Джон Р. Хикс. \"Стоимость и капитал\" icon

Джон Р. Хикс. "Стоимость и капитал"



Смотрите также:
-
-
Поймайте мне колобуса...
Финансовый капитал и динамика империализма...
Еще никогда так много людей не делали ничего так весело...
Джон Аннотация «Дорогой Джон…»...
Годовой отчет за 2008 год 1 Полное фирменное наименование...
Конспект лекций по дисциплине «Экономика отрасли» для специальности 260303 «Технология молока и...
Джон Леннон (полное имя Джон Уинстон Леннон) (09. 10. 1940, Ливерпуль) вокал, гитара, гармоника...
Джон фон Нейман...
Налог на добавленную стоимость (ндс)...
Вид трудовой деятельности...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36
вернуться в начало
скачать

<Теория экономической истории>. К числу проблем, привлекавших внимание Хикса, всегда относились пробле-мы хозяйственного развития в докапиталистическую эпо-ху. В 1969 г. он опубликовал книгу, посвященную <теории экономической истории>. Пытаясь уточнить само понятие <теория истории>, Хикс весьма скептически отзывается о всех замыслах создания некой грандиозной философии истории в духе О. Шпенглера или А. Тойнби. Он предла-гает более конкретный и прагматичный подход: скорее, речь должна идти, по мнению Хикса, о том, чтобы шире использовать в историческом исследовании некоторые об-щие закономерности, которые сформулированы экономиче-ской теорией. Такой анализ ставит своей целью, как под-черкивает автор, не полное объяснение (описание) того или иного конкретного исторического события, а отыскива-ние общей тенденции, обнаруживающей себя в некоторой <статистической однородности> (statistical uniformity) [В качестве примера он приводит высказывания ряда запад-ных историков, согласно которым среди факторов, вызвавших к жизни Французскую революцию XVIII в., важную роль играли лич-ные особенности Людовика XVI, в частности, его апатия и нежела-ние управлять страной. Такой подход, как утверждает Хикс, по существу исключает саму возможность существования теории исторического процесса. Отвергая подобный подход, автор предлагает видеть во Французской революции <выражение общественных изменений - изменений, которые произошли бы во Франции и при лучшем монархе и которые в не столь явной форме протекали и в других странах> (J. Нiсks. A Theory of Economic History. Oxford, 1969, p. 4).].

Автор стремится преодолеть примитивную антиисто-ричную трактовку категорий капиталистического хозяйст-ва столь часто встречающуюся в работах современных буржуазных экономистов. С явной иронией он пишет, на-пример о тех авторах, которые просто не представляют никаких иных форм организации хозяйственного процесса, кроме рыночных (причем на рынках, по предположению этих экономистов, неизменно должны господствовать отно-шения более или менее <совершенной> конкуренции). Со времени А. Смита разделение труда на предприятии и в рамках всего общества традиционная западная теория связывает, как отмечает Хикс, лишь с развитием рыноч-ных отношений. Все подобные догмы просто противоречат историческим фактам; указывая на это, автор ссылается на примеры разделения труда, существовавшего и в нату-ральных хозяйствах раннего средневековья. Остается лишь напомнить, что за сто с лишним лет до выхода в свет <Теории экономической истории> Хикса К. Маркс дал глубокую, подлинно научную характеристику соотноше-ния между общественным разделением труда и развитием товарного производства. Общественное разделение труда, как показал К. Маркс, <составляет условие существования товарного производства, хотя товарное производство, на-оборот, не является условием существования обществен-ного разделения труда. В древнеиндийской общине труд общественно разделен, но продукты его не становятся то-варами> [К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, с. 50-51. ].

Среди <нерыночных> хозяйств Хикс выделяет два ос-новных типа: экономика, основанная на приказах, и эко-номика, основанная на обычае (хотя во многих историче-ских ситуациях можно было наблюдать одновременно элементы обоих указанных типов хозяйства). Довольно расплывчатую характеристику получает в книге феодаль-ная экономика. Доминирующую роль при феодализме играет хозяйство, основанное на обычае, когда иерархия власти, в том числе экономической власти, опирается на сложившуюся, ставшую привычной структуру обществен-ных отношений. По мнению автора, к феодальным относятся все те общественные системы, которые <не добились особого успеха в превращении армии в гражданское правительство> [J. Hiсks. A Theory of Economic History].

Если же такое превращение состоялось, тогда, по мне-нию автора, осуществляется переход к <бюрократическому обществу>. В бюрократической экономике (например, в императорском Китае) особенно большую роль играли приказания, <команды>, исходившие от верхних эшелонов власти, однако в ней складывались и хозяйственные отно-шения, основанные на обычае. Сосуществование обеих экономических систем - <командной> и основанной на обычае - характеризовалось текучестью, взаимными пере-ходами: в условиях острого кризиса прежних форм хозяйст-венной жизни экономика чаще <смещалась> в направле-нии <командной> системы [В этом случае Хикс использует излюбленный прием А. Тойнби - ссылку на то, что общество столкнулось с очередным <вызо-вом>, реагируя на него усилением бюрократической организаций. Критический анализ подобного подхода содержится в кн.: Ю. Семенов Социальная философия А. Тойнби: критический очерк. М., 1980.], тогда как в обычных (<спокойных>) условиях постепенно возрастала роль хозяйст-венных отношений, основанных на обычае.

Игнорирование во всех этих рассуждениях коренных характеристик того или иного способа производства (соб-ственность на важнейшие условия производства, место различных классов в системе общественного производст-ва и др.) неизбежно открывает дорогу недостаточно кор-ректным с научной точки зрения классификациям и тео-ретическим конструкциям. Особенности развития фео-дального хозяйства, описанные в <Теории экономической истории>, во многих случаях неправомерно распрос-траняются, скажем, и на экономику Древней Греции: производство в рамках античного полиса в книге Хик-са, по существу, отождествляется с производством, со-средоточенным в итальянских городах - Флоренции, Венеции, Генуе и др. на пороге <нового времени>, и т. д.

Много места в книге отведено характеристике форми-ровавшихся рыночных отношений, докапиталистического развития денег и кредита; однако подробный анализ этих вопросов вывел бы нас далеко за пределы основной темы. Отметим лишь, что центральную роль в генезисе капита-лизма, по мнению Хикса, играли процессы формирования такого человека, который во всех своих действиях руко-водствуется соображениями хозяйственной рациональ-ности. В этих рассуждениях явно сказывается косвенное влияние идей М. Вебера и Р. Тони (идей, на которые Хикс прямо ссылается в других работах). Это сказалось, в частности, и на преувеличенной оценке масштабов и осо-бенно значения торговых операций, осуществлявшихся в средневековом обществе. В рецензиях на книгу, написанных специалистами в области экономической истории, от-мечались не только многочисленные <натяжки> и искаже-ния исторической перспективы, но и связь этих искаже-ний с общей концепцией Хикса, с гипертрофированной оценкой той роли, которую играла в докапиталистическую эпоху купеческая деятельность.

В заключении к книге <Теория экономической исто-рии> Хикс отмечает всю серьезность хозяйственных проблем, с которыми сталкивается современный капита-лизм. Перечислив некоторые из этих проблем - инфля-ция, дефициты платежного баланса, расстройство внутрен-него денежного обращения и кризис валютной системы, - он замечает: <Но это всего лишь симптомы, причина лежит глубже> [J. Hiсks. A Theory of Economic History, p. 166. ]. Всю вину за сложившуюся ситуацию автор вновь и вновь пытается возложить на трудящихся, на <непомерные притязания>, которые они предъявляют частным предпринимателям и государству. А заодно в книге обличается <слабость> правительств в развитых капиталистических странах, поскольку они неспособны, по утверждению Хикса, эффективно противостоять требо-ваниям об увеличении социальных ассигнований. Остается лишь заметить, что именно такие рассуждения и легли в основу развернувшегося в последующий период поворота к неоконсерватизму и наступлению на социальные про-граммы в буржуазной экономической (равно как и поли-тической) теории.

<Экономические перспективы...>. В изданной в 1977 г. книге <Экономические перспективы. Новые очерки о день-гах и хозяйственном росте> собран ряд очерков, как бы примыкающих к предшествующим работам Хикса. Один из очерков - <Индустриализм> - перекликается с за-ключительными главами работы <Теория экономиче-ской истории>. Перечисляя в этом очерке проявления <слоновьей болезни>, которую приносит с собой крупная машинная индустрия, автор называет капиталистическую монополию и прямо пишет о монопольном сосредоточении хозяйственной мощи у небольшого числа крупнейших корпораций. Он скептически относится к попыткам огра-ничить частную монополию: в таких случаях обычно при-бегают к огосударствлению корпораций или правительст-венному контролю над их деятельностью, <но горький опыт научил нас тому, что подобные меры представляют собой не более чем попытку поверхностного решения проблемы, они не затрагивают самой проблемы экономической мощи>, - отмечает Хикс [J. Hicks. Economic Perspectives. Further Essays on Money and Growth, p. 37. Подлинный источник концентрации экономиче-ской мощи-концентрации, которая, как отмечалось в одной из работ Хикса, <представляет собой главную угрозу свободе в за-падных государствах>, - он видел не в закономерностях экономи-ческого развития, а в особенностях современной производственной технологии (см.: J. Hicks, A. Manifesto. - Wealth and Welfare. Collected Essays on Economic Theory, vol. 1. Southampton, 1981, p. 139).].

Сразу же вслед за этим появляются пространные рас-суждения о том, что развитие капиталистической промыш-ленности сопровождалось ростом тред-юнионизма, все более широким распространением притязаний рабочих и <чрезмерным> ростом реальной заработной платы [Заслуживает внимания и следующий нюанс: в отличие от ста-тьи о неустойчивости заработной платы, опубликованной в 1956 г., (см.: J. Hicks. Essays in World Economics, p. 105-120), в очерке об индустриализме автор стремится вывести инфляцию из замед-ления процессов экономического роста и протеста рабочих против недостаточного повышения реальных доходов (см.: J. Hicks. Eco-nomic Perspectives. Further Essays on Money and Growth, p. 34-35). В такой модификации схемы инфляции отчетливо обнаруживались как нарастание хозяйственных трудностей в рамках всей капитали-стической экономики в 70-х годах, так и специфические симптомы упоминаемой Хиксом <английской болезни>. ]. Что же касается капиталистической монополии, то она просто исчезает из рассматриваемого далее перечня экономиче-ских и политических сил, оказывающих влияние на дви-жение реальных доходов.

На протяжении 70-х годов в капиталистических стра-нах значительно ускорился рост цен. Инфляция, которая превратилась в <проблему № I>, стала предметом актив-ных теоретических дискуссий. Хикс отмечает и тенденцию к одновременному росту цен и безработицы. <Это новое явление>, - читаем мы в книге [См.: J. Hicks. Economic Perspectives. Further Essays on Money and Growth, p. 46. ]. Излагая теорию денег, автор уделяет много внимания изменениям в механизме внутренних и международных денежных расчетов, происшедшим в 70-х годах, и особенно воздействию этих изменений на движение цен. Централь-ное место в книге <Экономические перспективы...> отведе-но очерку <Опыт развития денежной сферы и теория де-нег>. В этом очерке отмечаются все более серьезные <пере-бои> в функционировании валютной системы. Систему денежных отношений, основанную на Бреттон-Вудском со-глашении, было бы неправильно, по мнению Хикса, счи-тать золотым стандартом. Связь денежного обращения с металлической базой была резко ослаблена уже в 30-х го-дах. <Долларовый стандарт>, воплощенный в Бреттон-Вудской системе, <знаменовал важный шаг в продвижении к чисто кредитной экономике> [Ibid., p. 88.], причем американский доллар служил как бы осью всей кредитной системы.

В новых условиях предложение денег уже не регули-ровалось, как полагает автор, <естественными> хозяйст-венными силами. В обстановке длительного роста цен рыночные процентные ставки неизбежно оказывались ниже равновесного уровня [В книге используется теоретическая схема известного швед-ского экономиста К. Викселля, развитая им в книге <Ссудный про-цент и цены>. В соответствии с этой схемой предполагается, что решающую роль в движении свободных денежных ресурсов игра-ют колебания рыночного процента вокруг <естественного> уровня (см.: К. Wicksell. Interest and Prices. London, 1936). ]. Между тем в <кредитной экономи-ке> движение процента оказывает влияние не только на спрос и предложение ссудного капитала, но и на масштабы денежного обращения. Если рыночный процент отклоняет-ся вниз от равновесного уровня, это влечет за собой куму-лятивное расширение кредитных операций, увеличение массы обращающихся платежных средств, что в свою оче-редь способствует дальнейшему развитию инфляции.

Другой причиной повышения цен в 50-60-х годах слу-жила, по мнению Хикса, сама неравномерность в движе-нии производительности труда в рамках мировой капита-листической экономики. В книге используется элементарная схема: предполагается, что те страны, в которых производительность труда быстро увеличивалась, - на-пример, Япония, ФРГ и др. - получали возможность зна-чительно расширить свой экспорт в остальные государства. В условиях поддержания фиксированных валютных пари-тетов и все большей неуравновешенности платежных ба-лансов это неизбежно должно было, как показывает автор, повлечь за собой дополнительный рост цен в обеих груп-пах капиталистических стран.

Привлекает внимание также следующее обстоятельст-во. Перечисляя основные факторы неуклонного роста цен, Хикс упоминает и свою излюбленную концепцию инфляционных ожиданий и стачечной борьбы рабочего класса (как факторов <независимого> роста заработной платы); однако в новых условиях автор должен был существенно модифицировать прежнюю концепцию инфляционного процесса. Впервые, пожалуй, он более или менее четко формулирует и некоторые возражения против концепции, выводившей рост дороговизны лишь из действия новых политических сил, прежде всего из борьбы организованно-го в профсоюзы рабочего класса за повышение своей зар-платы [Более подробно эти возражения изложены Хиксом в статье: J. Hicks. What is Wrong with Monetarism?- Lloyds Bank Review. October 1975.] (хотя, как будет отмечено ниже, и новая трактовка инфляции Хиксом несет явный отпечаток влияния этой концепции). Теперь он полагает, что в 50-60-х годах, в период господства Бреттон-Вудской системы, <независи-мое> повышение заработной платы не могло считаться важной причиной инфляции в рамках всей мировой капи-талистической экономики, хотя оно могло, по словам Хик-са, играть важную роль в росте дороговизны в отдельных странах (имеется в виду, разумеется, прежде всего Англия).

Девальвация фунта стерлингов в 1967 г. обозначила, как отмечается в книге, первую трещину в Бреттон-Вудской валютной системе, а последовавший затем массовый отход от политики поддержания фиксированных валют-ных паритетов и отказ центрального банка и правительст-ва США от размена долларов на золото знаменовали собой <конец старой эпохи>. Переход развитых капиталистиче-ских стран к режиму свободного плавания валют автор связывает с устранением последнего жесткого ограничения, которое денежное обращение могло воздвигать на пути расширения производства.

Освободившись от этого ограничения, экономика мно-гих государств обнаружила тенденцию к безудержной хо-зяйственной экспансии. Развернувшийся в начале 70-х годов <всеобщий бум> продолжался, однако, немногим более года. Последовавший затем взрыв энергетического и сырьевого кризисов, а также резкое обострение про-довольственной ситуации свидетельствовали о том, что капиталистическое хозяйство в своем развитии натолк-нулось на <барьер>, порождаемый ресурсными ограниче-ниями.

Для того чтобы четче выделить причины ускорения ин-фляционных процессов после крушения Бреттон-Вудской системы, Хикс использует <двухступенчатую> модель це-нообразования. Предполагается, что на рынках сырья (<первичный> сектор) уровень цен регулируется спросом я предложением, тогда как в отраслях, выпускающих го-товый продукт (<вторичный> сектор), цены привязаны к издержкам производства. Инфляционный импульс посте-пенно передается с <нижних> ступеней хозяйственного процесса на <высшие>; при этом совокупный рост цен на-много превосходит первоначальное вздорожание энергети-ческих и сырьевых ресурсов. Сам механизм, связывающий издержки производства готовой продукции с затратами на изготовление используемых узлов, полуфабрикатов и т. п., определяет <мультиплицирование>, усиление исходного импульса.

В схемах Хикса главную роль в этих процессах <мультиплицирования> играют, разумеется, требования рабо-чих, добивающихся поддержания прежних темпов роста своей реальной заработной платы. Именно в <независи-мом> росте заработной платы автор склонен видеть важ-нейший фактор одновременного существования в 70-х го-дах массовой безработицы и инфляции, причем такая ситуация не может быть устранена ни методами денежно-кредитной политики, ни фискальными рычагами [С явным недоверием Хикс относится, в частности, к рекомен-дациям М. Фридмена и других представителей монетаристской тео-рии относительно заранее провозглашаемых и устойчивых темпов роста обращающейся денежной массы. Такие меры, по мнению ав-тора, совершенно недостаточны для обеспечения подлинной хозяй-ственной стабильности. Можно, конечно, представить, что государ-ство, банковская система, множество предпринимателей, профсоюзы и другие участники хозяйственного процесса во всех своих действиях будут исходить лишь из соображений относительно стабильных темпов расширения денежной массы в последующий период. <Не думаю,-иронически замечает Хикс, заключая это рассуждение, - что подобный мир похож на наш реальный мир> (J. Hicks. Economic Perspectives, Further Essays on Money and Growth, p. 112). ]. <Все, чего можно было бы добиться, прибегнув к указанным средствам, - это сделать несколько менее острой одну из проблем за счет дальнейшего обострения другой> [Ibid., p. 104.]. Иными словами, Хикс подводит читателя к мысли о неизбежности выбора в рамках <кривой Филипса> (хотя последняя ни разу прямо не упоминается в книге).

Сопоставляя между собой различные публикации ан-глийского экономиста, нетрудно заметить характерную черту в эволюции его <общей теории>. В каждой следую-щей работе он вводит ряд дополнительных предпосылок (в некоторых случаях он к тому же модифицирует отдель-ные высказанные ранее суждения) и как бы <достраивает> сформулированную ранее концепцию, тем самым приспо-сабливая ее к объяснению новой ситуации. Бросается в глаза, например, что содержащееся в <Экономических перспективах...> утверждение относительно окончательно-го преодоления <денежных барьеров> (в связи с переходом к режиму плавающих валютных курсов) по существу представляет собой дальнейшее развитие тезиса об устранении <оков> золотого стандарта, высказанного еще в <Очерках о мировой экономике> [J.Hiсks. Essays in World Economics, p. 87-96. ].

В энергетическом и сырьевых кризисах 70-х годов Хикс видит дополнительное подтверждение гипотезы о решаю-щей роли физического ограничения (<потолка>), на кото-рое неизбежно наталкивается интенсивное расширение капиталистического производства. Напомним, что эта ги-потеза была подробно изложена автором еще в 1950 г. в книге о теории экономического цикла. Теперь это утверждение просто несколько видоизменяется: утверждается, что при господстве фиксированных валютных паритетов в качестве такого ограничения выступал <барьер полной за-нятости>, а в условиях <плавающих> курсов на первый план может выдвигаться ограниченность энергетических и сырьевых ресурсов.

Критический анализ указанных предпосылок макроэко-номической концепции Хикса был дан в предшествовав-шем изложении. Поэтому, рассматривая его теорию инфля-ции, отметим лишь следующий момент. В большинстве теоретических публикаций буржуазных экономистов, по-священных проблемам инфляции, в том числе и в работах Хикса, предполагается, что на рынках полностью господ-ствуют конкурентные силы, а инфляция представляет со-бой более или менее равномерный рост цен на различные группы товаров и услуг. Структура относительных цен на рынке, характеризующемся <совершенной конкуренцией>, по существу, оказывается просто не затронутой инфляцией (если отвлечься от падения покупательной способности денежных остатков, хранимых участниками хозяйственно-го процесса).

Поскольку же в действительности конкуренция не яв-ляется совершенной, главный ущерб, который наносит инфляция, связан, по утверждению Хикса, с тем, что ры-ночным агентам просто приходится все время пересматри-вать устанавливаемые цены. <Именно это - потеря времени и ухудшение настроения, связанные с непрерывным пересмотром институциональных и квазиинституциональ-ных соглашений, - и является главным возражением, ко-торое должно быть выдвинуто против инфляции> [J. Hicks. Economic Perspectives. Further Essays on Money and Growth, p. 116.]. Воз-ражения подобного рода представляются, мягко говоря, не очень серьезными, и лишь глухое упоминание в последую-щем изложении о <волнениях в сфере трудовых отноше-ний>, которые порождает серьезная инфляция, может дать некоторое представление о подлинных заботах и опасениях автора.

В действительности развитие инфляционных процессов неизменно сопровождалось (и сопровождается) резким уси-лением неравномерности в движении цен на отдельные группы товаров и услуг и, следовательно, существенными изменениями в структуре относительных цен. При этом в кажущемся хаосе многообразных ценовых изменений чаще всего прослеживается отчетливая закономерность: при пе-реходе к новому общему уровню цен капиталистические монополии, утвердившиеся в ключевых отраслях хозяй-ства, используют всю экономическую и политическую мощь для дальнейшего укрепления своих позиций. А ра-бочим и служащим в условиях быстро ускоряющейся ин-фляции чаще всего не удается добиться сколько-нибудь <синхронного> увеличения заработной платы. В этой связи можно сослаться, например, на последствия стремительно-го роста цен во время <гиперинфляции> в Германии и Австрии после первой мировой войны. В ходе инфляции снизился средний уровень заработной платы рабочих и служащих, вместе с тем выросли доходы предпринимате-лей, значительно увеличился удельный вес принадлежа-щего им капитала (в производительной и товарной форме) и имущества землевладельцев в национальном богатстве страны.

<Причинность в экономике>. В 1979 г. Хикс опублико-вал монографию, посвященную методологическим пробле-мам развития современной экономической теории. Для того чтобы точней оценить полемическую направленность этой весьма академичной по стилю изложения работы, на-помним следующее обстоятельство. В 60-70-х годах в за-падной экономической литературе широкое распростране-ние получил довольно примитивный прагматический под-ход, наиболее полно изложенный в работе М. Фридмена <Очерки позитивной экономической теории>, вышедшей в свет в 1953 г. В соответствии с принципами <позитивной экономической теории> ценность - и в определенном смысле истинность - любой концепции не зависит от того, насколько реалистичны исходные предположения и сама логика содержательных построений; более того, чем значи-тельнее теория, тем обычно менее реалистичны, по утвер-ждению Фридмена, ее предпосылки и допущения [См.: М. Friedman. Essays in Positive Economics. Chicago, 1953, p. 14. ]. Значи-тельность теории определяется исключительно качеством ее предсказаний, степенью соответствия между прогноза-ми, сделанными на основе ее предпосылок и моделей, с одной стороны, и реальными фактами - с другой.

Концепция, которую в книге о причинности развивает Хикс, делает главный акцент на <самоценности> самих по себе теоретических конструкций, и в частности на том, на-сколько велико значение анализа причинно-следственных связей. В экономической теории использование абстракт-ных понятий и схем для предсказания будущих событий сопряжено, как отмечает автор, с рядом серьезных труд-ностей. Дело в том, что наступление какого-либо события обычно предполагает наличие целого ряда условий. В кни-ге разграничиваются <сильное> и <слабое> отношения причинности; <сильное> отношение между событиями А и В может иметь место лишь в том случае, если свершения А (причем одного лишь этого условия) достаточно для того, чтобы за ним последовало событие В. Ясно, что хо-зяйственной жизни присущи скорей <слабые> отношения причинности, когда появление события А в каждом случае предопределяется совмещением многих условий - B1, B2, В3, ... Вn. При этом, отмечает автор, причины и следствия могут меняться местами, они могут <сосуществовать> ря-дом друг с другом. До настоящего времени экономическая теория чаще всего имела дело с так называемой статиче-ской причинностью, <когда период, на протяжении которо-го причина действует и вызывает определенный результат, характеризуется бесконечной продолжительностью> [J. Hicks. Causality in Economics. Oxford, 1979, p. 25.].

Отвергая примитивный эмпиризм, Хикс справедливо указывает на необходимость реалистичных предположе-ний, на важность использования такой системы абстракт-ных категорий, которая более или менее адекватно отра-жала бы структуру реального процесса. Однако на протя-жении всей книги ощущается стремление автора отделить рассматриваемые теоретические схемы от прямого <со-прикосновения> с конкретной действительностью. Даже те <слабые> соотношения, которые экономической теории дается отыскать, вообще не могут быть, по его словам, подтверждены или опровергнуты путем сопоставления их с реальными фактами; в результате теоретические рассуж-дения оказываются как бы замкнутыми на себя.

Разумеется, абстрактные схемы экономической теории лишь в редких случаях поддаются такой проверке, кото-рая предполагает непосредственное сопоставление этих схем с теми или иными эмпирическими фактами. Диалек-тическое соотношение, в котором практика выступает в качестве решающего критерия истинности той или иной теоретической концепции, неизбежно носит сложный, опо-средованный характер. Однако отрицание связи между теорией и практикой, отрицание всякой возможности ве-рификации в экономической науке в конечном счете неиз-бежно порождает множество произвольных теоретических суждений. В таком случае просто исчезают какие-либо объективные основания для выбора между альтернатив-ными теоретическими концепциями.

Рассматривая различные формы причинности в хозяй-ственных операциях, автор высказывает ряд содержатель-ных замечаний по поводу некоторых расхожих конструк-ций современной западной экономической теории. Многие из этих конструкций (в том числе некоторые схемы самого Хикса) основаны на отношениях статической причинности, поэтому они непригодны для исследования долгосрочных тенденций в движении изучаемых переменных (ведь такие тенденции не могут быть выявлены путем механического объединения точек, характеризующих отдельные случаи статического равновесия). Статичный подход совершенно неприменим, например, при анализе тенденции накопле-ния капитала, поскольку в ходе самого накопления возни-кают такие дополнительные процессы (изменения), кото-рые просто не могут быть учтены в каждой из статических моделей [J. Hiсks. Causality in Economics, p. 57.]. Но из этого следует, что характеристики равно-весных соотношений между доходами, которые обычно выводят из агрегатных моделей производственной функ-ции - моделей, которые со времени выхода в свет <Теории заработной платы> Хикса обычно используются в запад-ной экономической теории, - не могут использоваться при исследовании проблем хозяйственного роста и долгосроч-ных тенденций в распределении национального дохода.




оставить комментарий
страница3/36
Дата23.09.2011
Размер6,15 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх