Учебное пособие Сергиев Посад 2006 icon

Учебное пособие Сергиев Посад 2006


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Сергиев Посад город мастеров. Сергиев Посад : Весь Сергиев Посад, 2000. 24 с...
Учебное пособие под редакцией профессора К. Е. Скурата Сергиев Посад 2006...
Учебное пособие для 4 класса семинарии Сергиев Посад...
Учебное пособие для 4 класса семинарии Сергиев Посад...
Учебное пособие для студентов 3 класса Сергиев Посад...
История Русской Церкви XX век Учебное пособие для студентов 4 класса Сергиев Посад 2006...
История Русской Церкви XX век Учебное пособие для студентов 4 класса Сергиев Посад 2006...
Учебное пособие для 2 студентов класса Сергиев Посад...
Учебное пособие для студентов 4 класса Сергиев Посад...
Учебное пособие для студентов 1 класса Сергиев Посад...
Экскурсионная программа: Дмитровский кремль, Борисоглебский монастырь. Переезд в Сергиев Посад...
Программа тура: 1 день 08-30 Сбор группы в Москве...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
вернуться в начало
скачать
Глава III


^ ЦЕРКОВЬ В СЕРЕДИНЕ XVI ВЕКА


В период малолетства Ивана Грозного при боярском правлении государственная жизнь пришла и упадок. Соперничающие боярские группировки были заняты достижением личных целей и сведением счетов друг с другом. В собственных интересах они стремились использовать и деятелей Церкви.


^ Митрополит Иоасаф

(1539-1542)


Митрополит Иоасаф, ранее игумен Троице-Сергиева монастыря, был возведен в сан первосвятителя через 4 дня после низвержения митрополита Даниила: 9 февраля 1539 года. Но митрополит Даниил подписал отреченную грамоту только 26 марта. Очевидно, избрание Иоасафа проходило под давлением Шуйских, стремившихся закрепить удаление Даниила передачей церковной власти в другие руки. Таким образом, около полутора месяцев Церковь имела сразу двух митрополитов. Но формально правила были соблюдены: Иоасафа избирал собор епископов путем жребия из числа трех заранее намеченных кандидатов. Митрополит Иоасаф был близок к «нестяжателям».

Став во главе Русской Церкви, новый предстаятель начал защищать справедливость и, вопреки Шуйским, добился освобождения Бельского. Тогда Шуйские организовали заговор, вследствие которого Бельский был вновь арестован и сослан (а впоследствии умерщвлен). Митрополит также был арестован, причем подвергся грубым оскорблениям, насилиям и в 1542 году был сослан в Кириллов монастырь. Таким образом, митрополит Иоасаф занимал кафедру только три года. Для него характерно лояльное отношение к православию греков и к Константинопольскому патриарху. Иоасаф проявил заботу о бедных и о просвещении: в 1540 году по его благословению и повелению в Новгороде был составлен т.н. «Великий миротворный круг», содержащий указания пасхальных дней на полный индиктион, т.е. период 532 лет, с пояснениями. Этот труд (его выполнил священник Агафон) был крупным вкладом в древнерусскую науку.

В 1547 году митрополит Иоасаф был переведен в родной ему Троице-Сергиев монастырь. В 1551 году ему на просмотр были посланы деяния Стоглавого собора, на которые он сделал свои замечания. Скончался Иоасаф в 1555 году.


^ Эпоха святителя Макария

(1542-1564)


Митрополит Макарий был избран вскоре после изгнания святителя Иоасафа собором епископов и поставлен в митрополиты 19 марта 1542 года. Его избрание, очевидно, также было совершено с участием Шуйских. Однако Макарий сумел себя поставить независимо от них. Он известен как один из выдающихся первосвятителей Русской Церкви того времени.

Святитель Макарий родился в 1481 или 1482 году. Постригся в Пафнутьев-Боровском монастыре. Оттуда поставлен архимандритом Лужецкого монастыря около Можайска. В 1526 году посвящен в сан архиепископа Новгородского. В 1542 году он становится митрополитом. При нем состоялось несколько соборов, посвященных важнейшим вопросам церковной жизни и вошедших в историю как «Макарьевские соборы». Скончался митрополит Макарий в 1563 году.1

Остановимся подробнее на его деятельности. По взглядам на внутрицерковную жизнь Макарий придерживался «иосифлянской» ориентации. Он принадлежит к числу наиболее начитанных и образованных иерархов. Характерной чертой святителя Макария была любовь к церковному благолепию, и имеете с тем – интерес к культуре Запада.

Прибытие Макария на новгородскую кафедру в 1526 году было радостной и торжественной встречей. Дело в том, что после сведения с Новгородской кафедры архиепископа Серапиона в 1509 году Василий Иванович целых 17 лет не давал поставить в Новгород епископа. Вольнолюбивые новгородцы должны были почувствовать суровую власть великого князя. В лице архиепископа Макария они получили, наконец, заботливого и деятельного архипастыря, который искренне любил свою паству. Он ходатайствовал за опальных новгородцев перед великим князем, кротко обращался как с духовенством, так и с народом. Ввел в новгородских монастырях общинножитие. Ликвидировал монастыри с совместным проживанием монахов и монахинь. Заботясь о просвещении, посылал миссионеров на север своей огромной епархии.

В Новгороде Макарий выполнил грандиозные работы по украшению своего кафедрального храма Святой Софии: поставил новые царские врата, увеличил иконностас, велел расписать снаружи входные двери, повесил огромный колокол, «яко страшней трубе гласящей» и многие другие работы. Святитель Макарий проявил большую любовь к иконам и сам был иконописцем. Он расширил и организовал заново мастерские по переписке книг и их украшению миниатюрами. К сожалению, Макарий был не всегда разборчив и охотно разрешал иконописцам пользоваться как образцами и западными гравюрами, через которые могли проникать и весьма далекие от православия образы и идеи. Особенно известным предприятием Макария в области церковного просвещения и культуры была организованная им работа над собранием «всех чтомых на Руси книг». Это колоссальный свод, известный под названием «Макарьевских Четьи-Миней». Макарий не ограничился только собранием, – что само по себе составляет его заслугу, – но также поручал писать некоторые жития и делать новые переводы.

Однако, в «Четьи-Минеи» было включены и некоторые отреченные сочинения, например, апокрифическое «Сказание Афродитиана», несмотря на отрицательный отзыв преподобного Максима Грека об этом сочинении. «Повесть о Петре и Февронии», наполненная фольклорными мотивами, была признана житием этих святых, канонизованных в 1547 году.

При Макарии Новгородская епархия выделила большие средства для выкупа русских пленных у татар: в 1534 году архиепископ Макарий пожертвовал на это дело огромную по тому времени сумму в 700 руб.

После возведения и сан митрополита Макарий получил возможность расширить свою деятельность. О первых годах его деятельности в сане митрополита мало известно. Это были годы разнузданного боярского правления, не считавшегося с авторитетом митрополита. Возможно, что осторожный митрополит в эти годы менее занимался текущими церковными делами, собирая жития святых и посвящая время вопросом иконописания, которые были для него всегда дороги.

Положение изменилось, когда повзрослел подрастающий государь – Иоанн Васильевич IV (1533-1584). В 16 лет он осознал себя полновластным правителем огромного государства. В декабре 1546 года по желанию молодого великого князя состоялась его беседа с митрополитом, после которой Иван IV сообщает о решении официально провозгласить себя царем. Царский титул свидетельствовал о преемственности с Византийской империей, и предшественники Ивана Грозного иногда называли себя царями, но венчание на царство Ивана IV имело другой характер: это было официальное признание Русского государства православным царством, «Третьим Римом», занявшим место «Второго Рима» – Константинополя. Торжество венчания состоялось 16 января 1547 года.

Для подтверждения законности этого ответственного акта Иван IV и митрополит Макарий, впоследствии обратились в Константинополь, и Константинопольский патриарх с собором утвердил своей грамотой право русского великого князя «быть и называться ему царем законным и благочестивейшим... для утверждения и пользы всей полноты христианства». Признание огромного политического значения царского венчания русского великого князя выразилось в грамоте патриарха, в которой он «называет его царем и государем православных христиан всей вселенной от востока до запада и до океана...», а также в посланиях от других восточных патриархов.1

Таким образом, на только что венчанного русского царя был перенесен древний теократический идеал царя – помазанника Божия. Однако все эти устремления с самого начала омрачены фигурой первого царя – устроителя царства Ивана Грозного, одного из самых жестоких и бесчеловечных правителей, каких знала русская история. Так возникло Русское православное царство, просуществовавшее всего лишь полтораста лет – до провозглашения империи при Петре I.

Сразу же после венчания на царство в феврале 1547 года Иван IV вступает в брак с кроткой и благочестивой Анастасией Романовной Захарьиной. Этот брак должен был смягчить и направить в лучшую сторону молодого царя, неукротимый и жестокий нрав которого был уже хорошо известен. Но не митрополит Макарий, а Сильвестр, священник Благовещенского собора, стал наиболее близким Ивану IV духовным лицом, благоприятно влиявшем на него в этот период.


^ Соборы по канонизации святых


Около царя образовалась т.н. Избранная рада во главе с Сильвестром и Алексеем Адашевым. Эти деятели, вместе с митрополитом, стремились использовать свое влияние на молодого царя как в церковных, так и в государственных делах ко славе Божией и благоустройству русского царства. Укрепив порядок в государстве и авторитет власти венчанием юного Ивана IV на царство, Избранная рада и митрополит начинают обширные деяния, направленные на прославление Церкви. В том же 1547 и затем и 1549 годах святитель Макарий созывает два собора для канонизации русских святых.

Собор 1547 года был открыт 26 февраля, т.е. в ближайшее время после венчания на царство Ивана IV, и это не случайно. Великое царство утверждается великой Церковью, а слава Церкви – в Ее святых. На соборе было канонизовано 14 святых. После их прославления митрополит Макарий призвал епископов собрать сведения о житиях и чудесах других подвижников. Когда было собрано достаточное количество сведений, в 1549 году состоялся второй собор, дополнивший деяния первого. В общей сложности было прославлено 39 святых, 9 из них были канонизированы как местно чтимые. Среди наиболее известных вновь канонизированных подвижников следует назвать святого митрополита Иону, святого Александра Невского, святых Савватия и Зосиму Соловецких и др.

До Макарьевских соборов Русская Церковь чтила только ^ 22 святых русского происхождения. Причисление к этому небольшому количеству канонизированных подвижников сразу нескольких десятков «новых чудотворцев», каждому из которых устанавливалась особая память, было событием огромного значения. Разумеется, такая массовая канонизация не может быть объяснена только внешними обстоятельствами, даже такими, как провозглашение Русского царства. Признание святости посредством канонизации подвижника есть акт духовного постижания, свидетельству-ющего о духовной зрелости Церкви. Небывалая в русской истории массовая канонизация святых при митрополите Макарии и была выражением духовной полноты Русской Церкви. Не случайно соборы 1547 и 1549 гг. совпадают со 100-летием провозглашения автокефалии Русской Церкви (в 1448 г.), которая за это столетие прошла огромный путь, заняв к этому времени подобающее ей выдающееся место в семье автокефальных церквей.

Вновь канонизированным святым были составлены жития и службы; начала развиваться новая иконография русских подвижников. Среди них преобладают святые новгородские, в чем сказалось длительное пребывание Макария на новгородской кафедре. Замечательной особенностью канонизации является и то, что к лику святых причислено и несколько подвижников нерусского происхождения: это три Виленских мученика (литовцы), а также Арсений, архиепископ Сербский и святой Иоанн Сочавский. Их канонизация свидетельствует, что Русская Церковь стремилась быть на высоте вселенского сознания.


^ Стоглавый собор (1551)


Совершив деяния канонизации, митрополит Макарий принялся за улучшение и исправление различных сторон церковной жизни. С этой целью был созван, также с интервалом в один год, следующий собор, заседавший в 1551 году. Это был знаменитый Стоглавый собор.1 Он был продолжением предшествующих соборов: после прославления небесной, торжествующей Церкви нужно было заняться проблемами Церкви воинствующей. Деяния собора сохранились в виде вопросов от имени царя и ответов на них собора, разделенных на 100 глав, откуда пошло и название собора. Деление на главы – условное, оно не соответствует количеству поднятых тем и ответам на них, и явно продиктовано желанием придать символическую значимость соборному акту.

Деяния собора открываются обширной речью царя, в которой он призывает к покаянию и просит отцов собора быть ему советниками в «земных настроениях», т.е. в государственных делах. Таким образом, задачи собора были не только собственно церковные. В приглашении царя помочь в делах устроения земли виден огромный авторитет Церкви. И речь царя, и «царские вопросы» были составлены, очевидно, под руководством Избранной рады и Макария, т.к. невозможно предположить, чтобы 20-летний молодой человек, привыкший к своевольной жизни и жестоким удовольствиям, не имевший правильного воспитания, вдруг сумел бы составить программу собора, охватывающую широкий круг и церковных, и государственных вопросов.

Собор открылся 23 февраля и заседал до начала мая. Основные вопросы занятий собора: богослужение, церковное управление и суд, состояние монашества, духовная жизнь мирян.

По вопросам, касающимся богослужения, собор стремился укрепить уставной порядок и благочестие. Собор высказывается за единообразие в обрядах, требует продолжать работу по исправлению книг, устанавливает надзор за иконописанием и т.д.

По вопросам управления собор устанавливает надзор за низшим духовенством и ограничивает произвол высшего духовенства. Собор также ставит церковное судопроизводство по возможности под контроль гласности. Собор, говоря о духовенстве, требует улучшения духовенства и предписывает епископам тщательно отбирать кандидатов в священство. Ряд постановлений направлен на улучшение нравственной жизни монашества. Касаясь нравственности мирян, собор выступает против пережитков язычества, против безнравственных обычаев, колдовства, недостойных развлечений и др.

Деяния Стоглава имеют двойственное значение в истории нашей Церкви. По всесторонней постановке вопросов он значительно выделяется среди других соборов Русской Церкви в древности. Некоторые важные акты Стоглава были, однако, ошибочными. Так, Стоглав, узаконил двоеперстие, наложив проклятие на крестящихся иначе и предписывал усугубить алли-луйю. Некоторые вопросы, поднятые на Стоглаве на принципиальный уро-вень, на самом деле имеют очень маленькое значение. Так, собор воору-жается против стрижки бороды и усов, что на самом деле несущественно.

Значение этих ошибок Стоглава обнаружилось через сто лет, когда они сделались основанием старообрядческого раскола. Этим собор поворачивал церковное сознание к национальной замкнутости. По словам свящ. Г.Флоровского: «Стоглав был задуман как «реформационный» собор, и осуществился, как реакционный»,1 – т.е. вместо обновления церковной жизни внес в нее элементы ограниченности.

В заключение, уже после окончания заседания, было принято постановление, ограничивающее церковное землевладение. Вновь запрещается приобретать земли без доклада государю; вотчины и угодья, розданные в боярское правление без доклада государю – а таких земель, вероятно было немало – отобрать.

На Стоглавом соборе внесены некоторые уточнения в литургическую практику, но и здесь отцы собора не вполне последовательны. Так, в главе 9 постановляется вынимать на проскомидии часть Предтечи «такову же, якоже Пречистыя», а в главе 41 говорится, что частица Предтечи должна быть «мало поменьше Богородичной».2

^ Собор на еретиков (1553-1554 гг.)


Соборная деятельность была возобновлена и продолжена в 1553 и 1554 годах. По существу, это был один собор, также заседавший под председательством Макария и, разбиравший цепочку вопросов однородного характера, что вызвало растяжение заседаний на целых два года. Что это были за вопросы?

Собор (или соборы) 1553-1554 годов известен, как собор еретиков, хотя под ересями в древней Руси часто подразумевали не совсем то, что подразумевается теперь. Ересью называли не только искажение догматической истины, но и нарушение традиционной обрядности, и простое вольномыслие. Заседания 1553-1554 годов имели судебный характер. В это время усиливается приток западных идей, которые нередко находят благоприятную почву в русской среде, благодаря ослаблению традиционных устоев. Собор 1553-1554 годов был попыткой остановить начавшийся процесс, но, к сожалению, не средствами убеждения или примера, а одними средствами принуждения.

Первым делом, давшим повод к созыву собора, было дело Матвея Семенова Башкина. Протоколы собора содержат чрезвычайно интересный материал по этому делу. Однажды в Великий пост 1553 года боярский сын Матвей Башкин пришел на исповедь к священнику придворного Благовещенского собора Симеону. Встречи Башкина и Симеона продолжались несколько месяцев и привели священника в немалое смущение. Начал Башкин с просьб о том, чтобы Симеон, как отец духовный, учил его, а сам всячески восхвалял духовенство, говоря, что «ваше дело великое... вы полагаете за нас души свои... все начало от вас» и т.д. Многие вопросы Башкина были таковы, что Симеон не знал, что на них отвечать, а Башкин между тем сам начинал поучать его, подсказывая, видимо, ответы, какие хотел услышать. «Кому нужно быть кротким и смиренным? То все на вас лежит, прежде вам должно творить, - говорит Башкин, и добавлял, видимо, чтобы священник не почувствовал зависимости от него: «да и нас учить». И указывал на разные недостатки жизни православных в быту, не забывая тут же поучить духовника: «Христос называет всех братиею, а у нас на иных кабалы... я ... держу у себя людей добровольно... а вам, отцам, надобно посещать нас почаще и наставлять...».

Указание на неискоренимое для той эпохи социальное зло приводило простеца Симеона в смущение, а Башкин задавал много других вопросов, на которые Симеон не умел отвечать. Тогда Башкин предложил Симеону спрашивать царского духовника – знаменитого Сильвестра – по предложен-ным им, Башкиным, вопросам. Сам Башкин к Сильвестру почему-то не обращался, предпочитал использовать малообразованного Симеона: «Ты, пожалуй, спрашивай у Сильвестра, он тебе скажет, и ты пользуй душу мою, я знаю, что тебе самому некогда ведать того за суетою мирскою...» – Башкин, видимо, расчитывал, что Симеон будет спрашивать Сильвестра как бы от себя, с целью «пользовать» поучаемого духовного «сына», который тотчас бы выдвигал новые возражения. Тут же Башкин подавлял простодушного Симеона словами о мирской суете, которой якобы он подвержен. Вся эта обработка Башкиным священника показывает, какими тонкими психологи-ческими способами и приемами пользовались еретики, совращая не всегда твердых в вере священников. Именно так, видимо, действовали иудейст-вующие.

Башкин рассчитывал, очевидно, показать Симеону несостоятельность суждений такого авторитета, как Сильвестр, и таким образом посеять в нем сомнения в истине православия, чтобы в конце концов предложить другое учение, став из учимого учителем. Произошло, однако, иное. Симеон давно томился «недоуменными вопросами» необычного духовного сына, но все беседы велись на исповеди, тайну которой нельзя было раскрыть. Башкин это, конечно, знал. Когда же сам Башкин, думая, что Симеон уже достаточно обработан, направил его к Сильвестру, все «мудрования» Башкина раскрылись. По словам Сильвестра и других, давно уже про него носилась недобрая слава (сам Башкин выставляет на вид свои добродетели); было решено допросить его, и выяснилось, что взгляды Башкина очень близки к иудействующим: он отвергал Божество Спасителя, таинства и все христианские учреждения. Собор приговорил Башкина к пожизненному заключению.

В ходе следствия Башкин назвал ряд лиц, которые престали перед собором. Выявилось много отступников от православия, которые скрывались в заволжских скитах, пользуясь снисходительностью заволжских старцев. Крупнейшим из отступников был Феодосий Косой, задержанный на Белоозере. Это был беглый холоп одного из знатных московских бояр. Косому удалось бежать из-под ареста в Литву, где он впоследствии активно распространял свое учение, во всех основных пунктах совпадающее с учением иудействующих.

Среди тех, кого привлекли по делу Башкина, был и бывший игумен Троице-Сергиева монастыря старец Артемий, поставленный в игумены Троице-Сергиева монастыря по рекомендации самого Сильвестра. Артемий жил ранее в Псково-Печерском монастыре, участвовал в деятельности Стоглавого собора, был образован и «исполнен доброго нрава и смирения», по словам Сильвестра. Единомышленником Башкина Артемий не был. Но он был человеком живого, независимого и любознательного склада. Он интересовался религиозной жизнью Запада, критически относился к реальному уровню церковности Руси, он принадлежал к «нестяжателям» и потому, видимо, стоял в некоторой оппозиции к митрополиту Макарию. Острый на язык, Артемий имел многих недоброжелателей, которые обвиняли его во всевозможных ересях. Доказать их не удалось, т.к. Артемий твердо исповедывал православную веру.

Однако он неожиданно был обвинен в сокрытии личного греха на исповеди при поставлении на игуменство. Артемий оправдывался ссылкой на духовника, знавшего о грехе и посоветовавшего «переступить». Тем не менее, собор тут же лишил Артемия священного сана, отлучил и приговорил к заключению в Соловецком монастыре. Мудрый игумен монастыря, святой Филипп Колычев, хорошо знавший Артемия, видимо, не был строг к заключенному. Ему удалось оттуда бежать в Литву, где он проявил себя как выдающийся апологет православия. Курбский называл Артемия «неповинным и святым мужем», осужденным по клевете и злобе.

Вместе с Артемием в ереси был оклеветан и осужден просветитель лопарей Феодорит, впоследствии почитавшийся в лике святых. Святой Феодорит до этого был некоторое время духовником самого митрополита Макария, когда тот был новгородским архиепископом. Но даже это обстоятельство не избавило святого Феодорита от подозрений и от ссылки в Кирилло-Белозерский монастырь. Через два года, однако, он был освобожден: по ходатайству его духовных детей бояр, святой Макарий, хотя и не сразу, решился хлопотать за Феодорита, которого он прекрасно знал, перед царем.

Одновременно с делом старца Артемия или даже немного раньше Собору пришлось разбирать дело дьяка Висковатого.

Иван Михайлович Висковатый был думный государев дьяк, т.е. занимал одно из высших мест в государственном аппарате. В деле Башкина он принимал участие по должности. Между тем, его давно уже смущали некоторые нововведения в иконописании, и он решил использовать процесс, чтобы выступить перед собором и царем со своими сомнениями. Дело было в следующем. В 1547 году в Москве произошел страшный пожар, захвативший частично и Кремль. Особенно пострадал Благовещенский собор, в котором «деисус письма Рублева погоре». На место погибших икон нужно было писать новые, и митрополит вызвал из бывшей своей епархии – из Пскова – известных, по-видимому, ему иконописцев, которые и выполняли его заказ. Но написанные ими иконы были настолько необычны, что стали вызывать у некоторых москвичей, в том числе у Висковатого, сомнение в их православности. Об этих иконах были рассуждения и на Стоглавом соборе, который в целом высказался против «самосмышлений» и призвал иконопис-цев не выходить из установленных Церковью пределов и следовать прове-ренным старым образцам, в первую очередь, преподобного Андрею Рублеву.

Однако митрополит Макарий и могущественный Сильвестр сами были увлечены новым направлением, и под их покровительством новые осужденные, в принципе, иконы оставались на своем месте. Висковатый, видимо, решил добиться вторичного и более действенного соборного осуждения нововведений в иконописи. Он понимал, что не следует, по установленным Церковью канонам, изображать Бога-Отца, которого иконописцы писали в виде старца или изображать Иисуса Христа с крыльями, в виде ангела. В принципе, за исключением некоторых неточностей, Висковатый был прав, потому что на Пято-Шестом Вселенском Соборе Церковь запретила писание символических изображений, ограничив иконописание священно-реалистическим содержанием. Цель иконописи – свидетельствовать о духовном мире, как о высшей и несомненной реальности. Поэтому никакое фантазирование и произвольное сочинитель-ство в церковном искусстве недопустимо. Митрополит, однако, разгневался на Висковатого: «Стал на еретики, – сказал он ему, – не попадись сам в еретики». Выступление Висковатого оказалось по существу направлено против святого Макария, поскольку митрополит дозволил новописанным иконам находиться в придворном храме в течение уже нескольких лет. В ответ на «вопли» Висковатого митрополит выступил в защиту символической иконографии. Собор признал Висковатого неправым и осудил его, отлучив на три года от причастия.

По словам крупнейшего современного исследователя Л.А. Успенского, в разрешенной собором аллегорической живописи «богословское и духовное содержание уступает место интеллектуализму и мастерству... Дело дьяка Висковатого... было столкновением традиционного православного восприятия образа с усиливающимся западным влиянием».1 «Парадоксальным образом, - писал свящ. Г. Флоровский, – побеждает это западничество, но под знаком старины и собирания».

Следует отметить, что против аллегорической иконописи выступали также авторитеты, как св. Максим Грек и Зиновий Отенский.

Как видно из обзора деяний собора 1553-1554 гг., на этот раз наши иерархи были не всегда последовательны и не всегда знали, какие меры следует принять против новых явлений, нарушавших традиционные устои. К тому же собор не сумел оградить себя от пристрастных влияний, как было в случае со старцем Артемием, отцы собора одинаково осуждали и настоящих отступников, и, доверившись ложным обвинениям, святых (преп. Феодорит).


^ Учреждение Казанской архиепископии


В 1555 году митрополит Макарий созвал очередной собор, на котором был поставлен вопрос об учреждении епископской кафедры во вновь присоединенной Казани. Падение Казанского ханства и взятие Казани произошло в 1552 году. Это была победа христианского мира над мусульманским в период наибольшего противоборства между ними. Сравнительно недавно – в 1529 году – турецкие войска подходили к стенам столицы Австрии – Вены. Турецкая опасность была велика. Поэтому и падение Казани, означавшее победу креста над полумесяцем, было знаменательным свидетельством силы православной державы – «Третьего Рима» – и предвещало будущее освобождение христианских народов от мусульманского ига. В честь этого события в Москве был воздвигнут Покровский собор, уникальный памятник архитектуры, известный всему миру как собор Василия Блаженного.

Неслучайно Казанская епархия сразу становится архиепископией. «Казанская епархия была, так сказать, передовым форпостом, обозначавшим собой поступательное движение русской православной веры, народности и государственности в глубь степей. Можно сказать, что все, что лежало к востоку и на юг от Казани, все царство Казанское, Астраханское и отчасти Сибирское включались в область Казанской епархии».

Собор 1555 года был торжественным и представительным. В нем участвовало десять архиереев – весь русский епископат того времени и до 76 других священнослужителей. Первый казанский архиепископ, избранный на этом соборе, был, святой Гурий из боярской фамилии Руготиных. Святой Гурий был замечательным подвижником. В юности он был оклеветан и посажен в тюрьму, где всецело предался молитве. Освобожденный из темницы чудесным образом, он принял постриг в Иосифо-Волоколамском монастыре, где впоследствии был игуменом. Короткое время игуменствовал в Троицком Селижаровом монастыре, а затем на соборе 1555 года был по жребию избран на Казанскую кафедру.

Возведение святого Гурия на кафедру и отправление на епархию было большим церковным торжеством. Новоизбранного святителя провожали с крестным ходом из Успенского собора, с участием митрополита и царя. Торжественные встречи и крестные ходы устраивались в городах на его пути. Святитель всюду совершал молебны и говорил поучения. По дороге он освятил место будущего города Чебоксары. Святой Гурий имел с собой от царя и митрополита «Наказ» – инструкцию об обращении к вере жителей края, «Наказ» этот – замечательный документ глубокого и подлинного духовного понимания апостольского служения Церкви. Говорится о том, чтобы приводить ко крещению не страхом, а любовью, для научения направлять просвещаемых в монастыри; не только крещенных, но и некрещенных принимать, угощать и покоить, говорить с ними с кротостью и приводить их к Церкви тихою и умиленною беседою; ходатайствовать за осужденных, не только крещенных, но и некрещенных, и при том даже за тех, за кого никто не ходатайствует.1

Святитель деятельно проводил в жизнь эти положения «Наказа». Особенное значение в деле распространения христианства он придавал монастырям. Скончался он в декабре 1563 года.

Помощниками святого Гурия были два архимандрита Герман и Варсонофий. Оба они удостоились епископского сана и были причислены Церковью к лику святых. Святой Герман происходил из древней родовитой фамилии (Садыревых-Полевых) и постригся в Иосифо-Волоколамском монастыре, когда святой Гурий был там игуменом. С этого времени началась их тесная духовная связь, сохранившаяся навсегда. В 1564 году святой Герман стал преемником святого Гурия по казанской кафедре.

Короткое время он был кандидатом на митрополичий престол (в 1567 году), но Иван Грозный не захотел допустить его, опасаясь встретить в нем строгого обличителя своих деяний. Святой Герман святительствовал только три года и скончался в Москве в 1567 году.

Другой помощник святого Гурия – святой Варсонофий был сыном священника из Серпухова. Промысел Божий с ранних лет готовил его к миссионерским трудам среди татар. В юности он попал в плен к татарам и находился в неволе три года. За это время он хорошо изучил как татарский язык, так и мусульманскую религию. Выкупленный из плена отцом, постригся в Москве в Спасо-Андроникове монастыре, а затем был возведен в сан архимандрита Николо-Пешношского монастыря. Благодаря своим знаниям, святой Варсонофий был избран в помощники святому Гурию, и много способствовал распространению веры среди казанских татар. В 1567 году он был возведен во епископа Тверской епархии, которой управлял до 1571 года. Затем он вернулся в Казань, где жил на покое до 1576 года, когда скончался.


^ Церковно-литературная деятельность


Церковно-литературная деятельность в середине XVI века организуется в основном вокруг личности митрополита Макария. Сам митрополит Макарий не был крупным писателем, но тем не менее от него осталось несколько поучений и посланий, адресованных в основном царю, а также войскам во время казанского похода.

Среди писателей макарьевского круга особенно известен Ермолай-Еразм, псковский священник, позднее протопоп московского собора Спаса на Бору в Кремле. Из его духовных произведений следует отметить книгу «О Троице». Сочинение имеет апологетический характер и вызвано, по-видимому, еретическими движениями середины XVI века: Феодосия Косого и др. Ермолай-Еразм стремился проследить действие принципа троичности во всех явлениях окружающего мира, показывая его, таким образом, как основу бытия.

Другим видным писателем этого времени является ученик преп. Максима Грека инок Зиновий, живший в Отенском монастыре.

Зиновий Отенский написал сочинение «Истины показание к вопросившим о новом учении», направленное против лжеучения Феодосия Косого. Против него же направлено и второе известное сочинение Зиновия: «Многословное послание на зломудрого Косого». Зиновий был мыслящим богословом, составлявшим собственные комментарии к святоотеческим текстам. Будучи последователем «нестяжателей», он принимает и положения «Просветителя» преп. Иосифа Волоцкого, которые использует против Феодосия Косого.

Знаменитый благовещенский протопоп Сильвестр составил книгу «Домострой», представляющую собой русский и православный вариант руководства к богоугодному устройству жизни мирянина; подобные сборники правил, необходимые для организации жизни и воспитания семьи, были распространены во всех христианских странах. В основе «Домостроя» лежит церковное учение о браке и семье, по которому семья есть малая церковь. Исходя, по существу, из этого положения, автор «Домостроя» стремится подробно обрисовать жизнь идеальной христианской семьи, целиком подчиненной церковности и упованию на будущую жизнь. Отсюда большое значение обрядности, как системы дисциплинирующих и воспитывающих приемов, особенно необходимых в миру, как противодействие соблазну. В качестве норм поведения «Домострой» использует евангельские и ветхозаветные поучения; так, евангельским примером начинается рассуждение о поведении на пиру, характеристика жены повторяет притчи Соломона (ср. гл. 21 и гл. 31 книги Притч). «Домострой» входит в мельчайшие детали быта, создавая красочную картину древнерусской жизни.

В этот период происходит расцвет житийной литературы, т.к. при канонизации святых было необходимым создание житий. Над ними работала значительная группа книжников. Были составлены новые жития святого Александра Невского, преп. Никона, игумена Троице-Сергиева монастыря, Павла Обнорского, Михаила Клопского, Александра Свирского, Иосифа Волоколамского, Саввы Сторожевского и многих других.

В середине XVI века Русская Церковь осуществила такое важнейшее начинание, как введение книгопечатания. Толчок к этому дали решения Стоглавого собора. Собор констатировал, что переписка книг находится в плохом состоянии. Кроме того, рукописных книг не хватало. Между тем в России было известно, что в других странах, в том числе в Польше, уже существовало книгопечатание. Видимо, уже после собора было решено завести типографии. К 50-м годам XVI века относятся первые ив дошедших до нас, печатные издания. Они выпускались анонимными типографиями, на весьма низком техническом уровне и имели, по-видимому, крайне ограниченный тираж.

С 1556 года известен такой «мастер печатных книг» как Маруша Нефедьев ив Новгорода. Впервые типографское дело было налажено дьяконом московского Гостунского собора (в Кремле) Иваном Федоровым, вошедшим в историю как первопечатник. Вместе со своим помощником Петром Мстиславцем он выпустил в марте 1564 года первую печатную книгу – Апостол, вслед за тем был издан Часослов. Но первые печатные книги были очень дороги. Успешно начавшаяся типографская деятельность вызвала недоброжелательность неких сильных лиц. Произошло возмущение, типография была разгромлена. Иван Федоров и Петр Мстиславец бежали ив Москвы в юго-западную Русь, где продолжали печатать книги. Бунт не остановил, конечно, распространения книгопечатания. В 1565 году типография в Москве была восстановлена. Затем была устроена типография в Александровской слободе. Преемник Ивана Федорова печатник Андроник Невежа напечатал Псалтирь.


^ Церковное пение


Из всех распевов православной русской Церкви древнейшим является знаменный распев. До XV века обучение совершалось, по-видимому, исключительно путем устной передачи певческих познаний. Со второй половины XV века, появляются руководства к изучению знаменного распева в виде приложений к нотным книгам, особенно к ирмологам. Они содержали в себе:

1) сказание, како поется знамение коеждо различно;

2) како поются попевки и в котором гласе;

3) распевы на восемь гласов и т.п.

В начале XVI века, вследствие повторного разлада и нестроения в церковном пении, явилась настойчивая нужда в певческих школах. По решению Стоглавого собора, предложившего учредить «книжные» училища, где бы изучались чтение, письмо и пение, открылось множество школ, особенно в Новгороде и Москве, где изучалось пение. Из питомцев этих школ вышли такие знаменитые распевщики, как Иван Акимов Шайдуров и братья Роговы – Василий (1589-1603) – впоследствии Ростовский митрополит и Савва, знаменитый учитель певцов. Из учеников его известны: Стефан Голыш, Иван Нос и Федор Крестьянин. Из учеников Ивана Голыша известен Иван Лукошков, в иночестве архимандрит Исайя. Каждой из них вносил свою лепту в дело церковного пения.

Во второй половине XVI века составили весьма много мелодий знаменного распева и распевали их на гласы с новым текстом. Они носили названия: малое знамя, инознамя, большое знамя, путь и др.1

Ученики Феодора Крестьянина, жившего вместе с известным певцом Иваном Носом, в Александровской слободе, у царя Ивана Грозного, повествовали, что в их время «Стефан Голыш много знаменного пения роспел, а после него ученик Исайя (в мире Иван Лукошков), тот вельми знаменного пения распространил и исполнил ... Некто-де во Твери дьякон бе зело мудр и благовеин, тот-де роспел стихеры евангельские; а псалтирь роспета в великом Новграде, некто был инок, именем Маркелл, слыл Безбородой; он же сложил канон Никите, архиепископу новгородскому, вельми изящен. А Триоди роспел и изъяснил Иван Нос; он же роспел крестобогородичны и богородичны Минейные».2


Глава IV


^ ПОЛОЖЕНИЕ ЦЕРКВИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ

ЦАРСТВОВАНИЯ ИВАНА ГРОЗНОГО


Митрополит Афанасий

(1564-1566)


Конец жизни и первосвятительского служения митрополита Макария был отягощен учащавшимися проявлениями деспотизма Ивана Грозного. После смерти св. Макария, в феврале 1564 года, состоялся собор Русской Церкви. Прежде, чем приступить к избранию нового митрополита, собор постановил митрополиту носить белый клобук. Преемником Макария был избран инок Чудова монастыря Афанасий, бывший протоиерей Благовещен-ского собора Андрей. Он являлся духовником Ивана Грозного, и отцы собора надеялись, по-видимому, что он будет иметь влияние на царя. Однако, первосвятительство Афанасия совпало с развитием самых мрачных свойств Ивана Грозного.

В 1565 году последовало учреждение опричнины. Все государство было разделено на две части: опричнину и земщину. Лучшие земли отошли к опричнине. На боярство и «служилых людей» царь наложил опалу и потребовал от духовенства, чтобы оно не вмешивалось в суд государя и не препятствовало казнить его противников. Фактически, Иван IV лишил духовенство традиционного права печалования. Начались казни и преследо-вания, неслыханные на Руси. Полились потоки крови, каких не было со времен татарского нашествия. Центром опричнины стала резиденция царя – Александрова слобода. Зловещий характер опричнины подчеркивался формой опричника: они носили черные кафтаны, черные шапки, ездили на вороных лошадях. К поясу было привязано изображение собачьей головы и небольшая метла – символ преданности царю в борьбе с врагами. Опричнина приобрела кощунственный характер: в Александровой слободе Иван Грозный создал якобы монастырь, в котором будто бы был игуменом (вместе с тем, Иван был женат и монашества, связанного с отречением от власти, принимать но собирался). Совершались продолжительные богослужения, между которыми царь вместе с палачами пытал подозреваемых в измене. Вместе со зверствами царил разврат.

Среди мрачных деяний Ивана Грозного прослеживается также идея власти царя и над Церковью, горячо защищаемая Иваном Грозным. Такое понимание власти было воспитано в нем с юности при поддержке его известных духовных руководителей: «Иван Васильевич имел множество оснований, главным образом данных ему представителями Церкви, чтобы смотреть на свою власть, как на теократически абсолютную... В лице Ивана IV представители Церкви идейно воспитали власть московского государя до такой высоты и абсолютизма, внушив ему, сверх того, мысль о пастырских правах в делах Церкви, что, в случае какого-либо столкновения носителей высшей церковной власти с государями, первые не были гарантированы от катастроф самых неожиданных» - писал видный историк Церкви А.В.Кар-ташов.1 Это и подтвердилось в время правления митрополита святителя Филиппа II.

В этих страшных условиях митрополит Афанасий отказался управлять Церковью и в 1566 году ушел по болезни на покой. Следующим митрополитом стал в 1566 году выдающийся подвижник и деятель, один из самых великих святых русской Церкви святитель Филипп.2


^ Святой митрополит Филипп

(1566-1568)


Святитель Филипп, в миру Феодор, родился в 1507 году в семье знатного боярина Василия Ивановича Стефана Колычева. Аристократическое происхождение позволило будущему святителю получить лучшее образование и развитие, какое было возможно. Он был взят ко двору, и Иван Грозный знал его с малолетства. В 1537 году 30-летний Феодор решает порвать с блестящей придворной карьерой и тайно бежит из Москвы на далекий Север в Соловецкий монастырь, где и принимает постриг. Через 10 лет Филипп возведен в сан игумена. Его 18-летнее управление монастырем привело обитель в состояние расцвета. Он воздвиг две великолепных каменных церкви – Успения Божией Матери и Преображения Господня, завел колокольный звон, построил келлии и больницу, осушил болота, соединил каналами озера, проложил дороги. Сам Филипп был строгим подвижником, предававшимся уединению и умному деланию.

Став в 1566 году митрополитом, святой Филипп в течение года пользовался уважением и расположением царя. Казней не было. Воцарившийся мир, однако, был неустойчив. Через год началась новая серия расправ. Никто не смел заступиться за казнимых безо всякого суда и следствия. Святитель Филипп, перед восшествием на митрополичий престол, выговорил себе право «советовать» царю. Помня об этом праве, митрополит пытался воздействовать на совесть царя, беседуя с ним наедине. Однако, это не принесло никаких результатов. Тогда Филипп решился публично обличить Ивана. В одно из воскресений великого поста он прямо обратился к царю с речью в которой, в частности, говорил: «От века не слыхано, чтобы благочестивые цари волновали свою державу, и при твоих предках не бывало того, что ты творишь; у самих язычников не случалось ничего такого...» Это выступление святителя привело царя в ярость, но он не посмел тронуть митрополита. В следующий раз святой Филипп снова произнес обличительную речь: «У татар и язычников есть правда: в одной России нет ее; во всем мире можно встречать милосердие, а в России нет сострадания даже к невинным и правым. Здесь мы приносим Богу бескровную жертву за спасение мира, а за алтарем безвинно проливается кровь христианская...» – Говоря многое в таком роде, святитель отказался благословить Ивана. Царь пришел в крайний гнев и решил расправиться с обличителем, но не находил для этого достаточного предлога. Филипп продолжал свои бесстрашные обличения, готовый принять мучительную смерть.

Главными советниками царя в деле против митрополита Филиппа были Малюта Скуратов и духовник Ивана IV Евстафий, запрещенный митрополитом за недостойную жизнь. Чтобы найти повод к расправе с Филиппом, решено было направить специальную комиссию в Соловки, для расследования его жизни. Комиссия состояла из врагов святителя. Среди братии нашлись клеветники, во главе с игуменом Паисием, которому обещали епископский сан. По возвращении комиссии, взявшей с собой Паисия и его приспешников, состоялся собор для суда над митрополитом. Все епископы, присутствовавшие на соборе, безропотно согласились с заранее вынесенным приговором о низложении митрополита. Царю однако этого было недостаточно: он велел святому продолжить служить.

В день архангла Михаила (21 ноября) опричники во время богослужения с оскорблениями и поруганием арестовали митрополита и отвезли в темницу, наложив на него цепи. В ярости царь казнил десять родственников митрополита из рода Колычевых, и голову одного из них прислал страдальцу в темницу. Затем святитель Филипп был сослан в заточение в Отрочь монастырь в Тверь. Это было в конце 1568 года. Там он провел около года. Начался поход Ивана Грозного на Новгород, который был, по существу, истребительной войной против мирного населения: уничтожалось население целых городов. Проходя через Тверь, Иван послал в Отрочь монастырь Малюту Скуратова, который задушил святого подушкой.

Значение подвига святителя Филиппа в том, что он не убоялся обличать нечестие среди всеобщего молчания и бесстрашно отдал свою жизнь за правду Христову, уподобившись древним мученикам. Иван Грозный убил также святого Корнилия Псково-Печерского.

Помимо мучеников, XVI век знает замечательных святых-юродивых. Иван Грозный, поднявший руку на святого митрополита, не посмел тронуть святого Николая Салоса, запретившего царю громить Псков и резко обличившего царя. В Москве прославился юродивый Василий Блаженный. На юродивых смотрели как на пророков Божиих.

^ Митрополиты Кирилл (1568-1572), Антоний (1572-1581) и Дионисий (1581-1587)


Преемником святителя Филиппа явился архимандрит Троице-Сергиева монастыря Кирилл, возведенный на митрополичий престол через два дня после низложения Филиппа. Митрополит Кирилл не решался вслух обличать царя и молчал. Именно при нем и состоялся опустошительный поход на Новгород, причем царь не щадил и духовенство: до 500 новгородских священнослужителей забили до смерти, остальных ежедневно пытали, требуя денег (по 20 руб. с каждого). Архиепископ Пимен, клеветавший на святого Филиппа по зависти, подвергся тюремному заключению, поруганию и ссылке, в которой скоро умер.

В 1571 году разразилось новое бедствие: пользуясь неурядицами и отсутствием в Москве царя, крымский хан Девлет-Гирей вторгся в Россию, дошел до Москвы, грабя, истребляя и пленяя жителей. С большим трудом удалось отогнать татар от Москвы. В 1572 году митрополит Кирилл скончался. Он успел все же вызвать неудовольствие царя и был похоронен не в Кремле, а в митрополичьем Новинском монастыре.

В мае 1572 г. московским митрополитом был избран архиепископ Полоцкий Антоний. При нем получило продолжение ограничение церковного землевладения. На соборе 1573 года были запрещены земельные пожертвования в большие монастыри. Передача земель в бедные монастыри дозволялась только с разрешения царя. В 1580 году состоялся новый собор, на котором вновь был поднят вопрос о церковном землевладении. Разоренное тиранической политикой государство нуждалось в средствах, и взор царя вновь обратился к церковным имуществам. Собор запретил отдавать в монастыри земли «на помин души», и повелел заменять их стоимостью сел, отдаваемых дальним родственникам или государю. Также запрещено было монастырям и епископату покупать земли и брать под залог, и вообще увеличивать земли. В случае необходимости земель для пропитания (например, при основании нового монастыря), велено было обращаться к царю – «бить челом государю».

Таким образом, собор 1580 года знаменателен тем, что он существенно ограничил экономическую независимость Церкви: «Соборный приговор 15 января 1580 г. ... является поворотным моментом в истории монастырского землевладения».1 Это было связано, с одной стороны, с возраставшими притязаниями государства, с другой, - с имевшими место злоупотреблениями духовенства церковным имуществом. Так или иначе, был сделан крупный шаг вперед и к подчинению Церкви государству, и характерно, что это произошло при властолюбивом и жестоком Иване Грозном.

В начале 1581 года митрополит Антоний скончался. На его место был поставлен митрополит Дионисий, игумен новгородского Варлаамо-Хутынского монастыря. Соборное решение состоялось в феврале 1581 года. В марте 1584 года скончался Иван Грозный, приняв монашество с именем Ионы.

Митрополит Дионисий венчал на царство в мае того же года сына Ивана IV – Феодора Иоанновича. Новому царствованию досталось тяжелое наследство. Летом 1584 г. был созван церковный собор, целью которого было помочь государству. Подтвердив решения собора 1580 года, иерархи пошли далее. Были введены платежи государственных податей с церковных земель, которые ранее их не платили, «ради оскудения, воинского чина... пока земля не поустроится» (Мак., с. 320). Также был введен государственный налог и на церковную торговлю. Правда, вскоре эти налоги были отменены. Митрополит Дионисий вступил в конфликт с всесильным при царе Феодоре Борисом Годуновым, выступал против его злоупотреблений властью. Это столкновение церковной и светской власти кончилось, как обычно, поражением митрополита, лишенного кафедры в 1587 году. На его место взошел архиепископ ростовский Иов, получивший в 1589 году титул патриарха.


^ Православная миссионерская деятельность

среди северных племен в XVI веке


Проповедь веры племенам, населявшим окраины Русского государства, составляла постоянную заботу Русской Церкви. Этот апостольский подвиг совершался непрерывно, из века в век, с постепенным проникновением русских на север, восток и юг.

В Перми в середине XV века благовествовал святой епископ Питирим. Этот епископ известен своей просвещенностью. Ему принадле-жал древнейший сохранившийся русский список творений святого Дионисия Ареопагита; сам он составил службу и житие митрополита московского Алексия. При его дворе велось летописание. Святой Питирим постоянно объезжал край и усердно проповедовал. Однажды, когда он возглавлял крестный ход из города Усть-Вымь к реке, произошло внезапное нападение язычников, которые и умертвили епископа в 1455 году.

Его преемником был святой епископ Иона, правивший епархией с 1455 по 1470 гг. Ему удалось значительно распространить веру, обратив к ней князя великой Перми. Труды святого Ионы достойно продолжал епископ Филарет (годы правления 1471-1501), он проповедовал сам на пермском языке, рассылал грамоты, но его усердие тормозилось нерадением низшего духовенства. С пастырскими посланиями к пермскому князю и населению обращался и митрополит Симон в начале XVI века. Постепенно язычество отступало, благодаря не прекращавшимся усилиям Церкви. По свидетельству Герберштейна, (в 1526 году) идолопоклонники еще встречались кое-где в лесах, но туда постоянно отправлялись миссионеры для их обращения.

Не менее усердно совершалась проповедническая деятельность и на Севере. Особенно большое значение для просвещения Севера имел Новгород. Форпостом миссионерской деятельности являлся Соловецкий монастырь с самого момента его основания сввятыми Германом, Савватием и Зосимой в 30-х гг. XV века. Начиная с 1526 года, по сохранившимся сведениям, местные племена по побережью Белого моря неоднократно сами обращались в Москву и Новгород с просьбой о крещении и создании храмов.

Выдающимся миссионером был святой Феодорит, именуемый просветителем лопарей. Он родился в г. Ростове и в 14 лет принял постриг в Соловецком монастыре. После многих подвижничества он решил удалиться в пустыню и ушел за реку Колу в дремучие леса. Там, он встретил другого искателя безмолвия – пустынника Митрофана, с которым вместе прожил 12 лет. Около 1540 года они пришли в Новгород. Феодорит был рукоположен в сан иеромонаха и стал духовником архиепископа Макария. Когда же тот отъехал в Москву на митрополию, Феодорит вернулся на Колу и создал там Троицкий монастырь. С этого временя местное население начало массами обращаться к православной вере. Был случай, когда в один день крестилось около двух тысяч человек. Но иноки созданного им монастыря изгнали своего настоятеля. Несколько позднее святой Феодорит был поставлен архимандритом суздальского Евфимиева монастыря; затем был оклеветан и осужден вместе со старцем Артемием, но через два года освобожден. Остаток жизни он провел в вологодском Прилуцком монастыре, откуда еще дважды посещал свою паству.

Другим замечательным подвижником на поприще миссионерской деятельности был святой Трифон Печенгский. Он родился в 1495 году в новгородских пределах. В поисках уединения он удалился на крайний север за реку Печенгу, где проповедовал местным племенам с опасностью для жизни. Через несколько лет Трифон пришел в Новгород, где получил благословение архиепископа Макария на построение храма, воздвигнутого им на Печенге в честь Святой Троицы. Позднее создал там монастырь. Ходил святой Трифон в Москву, и получил от царя богатые дары и грамоты для своей обители. Скончался он 88-летним старцем.

Из других миссионеров Севера известно имя иеромонаха Илии с двумя помощниками, посланного архиепископом Макарием около 1534 г. в земли Вотской пятины для истребления идолопоклонства и укрепления христианской веры. Впоследствии преемник Макария по новгородской кафедре, архиепископ Феодосий также посылал священника Никифора с такими же задачами.

На юге проповедь христианства была распространена до Каспийского моря вслед за покорением в 1554 г. Астраханского ханства. Вскоре туда был послан игумен Кирилл, который устроил в 1568 году монастырь во имя Пресвятой Троицы. Этот монастырь стал оплотом и центром проповеди, которая успешно распространялась. На протяжении 50-х годов XVI века к дружбе с русскими, к принятию православной веры стали склоняться северокавказские народности – черкесы и кабардинцы, к которым русская Церковь также посылала своих служителей. Несколько позже, в 80-х годах, русские проникают в Сибирь, куда уже и 1582 году было послано десять священников с семействами.






оставить комментарий
страница3/9
Дата23.09.2011
Размер1,73 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх