Контрольная работа по дисциплине отечественная история на тему: «объединение русских земель и образование государства московская русь» icon

Контрольная работа по дисциплине отечественная история на тему: «объединение русских земель и образование государства московская русь»



Смотрите также:
Контрольная работа по дисциплине: Отечественная история. На тему: Отечественная война 1812 года...
Контрольная работа по дисциплине "Религиеведение"...
Вопрос Объединение русских земель вокруг Москвы...
Контрольная работа по дисциплине : история государства и права зарубежных стран...
Контрольная работа по дисциплине «Отечественная история» на тему «Золотой век» дворянской...
Восточные славяне в древности. Образование и развитие древнерусского государства...
Отечественная история программа курса для студентов...
Методические рекомендации по подготовке к экзамену по дисциплине «Отечественная история»...
Реферат по дисциплине «Отечественная история» на тему: Становление абсолютной...
Контрольная работа №1 по дисциплине отечественная история Волжский 2010...
Контрольная работа по дисциплине: «Отечественная история» на тему: «Русская правда» источник по...
Методические указания к выполнению контрольных работ по дисциплине «История отечественного...



скачать
КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

ПО ДИСЦИПЛИНЕ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ


НА ТЕМУ: «ОБЪЕДИНЕНИЕ РУССКИХ ЗЕМЕЛЬ И ОБРАЗОВАНИЕ ГОСУДАРСТВА МОСКОВСКАЯ РУСЬ»


Выполнила:

преподаватель


Саратов 2010г.


ПЛАН



  1. Введение.




  1. Объединение русских земель вокруг Москвы.




  1. Начало объединения русских земель.




  1. Роль Великого княжества Литовского в объединении русских земель.




  1. Русь в конце XIV – середине XV в. Феодальная война.




  1. Завершения объединения русских земель и становление централизованного Российского государства.




  1. Заключение.




  1. Список используемой литературы.



ВВЕДЕНИЕ


История нашего современного государства начинается с середины XV века, когда великий князь московский Иван III окончательно объединяет земли русские, титул великого князя сменяется титулом царь, а Московское княжество с присоединением последних территорий начинает именоваться не иначе, как Россия. И если не разобраться в причинах Возвышения Москвы, в фактах, событиях – то вряд ли можно будет понять и разобраться в причинах объединения Российских земель, сложно будет понять весь дальнейший процесс исторического развития нашей страны.

Под владычеством московского государства на территории русских земель создаётся новое, по сути, государство. Это государство – Россия – не является приемником Руси Киевской. Здесь другая система управления, сбора налогов, другие взаимоотношения власти и народа. Россия является преемницей Московского княжества, которое с периода правления князя Даниила Александровича начинает постепенно расти, набирает военную и экономическую мощь - возвышается. Далее процесс возвышения сменяется процессом объединения русских земель под властью Москвы, и результатом этого объединения является государство, в котором мы живём. Трудно представить, что сейчас бы представляла Россия, если бы процесса возвышения Москвы не состоялось, какое княжество тогда бы начало объединение Руси, когда бы объединение состоялось и состоялось бы вообще. Но факт остаётся фактом: Москва дала нам Россию.

В конце XV - начале XVI вв. более чем двухвековая борьба русского народа за свое государственное единство и национальную независимость завершилась объединением русских земель вокруг Москвы в единое государство.


^ НАЧАЛО ОБЪЕДИНЕНИЯ РУССКИХ ЗЕМЕЛЬ


Политическое раздробление Руси достигло своего апогея на рубеже XIII -XIV вв. Из Владимиро-Суздальского княжества выделилось к 70-м годам XIII в. 14 княжеств, из которых наиболее значительными были Суздальское, Городецкое (с Нижним Новгородом), Ростовское, Ярославское, Переяславское, Тверское и Московское. Дробление было характерно и для других территорий: так, Смоленская земля распалась на еще более мелкие уделы, в Чернигово-Северской земле, в верховьях Оки, было множество мелких княжеств. Во многих княжествах на протяжении XIV в. шло выделение новых уделов. .
На рубеже XIII - XIV вв. создалась особая политическая система Великого княжения Владимирского. Великий князь Владимирский стоял во главе феодальной иерархии. Он оставался в то же время главой своего собственного княжества. Власть великого князя была во многом номинальной, но все же давала немалые преимущества. Территория великокняжеского домена вокруг Владимира включала богатые и плодородные земли, великокняжеские бояре могли получать здесь выгодные наместничества. Великокняжеский стол увеличивал престиж князя, давал ему возможность расширить или, по крайней мере, укрепить границы своего княжества. Поэтому князья вели ожесточенную борьбу за выдававшийся в Орде ярлык на владимирский стол. Основными претендентами были в XIV в. тверские и московские князья, а затем и суздальско-нижегородские. Остальные не могли претендовать на владимирский стол, ибо были либо слишком слабы для борьбы, либо не принадлежали к владимиро-суздальской княжеской династии и не имели прав на великокняжеский престол. .
Борьба за великокняжеский престол усиливалась по мере того, как рос великокняжеский домен за счет выморочных княжеств, владетели которых не оставили прямых наследников. Так, постепенно в его составе оказались Костромское и Юрьевское княжества; формально в него входило и Переяславское княжество, хотя, оно фактически подчинялось Москве. .
В XIV в. наметились тенденции политического объединения земель. В Северо-Восточной Руси развивалось крупное феодальное землевладение. Вотчинникам-боярам было тесно в рамках небольших княжеств: ведь бояре не имели права покупать земли за границами своего княжества. Феодальная раздробленность не порвала давних экономических связей между землями, а в дальнейшем возникали и новые. Это облегчало достижение единства. Предпосылкой для ликвидации феодальной раздробленности была примерная синхронность в развитии всех княжеств, а потому в основном одинаковым был их уровень. Близки были правовые нормы, восходящие к Русской Правде. Сохранялось и общерусское национальное самосознание. Действие этих предпосылок, едва наметившихся тенденций социально экономического развития не смогло бы проявиться без участия внешнего фактора: необходимости организовать отпор разбойничьим набегам ханов Золотой Орды и свергнуть ее иго. Одного этого внешнего фактора оказалось мало, чтобы объединить русские земли в XIII в. перед лицом Батыева нашествия, но без него и в XIV - XV вв. слабые еще социально экономические предпосылки не смогли бы оказать своего действия.
Борьба за владимирский престол не была столкновением противников и сторонников единства. В ней решалось лишь, какое княжество возглавит объединительный процесс. Из участников этой борьбы наименьшие шансы на успех были у Суздальско-Нижегородского княжества. Расположенное на восточной окраине, это княжество находилось слишком близко к Орде и потому часто становилось жертвой набегов. Это и препятствовало концентрации здесь населения, и толкало суздальско-нижегородских князей на соглашение по отношению к Орде. Возможности же Московского и Тверского княжеств были приблизительно равными. Их столицы стояли на перекрестках торговых путей. Территории были хорошо защищены и с запада и с востока густыми лесами и другими княжествами от вражеских нападений. Именно здесь, в Центре, складывалась русская народность. Оба княжества возникли в XIII в.: Тверское в 1247 г. получил младший брат Александра Невского Ярослав Ярославич, Московское  - в 70-х гг. XIII в. младший сын Александра Невского Даниил. Ярослав и Даниил стали родоначальниками тверской и московской княжеских династий. Московское княжество было одним из самых небольших, но Даниилу Александровичу удалось его значительно расширить. В 1301 г. он отвоевал у Рязани Коломну. Затем ему удалось фактически присоединить выморочное Переяславское княжество. Тем самым в руки московских князей попала густо населенная территория с развитым феодальным землевладением, что увеличивало экономическую и военную мощь княжества. Присоединение Коломны дало выход к низовьям Москвы-реки и к Оке, а переяславские земли стали плацдармом для наступления на граничившее с ним Ростовское княжество. Сын Даниила Юрий отвоевал у Смоленского княжества Можайск и вступил в борьбу за великое княжение. Юрий Данилович заручился поддержкой хана Узбека, на сестре которого он был женат, обещал ему больше дани и получил ярлык на великое княжение. Великокняжеский престол был тогда в руках тверского князя Михаила Ярославича, который не подчинился приказу хана и начал войну с Юрием. Юрий потерпел поражение. В Орде стремились натравливать друг на друга русских князей, не оставлять надолго великокняжеский престол в руках одной княжеской ветви. Поэтому ярлык получил сын Михаила Ярославича Дмитрий Грозные Очи. Дмитрия вскоре казнили. Ярлык остался у Твери: он был дан брату Дмитрия — Александру Михайловичу. .
Московским князем стал брат Юрия Иван Данилович Калита. Иван Калита усиливал свое княжество при помощи Орды. В 1327 г. Твери вспыхнуло восстание против ордынцев. Оно было вызвано попыткой восстановить на Руси систему баскачества. Хан Узбек прислал в Тверь в качестве баскака Чолхана. Отряд Чолхана бесчинствовал в Твери. Восставшие истребили ненавистного баскака и его воинство. Князь Александр Михайлович, пытавшийся отговорить горожан от восстания, вынужден был примкнуть к ним. Иван Калита взял на себя подавление народного движения. Вместе с ордынским войском он пошел на Тверь. Вся земля была опустошена, города и села сожжены, люди уведены в рабство. Князь Александр бежал во Псков, но митрополит Феогност, союзник Калиты, проклял псковичей и отлучил их от церкви. Александру Михайловичу пришлось бежать в Великое княжество Литовское. В награду за подавление восстания Иван Калита получил ярлык на великое княжение. Несмотря на поражение, тверское восстание имело огромное значение: оно заставило Орду окончательно отказаться от системы баскачества и перейти к откупу дани русскими князьями. Главным сборщиком дани стал Иван Калита. .
При Иване Калите Московское княжество стало самым сильным на Руси. Великое княжение у него уже никто не решался оспаривать. В нарушение норм права Калита покупал села в других княжествах и нередко отдавал во владение своим людям. Так он создавал свои опорные пункты в чужих землях. Усилил Иван влияние на жизнь Великого Новгорода, князем которого он считался как великий князь владимирский. Укрепилось при Иване Калите и московское боярство. Оно богатело, участвуя в сборе дани, получая выгодные наместничества, приобретая новые вотчины на присоединенных территориях и в великокняжеском домене. Это привлекало под власть Калиты феодалов из других княжеств. Укрепляя Московское княжество, Иван Калита не ставил перед собой больших государственных задач, он преследовал лишь корыстные цели обогащения и укрепления личной власти. Он не только не помышлял об отпоре захватчикам, но, напротив, был таким верным слугой Орды, что даже свое завещание утвердил там. Однако усиление Московского княжества позволило внуку Калиты Дмитрию вступить в открытую борьбу с Ордой. Политику Ивана Калиты продолжали его сыновья - Симеон Иванович Гордый (1340 - 1353) и Иван Иванович Красный (1353 - 1359). В их время уже начали выделяться уделы внутри самого Московского княжества, но князьям удавалось действовать единодушно.

В 1359 г. умер 33-летний великий князь Иван Иванович, оставив 9-летнего наследника Дмитрия. Суздальско-нижегородский князь Дмитрий Константинович воспользовался малолетством Дмитрия, чтобы получить в Орде ярлык. Однако к середине XIV в. в Москве сложилось сплочение московского боярства, твердо отстаивавшее интересы московской династии. Превращаться из великокняжеских бояр в обычных приближенные Дмитрия не хотели. В Орде в это время разные ханы оспаривали друг у друга престол. В этих условиях и ярлык переходил из рук в руки. Вскоре его снова получил Дмитрий Константинович. Однако в 1366 г., он, видя силу Москвы, отказался навсегда от великокняжеского престола и даже выдал за Дмитрия Ивановича свою дочь. Это был важный успех, но оставался главный соперник - тверской князь. Дмитрию было необходимо укрепить могущество Москвы. Тверской князь пользовался поддержкой великого князя литовского Ольгерда, который дважды осаждал Москву, но безрезультатно. В 1371 г. тверской князь Михаил Александрович получил ярлык на великое княжение. Но оказалось, что жители Владимира уже привыкли к власти московских князей и не впустили Михаила. Михаил Александрович побоялся скомпрометировать себя и отказался от войска Орды, чтобы сесть на владимирский стол. Хан признал сложившееся положение, ярлык получил Дмитрий. В 1375 г. началась московско-тверская война, после того как тверской князь снова получил ярлык. Антитверская коалиция оказалась весьма широкой. Выставили свои полки Ярославль, Ростов, Суздаль и другие княжества. Поддержал Дмитрия и Новгород Великий, у которого были пограничные счеты с Тверской землей, а потому новгородцы опасались тверского князя на великокняжеском престоле. В московско-тверском договоре владимирский стол был признан «вотчиной» - наследственным владением московских князей. Михаил Тверской считался теперь братом Дмитрия и удельного князя Московской земли Владимира Андреевича. Статус великого князя тверского приравнивался, таким образом, к статусу московского удельного князя.
События конца 50-х - начала 70-х гг. показали, что соотношение сил изменилось и судьбы владимирского престола решаются теперь на Руси, а не в Орде. Дмитрий собрал силы для открытого противоборства с поработителями. Война с Тверью окончательно развязала ему руки. Недаром перед самым началом войны с Тверью, в ноябре 1374 г., в Переяславле Залесском состоялся съезд князей и бояр всей страны. Как предполагают, на нем и было решено вступить в решительную борьбу с Ордой. В самой Орде с конца 50-х годов продолжались усобицы. За 20 лет на престоле сменилось больше 20 ханов. В условиях ослабления ханской власти многие ордынские «царевичи» и мурзы на свой страх и риск предпринимали многочисленные разбойничьи набеги на Русь. Но вместе с тем Орде было теперь труднее вмешиваться в политическую жизнь Руси. Однако в середине 70-х годов усобицы приостановились. Темник Мамай захватил власть и стал фактическим правителем Орды, ставя и свергая ханов по своему усмотрению. Мамай сумел отчасти восстановить военное могущество Орды.
Итак, теперь сплотившаяся вокруг Москвы Русь и преодолевшая усобицы
Золотая Орда стояли друг перед другом. Столкновение было неизбежно. В 1375 г. войска Мамая совершили набеги на юго-восточную часть Нижегородского княжества и на г. Новосиль в юго-западной части страны. В начале 1377 г. совместная московско-нижегородская рать во главе с московским воеводой Дмитрием Боброком Волынским напала на ордынский город Булгар. Ордынские войска потерпели поражение и уплатили большой выкуп. В Булгаре были оставлены русские должностные лица. Впервые не Русь платила дань Орде, а ордынские князья Руси. Летом того же 1377 г. стало известно, что хан Араб-шах готовится напасть на Нижний Новгород. Ему навстречу вышло объединенное русское войско. Араб-шах где-то задержался, в войсках началось разложение: князья, воеводы и воины беспечно охотились, пьянствовали, оружие и доспехи держали в обозе. Однако вместо Араб-шаха внезапно появились, очевидно, войска самого Мамая и нанесли русскому войску у берегов реки Пьяны жестокое поражение. Враги двинулись дальше, без труда взяли оставшийся без защиты Нижний Новгород, сожгли его и разграбили. Тяжелое поражение не изменило решимости Дмитрия бороться с Ордой. Когда на следующий год Мамай решил закрепить успех и отправил на Русь большое войско мурзы Бегича, Дмитрий лично возглавил силы для отпора. На реке Воже в Рязанской земле ордынская рать потерпела полное поражение. Мамаю было необходимо взять реванш за Вожу. Иначе иго бы пало. Поводом для похода стало требование увеличить дань. В войска Мамая, по разным данным, входило от 100 до 250 тыс. человек: не только ордынцы, но и рати из подчиненных Орде народов Поволжья и Северного Кавказа. Союзниками Мамая считались великий князь литовский Ягайло и рязанский князь Олег Иванович. Они были ненадежными союзниками. Ягайло с опаской относился к усилению Москвы: ведь под угрозой могли оказаться западнорусские земли, вошедшие в состав Великого княжества Литовского. Но и победа Мамая не сулила ему ничего хорошего. Для Ягайла выгодно было, чтобы Москва и Орда взаимно обескровили друг друга. Вынужденно обещал помогать Мамаю Олег Рязанский: ведь его княжество было как раз на пути из Орды на Русь, на него всегда обрушивался первый, самый страшный удар врага. Союз с Мамаем был лишь средством спасти княжество от погрома. Однако именно Олег, этот «союзник» Мамая, первым сообщил Дмитрию о приближении ордынского войска и о пути его движения. Мамай шел на Русь, но и войско Дмитрия было необычно большим. В Коломне московские войска соединились с остальными дружинами и двинулись навстречу Мамаю, к Дону. Дмитрий стремился вступить в соприкосновение с Мамаем до того, как к нему подойдут союзники. Вероятно, Ягайло и Олег Иванович не торопились и сами. Во всяком случае, в битве они не участвовали.
7 сентября 1380 г. на берегу Дона состоялся военный совет. По предложению Дмитрия, было решено переправиться на противоположный берег Дона и там принять бой. Тогда в случае поражения путь к отступлению был бы отрезан: ведь переправа в боевой обстановке почти невозможна. Таким образом, русское войско было готово сражаться до последнего. В ночь с 7 на 8 сентября по быстро наведенным мостам полки переправились через Дон, на Куликово поле возле впадения в Дон реки Непрядвы. Противоречивость источников в изображении подробностей битвы привела к спорам относительно конкретного ее хода. Нет единого мнения даже в том, на каком - правом или левом берегу Непрядвы разыгралось сражение. Поэтому представить его себе можно лишь в общих чертах. Используя утренний туман и лесные заросли по краям поля, Дмитрий сумел укрыть засадный полк. Сначала ордынцам удалось уничтожить передовой и сторожевой полки, затем они направили свои удары на большой полк и полк левой руки. Тем самым Мамай подставил незащищенный фланг под удар русскому засадному полку. Его воины во главе с воеводой Дмитрием Боброком Волынским и Владимиром Андреевичем Серпуховским внезапно появились из засады. Свежие войска встретились с уже обескровленными и усталыми воинами Мамая. Это решило исход сражения. Ордынцы не выстояли и бежали с поля боя. После этой битвы московский князь Дмитрий был прозван Донским.
Куликовская битва, казалось, должна была покончить с ордынским игом. Однако получилось иначе. Скомпрометированного тяжелым поражением Мамая сверг с престола Тохтамыш, один из потомков Чингисхана, правивший в Средней Азии. Мамай бежал в Крым и был там убит. Тохтамыш потребовал от русских князей дани: он утверждал, что на Куликовом поле проиграла битву не Золотая Орда, а узурпатор Мамай. В самом деле, темник Мамай, хотя и породнившийся с Чингизами, не принадлежал к ханскому роду, следовательно, незаконно захватил власть. Сопротивление ему с точки зрения средневекового сознания было оправдано. Иное дело Тохтамыш, законный наследник владык Золотой Орды. Это обстоятельство внесло определенный раскол в среду князей, к тому же недовольных возвышением Дмитрия Ивановича. Все эти обстоятельства сильно затруднили организацию отпора Тохтамышу, который в 1382 г. двинулся походом на Русь. Суздальско-нижегородские князья, опасаясь за свою судьбу, присоединились к нему. Дмитрий Донской отправился собирать войска, но Тохтамыш дошел до Москвы раньше. Митрополит Киприан, великая княгиня и многие бояре бежали. Оборону города взяли в свои руки сами москвичи. К этому событию относятся первые сведения о применении на Руси огнестрельного оружия — крепостных пушек. Будучи не в силах взять Москву, Тохтамыш прибег к обману. Нижегородские князья убеждали жителей, что хан удовлетворится только выражением покорности. Когда ворота города были открыты, враг подверг столицу погрому и сжег ее. Были разграблены Владимир и города Московского княжества. Для войны с Тохтамышем сил у Руси не было. Ордынское иго было восстановлено.
Тем не менее Куликовская битва была событием огромного исторического значения для судеб страны. Это была первая победа над главными силами Орды, а не над отрядами отдельных полководцев. Тем самым народ восстановил веру в свои силы, увидел, что победа над Ордой возможна. Куликовская битва показала, что победы можно достичь, лишь объединив все силы народа под общим руководством, и что может это сделать именно Москва. До Куликовской битвы Москва была столицей самого крупного и сильного княжества, князья которого несколько десятилетий подряд занимали владимирский великокняжеский престол. Теперь Москва стала национальной столицей. Окончательно решился в пользу Москвы давний спор о том, Москва или Тверь возглавит политическое объединение страны. .
Дмитрий Донской прожил недолгую жизнь. В 30 лет он совершил главное дело своей жизни — выиграл битву на Куликовом поле. Через 9 лет, в 1389 г., он умер. Перед смертью он по обычаю составил завещание. Оно носит не только хозяйственный (как у большинства его предшественников), но и политический характер, отражает новую обстановку в стране, сложившуюся после 1380 г. Дмитрий решительно передает старшему сыну владимирский великокняжеский престол как свою «вотчину», ни словом не упоминая о ханском ярлыке. Тем самым произошло слияние территории Владимирского и Московского великих княжеств. Наследником Дмитрия был его старший сын Василий. .


^ РОЛЬ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО

В ОБЪЕДИНЕНИИ РУССКИХ ЗЕМЕЛЬ .

Важную роль в отечественной истории сыграло Великое княжество Литовское. Литовские племена в Прибалтике позже, чем восточные славяне, перешли к классовому обществу. Но во второй половине XII в. у них уже наблюдаются союзы князей, бывших еще, видимо, племенными вождями. Князья возглавляют первые набеги на Русь. Однако Литовское государство создалось только в XIII в. Его основателем был Миндовг, который впервые упоминается в русских летописях в 1219 г. Миндовг объединил под своей властью литовские земли в кровавой борьбе с остальными князьями. Миндовг поддерживал союз с Александром Невским и с Галицким князем Даниилом Романовичем, за которого выдал замуж свою дочь. Литовцы в это время были еще язычниками, за право христианизации Литвы соперничали православие и католицизм (Польша и Тевтонский орден). Миндовг было принял католичество (1251), но это было лишь его ловким политическим маневром. Через несколько лет он вернулся в язычество и продолжил успешную борьбу с Тевтонским орденом за независимость Литвы. В 1263 г. Миндовг погиб в результате заговора враждебных ему князей. В Литве начались междоусобия. Отдельным князьям (Тройдену, Войшелку) удавалось лишь временно укрепить княжескую власть. Их преемник Витень (1293 - 1315) в союзе с галицкими князьями одерживал победы над Тевтонским орденом. Расцвет Великого княжества Литовского наступил при брате Витеня - Гедимине.
С самого начала в состав Великого княжества Литовского входили не только литовские, но и русские земли. Уже Миндовгу была подчинена Черная Русь - земли в бассейне Немана вокруг Гродно. При его наследниках количество русских земель, подвластных великим князьям литовским, значительно возросло. Особенно большие территории Руси оказались в Великом княжестве Литовском при Гедимине. В его руках были Минск, Туров, Витебск, Пинск. В Полоцкой земле сидели на княжении литовские князья. Влияние Гедимина распространялось также на Киевскую, Галицкую и Волынскую земли. При преемниках Гедимина  - Ольгерде (Альгирдасе), Кейстуте (Кейстутисе), Витовте - еще больше русских и будущих белорусских и украинских земель входит в Великое княжество. Способы присоединения этих земель были различны. Конечно, имел место и прямой захват, но нередко русские князья признавали добровольно власть литовских князей, а местное боярство призывало их, заключая с ними соглашения - «ряды». Причиной тому были неблагоприятные внешнеполитические условия. С одной стороны, русским землям угрожала агрессия немецких рыцарских орденов, с другой - ордынское иго. Феодальная раздробленность и княжеские междоусобия в Северо-Восточной Руси делали ее бессильной помочь западным и юго-западным частям страны. Поэтому русские феодалы искали у Великого княжества Литовского защиты от внешней угрозы, тем более что литовские князья не были вассалами Орды, и тем самым ордынское иго не распространялось на его территорию. Включению русских земель в состав Великого княжества Литовского способствовали также многосторонние и давние связи литовских племен с Русью, особенно укрепившиеся в XIV в. Показателем их служат и браки литовских князей. Так, одна из дочерей Гедимина была замужем за тверским князем, его сын Ольгерд был дважды женат на русских княжнах, мужьями же его двух дочерей были суздальский и серпуховской князья. Русские земли в составе Великого княжества Литовского, более многочисленные, чем литовские, и стоявшие на более высокой ступени развития, оказали существенное влияние на характер социальных отношений и культуру этого государства. Феодальная знать Великого княжества, за исключением князей, состояла в основном не из литовцев, а из русских. Это объяснялось в том числе и тем, что в Литве долго сохранялось подчиненное непосредственно великому князю свободное крестьянство, а местный феодальный класс был численно крайне невелик. Поэтому русские князья и бояре в Великом княжестве Литовском участвовали в решении политических вопросов, в дипломатических переговорах. Вслед за русской знатью русское право вошло в литовское законодательство. Русская Правда была действующим сводом законов на территории Великого княжества Литовского и послужила одним из источников для Судебника великого князя Казимира (1468). Русский язык в его западном варианте - так называемая «русская мова» - стал государственным языком Великого княжества Литовского, языком образованной части литовского общества. Он послужил основой для формирования в дальнейшем украинского и белорусского языков. По своим функциям этот язык сравним с латинским языком в Западной Европе.
Наследниками Гедимина в результате междоусобной борьбы стали его сыновья Ольгерд, получивший восточную часть Литвы с большинством русских земель, и Кейстут, владевший западной частью государства. Старшим считался Ольгерд, даже называвший себя королем. Он захватил Волынь, Черниговскую и Брянскую земли, одновременно воевал с немецкими рыцарями. После его смерти (1377) начались новые усобицы. Кейстут в 1381 г. отобрал было великокняжеский престол у сына Ольгерда - Ягайла, но вскоре Ягайло вернул себе великокняжескую власть, а затем заманил Кейстута для переговоров и убил. Борьбу продолжил сын Кейстута - Витовт. Междоусобицы ослабляли силы Литовского государства, приводили к усилению опасности со стороны Тевтонского ордена, угрожавшего не только Литве, но и Польше. В кругах польских феодалов созрел план объединения двух государств, что создавало бы возможности как для совместного отпора ордену, так и для захвата Польшей украинских земель и подчинения ей всего Великого княжества Литовского. Польско-Литовская уния отвечала интересам и литовских феодалов, надеявшихся на помощь Польши для успешной борьбы против ордена. В 1385 г. в селении Крево уния была заключена. Ягайло принял католичество с именем Владислава и женился на наследнице польского престола юной королеве Ядвиге, став одновременно королем польским и великим князем литовским. Христианство в католическом варианте было объявлено государственной религией Великого княжества Литовского. Однако Витовт не подчинился унии и возглавил борьбу за независимость Литвы. Он заключил союз с Московским княжеством, выдав свою дочь замуж за московского великого князя Василия Дмитриевича. В 1392 г. Витовту удалось добиться признания независимости: он стал наместником Ягайла в Великом княжестве Литовском, а через некоторое время начал и себя именовать великим князем.

Прекращение усобиц положительно сказалось на отпоре ордену. А это было необходимо: рыцари вели наступление на литовские и польские земли, захватили литовскую Жемайтию и польскую Добржинскую землю. В 1409 г. началась так называемая Великая война королевства Польского и Великого княжества Литовского против Тевтонского ордена. Решающая битва произошла 15 июля 1410 г. возле селения Грюнвальд в Северной Польше. В 1411 г. возле Торуня был подписан договор, по которому орден был вынужден отказаться от Жемайтии и Добржинской земли, а также уплатить большую контрибуцию. Победа под Грюнвальдом остановила дальнейшую агрессию ордена на территории Польши и Литвы. Грюнвальдская битва привела к усилению позиций Великого княжества Литовского. В 1413 г. в местечке Городло была заключена новая, Городельская уния, согласно которой закреплялась независимость Великого княжества Литовского. Теперь требовалось лишь взаимное согласие литовских и польских феодалов при выборе как польского короля, так и великого князя литовского. Впрочем, в последующий период не раз польский королевский и литовский великокняжеский престолы объединялись в руках одного монарха. Эта уния была личной, а не государственной: Польша и Великое княжество Литовское продолжали существовать как отдельные государства. Вместе с тем Городельская уния распространила католичество и на западную часть Литвы - Жемайтию, сделав его государственной религией всего Великого княжества Литовского. Феодалы-католики получили определенные привилегии. Принятие католичества вело к полонизации. Таким образом, в конечном счете Городельская уния создала условия для наступления Польши на земли Великого княжества Литовского. Попытка Витовта добиться полной самостоятельности Великого княжества Литовского и принять королевский титул оказалась неудачной из-за сопротивления Польши. Вскоре умер и сам Витовт (1430). Польше в конце концов удалось добиться перехода под свою власть части украинских земель - Западного Подолья. .
Непросто складывались отношения Великого княжества Литовского с Северо-Восточными княжествами. Связано это с тем, что, вобрав в себя культуру, право, литературу Древней Руси, включив в свой состав Западные и Юго-Западные древнерусские земли, Литовское княжество стало претендовать на то, чтобы стать центром объединения русских земель. С 70-х годов XIV в. Литовское княжество вело борьбу на два фронта - против Тевтонского ордена и Москвы - и в иные периоды даже заключала союзы с крестоносцами ради достижения успеха в борьбе против русских князей. В 1368 - 1372 гг. князь Ольгерд трижды ходил походами на московское княжество, открыв эпоху так называемой литовщины. Не отказался от попыток остановить рост могущества Москвы и князь Витовт. В 1404 г. к Литовскому княжеству был присоединен Смоленск. Однако к этому времени Москва упрочила свои позиции в объединении Северо-Восточной Руси. После Куликовской битвы она стала центром освободительного движения. Кроме того, в Литовском княжестве все большее распространение получали католичество и католическая культура, что, конечно, мешало литовским князьям претендовать на роль наследников земель, некогда входивших в состав Древнерусского православного государства. .
Основное население Великого княжества Литовского составляли крестьяне-земледельцы, находившиеся в феодальной зависимости. Уже в XV в. возникают зачатки крепостнических отношений. Так, крестьяне делились на похожих, т. е. имевших право уходить от феодала в определенный срок, и непохожих, т. е. прикрепленных к земле, фактически крепостных. Существенным этапом развития крепостничества в Великом княжестве Литовском был привилей (жалованная грамота) Казимира IV (1447), согласно которому крестьяне не имели права переходить из владений частных лиц в великокняжеские имения, а из великокняжеских имений - на земли бояр. Значительную часть зависимого населения составляла челядь, холопы, в том числе сидевшие на земле.
Господствующий класс имел сложную структуру. Высшее положение в феодальной иерархии занимали князья, владевшие огромными вотчинами, а часто и княжествами. За ними шли наиболее крупные, но нетитулованные феодалы -паны. Следующий слой составляли бояре, на которых в XV в. Все чаще переходит польское название шляхты. Шляхтой называли и земян, которые, так же как и бояре, ходили на войну, владели наследственными «отчинами», но были менее аристократичны по происхождению и владели меньшими имениями. Аналогичные категории феодалов - своеземцы и земцы - известны на Руси, в Новгородской и Псковской землях. Городские жители - мещане несли определенные военные повинности и также имели право владеть населенными имениями. Таким образом, некоторые мещане по своему социальному статусу оказывались феодалами. Верховным главой класса феодалов и правителем государства был великий князь, носивший титул господаря (т. е. государя), а иногда даже самодержца. В действительности же власть великого князя была значительно ограничена советом крупных феодалов (Паны-рада). До середины XV в. в состав Рады входили и русские (будущие украинские и белорусские) феодалы, однако со второй половины XV в. Паны-рада состоит только из католиков. Многие земли управлялись отдельными князьями, большей частью из числа потомков Гедимина, но иногда и Рюриковичами. В Смоленской и Чернигово-Северской землях сохраняли власть местные наследственные князья -Вяземские, Воротынские, Одоевские, Мосальские, Мезецкие, Барятинские и т. д. В большинстве они были православными. Городами и землями управляли наместники и воеводы, получавшие, как и на Руси, «корм» и судебные пошлины. Они бывали иной раз достаточно независимыми от центральной власти. Вместе с тем Великое княжество Литовское не знало феодальной раздробленности, так как образовалось в результате объединения уже раздробленных русских княжеств с литовскими землями. Управление сельским населением находилось в руках выборных из волостных и городских общин. В выборных органах участвовали и мещане, и представители крестьян. Этническая неоднородность и слабая централизация Великого княжества Литовского способствовали сохранению значительной автономии вошедших в него русских земель. Часть этих земель, лежащих в верховьях Оки, Дона и Днепра, по мере возрастания могущества Москвы стремилась перейти из Литовского княжества в Русское государство. Одновременно в славянских землях, оставшихся в составе Литвы, идет процесс становления украинской и белорусской народностей. Процесс этот, однако, был осложнен тем, что власть здесь принадлежала литовцам и полякам, а господствующей культурой была культура католическая, которую с середины XV в. стала активно перенимать местная знать. Окатоличивание, а затем и полонизация феодалов приводит к ухудшению положения низов, столкнувшихся с религиозным и национальным гнетом. В итоге растет патриотическое сознание низов и той части феодалов, которые не утратили связи с православной религией и культурой. Память о единстве восточнославянских народов рождает стремление к объединению с Русским государством и делает русско-литовские, а позднее русско-польские отношения одними из центральных в отечественной истории.

РУСЬ В КОНЦЕ XIV — СЕРЕДИНЕ XV в. ФЕОДАЛЬНАЯ ВОЙНА .

Наследник Дмитрия Донского Василий I Дмитриевич успешно
продолжат политику своего отца. В 1392 г. ему удалось присоединить Нижегородское княжество: Василий купил в Орде ярлык на него, а местные бояре во главе с Василием Румянцем поддержали московского великого князя - они воспользовались случаем перейти на сторону более сильного. Впрочем, местные князья сохранили власть над территорией Суздальского княжества и, возможно, Городецкого. Василий Дмитриевич сумел также присоединить Муромское и Тарусское княжества. .
Однако на рубеже XIV - XV вв. осложнились отношения Руси с Ордой. В 70-х гг. XIV в. один из мелких среднеазиатских правителей Тимур (Тамерлан) начал завоевание Средней Азии, а на рубеже 80 - 90-х годов подчинил себе Золотую Орду и разгромил хана Тохтамыша. В ходе войны с Золотой Ордой Тимур появился и в пределах Руси: в 1395 г. он дошел до Ельца и разграбил его. Навстречу ему вышли русские войска во главе с Василием I. Однако битва не состоялась: Тимур после двухнедельной остановки повернул назад. Тимур, для которого в это время главной задачей было покорение именно Золотой Орды, не был готов к затяжной и изнурительной войне с основными силами Руси. Свержение Тохтамыша и последовавшие за этим смуты и ослабление Орды позволили Руси явочным порядком отказаться от посылки дани и поездок в Орду за ярлыками. Однако в 1399 г. фактическим главой Орды стал эмир Едигей. Укрепив свою власть, он решил добиться от Руси восстановления зависимости. Поход Едигея (1408) оказался неожиданностью для Василия I: он не успел собрать рать. Ордынские войска сожгли множество городов, в том числе Нижний Новгород, Ростов, Дмитров, Серпухов, разорили села. Лишь Москву, героически оборонявшуюся, Едигею не удалось взять. Получив денежный выкуп, он, напуганный известиями об угрожавших ему смутах в Орде, ушел восвояси. Однако ордынское иго было вновь восстановлено. .
К концу княжения Василия Дмитриевича еще более возросла власть великого князя московско-владимирского. По размерам принадлежащей ему территории он неизмеримо превосходил всех остальных князей. Те князья, которые сохраняли пока свой суверенитет, за редким исключением, вынуждены были повиноваться ему. Некоторые князья перешли на положение великокняжеских слуг, получали назначения воеводами и наместниками, хотя и сохраняли в полном объеме княжеские права в своих землях. Таких феодалов называли служилыми или служебными князьями. Постепенно перестраивается вся система управления, превращаясь из местной, московской, в общерусскую. Появляются административно-территориальные единицы - уезды, бывшие самостоятельные княжества. Управляют уездами великокняжеские наместники. Московский князь реально руководил всеми вооруженными силами страны, а в дипломатических отношениях - с Ордой и с Великим княжеством Литовским -он выступает от имени всей земли. .
Процесс политического объединения русских земель и превращения великого княжества Московско-Владимирского в единое государство замедлила продолжавшаяся около 30 лет феодальная война второй четверти XV в. Поводом для нее был династический конфликт между князьями Московского дома. После смерти Василия I претендентами на великокняжеский престол выступали его десятилетний сын Василий и энергичный младший брат Юрий Дмитриевич. На Руси издавна существовали два принципа престолонаследия: родовой (от брата
к брату) и семейный (от отца к сыну). Однако было неясно, какой из них существовал в Московском княжестве; до сих пор князья либо умирали без мужского потомства (естественно, наследовали младшие братья), либо переживали братьев, и никто не соперничал с их сыновьями. По завещанию Дмитрия Донского после смерти Василия великокняжеский престол должен был перейти к Юрию, но не было оговорено, что этот порядок сохранится и после рождения у Василия сына. Силы претендентов были, казалось, неравными. Сам великий князь Василий 1 не очень верил, что его сыну удастся сесть на великокняжеский престол, уж в очень осторожной форме он предусматривал эту возможность в завещании. Однако в действительности перед Юрием стояла нелегкая задача. Василий Дмитриевич назначил опекуном своего сына могущественного великого князя литовского Витовта, на дочери которого Софье был женат. Софья Витовтовна стала фактической правительницей при малолетнем сыне, за ней стояла поддержка отца. Юрию было не по силам вести войну с Витовтом, поэтому он в 1428 г. признал своего 13-летнего племянника великим князем. Но в 1430 г. умер Витовт, и Юрий получил свободу действий. В 1433 г. он внезапно напал на Москву, разбив войска Василия II, занял великокняжеский престол, а Василию дал в удел Коломну. Но из столицы в удельную Коломну к юному князю-неудачнику один за другим потянулись московские бояре и «слуги вольные». Юрий был удельным князем в течение 40 лет и за это время обзавелся своими боярами, которым, естественно, больше доверял. Московские бояре опасались, что пришельцы оттеснят их на задний план. Но править без опоры на московское боярство было невозможно. Юрий покинул Москву. На следующий год он возобновил войну, разбил Василия и снова стал великим князем, но через два с половиной месяца, 5 июня 1434 г., умер. Младшие сыновья Юрия Дмитрий Шемяка и Дмитрий Красный признали Василия Васильевича великим князем: его права на престол были неоспоримы. Но старший их брат Василий Косой не сложил оружия. Через некоторое время клан сыновей Юрия возглавил Дмитрий Шемяка. В ходе войны было много неожиданных и трагических поворотов. Применялось варварское средство расправы с противником - ослепление. Дважды его использовал Василий Васильевич: сначала приказал выколоть глаза боярину Ивану Дмитриевичу Всеволожскому, переметнувшемуся на сторону Юрия Дмитриевича; затем такая же судьба постигла попавшего в плен Василия Косого. Но и Василий Васильевич не избежал этой участи.

В 1445 г. казанский хан Улу-Мухаммед совершил набег на Русь. Василий II потерпел поражение и попал в плен, власть захватил Шемяка. Но Василий Васильевич, мастер закулисных комбинаций, обещал хану выплатить огромный выкуп и с ханским ярлыком вернулся в Москву. Шемяка не думал сдаваться. Он использовал справедливое недовольство народа обещанным великим князем выкупом, заключил соглашение с суздальско-нижегородскими князьями о восстановлении независимости их княжества. Стоило через три месяца после возвращения, в феврале 1446 г., Василию поехать на богомолье в Троице-Сергиев монастырь, как Шемяка захватил Москву. Арестованного Василия ослепили и отправили в ссылку в Углич. С тех пор Василий II стал Василием Темным, т. е. слепым. В сентябре Василий Темный поклялся, что не будет стремиться к великокняжескому престолу и стал удельным князем в Вологде. Казалось, Шемяка победил, но выкуп, обещанный Василием, собирать-то приходилось Шемяке. Московские бояре и другие феодалы уже не только были напуганы появлением на первых местах шемякинских приближенных, но потерпели материальный урон: при восстановлении независимости Суздальско-Нижегородского княжества были возвращены местным феодалам вотчины, захваченные или купленные московскими боярами. Общественное мнение постепенно отворачивалось от Шемяки. Роль Василия Темного в ослеплении Ивана Всеволожского и Василия Косого подзабылась, а он сам был свежей жертвой отвратительной жестокости. Поддержал Василия Темного и тверской великий князь Борис Александрович: он, видимо, полагал, что неудачник Василий Темный будет не так опасен для независимости Твери, как Шемяка. Услужливый игумен Кирилло-Белозерского монастыря «снял клятву» с Василия, он переехал в Тверь, где закрепил союз торжественным обручением своего шестилетнего сына Ивана (будущего Ивана III) и четырехлетней тверской княжны Марьи. Со свадьбой, правда, пришлось подождать, пока молодые подрастут: их обвенчали тогда, когда жениху исполнилось 12, а невесте 10. Через год после своего свержения и ослепления Василий II победоносно въехал в Москву. Московские феодалы отказали Шемяке в поддержке, они не только не стали воевать против Василия, но и переходили на его сторону. Но феодальная война не кончилась: московские войска преследовали Шемяку, пока он не умер в 1453 г.
Феодальная война дорого стоила народу: за распри князей расплачивались жители сожженных дотла и разграбленных городов. Сторонники Василия расправлялись с теми, кто осмелился присягнуть Шемяке, а сторонники Шемяки вешали тех, кто был лоялен к Василию. Театром военных действий была вся страна. Междоусобица усилила власть Орды, снова получившей возможность вмешиваться в политические отношения на Руси. Вместе с тем феодальная война показала необратимость процесса объединения русских земель вокруг Москвы. По сравнению с междоусобицами предшествующего периода цели, которые ставили враждующие стороны, изменились. Если в XIV в. речь шла о том, Москва или Тверь возглавит объединительный процесс, то теперь велась борьба между князьями Московского дома за обладание Москвой. И даже тверской князь не воспользовался ситуацией для захвата Владимира, а решал, какого из претендентов на московский престол ему поддержать. Феодальная война вместе с тем показала и феодалам, и народным массам, что единство необходимо и для сохранения государственного порядка. Оказалось, что призрак кровавых княжеских междоусобиц XII - XIV вв. может воскреснуть. Страх перед этой опасностью делал желанной твердую власть. Поэтому в конечном счете феодальная война укрепила великокняжескую власть. Это нашло свое выражение в том, что Василий Темный все более властно распоряжался делами всей Руси. Глава Суздальско-Нижегородского княжества стал фактическим наместником Василия Темного. Ростовские и ярославские князья также подчинялись ему. Наместник Василия правил Рязанским княжеством, хотя и от имени малолетнего князя. В 1456 г. Василий Темный разгромил новгородские войска и в Яжелбицах заключил договор с Новгородом, по которому была усилена в Новгороде власть князя (он, а не вече стал теперь высшей судебной инстанцией), Новгород лишался права внешних отношений. Так во второй - третьей четверти XV в. были заложены основы для окончательной ликвидации феодальной раздробленности и создания единого государства.


^ ЗАВЕРШЕНИЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ РУСИ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XV — ПЕРВОЙ ТРЕТИ XVI в.


Почти два века занял процесс превращения самостоятельных русских княжеств в единое государство. Но чем ближе была конечная цель, тем больше ускорялся ход событий. Московские князья, поначалу верные слуги золотоордынского хана, по мере роста своего могущества и упадка Золотой Орды заняли лидирующее положение в освободительной борьбе с иноземным игом. Со временем противники потомков Калиты стали силой, препятствующей
«собиранию» земель, и по логике внутренней борьбы принуждены были искать помощи на стороне, чаще всего в Литве, что в конечном счете лишь ослабляло их позиции. Став центром антиордынского движения и политического объединения северо-восточных земель, добившись решительного перевеса над своими соперниками, московские князья еще могли проиграть отдельные столкновения, но исход борьбы был уже во многом предрешен. Из этого вовсе не следует, что победа достигалась автоматически: фактор политический, точное осознание целей и выбор оптимальных средств для их достижения, напротив, возрастал. Связано это было с тем, что внешняя угроза - татаро-монгольское иго и соперничество с Великим княжеством Литовским - побуждали к объединению, которое значительно опережало процессы экономической и государственной интеграции. Владения московского княжеского дома стремительно росли, на месте удельных княжеств возникало единое Русское государство, но это было вовсе не централизованное государство - подобную систему управления и организации власти еще предстояло создать, а для этого еще должны были вызреть предпосылки. Политическое объединение, выстроенное на недостаточно прочной основе, в известной мере компенсировалось усиливающейся княжеской властью, призванной сконцентрировать скудные ресурсы страны для окончательного утверждения независимости, решения основных внешнеполитических задач. Поэтому субъективный фактор - личность князя  приобретал огромное значение. В этом смысле показательна судьба Василия III. Он уже стал символом единой Руси, и правящие круги не пожелали менять его на представителей младших ветвей московского княжеского дома. Заурядность выиграла, и это свидетельствовало насколько далеко зашел процесс возвышения московских князей. Но феодальная война доказывала, сколь опасны для процесса собирания фигуры бесцветные, лишенные государственного кругозора, способные мыслить лишь старыми представлениями. .
Сын Василия III, Иван III Васильевич был полной противоположностью своему отцу. Это был один из немногих правителей, которому при жизни удалось достичь целей, поставленных перед ним временем: завершить объединение северо-восточных земель, обрести суверенитет, начать строительство новой государственности. Он был искусным, дальновидным политиком, умеющим ждать и при необходимости даже отступать. Хорошо понимая значение силы, Иван III предпочитал избегать кровопролития. Он не чуждался компромиссов и не пренебрегал чужими интересами, поэтому население присоединяемых княжеств в большинстве случаев без серьезного сопротивления переходило на его сторону.
К началу правления Ивана III великое княжество Московское было самым крупным, но не единственным. За четверть века московский князь существенно изменил политическую карту Северо-Восточной Руси, присоединив огромные территории. Для средневековых темпов развития это был подлинный взрыв в политических отношениях, превращавший Ивана III в глазах подданных в государя всея Руси. Территориальный рост Московского княжества начался с первых лет правления Ивана III. В середине - второй половине 60-х годов окончательно утратило суверенитет Ярославское княжество, князья которого давно уже были «подручниками» московских правителей. В 1474 г. еще спокойнее были ликвидированы остатки независимости Ростовского княжества: у князей были выкуплены остатки их княжеских прав. .
Трудной задачей было присоединение Новгородской земли, где традиции самостоятельности были весьма сильны. Часть новгородского боярства во главе с вдовой посадника («посадницей») Марфой Борецкой и ее сыновьями стремилась к открытому разрыву с Москвой и искала помощи у Великого княжества Литовского, чтобы удержать свои вольности. Другие бояре надеялись, что хорошие отношения с великим князем помогут сохранить самостоятельность Новгорода. В 1471 г. Борецкие одержали верх. Новгород заключил договор с великим князем литовским и королем польским Казимиром IV: Новгород признал Казимира своим князем, принимал его наместника, а Казимир брал обязательство помочь в войне. Такой договор был законным поводом для войны против Новгорода. Иван III собрал войска всех подчиненных ему князей, в том числе тверские, и двинулся в поход. На реке Шелони (июль 1471 г.) новгородцы потерпели поражение. Казимир, понимая, что у него нет в Новгороде полной поддержки, не выполнил договора. Новгородский архиепископ не разрешил участвовать в битве своему полку: а это была немалая часть ополчения. Такая позиция Казимира и архиепископа объяснялись тем, что и среди боярства, и особенно среди городских низов были распространены антилитовские настроения. Победа в Шелонской битве укрепила власть Ивана III над Новгородом. Потерпела урон антимосковская группировка: был казнен попавший в плен сын Марфы посадник Дмитрий Борецкий. Но Новгород оставался пока независимым.
Иван III стремился не к усилению зависимости Новгорода, а к полному его присоединению. Для этого он решил сначала укрепить свои позиции в Новгородской земле. В 1475 г. он предпринял туда поездку с большими вооруженными силами. В качестве новгородского князя он и по пути следования, и в самом городе принимал многочисленные челобитные на новгородских бояр. Тем самым он одновременно решал две задачи: перед черными людьми выступал в лице защитника народа, а враждебную ему группировку бояр ослаблял. Многие бояре были арестованы, часть их отправили для дальнейшего расследования в Москву, что было грубым нарушением новгородского права. Вернувшись домой, Иван III в Москве продолжат принимать челобитные и вызывать туда бояр для суда, еще более властно действуя не как традиционный новгородский князь, а как феодальный монарх. .
Весной 1477 г. новгородские послы в Москве назвали Ивана III господарем, а не, как было принято раньше, господином. Государем считался по отношению к своим холопам их владелец. Там, где есть государи, там есть и холопы. В Новгороде были убиты на вече некоторые из сторонников Москвы. Так появился повод для похода на Новгород. Осенью войска Ивана III двинулись к Новгороду. Вечевые власти не решились сопротивляться, а Иван III предъявил им жесткий ультиматум, что означало ликвидацию особенностей политического строя Новгорода. В январе 1478 г. новгородские власти капитулировали, вече было отменено, вечевой колокол увезен в Москву, вместо посадников и тысяцких городом теперь правили московские наместники. Земли у наиболее враждебных Ивану III бояр (в том числе у Марфы Борецкой) были конфискованы, но прочие боярские вотчины Иван III обещал не трогать. Это обещание он не сдержал: вскоре начались новые конфискации. Всего за 1484 - 1499 гг. 87% земель сменило своих владельцев; кроме мельчайших собственников - «своеземцев», все новгородские вотчинники лишились своих владений. Земли выселенных новгородцев отдали московским служилым людям. .
Теперь пробил час и ликвидации независимости Тверской земли. Она оказалась после присоединения Новгорода зажатой между московскими владениями, лишь на западе гранича на небольшом протяжении с Великим княжеством Литовским. Удельные князья Тверской земли поддерживали Ивана III против своего сюзерена. Тверские феодалы нередко бросали своего
князя и уходили на московскую службу: они торопились перейти на сторону победителя. Тверской князь Михаил Борисович чувствовал, что его власти приходит конец. Этого князя ничему не научил опыт новгородских бояр, которые напрасно ждали обещанной помощи от Казимира IV: Михаил Борисович заключил союз с королем. Тогда Иван III бросил на княжество свои войска, и Михаил Борисович быстро капитулировал. Видимо не до конца понимая сложившуюся ситуацию, он вскоре отправил Казимиру IV гонца с грамотами, но тот был перехвачен по дороге людьми Ивана III: не исключено, что в Москве уже имели возможность знать о каждом шаге тверского двора. Это был желанный для Ивана III повод окончательно решить тверскую проблему. 8 сентября 1485 г. московские войска подошли к городу, а уже в ночь с 11 на 12 сентября Михаил Борисович, с кучкой верных ему бояр бежал в Великое княжество Литовское. 15 сентября Иван III и его сын Иван торжественно въехали в город. Иван Иванович, бывший по матери родным внуком тверского великого князя Бориса Александровича, стал великим князем тверским. Хотя Псков и Рязань оставались еще формально независимыми, присоединение Твери означало создание единого государства. Недаром именно с этих пор Иван III титулует себя государем всея Руси. В этом титуле содержался и внешнеполитический вызов: многие исконные земли Руси входили в состав Великого княжества Литовского, и владетели этого государства именовали себя великими князьями литовскими и русскими. Иван III предъявлял таким образом претензии на эти земли. .
Объединительную политику продолжал преемник Ивана III его сын Василий III. При нем были полностью присоединены Псков и Рязань. Кроме того, успешные войны с Великим княжеством Литовским привели к присоединению Северской и Смоленской земель. Так был закончен процесс политического объединения русских земель и создания единого государства. .
Создание единого государства оказало влияние на развитие экономики и социального строя Руси. Прекращение феодальных усобиц способствовало развитию производительных сил. Продолжалось освоение русским крестьянством новых территорий: колонизационные потоки двинулись в Приуралье, за Оку.
Важные изменения произошли в структуре феодальной собственности на землю. Изменился характер землевладения князей. Став подданными государя всея Руси, они в значительной степени сохранили право собственности на свои бывшие домениальные земли. Однако эти их владения все больше сближались с обычными вотчинами. Кроме того, они взамен части отобранных у них старых земель получали вотчины на территории великого княжества Московского и Владимирского, а также сами приобретали там вотчины покупкой или в приданое. Тем самым княжеское землевладение постепенно сближалось с обычным боярским, хотя этот процесс закончился только к середине XVI в. Многие старые вотчинники значительно расширили свои владения. В присоединенных княжествах они приобретали новые вотчины, что делало московское боярство кровно заинтересованным в создании и укреплении единого государства. Однако параллельно шел другой процесс: многие старые феодальные вотчины мельчали в семейных разделах. Обедневшие отпрыски старых вотчинных родов либо переходят в самые «низы» класса феодалов, либо даже поступают в холопы к своим более удачливым собратьям. Фонд вотчинных земель несколько уменьшается из-за роста землевладения церкви - монастырей, митрополита и епископов. Часть земель они получают в дар за «упокой души», часть покупают. Разумеется, вклады в монастыри во многом были обусловлены религиозными представлениями: заупокойные молитвы монахов могли, как считали, спасти грешную душу от адского пламени. Но нередко вотчинники оказывались вынуждены отдавать землю монастырю из-за того, что были опутаны долговыми обязательствами.
Такое измельчание и обезземеливание части вотчинников противоречило государственным интересам. Обеспечить боеспособность войска можно было только одним путем: у каждого воина должна была быть земельная собственность, ведь государство не имело средств для денежного жалованья, и каждый воин должен был на свои средства приобретать вооружение и боевых коней. Создание же единого государства создало возможности для активной внешней политики, а она требовала даже увеличения вооруженных сил. Были необходимы земельные раздачи. Эти раздачи стали возможны, так как в руки великого князя попал обширный земельный фонд: владения новгородских вотчинников и домениальные земли Тверского княжества. Ожидались и новые приобретения. Но наделять землей на старом вотчинном праве было опасно: новые вотчины могли через некоторое время уйти в руки монахов. Поэтому и новгородским вотчинникам, выселенным в центральные и восточные районы страны, и московским служилым людям, получившим их владения, было запрещено продавать и дарить свои новые земли. Таких феодалов, переселенных на новые места, «испомещенных» там, стали называть помещиками, а их владения - поместьями. Первоначально поместья мало отличались от вотчин: они практически наследовались, а вотчинники были обязаны также служить. Главным было то, что поместья было запрещено продавать и дарить. Основная часть первых помещиков - мелкие слуги великих князей (ключники, псари и т. п.), отпрыски старых вотчинных родов, имущественное положение которых пошатнулось, а также переселенцы из Новгородской земли и в Новгородскую землю. Появление в присоединенных землях землевладельцев из числа давних и потомственных слуг великих князей московских создавало там форпосты для освоения этих территорий. Вскоре помещикам начали раздавать земли черносошных крестьян. Земля, отданная в поместье, не меняла формально своего верховного собственника - великого князя всея Руси; менялся лишь адресат повинностей. Более того, помещик выступал в роли покровителя крестьян и должен был «стоять» за их землю. Это на первых порах примиряло черных крестьян с превращением их в помещичьих. Правительство же, отдавая черную землю помещику, а не вотчиннику, могло не страшиться, что она перейдет затем к монастырю. Поэтому поместье в большей степени, чем вотчина, оказалось приспособлено к поглощению черных земель. Развитие поместной системы привело к резкому сокращению количества черносошных крестьян в центре.
В первой трети XVI в. поместья были уже почти во всех уездах страны, во многих из них прошли массовые поместные раздачи. Хотя создание единого государства послужило в конечном счете одной из предпосылок для закрепощения крестьянства, на первых порах положение крестьян даже несколько улучшилось. Благотворно повлияло прекращение феодальных междоусобиц. Новгородские крестьяне после конфискаций Ивана III стали сначала черносошными, что облегчало их положение. Раздача конфискованных земель новым владельцам растянулась надолго. Крестьяне Двинской земли так и не стали частновладельческими. Вскоре, однако, феодальное государство переходит в наступление. Давно существовавшее правило, что крестьянин может покидать своего владельца только в течение двух недель в году, стало общегосударственной нормой. Судебник 1497 г. установил вместо существовавших в разных районах разных сроков единый для всей страны срок перехода крестьян: неделя до Юрьева дня осеннего (26 ноября) и неделя после. Это было первое общегосударственное ограничение крестьянской свободы, но еще не закрепощение крестьян. Срок - конец ноября, время, когда уже собран урожай и установился санный путь - был сравнительно удобным и для землевладельцев, и для крестьян. В едином государстве, с другой стороны, потеряли силу запреты на переход крестьян из одного княжества в другое. Крестьяне небольших княжеств, территория которых приближалась к размерам крупной вотчины, фактически приобрели право перехода хотя бы в Юрьев день.
Господствовала, как и раньше, натуральная рента, хотя местами возникала и денежная. Барщина по-прежнему была слабо развита, а собственную запашку феодала обрабатывали главным образом холопы. Такие пашенные холопы получали от хозяина небольшой земельный надел и назывались страдниками (от «страда» - сельскохозяйственные работы). Социальное положение страдников приближалось к положению крепостных крестьян (наличие собственного хозяйства и личная несвобода), но степень приближения вызывает в науке споры.
В конце XV в. появилась новая форма холопства - кабальное. Должник давал на себя «служилую кабалу», по которой он был обязан отрабатывать своим трудом всю жизнь проценты долга. Освободиться кабальный холоп мог только после смерти хозяина, так как, будучи холопом, он не мог заработать денег для уплаты долга. Но и освободившийся холоп обычно снова шел в кабалу: у него не было средств к существованию. Нередко будущий кабальный холоп и не брал денег, а кабала была лишь документом, оформляющим поступление в холопство.
Во второй половине XV - первой трети XVI в. продолжали расширяться экономические связи между разными областями страны. Этому способствовало создание единого государства. Но эти связи было бы неверным преувеличивать. Преобладала естественная специализация (доставка соли из районов ее добывания, рыбы из Поморья и т. п.). Для развития оживленных торговых связей слишком ничтожна была доля городского населения. Натуральное хозяйство сохраняло безраздельно господствующее положение. В эти же годы расширяются не только политические, но и торговые и культурные связи России с другими странами: с Великим княжеством Литовским, Польшей, Германией, Италией, странами Востока. Политический строй Русского государства рубежа XV -XVI вв. развивался в сторону централизации. Великий князь всея Руси уже систематически пользовался титулом государь, а в его власти проявлялись черты самодержца. Даже внешний вид государя во время торжественных церемоний должен был показывать его отличие от подданных. В руках у него скипетр и держава - символы верховной власти. На голове - великокняжеская корона, «шапка Мономаха». В 1472 г. овдовевший Иван III женился на племяннице последнего византийского императора Софье (Зое) Палеолог, после чего великокняжеским гербом стал византийский двуглавый орел. При Василии III еще более усилилась великокняжеская власть.

Совещательным органом при великом князе была Боярская дума. Она восходит к временам Древнерусского государства, когда князь «думал» со старшими дружинниками о делах «земли». Совещания князей с боярами продолжались и в период феодальной раздробленности. В первой трети XVI в. сложилось четкое разграничение думных чинов - боярина и окольничего. Дума была невелика. В разное время в нее входило от 5 до 12 бояр и не более 12 окольничих. Все они были отпрысками аристократических родов. Состав Думы менялся. До середины XV в. там заседали только люди из старых московских боярских фамилий, но с образованием единого государства в составе бояр оказываются князья прежде независимых княжеств. Формально их «жаловали» в бояре. На деле же переход в бояре был знаком их превращения из вассалов в подданных великого князя, т. е. снижал их социальный статус. «Обояривание» князей произошло не сразу: некоторые из них превратились в бояр лишь в середине XVI в. Благодаря тому что Дума была невелика, государь мог делать своими советниками только тех аристократов, на лояльность которых он мог твердо рассчитывать. Одновременно начался процесс формирования государева двора, который включал титулованную и нетитулованную знать, различные категории служилых людей, приближенных ко двору и составляющих во время военных походов великокняжеский полк.

В 1497 г. был принят Судебник - первый свод законов единого государства. В Судебнике была (хотя и в общих чертах) определена компетенция должностных лиц, установлены процессуальные нормы, наказания за особо опасные для феодального государства преступления (убийства, разбои, кражи и т. п.). Судебник применялся на практике, но все же не получил широкого распространения и, вероятно, после смерти Ивана III был почти забыт. Судебник несколько опередил время в том смысле, что потребность в общегосударственном законодательстве не подкреплялась уровнем централизации. На местах великокняжеские наместники руководствовались Уставными грамотами.
Итак, во второй половине XV - первой трети XVI в. в России установилась самодержавная монархия, в которой великому князю принадлежала вся полнота политической власти. Однако разветвленный государственный аппарат еще не сложился, что на деле ограничивало возможности центральной власти. Внутри самой Московской земли продолжали существовать уделы. К концу княжения Ивана III из них остался лишь один. Но Иван III не был принципиальным противником удельной системы: он выделил четырем младшим братьям Василия III новые уделы. Однако Иван III намного увеличил долю старшего сына; великий князь владел значительно большей частью страны, чем все удельные князья, вместе взятые. Права удельных князей были урезаны: выморочные уделы переходили к великому князю, суд в московских селах удельных князей должен был осуществлять наместник великого князя. Младшим сыновьям Иван III завещал держать Василия III «в мое место, своего отца» и угрожал им проклятием за неповиновение государю. И все же удельные князья оставались постоянным источником династических смут. Их опасность увеличилась при Василии III; его брак с Соломонией Юрьевной Сабуровой оказался неудачным; у великокняжеской четы не было детей. Надеясь на то, что в конце концов он станет отцом, Василий III не разрешал своим родным братьям жениться - чтобы их более взрослые сыновья не стали соперниками его сыну. В 1526 г. он решился на поступок, взбудораживший общественное мнение: он развелся с женой, с которой прожил 20 лет, насильно постриг ее в монастырь и женился второй раз. Новой великой княгиней стала Елена Васильевна Глинская, племянница известного политического авантюриста князя Михаила Львовича Глинского. Михаил Глинский, видный вельможа Великого княжества Литовского, бежал в Россию. Однако в 1514 г. он пытался бежать из России в Литву, но был схвачен и брошен в темницу. Освободила его лишь женитьба великого князя на его племяннице. Елена родила двух сыновей: будущего Ивана IV (1530) и Юрия, болезненного и слабоумного. Сын Владимир родился у младшего брата Василия III - Андрея Старицкого, которому разрешили жениться. Таким образом, количество уделов к концу княжения Василия III значительно сократилось: осталось лишь два - Дмитровский, где княжил Юрий Иванович, и Старицкий, принадлежавший Андрею Ивановичу. Слабоумному Юрию Васильевичу удел был дан лишь формально. .
Создание единого государства дало возможность вести активную внешнюю
политику. Россия стала играть значительную роль в международных отношениях. Во внешней политике четко выделяются три основных направления: борьба за свержение ига Золотой Орды и отношения с выделившимися из ее состава ханствами (Казанским и Крымским); борьба с Великим княжеством Литовским за возврат захваченных им русских, украинских и белорусских земель; борьба с Ливонским орденом за выход к Балтийскому морю. Иван III, обладавший ярким талантом дипломата, успешно маневрировал и сумел избежать распыления сил страны: в нужный момент он концентрировал всю свою мощь на каком-то одном направлении.
Первой задачей, стоявшей перед внешней политикой, была ликвидация ордынского ига. Еще в 1476 г., отправив посольство и, возможно, дань в Орду, Иван III тем не менее отказался поехать туда, на чем настаивал хан Ахмат. После 1476 г. Иван III, во всяком случае, уже не посылал дани. В июне 1480 г. Ахмат выступил в поход против Руси: он воспользовался тем, что обстановка для Ивана III складывалась неблагоприятно. Подняли мятеж удельные братья великого князя - Андрей Галицкий и Борис Волоцкий. Они были недовольны тем, что старший брат не поделился с ними выморочным уделом умершего в 1472 г. дмитровского князя Юрия и арестовывает тех бояр, которые хотят «отъехать» к ним. Ливонский орден совершил нападение на Псковскую землю. В Новгороде, только что присоединенном, было еще неспокойно. Ахмат собрал огромное войско и заключил военный союз с Казимиром. В августе и сентябре происходили стычки русских и ордынских отрядов, основные же русские войска стояли на Оке, ожидая неприятеля. В Москве готовились к осаде. Великая княгиня Софья с казной уехала на Белоозеро. Это вызвало недовольство москвичей. К тому же было известно, что среди бояр пользуется влиянием группировка, настаивающая на примирении с Ахматом. Когда 30 сентября Иван III, покинув военный лагерь, приехал в Москву, жители встретили его с возмущением. Находившийся в Москве ростовский архиепископ Вассиан Рыло назвал великого князя «бегуном». Государь даже не смог остановиться в Кремле, а остался в пригородном селе Красном. Однако он подготовил Москву к возможной осаде и, главное, уладил свои отношения с братьями. В начале октября русское и ордынское войска оказались друг против друга на берегах притока Оки - Угры. Дважды хан пытался форсировать Угру, но оба раза был отброшен. Третью попытку Ахмат предпринимать не стал: он ждал подхода своего союзника Казимира, а пока решил вступить в переговоры. Претензии Орды были несоразмерны ее силам: хан настаивал, чтобы Иван III приехал к нему в ставку и стал у его стремени, а уж хан готов его «жаловать добре». Вскоре, однако, ордынцы пошли на уступки, но по-прежнему настаивали на сохранении ига. Переговоры прервались. Казимир так и не появился: в самом Великом княжестве Литовском начались усобицы, а крымский хан Менгли-Гирей, враг Ахмата, а потому союзник Ивана III, совершил набег на южную часть Великого княжества Литовского. Тем временем необычно ранняя зима скрыла под снегом остатки травы — корм для ордынских коней. 11 ноября Ахмат увел свои войска и вскоре погиб. Так ордынское иго, продолжавшееся 240 лет, кончилось. Почти бескровное «стояние на Угре» показало и мощь молодого государства, и дипломатическое искусство Ивана III. Это искусство помогло Ивану III найти правильную линию в том сложном клубке международных противоречий, в котором оказалась Русь. Османская империя после падения Византии захватила Балканы и оказалась на границах Германской империи. Папа Римский предполагал создать антиосманскую лигу христианских государей, привлечь к участию в ней Руси и тем самым подчинить себе и русскую церковь. На это рассчитывали в Риме, начиная переговоры о браке Ивана III и Софьи Палеолог: византийскую принцессу воспитали в Риме в духе унии между православием и католичеством. Надежды эти не сбылись: Софья быстро разобралась в обстановке на Руси и мгновенно превратилась в православную. Не увлекся Иван III и перспективой получить византийское наследство. Трезвый политик, он не пошел на столкновение с Османской империей. Борьба с сильнейшей военной державой тогдашней Европы могла лишь обескровить Русь. Восточное направление не стало главным в политике Ивана III, он стремился к мирным отношениям с Крымом и Турцией. .
Главные усилия Россия направила на воссоединение русских земель, входивших в состав Великого княжества Литовского. Там было немало русских феодалов, остававшихся православными. В связи с усилением влияния католической церкви их положение осложнилось. В конце XV в. в подданство к Ивану III перешли вместе со своими землями князья в верховьях Оки и в Чернигово-Северской земле (Воротынские, Одоевские, Трубецкие и т. д.), до тех пор служившие на обе стороны. Вспыхнула война. В этой так называемой «пограничной войне» (1487 - 1494) Россия одержала победу. Великий князь Александр Казимирович не только признал новые границы, но и закрепил мир династическим союзом: женился на дочери Ивана III Елене. Вскоре на русскую службу перешли новые князья и даже внук Дмитрия Шемяки. Весной 1500 г. вновь началась война. 14 июля 1500 г. на реке Ведроши в Смоленской земле состоялась битва с главными силами литовского войска. Бой продолжался шесть часов. Победа русских войск, возглавлявшихся князем Даниилом Васильевичем Щеней, была полной. Исход войны стал теперь ясен, и в 1503 г. было заключено шестилетнее перемирие. Выиграть войну России было тем труднее, что в распоряжении Александра были силы не только Великого княжества Литовского, но и Польши, королем которой он стал в 1501 г. Союзником Александра был также Ливонский орден. Иван III предвидел столкновение с ливонскими рыцарями: еще 1492 г. на русском берегу реки Нарвы, напротив укреплений ордена была построена крепость Ивангород. Ивангород был основной базой для русских войск, сражавшихся против рыцарей. Орден был разгромлен, вынужден признать права России на Тарту и обязался платить России дань за владение городом. .
В результате двух войн воссоединились с Россией Чернигово-Северская земля, восточная часть Смоленской земли. Граница проходила в верховьях Днепра, всего в 50 - 80 км от Киева. .
В 1512 г. истек срок русско-литовского перемирия, военные действия возобновились. В Москве рассчитывали, что удастся добиться присоединения Смоленска, а затем Украины и Белоруссии. Однако пришлось ограничиться Смоленском. После капитуляции гарнизона города русские войска в том же году потерпели тяжелое поражение под Оршей. Одновременно возобновил свои набеги крымский хан. По новому перемирию удалось закрепить за Россией Смоленскую землю. .
Таким образом, ликвидация политической раздробленности и образование единого государства принесли свои плоды: Россия достигла невиданных до того внешнеполитических успехов, добилась объединения всех великорусских земель и свержения ига Золотой Орды. .

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Как уже говорилось, во второй половине XIII века начинают набирать силу княжества, ранее не имевшие политического могущества, такие как Московское, Тверское, Брянское. И, говоря о том, почему же всё-таки именно Московское княжество стало среди них сильнейшим, а впоследствии вообще стало центром объединения, нельзя не согласиться с мнением Платонова, что первые московские князья обладали незаурядными личными способностями, политической ловкостью и умением пользоваться обстоятельствами. Возвышение Москвы началось при Данииле Московском, личности действительно неординарной. Таким образом, давая ответ на вопрос, почему началось возвышение Москвы, я первым делом хочу выделить две, на мой взгляд, важнейшие причины этого возвышения: усиление военного могущества московского князя на рубеже XIII – XIV веков и незаурядную личность Даниила Александровича Московского. Совокупность этих причин и послужили началом возвышения Москвы. В дальнейшем сложатся такие обстоятельства, которые предопределят дальнейшее возвышение, образуется ряд причин, по которым именно Москва станет объединяющей силой, но именно военная мощь и ловкость князей-потомков Даниила будут сопровождать эти процессы.

Можно ли на этом этапе изучения говорить о тенденции объединения русских земель? Пока нет. Даниил правил в период наибольшего дробления Руси. Это время натурального хозяйства, и богатство князя в это время зависело от налогов со своих владений, то есть от размера их княжества. Чтобы обеспечить всех своих наследников князь делил свой удел между ними, возможно, поэтому Даниил начал расширять свои земли. Не стоит забывать о том, что Даниил был потомком, сыном, Александра Невского, что в свою очередь, возможно, породило определённые амбиции московского князя. Но уже с правления Даниила можно говорить об определённом стремлении московских князей получить некоторый суверенитет, по крайней мере, от великого князя владимирского, отсюда и борьба потомков Даниила за великокняжеский престол; но в то же время Даниил беспрекословно признавал татарскую власть.

Так можно ли вообще признать, что возвышение Москвы явилось фактором объединения или нет? Я считаю это положение верным, так как к середине XIV века Москва была сильнейшим русским княжеством. Ни одно другое княжество, кроме Московского, не могло бы начать объединение; это вызвало бы территориальный рост и автоматически сделало бы это княжество противником Москвы. Но отождествлять эти понятия было бы не правильно: возвышение продолжается и в период объединения, и после него, и в период дальнейшего захвата территорий. Только, когда эти процессы протекают параллельно, можно говорить о близости этих понятий, и даже, возможно, о преемственности, и то, лучше конкретно разделять эти процессы между собой, не отождествляя их.


СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:


  1. Павленко Н. И., Андреев И. Л., Кобрин В. Б., Федоров В. А. История России с древнейших времен до 1861 года: Учеб. для вузов/; Под ред. Н. И. Павленко. — 2-е изд., испр. — М.: Высш. шк., 2001.




  1. Боханов А.Н., Горинов М.М. История России с древнейших времен до конца XVII века. М.: АСТ, 2001.




  1. Сахаров А.М. Образование и развитие российского государства в XIV-XVII в. М.:1969.




Скачать 462,37 Kb.
оставить комментарий
преподаватель
Дата23.09.2011
Размер462,37 Kb.
ТипКонтрольная работа, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх