Учебное пособие Сергиев Посад 2006 icon

Учебное пособие Сергиев Посад 2006


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Сергиев Посад город мастеров. Сергиев Посад : Весь Сергиев Посад, 2000. 24 с...
Учебное пособие под редакцией профессора К. Е. Скурата Сергиев Посад 2006...
Учебное пособие для 4 класса семинарии Сергиев Посад...
Учебное пособие для 4 класса семинарии Сергиев Посад...
Учебное пособие для студентов 3 класса Сергиев Посад...
История Русской Церкви XX век Учебное пособие для студентов 4 класса Сергиев Посад 2006...
История Русской Церкви XX век Учебное пособие для студентов 4 класса Сергиев Посад 2006...
Учебное пособие для 2 студентов класса Сергиев Посад...
Учебное пособие для студентов 4 класса Сергиев Посад...
Учебное пособие для студентов 1 класса Сергиев Посад...
Экскурсионная программа: Дмитровский кремль, Борисоглебский монастырь. Переезд в Сергиев Посад...
Программа тура: 1 день 08-30 Сбор группы в Москве...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
вернуться в начало
скачать
Глава II


^ ЦЕРКОВЬ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ ХVI ВЕКА


Помимо разгрома жидовствующих начало ХVI века ознаменовано и другими церковными событиями.

При митрополите Симоне, на соборе 1503 года, были приняты следующие решения: запрещение епископам брать за поставление в церковные степени, запрещение служить в миру вдовым священникам и диаконам, запрещение священнослужителям совершать Литургию, если накануне они впали в пьянство, запрещение монашествующим разного пола жить в одном монастыре. Все это дисциплинарные вопросы, очень важные в церковной жизни того времени. Еще один очень важный вопрос, поднятый на соборе 1503 года, касался монастырской земельной собственности.

Столкнулись две точки зрения. По одной из них, выражаемой заволжскими старцами Паисием Ярославовым и преподобным Нилом Сорским, вотчиновладение есть нарушение монашеского обета нестяжательности, монахи должны жить трудом рук своих или милостыней христолюбцев. Накапливаемые монастырями богатства, по их мнению, являются причиной распространения ересей и падения авторитета Церкви.

Другая точка зрения наиболее полно была высказана преподобным Иосифом Волоколамским, защищавшим церковное землевладение. По этой точке зрения, строительство и ремонт церковных зданий, все, необходимое для богослужения, обучение и обеспечение клира невозможно без средств, источником которых являлось в то время землевладение. Исторический опыт Церкви показывает, что наличие монастырских имений с древних времен не препятствовало достижению вечного спасения, хотя злоупотребления возможны и всегда были. В монастырях приготовляются будущие иерархи, и для их подготовки нужны средства. Наконец, Церковь должна оказывать благотворительность, для чего также нужны средства.

Первая точка зрения, выражаемая «нестяжателями», имела поддержку великого князя Ивана Васильевича, который надеялся обогатиться за счет монастырей. Но подавляющее большинство участников собора встало на защиту монастырского землевладения. Возвышенная и благородная позиция «нестяжателей» имела своим идеалом Фиваидскую пустыню, но она не вмещает всей многогранности монастырско-церковной действительности. Для того, чтобы Церковь во всей полноте несла в мир апостольскую проповедь, необходима определенная материальная обеспеченность. Это и защищал Иосиф Волоцкий.

Эпоха митрополита Геронтия и Симона характеризуется резким возрастанием государственной мощи Москвы, которая постепенно стано-вится центром Русского государства. Все большее увеличение места и зна-чения России на политической карте тогдашнего мира требовало осмысления и соответствующего оформления идеи Русского православного царства.

^ Митрополит Варлаам

(1511-1522)


В 1511 году, через три месяца после смерти митрополита Симона на Московскую первосвятительскую кафедру был возведен Варлаам, архиман-дрит Московского Симонова монастыря. Решающую роль в его поставлении сыграл личный выбор великого князя Василия Иоанновича. От епископата требовалось только согласие.

Наступивший период характеризуется существенным изменением отношений между Церковью и рождающейся русской монархией: не успев еще стать царством, «Третий Рим» уже стремится подчинить себе церковную иерархию. Если Иван III всей своей неприязни к митрополиту Геронтию так и не смог свести его с престола, то наследовавший ему Василий III уже чувствовал себя настолько сильным и единовластным государем, что по своему собственному решению не только ставил, но, как мы увидим, и низлагал митрополитов. Именно в этом фактическом подчинении высшей иерархии воле государя и состоит значение данного исторического момента. В дальнейшем зависимость митрополитов от монарха еще более усиливается: «...хотя митрополиты наши большую часть были избираемы, а иногда и судимы соборами, но всегда под преобладающим влиянием государей; иногда же и избирались и удаляемы были от кафедры непосредственно властью самих государей... При Иоанне III удален был только один из них, и совершенно законно (митр. Зосима – А.С.); Василий Иоаннович удалил также одного, но по своей воле; Иоанн Грозный удалил трех, кроме тех двух, которые удалены были в его малолетство происками бояр; даже при кротком и набожном Феодоре Иоанновиче лишен был своей кафедры один наш первосвятитель по внушению Бориса Годунова».1

Митрополита Варлаама современники характеризуют как мужа святой жизни, но великий князь остался им недоволен. По своим монашеским убеждениям Варлаам примыкал к «заволжским старцам», «нестяжателям». Он, видимо, довольно резко разграничивал государственную и духовную сферу и не стремился идти навстречу произвольным желаниям великого князя.

О деятельности митрополита Варлаама сохранилось мало сведений. Из важных политических событий его времени следует отметить возвращение Смоленска (1 августа 1514 года), находившегося более столетия в составе Литвы. Одновременно произошло воссоединение с Московской митрополией Смоленской епархии.

При митрополите Варлааме учащаются сношения с восточными церквами. В 1515 году была послана грамота на Афон, с просьбой прислать книжного переводчика. Одновременно великий князь разрешил афонским монастырям собирать в России милостыню. В 1518 году с Афона прибыла небольшая группа монахов, среди которых был и избранный афонскими старцами ученый переводчик – знаменитый Максим Грек. В то же время прибыло посольство от константинопольского патриарха Феолипта. Александрийский патриарх Иоаким, иноки Синайской горы присылали за милостыней.

Митрополиту Варлааму пришлось иметь дело с отзвуками движения жидовствующих. Появился некий «жидовин» Исаак, пытавшийся, очевидно, возобновить дело Схарии. Около 1520 года был созван собор по делу Исаака. Главным обличителем его выступил преподобный Максим Грек, который, в духе святого Иосифа, советовал предать его внешней власти на казнь.

Сохранились известия о любви митрополита Варлаама к иконописа-нию: Варлаам сам писал иконы. Так, в 1518 году он торжественно встречал и, затем, сам обновлял в своих палатах две иконы – Спасителя и Божией Матери – из Владимира.

В 1521 году объединенные силы казанских и крымских татар напали на Русское государство и дошли до Москвы. Великий князь уехал собирать войско, оставив в столице митрополита и воевод. Одновременно продол-жалась длительная война с Литвой, закончившаяся только в 1522 году. События этой войны дали толчок к удалению Варлаама. Василий III подозревал одного из пограничных князей, Василия Шемячича, князя Новгород-северского, в измене, и хотел именем митрополита заманить его в ловушку. Когда Варлаам отказался взять роль предателя, он был низложен и вскоре сослан в Спасо-Каменный монастырь на Кубенском озере. Его удаление произошло в декабре 1521 года. Так излагает дело С. Герберштейн, бывший в Москве в 1526 году. Год смерти митрополита Варлаама неизвестен.


^ Митрополит Даниил

(1522-1539)


Митрополит Даниил был выбран и поставлен по единовластному решению Василия Иоанновича на место удаленного митрополита Варлаама в начале 1522 года.

Новый избранник великого князя был преемником по игуменству преподобного Иосифа в Волоколамском монастыре и был давно известен Василию III. Это был человек разнообразно одаренный: талантливый администратор, блестящий писатель и проповедник. Необходимо, однако, сразу же указать, что он был выбран игуменом не по желанию преп. Иосифа. Преп. Иосиф, чувствуя приближение смерти, назвал целых десять кандидатов для выбора братей, но среди названных Даниила не было. Преп. Иосиф, превосходно зная людей, был проницателен и желал своему монастырю достойного преемника. Братия, которая глубоко чтила и любила преп. Иосифа и которая была воспитана им в духе строжайшего послушания, тем не менее, выбирает игуменом именно Даниила. Это можно объяснить ничем иным, как вмешательством великого князя Василия Ивановича, который объявил себя покровителем Иосифова монастыря и, вместе с тем, позволял себе сам назначать в монастыри настоятелей. Вполне ясно, что назначение Даниила помимо желания преп. Иосифа не могло быть совершено без ведома великого князя. Известно, также, что Даниил был честолюбив и выражал желание пойти на игуменство: «во ин пастырь». Поэтому можно думать, что великий князь его уже знал и поставил во главе Иосифова монастыря, как наиболее преданного ему, великому князю, человека. Волей великого князя объясняется и то, что Иосиф не стал возражать против игуменства Даниила.

За годы игуменства Даниила (1515-1522 гг.) великий князь имел возможность изучить его настолько хорошо, что мог безошибочно видеть в нем послушного исполнителя своей воли. Таким исполнителем и показал себя Даниил, став митрополитом. В личности митрополита Даниила Русская Церковь впервые получает новый тип церковного деятеля, который вполне сознательно и последовательно ставит во главу угла интересы монарха и его государства, подчас не стесняясь поступиться именем и интересами Церкви.

С первых же дней своего правления митрополит Даниил беспреко-словно выполнил волю великого князя в деле, послужившем низвержению митрополита Варлаама.

Вместе с великим князем Даниил заманил в Москву удельного Новгород – Северского князя ^ Василия Ивановича Шемячича, дав ему охранную крестоцеловальную грамоту. Поверив митрополиту, Шемячич приехал в Москву, где был арестован по подозрению в измене и посажен в заключение. А митрополит Даниил находил возможным говорить, что Бог избавил великого князя от «запазушного врага».

Другим крупным делом, в котором Даниил позволил себе пожертво-вать церковными установлениями из прямого угодничества светской власти, был развод великого князя с его женой Соломонией Сабуровой и новый брак с Еленой Глинской. Причиной развода было отсутствие потомства у Соломонии. После смерти Василия III престол должен был бы перейти к боковой линии. Но великий князь непременно хотел иметь наследником сына. Бояре подали мысль о разводе. Обратились к митрополиту. Даниил не имел силы отказать великому князю, но он понимал, какое впечатление произведет на народ такое вопиющее нарушение церковных канонов. Он предложил написать восточным патриархам на Афон, но это только отсрочило дело. Ответы пришли, разумеется, отрицательные: тем не менее, великий князь не хотел отказываться от идеи нового брака. И митрополит Даниил в ноябре 1525 года развел его с Соломонией, которая была пострижена в монахини с именем Софьи, а уже в январе следующего года митрополит венчал Василия Ивановича с Еленой Глинской. Крайне неблагоприятное впечатление от этих действий митрополит пытался нейтрализировать своим красноречием: он написал целых три слова; в которых говорил о недопустимости нарушения церковных канонов в отношении брака, и оправдывал развод и новый брак великого князя исключительными государственными нуждами.

Немало сил и энергии потратил Даниил на борьбу с преподобным Максимом Греком, которого он дважды подверг несправедливому осуждению на соборах 1525 и 1531 годов.

В декабре 1533 года великий князь Василий Иванович скончался, оставив трехлетнего наследника – Ивана Грозного. Даниил был формально поставлен главой боярской думы, но, фактически, стал игрушкой страстей, раздиравших боярское правление. Так, он вновь совершил предательство, заманивая в ловушку старицкого князя Андрея Ивановича.

В области собственно церковной Даниил пассивно стал содействовать боярскому правительству в проведении мер, направленных на экономическое стеснение Церкви и духовенства. Так, в 1534 году, при строительстве в Москве Китайгородской стены и в Новгороде городской стены, впервые на духовенство была распространена денежная подать на строительство. В 1535 году были взяты деньги у новгородского архиепископа Макария и монастырей на выкуп пленных в Крыму. В 1536 году у новгородских монастырей и церквей были отобраны пожни и им же сданы в аренду; так бывшие владельцы превратились в арендаторов.

В 1538 году скончалась великая княгиня Елена, покровительствовав-шая Даниилу, и борьба бояр между собой приняла особенно острый и непримиримый характер. Основными соперниками в борьбе за власть были князья Шуйские и князь Иван Бельский. Даниил принял сторону Бельского, но одолели Шуйские. 2 февраля 1539 года происками Ивана Шуйского митрополит Даниил был сведен с кафедры и отправлен в Иосифо-Волоколамский монастырь, где и скончался через 8 лет, в 1547 году.

Говоря о митрополите Данииле, необходимо отметить его талант писателя. Сохранилось более десяти его «Слов» и посланий, в которых Даниил красноречиво и ярко бичует пороки и мирские увеселения. Перу Даниила принадлежит также редактирование известного Никоновского летописного свода.


Подвижничество


Выдающимися подвижниками 2-й половины XV – начала XVI века были преподобные Нил Сорский и Иосиф Волоколамский – выразители духовных исканий своего времени. Оба святые – не только отшельники, но и деятели. В этот период в связи с грандиозными историческими событиями происходит реорганизация жизни всего русского народа. Вместе с тем, в церковной жизни было много темных, отрицательных явлений, на которые охотно ссылались отступники от веры в своей критике Православия. Вставали вопросы о дальнейших путях Русской Церкви в открывающихся исторических перспективах, о способах просвещения и духовного окормления. Особенно важное значение имело состояние монашества, поскольку оно – барометр ду­ховного здоровья общества.


^ Преподобный Нил Сорский

Преподобный Нил Сорский (1433-1508), по преданию, происходил из рода бояр Майковых. В юности он постригся в Кирилло-Белозерском монастыре. Важнейшим событием в его жизни было путешествие на Восток. Некоторое время он прожил на Афоне. Глубоко воспринятый и перенятый опыт восточного, и более всего, афонского монашества определил его жизнь и деятельность на Руси. Преподобный Нил глубоко изучил и проработал творения отцов Церкви. По возвращении он не остался жить в Кирилло-Белозерском монастыре, а поставил свою келлию на реке Сорке, в нескольких верстах от Кириллова монастыря. Постепенно вокруг него собралась небольшая группа учеников, числом двенадцать. Так возникла Нило-Соркая пустынь, в которой Нил положил начало неизвестному ранее на Руси скитскому монашеству, которое он назвал «средним», «непада-тельным» путем. Келлии стояли на недалеком расстоянии друг от друга, но и не слишком близко.

Главным занятием отшельников было служение просветительству: они должны были переписывать книги. Свои поучения Нил Сорский оставил в виде двух сочинений: «Предания ученикам о жительстве скитском» и «Устава». В своих писаниях он тщательно следует Отцам Церкви, стараясь не вносить ничего личного. В основе его наставлений со всей очевидностью лежит афонская практика. Главное занятие монашествующих – т.н. «умное делание», т.е. внутренняя молитва. Преподобный Нил объясняет суть афонской практики сведения ума в сердце, учит о стяжании неизреченного света и безмолвия. Самое главное – следование воле Божией. Он также подробно излагает психологию греха, который развивается в человеке постепенно, проходя, пять ступеней: прилога, сочетания, сложения, пленения, страсти.

В отношении внешнего устроения Нил Сорский был весьма строг и высказы-вался против всякой пышности в храмах, даже против употребления драгоценных сосудов. В своем скиту он запретил строить каменный храм.

Последовательно осуществляя свои программы в собственной жизни, святой Нил в духовном завещании просит братию не предавать его тело погребению, а бросить его на съедение зверям. Жизнь преподобного Нила является примером полного смирения и отдания себя в волю Божию.

При анализе церковно-общественной позиции Нила Сорского необходимо иметь в виду его богатый опыт знакомства с жизнью Православия в Греции и на Востоке. Рассказы о падении Царьграда он слышал, вероятно, с юности. Он посетил Царьград и какие-то иные области в период глубокого унижения, упадка Православия и видел торжество иноверцев там, где совсем недавно существовали богатые монастыри и совершались пышные богослужения, а глава государства являлся покровителем Православия. Человек впечатлительного и созерцательного склада, он должен был глубоко проникнуться острым сознанием тщеты всего земного: стоит ли строить «Третий Рим», когда вот только что, на глазах современников, полностью разорен и повергнут в прах «Второй Рим»?

Святой Нил своими глазами, конечно, видел храм Святой Софии, уже обращенный в мечеть. У себя на родине он видел примеры упадка веры и в народе, и среди монашества, и при дворе. Великий князь был равнодушен к делам веры и хотел обогатиться за счет церковных имений. Святой Нил считал, что укрепление веры следует вести от очищения, углубления самой веры, а не через создание внешних подпорок, которые все равно – рано или поздно, но неизбежно рухнут, если не будет укреплено главное – сама вера. Сам Святой Нил говорил о своем стремлении избежать всякой славы, и внешняя неудача его общественных выступлений могла иметь причиной то, что он стоял намного выше своей эпохи в понимании происходивших исторических изменений. Вообще, ощущается нечто вневременное в подвиге преподобного Нила Сорского.


^ Святой Иосиф Волоколамский


Святой Иосиф Волоколамский (1439-1515), в миру Иван Санин, был внуком выходца из Литвы. Начальное образование будущий подвижник получил в монастыре. Когда ему исполнилось 20 лет, по благословению старца Варсонофия, он пришел к святому Пафнутию Боровскому, который взял его в свой монастырь. В монастыре святого Пафнутия святой Иосиф прожил 18 лет. В 1477 году, после смерти святого Пафнутия и по его воле святой Иосиф становится игуменом его монастыря. Однако строгость нового игумена вызвала недовольство братии, и святой Иосиф тайно уходит. Он посещает разные монастыри, особенно ему нравится Кирилло-Белозерский монастырь. Проходит еще некоторое время, и в 1479 году святой Иосиф создает собственный монастырь с храмом во имя Успения Божией Матери в пределах Волоколамских.

Святой Иосиф видел вокруг случаи упадка веры и благочестия, и все свои силы посвятил на борьбу с этим духом упадка. В своем монастыре он заводит образцовые порядки и строгую дисциплину. Ему удалось привлечь немало знатных и богатых людей, которые делали большие вклады, многие из них постригались. Все несли послушание, независимо от социального происхождения, бывшие князья и бояре трудились наравне с выходцами из крестьян на самых тяжелых послушаниях. Тем не менее, в монастыре было установлено три категории монашествующих, в зависимости от рода послушания. Чернорабочие получали только хлеб и ветхую одежду. Второй чин получал горячую пищу, носил мантию, шубу, кожаную обувь. Высший чин получал калачи и по две одежды. Однако все носили под одеждой власяницы. В монастыре была создана образцовая библиотека, имелся приют для детей. В голодные годы монастырь кормил до 700 человек в день. Таким образом, преп. Иосиф впервые на Руси поставил одной из задач монастыря осуществление широкой социальной программы.

Среди братии Иосифа Волоцкого было немало подвижников. Один носил на теле кольчугу; другой спал только сидя; третий клал по две-три тысячи поклонов ежедневно. Некоторые зимой терпели невыносимый мороз. В монастырь был запрещен вход женщинам, а сам игумен, который трудился и подвизался наравне со всеми, отказался принять свою мать, когда она захотела посетить его.

Монастырь преподобного Иосифа оказался замечательной школой, из которой вышло большое количество епископов в XVI веке. Некоторые из них прославились святостью жизни.

Другим поприщем святого на котором он не менее прославился, была борьба с иудействующими. Он выступал не только как деятель и организатор этой борьбы, но и как писатель. В целях полемики с этими врагами христианства свяьтой Иосиф написал знаменитый труд под названием «Просветитель», который является первым русским изложением православной догматики. Вообще святой Иосиф был плодовитый писатель и оставил большое количество сочинений: «Устав», «Послания» и др.

Если Нил Сорский был в полном смысле слова не от мира сего (хотя и в миру), то преподобный Иосиф был одним из активнейших церковных политиков. Свои усилия он усерднейшим образом направлял на укрепление союза Церкви и государства по византийскому образу. Иосиф Волоцкий – самый крупный богослов «Третьего Рима», хотя в его время это учение еще не успело сформироваться.

В своей теории государственной власти Иосиф Волоцкий исходил из очень ясных предпосылок: «...^ За царское согрешение Бог всю землю казнит», - писал он в послании к духовнику Ивана III игумену Митрофану, и эта неразрывная связь «земли» и высшей власти и лежит и основе его взглядов.

Святого Иосифа часто обвиняют в жестокости по отношению к отступникам. На эти обвинения, раздававшиеся уже в его время, Иосиф дал свои собственные ответы. Подкрепляя свои положения многочисленными ссылками на Святое Писание, каноны святых отцов, Иосиф Волоцкий обосновывает необходимость защиты стада верующих от расхищающих его волков. Он видел, что великий князь поддерживает сектантов, а не Церковь. И опыт Византии, и опыт Запада убеждал его в необходимости для государственной власти принимать крайние меры против отступников в целях защиты не только веры, но также нравственности и государственной устойчивости.

Преподобные Нил и Иосиф жили в период, когда только начинались еще мало заметные сдвиги в мировой жизни, которые привели Россию, как и Европу, к новому времени, с господством нового, секулярного духа. Оба они чутко уловили его и восстали против этого духа, но с разных сторон. Вся деятельность преподобного Иосифа – титанические усилия сохранить веру и благочестие в народе и государстве вопреки начинавшемуся процессу расцерковления.

В изучаемый период Русская Церковь цветет святостью. Среди выдающихся подвижников можно назвать преподобных Антония Сийского, Арсения Комельского, Александра Свирского. Последний удостоился принять трех небесных странников подобно Аврааму. Такое же явление было преподобному Даниилу Переяславскому. Суровый и жестокий великий князь Василий Иоаннович сделал святого простеца Даниила восприемником своих детей.


^ Преподобный Максим Грек


Преподобный Максим Грек (1470-1556), в миру Михаил Триволис, происходил из знатного рода, близкого к династии Палеологов. Родился около 1470 года в г. Арте у благочестивых родителей, которые постарались дать своему сыну прекрасное образование. В то время, после завоевания Греции турками, высшее образование можно было получить только в Европе, и в 1492 году молодой Триволис приезжает в Италию. Он посещает итальянские университеты, тесно общается с крупнейшими гуманистами. Гуманизм, однако, не увлек его. Особенно сильное влияние на него оказал знаменитый проповедник Джироламо Савонарола. С кафедры главного храма Флоренции – Санта Мария дель Фьоре (церковь Божией Матери) Савонарола с силой и гневом обличал пороки, процветавшие в Италии, не боясь выступить против самого папы, развратного Александра VI Борджиа. Во Флоренции влияние Савонаролы было колоссальным. Деятельность Савонаролы завершилась трагически: он был повешен и сожжен, но в душах многих служителей он оставил неизгладимый след. Одним из его поклонников был Михаил Триволис.

Много лет спустя, на Руси, Максим Грек будет сравнивать его с древними мучениками. Уже после гибели великого проповедника молодой подвижник поступает в доминиканский монастырь во Флоренции, где Савонарола был когда-то настоятелем. В течение двух лет 1502-1504 годов он изучает здесь богословие и философию. Но, оставаясь православным человеком, молодой искатель спасения не мог удовлетвориться католической схоластикой. Он покидает Италию и в 1505 году появляется не Афоне, где постригается в Ватопедском монастыре с именем Максима. Здесь он пробыл 10 лет в сосредоточенном молитвенном делании и в ученых занятиях.

В 1515 году великий князь Василий Иванович и митрополит Варлаам обратились на Афон с просьбой прислать им ученого инока Савву. Но Савва был уже преклонного возраста и болел, и вместо него в Россию был направлен инок Максим. В 1518 году небольшая группа афонских монахов, в том числе и Максим, пребывают в Москву. С этих пор судьба Максима неразрывно связана с Россией. В Москве Максим скоро становится центром внимания людей, интересовавшихся богословскими вопросами. Благодаря своей обширной историко-богословской эрудиции, знанию языков и богатому жизненному опыту, он являлся своего рода ходячей энциклопедией и делился со своими московскими слушателями сведениями буквально из всех областей знаний.

Первая работа, которая была поручена преподобному Максиму в Москве – перевод на русский язык ^ Толковой Псалтири. Поскольку он еще не знал русского языка, пришлось делать двойной перевод: Максим переводил с греческого на латинский, а русские переводчики переводили с латинского на русский. После окончания этого образцово выполненного труда Максим был оставлен в Москве вопреки обещанию великого князя отпустить его обратно на Афон.

Оставленный в России, Максим втянулся в атмосферу споров и борьбы мнений по разным вопросам. В отношении монастырского землевладения он был близок к «нестяжателям». Пока во главе Церкви стоял митрополит Варлаам, положение Максима было прочным. Но митрополит Даниил, представитель «иосифлян», по-иному отнесся к Максиму. Отношения с Даниилом Максим испортил еще тем, что отказался переводить по его требованию «Историю Церкви» блаж. Феодорита, мотивируя свой отказ тем, что подробно изложенные в этой книги ереси послужит к соблазну читающих. Великого князя Максим также восстановил против себя, выступив против его методов управления и против развода с Соломонией (это, конечно, раздражало и Даниила, согласного на развод).

Возникший конфликт закончился соборным судом над Максимом, состоявшимся в 1525 году. Характерно, что материалом судебного процесса были не действительные разногласия Максима с митрополитом и великим князем, а совершенно ложные обвинения. Первым шло обвинение в ереси: будто бы Максим учил, что «седение Христово одесную Отца мимошедшее и минувшее». Основанием для такого немыслимого по отношению к Максиму обвинения был неправильный перевод с греческого, допущенный Максимом по недостаточному знанию русского языка.

Обвинили Максима также и в политических преступлениях: в шпионаже в пользу турецкого султана и в оскорблении великого князя в частных разговорах.

Наконец, в добавление ко всему, Максим был обвинен... в колдовстве: «волшебными хитростями еллинскими писал еси водками на дланех своих и распростирал длани свои против великого князя... и против иных многих ... волхвуя».

Такое собрание самых страшных обвинений обрекло Максима на смертную казнь. Однако – может быть ввиду явной их ложности – собор ограничился отлучением его от Церкви и осуждением на пожизненное тюремное заключение.

Заключение Максим должен был отбывать в Иосифо-Волоколамском монастыре, в котором он не мог рассчитывать на снисхождение. Там Максиму приходилось очень тяжело: «мразы и дымы, и глады уморен был». В 1531 году состоялся новый соборный суд, направленный против Максима и видного деятеля «нестяжателей» – Вассиана Косого. Вассиан Косой – в миру князь Патрикеев – был насильно пострижен в монахи. «Князь-инок» активно выступал против вотчин овладения, был противником митрополита Даниила и другом Максима.

На соборе 1531 году были возобновлены обвинения в «ересях», основывавшиеся на грамматических ошибках переводов, причем в вину ставились даже простые описки писца. На этот раз Максима, как и Вассиана, обвиняли в выступлениях против церковного землевладения, причем и здесь неприязнь Максима к монастырским имениям была преувеличена. Кроме всего этого в вину Максиму вменялось отсутствие покаяния в заключении и похвальбы «еллинскими и жидовскими волшебными хитростями». Все эти новые клеветы были явно продиктованы неутоленной враждой митрополита Даниила. Преподобный Максим, понимая бесполезность спора с подобными судьями, только земно кланялся и просил прощения в тех винах, какие мог признать.

По решению собора он был послан теперь в Тверской Отрочъ монастырь под надзор Тверского епископа Акакия. Акакий, хотя и был из пострижеников Иосифо-Волоколамского монастыря, доброжелательно отнесся к Максиму и облегчил его участь. Там Максим получил возможность заниматься литературной деятельностью. В Отроче монастыре ему пришлось прожить 20 лет. Ни его обращения к митрополиту и царю, ни ходатайства Ватопедского монастыря и константинопольских патриархов не могли изменить его грустной участи. Только в 1551 году по ходатайству влиятельного в тот момент игумена Артемия Максима Грека перевели в Троице-Сергиев монастырь, где он и скончался и 1556 году.

Преподобный Максим был очень плодовитым писателем, и его просветительская роль огромна. Вся его жизнь в России – непрерывный подвиг служения Церкви и страдания ради истины. В своих писаниях он разоблачал западные заблуждения, суеверие, астрологию, порочные нравы и т.д. Его личность оставила глубокий след в Русской Церкви.






оставить комментарий
страница2/9
Дата23.09.2011
Размер1,73 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх