Учебное пособие Сергиев Посад 2006 icon

Учебное пособие Сергиев Посад 2006


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Сергиев Посад город мастеров. Сергиев Посад : Весь Сергиев Посад, 2000. 24 с...
Учебное пособие под редакцией профессора К. Е. Скурата Сергиев Посад 2006...
Учебное пособие для 4 класса семинарии Сергиев Посад...
Учебное пособие для 4 класса семинарии Сергиев Посад...
Учебное пособие для студентов 3 класса Сергиев Посад...
История Русской Церкви XX век Учебное пособие для студентов 4 класса Сергиев Посад 2006...
История Русской Церкви XX век Учебное пособие для студентов 4 класса Сергиев Посад 2006...
Учебное пособие для 2 студентов класса Сергиев Посад...
Учебное пособие для студентов 4 класса Сергиев Посад...
Учебное пособие для студентов 1 класса Сергиев Посад...
Экскурсионная программа: Дмитровский кремль, Борисоглебский монастырь. Переезд в Сергиев Посад...
Программа тура: 1 день 08-30 Сбор группы в Москве...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
вернуться в начало
скачать

^ Положение Церкви в первой половине XVI века


Благоприятное изменение отношения к Православной Церкви выразилось в том, что избрание и утверждение Александром (который был уже королем польским в это время) нового митрополита производилось в соответствии с пожеланием Елены, а Елена, вполне очевидно, следовала мнению православного духовенства. Новой главой Западно-русской митрополии стал Иона II, до этого архимандрит Минского Вознесенского монастыря. Это произошло в 1503 году. Иона не отличался книжностью, но был благочестив и усерден в вере. Иона происходил из вдовцов и имел сына. При Ионе король Александр издал ряд грамот, в целом благоприятных для Церкви, поскольку они подтверждали права православного духовенства. При нем продолжалось строительство Супрасльского монастыря, причем король Александр совершил небывалый акт: он послал от себя письмо цареград-скому патриарху Иоакиму с извещением о создании этого монастыря (между тем, папа назвал Иоакима в одной из своих грамот к Александру еретиком, незаконно поставленным на патриаршество). Патриарх утвердил устав Супрасльского монастыря, в котором было установлено вечное поминовение благотворителей, избрание игумена из собственной среды, запрещение хмельных напитков, запрещение выходить из монастыря без благословения игумена, полное общежитие.

Война с Москвою принесла значительные убытки и разорение многим церквам и монастырям. Король Александр не препятствовал восстанавливать разоренные войной храмы и обители, несмотря на известный закон Казимира. Находились и благотворители, жертвовавшие на святое дело свои имения. Так был восстановлен Колошский монастырь около Гродно на средства некоего Боговитиновича, королевского писаря. Иона же отказался от всех доходов с этого монастыря. Благотворительность аристократии и богатых людей в этот период имела вообще широкие размеры. Митрополит Иона умер в 1507 году, распределив свое имущество между Церковью, королем, подчиненными и сыном.

Западно-русской митрополии «не везло» в смысле продолжительности управления ее митрополитов: до сих пор почти все они, как ми видели, возглавляли церковь всего лишь по нескольку лет. Это невольно осложняло течение дел, возникали перерывы, перемены административного порядка и всякого рода невольные затруднения, связанные с частой сменой возглавителей при неблагоприятной внешней обстановке. Более долговременным оказалось возглавление преемника Ионы II – митрополита Иосифа II Солтана – одного из лучших митрополитов за все время существования митрополии. Иосиф Солтан был хорошо образованным и благочестивым иерархом знатного происхождения. Он был епископом смоленским, пользовался благорасположением короля Александра и проявил преданность королю во время его войны с Москвой. По-видимому, он был близок к митрополиту Ионе. Иосиф был наречен в митрополиты в конце 1507 года, а в сентябре 1509 года получил благословение цареградского патриарха Пахомия. Сразу же по утверждении на кафедре Иосиф начинает активную деятельность по упорядочиванию церковной жизни. Несмотря на благоп-риятное отношение короля к церкви последние несколько лет, трудности ряда предшествующих десятилетий привели Церковь в состояние значительного расстройства. 25 декабря 1509 года, в первый день Рождества Христова, Иосиф созывает в Вильне собор «о церковных вещех и о исправлении дел духовных». Открывая собор, Иосиф воспользовался речью святого митрополита Кирилла на владимирском соборе 1274 года, содер-жание которой он применил к обстоятельствам своего времени. Иосиф говорил: «...я видел много нестроения и безчиния в духовенстве и много о том слышал... Все это мы должны исправлять и очищать но правилам святым, о всем должны скорбеть и болеть. Ибо какой прибыток получили мы чрез умножение грехов наших? Не рассеял ли нас Бог по лицу всей земли? Не разведены ли сыны и дщери наши во многия страны поморские, плененные от поганых? Не взяты ли были грады наши, не пали ли сильные князья наши от острия меча, не запустели ли святые Божии церкви, не томимся ли всякий день от безбожных поганых агарян? Все это бывает нам за то, что мы ходим не по правилам святых апостолов и не по заповедям святых отцев наших...» Эти слова о татарском нашествии Иосиф применял к положению православия в католическом государстве.

На соборе присутствовало семь епископов (кроме митрополита), архимандриты, игумены и прочее духовенство. Собор постановил 15 правил, суть которых сводится к следующему:

Первые четыре правила касаются поставления на священные степени. Запрещается покупать кафедры при жизни занимающих их епископов. Не поставлять на священство из чужих епархий. Проверять кандидатов: отказывать и великому князю, если он просит за недостойного. Утаившего грех при посвящении в иерейский или архиерейский сан – отлучать.

Епископы должны собираться на соборы регулярно. У бесчинных священников отнимать церкви и отлучать на время или совсем. Монахам из своих монастырей своевольно не исходить. Вдовым священникам не служить. Священников и мирян не разрешать без воли их епископа.

Князья и паны не должны отнимать у священника церковь без ведома епископа. «Пусть объявят вину (священника) писанием, и мы ее соборне рассмотрим. Если князь или боярин (или пан) самовольно отнимет у священника церковь, не давать той церкви священника. Но через три месяца послать для хвалы Божией и блага христиан. Если по приказу князя или пана какой-либо священник начнет священствовать без нашего благословения, то да будет лишен сана. Если князь или боярин отнимет церковное имение, обослать нашим листом и благословением, если не послушает, то да будет отлучен».

Последнее правило гласило: «Если (сам) господарь или вельможи захотят нарушить хоть одно из (сих) определений, то никому из нас не то не дерзать (своим согласием), а всем нам съехаться, на собственный счет, к митрополиту и бить челом господарю и непоколебимо стоять чтобы закон нашей православной веры не был нарушен».

Основное содержание правил – защитить церковь от произвола светс-кой власти и подчинить церковную жизнь твердому порядку. Характерно запрещение покупать кафедру – это было страшное зло литовской митропо-лии.

В 1510-1511 годах Иосифу удалось добиться от короля Сигизмунда (Александр умер в 1506 году) грамоты, подтверждающей права православной Церкви от начала христианства на Руси. Король также подтвердил более ранние запрещения светским лицам римского закона вмешиваться в дела православной Церкви. Обращение Иосифа поддержали все епископы и православный патронат во главе с великим гетманом князем Константином Ивановичем Острожским.

В 1514 году Иосиф созвал еще один собор для канонизации преподобного Елисея Лавришевского, подвижника XIII века, основавшего монастырь и закончившего жизнь насильственной смертью. У гроба его происходили исцеления. В начале XVI века, во время нашествия татар, монастырь единственный уцелел в разоренной татарами местности: татарам казалось, что монастырь наполнен конницей, хотя там не было ни одного воина, и они отступили. После этого чуда митрополит Иосиф с собором установил праздновать преп. Елисею 23 октября. Митрополит Иосиф был хорошим пастырем и следил за духовно-нравственным состоянием своей паствы. Так, лиц, живущих в незаконном браке, он заставлял подчиниться правилам Церкви. Он также разрешил православным жителям Вильны, по их желанию, участвовать в наблюдении за сохранностью церковного имущества. Особенное внимание уделял митрополит Иосиф устроению Супрасльского монастыря. При нем монастырь был освобожден от пошлин, был построен каменный храм, монастырь стал именоваться лаврой. Митрополит делал богатые вклады в него деньгами, утварью, книгами и т.д.

Строительство и обновление храмов практически не встречало препятствий со стороны короля Сигизмунда. Так, в 1514 году перед битвой под Оршей с московскими войсками князь К.И. Острожский дал обет в случае успеха выстроить два каменных храма. Битва закончилась полной победой литовцев, и князь выполнил свой обет, не встречая противодействия короля.

Из отрицательных явлений можно отметить подаванье кафедр в качестве вознаграждения за королевскую службу. Это показывает, как мало считался король с постановлениями православной Церкви.

Благоприятное, в целом, отношение к Православию в Литовской Руси не распространялось на православную Церковь в Галиции, которая входила в состав Польского королевства. В Галиции проводилась политика полони-зации: земли раздавались полякам и немцам. Король Сигизмунд, столь толерантный, как мы видели, в отношении литовско-русского Православия, здесь провел неслыханную по беззастенчивости реформу. Дело в том, что православными монастырями и приходами в Галиции, со времени ликвидации здесь православной кафедры, управляли наместники киевского митрополита.

Но весной 1509 года Сигизмунд, желая «по долгу христианского государя, чтобы схизматики в Галиции удобнее могли быть привлекаемы к истинной вере», передал право назначать наместников право-славного митрополита во Львове и других местах – львовскому архиепис-копу. Что касается митрополита, то ему король предоставил с этого же времени право именоваться «галицким». Таким образом, митрополит стал именоваться «киевским и галицким», а делами Православной Церкви в Галиции распо-ряжались католики через своих ставленников. Понятно, какие последствия из этого происходили для православных. Притеснения были многочисленны и разнообразны. Так, православный не мог быть свидетелем в суде. Назначение православных священников в городах зависело от магистратов, состоящих из одних католиков, которые могли не обращать внимания на представление русского общества. Православным священникам было запрещено посещать больных в городе для причащения в церковном облачении. Провожать тело умершего через город в церковном облачении православным священникам также было запрещено.

Эти и некоторые другие ограничения для православных были частично отменены только в 1521 году по ходатайству князя К.И. Острожского без влиятельной поддержки которого жалобы православных не достигали цели. Благочестивый князь пользовался уважением и любовью всего православ-ного народа, в том числе и митрополит Иосифа. В 1521 году митрополит Иосиф скончался, и кн. Острожский был поставлен опекуном имущества митрополии до избрания нового митрополита.

В 1522 году нареченным митрополитом избран архиепископ Полоцкий Иосиф III. Считается, что он происходил из дворянского рода, был женат и имел двоих детей. Во время его правления отмечается некоторое обострение отношений с католиками. Под давлением последних на виленском сейме 1529 года король формально подтвердил запрещение православным занимать высшие государственные должности. На этом же сейме на Православную Церковь была возложена обязанность выставлять ополчение с принадле-жащих ей земель во время войны. Большие трудности для Церкви создавало как и раньше, право подаванья, которым король Сигизмунд широко пользовался, раздавая «хлебы духовные» светским лицам.

Наиболее яркие события при митрополите Иосифе III происходили в Галиции. В 1522 году митрополичьим наместником в Галиции король назначил, с согласия львовского католического архиепископа, некоего дворянина Иакинфа Гдашицкого, поручив ему наблюдения над «синагогами русского обряда» во всей Галиции. Гдашицкий принял монашество с именем Исаакий и сумел так понравиться католическому епископу, что тот разрешил возвести его в сан архимандрита, дал право производить суд и, вообще, значительно расширил его права. Получив столь важные привилегии, Гдашицкий отказался исполнять приказы католического архиепископа, стал усердно проповедовать православие, возвращая в Церковь совратившихся в латинство. Он обратился к митрополиту с просьбой принять его в свое подчинение, и митрополит утвердил Гдашицкого своим наместником в Галиции. Таким путем, положение православных в этой части киевской митрополии стало постепенно улучшаться.

В 1530 году умер выдающийся защитник и покровитель православных князь Константин Иванович Острожский. Он был похоронен в великой церк-ви Киево-Печерской Лавры, где были погребены его предки. В 1534 году скончался митрополит Иосиф III.

В том же 1534 году на митрополичью кафедру возведен епископ луцкий Макарий II. По сохранившимся сведениям, первоначально он был духовником королевы Елены, был женат и имел детей; овдовев, принял монашество. Согласно королевской грамоте, Макарий сам просил назначить его на митрополию, заручившись поддержкой еще живого митрополита Иосифа и католички королевы Боны с виленскими воеводами. Это был первый случай, когда епископ открыто выпрашивал себе митрополию, что, конечно, свидетельствует о значительном упадке нравственных принципов.

В Галиции при Макарии II продолжали развязаться события. Православная ревность наместника Гдашицкого вызвала ожесточенное противодействие католического архиепископа, который чувствовал себя уязвленным. Он сумел добиться отстранения Исаакия и назначил другого наместника, который действовал во враждебном православию духе. Это вызвало возмущение православных. После некоторой борьбы православные сами выбрали кандидата в наместники, некоего Макария Тучанского, и обратились к королю. Король утвердил Макария наместником вопреки желанию католического архиепископа, который заявил протест королю и пытался арестовать нового наместника. Король стал на сторону архиепископа.

Тогда православные обратились к королеве Боне, предложив ей двести волов. Королева тотчас сдалась, и привилегия на имя архиепископа была уничтожена, а Макарий вновь утвержден наместником. Через некоторое время, когда король был во Львове, снова возник вопрос о наместничестве, и православные дали ему еще 50 волов, но архиепископ все же упросил короля вернуть ему власть над православными. Православным пришлось раздать еще сто десять волов влиятельным лицам, но дело все тянулось. Раздав еще сто сорок волов, православные добились, наконец, утверждения Макария наместником.

В ответ архиепископ потребовал перенести рассмотрения дела на сейм. Зная об этом, король сам посоветовал православным возвести Макария во епископа, что и было сделано в 1540 году. При таких необычных обстоятельствах была восстановлена православная кафедра во Львове. Но католики еще долгое время не могли успокоиться. Через два года они потребовали от короля уничтожить православную кафедру во Львове, запретить строительство православных церквей, колокольный звон и крестные ходы; тех русских, которые прежде перешли в католичество, а затем вернулись в православие, заставить вернуться в католичество и заново крестить их.

После смерти епископа Макария в 1548 году католический архиепис-коп вновь потребовал вернуть ему право назначать наместника для правос-лавных. Но православные это предусмотрели; еще при жизни епископа Макария король утвердил его преемником львовского дворянина Марка (в монашестве Арсения) Балабана, которого король и рекомендовал предс-тавить митрополиту, как наместника для посвящения в архиерейский сан.

При митрополите Макарии наблюдается известное оживление монашеской жизни. Было основано несколько новых монастырей, из которых наиболее известным является Жировицкий монастырь, основанный в 1549 году в связи с явлением чудотворной иконы Божией Матери. В Киево-Печерском монастыре, который периодически переживал трудности своей внутренней жизни, было восстановлено общежитие и получен устав.

Митрополит Макарии II скончался в 1556 году. С его смертью заканчивается относительно спокойный и благополучный период жизни на Юго-западной митрополии.

Показателем духовной жизни являются, в первую очередь, монастыри. В Юго-западной митрополии их было около пятидесяти, причем, двадцати из них было основано в это время. Увеличивается также и число храмов. Отпадений от православия в этот период было немного, даже аристократия, в основном, сохраняла верность православию. Так, посол короля в Москве Юрий Тышкевич берет благословение у московского митрополита в 1555 году. Однако, главная болезнь, подтачивавшая литовскую митрополию – право подавания – незаметно нарастала в своем отрицательном качестве. Другим злом являлись протестантские ереси, начавшие появляться в это время. В 1539 году в Вильне появились лютеране, а вслед за ними проникли кальвинисты. В 1553 году канцлер Николай Радзивил принял кальвинизм. Годом позже из Москвы в Литву является Феодосии Косой, который, по словам Зиновия Отенского, развратил всю Литву. Почти одновременно с ним появляется ересь антитринитариев, занесенная из Италия Лелием Соционом.


^ Начало упадка


При преемнике митрополита Макария – митрополите Сильвестре –отрицательные явления в жизни Православной Церкви в Польше и Литве начинают все более развиваться. Злоупотребление «правом подаванья» все более становится нормой при получении кафедр и настоятельских мест. Митрополит Сильвестр – в миру королевский скарбник и ключник в Вильне пан Стефан Андреевич Велькевич. Еще будучи мирянином, он выпросил у короля в управление виленский Троицкий монастырь, обладавший большими доходами. Митрополия была обещана ему еще за пять лет до смерти митрополита Макария, причем Велькевич оставался мирянином.

После смерти митрополита Велькевич был объявлен «нареченным» митрополитом, но по-прежнему оставался светским лицом до самого последнего момента и лишь непосредственно перед рукоположением принял монашество. Такой путь достаточно говорит о качествах этого первосвяти-теля. Больше всего он заботился об увеличении имений митрополичьей кафедры и своевременном поступлении доходов. Не отказывался и от подарков за поставление на церковные должности. В 1561 году он пытался отнять у Киево-Печерской лавры принадлежавший ей Николаевский пустынный монастырь с его именьями. Братия Лавры была вынуждена обратиться к королю-иноверцу с жалобой на своего митрополита, и король стал на сторону Лавры.

При Сильвестре борьба между искателями «хлебов духовных» за наиболее богатые места и кафедры принимает циничный и откровенный характер. Яркий пример упадка епископата – борьба за Владимиро-Волын-скую кафедру, которую король в 1565 году обещал почти одновременно двум лицам: шляхтичу Ивану Борзобогатому-Красенскому и холмскому епископу Феодосию Лозовскому. Иван Борзобогатый раньше получил королевскую грамоту и именовался «нареченным» епископом еще до смерти владимиро-волынского епископа (в 1565 г.). При этом он оставался мирянином. Когда, кафедра освободилась, Борзобогатый первый прибыл во Владимир и был введен королевским чиновником в управление епархией и во владение архиерейским домом. Приняв дела, он оставил за себя своего сына, пана Василия, а сам уехал в Краков к королю. Во время его отсутствия о своих правах на кафедру заявил и Феодосии Лозовский, имевший, как и Борзобогатый, королевскую грамоту. Василий, конечно, отказался уступить кафедру новому претенденту, сославшись на отсутствие своего отца.

Тогда владыка Феодосии явился под стены Владимира через несколько дней с вооруженным отрядом в 500 человек, в том числе 200 конных, и вновь потребовал от Василия освободить кафедру. Василий снова отказался. На следующий день Феодосии увеличил свой отряд – до 2,5 тыс. человек при 9 пушках, окружил город, начал вести обстрел, а затем приказал взять город штурмом. Василий защищался; бой продолжался целый день. С обеих сторон были убитые и раненые; ядра артиллерии Феодосия попадали в дома и в соборную церковь. С наступлением темноты военные действия приостано-вились; Пан Василий, подсчитав свои потери, убедился в бесполезности сопротивления и ночью бежал, а победитель утром вступил в управление епархией.

Обычным делом было получение «духовных хлебов» в наследство, как если бы это было частное имение. Киевский протопоп, некий Яков Гулькевич, получил в пожизненное владение киевский Флоровский монас-тырь, и митрополит Сильвестр благословил его совершать там службу. Но Гулькевичу этого было мало: он решил, что нужно обеспечить доходами и своих детей, и обратился к королю с просьбой утвердить за ним монастырь не только в пожизненное, но и потомственное владение. И король дал ему грамоту, разрешающую держать монастырь в своей власти и служить в нем его детям и потомкам, какие будут священиками. Так монастырь обращался, фактически, в частное владение.

Многочисленные беззакония подобного рода совершались в это время при короле Сигизмунде Августе не потому, что король преднамеренно наносил ущерб православию. Наоборот, Сигизмунд Август был одним из наиболее терпимых и широких королей Польши и стремился осуществлять политику равенства религий. Сам он питал склонность к протестантизму, что освобождало его от католического фанатизма. Ради протестантов он отменил в 1563 году Городельское постановление 1413 года, запрещавшее некато-ликам занимать государственные должности. Этот акт веротерпимости облегчил положение православных. Сигизмунд Август разрешал православ-ным строить и возобновлять храмы. Так, в 1560 году он разрешил в Вильне соорудить две церкви на месте сгоревших. Православному госпиталю в Гродно он назначил ежегодное пособие; жаловал имения православным монастырям и т.д.

Но еще больше благодеяний получали от короля протестанты, которые в это время широко распространяются в Польше и Литве. Протестанты вели пропаганду не только против католиков, но и против православных. В короткое время они сумели привлечь к себе столько православных, особенно из высших слоев, сколько католики не могли привлечь за целое столетие. Особенно много отрекшихся от Православия было в епархии самого митрополита, который, по существу, нисколько не заботился о защите своего стада от расхищения. Впрочем, и Сильвестр иногда принимал меры к исправлению нравственности духовенства и укреплению дисциплины. Есть сведения, что при нем в 1558 году состоялся собор, но постановления этого собора не сохранились. Конечно, редких, отдельных мер было далеко недостаточно для защиты Православия во все более и более осложнявшейся обстановке. В конце 1567 года митрополит Сильвестр скончался.

После смерти митрополита Сильвестра на митрополичью кафедру претендовал воинственный Феодосий Лозовский. Но, к счастью для Церкви, возведен был епископ Пинский и Туровский Иона III Протасевич. Это произошло в первой полвине 1568 года. Иона III показал себя ревностным пастырем, решительным в деле защиты православия, насколько это было в его силах в этот период все более нараставшей церковной разрухи. Он сразу же обратился к королю с рядом просьб о нуждах Церкви и духовенства. Из них особенно существенны две.

1. Митрополит просил, чтобы духовные достоинства не получали светские люди. Если же кто из светских получит духовное достоинство, должен в течение трех месяцев принять духовный сан. Тот, кто в течение этого времени не примет духовного сана, лишается полученного достоинства.

Эта мера была вызвана теми страшными злоупотреблениями правом подаванья, примеры которых мы уже видели. Король изъявил согласие с просьбой митрополита.

2. Другая просьба состояла в том, чтобы православные архиереи занимали места в сенате на равных правах с католическими епископами. Такое желание православных, открыто выраженное, было неслыханной дерзостью. Возможно, митрополит решился на эту просьбу под влиянием тех проявлений веротерпимости, которые король позволял себе в предшествующие годы. Но в данном случае претензия православных выходила за пределы возможного для католического государства и просьба была отклонена.

Митрополит просил также запретить светским лицам вмешиваться в церковный суд, вернуть расхищенные при его предшественнике церковные имения и обеспечить защиту имеющимся церковным имениям. Последнее было актуальным, поскольку богатства Церкви привлекали взоры самых разных людей. Так, в Вильне горожане под предлогом охраны церковного имущества забирали из церквей деньги и ценности. Митрополит обратился к королю и добился расследования.

Во время митрополита Ионы III состоялся Люблинский сейм (1569 г.), на котором Польша и Литва окончательно объединились в одно государство – Речь Посполитую, что на деле означало поглощение Литвы Польшей. Это политическое событие огромного значения оказало влияние на последую-щую судьбу русского народа и Православной Церкви в пределах Польско-литовского государства. Формально на сейме была подтверждена политика веротерпимости, однако на дело объединение Польши и Литвы означало стремительное усиление католического давления на всех некатоликов, в первую очередь – православных. Обращение некатоликов в католичество представлялось для польских политиков верным путем к преодолению всех противоречий внутри разнородного в национальном и религиозном отношении государства.

При этом основное внимание уделялось обращению православных, которые были многочисленны, влиятельны и ближе других к католикам по содержанию вероучения.

В этот период ослабела для православных и поддержка Московской Руси, где Иван Грозный искоренял «изменников», обескровливая государство.

Возможно, неслучайно Люблинский сейм совпадает с появлением в пределах Литвы представителей самой мощной пропагандистской силы католицизма – ордена иезуитов. Первоначально их было всего лишь пять человек. Иезуиты были призваны в Литву с целью борьбы против стремительно усиливавшихся там протестантов, с которыми они повели весьма успешную борьбу. Но вскоре они направили свой усилия против православных. Вновь возродилась идея осуществления унии, которую иезуиты начали насаждать настойчиво и планомерно. Уже через год иезуиты открыли в Вильне коллегию и гимназию, в которые стали привлекать детей не только католиков, но также детей протестантов и православных. Насаждение католичества иезуиты вели по следующим основным направлениям.

Во-первых, через образование, причем, в первую очередь, обращалось внимание на детей знатных и влиятельных лиц. В иезуитских школах детям некатоликов оставляли внешнюю свободу их вероисповедания. Иезуиты хорошо понимали, что прямое принуждение вызывает сопротивление и отпугивает. Они стремились создать такую внешнюю обстановку и такую духовную атмосферу, находясь в которой, человек невольно проникался бы духом католицизма и сам желал бы перейти в католичество.

Во-вторых, через проповедь. Иезуитские проповедники были прекрасно образованы и красноречивы, хорошо чувствовали потребности момента. Проповеди в храмах были содержательны, доходчивы, увлекательны. Они проповедовали и на городских площадях, устраивали диспуты, и если никто из противников, менее образованных и менее красноречивых, не решался принять вызов на диспут, иезуиты не уходили с видом победителей, а разыгрывали своего рода «спектакли», в которых роль проповедников «схизмы» играли сами же иезуиты. Разумеется, в таких «диспутах» спор заканчивался блестящей победой католической стороны, и потрясенная толпа спешила в католический храм каяться в своих заблуждениях.

В-третьих, иезуиты придали богослужению небывалую красоту и торжественность, привлекая народ музыкой, процессиями и прочим великолепием. Нельзя при этом не признать, что действовавшие в это время в Литве иезуиты нередко превосходили своих противников и в некоторых нравственных проявлениях, заметных для народа. Так, в 1571 году в Вильно распространилось моровое поветрие, и все, кто мог, убегали из города. Но иезуиты остались, продолжали совершать богослужения, оказывали меди-цинскую помощь, приобщали умирающих. Это производило огромное впечатление. Еще одной силой в руках иезуитов оказалось книгопечатание. Они стали активно издавать как популярные, так и богословские сочинения в пользу унии и католичества,

В 1576 году митрополит Иона III добровольно уступил кафедру нареченному митрополиту Илье Куче. Избрание Ильи состоялось по указанию самого Ионы. При этом Иона удержал за собой право решать наиболее важные духовные вопросы. Таким образом, короткое время митрополией согласно управляли два лица. В 1577 году митрополит Иона III скончался, но митрополит Илья пережил его ненадолго – он управлял митрополией лишь до 1579 года.

После его смерти кафедру занял митропо-лит Онисифор Девочка, нареченный в июне 1579 года. Дворянского рода, он был возведен на высшую ступень иерархии прямо из светского состояния. Более того, Онисифор был двоеженцем, и поэтому его назначение прямо противоречило церковным канонам. Таким образом, в момент особенно тяжелый и ответственный во главе церкви оказывается человек, неспособный управлять ею. Под стать митрополиту мы видим епископов и священников. Так, Феофан, архиепископ Полоцкий, довел богатейший Онуфриевский монастырь, находившийся в его собственном управлении, до разорения. Владимиро-Волынской епархией продолжал управлять известный Феодосий Лозовский. Иона Борзобогатый управлял луцкой епархией, причем, он не стеснялся вывозить церковное имущество в свое имение. И он, и другие епископы применяли силу при разрешений имущественных конфликтов. В то же время благотворения православным монастырям и церквям становятся все реже и незначительнее, а их раздача с целью награждения доходами совершается по-прежнему. Среди священников было много двоеженцев и даже троеженцев.

После 1582 гдоа Литовская митрополия испытала гонение в связи с введением в католическом мире нового календаря. Король Стефан Баторий потребовал, чтобы новый календарь приняли все его подданные, независимо от вероисповедания. Православные не могли на это согласиться и по сомнительности астрономических вычислений, положенных в его основу, и в силу противоречия с постановлением I Вселенского собора о времени празднования Пасхи, и наконец, потому, что патриарх его не принял. Тогда католики попытались силой принудить православных к принятию нового календаря. Во Львове, накануне праздника Рождества Христова (1583 г.), католики совершили нападения на православные храмы, выгнали духовенство и молящихся, не дав им возможности дослужить литургию в некоторых храмах, заперли и запечатали церкви и забрали ключи. Столкновения произошли также в Вильне и других местах. Убедившись в твердости православных, Стефан отменил свой указ в 1586 году.

Митрополит Онисифор возглавлял Литовскую митрополию до 1589 года, когда был низложен патриархом Иеремием II за двоеженство.





оставить комментарий
страница5/9
Дата23.09.2011
Размер1.73 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх