов русской армии опережало по времени появление системы контрразведывательных органов. А сам факт, что малочисленные разведывательные отделения вынуждены были попутно выполнять и обязанности организаторов борьбы со шпионажем, заранее обрекал контрразведку на положение "падчерицы".

Разработку основного проекта "Инструкции по контрразведке" вело 5-е делопроизводство части 1-го обер-квартирмейстера отдела генерал-квартирмейстера ГУГШ. 20 августа 1908 г. проект за подписью полковника Монкевица был представлен генерал-лейтенанту Данилову. Документ почти дословно включал в себя отдельные параграфы проектов окружных штабов. Определения понятий "контрразведка" и "военный шпионаж" были заимствованы из одесского варианта, раздел "О наиболее вероятных местах пребывания иностранных шпионов" — из омского и т. д. Несколько десятков параграфов содержали конкретные рекомендации кому, как и за кем следить. Здесь составители проекта опирались на собственный опыт. Принципиально важны были параграфы, определявшие характер взаимодействия различных государственных структур, принимавших участие в борьбе со шпионажем. Инструкция ГУГШ отразила господствовавшие в военных кругах взгляды на эту проблему. В частности, § 3 указывал, что главное руководство борьбой со "шпионством" в пределах военных округов лежит на штабах военных округов. § 4 определял круг исполнителей: "Органами контрразведки являются чины Корпуса жандармов, наружная и охранная полиции, а в приграничной полосе — чины Отдельного корпуса пограничной стражи, Таможенного ведомства и корчемной стражи"{20}.

Но что может принудить все эти структуры заниматься контрразведкой? Как показала практика, добровольно никто не спешил включиться в эту сферу деятельности. §5 "Инструкции" предлагал ответ по-военному прямолинейный и потому заведомо неприемлемый в условиях царившей в России ведомственной обособленности. В своем роде это был прямой вызов МВД: "Поручения, даваемые штабами округов перечисленным органам... должны выполняться как прямые служебные обязанности..."{21}.

Для того, чтобы "Инструкции" вступили в силу, военным нужно было получить одобрение проекта со стороны МВД, которому были подчинены полиция и Отдельный корпус жандармов, а также Министерства финансов, ведавшего таможенной, пограничной и корчемной стражей. Амбициозная формулировка пятого параграфа вызвала самые решительные возражения Председателя Совета министров министра внутренних дел П.А. Столыпина. 2 октября 1908 г. он писал начальнику Генерального штаба Ф.Ф. Палицыну: "Такая постановка дела контрразведки, основанная на полном подчинении штабам военных округов чинов корпуса жандармов и полиции..., осуществима лишь в отношении жандармских крепостных команд, как состоящих в распоряжении военного начальства". Что же касается губернских железнодорожных жандармских управлений, то "включение их в сфере контрразведки в непосредственную зависимость от окружных штабов безусловно не может иметь места", так как помешает успешному "отправлению прочих обязанностей"{22}. Это стало бы не только нарушением порядка управления местными органами МВД, но и повлекло бы "междуведомственные осложнения".

Столыпин справедливо считал, что "нецелесообразно ставить в зависимость от недостаточно компетентных в розыскном деле штабов жандармские управления и охранные отделения, специализирующиеся в этом" ибо, по мнению П.А. Столыпина, "контрразведка, в сущности, является лишь одной из отраслей политического розыска"{23}.

Абсолютно неприемлемым Столыпину казался параграф проекта, предусматривавший обязательные отчеты жандармских и полицейских органов перед штабами в ходе контрразведывательной работы, ссылаясь на практику МВД в сфере политического розыска, Столыпин предупреждал, что как правило "подобные отчеты весьма скоро принимают характер шаблонных исполнений, лишенных всякого значения". Было бы лучше предложить органам МВД сообщать в окружные штабы "все заслуживавшие внимания сведения" по мере их поступления{24}.

Против объединения усилий правительственных органов в сфере борьбы со шпионажем Столыпин не возражал, но предлагал строить работу не на подчинении полиции и жандармов военным, а "поставлением тех и других в тесную взаимную связь". Да и к чему изобретать велосипед! Почти во всех городах, где располагались штабы военных округов, действовали охранные отделения Департамента полиции, представлявшие собой местные органы политического сыска. Они, по мысли Столыпина, и должны стать "связующим звеном" между МВД и военным ведомством.

Если учесть общий характер поправок, внесенных Столыпиным в проект "Инструкции", то окружным штабам фактически следовало бы отказаться от претензий на роль организаторов контрразведки, а передать это дело районным охранным отделениям. Военным предстояло тогда ограничиться скромным положением экспертов по вопросам разведки. При этом все расходы органов МВД, связанные с контрразведкой, включая оплату услуг агентуры, обязано взять на себя Военное министерство.

Таким образом Столыпин одернул зарвавшихся военных, но вместе с тем он понимал, что его критика способна уничтожить саму идею объединения усилий двух ведомств. Поэтому в конце письма П.А. Столыпин предложил начальнику Генерального штаба продолжить изучение вопроса и поручить окончательное редактирование текста "Инструкции" специальной межведомственной комиссии{25}.

Генерал Палицын конечно же согласился. 2 последующих месяца ушли на обсуждение кандидатур участников совещания. Затем была образована "Межведомственная комиссия представителей Министерства внутренних дел, Главного управления Генерального штаба и Морского Генерального штаба по вопросу об организации контрразведывательной службы". Председателем комиссии Столыпин назначил директора Департамента полиции действительного статского советника Трусевича.

В состав комиссии вошли еще 7 человек: трое от МВД — и. о. директора Департамента полиции коллежский советник Виссарионов, заведующий охранным отделением полковник Климович и жандармский подполковник Беклемишев; три офицера-разведчика представляли армию — полковник Монкевиц, старший адъютант разведывательного отделения штаба Киевского военного округа полковник Самойло и помощник делопроизводителя разведывательного отделения ГУГШ капитан Марков. Флот делегировал в комиссию начальника иностранной части Морского Генштаба капитана 2 ранга Доливо-Добровольского.

Итак, специалисты политического сыска и профессионалы военной разведки, собравшись вместе, должны были выработать принципы деятельности нового органа, которому предстояло действовать в сфере, где тесно переплетены интересы МВД и армии. Военные временно отказались от стремления к лидерству, поэтому тон в работе задавали чины МВД.

Что ГУГШ мог предложить для обсуждения комиссии?

Стройные теоретические положения о сущности борьбы со шпионажем и фактически ничего — по конкретным формам ее организации. В этой ситуации решающим должно было стать мнение Департамента полиции МВД. Руководители этого ведомства решили не мудрить и предложили сформировать контрразведывательные учреждения по типу уже существующих охранных отделений.

Отделения по охране общественной безопасности и порядка, называвшиеся в народе "охранкой", были органами политического сыска и действовали в составе Департамента полиции. Они занимались исключительно оперативно-розыскной деятельностью. Их целью был поиск информации, на основании которой жандармские власти могли бы по политическим делам возбудить официальное дознание и вести следствие.

Численность штатных сотрудников отделений была различной и зависела от активности политической оппозиции в данном районе. Например, осенью 1903 г. в Томском охранном отделении числилось 9 чел., в Санкт-Петербургском — 15{26}.

Охранные отделения практически были независимы от жандармских управлений и подчинялись до 1907 г, непосредственно Департаменту полиции. Если во главе отделения стоял жандармский офицер, он подчинялся начальнику местного жандармского управления в строевом отношении, а в деле розыска выполнял распоряжения только Департамента полиции. Основной обязанностью начальников охранных отделений являлась работа с агентурой: "приобретение" секретных агентов, руководство их деятельностью.

В конце 1906 г. Департамент полиции решил децентрализовать политический сыск, чтобы сделать его более эффективным и создал промежуточную структуру — районные охранные отделения. Всего их было восемь. Каждый район объединял 5-10 губерний. Например, Иркутское районное охранное отделение руководило политическим розыском на территоррии Приморской, Приамурской, Забайкальской и Якутской областей, Иркутской, Енисейской и Томской губерний, Степного генерал-губернаторства, и "по линии" Уссурийской, Забайкальской, Восточно-Китайской и Сибирской железных дорог{27}. Начальник районного охранного отделения работал под непосредственным контролем директора Департамента полиции.

На территории подведомственной районному отделению, все органы, занимавшиеся розыском: охранные отделения, жандармские управления, полиция обязаны были в деле политического розыска руководствоваться указаниями начальника районного отделения. Также в его задачи входило "учреждение центральной внутренней агентуры, могущей освещать деятельность революционных сообществ вверенной его надзору области"{28}.

В Департаменте полиции, видимо, считали охранку одинаково действенным оружием, как в борьбе с революционным движением, так и в борьбе со шпионажем.

Первое заседание комиссии состоялось в 9 часов вечера 10 декабря 1908 г. в здании Департамента полиции на Фонтанке, 16.

Для начала члены комиссии обратились к вопросам всем очевидным и пришли к заключению, что борьба со шпионажем в России ведется крайне плохо по ряду причин. Среди них — "полное отсутствие денежного отпуска на этот предмет, недостаток знаний и опыта у случайно во главе стоящих и постоянно меняющихся руководителей контрразведки, неимение каких-либо инструкций и правил..., наконец, отсутствие пригодных агентов всех степеней"{29}. Словно себе в укор, имея в виду бесконечные межведомственные распри, члены комиссии грустно констатировали тесное взаимодействие различных ведомств Германии и Австро-Венгрии в деле разведки. Комиссия, перечисляя факторы, обеспечивавшие успех иностранным разведкам, отметили.

"Высокое понимание нашими соседями, наблюдаемое у всех чинов и во всех ведомствах, общности государственных интересов и вполне согласованную совместную работу этих ведомств для обеспечения таких интересов"{30}.

Комиссия единодушно признала необходимость учреждения особого контрразведывательного органа. Все сохранившиеся материалы работы комиссии можно разделить на 2 части: теоретическую и организационную — практическую.

Решения комиссии, относящиеся к первой части, несут на себе явный отпечаток первоначальных проектов организации контрразведки, представленных окружными штабами. Комиссию вполне удовлетворил разработанный военными понятийный аппарат. Прежде всего это относится к понятиям "шпионаж" и "контрразведка". Комиссия согласилась с тем, что "военным шпионством является сбор всякого рода сведений о вооруженных силах (сухопутных и морских) и об укрепленных пунктах государства, а также имеющих военное значение географических, топографических и статистических данных о стране и путях сообщения, произведенные с целью передачи их иностранной державе"{31}. Было одобрено данное полковником Монкевицем определение контрразведке ("борьбе со шпионством"), как деятельности, заключающейся в своевременном обнаружении лиц, занимающихся разведкой для иностранных государств и в принятии вообще мер к воспрепятствованию разведывательной работе этих государств в России". Дополнения, предложенные чиновниками МВД, внесли еще большую конкретность: "Конечная цель контрразведки есть привлечение к судебной ответственности уличенных в военном шпионстве лиц на основании ст. 108-119 Угол. Улож. 1903 г., или прекращения вредной деятельности названных лиц хотя бы административными мерами"{32}. Краткое, но емкое изложение целей контрразведки предваряло перечень основных способов борьбы со шпионажем.

В решениях комиссии постоянно проглядывается стремление копировать опыт охранных отделений. Так, комиссия признала, что "наиболее рациональной мерой контрразведки является организация правильно и широко поставленной, секретной агентурной службы"{33}. Службе этой необходимо систематически выяснять лиц в учреждениях, ведающих за границей и в России шпионством, освещая внутренним наблюдением их жизнь и деятельность, выявлять путем наблюдения связи подозреваемых лиц и т. д.

Инструкция московской охранки гласила: "Главным и единственным основанием политического розыска является внутренняя, совершенно секретная агентура, и задача ее заключается в обследовании{34}преступных революционных сообществ и уличении их членов для привлечения судебным порядком. Все остальные средства и силы являются лишь вспомогательными". И еще одна выдержка: "...секретного сотрудника никто и ничто заменить не может"{35}.

Как показала дальнейшая контрразведывательная практика, это действительно так. Однако, прямой перенос всех методов работы политической охранки на контрразведку, безусловно, был ошибкой. Так, считалось, что успех работы охранки зависел от умения жандармских офицеров привлекать к сотрудничеству членов революционных партий, которые могли полноценно освещать деятельность подпольных организаций{36}. Комиссия 1908 года признала тоже необходимым для активной борьбы со шпионажем "приобретение секретных сотрудников среди лиц, занимающихся в России разведкой"{37}. Прошло несколько лет, прежде чем неудачи заставили отказаться от этой совершенно естественной для политического розыска и малопригодной для контрразведки идеи.

В ходе заседаний комиссии был определен круг лиц, за которыми должно быть установлено наблюдение. Потенциальные шпионы были разделены на 21 группу. К первой, подлежащей "особому вниманию" контрразведки, были отнесены все иностранные военные агенты, за которыми нужно "периодическое наружное наблюдение", а военных агентов Германии, Австро-Венгрии, Великобритании, Японии, Швеции, Турции, Северо-Американских Соединенных Штатов и Италии предполагалось обеспечить "внутренним наблюдением", т. е. внедрить в их ближайшее окружение тайных осведомителей.

На представителей прочих 20 групп внимание следовало обращать выборочно, в зависимости от "указаний на них агентуры". Список потенциальных шпионов включал прежде всего иностранных дипломатов, частных лиц, живущих вблизи границы, либо часто ее пересекавших, и т.д. В примечании комиссия отметила: особо интересны представители Германии и Австрии — на западе и Японии — на Востоке, хотя это не исключает необходимости наблюдения за подданными других государств, но опять же не всегда, а только в подозрительных случаях{38}.

Среди российских подданных "клиентами" контрразведки должны были стать офицеры и нижние чины, "живущие выше средств и близко стоящие к военно-декретным сведениям", подрядчики военного ведомства, служащие военных заводов при наличии "определенных указаний" агентуры. Не меньший интерес вызывали путешественники с фотографическими аппаратами, производящие "промеры, статистические исследования в местах, важных в военном отношении", служащие мобилизационных отделов железных дорог и прочие категории лиц, имеющих доступ к военным секретам.

Анализ состояния и перспектив борьбы со шпионажем подводил комиссию к единственному выводу: "для правильного ведения контрразведки необходимо учреждение особого органа, занимавшегося исключительно контрразведкой" взамен существовавшего дробления этих функций между различными ведомствами. Но тут же возникал вопрос: а кто именно, какое ведомство возьмет на себя труды по организации контрразведки?

Предложенный П.А. Столыпиным вариант отражал скорее амбиции МВД, нежели его реальные возможности. Охранные отделения и разведывательные отделения штабов военных округов в одиночку вести эту работу отказались. Комиссия признала их отказ справедливым "ввиду той массы дел, которыми и без того перегружены названные учреждения"{39}.

Решили создать нечто среднее — "военно-розыскные" органы на базе охранных отделений Департамента полиции и разведывательных отделений окружных штабов. Последние казались необходимыми ввиду "их компетентности в военных вопросах и сосредоточения в них... необходимых данных по нашей разведке за границей"{40}.

Этот компромисс устраивал всех. Но как его реализовать на практике? Какому ведомству будут подчинены контрразведывательные органы, кто — военные или жандармы — их возглавят и откуда взять средства на их финансирование? Поиск ответов на эти вопросы и был, пожалуй, главной целью комиссии. Представители МВД, почти во всем соглашаясь с военными при обсуждении теоретической части, теперь взяли инициативу в свои руки.

Будучи людьми здравомыслящими и осторожными, дабы не дать разыграться ведомственным противоречиям, члены комиссии детально проанализировали все возможные комбинации взаимоотношений будущих контрразведывательных органов с ГУГШ и Департаментом полиции. Комиссия рассмотрела 4 организационные схемы.

Первая схема предполагала подчинение контрразведывательных отделений исключительно военному ведомству, при этом роль Департамента полиции ограничивалась "содействием и помощью". Этот вариант комиссия сочла нежизнеспособным, поскольку дело контрразведки оказалось бы в руках людей, некомпетентных в розыскном деле: "Образование контрразведки при штабах округов без руководства специально ведающих розыском учреждений приведет к тому, что отделения эти, несмотря на увеличение денежных отпусков и усиление личного состава, при неподготовленности к делу розыска, как исполнителей так и руководителей, даст в результате только... непроизводительные расходы с малым расчетом на успех и лишь создаст бумажное формальное делопроизводство, которое, в свою очередь, может повлечь трения с органами политического розыска"{41}.

Нельзя было игнорировать и еще одно обстоятельство. По законам империи производить обыски, аресты, предварительные дознания могли только чины МВД, следовательно, действия созданных при военном ведомстве розыскных органов, да еще и укомплектованных военными, фактически были бы незаконными{42}.

По второй схеме контрразведка возлагалась на охранные отделения. Этот вариант отвергли сами начальники отделений. По их мнению, "невозможно совместить политический розыск с военным, требующим специальных приемов и полного напряжения сил", что в результате отрицательно скажется на качестве обоих видов розыска.

Третью схему, подчинявшую контрразведывательные учреждения одновременно и штабам военных округов, и районным охранным отделениям, отвергли единогласно. Вред двоеначалия известен всем.

По четвертому варианту учреждались самостоятельные контрразведывательные отделения, подчиненные Департаменту полиции и связанные с районными охранными отделениями "на общем для всех розыскных органов основании"{43}. При этом между Департаментом полиции и ГУГШ в центре, а также между штабами военных округов и контрразведывательными отделениями на местах устанавливался бы "полный обмен сведениями и взаимное содействие". Последний вариант и был принят комиссией. Контрразведывательным бюро предстояло стать еще одним органом Департамента полиции МВД. Военные согласились, поскольку сами ничего лучшего предложить не сумели.

Разногласия среди участников совещания вызвал вопрос о том, кто возглавит контрразведывательные бюро: жандармы или армейские офицеры. Большинством голосов предпочтение было отдано жандармам, так как они обладали практическими навыками розыскной службы{44}. На должности помощников начальников из-за "недостатка штатного состава в Корпусе жандармов" комиссия решила назначать строевых офицеров, предложенных штабами округов и одобренных Департаментом полиции.

В штате контрразведывательных отделений были предусмотрены должности начальников, их помощников, чиновников для поручений, старших и младших наблюдательных агентов. Число сотрудников зависело от особенностей и размеров подведомственных отделениям районов. Комиссия планировала сформировать 7 отделений: в Санкт-Петербурге, Варшаве, Киеве, Вильно, Одессе, Иркутске и Владивостоке. В них должны были нести службу 7 начальников, 10 помощников, 11 чиновников, 18 старших и 74 младших наблюдательных агента. Выделены были средства на найм 8 переводчиков. Борьба со шпионажем в Азиатской России возлагалась на Владивостокское (12 чел.) и Иркутское (12 чел.) отделения{45}. Ежегодно эти 7 отделений должны были обходиться царской казне в 251520 руб.{46}. Для сравнения отметим, что в 1906-1909 гг. на секретные расходы (разведку) ГУГШ получало 344160 руб. в год. Таким образом, если бы проект комиссии был одобрен Советом министров, то общие расходы России на разведку и контрразведку составили бы 595 680 руб. Сумма мизерная, если принять во внимание, что только на содержание конюшен и манежа Николаевской академии Генштаба военное ведомство тратило в год по 560 000 руб.{47}.

Комиссия наметила сформировать все контрразведывательные отделения к 1 июля 1909 г. Однако денег на контрразведку у правительства не нашлось ни в 1909, ни в 1910 гг. Министерство финансов под главенством В.Н. Коковцова в этот период вело политику сокращения бюджетных расходов. Поэтому все планы укрепления силовых структур пришлось отложить на неопределенный срок.

Финансовые возможности России невероятно отставали от потребностей ее армии. Генерал-квартирмейстер ГУГШ Ю.Н.Данилов впоследствии писал: "я не могу характеризовать иначе период времени с 1905 по 1910 годы включительно, иначе... как назвав его периодом нашей военной беспомощности"{48}.

Провал планов создания контрразведывательных органов военные рассматривали как временную неудачу. В ожидании благоприятных перемен ГУГШ пытался централизовать контрразведывательную работу окружных штабов, придать ей упорядоченный характер. В январе 1910 г. ГУГШ предписало штабам ввести карточную систему регистрации подозреваемых в шпионаже и утративших доверие собственных агентов. Тогда же был установлен порядок обмена карточками между штабами{49}.

Всплеск активности германской и австрийской разведок дал повод военному министру В.А. Сухомлинскому весной 1910 г. возобновить диалог с правительством по поводу финансирования контрразведки. В личных письмах П.А. Столыпину военный министр доказывал, что нельзя долее оттягивать создание контрразведывательных органов.

Именно в 1910 году обрела реальную почву надежда ГУГШ на дополнительные субсидии. Некоторое улучшение финансового положения Российской империи после 1909 года позволило увеличить ассигнования на армию. Если в 1908-1910 гг. было израсходовано на армию и флот 1702,4 млн. руб. (в среднем по 576 млн. руб. в год), то в 1911-1913 гг. эта сумма поднялась до 2148,63 млн. руб. (в среднем по 716 млн. руб. в год){50}.

По свидетельству генерала Данилова, только в 1910 году военному ведомству удалось добиться "планомерного отпуска соответствующих кредитов" и приступить к реорганизации армии{51}.

29 июля 1910 г. вновь было созвано межведомственное совещание по контрразведке. Возглавил его работу командир Корпуса жандармов генерал-лейтенант П.Г. Курлов. Из 2 членов комиссии — 8 представляли МВД, однако арифметическое большинство роли не играло. На первом же заседании делегаты высказались за пересмотр решений комиссии 1908 г. по поводу ведомственной принадлежности проектируемых органов контрразведки. Теперь участники совещания заявили, что контрразведывательные отделения, подчиненные Департаменту полиции, будут лишены возможности пользоваться оперативной информацией военной разведки, без чего вряд ли смогут принести какую-либо пользу. Судя по всему за прошедшие 2 года руководители убедились в том, что результативная контрразведка может быть организована только военными. По мнению жандармского генерала Курлова, "чины полиции и Корпуса жандармов без помощи окружных штабов не сумеют руководить контрразведкой, так как не знакомы с военной организацией нашей и иностранных армий". Исходя из этого, генерал Курлов предложил сформировать контрразведывательные отделения не в рамках Департамента полиции, а при штабах военных округов, но заведовать ими должны, как и намечалось прежде, жандармские офицеры.

3 августа участник совещания полковник Монкевиц доложил начальнику Генерального штаба: "Намеченная организация службы контрразведки в полной мере соответствовала бы желаниям ГУГШ... т. к. в руках военного ведомства в этом случае было бы не только ведение всей работы по борьбе со шпионством, но и ликвидация всех дел по военному шпионству, что представляется весьма желательным ввиду постоянно возникавших ранее на этой почве пререканий с чинами охранной службы"{52}.

Столыпин больше не пытался навязать свое мнение и военное ведомство подготовило для обсуждения в Государственной Думе законопроект об ассигновании на "секретные расходы по контрразведке" 843 720 руб. ежегодно до 1921 г. 2 марта 1911 г. Дума одобрила законопроект. 7 апреля царь утвердил ее решения и теперь, в соответствии с новым законом, ГУГШ в течение 10 лет мог экспериментировать в области контрразведки{53}.

Немедленно сформировать отделения ГУГШ не мог, поскольку разработка проектов инструкций и положений, регламентирующих деятельность новых органов была заморожена в 1908 г. Ждали денег, а когда они появились, то оказалось, что документация не готова. Спешно созванный в апреле съезд старших адъютантов окружных штабов пересмотрел свои ранние проекты организации борьбы со шпионажем. Особое делопроизводство ГУГШ во главе с полковником Монкевицем лихорадочно переписывало имевшиеся инструкции для контрразведывательных отделений.

И вот, 6 июня 1911 г. начальник Генерального штаба Я.Г. Жилинский, а через два дня — военный министр В.А. Сухомлинов утвердили "Положение о контрразведывательных отделениях", "Инструкцию начальникам контрразведывательных отделений", ведомость расходов и ряд других необходимых документов.

"Положение о контрразведывательных отделениях" предусматривало полное их подчинение штабам военных округов. Возглавляли контрразведывательные отделения жандармские офицеры. Они обязаны были представлять свои доклады и "соображения" генерал-квартирмейстеру ГУГШ и окружным генерал-квартирмейстерам через Особое делопроизводство ГУГШ или старших адъютантов окружных штабов. Начальники отделений непосредственно подчинялись генерал-квартирмейстерам тех штабов, при которых были созданы данные отделения{54}. В то же время они оставались в рядах Корпуса жандармов и числились в командировке.

Жалование по чину, квартирные деньги и суммы "на найм прислуги" они должны были получать в ближайшем жандармском управлении{55}. Подобная двойственность положения начальников отделений позволяла им в будущем держаться на значительном удалении как от своего жандармского, так и от военного руководства. Помощниками начальников отделений могли стать строевые офицеры — по назначению окружных штабов и жандармы. Всех прочих сотрудников: чиновников, переводчиков, наблюдательных агентов — начальники отделений принимали на службу и увольняли по своему усмотрению{56}.

Координирующим центром всей контрразведки империи становилось Особое делопроизводство отдела генерал-квартирмейстера ГУГШ. Там сосредотачивалась вся переписка с отделениями по вопросам борьбы со шпионажем{57}. Фактически возникал центр регистрирующий, но не было центра руководящего контрразведкой империи. Начальники отделений на практике получили почти полную независимость от ГУГШ и, в силу специфики своей работы, от непосредственных начальников штабов генерал-квартирмейстеров штабов военных округов.

В 1911 г. перед контрразведкой были поставлены более сложные задачи, нежели тремя годами раньше. Если тогда все планируемые мероприятия сводились лишь к борьбе со шпионажем, то "Положение о контрразведывательных отделениях" 1911 г. добавило еще одну обязанность: "воспрепятствование тем мерам иностранных государств, кои могут вредить интересам обороны государства"{58}. В соответствии с этими двумя главными задачами, "Инструкция начальникам контрразведывательных отделений" делилась на 2 части. Часть "А" была озаглавлена: "Борьба с военным шпионством", часть "Б" — "Борьба с прочими видами деятельности иностранных государств в России, угрожающих военной безопасности империи". Способы тайной борьбы все усложнялись и русские военные пытались учесть эти перемены, приноравливаясь к новым формам деятельности иностранных разведок.

Первый раздел инструкции повторял основные рекомендации 1903 года. Инструкция ориентировала начальников контрразведывательных отделений на применение наступательных, активных форм борьбы с разведками. Так, §3 рекомендовал выявлять заграничные разведцентры, создавать там постоянную внутреннюю агентуру, внедрять туда как можно большее число своих сотрудников. Следующие три параграфа касались организации агентурного наблюдения за иностранными консульствами, личным составом штабов и других военных учреждений непосредственно в России. "Консульская" агентура должна была доставлять сведения о "внутренней жизни" консульства, а именно: "кто посещает консульство вообще и в неурочное время, о чем говорят, где именно собираются для более или менее конспиративной беседы, как в таких случаях проникают в квартиру консула (атташе, секретаря), имеют ли место конспиративные выезды..., где хранятся дела консульства вообще" и т. д. "Штабная" агентура имела задачей "освещение личного состава военных и морских учреждений". Секретные сотрудники должны были наблюдать за служащими этих учреждений, обращая особое внимание на склонных к карточной игре, пьянству, увлекающихся женщинами и т.д. Агенты должны были информировать контрразведку об условиях хранения секретных документов и о лицах, стремящихся под различными предлогами ознакомиться с этими документами{59}.

Инструкция, по описанию многих технических приемов слежки, близка к аналогичным руководствам Департамента полиции. Так, в § 13 "Инструкции начальникам контрразведывательных отделений", при подготовке агентов наружного наблюдения рекомендовалось руководствоваться "имеющимися на сей предмет указаниями Департамента полиции"{60}. Составители "Инструкции" заимствовали из полицейских документов даже общий тон во взаимоотношениях офицеров с агентами. Начальникам отделений предлагалось отбросить все иллюзии: "лучший способ завязки сношений с лицами, могущими оказать услуги — поставить намеченное лицо в ту или иную зависимость от себя (сделать обязанным себе), приняв предварительно во внимание отрицательные качества намеченного лица, образ его мыслей, политические убеждения, материальное благосостояние..."{61}. Впрочем, полицейские инструкции по работе с агентурой оказались настолько эффективными, что, по словам бывшего генерала КГБ О. Калугина, органы госбезопасности Советского Союза продолжали ими пользоваться даже в 80-е гг.{62}.

Из 21 параграфа части "А" — 5 посвящены регламентации отношений контрразведки с жандармскими органами. Контрразведывательные отделения имели право лишь выявлять подозреваемых в шпионаже и наблюдать за ними. Арест подозреваемых могли осуществлять только жандармские управления. Здесь-то и начинались сложности. Авторы "Инструкции" не могли обойти существовавшие законы, а потому постарались во избежание недоразумений, как можно подробнее изложить порядок подготовки и проведения "ликвидации" (арестов). Схема действий получилась гроМО3дкой и таила в себе массу поводов для конфликтов между контрразведкой и жандармскими властями. Общий порядок подготовки ареста был следующим: начальник контрразведывательного отделения, собрав улики, обращался через старшего адъютанта штаба округа к окружному генерал-квартирмейстеру за разрешением провести ликвидацию. При положительном ответе начальник контрразведки передавал местному жандармскому управлению собранные материалы о лицах, подлежащих аресту. И лишь в том случае, если жандармские власти находили арест целесообразным, начиналось уточнение места и времени ликвидации, а также определялся круг лиц, у которых следует провести обыски{63}. Все эти тонкости ставили контрразведку в зависимость от жандармских управлений. Авторы "Инструкции", видимо, предчувствуя конфликты, предупреждали начальников отделений о том, что успех их деятельности "будет находиться в прямой зависимости от тех личных отношений, которые будут установлены с подлежащими жандармскими и полицейскими властями"{64}.

Второй раздел "Инструкции" — "Б" — разъяснял, что помимо борьбы с военным шпионажем в обязанности контрразведывательных отделений входит нейтрализация попыток иностранных государств создать в России "внутренние осложнения, способные нарушить успешное течение мобилизации и сосредоточения наших войск для борьбы с упомянутыми государствами". Об этом не упоминали в 1908 г. члены межведомственной комиссии. Также теперь контрразведке вменялось в обязанность мешать формированию иностранными государствами разведывательно-диверсионных отрядов "за счет инородческого населения империи". В документе был дан перечень "видов деятельности иностранных государств в России", способных нанести ущерб ее безопасности. Их было выделено 7: подготовка в России вооруженного восстания, подготовка за счет нерусского населения пограничных областей вооруженных отрядов, подготовка к "порче" искусственных сооружений (железнодорожных мостов, тоннелей и т. д.), сбор среди "инородческого и неблагонадежного" населения империи денег на нужды противника, подготовка забастовок и стачек на военных заводах, порча станков на этих заводах, содержание без соответствующего разрешения властей радио-телеграфных, телефонных и голубиных станций.

Правда, существовала важная оговорка. Борьбу с этими преступлениями начальники контрразведки должны были вести не по собственному почину, а только по распоряжению штабов военных округов или ГУГШ. Это было главным отличием от действий контрразведки в борьбе со шпионажем, описанных в части "А". Составители "Инструкции", вероятно, пытались таким способом предотвратить сползание контрразведки в область политического сыска{65}.

В целом "Инструкция начальникам контрразведывательных отделений" представляла собой обобщение накопленного военными опыта борьбы со шпионажем и богатейшей практики охранных отделений. Подобное сочетание придавало вес каждому параграфу документа и служило гарантией его эффективности.

На территории империи учреждались 2 контрразведывательных отделений. 10 — при штабах военных округов и отдельно — городское Санкт-Петербургское. Районы деятельности трех отделений не совпадали с территориями округов, при штабах которых они создавались. Одесское отделение должно было действовать в пределах Одесского военного округа и Войска Донского, Московское — в районах Московского и Казанского военных округов, Иркутское — на территории Омского и Иркутского округов. В Азиатской России теперь располагались 3 отделения: Ташкентское — при штабе Туркестанского военного округа, Иркутское — при штабе Иркутского округа и Хабаровское — при штабе Приамурского военного округа.

Хотя казна выделяла Военному министерству по 843 тыс.руб. ежегодно на нужды контрразведки, однако реально отделения получали на 200-260 тыс. руб. меньше. Разница, очевидно, шла на финансирование вечно нуждавшейся в деньгах разведки. Общая сумма "секретных" расходов Военного министерства в 1911 г. составила 1 947 850 руб., в том числе на "надобности" разведки — 891 920 руб. и 583 500 руб. — на контрразведку{66}.

Общая доля расходов на разведку и контрразведку в бюджете Военного министерства была смехотворно мала и составила в 1911 г.0,13 процента{67}.

Всего в том году военные получили 1 047 598 000 руб.

По отдельным статьям сумма расходов ГУГШ на контрразведку распределялась следующим образом: на секретную агентуру и оплату ценной информации — 246 тыс.руб., жалованье служащим — 157 260 руб., на служебные разъезды — 63 600 руб., наем и содержание канцелярий — 33 840 руб., услуги переводчиков — 12 600 руб., содержание конспиративных квартир -12 600 руб{68}.

Как видим, почти 43% всех денег шли на оплату услуг агентуры, без которой существование контрразведки было признано невозможным. В зависимости от масштабов предстоящей работы контрразведывательные отделения получали неодинаковые средства.

^ Таблица 1{69}. Расходы ГУГШ на содержание контрразведывательных отделений в 1911 и 1914 гг. (в рублях)

^ Наименование отделения

1911

1914 (проект)

Центральный орган при Особом делопроизводстве отдела генерал-квартирмейстера ГУГШ

11400

21600

Санкт-Петербургское (городское)

79500

99152

Санкт-Петербургское (окружное)

35280

38360

Московское

42900

45417

Виленское

48780

50630

Варшавское

63600

75000

Киевское

63600

63600

Одесское

34680

36260

Тифлисское

40680

42412

Ташкентское

42180

44022

Иркутское

52500

52500

Хабаровское

68400

70109

Итого:

583500

639062




оставить комментарий
страница4/16
Дата23.09.2011
Размер4.63 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх