Реферат по курсу: «История, культура, и география Великобритании и сша» Тема: Новая экономическая политика Р. М. Никсона icon

Реферат по курсу: «История, культура, и география Великобритании и сша» Тема: Новая экономическая политика Р. М. Никсона


3 чел. помогло.
Смотрите также:
Литература по курсу «История...
Программа вступительного испытания по предмету...
Тема: фрг (Федеративная Республика Германия)...
Тема: фрг (Федеративная Республика Германия)...
Реферат Тема: «Геологические проблемы Санкт-Петербурга»...
Программа курса географии в профильном классе по учебнику В. Н...
Методические указания и тематика контрольных работ по курсу "экономическая география"...
Концепция "американской исключительности": идеология, политика, культура...
Реферат по курсу: «история и культура стран изучаемого языка» тема: «англия времен реставрации»...
Тесты,   экономическая география, страны,   тестирование по географии, география мира...
Культура США
План Что такое экономическая политика? Какой инструмент регулирования экономики выбрать?...



Загрузка...
скачать


Московский государственный лингвистический университет

Факультет экономики и права


Реферат по курсу:

«История, культура, и география Великобритании и США»


Тема:

Новая экономическая политика Р.М. Никсона


Выполнила:


Рецензент:


Москва, 2007 год


Содержание:


  1. План 2

  2. Введение 3

  3. Ситуация накануне введения «новой экономической политики» 4

  4. Введение «новой экономической политики» 7

  5. Фазы «новой экономической политики» 9

  6. «Новая экономическая политика» в финансовой сфере 11

  7. Результаты и значение «новой экономической политики» 14

  8. Заключение 16

  9. Список использованной литературы 17


План


1.Введение


2.Основная часть:

    • экономическая ситуация в США накануне введения «новой экономической политики»

    • введение «новой экономической политики»

    • фазы «новой экономической политики»

    • «новая экономическая политика» в финансовой сфере

    • роль «новой экономической политики» в экономике США


3.Заключение

Введение:


В данной работе рассматривается «новая экономическая политика» Ричарда Милхауза Никсона, проходившая в период с 1969-1974 гг. Цель данной работы – выявить сущность «новой экономической политики» и ее значение как для экономики США, так и для мировой экономики в целом, рассмотрев ситуацию накануне введения данной политики, причины, побудившие правительство пойти на такие решительные меры, пути, фазы и последствия ее осуществления.

Данная политика не имела прецедентов в истории США и проводилась в условиях одного из тяжелейших кризисов в стране, затронувшего все сферы экономики и повлиявшего на ход экономического развития во многих других странах. Сложность заключалась еще и в том, что антикризисная политика еще не получила должного развития и даже у величайших экономистов того времени, в задачи которых входило разработать и осуществить данную политику, не было необходимой теоретической и практической базы, которой обладают современные эксперты. Все не это не позволяет оценить данное явление однозначно.

Ситуация накануне введения «новой экономической политики»


Придя к власти в 1969 году, новая администрация президента Ричарда Милхауза Никсона была встречена экономическим спадом. В начале социально-экономическая политика Никсона базировалась на идеологии неоконсерватизма. Новый президент сразу же взял курс на ослабление регулирующих функций федерального правительства. В августе 1969 года он предложил план «разделения доходов», который предусматривал значительную часть федеральных средств, выделяемых на программы социально-экономического регулирования, властям штатов и муниципалитетов, причем, в отличие от прежней практики, распределение этих средств должно было производиться без указания на цель их использования. Однако обстановка в стране вскоре заставила правительство Никсона внести существенные изменения в свой экономический курс. Это объяснялось прежде всего ухудшением экономической конъюнктуры.

Уже этот неглубокий кризис подорвал основу республиканской стратегии – догмат о необходимости серьезного ограничения государственного вмешательства в социально-экономические процессы. Во второй половине 1969 года в США обозначился спад деловой активности. Основные экономические показатели продолжали ухудшаться: прирост реального ВВП впервые за одиннадцать лет оказался отрицательным, и впервые безработица составила 6%.1 Не имевшее ранее прецедентов отсутствие снижения инфляции имело очень тяжелые последствия. Продолжался рост цен: в 1969 году на 5% и в 1970 году на 6%. Возникла стагфляция, как окрестил данную ситуацию Самуэльсон – высокие темпы инфляции при высоком уровне безработицы и нулевом росте экономики. Наблюдался динамично развивающийся рост диспропорций в капиталистическом хозяйстве. Все эти факторы резко сузили возможности применения традиционных методов регулирования и толкали республиканцев на поиски выхода из создавшегося положения. Первоначально в экономической политике Никсона явления кризиса и роста безработицы просто игнорировались. Отдавая приоритет борьбе с инфляцией, правительство стремилось прежде всего снизить хозяйственную активность и «охладить» перегретую экономику.2 В своих выступлениях перед бизнесменами Никсон призывал их «затянуть пояса потуже и подготовить себя к неприятной экономической паузе». Сам факт ослабления экономической активности республиканцы пытались представить как желательный противовес инфляции, а рост безработицы – как якобы неизбежные издержки сдерживания дороговизны. С приходом Никсона к власти было немало сказано о необходимости введения строгого контроля над государственными расходами и ликвидации бюджетного дефицита, но на деле события развивались в противоположном направлении. В результате кризиса и снижения промышленного производства вместо намечавшегося превышения доходов над расходами уже в 1971 году в бюджете образовался дефицит в 23 млрд. долларов. Бюджетный дефицит постоянно увеличивался.

Кризис 1970-1971 гг. резко ударил по авторитету кейнсианства как основы экономической политики, фондовые биржи не переживали подобного сбоя системы с 1929 года.1 Кейнсианская «ортодоксия» была атакована с двух флангов.

«Справа» вновь укрепились сторонники неоконсерватизма и свободной экономики. Их обвинение звучало в том, что «новая экономика» не только не работала, но стала причиной нынешних проблем. С «левого фланга» выступали радикалы от марксизма, пацифисты и вообще недовольные существующей системой распределения доходов в обществе, считая, что кейнсианство – это попытка сглаживать коренные пороки капитализма.

В итоге критика как правых, так и левых заключалась в том, что капиталистическая экономика с высоким уровнем государственного вмешательства привела к такому положению. Советники президента настаивали на необходимости радикальных мер. Опыт подсказывал Никсону, что пренебрежение экономическими проблемами чревато серьезными опасностями. Президент обещал ликвидировать безработицу устранить бюджетный дефицит и провести «полную реформу федерального правительства».2 Однако в конгрессе и в печати его обещания были встречены сдержанно, а последовавшее вскоре дальнейшее ухудшение экономической конъюнктуры заставило вообще забыть о них.

Наряду с увеличением числа безработных, усилением инфляции и спадом производства деловая конъюнктура США ухудшалась из-за падения стоимости доллара. По условиям соглашения 1944 г. В Бреттон-Вудсе была создана единая валютная система, в которой деньги западных стран привязывались к доллару, его золотое содержание определялось в 35 долларов за одну унцию золота. Созданная за год до окончания второй мировой войны эта система спустя два с лишним десятилетия дала серьезную трещину с двух сторон. С одной стороны, быстрое экономическое развитие западноевропейских стран и Японии привело к усилению их позиций на мировом рынке, укрепив финансовый потенциал и повысив практическую цену их денег. С другой – внутренние экономические неурядицы в США вели к эрозии доллара как денежного ориентира. Положение американского доллара стало слабеть, а золотые запасы США, служившие его обеспечением, начали таять. Если в 1945 г. Количество золота, хранившегося в Форте Нокс, исчислялось в 25 млрд.долларов, то к середине 1971 г. Этот запас сократился до 10,5 млрд. 8 мая 1971 г. во внешней торговле США впервые с 1893 года проявился дефицит, и этот удручающий симптом еще более подрывал престиж американской экономики. Положение доллара так сильно покачнулось, что сотни миллионов банкнот, хранившихся в иностранных банках, начали обменивать на другую, более надежную валюту. Паника разрасталась. Британский посол в Вашингтоне высказал опасение, что количество долларов, которые будут предъявлены к оплате в ближайшую неделю, может составить 3 млрд.1

В пятницу 13 августа биржа закрывалась на уик-энд в условиях, напоминавших приближение краха. В этот день в загородной резиденции Никсона Кэмп-Дэвиде было созвано срочное секретное совещание, участники которого должны были разработать программу экстренных мер.

Это означало конец финансовой системы, установленной в Бреттон-Вудсе, и открывало двери для дальнейшего падения стоимости доллара и усиления инфляции в США.

Нарастание трудностей в капиталистическом хозяйстве США, ухудшение положения многих социльных групп общества, депрессивно-кризисное состояние экономики и падение престижа правительства заставили республиканское руководство пойти на активизацию экономической политики.


Введение «новой экономической политики»


Воскресным вечером 15 августа 1971 года миллионы американцев слушали телеобращение президента Ричарда Никсона, в котором тот изложил суть своей «Новой экономической политики». Решение о чрезвычайных мерах по оздоровлению экономики было принято двум днями раньше на секретном совещании в Белом доме без согласования с Конгрессом и консультаций с торговыми или финансовыми партнерами США.1 Дальнейшие действия республиканской администрации не имели аналогов в послевоенной истории Америки.

Никсон пользовался репутацией убежденного консерватора, однако его НЭП (как это ни парадоксально, название заимствовано у Владимира Ленина) представил этого человека в совершенно ином свете. Данная политика должна была спасти Штаты от надвигающегося спада. Белый дом предполагал использовать политику регулирования доходов и негласного давления на профсоюзы, для того чтобы остановить растущую инфляцию. Запасным вариантом служил пакет радикальных мер, включавший замораживание цени заработной платы. Наряду с отменой «золотого стандарта» Никсон объявил о том, что федеральное правительство на 90 дней вводит мораторий на повышение зарплат, цен и арендных платежей. После этого специально созданный Совет по зарплатам и ценам будет указывать фирмам, когда и насколько они смогут повысить жалованье сотрудникам и цены на продукцию. Ведущие бизнесмены поддержали предложения президента: уже на следующий день, Вернер Галландер, председатель Национальной ассоциации промышленников, заявил, что этот смелый шаг, предпринятый президентом для укрепления экономики, заслуживает поддержки и сотрудничества со стороны всех слоев общества. Подобная реакция была типичнойдля представителей большого бизнеса. 17 августа 1971 года газета “New York Times” сообщала: «Вчера ведущие бизнесмены с разной степенью энтузиазма поддержали далеко идущие предложения, объявленные президентом Никсоном воскресным вечером».

Противники Никсона подозревали представителей республиканской администрации в том, что, действуя в контакте с большим бизнесом, они заранее предупредили о предстоящих мерах нефтяные компании, благодаря чему последние поспешили поднять цены на бензин на 33% за две недели до объявленного Никсоном запрета на повышение цен.1 В ходе межпартийных дебатов президента упрекали в том, что его политика ориентируется на поддержку крупных корпораций в ущерб интересам рядовых потребителей. Это неудивительно, так как параллельно с другими реформами президент ввел ряд фискальных мер, направленных на превращение государственной власти в источник дальнейшего роста благосостояния имущих: за счет сокращения государственных налогов и ассигнований. В то время, как президент Кеннеди в 1963 году вынудил сталепромышленные корпорации прекратить повышение цен на сталь, Никсон практически снял эти ограничения. В итоге четыре крупнейшие сталепромышленные компании, контролировавшие 54% производства стали в США, «периодически по согласованию друг с другом» взвинчивали цены, извлекая крупные прибыли, несмотря на то что их производственные мощности были задействованы только на 2/3.

Одна из ведущих корпораций «Американ телефон энд телеграф Ко», оказавшаяся впоследствии замешанной во многих политических скандалах, связанных с подкупом правительственных высокопоставленных чиновников, ежегодно получала чистую прибыль, исчислявшуюся десятизначной цифрой. В 1969 году эта прибыль составила 2,2 млрд. долларов, или 14% от общего вклада в 15,7 млрд. долларов. Ключевые отрасли промышленности, контролируемые корпорациями, формировали рыночную конъюнктуру.2 Кроме нефтяного, стального и телефонного дела это касалось автомобилестроения, химической отрасли и электроиндустрии, сельскохозяйственного машиностроения. Правительство предоставило эту льготу предпринимателям, предложив снизить налог на реинвестируемые прибыли на 10%. Хотя Конгресс одобрил лишь 7%-ную скидку, это также принесло ощутимую выгоду. Особым покровительством пользовались корпорации, выполнявшие военные заказы. Данная политика вызвала огромный рост задолженностей на всех уровнях и очень незначительные достижения в области инвестирования в производство.

Республиканская администрация произвела сокращение 5% государственных служащих, что дало экономию в 4,7 млрд. долларов. Путем изменения системы социального обеспечения, а также иными способами были снижены расходы на вспомоществование беднякам и безработным, развитие городского строительства и защиту окружающей среды, что принесло около 10 млрд. долларов, в том числе 4 млрд. долларов из федерального бюджета.1 А остальные средства за счет местных органов власти. Параллельно с данными действиями, активно осуществлялись и меры, объявленные 15 августа.


Фазы Новой экономической политики.


Новая экономическая политика Р. Никсона прошла в своем развитии четыре фазы.

На первом «пожарном» этапе (август-ноябрь 1971 года) были заморожены цены и заработная плата, любое повышение которой запрещалось на 90 дней. Исключение составляли прибыли и банковские проценты, на которые замораживание не распространялось. Одновременно было объявлено о введении налоговых льгот для предпринимателей. Для защиты же внешнеэкономических позиций США было объявлено о временном прекращении обмена долларов на золото и введении десятипроцентной пошлины на импорт товаров2. Последнее было своего рода отчаянным шагом, вызванным угрожающим положением мирового долларового рынка. В ту пору американская валюта нуждалась в срочном укреплении.

В 1971 году, впервые после 1893 года, США свели с дефицитом свой внешнеторговый баланс. При этом общий дефицит платежного баланса страны превысил $9 млрд. В правительстве констатировали факт подрыва международного доверия к доллару ввиду его массового оттока за границу. Весной 1971 года это приняло беспрецедентные масштабы. Срочно предпринятое временное закрытие валютных бирж и другие меры не помогали. В начале августа ФРГ, Швейцария, Италия и Франция ввели ограничения на операции с долларом. Налицо уже был кризис не только американской, но и мировой капиталистической валютной системы.

Вторая «нэповская» стадия (ноябрь 1971 года – январь 1973 года) была длительнее и «спокойнее». Замораживание цен и зарплат было заменено контролем над оными. Правительство намеревалось ограничить ежегодный рост цен не более чем на 2,5% и установило потолок повышения ставок оплаты труда в коллективных договорах на 5,5%.3

В ходе третьей фазы (январь-июнь 1973 года) прямой госконтроль за ценами и оплатой труда был прекращен. Работодатели и профсоюзы озадачивались разработкой «добровольной линии» на поддержание 2,5%-ного уровня инфляции в год. Администрация, однако, сохраняла права контроля над этим процессом. Тем не менее, за первое полугодие 1973 года темпы инфляции составили целых 8,2%. Это заставило Никсона прибегнуть к замораживанию цен на два месяца, чтобы потом запустить новую контрольную систему.

Так началась последняя критическая стадия «НЭПа». Был принят новый аграрный билль. Отныне все цены в аграрном секторе должны были определяться только «законом спроса и предложения». Начался быстрый рост цен на продукцию пищевой промышленности, что привело к дальнейшему усилению инфляции. Это означало крах многих благих намерений республиканских реформаторов. Также в промышленности США наблюдалась нехватка металлов и других полезных ископаемых, что усугубило ресурсный шок и вместе с непрекращающейся стагфляцией привело экономику к очередному спаду 1974 года.1

1973 год явился временем подъема после наиболее критической стадии кризиса. Но, увы, успехи оказались кратковременными: в том же году разразился новый тяжелейший кризис – энергетический. Причины энергетических проблем были политическими. Осенью на Ближнем Востоке вспыхнула очередная арабо-израильская война, стратегически окончившаяся вничью: стороны вернулись на исходные рубежи. Но фактически, несмотря на серьезные потери, победа оказалась за Израилем, который активно поддержали американцы. На это очень негативно отреагировали основные нефтедобывающие страны во главе с Саудовской Аравией. Нефтяное эмбарго и последовавшее резкое сокращение поступления энергоносителей на американский рынок радикально ухудшили энергоснабжение и свели на нет едва начавшееся оживление экономики.

В условиях нового витка кризиса в ноябре 1973 года президент выступил с энергетической программой, призывая народ к соблюдению режима экономии и ограничению энергопотребления, подкрепляемых административными мерами, создавшими потребителям массу неудобств.2 В перспективе Никсон поставил задачу достижения «топливной независимости» - т.е. самообеспечения США внутренней энергией за счет внутренних ресурсов, например, широкой разработки угольных месторождений в Аппалачских горах и добычи нефти на Аляске. В 1974 году консорциум из семи нефтяных компаний приступил к сооружению там нефтепровода. Но, несмотря на все предпринятые меры, цены на нефть продолжали расти (в 1973 цена за баррель составляла уже 2,59$).

Однако углубление кризиса не помешало правительству несколько раз увеличивать размеры пенсий и пособий по нетрудоспособности, а также семьям, потерявшим кормильцев. Широкое распространение получили и системы государственной помощи людям, живущим за чертой бедности, социального обеспечения - страхования.1

С другой стороны, наиболее легкой и успешной антиинфляционной мерой реформатора стало урезание расходов на другие социальные программы в духе старой республиканской идеологии. Сокращение финансирования программ по борьбе с бедностью, помощи расово-этническим меньшинствам, здравоохранению вызвали недовольство даже в среде президентской партии, где сформировалось левое крыло во главе с миллиардером Нельсоном Рокфеллером.

«Новая экономическая политика» в финансовой сфере


Отдельного внимания заслуживает проведение «новой экономической политики» в финансовой сфере.

15 августа президент закрыл золотое окно, через которые Казначейство США осуществляло интервенции на рынке золота, тем самым создав предпосылки для перехода от фиксированного золотым стандартом курса доллара к плавающему1. Никсон стремился изобразить эти меры как нечто вроде новой доктрины.

Вопреки прогнозам некоторых экономистов, валютный рынок обслуживающий плавающие курсы, довольно быстро появился. Советник президента Фридмен совместно с секретарями Казначейства США Джорджем Шульцем и Уильямом Саймоном сыграли главную роль в организации нового рынка. После объявления Никсоном новой экономической политики Чикагская товарная биржа уполномочила Фридмена подготовить отчет «Потребность в валютных фьючерсных рынках». В отчете Фридмен констатировал «смерть» системы Бреттон-Вудса в марте 1968 года, когда возник двухъярусный рынок золота, и предсказал «большое расширение спроса на иностранную валюту». Отчет Фридмена получил одобрение и поддержку Казначейства США.

Международный денежный рынок впервые открылся 16 мая 1972 г. Согласие Казначейства США на запуск торговли срочными контрактами не поступало до тех пор, пока Фридмен лично не вмешался, связавшись с секретарем Саймоном.

В связи с нарастающей напряженностью в 1969-71 гг. были проведены ревальвации немецкой марки, швейцарского франка и австрийского шиллинга.2 Центробанковский ареопаг в 1971 г. организовал серию встреч, на которых были предприняты попытки достигнуть договоренности, стабилизирующей международный рынок. Директор МВФ Пьер-Поль Швейцер на ежегодной встрече Фонда призвал его членов восстановить систему фиксированных курсов. Глава ФРС Артур Бёрнс и госсекретарь США Генри Киссинджер убеждали Никсона в том, что возвращение к системе фиксированных курсов необходимо. В декабре 1971 г. было заключено Смитсоновское соглашение, по которому курс доллара снизился, а диапазон колебаний валютных курсов расширился с 1% до 2,25%. Официальная цена золота повысилась до $38 за унцию, причем свободная конвертируемость доллара не подлежала восстановлению. Одновременно с девальвацией доллара состоялась ревальвация основных западноевропейских валют, а также японской иены. Принципиальное значение имело то, что новые курсы устанавливались по отношению к неконвертируемому доллару.

К тому времени в Белом доме уже не находили никакого желания брать на себя обязательства по защите Смитсоновского соглашения. Бремя защиты новых валютных паритетов было переложено на плечи европейских стран. Никсон лицемерно приветствовал Смитсоновскую договоренность как «самое значимое валютное соглашение в мировой истории»1. Его экономические советники полагали, что соглашение продлится не более трех месяцев. Белый дом оттягивал время для разработки плана более фундаментальной реформы. Смитсоновское соглашение предполагалось как прелюдия к такой реформе. Еще в сентябре 1971 г. США предложили Группе десяти ввести общее чистое плавание ведущих валют. Чистое плавание ставилось одним из условий отмены американского налога на импорт. Стало ясно, что США откладывают на неопределенное время восстановление конвертируемости доллара в золото. Цель американских предложений заключалась в уменьшении роли золота в новообразующейся валютной системе.

В поиске решений МВФ провел ряд международных встреч, чтобы согласовать свой отчет «Реформа международной валютной системы» к сентябрю 1972 г., когда состоялось собрание членов Фонда. МВФ возлагал надежду на новую систему фиксированных курсов. США оказались единственной страной, которая не одобрила отчет МВФ. Секретарь Казначейства США Джордж Шульц (также выходец из Чикагского университета, экс-декан Высшей школы бизнеса при университете) не без участия Фридмена предложил систему полностью плавающих курсов. На годовой встрече представителей разных стран большинство высказалось за ограниченно гибкие валютные курсы. Первый опыт плавания в 1971 г. был назван «полным бедствием», а идея того, что гибкие курсы позволят странам достигнуть внутриэкономических целей – «ошибочной психологией»2. Рабочая группа Комитета экономической политики ОЭСР предупреждала, что по их вычислениям текущая фиксация по Смитсоновскому соглашению будет изменена в результате девальвации, однако центробанковский ареопаг проигнорировал опасения. На собрании был сформирован Комитет по реформе международной валютной системы. В него вошли представители двадцати стран мира. Позднее «Комитет двадцати» был преобразован во Временный комитет Совета управляющих МВФ, перед которым ставилась задача разработать новые принципы международной валютной системы, которая функционировала бы не менее 25 лет. На обсуждение реформы «Комитет двадцати» отводил два года. Однако Комитет опоздал - Бреттон-Вудская система окончательно рухнула в течение шести месяцев.

Все последующие событий оказались полной неожиданностью для экспертов МВФ. Великобритания усердно боролась в течение трех лет, чтобы избежать девальвации. В 1972 г. борьба завершилась - 23 июня фунт перешел в плавание, что было объявлено «временным периодом». Вслед итальянская лира попала под спекулятивное давление. С 1 по 9 февраля 1973 г. немецкий Бундесбанк потратил около $6 млрд. на интервенции для защиты фиксации по Смитсоновскому соглашению. Между Казначейством и ФРС США назрел раскол по поводу американской поддержки чужих курсов. ФРС США потратила $320 млн. для поддержки немецкой марки, одновременно секретарь Казначейства США заявил, что поддерживает идею плавающей марки, а ее защита является дорогим и бессмысленным занятием1. Вскоре, 12 февраля Казначейство США объявило о 10%-ой девальвации доллара, отказе США от интервенций на валютном рынке и снятии ограничений на отток капитала из страны.

К марту 1973 г. японская иена, швейцарский франк и итальянская лира перешли на плавающий курс в дополнение к фунту стерлингу и канадскому доллару. Первого марта Бундесбанк купил $2,7 млрд. – рекорд интервенций центрального банка в мире за один день. Предыдущий рекорд был поставлен тем же Бундесбанком двумя годами ранее, когда он приобрел $500 млн., чтобы задержать плавание марки на две недели. В течение 1973 г. Милтон Фридмен совместно с Готфридом фон Хаберлером оказывали политическое давление на президента Бундесбанка с тем, чтобы Германия отказалась от фиксации марки. Банк Франции 2 марта после полутора часов торгов был вынужден закрыть парижский валютный рынок. В тот день Пол Волкер известил МВФ, что США полностью принимают плавающий курс доллара. МВФ и «Комитету двадцати» ничего не оставалось как 27 марта 1973 г. признать, что плавающие курсы могут представлять собой «полезную технику регулирования в специфических ситуациях».

Официально датой «смерти» Бреттон-Вудской системы считается 9 марта 1973 г., когда секретарь Казначейства США Джордж Шульц вежливо отказал министрам финансов ЕЭС в просьбе провести интервенции на валютном рынке.2 В ответ валюты шести стран ЕЭС начали совместное плавание при взаимной фиксации курсов. К концу 1974 г. только Германия, страны Бенилюкса, Дания, Норвегия и Швеция оставались в рамках системы взаимной фиксации. Секретарь Шульц торжественно огласил, что теперь «рынки, а не правительства ответственны за валютные курсы».

Результаты и значение «новой экономической политики»


Фактически новая экономическая политика демонтировала мировой экономический порядок, установленный после Второй Мировой войны (система Бреттона Вудса), в котором США, по сути, играли роль международного банкира.1 Никсоновский НЭП стал шокирующим «подарком» всем без исключения стратегическим партнерам США и, прежде всего, странам ЕЭС и Японии. Остальной капиталистический мир потрясли ликвидация официальной связи доллара с ее фиксированным золотым стандартом и новая десятипроцентная надбавка к пошлинам на импортные товары, составлявшие около половины всего ввоза в США, серьезно задевшая интересы контрагентов колоссального американского рынка. Национальные банки прекратили скупку и накопление запасов американской валюты в виду бессмысленности поддержки курса не обеспеченных золотом долларовых бумажек. В течение нескольких недель важнейшие европейские валюты и японская иена оказались ревальвированными по отношению к доллару. Рыночные колебания курсов начали принимать порой угрожающие размеры.

Несмотря на все предпринятые меры, уровень инфляции в 1974 году достиг 11%, безработица – 5,6%, остальные показатели также продолжали ухудшаться.

Экономический кризис 1971-1974 гг. знаменовал конец целой эпохи в истории мировой финансовой системы. В дальнейшем уже никто и никогда не пытался устанавливать какие-либо новые, твердые валютные паритеты. Началась пора «плавающих» валют.

Новая экономическая политика частично ослабила масштабы кризиса первой половины 70-ых, несколько снизив возможные темпы инфляции и стагфляции, предотвратив полный крах финансовой системы и экономики страны в целом. Несмотря на это, ей сопутствовало множество осложнений: эффект отложенного ценового подъема лишь вызывал новые инфляционные волны в долгосрочном периоде, происходило стремительное нарастание ожесточенной классовой борьбы. На фоне огромного роста задолженности на всех уровнях (федеральном, на уровне штатов, на местном уровне, на уровне домохозяйства и корпораций) достижения в области инвестирования в производство были очень незначительны.2 Одним из важнейших результатов этого стал неподдающийся подсчету рост неудовлетворенных социальных нужд, тяжким грузом легший на плечи большинства населения и будущих поколений.


Зимой 1974 года в экономическом послании Конгрессу президент Никсон констатировал, что 1973 год был «годом осложнений и прогресса», однако «в некоторых отношениях осложнения оказались более серьезными, чем мы ожидали, а прогресс менее серьезным, чем мы надеялись»...К этому времени у Никсона уже был приличный опыт антикризисной деятельности, в ходе которой пришлось поменять многие былые взгляды.1

Несколько лет спустя политэконом Дэвид Каллео заметил, что инициатива Никсона представляла собой "разновидность меркантилистской революции" во внешней и внутренней политике. Международная система становилась все более беспорядочной и менее регулируемой, "правила разрушались и власть приобретала все большее значение". "Рациональный контроль над национальными экономиками снижался, создавая тем самым благоприятные условия для международного бизнеса и банков. Они были освобождены от контроля за капиталами и официальных ограничений и чувствовали себя уверенно, зная, что в случае непредвиденных осложнений государство поможет выйти из затруднительного положения. Как следствие снижения регулирования и контроля, а также в результате информационно- телекоммуникационной революции, значительно облегчившей перевод капитала, международные рынки капиталов стремительно расширились.2 Энергичные инициативы банков по стимулированию кредитов привели к кризису неплатежей стран Третьего Мира и нынешней нестабильности самих банков. То, что получилось в результате, было названо "системой мирового экономического правительства с параметрами, определяемыми нерегулируемым рынком и правилами, утверждаемыми наднациональными банками и корпорациями" (Говард Вахтел), "системой корпоративного меркантилизма" (Петер Филлипс), с управляемой коммерческой деятельностью внутри и между крупными корпоративными группами и регулярным вмешательством государства, имеющем место во всех трех основных блоках Севера с целью субсидирования и защиты международных корпораций и финансовых учреждений, находящихся на их территории.


Заключение


Ричард Милхауз Никсон добился успеха главным образом потому, что обещал вернуть стране мир и спокойствие, избавить от дальнейшего кризиса.

Однако президенту пришлось убедиться, что скорого решения проблем не существует. Поэтому наряду с заимствованиями из политического арсенала своих предшественников администрация Никсона выработала собственные подходы к решению стоящих перед страной проблем.

Политический курс Никсона сочетал в себе разнородные элементы, подчиненные общей идее преодоления кризисных явлений, осложненных в начале 1970-ых годов экономическими трудностями.

В условиях продолжавшегося увеличиваться в масштабах кризиса президент был вынужден активизировать антикризисные меры. Результатом явилось введение новой экономической политики, сперва приостановившей панику масс и безудержную инфляцию. Данная политика в своем развитии прошла четыре фазы, на протяжении которых было выработано множество новых вариантов решений экономических проблем. В результате частично удалось сдвинуть некоторые процессы в положительную сторону, однако в целом Никсон не смог выполнить свое обещание: «новая экономическая политика» не оправдала себя и показала неэффективность выбранных администрацией президента методов.

Усиление авторитарных тенденций в управлении страной, превышении власти и серьезное нарушение конституционных норм привели к Уотергейскому скандалу – беспримерному в истории США кризису власти.


Список использованной литературы:


1. Никонов В.А. «От Эйзенхауэра к Никсону», М., Издательство МГУ, 1984 г.

2. Никонов В.А. «Республиканцы: от Никсона к Рейгану», Издательство МГУ, 1990 г.

3. Фурсенко А.А. «Президенты и политика США, 70-е», Л., Наука, 1989 г.

4. Сахаров Н.А. «Бизнес и республиканская партия в 70-е годы//Проблемы Американистики». 3. М., 1985 г.

5. Геевский И.А. «Обострение социальных проблем и правительство США: эпи. 1971 г. №10.

6. Иванян Э.А. «Последний кризис президента Никсона//Вопросы истории. 1978 г. №12


1 Никонов В.А. «Республиканцы: от Никсона к Рейгану», Издательство МГУ, 1990 г., стр. 41

2 Фурсенко А.А. «Президенты и политика США, 70-е», Л., Наука, 1989 г., с. 11


1 Фурсенко А.А. «Президенты и политика США, 70-е», Л., Наука, 1989 г., с.13

2 . Геевский И.А. «Обострение социальных проблем и правительство США: эпи. 1971 г. №10., с. 25


1 Никонов В.А. «Республиканцы: от Никсона к Рейгану», Издательство МГУ, 1990 г., с.45


1 Никонов В.А. «От Эйзенхауэра к Никсону», М., Издательство МГУ, 1984 г. , с 263

1 Сахаров Н.А. «Бизнес и республиканская партия в 70-е годы//Проблемы Американистики». 3. М., 1985 г. с. 55


2 . Сахаров Н.А. «Бизнес и республиканская партия в 70-е годы//Проблемы Американистики». 3. М., 1985 г., с. 56

1 5. Геевский И.А. «Обострение социальных проблем и правительство США: эпи. 1971 г. №10., с. 27


2 Фурсенко А.А. «Президенты и политика США, 70-е», Л., Наука, 1989 г., с.19

3 Геевский И.А. «Обострение социальных проблем и правительство США: эпи. 1971 г. №10., с.28


1 Никонов В.А. «Республиканцы: от Никсона к Рейгану», Издательство МГУ, 1990 г., с.64

2 Никонов В.А. «Республиканцы: от Никсона к Рейгану», Издательство МГУ, 1990 г., с.62

1 Геевский И.А. «Обострение социальных проблем и правительство США: эпи. 1971 г. №10., с.26


1 Никонов В.А. «От Эйзенхауэра к Никсону», М., Издательство МГУ, 1984 г., с. 264

2 Сахаров Н.А. «Бизнес и республиканская партия в 70-е годы//Проблемы Американистики». 3. М., 1985 г., с. 58


1 Фурсенко А.А. «Президенты и политика США, 70-е», Л., Наука, 1989 г., с. 20

2 Сахаров Н.А. «Бизнес и республиканская партия в 70-е годы//Проблемы Американистики». 3. М., 1985 г., с. 56


1 Фурсенко А.А. «Президенты и политика США, 70-е», Л., Наука, 1989 г., с. 36

2 Сахаров Н.А. «Бизнес и республиканская партия в 70-е годы//Проблемы Американистики». 3. М., 1985 г., с. 56


1 Никонов В.А. «От Эйзенхауэра к Никсону», М., Издательство МГУ, 1984 г., с. 26

2 5. Геевский И.А. «Обострение социальных проблем и правительство США: эпи. 1971 г. №10., с. 27


1 Иванян Э.А. «Последний кризис президента Никсона//Вопросы истории. 1978 г. №12, с. 39


2 Сахаров Н.А. «Бизнес и республиканская партия в 70-е годы//Проблемы Американистики». 3. М., 1985 г., с. 60






Скачать 221,06 Kb.
оставить комментарий
Рецензент
Дата23.09.2011
Размер221,06 Kb.
ТипРеферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  4
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх