Ддо миппс пояснительная записка к курсовому проекту по дисциплине (наименование дисциплины) (тема курсового проекта, работы) icon

Ддо миппс пояснительная записка к курсовому проекту по дисциплине (наименование дисциплины) (тема курсового проекта, работы)


Смотрите также:
Пояснительная записка к курсовому проекту кп 060800. 315с. 19. Пз...
Привод цепного конвейера Пояснительная записка к курсовому проекту по дисциплине “Детали машин”...
Пояснительная записка к курсовому проекту на тему «Построение графиков успеваемости студентов»...
Пояснительная записка к курсовому проекту по дисциплине «Контактные сети и линии...
Расчетно-пояснительная записка к курсовому проекту по дисциплине «информационные сети и...
Пояснительная записка к дипломному проекту Согласовано...
Пояснительная записка к курсовому проекту по дисциплине “Сучасні технології розробки мережевих...
Пояснительная записка к курсовому проекту по дисциплине Схемотехника и аэу...
Методические указания к курсовому проектированию по дисциплине "проектирование...
Пояснительная записка к курсовому проекту по дисциплине «Схемотехника аэу» Студент гр. 148-3...
Пояснительная записка к курсовому проекту по дисциплине Схемотехника и аэу...
Методическое пособие по выполнению курсового проекта по дисциплине Экономика...



Загрузка...
страницы:   1   2
скачать


Министерство образования и науки Российской Федерации

ГОУ ВПО Кубанский государственный технологический университет

(КубГТУ)


Кафедра муниципального управления

ДДО МИППС


ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА


к курсовому проекту


по дисциплине________________________________________________________________

(наименование дисциплины)


(тема курсового проекта, работы)


Выполнил(а) студент(ка)

Группы_______________________________________________________________________


(фамилия, имя, отчество)


Допущен к защите


Руководитель (нормоконтролер) проекта (работы)___________________________________


(подпись, дата, расшифровка подписи)


Защищен_________________________ Оценка____________________________

(дата)


Члены комиссии


(подпись, дата, расшифровка подписи)


Краснодар, 2011

Содержание


Введение……………………………………………………………………3


История развития местного самоуправления в России…………………5

  • Дореволюционный этап……………………………………………5

  • Местное самоуправление в советский период…………………..14

  • Местное самоуправление России в переходный период………..21


Исторический обзор. Местное управление при правителях…..............26


Роль местного самоуправления в осуществлении охраны общественного порядка…………………………………………………………………….31


Заключение………………………………………………………………..35


Список использованной литературы…………………………………….36


Введение.  

Кризисная ситуация, сложившаяся в экономике России, сопровождается серьезным обострением проблем и противоречий в национальной, политической и социальной сферах общественной жизни, которые в свою очередь сдерживают  развитие Российской Федерации и разрушают ее государственность.

В этих условиях важнейшим фактором стабилизации выступают  использование потенциала самоорганизации  и  самоуправления  населения для улучшения условий жизнедеятельности и сохранения Российского государства. Самоуправление, являясь средством  вовлечения каждого индивида в социально-экономическое регулирование  посредствам целеполагания и самоорганизации субъектов  хозяйствования и населения, позволяет учитывать, координировать  и реализовывать многообразие их интересов, удовлетворять социально-культурные и социально-бытовые потребности за счет средств и ресурсов хозяйствующих субъектов, территориальных образований, а также государства. Местное самоуправление, повышая активность населения в решении важных проблем жизнедеятельности, способно придать развитию общества  дополнительные внутренние стимулы самодвижения, ускорения социально-экономического и научно-технического прогресса. Формирование всех систем муниципального управления связано с двумя основными общественными проблемами: '' вертикальной'' организацией власти и ее  взаимосвязями с различными  городскими и сельскими общинами, с местным населением различных видов поселения. В классовом  обществе местное самоуправление (муниципальное управление) является тем звеном государственно-административных отношений, которое обеспечивает исполнение государственных правовых актов  в интересах местного населения и самими населением в различных  органиционно-правовых формах.


Местное самоуправление- это автономная деятельность самоорганизовавшегося  населения. Конституция России не только признает и закрепляет местное самоуправление, но и устраивает конституционных принцип- норму о самостоятельности местного самоуправления в пределах его компетенции, отделяя его от системы органов государственной власти, которые не имеют права осуществлять функции муниципального управления. Не обладают  такими полномочиями и государственные должностные лица.(Конституция РФ ст.12; “Об общих принципах местного самоуправления в РФ” Закон РФ, Статья 14 п.4 ) Конституционно-правовые гарантии местного самоуправления, обеспечение его финансовой и иной  автономии и независимости от государственного аппарата, его чиновничества позволяет этому важнейшему политическому институту ускорить формирование  и развитие гражданского общества в России, повышение жизненного уровня  народа, качества его жизни, и, что очень важно еще, сблизить государственную власть с народом. Исходя из всего вышесказанного, могу сказать, что я в данном реферате попытаюсь раскрыть организационные основы местного самоуправления как совокупности норм, регулирующих реализацию права граждан на местное самоуправление через формы непосредственного народовластия, органы местного самоуправления ииные выборные органы.


А также ставлю перед собой цель проанализировать основные проблемы становления и развития местного самоуправления в России.    

^

История развития местного самоуправления


Страницы истории местного самоуправления в России

Дореволюционный этап1

Отсчет российского опыта местного самоуправления, по мнению большинства историков и правоведов, можно начинать с Ивана IV.

Классическими образцами самоуправляющихся городских об­щин Древней Руси являются Новгород и Псков. Новгородцы и пскови­чи выработали, по их мнению, наиболее стабильную форму полно­мочного народного собрания. Согласно принимаемым в то время грамотам, для признания вече устанавливался определенный состав участников. Однако инициаторами созыва вече могли выступать как народ в целом, князья, так и отдельные частные лица.

Общественная самодеятельность на уровне местных структур, вплоть до XVI в. не была нормиро­вана законом и фактически развивалась на основе народного обы­чая, сложившихся традиций.

Представителем княжеской власти был так называемый намест­ник - кормленщик. Он собирал подати, совершал имущественные сделки, закреплял исход происходивших в его присутствии судеб­ных разбирательств, но мало занимался вопросами благосостояния населения на вверенной территории.

Низшей административной единицей была волость, во главе которой стоял сотский (сотник), или староста, волость владела землей; крестьяне, признавая верховным собственником великого князя, совместно распоряжались лесами, лугами, землями. Волость «раскладывала» государствен­ные подати и повинности, наместничьи корца. Центром волост­ного управления была волостная канцелярия - казна (столец). Там же решались мелкие судебные дела. Из жителей выделялись свидетели на судебные процессы и судные мужи, участвовавшие в судопроизводстве. Крестьяне-волощане обладали правом про­давать землю.

Волости состояли из крестьянских деревень. Интересы князя в волости представлял дворский. Крестьяне платили натуральный об­рок, отбывали барщину. На­логи начислялись на крестьянский двор, а не на землю.

Значительный вклад в развитие местного самоуправления внес указ Ивана IV под названием «Приговор царской о кормлениях и о службах» лета 7064 (1555-1556 гг.). Речь фактически шла о про­ведении земской реформы. Было отменено кормление, что способ­ствовало повсеместному учреждению земских властей. В уездах и волостях, где не было помещичьего землевладения, черносошные и дворцовые крестьяне и посадские люди получили право выбирать «излюбленных голов» (старост) и «лучших людей» - земских судей, целовальников. Делопроизводство вел выборный земский дьяк. В своей работе они опирались на выборных от крестьянской общины - сотских, десятских, пятидесятских.

Все земские выборные избирались на неопределенный срок, но могли быть переизбраны. Позже были введены ежегодные выборы.

Земские органы собирали подати, разбирали гражданские и вто­ростепенные уголовные дела черносошных крестьян и посадских людей. В качестве наказания по обычным уголовным делам приме­нялись битье кнутом на торговой площади, денежные взыскания. За серьезные, особенно противоправительственные, преступления полагалась казнь.

В XVII в., как известно, в Русском государстве произошли функ­циональные изменения в системе государственного управления, что не могло не сказаться на структуре и функционировании местного самоуправления.

Был введен институт воевод как основного звена местного са­моуправления. В 1625 г. в 146 городах с уездами появляются воево­ды, назначенные Разрядным приказом и утвержденные царем. Как правило, они назначались на срок до трех лет и за свою службу по­лучали денежное жалование и поместья. В крупных городах было по несколько воевод.

В XVII в. на большинстве территорий России существовали две формы «самоуправления» - губная и земская. Каждым округом - «губой» - управляли губной староста и его помощники - цело­вальники. В их ведении находились тюрьмы и тюремные служители, палачи, выборные от населения сотские и десятские. Свободное на­селение выбирало губного старосту из дворян и детей боярских, це­ловальников - из черносошных крестьян или посадских.

В 20-30-е гг. XVII в. формируется тип местных приказных учреждений, получивших название воеводских изб (приказных, съезжих). Личный состав съезжих изб разделялся на временную и постоянную части. Первая была представлена воеводами, дьяка­ми, иногда подьячими с приписью, присылавшимися в город на 2 - 3 года. Вторая состояла из местных подьячих, постоянно рабо­тавших в приказных избах.

Губные и земские учреждения получили распространение в основном в городах европейской части России. Но губное управ­ление переживало в XVII в. кризис. Воеводы нередко использовали губные избы как дополнительный административный аппарат.

Интересный опыт реформ местного самоуправления был накоп­лен в годы царствования Петра I. Изменения в местном самоуправлении были связаны в первую очередь с реформированием всей административно-территориаль­ной структуры России.

Преобразования Петра I фактически затронули все области го­сударственного управления России. Но, пожалуй, крупнейшим зве­ном административной реформы было создание губерний. 18 декаб­ря 1708 г. царь издал Указ «Об учреждении губерний и о росписи к ним городов».

Россия была разделена на 8 губерний (во главе с губернатора­ми): Московская, Ингерманландская (в 1710 г. переименована в Санкт-Петербургскую), Киевская, Смоленская. Архангелогородская (позднее Архангельская), Казанская, Азовская, Сибирская. В 1711 г. губерний стало 9, а в 1714-м - 11 (добавились Астрахан­ская, Нижегородская и Рижская).

Губернии управлялись назначаемыми царем губернаторами, генерал-губернаторами. Таким образом, институт губернаторства имеет глубокие исторические корни. Деление России на губер­нии диктовалось, с одной стороны, экономическими причинами, с другой - военно-политическими (не случайно многие губернаторы были военными), учитывался и природно-географический фактор. Так, 5 губерний - Ингерманландская, Рижская, Архангелогородская, Азовская и Астраханская - считались приморскими.

Губернии состояли из губернского города (административного центра) и приписанных к нему городов. Каждый город имел свой уезд, т. е. создание губерний не упразднило уездов, а объединило их вокруг нескольких центров. В 1719-1720 гг. Петр I провел вторую административную реформу. Существовавшие к этому времени 11 губерний были разделены на 45 провинций (позднее - на 50), которые стали основными единицами губерний. Уезды объединя­лись в провинции, провинции - в губернии.

В 1723-1724 гг. была проведена реформа городского сословного управления и учреждены выборные сословно-общинные учреждения городского самоуправления, получившие названия магистраты. В Москве был создан новый орган местного самоуправления - Бурмистерская палата, вскоре переименованная в ратушу. Она состояла из избранных на избирательных собраниях бурмистров.

В других городах России учреждались земские избы с выборными бурмистрами (подчинялись ратуше, а не воеводе), которые, как указывалось в документах, ведали вся­кими расправными делами между посадскими и торговыми, управ­ляли казенными сборами и градскими повинностями и т. д.

Реформой 1723-1724 гг. в развитии городского самоуправления была сделана попытка расширить круг деятельности учреждений самоуправления.

Они не только отвечали за сбор податей, осуществляли полицей­ский надзор, но и были обязаны заниматься социальной сферой, в частности развитием народного образования.

Авторы, изучающие историю развития местного самоуправления в Петровскую эпоху, особо отмечают особенности организации су­допроизводства: суд был независим от администрации.

Сословный принцип формирова­ния органов местного самоуправления и усиливающийся контроль над их деятельностью со стороны государственных органов в связи с расширением государственного аппарата и его вмешательством в городские дела свидетельствовали о продолжающемся процессе ограничения и усечения прерогатив городского самоуправления.

Местные органы, созданные при Петре I, оказа­лись нежизненными. Россия не была готова к отделению суда от администрации, надзора - от исполнения, финансового управле­ния - от полиции и т. д. Вновь созданные учреждения требовали огромных средств. И уже в 30-е г. от многого пришлось отказаться. Вернулись к прежней системе уездного деления. К 1727 г. Россия подразделялась на 14 губерний, 47 провинций и 250 уездов. Един­ственным органом управления и юстиции в губернии остался губер­натор, в провинциях и уездах - воевода.

Новая система местного управления была закреплена инструк­цией от 12 сентября 1728 г., которая усиливала власть воевод и губернаторов: уездный воевода подчинялся провинциальному, а тот - губернатору, который сносился с центральными учрежде­ниями. Губернаторы и воеводы осуществляли свои функции через канцелярии, а с 1763 г. каждому губернатору для содействия в ис­полнении законов была дана воинская команда. С начала 60-х г. в подчинение губернаторам и воеводам попали и полицмейстеры. Восстановленные в 1743 г. магистраты и ратуши тоже подчинялись губернаторам и воеводам.

При Екатерине II развитие государственного управления и мест­ного самоуправления продолжилось.

В ноябре 1775 г. было издано «Учреждение для управления гу­берний Российской империи». Во вводной части этого документа отмечалось, что необходимость нового реформирования связана с тем, что существующие губернии весьма обширны по размерам, не­совершенна структура губернского управления.

При Екатерине II число губерний было увеличено до 51. Столич­ные губернии и крупные регионы (в них входило по две губернии) теперь возглавлялись крупными сановниками и ответственными перед царицей наместниками. Они наделялись, как правило, чрез­вычайными полномочиями. Губернии управлялись губернаторами, назначаемыми Сенатом, и губернскими правлениями (последние, как и ландраты, фактически были в подчинении у губернаторов). Все должностные лица и учреждения регионов (губерний) подразде­лялись на три группы:

1. Первая - административно-полицейская - включала губернатора, губернское правление и Приказ обществен­ного призрения (этот орган состоял из заседателей от губернских сословных судов и управлял школами, медицинскими и благо­творительными учреждениями, «работными» и «смирительными» домами).

2. Второй группой губернских учреждений были финансово-хозяйственные. Основной из них была казенная палата, в функции которой входили налоговые дела, финансовый контроль, руковод­ство государственным имуществом, подрядами, надзор за частной торговлей и промышленностью, ведение учетно-статистической ра­боты по ревизиям - переписям населения. Как правило, руководил казенной палатой вице-губернатор.

3. К третьей группе губернских учреждений относи­лись судебные - палаты уголовного и палата гражданского суда. В губерниях того времени функционировали верхний земский суд для дворян, губернский магистрат - для горожан, верхняя распра­ва — для государственных, дворцовых крестьян, ямщиков. В губер­ниях также существовала прокурорская служба во главе с губерн­ским прокурором.

Особый интерес представляет другой документ - «Жалованная грамота на права и выгоды городам Российской Импе­рии», принятая Екатериной II в 1785 г.

«Жалованная грамота на права и выгоды городам Российской им­перии» 1785 года устанавливала права и привилегии городов. Она за­крепляла право собственности города на принадлежавшие ему «земли, сады, поля, пастьбы, луга, реки, рыбныя ловли, леса, рощи, кустарни­ки, пустыя места, мельницы водяныя или ветряныя...». Города получили возможность иметь школы, мельницы, харчевни, корчмы, герберги, трактиры, устраивать ярмар­ки, устанавливать места и время для торговли. Горожане обязаны были нести установ­ленные «тягости», т.е. повинности и сборы, которые местные власти не могли увеличивать без разрешения правительства. От податей и служб полностью освобождались дворяне, военные и гражданские чиновники. Каждый город должен был иметь свой герб.

Права населения защищал городовой магистрат, который наблю­дал за тем, чтобы оно не было обложено новыми повинностями и сборами без утверждения. Магистрат ходатайствовал о нуждах города перед вышестоящими учреждениями.

Городское население делилось на 6 разрядов или избирательных курий, заносимых в городскую обывательскую книгу:

1. К разряду «настоящих городовых обывателей» относились лица, обладавшие недвижимостью в черте города.

2. К разряду гильдейского купечества принадлежали обладатели капитала определенного размера.

3. Принадлежность к разряду цеховых ремесленников обусловли­валась записью в какой-либо цех.

4. Определение к разряду иногородних и иностранных гостей вы­текало из самого его наименования.

5. Основаниями для принадлежности к одному из 7 подразделений разряда «именитых граждан» служили: двукратное отправление вы­борной по городу должности, университетский или академический диплом на звание ученого или художника, выданный российскими главными училищами (не иностранными), капитал определенного размера, занятие оптовой (не лавочной) торговлей, обладание мор­скими кораблями.

6. К 6 разряду «посадским» принадлежали лица, занимавшиеся каким-либо промыслом.

Выборы в Общую городскую думу проходили один раз в три года. Председательствовал в Общей городской думе городской го­лова. При голосовании гласные от каждого разряда имели только один голос, поэтому не играло никакой роли то, что число гласных от разных разрядов различно.

Общая дума избирала из своего состава Шестигласную думу, которая вела непосредственную работу по заведованию текущими городскими делами. В состав этого учреждения входили городской голова и шесть гласных - по одному от каждого разряда «общества градского». Шестигласная дума была не только исполнительным органом при Общей думе. Ее ведению подлежал тот же круг вопросов, что и для Общей думы. Разница состояла лишь в том, что последняя собиралась для рассмотрения более сложных вопросов, а первая - для вседневного ведения текущих дел.

В компетенцию шестигласной думы входили следующие направления жизнедеятельности «общества градского»:

  • обеспечение городского населения продовольствием;

  • предотвращение ссор и тяжб города с окрестными городами и селениями;

  • охрана порядка;

  • обеспечение города необходимыми припасами;

  • охрана городских зданий, строительство нужных городу пло­щадей, пристаней, амбаров, магазинов;

  • увеличение городских доходов; разрешение спорных вопросов, возникавших в цехах и гильдиях.

Кроме Общей и Шестигласной дум Положением 1785 г. уста­навливался еще и третий орган - собрание «общества градского». В нем могли участвовать все члены «общества градского», но право голоса и пассивное избирательное право имели только достигшие 25-летнего возраста и обладавшие капиталом, проценты с которого приносили доход не менее 50 рублей. В компетенцию этого собра­ния входило:

  • выборы городского головы, бургомистров и ратманов, заседателей губернского магистрата и совестного суда, старост и депутатов для составления городовой обывательской книги;

  • представление губернатору своих соображений о нуждах города;

  • издание постановлений;

  • подготовка ответов на предложения губернатора;

  • исключение из «общества градского» граждан, опороченных по суду.

Собрание «общества градского» могло собираться лишь с раз­решения генерал-губернатора или губернатора один раз в три года в зимнее время.

Однако в провинции реализация Городового положения стол­кнулась со многими трудностями, и пришлось вводить упрощенное самоуправление. Вместо трех органов - собрания «общества градского», общей и шестигласной дум - получилось только два: непосредственное собра­ние всех горожан и небольшой выборный совет из представителей разных групп городского населения для осуществления общих дел.

Наиболее значительные реформаторские преобразования были осуществлены в начале 60-х г. XIX в., когда вскоре после от­мены крепостного права Александр II подписал указ правительству­ющему Сенату о введении в действие с 1 января 1864 г. Положения о земских учреждениях.

Основным фактором, который способствовал рождению земства, стал указ от 19 февраля 1861 г., согласно которому более 20 млн. крепостных крестьян получили «вольную».

Земская (1864) и городская (1870) реформы преследовали цель децентрализации управления и развития начал местного самоуправ­ления в России. В основе реформ лежали две идеи. Первая - вы­борность власти: все органы местного самоуправления избирались и контролировались избирателями. Кроме того, эти органы были под контролем представительной власти, а обе ветви власти контроли­ровал Закон. Земства были сторонниками государственной власти, поддерживали законность и стабильность в обществе. Вторая идея: местное самоуправление имело реальную финансовую основу своей деятельности. В XIX в. до 60 % всех собираемых с территорий пла­тежей оставалось в распоряжении земства, т. е. городов и уездов, по 20 % уходило в госказну и губернию.

1 января 1864 г. было учреждено «Положение о губернских и уездных земских учреждениях». Согласно этому «Положению» зем­ства являлись всесословными органами. Желая сделать земства более управляемы­ми, с преобладанием влияния в них господствующих классов, за­кон предусматривал, к примеру, деление избирателей уездов на три курии для избрания уездного земского собрания.

Первая курия включала землевладельцев, имевших не менее 200 десятин земли или другого недвижимого имущества стоимостью до 15 тыс. рублей; сюда же включались и жители, которые имели годо­вой доход до 6 тыс. рублей.

Вторая курия включала в основном городских жителей - домовладельцев, купцов, фабрикантов. прово­дили свои заседания без взаимосвязи со съездами первой и третьей курий. Однако в выборах «гласных» могли участвовать жители, име­ющие годовой доход до 6 тыс. руб. или владеющие недвижимостью до 4 тыс. рублей (в мелких городах - до 500 рублей).

Тре­тья курия включала крестьян, в отличие от двух первых курий, были многостепенными. От крестьянской курии в земское собрание нередко попадали в гласные не только представители духовенства, мещане, но даже и помещики.

Поданным 1865-1867 гг., в 29 губерниях (в тех, где было введено земство) помещики-дворяне и чиновники среди уездных «гласных» составляли около 42 %, крестьяне — более 38, купцы - свыше 10, представители других сословий - около 10 %.

В числе первых губерний, где земства сразу после принятия «По­ложения» начали свою деятельность, были Самарская, Пензенская, Костромская, Новгородская, Херсонская, Псковская, Курская, Ярос­лавская, Полтавская, Московская, Казанская, Санкт-Петербургская, Рязанская, Воронежская, Калужская, Нижегородская и Тамбовская.

Земские учреждения уезда включали земское собрание и земскую управу с состоявшими при них учреждениями.

Земское собрание состояло из:

  • земских гласных;

  • членов по должности (председателя управления государствен­ным имуществом, депутата от духовного ведомства, городского головы уездного города, представителей уездного ведомства).

Земское собрание собиралось ежегодно на одну сессию, не позд­нее октября месяца. Сессия продолжалась десять дней. Губернатор мог ее продлить. Председательствовал на уездном земском собрании уездный предводитель дворянства.

Обязанности земства делились на две группы - обязательные и необязательные:

  • К числу обяза­тельных функций относились содержание мировых посредников и судей, арестантских помещений и квартир для чинов полиции, этап­ная повинность, устройство и ремонт больших дорог, выделение под­вод для разъездов полицейских, жандармов и иных государственных чиновников.

  • Необязательными функциями являлись: страхование сельскохозяйственных построек от пожаров, содержание городских больниц и богаделен, ремонт дорог и мостов, продовольственная помощь населению.

Накануне Февральской революции 1917 г. земства существовали в 43 губерниях России с общим числом жителей около 110 млн. жителей.

Жизнеспособность земства обеспечивалась его двумя основными принципами: самоуправлением и самофинансированием.

Самоуправление земств проявлялось во многих аспектах: в из­брании руководящих органов, в формировании структур управле­ния, определении основных направлений своей деятельности, под­боре и обучении специалистов, формировании и распределении местного бюджета.

После Октябрьской революции началась повсеместная ликвида­ция земств (большевики считали земское самоуправление наследи­ем буржуазного строя), которая завершилась к лету 1918 г.

Ликвидация земства была вполне закономерным процессом, т.к. местное самоуправление предусматривает децентрализацию власти, экономико-социальную, финансовую и, в определенной степени, политическую независимость, самостоятельность, а идеи социализ­ма опирались на государство пролетарской диктатуры, т. е. государ­ство по своей природе централизованное.

В ходе развития местного самоуправления в дореволюционной России, можно выделить основные принципы, которые являются особенностью рос­сийской муниципальной школы:

  • принцип многообразия форм организации местного самоуправления, что связано с особенностями социально-экономическо­го развития территории Российской империи, с существенными различиями культурно-национальных и религиозных традиций;

  • принцип неучастия (запрета) органов местного самоуправления в активной политической жизни, т.к. считалось, что главной за­дачей органов местной власти являлось удовлетворение перво­очередных потребностей населения и государство строго следило за тем, чтобы органы местного самоуправления не выходили за эти границы;

  • принцип разграничения предметов ведения и ресурсов между уровнями власти (разграничения строились не по принципу достаточности, а по принципу наивысшей эффектив­ности использования их данным уровнем);

  • принцип передачи органам местного самоуправления относительно широких прав в экономической и хозяйственной сфере (естественно, при сохранении властных полномочий центра). При­чин для этого было несколько: и огромные территории империи; и быстрое развитие во второй половине XIX и начале XX в. город­ского и земского образования, здравоохранения, культуры.

К сожалению, накопленный до революции опыт местного управ­ления, в первую очередь земского, фактически был отброшен, за­быт. Хотя и в годы советской власти можно найти положительные примеры организации местной власти.

^ Местное самоуправление в советский период2

После Октябрьской революции 1917 г. в стране сложилась такая система власти, по которой все представительные органы (сверху донизу) входили в единую систему государственной власти. Это, естественно, изменило существовавшие до революции представ­ления о местном самоуправлении как самоуправлении населения. Иными словами, местное самоуправление в виде Советов народных депутатов фактически стало представлять из себя низовое звено еди­ного государственного аппарата.

Октябрьская революция внесла коренные изменения в форми­рование системы местных органов власти и ее структуру.

В октябре 1917 г. действовало свыше 1430 Советов рабочих, сол­датских и крестьянских депутатов и свыше 450 Советов крестьян­ских депутатов. Отметим, что на Дону и Кубани существовали так же и Советы казачьих и крестьянских депутатов.

Но в большинстве они опирались в своей деятельности не на за­конодательные акты, изданные властью, а на мнение, пожелания масс. Советы чаще всего сами определяли количественный состав депутатов, сами разрабатывали свои полномочия и структуру.

К концу декабря 1917 г. отношение нового правительства к институтам старого самоуправления меняется: 27 декабря 1917 г. декретом Советов Народных Комиссаров был распущен Земский союз. К весне 1918 г. завершилась ликвидация всех земских и го­родских органов местного самоуправления. До 20 марта 1918 г. дей­ствовал Наркомат по местному самоуправлению, но после выхода из коалиционного (с левыми эсерами) правительства левых соци­алистов-революционеров, он был упразднен как самостоятельное учреждение.

После упрочения Советов в губернских и уездных центрах они немедленно приступали к организации Советов в волостях и селах.

Анализируя законодательство того периода, можно выделить три характерные черты присущие местным Советам. Во-первых, местные Советы являлись органами власти и управления, действующими в границах существующих тогда административных территорий. Во-вторых, существовала организационная взаимос­вязь и соподчиненность по вертикали. И, наконец, при определе­нии компетенции и пределов полномочий местных Советов, уста­навливалась их самостоятельность в решении вопросов местного значения, но их деятельность допускалась лишь в соответствии с решениями центральной власти и вышестоящих Советов.

Процесс перехода государственной власти на местах к Советам не был бы кратковременным: определенное время земские и го­родские органы, местного самоуправления функционировали па­раллельно местным Советам, при этом они не всегда противопо­ставляли себя последним.

В Конституции РСФСР 1918 г. задачи местных Советов опреде­лялись следующим образом:

  • проведение в жизнь всех постановлений высших органов совет­ской власти;

  • принятие всех мер к поднятию данной территории в культурном и хозяйственном отношении;

  • разрешение всех вопросов, имеющих чисто местное (для данной территории) значение;

  • объединение всей советской деятельности в пределах данной территории.

Все до­ходы и расходы местных Советов были поставлены под контроль центра.

В конце 1919 г. были определены единицы местного самоуправ­ления независимо от размера (губернии, уезда, волости, города, де­ревни). Они стали называться коммунами. В Советах были созданы специальные органы (коммунотделы) для руководства «коммуналь­ным хозяйством». В апреле 1920 г. был создан центральный регули­рующий орган - Главное управление коммунального хозяйства.

Самостоятельная хозяйственная деятельность Советов началась осенью 1924 г. с выделения самостоятельных городских бюджетов. С развитием товарно-денежных отношений у местных Советов по­являются средства для формирования собственных бюджетов. Их основой становятся доходы от вновь восстановленных налогов, пла­ты за жилье и другие коммунальные услуги.

В целом же периоду деятель­ности Советов были присущи:

  • некоторая децентрализация единой иерархической советской системы, перераспределение прерогатив в сторону некоторого усиления прав и полномочий ее низовых звеньев;

  • расширение социально-экономических полномочий местных Советов в лице их исполнительных органов за счет поглощения ими местных территориальных органов, центральных правитель­ственных структур, формирование специальных органов управ­ления коммунальным хозяйством;

  • попытки более или менее широкого вовлечения в избирательный процесс на местах «трудящихся масс», оживления Советов при сохранении жесткого политического контроля со стороны пра­вящей партии;

  • формирование самостоятельной финансово-материальной базы местных Советов, восстановление системы налогообложения в условиях реанимации товарно-денежных отношений;

  • создание нормативно-правовой основы, обеспечивавшей опре­деленную «автономизацию» местных Советов.

В 60—80 г. XX в. в СССР было принято немало постановлений, посвященных проблемам совершенствования местного самоуправ­ления. Это постановления ЦК КПСС «Об улучшении деятельно­сти Советов депутатов трудящихся и усилении их связей с массами» (1957 г.), «О работе местных Советов депутатов трудящихся Полтав­ской области» (1965 г.), «Об улучшении работы сельских и поселко­вых Советов депутатов трудящихся» (1967 г.), «О мерах по дальней­шему улучшению работы районных и городских Советов депутатов трудящихся» (1971 г.), постановление ЦК КПСС, Президиума Вер­ховного Совета СССР и Совета Министров СССР «О дальнейшем повышении роли Советов народных депутатов в хозяйственном строительстве» (1981 г.) и др.

Но, как отмечают историки, эти нововведения желаемого ре­зультата не дали: свою роль сыграла командно-административная система. Дело в том, что устанавливая в очередном акте новые пра­ва Советов, центр «забывал» обеспечить их материальными, организационными и структурными механизмами, и эти нововведения обрекались на декларативность.

Система местного самоуправления в СССР, в том числе и в Российской Федерации в 80-е гг. XX в. Характеризовалась следующим образом. По Конституции СССР 1997 г. местные Советы должны были руководить на своей территории государственным, хозяйственным и социально-культурным строительством; утверждать планы эко­номического и социального развития и местный бюджет; осу­ществлять руководство подчиненными им государственными органами, предприятиями, учреждениями и организациями; обе­спечивать соблюдение законов, охрану государственного и обще­ственного порядка, прав граждан; содействовать укреплению обо­роноспособности страны.

В пределах своих полномочий местные Советы должны были обе­спечивать комплексное экономическое и социальное развитие на их территории; осуществлять контроль за соблюдением законодатель­ства расположенными на этой территории предприятиями, учреж­дениями и организациями вышестоящего подчинения; координиро­вать и контролировать их деятельность в области землепользования, охраны природы, строительства, использования трудовых ресурсов, производства товаров народного потребления, социально-культур­ного, бытового иного обслуживания населения.

К исключительной компетенцией местных Советов относится:

  • избра­ние и изменение составов исполнительных комитетов;

  • образование, избрание и изменение составов постоянных комиссий Совета, за­слушивание отчетов о работе исполкомов и постоянных комиссий.

Внимание к проблемам самоуправления в нашей стране возрос­ло во второй половине 80-х г., когда была признана необходимость перехода от административных к преимущественно экономиче­ским методам управления. Постепенно стал утверждаться взгляд, что местное самоуправление - это самостоятельный уровень осу­ществления народом конституционно принадлежащей ему власти, что демократическое устройство общества возможно лишь при от­делении местного самоуправления от государственной власти.

Первым практическим шагом на этом пути стало принятие 9 апреля 1990 г. Закона СССР «Об общих началах местного самоу­правления и местного хозяйства в СССР».

Согласно Закону система местного самоуправления включала в себя местные Советы, органы территориального общественного самоуправления населения (со­веты и комитеты микрорайонов, домовые, уличные, квартальные, сельские комитеты и другие органы), а также местные референду­мы, собрания, сходы граждан, иные формы непосредственной де­мократии. Первичным территориальным уровнем местного само управления признавался сельсовет, поселок (район), город (район в городе). Закон предоставил союзным и автономным республикам право самостоятельно определять и другие уровни (исходя из мест­ных особенностей).

Историки, юристы и политологи оценивают «советский пе­риод развития и функционирования местного самоуправления в России следующим образом:

По мнению В.В. Еремяна и М.В. Федорова, для советского пе­риода были характерны:

  • во-первых, строгая иерархичность социальных отношений, структуры местных самоуправляющихся единиц (корпораций) об­условила установку на вертикальную подчиненность отдельных институтов. Поэтому уже к осени 1917 г. Советы начали процесс объединения с выработкой соответствующих принципов функци­онирования по вертикали: волость (или город) - уезд - губерния - область - государство;

  • во-вторых, не всегда демократические методы управления кор­порацией формировали и соответствующие представления о струк­туре взаимоотношений как отдельных институтов самоуправления, так и органов местного самоуправления и институтов государствен­ной власти. (Например, местные Советы рассматривали в качестве обязательных для себя решения всех вышестоящих Советов, Все­российских совещаний и съездов Советов);

  • в-третьих, функциональное содержание местной самоуправ­ляющейся единицы (корпорации) - поселка, района и т. д. как, с одной стороны, регулятора политической мобилизации должно было, в конечном итоге, сформировать и двойственное понимание природы Советов. Вместе с тем на развитие Советов, их трансфор­мацию из органов самоуправления в местные органы государствен­ной власти и управления огромное влияние оказали исторические условия России. Одним из первых признаков, показавших изме­нение принципиальных основ функционирования и деятельности местных Советов, стал отказ от выборов и переход к системе так называемых «освобожденных работников», назначенных на руково­дящие должности вышестоящими Советами. Наконец, включение Советов в систему государственной власти и превращение страны в республику Советов снизу доверху — изначально противоречили самоуправленческой природе Советов.

По его мнению А.Н. Бурова, этот период в развитии местного самоуправления в России отличался следующими факторами:

1. Возникновение «советской» системы местного самоуправления явилось следствием творческой активности «трудящихся масс», их стремлением к истинному народовластию. Это соответствовало и доктринальным положениям большевистской партии с ее тезисом о необходимости упразднения государства как такового и переходу к «коммунистическому общественному самоуправлению». При этом земское и городское самоуправление были отвергнуты как «буржуазный пережиток».

2. Однако в противовес доктринальной коммунистической утопии реальная практика большевизма пошла по пути конституирования политической системы тоталитаризма с его всеохватывающим контролем общественной и частной жизни граждан. В рамках сконструированной тоталитарной общественно-политической системы местные Советы выступали в качестве низовой ячейки жест­ кой иерархической системы Советов, «узурпировавших» как зако­нодательные, так и исполнительно-распорядительные, а порой и судебные функции.

3. Упраздненный «буржуазный» принцип разделения властей был заменен принципом единства власти, который на поверку обернулся диктатом партийного бюрократического аппарата. В рамках единого политического процесса произошло своеобразное расширение единого субъектно-объектного конструкта («обратная узурпация» у Советов сколько-нибудь значимых управленческих функций).

4. В рамках целостной политической системы тоталитаризма местные Советы реально выступали не в качестве субъекта, а в ка­честве объекта властно-управленческого воздействия при решении наиболее важных вопросов, проявляя себя в качестве низовых органов государственной власти. В этом случае они выполняли чисто декоративную функцию маскировки тоталитарной сущности сфор­мировавшегося в России политического режима.

5. При решении второстепенных вопросов местной жизни Со­веты в ряде случаев выступали в качестве субъекта управленческого процесса, но крайне узкое поле их функционирования не позволяло им выступать в роли реального органа общественной самодеятельности. Такая их функция в известной мере позволяла им компенсировать крайности тоталитаризма, канализируя энергию «трудящихся масс» в прокрустово ложе локальных действий и инициатив, не затрагивающих сущность сформировавшегося общественно-политического режима. В идеологическом плане это создавало у населения местных сообществ иллюзию «народовластия», «сопричаст­ности» делам общества и государства, способствуя, таким образом, стабилизации политической системы тоталитаризма.

6. В период апогея тоталитаризма («поздний сталинизм») местные Советы были низведены до роли «винтика» сверхиерархизированной политической системы и не могли уже выполнять вышеобозначенную компенсаторскую функцию.

7. Сверхцентрализация политической системы нарушила устойчивость ее несущей опоры, поддерживаясь на плаву авторитетом харизматического лидера.

8. Для восстановления динамического» равновесия системы партийно политическая элита пошла по пути известной (т.е. имеющей свои пределы) децентрализации, снявшей социальное напряжение и придавшей низовым звеньям советской системы (местным Сове­там) определенную динамику. Расширение их прав и полномочий, некоторое укрепление их материальной базы, известная демократизация их структурирования и функционирования, вовлечение в местную самодеятельность более широких масс «трудящихся» предотвратили распад тоталитарной системы, придав ей как бы второе дыхание.

9. Вместе с тем известная демократизация политической системы («хрущевская оттепель») ослабила всеохватывающий контроль партийного аппарата над общественно-политической жизнью страны, что вступило в противоречие с сущностью самой тоталитарной системы. В итоге обозначился новый виток «качания маятника»: то­талитарная система, исчерпав к тому времени возможности своего дальнейшего роста, вступила в период упадка и деградации (эпоха «застоя»).

10. Всеохватывающий процесс деградации советского общества обернулся также и деградацией низовых звеньев политической системы (местных Советов). Они все более и более теряли и без того весьма куцую самостоятельность, утрачивали свои связи с массами, без поддержки которых и без финансовой независи­мости переставали быть сколько-нибудь самоуправляющимися органами, олицетворяя своей деятельностью лишь государственную власть на местах. Этим и объясняется иждивенческий характер данного социального института в период «развитого со­циализма».

11. Принимаемые центральной властью решения по развитию хозяйственной самостоятельности местных Советов не обуздали ведомственный монополизм, т.к. для командно-административной системы он органичен. Отсутствие рыночных отношений обрекало местные Советы на фатальную зависимость от распределительного центра (центров), крайне суживая их материальную базу.

12. Предпринятые в период «перестройки» меры по демократи­зации деятельности Советов способствовали их очередному «ожив­лению», создав, таким образом, предпосылки для решающего рывка в деле формирования местного самоуправления.

13. Вместе с тем «перестроечные» меры показали всю исчерпанность возможностей реформирования местных Советов в рамках дышавшей на ладан тоталитарной политической системы, когда встала задача ее демонтажа и смены общественного строя, формирования гражданского общества с принципиально иным политическим устройством: на демократической основе и с социально ориентированной рыночной экономикой, позволяющей сформировать реальные органы местного самоуправления.

14. Переход к системе местного самоуправления логически вытекал из предшествующего социального развития страны. Это было необходимо для того, чтобы эффективно решать местные проблемы, которые «сверху» должным образом разрешаться уже не могли. Семидесятилетний «зигзаг» истории не прошел даром, из него были извлечены соответствующие уроки, в частности, стала ясна настоятельная необходимость местного самоуправления как такового.

^ Местное самоуправление России в переходный период3

(90-е годы xx века)

Первым практическим шагом реформирования местного управ­ления, внедрения нового для современной России (но давно рас­пространенного в цивилизованных странах) подхода к нему как к местному самоуправлению стали принятие 9 апреля 1990 г. и реализация Закона СССР «Об общих началах местного самоуправле­ния и местного хозяйства в СССР».

Конституционное закрепление местного самоуправления как управления, отделенного от государственной власти, в российском законодательстве происходило постепенно.

С реформой 24 мая 1991 г. на смену исполкомам местных Советов пришло понятие «местная администрация». Она была подотчетна местным Советам и вышестоящим исполнительным и распоряди­тельным органам. Но принципиальное новшество состояло в том, что местная администрация уже не являлась органом соответствую­щего местного Совета, в отличие от прежних исполкомов, которые хотя и были фактически независимы от Советов, но юридически считались их исполнительными и распорядительными органами.

Закон РСФСР от 6 июля 1991 г. «О местном самоуправлении в РСФСР» включил местную администрацию в систему местного са­моуправления и называл их представительными органами власти без слова «государственной» (ст. 1, ч. 1).4

Закон предусматривал разграничение функций между предста­вительными и исполнительными органами. Местный Совет опре­делялся как орган власти, а местная администрация - как орган управления. При этом усиливалась самостоятельность последней. И вместо исполнительного комитета местного Совета как колле­гиального органа, подчиненного и подотчетного Совету, учрежда­лась местная администрация под единоначальным руководством главы администрации, избираемым населением. Устанавливалась собственная компетенция администрации, которая ослабляла ее ответственность перед вышестоящими исполнительно-распоря­дительными органами и местным Советом. Местный Совет про­возглашался как главный орган местного самоуправления, у него появлялось немало возможностей влиять на администрацию (в осо­бых случая даже отстранять главу администрации от должности), но фактически администрация получала значительную самостоятель­ность. По мнению А. Н. Широкова и С. Н. Юрковой, термин «адми­нистрация» был более уместен, чем использовавшийся длительное время термин «исполнительный орган». Ведь администрация не яв­лялась в чистом виде исполнительным органом в системе местного самоуправления: т.к. наделялась отдельными государственными полномочиями, а также приобретала собственные полномочия, за­крепленные за ней уставами городов и районов.

Согласно Закону «О местном самоуправлении в РСФСР» учреж­дался институт территориального общественного самоуправления населения, который включал: общие собрания (сходы), конфе­ренции граждан, местные референдумы. Предполагались иные формы непосредственной демократии: органы территориального общественного самоуправления населения (Советы или комитеты микрорайонов, жилищных комплексов, поселков, сельских насе­ленных пунктов), а также иные органы самоуправления населения по месту жительства (советы или комитеты улиц, кварталов, до­мов).

Формирование и становление местного самоуправления востре­бовало объединения усилий новых муниципальных образований в целях создания благоприятных условий для их функционирования и развития. В этот период возникают региональные и федеральные объединения, союзы, ассоциации органов местного самоуправле­ния. Одним из первых 13 марта 1991 г. был учрежден Союз россий­ских городов и региональных образований (СРГ).

Указом «О реформе местного самоуправления в Российской Фе­дерации» № 1760 от 26 октября 1993 г. была прекращена деятель­ность районных и городских Советов. Одновременно было утверж­дено Положение об основах организации местного самоуправления в Российской Федерации на период поэтапной конституционной реформы.

Это Положение предусматривало такую систему местного само­управления:

  • в городских и сельских поселениях с населением до 5 тыс. чело­век - собрания, сходы граждан и выборный глава местного самоуправления;

  • в городских и сельских поселениях с населением до 50 тыс. человек выборное собрание представителей и выборный глава местного самоуправления (глава администрации);

  • в городах и других поселениях с населением свыше 50 тыс. человек выборное собрание представителей и назначаемый сверху либо избираемый населением глава местного самоуправления;

  • в сельских районах - глава местного самоуправления (глава ад­министрации) без указания на то, избирается он или назначается; может быть образован также орган местного самоуправления, формируемый из представителей органов местного самоуправления городских и сельских поселений;

  • на территории сельсоветов - глава местного самоуправления (глава администрации), тоже без указания на то, избирается он или назначается; может быть образован орган местного самоуправления, формируемый из представителей органов местного самоуправления сельских поселений.

Новый этап становления и развития в России местного само­управления, действительно современного муниципального управ­ления, учитывающего российский опыт и эффективную зарубеж­ную практику, начался в стране в 1993 г.

Указом от 26 октября 1993 г. было утверждено Положение об основах организации местного самоуправления в Российской Фе­дерации на период поэтапной конституционной реформы. Оно предусматривало такую систему местного самоуправления:

  • в городских и сельских поселениях с населением до 5 тыс. чело­век - собрания, сходы граждан и выборный глава местного самоуправления;

  • в городских и сельских поселениях с населением до 50 тыс. че­ловек - выборное собрание представителей и выборный глава местного самоуправления (глава администрации);

  • в городах и других поселениях с населением свыше 50 тыс. чело­век - выборное собрание представителей и назначаемый сверху либо избираемый населением глава местного самоуправления;

  • в сельских районах - глава местного самоуправления (глава администрации) без указания на то, избирается он или назначается; может быть образован также орган местного самоуправления, формируемый из представителей органов местного самоуправления городских и сельских поселений;

  • на территории сельсоветов - глава местного самоуправления (глава администрации), тоже без указания на то, избирается он или назначается; может быть образован орган местного само­управления, формируемый из представителей органов местного самоуправления сельских поселений.

Хотя российский и зарубежный опыт наглядно свидетельствовал, что структура государственной власти может быть эффективной и устойчивой лишь тогда, когда ее подкрепляет закон, но и после при­нятия Федерального закона «Об основах местного самоуправления» местное самоуправление не стало эффективным, реально функци­онирующим в соответствии с установленными принципами и дан­ными правами. Ведь почти все государственные решения, касаю­щиеся интересов граждан, так или иначе проходят через местные органы. Люди оценивают государственную политику прежде всего через призму удовлетворения своих жизненных нужд: через состоя­ние продовольственного рынка, жилищных условий, наличие тепла, электроэнергии в домах, общественного порядка на улицах, благо­устройства и т. д. Именно на местном уровне население чувствует прямую ответственность за решение насущных вопросов жизни, здесь формируются основы понимания собственной ответственно­сти граждан за свою судьбу.

Процесс муниципальных реформ в России, можно разбить на два основных этапа, ссылаясь на Федеральную программу госу­дарственной поддержки местного самоуправления, утвержденную Постановлением Правительства РФ от 27 декабря 1995 г. № 1251. На первом этапе (в течение 1996 г.) создавались организационно-правовые основы местного самоуправления, на втором (в течение 1997-1998 гг.) должно было сложиться реальное самоуправление, т. е. сформированы его экономические основы.

По мнению ученых, основные задачи первого этапа рефор­мы местного самоуправления, хотя и с некоторым опозданием, в принципе были выполнены. Значительная работа была проведена не только в области законотворчества, но и в организационной сфе­ре. Подтверждение тому - муниципальные выборы 1996-1997 гг., в результате которых в подавляющем большинстве субъектов Россий­ской Федерации назначенные главы местных администраций сло­жили свои полномочия, а им на смену пришли новые (избранные населением) органы и должностные лица местного самоуправления. Выборы 2000-2001 гг. закрепили эти позиции и подтвердили, что население в целом принимало и продолжает принимать довольно активное участие в формировании муниципальных органов.

В 90-е гг. в основном организационно-правовые основы местного самоуправления в России были созданы. Однако несмотря на это, функционирующая в стране система местного самоуправления все еще была далека от своей конституционной модели. Хотя норматив­ная база и комплекс проведенных организационных мероприятий подтверждают факт перехода России к автономной модели местного самоуправления, тяжким наследием ранее действовавшей системы «местных Советов» продолжает оставаться экономическая зависи­мость органов местного самоуправления от вышестоящих органов государственной власти.

Именно проблемы экономического характера являлись на значи­тельное время основным фактором, сдерживающим развитие мест­ного самоуправления в нашей стране. В связи с этим основные уси­лия в рамках второго этапа муниципальной реформы должны быть направлены прежде всего на завершение формирования экономи­ческих основ местного самоуправления, являющихся гарантом обе­спечения финансово-хозяйственной самостоятельности местных органов власти. И это было достигнуто принятием Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправле­ния в Российской Федерации» в 2003 году.





оставить комментарий
страница1/2
Дата23.09.2011
Размер0,49 Mb.
ТипПояснительная записка, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх