Ранний ислам в исследованиях Макса Вебера и Арнольда Тойнби icon

Ранний ислам в исследованиях Макса Вебера и Арнольда Тойнби


Смотрите также:
План. Введение: Личность Арнольда Тойнби «Базовые» философские воззрения...
Программа дисциплины Весь Макс Вебер Для направления 521200 Социология (второй уровень высшего...
Программа дисциплины Весь Макс Вебер для направления: 040201...
М. В. Бахтин Ректор Института деловых коммуникаций...
Макса вебера
М. В. Масловский     Теория бюрократии Макса Вебера и современная политическая социология...
Лекция, Социология Макса Вебера...
Доклад Тема: Макс Вебер...
Курс по выбору (спецсеминар) Объем учебной нагрузки: 36 часов семинары...
Доклад по социологии Социология Макса Вебера...
Реферат по дисциплине «Политология» на тему «Политологическая концепция Макса Вебера» Ю. М...
Сборник статей под редакцией Гайденко П. П. Введение...



Загрузка...
скачать
ЕВДОКИМОВА А.А.

доцент кафедры всеобщей

БГПУ.

Ранний ислам в исследованиях Макса Вебера и Арнольда Тойнби


Крупнейшие ученые ХХ столетия Вебер и Тойнби значительное место в своих исследованиях уделяли компаративистике - сравнительному изучению мировых религий. Происхождение ислама, его терпимость и воинственность, проблема светской и духовной власти в системе исламской государственности - все эти вопросы в той или иной мере отражены в их работах.

Макс Вебер (1864-1920), профессор политической экономики Фрейбургского университета, широко известен своими исследованиями по социологии религии («Протестантская этика и дух капитализма», «Хозяйственная этика мировых религий», «Социология религии» и др.)(1). В центре научного внимания Макса Вебера были три проблемы - анализ воздействия религиозных идей на повседневную этику, а в более специфическом проявлении - на экономические действия человека; отношения между различными социальными слоями и религиозными верованиями; определение специфичности современного капитализма и современной западной культуры

Арнольд Тойнби (1889-1975), профессор Лондонской школы экономики знаком российскому читателю по своим работам «Постижение истории» и «Цивилизация перед судом истории». Масштабность видения Тойнби, стремление выявить общие закономерности исторического процесса явились своеобразным вызовом (подчеркнуто мною - А.Е.) неокантианской школе в историографии, той школе, к которой принадлежал Вебер. Как известно, Тойнби придерживался идеи органического единства цивилизаций, все они проходят одинаковый путь развития, через стадии зарождения в результате «ответа» на «вызов» внешней среды, роста и неизбежного упадка. Нередко исследователи сравнивают концепцию Тойнби с концепцией О.Шпенглера («Закат Европы»). Только у Шпенглера – «рождение» цивилизации, а у Тойнби- «вызов», «рост» - Шпенглера и «ответ»- у Тойнби, зато у обеих неизбежна «смерть» цивилизации. Но циклизм Тойнби предполагает все же движение вперед, от примитивных обществ к «высшим религиям»(2). То есть «уход - и возвращение» - это непреложный закон движения цивилизаций. В этом движении огромную роль играет религия и «церковь». Именитый историк считал мировыми религиями буддизм, христианство и ислам. Он писал, что для всех представлений о единстве Вселенной характерны два понятия - вездесущий и неотвратимый Закон и единое всемогущее Божество (3). Если это религия правящего меньшинства, то Закон возвышается над Богом. Примером такой религии является буддизм. В религиях «пролетарского происхождения», таких как иудаизм и ислам «личность Бога превознесена до такой степени, что как бы перекрывает и подавляет все остальное во Вселенной». И это хорошо, ибо будущие цивилизации - это «высшие религии». Церковь у Тойнби, может быть как «раковая опухоль», которая съедает тело цивилизации. Но церковь как куколка, «универсальная церковь», обладает достаточной внутренней силой, чтобы в период междуцарствия, когда на смену гибнущему социальному телу зарождается молодое, здоровое, стать жизнетворным центром - ядром нового общества(4).

Вебер и Тойнби – выдающиеся ученые 20 века. Даже частичный анализ их концепций невозможен в рамках данной статьи. Поэтому, мы остановимся лишь на некоторых вопросах, посвященных раннему исламу. И первый из них - происхождение ислама.

Макс Вебер мировыми религиями считал конфуцианство, индуизм, буддизм, христианство, ислам и иудаизм. Ислам, по его мнению, сложился как религия воинов – завоевателей в период социальной напряженности на Аравийском полуострове. Возникновение новой религии невозможно без пророка. Пророк, полагает Вебер, не принадлежит к касте священнослужителей, представляющих прежнюю религию, и обязательно обладает личной харизмой (выделено Максом Вебером). К таким пророкам он относит и Мухаммеда. Каждый пророк опирается на общину и именно ей несет откровение, возвещает в силу своей миссии религиозное учение или волю Бога (5). Предвестник новой религии нередко становится «законодателем», ибо появление нового пророка происходит тогда, когда в обществе возникают социальные конфликты. И пророк обязан их учитывать. Вебер подчеркивает, что социальная политика Мухаммеда была связана «с интересом к внутреннему единению верующих для борьбы вовне, т.е. подчинена задаче умножить число сражающихся за веру» (6). Вебер не считает, что это борьба была явлением бескорыстным.

Первые мусульмане были дисциплинированными борцами за веру; их этос - этос воинов Религия, по мнению германского социолога довольно часто политизирована, и ислам в этом смысле не исключение.

Арнольд Тойнби писал, что мировыми являются только три религии: буддизм, христианство и ислам. Он неоднократно подчеркивал, что ислам - это восточная реакция на эллинизм, т.е. в возникновении ислама проявилась реакция Востока на вторжение в Сирию западной культуры. Это вторжение началось еще во времена Александра Македонского в IV веке до н.э. Была ли до ислама попытка освобождения от «эллинизма»? Да, считает Тойнби, но она «приняла форму архаического ухода в прежнюю сирийскую традицию через преувеличенно дотошную отработку и соблюдение законов Моисея и Зороастра». К позитивным результатам эта попытка не привела. Христианство же само было «похищено» Западом, то есть стало западной религией. Только ислам вытеснил Запад с Востока, и даже создал угрозу Западу (7). Ранний ислам времен пророка Мухаммеда лишен терпимости, убежден английский ученый. В этом утверждении точки зрения именитых ученых совпадают.

Как и почему ислам стал мировой «универсальной» религией? В отличие от Вебера, Тойнби не заостряет внимание на роли пророка и его харизме. Он полагает, что «перспективы ислама, который сам по себе не был особенно привлекательной религией и к тому же был сильно скомпрометирован поступком своего основателя, когда он отошел от своего апостольского призвания ... и после перехода в Медину ринулся в политическую карьеру, эти перспективы были восстановлены полуязычниками Омейядами, узурпировавшими политическое наследие мекканского пророка»(8). Именно Омейяды, с их политикой терпимости к другим монотеистическим религиям, сделали ислам универсальной религией. Эта мысль в дальнейшем получит у Тойнби двоякое развитие:

- с одной стороны, в отличие от Вебера, он не считает, что в раннем исламе главной была идея «борьбы за веру»;

- с другой стороны, Тойнби (как и Вебер) полагает, что большинство мировых религий, и особенно ислам - синкретичны.

Как же шло распространение ислама?

Оба исследователя считают, что утверждение новой религии, так или иначе, связанно с войнами. Но причины этих войн именитые историки видят по-разному. Макс Вебер неоднократно подчеркивал, что религиозные войны самым тесным образом связаны с политикой. Так было в Израиле; с политическими призывами обращался к верующим папа Урбан II накануне первого крестового похода; религиозные войны во Франции XVI века также нельзя считать чистой борьбой за веру. В каждом случае рыцарскому сословию, ведущему войну, обещали и материальные блага. Например, экспансия крестоносцев на Восток необходима была для обеспечения ленами их потомков. Мухаммед, по мнению германского социолога, по-своему понял и перетолковал «священные войны» народа Яхве - иудеев, после того, «как он из благочестивого главы религиозной общины в Мекке превратился в подеста Ятриб-Медины и был окончательно отвергнут иудеями в качестве пророка». Именно из израильских войн он «вывел требование религиозной войны вплоть до подчинения неверных политической власти и экономическому господству верующих в Аллаха»(9). При этом «уничтожение побежденных, если они исповедуют книжную религию, не требуется, - напротив, уже в финансовом отношении полезно сохранить им жизнь... Мусульманская война за веру была предприятием, рассчитанным на удовлетворение интересов феодалов посредством захвата земель в еще большей и явной мере, чем действия крестоносцев»(10). Таким образом, Вебер, с одной стороны, подчеркивал экстремизм воинов-мусульман, с другой – отмечал, что этот экстремизм распространялся только на язычников. Но главным, считал Вебер, было удовлетворение политических амбиций и экономических нужд победителей.

Меркантильные планы первых халифов в деле распространения веры замечает и Тойнби. Но Тойнби, в отличие от Вебера, не считает ислам политизированной религией. Правда, пророк Мухаммед стал политиком в Медине, но это, как отмечалось выше, не пошло на пользу новой религии. Тойнби убежден - соединение религии и политике гибельно, ибо религия выше политики. Однако Омейяды (661-750) восстановили авторитет ислама. Почему? Во-первых, они относились равнодушно или даже враждебно к делу распространения исламской веры, так как немусульмане платили сверхналог. И, во-вторых, в это время мусульманами становились (вероятно, добровольно, а не принудительно) бывшие христиане и зороастрийцы. «Ислам стал верой, весьма отличной от той, что была принесена на седлах арабских воинов, для которых она была конфессиональным знаком привилегированного политического статуса.... Новые обращенные ... привели грубоватые и небрежные утверждения Пророка в более глубокие и цельные понятия христианской теологии и эллинской философии»(11). Пусть не шокирует читателей, столь явное приуменьшение арабского элемента в исламе. Дело в том, что Тойнби - идеалист, сторонник Махатмы Ганди и гандизма. Будущее цивилизации Земли он видел в объединение всех народов под эгидой одной универсальной религии, где Бог – Абсолют, а главным жизнеутверждающим принципом является ненасилие. Не случайно, он подчеркивает, что «именно благодаря этому одеянию, изготовленному добровольными интеллектуальными трудами новообращенных из числа неарабского населения, а не политическим свершением воинственных арабских строителей империи, ислам смог стать объединяющей религией сирийского мира»(12). C одной стороны, ученый считает, что не война сделала ислам мировой религией, с другой же - синкретизм ислама, то есть наличие в нем христианских и эллинистических элементов способствовало его универсализму.

Вебер считал, что ислам испытал значительное влияние ветхозаветных и иудео-христианских мотивов. Но это случилось уже при Мухаммеде, а не во времена Омейядов, как напишет позже английский философ. В ранний мекканский период сторонники ислама отрекались от мира, но уже в Медине ... ислам стал национальной арабской и, прежде всего сословно ориентированной военной религией (13). Именно ранний ислам стал религией господ. Идеал ислама - воин, а не книжник. Воины и их военная добыча тесно связаны с религиозной заповедью войны. Последняя же «требует в первую очередь не обращения, а покорения народов, исповедующих чуждые религии, пока они не станут смиренно платить дань», т.е. пока ислам не станет по своему социальному престижу первым в мире, господствующим над теми, кто исповедует другие религии. Таким образом, если Тойнби делает акцент на добровольное обращение в новую веру, то у Вебера первично политическое покорение народов. Так как германского социолога в первую очередь интересует хозяйственная этика мировых религий, он полагает, что этика ислама носит феодальный характер (14). А соединение светского и духовного - это конфликт между «мистическими поисками спасения и аскетической виртуозной релизиозностью, с одной стороны, и институционной ортодоксией - с другой», конфликт между правом духовным и светским. Эти конфликты, полагает он, снимают проблему связи религиозной этики и практических импульсов к рациональной жизненной методике. То есть Вебер продолжает поиски «рациональности» религии, как детерминанты хозяйственной этики и жизненного поведения. В исламе, как впрочем, и в других религиях Азии, по мнению немецкого социолога этой «рациональности» нет. Здесь просто «не могли содержаться мотивы и указания к рационально этическому формированию рукотворного «мира» согласно божественным заветам» (15).

Тойнби не интересуют религия как рациональное упорядочение мирской жизни. Он не приемлет веберовскую хозяйственную этику мировых религий. В отличие от Вебера, его ислам - явление в первую очередь духовное.

^ Когда же ислам стал мировой религией? Макс Вебер полагал, что массовое обращение язычников в ислам началось уже при Мухаммеде и первых праведных халифах. Именно тогда ислам стал мировой религией.

Тойнби думает иначе. Массового обращения подданных халифата в ислам, убежден автор «Постижения истории», не было до первого крушения власти Аббасидов в IX веке, и этот процесс вполне оформился только после окончательного падения аббасидской империи в XIII веке (16). Тойнби полагает, что Аббасиды оставались верными политике терпимости, и достойно отличались в этом плане от преемников Константина (речь идет о Константине I Великом (285-337), разрешившим христианство). Гуманизм Тойнби проявляется в его неприятии насилия. Ученый считает, что насильственное навязывание религии ведет к утрате ею первоначальных перспектив на всеобщее признание. Тойнби не хочет видеть воинственности мусульманских правителей на всем протяжении средневековой истории, воинственности, которая почти всегда прикрывалась лозунгом «борьбы за веру».

Таким образом, Тойнби подверг критике взгляд на ислам, как на сугубо политизированную религию, тесно соединенную с властью. Пример ислама не противоречит, а подтверждает (по мнению Тойнби) общее положение о достаточной степени отдаленности и независимости от власти всех мировых религий, а значит и их движение в сторону универсальной «церкви» - одной для всей земной цивилизации.

Люсьен Февр дал резкую оценку Тойнби. Он указывал, что все закономерности английского исследователя являются ничем иным, как «философскими формулами», лишенными исторического содержания.(17) Не согласен был со многими выводами Тойнби и П. Сорокин(18). Г.Э. фон Грюнебаум упрекает Тойнби за то, что тот «уходит от роли историка и выступает как пророк»(19). Критики Арнольда Тойнби во многом правы. Английский исследователь в угоду своей историко-философской концепции нередко предвзято трактует общеизвестные исторические факты. Как бы не относится к тем или иным положениям цивилизационной теории Тойнби, нельзя не признать ее грандиозность, оптимизм и, вероятно, утопичность. Но, возможно ли развитие исторического познания без утопий? Нам кажется, философы-утописты своими гуманистическими идеями всегда корректировали излишнюю «рациональность» и несовершенство мира. Заслуга Тойнби в этом: он считал, что бездуховность и репрессивные функции государства - это путь в никуда. Для того чтобы противостоять политическим кризисам и войнам, необходима духовная интеграция мирового сообщества. Потенции для интеграции выдающийся историк находит во всех мировых религиях: христианстве, исламе и особенно буддизме.

Рождение новых исторических теорий – это закономерное явление. В настоящее время мир науки переживает «ренессанс Макса Вебера и Арнольда Тойнби». Каждый из ученых расширил исследовательскую базу мировой исторической науки, способствовал обновлению исторического мышления, совершенствовал исследовательские методы. Макс Вебер - это «вызов» экономическому детерминизму Маркса. Арнольд Тойнби – «вызов» «рациональной социологии» Вебера. Постижение истории продолжается...


Примечания.

1.Патрушев А.И. Ренессанс Макса Вебера: истоки дискуссии, тенденции. - ННИ, 1993, №1, с.60

2.Хачатурян В.М. Проблема цивилизации в "Исследовании истории" А.Тойнби.- ННИ, 1991, № 1, с.216

3.Тойнби А. Постижение истории.// Сравнительное изучение цивилизаций.Хрестоматия., сост. д.и.н., проф. Б.С.Ерасов.- М.,2001, с.129-130

4.Там же , с.134

5.Вебер М.Социология религии. // Вебер М. Избранное. Образ общества. - М.,1994, с.112

6. Там же, с. 116

7. Тойнби А. Указ. Раб., с.493

8.Там же, с. 138

9.Вебер М. Указ. раб., с.143

10.Там же

11.Тойнби .Указ. раб. ,с.138

12. Там же

13. Вебер М. Указ раб. ,с.271

14. Там же

15. Там же , с. 276

16. Тойнби. Указ. раб., с.139

17. Февр Л. От Шпенглера к Тойнби// Февр Л. Бои за историю. – М., 1991, с.90 и др.

18. см. Семенов Ю.Н. Социальная философия А.Тойнби. - М.,1980

19. Грюнебаум Г.Э. фон. Классический ислам.// Сравнительное изучение цивилизаций. Хрестоматия., с. 496.




Скачать 108,83 Kb.
оставить комментарий
Дата23.09.2011
Размер108,83 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх