Учебное пособие Сергиев Посад 2006 icon

Учебное пособие Сергиев Посад 2006


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Сергиев Посад город мастеров. Сергиев Посад : Весь Сергиев Посад, 2000. 24 с...
Учебное пособие под редакцией профессора К. Е. Скурата Сергиев Посад 2006...
Учебное пособие для 4 класса семинарии Сергиев Посад...
Учебное пособие для 4 класса семинарии Сергиев Посад...
Учебное пособие для студентов 3 класса Сергиев Посад...
История Русской Церкви XX век Учебное пособие для студентов 4 класса Сергиев Посад 2006...
История Русской Церкви XX век Учебное пособие для студентов 4 класса Сергиев Посад 2006...
Учебное пособие для 2 студентов класса Сергиев Посад...
Учебное пособие для студентов 4 класса Сергиев Посад...
Учебное пособие для студентов 1 класса Сергиев Посад...
Экскурсионная программа: Дмитровский кремль, Борисоглебский монастырь. Переезд в Сергиев Посад...
Программа тура: 1 день 08-30 Сбор группы в Москве...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
вернуться в начало
скачать

^ Восстановление высшей иерархии в Западно-русской Церкви


В 1620 году прибыл в Киев возвращавшийся из России иерусалимский патриарх Феофан. В этот момент Польша находилась в самом критическом положении. С трех сторон угрожала ей война – со стороны Швеции, России и Турции. Самая главная ее опора в возможной войне – литовско-русский народ – был взволнован неистовствами унии; казаки были ненадежны. Тем не менее, к Феофану православные обратились не сразу. Лишь через полгода, к сейму 1620 года, Виленское братство, возглавлявшее деятельность правос-лавных убедилось, что наступило самое удобное время воспользоваться затруднительным положением Польши, чтобы получить высшую иерархию.

На сейм были посланы послы с требованием свободы православной веры и восстановления православной иерархии. Когда Сигизмунд узнал о таком требовании православных, он пришел в неописуемый гнев и изрек достопамятные слова: «Скорее я лишусь королевской короны, чем дам Вам иерархию». Ответом на это явилось заявление послов от казаков (гетмана Конашелича-Сагайдачного) о том, что они не пойдут на войну, если желания православных не будут исполнены. Король вынужден был внешне проявлять лояльность и милость к православным, и даже пригласил Феофана к своему двору. Воспользовавшись этим, в Киеве было совершено посвящение православного митрополита Иова Борецкого и еще шести иерархов.

Феофан решил посвятить представленных кандидатов, но с возможной осторожностью и тайной, даже при закрытых дверях и окнах, так как это делалось без королевского разрешения. Первым был посвящен 6 октября на Перемышльскую кафедру Исайя Копинский. 9 октября игумен Михайловского Златоверхого монастыря Иов Борецкий посвящен на Киевскую и Галицкую и всея России митрополию. Оба владыки посвящены были не в Киево-Печерской Лавре, а в братской Богоявленской церкви «в нощи» из-за опасения католиков и униатов. Затем был посвящен в архиепископа Полоцкого Мелетий Смотрицкий.

Патриарх Феофан поспешил выехать за границу, убеждая казаков помогать королю в войне с турками, в надежде, что, быть может, за их услугу король согласится признать и утвердить восстановленную иерархию. Под прикрытием трехтысячного войска казаков под командой Сагайдачного, в сопровождении епископов, множества дворян и духовенства, патриарх по пути к границе продолжал посвящать православных епископов вместо уклонившихся в унию. 7 января 1620 года в местечке Трехтемирове он посвятил архимандрита Иезекииля Курцевича на Владимирское и Брестское епископство, а через 4 дня поставил игумена Исаакия Борисковича епископом Луцким и Острожским. В имении православного князя Стефана Четвертинского, недалеко от Белой Церкви, он поставил во епископа Холмского игумена Паисия Ипполитовича. Затем на Пинское епископство был поставлен грек Авраамий, ранее епископ Стегонский. Так совершилось восстановление православной иерархии, после чего патриарх отбыл в Валахию, в г. Яссы. Расставание было самым трогательным: епископы, гетман и все войско плакали.

Королю нужно было, чтобы патриарх Феофан убедил и благословил казаков на войну с турками, которые уже шли к пределам Польши, что патриарх и сделал. Но как только он выехал из Литвы, то был объявлен турецким шпионом и самозванцем. В 1621 году Сигизмунд издал приказ ловить и казнить новопоставленных православных иерархов. Последним пришлось скрываться в казацких областях. Основной удар был обрушен на Виленское братство.

Перед решающей битвой с турками при Хотине гетман Конашевич вновь объявил, что казаки не будут воевать, если не прекратятся преследования православных иерархов. Сигизмунд опять стал проявлять ласку и принял одного православного епископа. Но после одержанной при Хотине победы преследования возобновились с новой силой. Благодаря активному сопротивлению православных, сейм 1623 года постановил прекратить все взаимные судебные процессы с целью примирения обеих сторон. Но в том же году в Витебске был убит униатский архиепископ Иосафат Кунцевич, известный фанатическим преследованием православных. Так, в Полоцке он приказывал вырывать из земли тела умерших православных и отдавать их на съедение собакам, а в самом Витебске отнял у них все церкви в городе и даже наспех сооруженные храмы – «шалаши» - за городом. Его убийство дало повод к жестоким преследованиям православных со стороны государства.

Но надеясь на защиту короля, западно-русские иерархи стали входить в сношения с Москвой. В 1624 году митрополит Иов отправил три письма с луцким епископом Исааком Борискевичем, ехавшим в Москву за милостыней. В Москве обещали поддержать теснимое Православие. В 1625 году Исайя Копинский и Иеремия Тиссаровский обращались за милостыней в Москву.

Западно-русская иерархия, поддерживаемая Москвой, все еще не получила королевского утверждения. Не утвержденная королем, жившая и теснившаяся вдали от своих кафедр, православная иерархия не могла иметь того влияния и значения для православной паствы, которое имели епископы – униаты для униатов. Поэтому восстановленные православные кафедры и епархии в действительности оставались в прежнем безотрадном состоянии.

Когда кончился террор над православный Белоруссии за убийство Кунцевича и когда православные этой страны, пораженные им, притихли, униатский митрополит Рутский пришел к убеждению, что теперь можно успокоиться на счет успехов в этих странах и решил обратить все внимание на юго-западную Россию, по преимуществу на Волынь. Он сам отправился сюда и прежде всего обратился с воззванием к магнатам юго-западной России, чтобы они давали монастыри и приходы не иначе как тем из православных, которые согласятся принять унию.

Ближайшим плодом этих усилий Рутского было обращение в унию известного толкователя Евангелия Транквиллиона и игумена Дубенского монастыря Кассиана Саковича. После этого ему удалось привлечь в унию Полоцкого архиепископа Мелетия Смотрицкого, уход которого был очень чувствителен для православных. Он известен как писатель и богослов. В своих сочинениях Смотрицкий развивал мысль, что богословская наука западно-русской церкви находится под воздействием протестантизма. Православные обличили преувеличение Смотрицкого, но допустили основную его мысль. В 1628 году в Киеве состоялся собор, на котором были осуждены и сочинение Смотрицкого «Апология путешествия на Восток», и сочинения названных им протестантствующих писателей. Смотрицкий указал также на слишком большую роль мирян, ограничивавших через посредство братств деятельность епископата. Церковь, не отвечая прямо на это обвинение, занялась переустройством братств, более подчинив их иерархии со времени митрополита Петра Могилы.

В 1629 году король, по просьбе униатов, назначил во Львове собор для примирения униатов с православными. Православные очень хорошо знали, что от этого съезда не могло быть никакого толку, но им не хотелось навлечь на себя гнев короля, если и они по его приглашению не явятся совсем на собор, им назначенный. Поэтому, собравшись сами в Киев, они отправили на этот собор только некоторых светских и духовных членов братства. После всех вежливостей, миролюбивых встреч, угощений и дружеских прощаний иезуит Бембус открыто уже проклинал православных с кафедры, а униаты протестовали против них и сами отказались от всяких дальнейших сношений по делу взаимного примирения.

В 1631 году умер король Сигизмунд III, 45 лет угнетавший православную веру. После его смерти был назначен избирательный сейм, который должен был провозгласить королем сына Сигизмунда Владислава. Пользуясь обстановкой, православные вновь подняли вопрос о восстановлении прав Православной Церкви во всем их объеме, вплоть до уничтожении унии. Дворянским послам, отправляющимся на сейм, было наказано прежде всего стараться, чтобы Православной Церкви были возвращены епископские кафедры, церковные владения отнятые униатами, и чтобы Православная Церковь была вполне удовлетворена во всех своих правах; без этого не приступать к избранию короля.

Специальная правительственная комиссия под председательством самого королевича Владислава постановила прекратить разногласия и борьбу на основании законов, но исходя из существующего положения. Незаконно отнятое униатами у православных комиссия постановила им вернуть, однако во многих случаях комиссия признавала законным то, что, с точки зрения православных, было нарушением их прав. Владислав разрешил православ-ным выбрать нового митрополита, восстановил православные епископии и велел в каждом городе Литвы возвратить православным по одной церкви. Было постановлено уравнять церковные и гражданские права униатов и православных, предоставив тем и другим одинаковую свободу веры и богослужения. Православные получили Львовскую, Луцкую, Перемышль-скую и вновь открываемую Мстиславскую (с кафедрой и Могилеве) епархии, а также право заводить типографии, школы, больницы и т.д.

Что касается свободы веры, то всем было предоставлено полное право переходить из унии в православие, из униатской епархии в православную и наоборот. Обе стороны должны жить и мире и покое, не наступая одна на другую. К крайнему прискорбию католиков и униатов, не взирая на их протесты, королевич Владислав утвердил проект соглашения 1 ноября 1632 года.

13 ноября Владислав был избран королем Польши и поклялся выполнить все статьи и тем самым успокоить людей греческой веры. Так совершился государственный акт величайшей важности для православных в Литве и Польше. Православным дана была полная свобода вероисповедания и восстановлена православная западно-русская митрополия. Возвращены те права, какими православные пользовались до унии, хотя и не во всем объеме.

Однако польское правительство не признало законной существующую иерархию, восстановленную патриархом Феофаном. Поэтому стало необходимым избрание нового митрополита и других владык. В том же 1632 году состоялось избрание нового митрополита – Петра Могилы. Торжест-венное посвящение его состоялось в 1633 году во Львове. Из прежних епископов только один Иеремия Тиссаровский остался на своей кафедре.

Став королем, Владислав не спешил выполнить свои обещания, данные православным. Уже на сейме 1635 года король откровенно признался, что сделанные уступки вызваны стеснительными обстоятельствами. Он запретил открывать православный храм в Минске и утвердил за униатами все, чем они владели в настоящее время, т.е. после сейма 1635 года.

Большое давление на Владислава оказывал папа, выступавший против предоставления прав православным и желавший склонить к унии Петра Могилу, к которому папа писал послания, называя его «возлюбленным братом».


^ Митрополит Петр Могила


Митрополит Петр Могила родился в 1596 году в Молдавии, в знатной семье. Юность его прошла во Львове, где он получил первоначальное образование в братской школе. Он служил в польском войске, участвовал в известной битве под Хотином в 1621 году. Петр Могила был хорошо знаком с митрополитом Иовом Борецким, под влиянием которого постригся в монахи в 1625 году. В 1627 году он становится архимандритом Киево-Печерской Лавры. Могила имел большие связи и был лично известен Влади-славу, который относился к нему с уважением. По совокупности всех приз-наков Могила был наиболее достойным кандидатом в митрополиты. Патри-арх Кирилл Лукарис прислал благословение нареченному митрополиту.

После избрания Петра Могилы митрополитом король Владислав отдал в его распоряжение Софийский собор, ранее захваченный униатами. Престарелый митрополит Исайя Копинский, избранный после смерти Иова Борецкого в 1631 году, не пожелал признать нового митрополита и добровольно уйти на покой. Но польское правительство не признавало Исайю, избранного без его согласия. Для церкви было необходимым иметь легального митрополита, и Исайя был отправлен в монастырь.

Уже в 1632 году Петр Могила создал при Лавре Киево-Могиленскую коллегию. Там преподавались греческий и латинский языки, диалектика и логика. Богословие польское правительство преподавать не разрешило, поэтому православным по-прежнему приходилось выезжать за границу для изучения богословия.

Силами сотрудников коллегии, под руководством Петра Могилы, были подготовлены такие необходимые книги как «^ Православное исповедание веры» и «Требник», рассмотренные на поместном соборе 1640 года. На богословствовании Петра Могилы и его школе лежит заметный отпечаток латинского влияния. Таково было время, когда избежать этого влияния на Руси было практически невозможно.

«Православное исповедание веры» было рассмотрено на Ясском соборе 1643 года восточными патриархами и принято всей Церковью. Впервые оно было напечатано в Амстердаме в 1662 году, уже после смерти Петра Могилы.

Большое распространение и влияние получил и «Требник» Петра Могилы. К нему восходит «^ Известие учительное», печатаемое при «Служебниках», и многое другое.

Кроме ученых просветительных трудов митрополит Петр Могила вынужден был постоянно заботиться о защите прав православной Церкви.

Он также произвел раскопки Десятинной церкви и обрел мощи святого князя Владимира. Много усилий и средств Петр Могила потратил на восстановление Киево-Софийского собора, разоренного униатами. Митрополит Петр Могила скончался в ночь на 1 января 1647 года.


^ Сближение с Москвой


Преемником митрополита Петра Могилы оказался Сильвестр Коссов, избранный в феврале 1647 года, ранее епископ Мстиславский. Давая Сильвестру благословение, патриарх константинопольский утвердил его своим экзархом.

При митрополите Сильвестре началась великая борьба казаков и всего русского населения против унии и польского гнета.

Еще ранее, на сейме в 1645 года, православные депутаты говорили: «Наша древняя и законная религия, подтвержденная привилегиями в католическом государстве, в вольной республике, страдает больше, чем христиане греки в неволе у неверных. Церкви, соборы, монастыри у нас отобраны, свободное отправление церковных обрядов запрещено, бедные христиане умирают без причастия и не смеют публично погребать умерших. В Люблино, в Соколе, Бельске и других городах православные принуждены тайно погребать умерших в подвалах и своих домах. Может ли быть большее рабство?»

Не лучше было и на Днепровской Украине, где жили казаки. Угнетенные не только протестовали, но и бунтовали. Ответом были жестокие казни и новые притеснения. Особенно известны два бунта – Павлюка (1637) и Остряницы (1638). После бунта Остряницы на Варшавской площади казаков колесовали, пробивали насквозь спицами и поднимали на сваи; казацких детей жгли перед глазами отцов; у казачек отрезали груди и били ими мужей по лицу. Церкви обращались в костелы или пустели в жидовской аренде. Пьяным шляхтичам ничего не стоило напасть на православную церковь, побить попов, взять сосуды или оклады с икон и пропить в шинке у жида. Наконец, выведенная из терпения Украина поголовно восстала под предводительством Богдана Хмельницкого в 1648 году.

После ряда блестящих побед при Желтых Водах, Корсуни гетман в ряду первых условий мира поставил, чтобы:

1) имени, памяти и следа унии не было;

2) митрополит Киевский должен иметь в сенате первое место по примасе польском;

3) воеводы и кастеляне на Руси должны быть православные русские. Далее шли условия о гражданской свободе казаков.

Однако, по Зборовскому миру 1649 года король только обещал митрополиту место в сенате и должности на Руси – православным; было запрещено иезуитам показываться в Киеве и в других городах, где были русские школы. На сейме 1650 года православным дозволялись свобода веры, церковный суд, строительство храмов; они, наконец, получили ряд монастырей и часть церковных имений. Самым важным было то, что православным отдана еще одна епархия – Холмская. Была также восстановлена Черниговская кафедра. Однако, поляки отказались уничтожить унию и дать место в сенате православному митрополиту.

Вновь возгоревшаяся война с поляками оказалась неудачной для каза-ков. Белоцерковский договор 1651 года сводит на нет достигнутое ранее. Холмскую епархию вновь занял униат. С этого времени началось массовое переселение малороссов в южные степи Московского государства. Бросали свои насиженные места, жгли хаты, ехали, даже бежали на Московскую сторону.

За перепетиями борьбы между православным населением и поляками в Юго-Западной Руси внимательно наблюдали в Москве. Тяжелое положение казаков заставило Хмельницкого настойчиво просить помощи, а царь Алексей Михайлович должен был предпринять решительные шаги. Осенью 1653 года в Москве состоялся земский собор с участием патриарха и архиереев, на котором было единогласно решено объявить Польше войну, а казаков со всеми землями принять в Московское подданство, «ради православной веры и святых божиих церквей, на которые папы ...восстали с намерением их искоренить».1 Отправленное в Малороссию посольство всюду торжественно встречали народ и духовенство с крестами, образами и хоругвиями. Наконец, в январе 1654 году совершилось великое воссоединение двух народов. Однако, митрополит Сильвестр в этом деле не принимал никакого участия и в решениях Переяславской Рады не участвовал. Митрополит не без основания опасался, что при продолжении борьбы открытое участие духовенства на стороне казаков вызовет месть и озлобление польских войск, которые начнут преследовать православное духовенство и разорять храмы. Поэтому он старался показать, что покоряется Москве против воли, и даже отправил полякам соответствующее заявление, в котором подчеркивалось, что духовные никогда не были бунтовщиками против короля. Одновременно он проявил смиренную покорность московским властям. Характерно одно из заявлений митрополита Сильвестра: «Под чьею властью велит Бог ... быть, под того и будет».

Присоединение Малороссии к Московскому государству поставило вопрос об отношениях между Киевской митрополией и Московским патриархатом. Сразу же после Переяславской Рады Алексей Михайлович потребовал чтобы малороссийское духовенство было под благословением московского патриарха. Но митрополит и все духовенство предпочитали номинальное подчинение патриарху цареградскому – суровому контролю патриарха московского. Юридически Юго-западная митрополия оставалась в подчинении Константинопольского патриарха, но Московский патриарх Никон называл себя уже в 1656 году патриархом всея Великия и Малыя и Белыя России.

Митрополит Сильвестр, со своей стороны, стал подписываться митрополитом Малыя России, а не всея России, в отличие от предшественников. В 1657 году митрополит Сильвестр скончался. Он управлял митрополией в сложное, неустойчивое время, когда часть ее перешла под власть московского царя, а часть оставалась под властью польского короля. От него требовалось немало мудрости и осмотрительности, а также и мужества, чтобы по возможности в целости сохранить свою паству, что он делал довольно успешно.

После кончины митрополита Сильвестра Богдан Хмельницкий передал управление митрополией Лазарю Барановичу, епископу Черниговскому. Остальные епархии все еще принадлежали Польше. Вскоре, Богдан Хмельницкий умер, и гетманом сделался в том же году Иван Выговский.


^ Смуты в управлении митрополией


Под влиянием гетмана Выговского нареченным митрополитом был выбран Дионисий Балабан, епископ Луцкий. Избрание совершилось в соответствии со старыми традициями без обращения в Москву, чем московское правительство было недовольно. Дионисий напомнил, что Киевская митрополия принадлежит константинопольскому патриарху. Тем не менее, в Москве Дионисия считали человеком преданным России. Однако вскоре Выговский перешел на сторону поляков, а вместе с ним и митрополит Дионисий, покинувший Киев в 1658 году. Они составили договор с поляками, в котором интересы православия терпели ущерб. Но уже в 1659 году казаки отошли от Выговского и во главе с Юрием Хмельницким вернулись в русское подданство. Дионисий уже не мог вернуться на кафедру, и блюстителем митрополии был вновь назначен Черниговский епископ Лазарь Баранович. Тем не менее Дионисий не отказался от своих прав и управлял епархиями, находившимися в пределах Польши.

В 1660 году Юрий Хмельницкий изменил и перешел на сторону Польши. В этих условиях Москва искала церковного деятеля, который мог бы умело содействовать московской политике. Лазарь Баранович был отстранен, как слишком непрактичный. На место блюстителя митрополии послан Мефодий Филимонов, епископ Мстиславский. Мефодий, в миру протопоп Максим, из г. Нежина, поставлен во епископа в Москве митрополитом Питиримом. Таким образом, Москва начинает сама ставить епископов в Киевскую митрополию, ссылаясь на сложные политические обстоятельства. Узнав об этом, митрополит Дионисий Балабан рукоположил на ту же Мстиславскую кафедру своего ставленника – Иосифа Нелюбовича-Тукальского. Всем была показана сомнительная законность Мефодия.

Наконец, патриарх Константинопольский, усмотрев в действиях Москвы вмешательство в свою церковную область, предал Мефодия анафеме. Однако, по просьбе царя эта анафема была вскоре снята. В этой ситуации авторитет митрополита Дионисия продолжал стоять высоко, и к нему с почтением относился и признавал его даже такой московский епископ, как Лазарь Баранович. Дионисий совершил прославление мощей святого Иова Почаевского. В 1663 году митрополит Дионисий Балабан скончался.

После измены Юрия Хмельницкого и смерти митрополита Дионисия и при том, что Мефодий был скомпроментирован, наступило безвластие. Из Москвы был прислан воевода, Гагин, собравший раду, на которой избрали гетмана Брюховецкого, который был в хороших отношениях с Мефодием. На польской стороне правобережья Днепра был свой гетман – Павел Тетеря. Вместо умершего митрополита Дионисия в польской части митрополии духовенство избрало сразу двух кандидатов – Антония Винницкого и Иосифа Тукальского, епископа Мстиславского, причем оба кандидата были утверждены королем. Но вскоре митрополит Иосиф был обвинен в измене и посажен в тюрьму. Антоний Винницкий не стал вступать в управление митрополией, и блюстителем был признан Львовский епископ Афанасий. В 1666 году гетманом на польской стороне стал Дорошенко, а митрополитом с 1667 году утвердился Иосиф Тукальский, выпущенный из тюрьмы.

На левой стороне Днепра церковь возглавлял Мефодий; после снятия с него анафемы местное духовенство признало его блюстительство. Но с гетманом Брюховецким у него началась вражда. Брюховецкий вообще плохо относился к духовенству. Позволял разорять церковные имения, не обращая внимания на жалобы. Дело дошло до того, что в конце концов его имя перестали поминать за богослужением.

Брюховецкий предлагал, чтобы Москва прислала в Киев своего митрополита; и это производило волнение в духовенстве, часть которого по-прежнему не желала прямого подчинения Москве.

Митрополит Иосиф пытался добиться своего признания в Москве, и за него хлопотал влиятельный архимандрит Печорский – Иннокентий Гизель, как «о муже зело во учениях и подвигах из древних лет честно и знаеме». Иосиф и гетмана Дорошенко пытался уговорить подчиниться московскому царю, но безуспешно. Однако Москва не доверяла Иосифу и не приняла его. Пребывая в Литве, Иосиф активно защищал православие и пользовался большим уважением у духовенства и народа по обе стороны Днепра.

Тем временем Мефодий, войдя во вкус независимой иерархической власти, вскоре перешел на сторону польской партии, несмотря на то, что всем своим значением обязан был Москве. Когда гетман Брюховецкий стал хлопотать о присылке настоящего митрополита из Москвы, Мефодий вместе с Иннокентием Гизелем, печерским архимандритом, и с другими лицами из монашествующего духовенства решительно объявили, что все они запрутся в своих монастырях и разве их за ноги оттуда выволокут, тогда только в Киеве будет Московский митрополит.

Противомосковской партии много помогало распространявшиеся тогда в Малороссии недовольство Москвой за Андрусовский мир (1667 г.), по которому Россия уступила Польше все свои завоевания и Литве, Белоруссии и всю заднепровскую Малороссию, оставив за собой только один Киев, и то на два года. Гетман Заднепровья Дорошенко поддался Турции, надеясь освободиться от польской неволи с ее помощью, как прежде Хмельницкий освободился о помощью Москвы. Турецкая партия усилилась и на восточной стороне, так как прошел слух, что царь и остальную Украину хочет отдать под унию и короля. К этой партии пристали и Мефодий с Брюховецким, потому что Дорошенко посулил им за это: первому – независимую митрополию, а последнему – гетманство на обеих сторонах Днепра. Но лишь только Брюховецкий изменил, променяв царя на султана, как Дорошенко убил его, желая сам остаться гетманом над обеими сторонами. Обманул он и Мефодия, которого митрополит Иосиф Тукальский лишил сана и приговорил к заточению. Мефодий бежал в Москву, но и здесь подвергся заточению в монастыре за измену.

Москва, занятая делом патриарха Никона и старообрядческим расколом, не могла уделить достаточного внимания Киевской митрополии. Положение изменилось, когда патриархом стал Иоаким Савелов (1674 г.). Было очевидно, что беспорядки можно прекратить только подчинением митрополии Московскому патриарху. Иоаким энергично принялся за дело.

На восточной стороне Днепра не хотели признать Иосифа. Всеми церковными делами снова управлял здесь, вместо Мефодия, старший из епископов – Лазарь Баранович Черниговский. Со смертью Иосифа (1676 г.) церковное управление перешло в руки Лазаря уже на обеих сторонах Днепра. В 1686 году Россия заключила с Польшей вечный мир, удержав за собой всю восточную (левобережную) Малороссию и Киев; в других областях, оставшихся за Польшей (правобережная Украина с Волынью, Подолией и Галицией, Белоруссия), поляки обязались дать православным свободу веры и возвратить епархии: Луцкую, Львовскую, Перемышльскую и Могилевскую. Теперь пора было, наконец, приступить и к избранию общего митрополита. Первым кандидатом был Лазарь Баранович, но он был сторонником только политического, а не церковного союза с Литвой и не хотел ехать на поставление в Москву. Поэтому обойдя его, патриарх Иоаким в 1686 году поставил в митрополиты Луцкого епископа Гедеона Четвертинского.

Константинопольский патриарх Дионисий, после соборного совещания с другими патриархами, в 1687 году сам согласился признать зависимость Киевской митрополии от Московского патриархата. Этим важным актом окончательно прекращено было разделение Православной Русской Церкви, продолжавшееся более двух столетий. Киевская митрополия была признана первою и старейшею между русскими митрополиями, и ее иерарху предоставлены были особые преимущества чести. Ему дано право носить две панагии, митру с крестом; в пределах его епархии ему предносился крест.





оставить комментарий
страница8/9
Дата23.09.2011
Размер1.73 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх