Доклад на Всероссийской Научно-практической конференции «Историческое образование в России: перспективы и проблемы развития» icon

Доклад на Всероссийской Научно-практической конференции «Историческое образование в России: перспективы и проблемы развития»


Смотрите также:
Доклад на Первой Всероссийской научно-практической конференции «Историческое образование в...
Доклад на Первой Всероссийской научно-практической конференции «Историческое образование в...
Программа Первой Всероссийской научно-практической конференции ученых-историков и преподавателей...
Всероссийская заочная научно-практическая конференция с международным участием «у чебный...
Программа всероссийской научно-практической конференции «Разделение властей в современной...
Агропромышленный комплекс Сибири: современное состояние, проблемы и перспективы развития...
Межвузовская научно-практическая конференция "Современное образование в негосударственном вузе:...
Всероссийской научно-практической междисциплинарной интернет-конференции...
Международная научно-практическая конференция «Проблемы и перспективы инновационного развития...
Программа 15 18 ноября 2011 г г...
Всероссийская межведомственная научно-практическая конференция «муниципальные образования...
Ополе со 2 по 6 мая 2012 г в г...



Загрузка...
скачать
В.И. Жуков

ректор РГСУ, академик РАН


Основные проблемы исторического образования в России


Доклад на Всероссийской

Научно-практической конференции

«Историческое образование в России:

перспективы и проблемы развития».

Москва, ул. В. Пика, вл. 4,

Актовый зал РГСУ

28 октября 2010 года


В своих размышлениях о проблемах исторического образования я исхожу из того, что История – главное богатство народа, национальное достояние страны и самая крупная жемчужина в короне Власти.

У этого сокровища есть одна особенность, на которую обратил внимание С.Е. Нарышкин: если им «не уметь правильно пользоваться, если не передавать из поколения в поколение гордость за историческое наследие своей страны, если не относиться к прошлому опыту как к объекту постоянного познания, то оно может быстро иссякнуть»1.

Хотел бы обратить внимание и ещё на одну мысль, изложенную в статье С.Е. Нарышкина «О старой и новой России или Постижение национальной истории». В ней он пишет о том, что «в фальсификациях нуждаются лишь бедные историей, слабые разумом, нищие духом»2.

В глобальных масштабах это действительно так. Но применительно к России приходится учитывать и то, что заказ на фальсификацию истории в ущерб интересам России сформировался во время «перестройки» и усилился в лихие 90-е годы. Происходило это с участием историков, но не по их инициативе и не только по их вине.

В основу фальсификации отечественной истории легли потребности деловых и политических кругов, заинтересованных в снижении конкурентных преимуществ России в глобальном соперничестве с ведущими странами мира.

В начале XXI века борьба за историю между либеральными и патриотическими течениями обострилась, но лишь в конце первого десятилетия стало понятно, что на правительственном уровне патриотизм перестал восприниматься как «последнее прибежище для негодяев».

Решающее значение для противодействия фальсификации истории имеет вступление России в новый этап социального обновления, технологического прорыва, комплексной инновационной модернизации всех сфер жизни и деятельности общества, в том числе мировоззренческих отраслей науки: истории, философии, социологии и других областей социального знания.

Избрав этот путь, общество стало осознавать, что защита истории Отечества, становится вопросом обеспечения национальной безопасности. «Без защиты своей истории, - справедливо полагает С.Е. Нарышкин, - невозможно будущее России»3.

15 мая 2009 года Президент России Д.А. Медведев подписал Указ о создании Комиссии при Президенте России по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. Из этого следует, что профессиональное сообщество должно с участием представителей государства выработать критерии для понимания интересов России, выявления того, что относится к фальсификации и оценке ущерба. Сегодня именно эти понятия и составляют предмет разногласий. Это непростая проблема, но ее надо решать, иначе трактовку, не отвечающую интересам страны, получит вся сложная, но достойная уважения, История России.


^ I.

Одна из проблем исторического образования состоит в том, что между историей как процессом, развивающимся во времени, и его достоверным описанием, сложилось масштабное несоответствие.

Фальсификация истории просачивается в общественное сознание под флагом идеологизированных клише. Не списываются в архив прежние версии, но появляются и новые.

В последнее время набирает силу дискредитация исторических деятелей, внесших особенно заметный вклад в величие России. Тем самым из её истории вычеркиваются итоги деятельности целых поколений, обесценивается вклад России в развитие мировой цивилизации.

Война с историей продвигается все глубже в прошлое страны. Так, один из ретроспективных походов был совершен для «разоблачения» образа Александра Невского.

Его стали изображать как «хитрого, властолюбивого и жестокого правителя», в связи с чем понадобилась «перепроверка толкования событий прошлого» и «кри­тическое переосмысление прежних оценочных критериев». Сверх-задачей определено «развенчание семисотлетнего мифа об Александре Невском». Цель очевидна – создать хаос в массовом сознании, поддержать перманентную смуту, запутать в информационном шуме достоверные сюжетные линии. Чистыми из потоков лжи и исторической грязи не выходили даже святые.

Опорочить А. Невского не удалось. Но не потому, что барьером стали труды историков. Сделать это не позволил талант и апостольский дар красноречия Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, аргументы которого позволили воспринять А. Невского как имя современной России.

Это актуализирует значение компаративистики, сравнительной оценки социальных и других последствий тех или иных событий. И тогда в сознании студентов и учащихся займут подобающее им место и Эль-Аламейнский военный эпизод, и битва под Москвой, и Сталинградское сражение, а рядом с Иваном IV Грозным окажутся его современники, европейский монархи.

В Европе за период, который по времени совпадает с правлением Ивана IV, было убито 378 000 человек, большей частью безвинных. Это почти в сто раз больше количества казненных Иваном IV Грозным4.

При этом английский король Генрих VIII, испанский монарх Карл V и другие современники Ивана IV Грозного не предстают в трудах европейских историков как тираны и убийцы. Их образы консолидируют нации, а описанные деяния – возвышают европейские народы.

Русских князей, царей, императоров, вождей и других правителей изображают иначе.

Секреты этого давно раскрыты выдающимся русским философом и социологом И.А.Ильиным. Он, в частности, писал: « Западные народы боятся нашего числа, нашего пространства, нашего единства, нашей возрастающей мощи (пока она действительно вырастает), нашего душевно-духовного уклада, нашей веры и Церкви, нашего хозяйства и нашей армии. Они боятся нас: и для самоуспокоения внушают себе... что русский народ есть народ варварский, тупой, ничтожный, привыкший к рабству и деспотизму, к бесправию и жестокости; что религиозность его состоит из суеверия и пустых обрядов...»5

Для И.А. Ильина и других мыслителей не было секретом, что европейцам нужна дурная Россия: варварская, чтобы "цивилизовать" ее по-своему; угрожающая своими размерами, чтобы ее можно было расчленить; завоевательная, чтобы организовать коалицию против нее; реакционная, религиозно-разлагающая, чтобы вломиться в нее с проповедью реформации или католицизма; хозяйственно-несостоятельная, чтобы претендовать на ее "неиспользованные" пространства, на ее сырье или, по крайней мере, на выгодные торговые договора или концессии6.

Завоевать и расчленить Россию стремились практически все европейские монархии и многие азиатские правители. Во времена Ивана IV Грозного пришлось отражать интервенцию таких стран, как Польша, Литва, Швеция, Турция, Крымское ханство, блокировать усилия Франции, Германии, Дании, Венгрии и других государств, прямо или косвенно участвовавших в интригах против России.

В самых общих чертах итоги правления Ивана IV Грозного таковы: в состав России вошли Казанское и Астраханское ханства; заселены Курская, Липецкая, Орловская и Тамбовская области; к России присоединены Северный и Центральный Урал, Западная часть Сибири, часть Северного Кавказа. При Иване IV в России проведена судебная реформа, создано местное самоуправление, появилась регулярная армия, была создана система государственного управления (Приказы), началось книгопечатание, построены сотни храмов. От предшественников молодой царь получил 2,8 миллиона квадратных километров, а оставил в наследство – 5,4 миллиона. По территории Россия превзошла Европу и опережала все страны по темпам роста численности населения. Так, на карте мира усилиями Ивана IV Грозного появилась могущественная Православная Империя.

Вопреки очевидному в современной историографии довольно часто продолжают описывать время правления Ивана IV в мрачных тонах.

Другая точка острейшего противостояния – Отечественная история 30-40-х годов XX столетия.

Казалось бы, между политическими и научными кругами достигнуто согласие в оценке личности Сталина. На высоком государственном и правительственном уровне репрессии осуждены, а в современной России проблемы борьбы с культом личности и преодолением его последствий не сходят с экранов телевизоров. И не потому, что Сталина и сталинизма в нашей стране кто-то боится.

Продолжая «преодолевать» последствия культа личности Сталина, представители либерального взгляда на историю навязывают современному российскому обществу «десталинизацию», подозревая новых руководителей России в симпатиях к тоталитаризму.

С точки зрения Президента России Д.А. Медведева «Сталин совершил массу преступлений против своего народа», и хотя «под его руководством страна добилась успехов, то, что было сделано в отношении собственного народа, не может быть прощено»7.

Эти оценки Д.А. Медведев дал за два дня до празднования 65-й годовщины победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Аналогичную позицию занимает Председатель Правительства России В.В. Путин. Он, в частности, заметил: «В нашей стране дана ясная политическая, правовая, нравственная оценка злодеяниям тоталитарного режима. И такая оценка не подлежит никаким ревизиям»8.

Естественно, возникает вопрос: если на самом высоком уровне оценка массовым репрессиям дана, то чем объяснить неугасающую борьбу с культом личности и преодолением его последствий? Что еще нужно преодолеть и о какой «десталинизации» идет речь?

Социологические опросы показывают: население страны не заинтересовано в реабилитации культа личности Сталина. Но это не означает, что из истории России нужно вычеркнуть «советский период» её развития и достичь, как об этом пишет Анатоль Ливен, «окончательного разрыва с советским прошлым». Нашими американскими коллегами ставится вопрос о том, как отделить, например, «славную победу, которая спасла Россию и Европу от нацизма, от страшных внутренних и международных преступлений сталинизма»9.

По аналогии с той озабоченностью, которую граждане США проявляют к истории России, можно было бы спросить: как отделить достижения гордой американской нации от преступного поголовного истребления коренного населения целого континента на заре американской цивилизации? Кто из американских ученых клеймит позором деятельность Ф. Рузвельта за «нерыночные» способы выхода из кризиса? Кто из ученых США озабочен тем, чтобы покрыть позором Г. Трумэна, Л. Джонсона, Дж. Буша-младшего за преступления против японского, корейского, вьетнамского, сербского, иракского, афганского и других народов?

Историк воспринимает прошлое через системный анализ всех процессов, а степень достоверности его трудов зависит от профессионализма и ответственности. Парадокс состоит в том, что ленинские требования установить, от какого наследства мы отказываемся, реанимируются теми, кто ведет с Лениным вроде бы бескомпромиссную борьбу. На самом деле это и есть агрессивный и отечественными учеными до конца не преодоленный необольшевизм.

Еще раз подчеркнем: оценка сталинизму дана, жертвы репрессий реабилитированы, выводы сделаны, воспитательный и образовательный эффекты достигнуты. Теперь настало время реабилитации советского периода истории России, той эпохи, которая наполнена пафосом созидания, расцветом науки, культуры, образования, живописи, градостроительства, патриотизма и освящена Великой Победой. Если этого не сделать, следует ожидать возрождения культа личности. А это вариант, не отвечающий интересам демократического развития России.

Следует обратить внимание и на то, в какой манере ведётся полемика на исторические темы. Дискуссии со своими противниками носители либерального взгляда на историю нередко ведут в прокурорской тональности.

Такая «полемика» не рассчитана на поиск истины. Она сознательно блокирует процессы гармонизации общественных отношений, загромождает достижение социальной сплоченности общества реанимацией большевистской нетерпимости и классовой вражды. Между тем миссия исторической науки и исторического образования состоит в том, чтобы содействовать социальной сплоченности российского общества, формированию исторической культуры, гражданского мировоззрения с устойчивой национальной идентичностью.

Еще одна проблема – этническая история России.

Во многих регионах страны политизация этничности подталкивает развитие самосознания народов в русло этнонационализма.

Укореняясь, стереотипы этнонационализма затрудняют «сборку» гражданской нации, разрывают многонациональную страну. Есть и влиятельные силы, которые в этом заинтересованы. К сожалению, многие преподаватели истории стали активными пропагандистами этой тупиковой идеи. Как правило, из самых лучших побуждений — просто потому, что история в России оторвана от философии, антропологии, этнологии и социологии.

Таким образом, даже тезисное и неполное перечисление основных проблем позволяет заключить, что историческое образование приобретает исключительное значение для самоидентификации личности, формирования гражданского общества и укрепления авторитета власти и Закона.


II.

Содержание исторического образования, безусловно, определяется стратегическими целями политического развития страны.

Кому-то кажется, что опасность представляют «белые пятна» истории. Но этого не следует бояться. Они всегда были и всегда будут, а введение в научный оборот новых материалов и их комментарий – это штатное состояние исторической науки.

Опасны не «белые пятна», а «черные дыры», через которые на читателя обрушиваются потоки дезинформации, фальсифицирующие реальные исторические процессы и деформирующие историческое сознание населения потоками квалифицированной лжи. Сейчас рациональное историческое знание, ответственный ретроспективный анализ сопровождаются пророчествами, обращенными в прошлое.

Безусловно, запретить такие визиты, особенно медийные, нельзя. Государству не следует ограничивать исторические путешествия и историческую публицистику. Более того, различным слоям общества нужны колдуны и маги, волшебники и фантазеры, гипнотизеры и пророки, словом самые различные визионеры. Но – визионеров нельзя допускать в образование. Охранять образование от фантазий на исторические темы – обязанность государства. Охранять через подготовку кадров ответственных историков, педагогов и учителей, утверждение программ и стандартов, формы государственной поддержки людей, избравших в качестве своей профессии историю. Государственная поддержка самого высокого уровня необходима, поскольку в наше время историк – одна из самых опасных профессий.

Преподаватель истории – человек государственный, а его профессионализм непременно должен дополняться ответственностью за образование ума и нравов студента, слушателя, учащегося, т.е. Гражданина.

Каждая эпоха порождает своих революционеров. Одним из них, как известно, был К. Маркс. Но даже он, представитель теоретического и практического экстремизма, сказал: молодежь до 18 лет нельзя втягивать в политическую борьбу. В 17-18 лет они завершают обучение в школе, но аттестата политической зрелости у них нет. Школа обязана воспитывать граждан, но не должна готовить политических борцов.

Историческое знание – это действительно сила, но воздействовать на сознание совсем ещё молодого человека силой нужно аккуратно, ответственно. Если в сознание школьника изо дня в день вбивается мысль о кровожадности российских вождей, господстве тирании и за пределами остается формирование исторической культуры, представление о вкладе страны в развитие цивилизации, если в преподаваемой истории школьнику некем и нечем гордиться, то мы воспитаем не гражданина, а манкурта или мстителя.

На Западе ещё в период становления советологических школ сложилось определенное разделение труда: там наукой занимались и занимаются ученые, а идеологией – другие ведомства.

У нас всё идеологизировано, достоверность растворена в дезинформации.

Наши зарубежные коллеги внимательно изучают все периоды развития России, но наибольшее внимание проявляют к 30-40-м годам прошлого столетия. В этом слое советской истории они не только считают живых и мертвых и коллекционируют преступления: ими изучается опыт формирования русского национального сознания в СССР. За двадцать лет, прошедших после окончания братоубийственной гражданской войны, в Советском Союзе удалось примирить враждовавшие стороны и так сплотить многонациональный советский народ, что армия и тыл опрокинули планы гитлеровской Германии и её многочисленных союзников. В современной отечественной историографии эта проблематика отсутствует, в западной – представлена солидными трудами.

Один из них принадлежит Д.Л. Бранденбергеру и носит название «Национал-большевизм: сталинская массовая культура и формирование русского национального самосознания. 1931-1956». Треть книги посвящена описанию и анализу того, как создавался первый после разгрома оппозиции школьный учебник истории. В 1934 году вышло постановление Совнаркома и ЦК ВКП(б) о переходе к преподаванию в школе не партийной, а гражданской истории. Задача ставилась жестко: учебник должен примирить коллективную память с советским проектом, произвести сдвиг сознания от революционного к национальному и гражданскому, восстановить авторитет российской государственности и СССР как ее продолжения.

И организация работы над учебником, и ресурсное обеспечение, и эволюция концепции показывают, что это была крупномасштабная государственная программа. За ней последовала волна художественных книг, пьес, фильмов и музыкальных произведений, посвященных истории России. Вернувшийся из заключения академик Е.В. Тарле написал замечательные в научном и литературном отношении книги, за которые трижды был удостоен Сталинской премии. Прежде всего потому, что по этим книгам учились преподаватели истории.

По мнению Д.Л. Бранденберга коллектив историков, который выиграл конкурс (под редакцией А.В. Шестакова), «исключительно тонко и убедительно примирил революционный советский проект с историей тысячелетней России». Это было крупное методологическое достижение, и сегодня надо отдать ему должное.

Это написал Бранденберг. А что пишет о Шестакове «Новая газета»? «Серая личность с репутацией доносчика, без политизъянов в биографии, в 37-м идеально проходила в авторы правильного учебника для детишек».

Какая польза от этой ругани? Нужно понимать, что у России одна история и примирить коллективную память современных россиян с советским периодом – задача не менее важная, чем гармонизация отношений в 30-40-е годы прошлого века.

Негативный вклад в преподавание истории внесло появление большого количества учебников, ориентированных не на комплексный подход к соблюдению федерального стандарта, а на преобладание в нем территориальных компонентов (региональной и местной идентичности). С одной стороны это сыграло позитивную роль. В таких учебниках впервые использован колоссальный архивный материал. В большинстве своем они отличаются высоким научно-педагогическим уровнем, но страдают абсолютизацией региональной идентичности в ущерб целостному восприятию наций как составных частей российского народа.

Этнонационализм опасен тем, что он формирует недоверие к титульной нации, ее лидерам. При такой трактовке истории мы деформируем историческое сознание, закладываем в общественное мнение неуважение к настоящему и заставляем население угадывать в образе современных руководителей страны черты прежних правителей. Зачем?

Диалектика федеральной, региональной и местной национально-культурной идентичности остается одной из наиболее актуальных и решаемых только на базе исторического образования проблем.

Если вернуться к вопросу о том, какие проблемы подлежат новому прочтению и объективной оценке, то, помимо изложенных, к их числу можно отнести:

- анализ деятельности носителей верховной власти, в период правления которых историческая Россия достигала особенно заметных результатов;

- место и роль России в истории развития мировой цивилизации, сравнительная характеристика форм, методов и цены социального прогресса, достигнутого Россией и другими странами;

- природа антироссийских настроений, идеологических и политических доктрин, масштабных войн, локальных военных действий против России;

- восстановление достоверной исторической картины борьбы СССР, рассчитанной на предотвращение Второй мировой войны, обуздание агрессивного курса гитлеровской Германии и в этом контексте - значение пакта Молотова – Риббентропа и других международных соглашений, подписанных накануне нападения Германии на европейские государства и СССР;

- изучение состава гитлеровской коалиции, определение роли европейских и других государств в агрессии против СССР, оккупации территории Советского Союза, массовых репрессий против мирового населения;

- оценка ущерба, нанесенного гитлеровской Германией и её союзниками в нашей стране, включая Румынию, Венгрию, Финляндию, Чехию, Словакию, Италию, Францию и другие государства;

- реабилитация «советского» периода развития России, его вклада в мировую науку, культуру, образование, сохранение мира, решение социальных проблем и т.д;

-изучение социальной истории России, демографического потенциала страны на всех этапах её развития, определение реальных потерь населения в результате репрессий, военных конфликтов и войн, включая боевые действия в Испании, Афганистане и т.д.

* * *

«Кто контролирует прошлое – контролирует будущее». В этих словах Джоржа Оруэлла заложен сокровенный смысл той миссии, которая возложена на историческое образование. Новое прочтение собственной истории делает эту мудрость особенно актуальной сейчас, когда страна стоит на пороге радикальной модернизации. Но это – не только преддверие прогресса, но и черта, за которой начинается её откат на обочину развития мировой цивилизации.

И в первом случае, и во втором роль исторической науки и исторического образования – роль масштабная и ответственная.

1 Нарышкин С.Е. О старой и новой России, или постижение национальной истории // Вестник российской нации. – М.: 2010, №№ 1-2, С. 67

2 Там же.

3 Нарышкин С.Е. Указ. соч. – С.70

4 См.: Грачева Т.В. Когда власть не от Бога. – Рязань: «Зёрна – Слово», 2010. – С.277.

5 Ильин И. А. Собрание сочинений: В 10 томах / Сост. и комм. Лисицы Ю. Т. — М.: Русская книга,  1993. — Т. 2, кн.1. — С. 251-252.

6 См.: Ильин И. А. Собрание сочинений: В 10 томах / Сост. и комм. Лисицы Ю. Т. — М.: Русская книга,  1993. — Т. 2, кн.1. — С. 119.

7 Оригинал публикации Russian president slams «totalitarian» USSR опубликовано: 07/-5/2010 12:54

8 Оригинал публикации: Putin rinde homenaje a ias victimas del GULAG опубликовано: 31/08/2010 12:55

9 Анатоль Ливен. Переоценка российской истории// «The National Interest», 2010, 15 сентября







Скачать 156,33 Kb.
оставить комментарий
Дата23.09.2011
Размер156,33 Kb.
ТипДоклад, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх