Каргалов В. В. Внешнеполитические факторы развития Феодальной Руси icon

Каргалов В. В. Внешнеполитические факторы развития Феодальной Руси


Смотрите также:
Каргалов В. В. Внешнеполитические факторы развития Феодальной Руси...
2. Государство и право периода феодальной раздробленности...
Внешнеполитические ресурсы Китая (факторы внешнеполитического влияния)...
«уроки»
«уроки»
«уроки»
Конспект доклада на Российском экономическом конгрессе...
Военное дело на руси в XIII-XV вв....
«Русь Древняя и Удельная»...
1. экономическое развитие древней руси лекция Экономическое развитие Древней Руси...
«Раздробленность как форма государственности. Крупнейшие политические центры Руси Удельной»...
Программа вступительных испытаний по дисциплине «История»...



страницы: 1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28
вернуться в начало
истории», № 4, 1947; М. К. Каргер. Киев и монгольское завоевание. СА, № 11, 1947; Н. Н. Воронин. Раскопки в Переяславле-Залесском. Раскопки в Ярославле. МИА, № 11, 1949; В. К. Гончаров. Древний Колодяжин. «Вестник АН УССР», № 6, 1950; В. К. Гончаров. Райковецкое городище. Киев, 1950; А. Л. М о н г а и т. Раскопки в Старой Рязани. КСИИМК, № 38, 1951; А. Л. М о н г а и т. Археологические исследования Старой Рязани. КСИИМК, № 41, 1951; Б. А. Рыбаков. Раскопки во Вщиже. КСИИМК, № 38, 1951; М. Б р а и ч е в с к и и. Археологические памятники времен борьбы Руси против монгольского нашествия. «Вестник АН УССР», № 10,1951; П. А. Р а п п о п о р т. Обследование городищ в районе Киева. «Археология», № 44, 1952; Б. А. Рыбаков. Стольный город Чернигов. Удельный город Вщиж. «По сле­дам древних культур. Древняя Русь». М., 1953; А. Л. М о н г а и т. Старая Рязань. М., 1955; М. К. Каргер. Древний Киев. М., 1958 и др.

1 См.: Б. А. Рыбаков. Ремесло древней Руси. М., 1948.

2 Л. П. 3 я б л и н. О «татарских курганах». СА, № 22, 1955, стр. 85.

3 См.: А. П. Смирнов. Волжские болгары. КСИИМК, № 13, 1946; его же. Древняя история Чувашского народа. Чебоксары, 1948; его же. Волжские булгары. М., 1951; его же. Очерки древней и средневековой истории народов Среднего По­волжья и Прикамья. М., 1952 и др.

4 Статьи М. Воеводского, С. А. Изюмова, Д. Т. Березовца, В. И. Довженка, П. А. Раппопорта, Б. А. Тимощука, О. Ратича, В. В. Седова, М. А. Артамонова и др.


земель и битве на реке Калке. Статья Л. А. Сердобольской «К вопросу о хронологии похода русских князей против татар и битвы при реке Калке», вышедшая в 1947 г. 1, значительно дополнила статью на эту же тему А. Б. Салтыкова2. Статья К. В. Кудряшева уточнила на основании анали­за письменных источников местоположение реки Калки. Источниковедче­скому анализу летописных известий о битве при Калке посвящены статьи Н. В. Водовозова и А. В. Эммаусского 3.

Несомненной заслугой советской историографии последних лет явля­ется разоблачение бытовавшей в современной буржуазной историографии легенды о стремлении папства оказать действенную помощь русскому народу в борьбе с монгольскими завоевателями. В работах В. Т. Пашуто и Б. Я. Рамма показана вероломная, своекорыстная политика папской курии, которая старалась использовать обрушившееся на русские земли бедствие и под прикрытием лицемерных обещаний помощи против татар подготав­ливала порабощение Руси4.

В советской историографии получил дальнейшее развитие поставлен­ный передовыми представителями русской общественной мысли еще в пер­вой половине XIX в. вопрос о всемирно-историческом значении героиче­ской борьбы русского народа против монголо-татарских завоевателей, которая спасла страны Центральной и Западной Европы от разгрома ко­чевниками. Как показали работы советских историков, «решающим факто­ром, предопределившим неудачный поход в Западную Европу, была четы­рехлетняя борьба Руси с монголами» 5.

Большое принципиальное значение имела постановка в советской историографии вопроса об особенностях классовой борьбы в условиях ино­земного ига и ее роли для сохранения русским народом возможностей сво­его самостоятельного исторического существования 6, о регрессивном влия-

1 Сборник трудов Пятигорского пединститута, в. 1. Ставрополь, 1947.

2 См.: А. Б. Салтыков. Хронология битвы при реке Калке. «Ученые записки РАНИОН». М., 1929, т. 4.

3 См.: К. В. Кудряш ев. О местоположении реки Калки. «Вопросы истории», 1954, № 9; Н. В. Водовозов. Повесть о битве на реке Калке. «Ученые записки МГПИ им. Потемкина», т. 67, в. 6, 1957; А. В. Эммаусский. Летописные известия о первом нашествии монголо-татар на Восточную Европу. «Ученые записки Киров­ского пединститута», в. 17, т. 1, 1958.

4 См.: В. Т. П а ш у т о. О политике папской курии на Руси. «Вопросы истории», № 5, 1949; Б. Я. Р а м м. Папство и Русь. М., 1959.

5 А. И. Козаченко. К вопросу о всемирно-историческом значении борьбы Руси с монгольскими завоевателями в XIII веке. «Ученые записки МОПИ», т. 27, в. 2, 1953, стр. 53.

6 См.: М. Н. Тихомиров. Крестьянские и городские восстания на Руси. М., 1955; Л. В. Ч е р е п н и н. Формы классовой борьбы в Северо-Восточной Руся в XIV—XV вв. (в период образования русского централизованного государства). «Вест­ник МГУ. Серия общ. наук», № 4. М., 1952; А. А. Зимин. Народные движения 20-х годов XIV века и ликвидация системы баскачества в Северо-Восточной Руси. «Известия АН СССР. Серия истории и философии», т. IX, в. 1, 1952.


нии монголо-татарского завоевания на процесс формирования русского централизованного государства и великорусской народности, о последст­виях татарского погрома для русских городов и условиях их развития в период иноземного ига, о влиянии нашествия и тяжкого многовекового ига на развитие русской общественно-политической мысли ' и т. д.

Советские историки решительно выступили против идеализации Чин­гиз-хана и его агрессивных последователей, против утверждений некото­рых зарубежных историков о «прогрессивности» монгольских завоеваний. В содержательной статье Н. Я. Мерперта, В. Т. Пашуто и Л. В. Черепнина «Чингис-хан и его наследие», в известной мере подводившей итоги иссле­дований советских ученых по этой проблеме, убедительно показано, что «кровавое дело, начатое Чингис-ханом и продолженное его потомками, дорого обошлось русскому народу и другим народам нашей Родины, при­несло им неисчислимые бедствия. Поэтому напрасно пытаются некоторые историки оправдать действия Чингис-хана тем, что он якобы покончил с феодальной замкнутостью и содействовал сближению народов. Эти исто­рики закрывают глаза на то, что завоевания Чингис-хана, подорвав эко­номику ряда стран, на многие десятилетия затормозили их консолидацию и взаимное сближение. Освободительная борьба народов против деспотии Чингис-хана и его преемников являлась актом величайшего прогресса» 2.

Дальнейшее развитие получило в советской историографии последних лет изучение истории самой Золотой Орды и ее взаимоотношений с Русью. В 1950 г. вышла книга Д. Б. Грекова и А. Ю. Якубовского «Золотая Орда и ее падение», дополнившая и продолжившая хронологически довоенное исследование этих же авторов3. Значительным вкладом в историографию Золотой Орды явились работы М. Г. Сафаргалиева4. Его книга «Распад Золотой Орды» (1960 г.) подвела итоги многолетних исследований автора. Продолжалось исследование монголо-татарских завоеваний и в историо­графическом плане 5.

1 См.: Л. В. Ч е р е п н и н. Образование русского централизованного государст­ва в XIV—XV веках. М., 1960; Л. В. Ч е р е п н и н. Условия формирования русской народности до конца XV в. «Вопросы формирования русской народности и нации». Сб. статей. М. — Л., 1958; М. Н. Тихомиров. Древнерусские города. М., 1956; А. М. С а х а р о в. Города Северо-Восточной Руси XIV—XV вв. М., 1959; И. У. Б у д о в-н и ц. Общественно-политическая мысль Древней Руси. М., 1960.

2 «История СССР», 1962, № 5, стр. 119.

3 Имеется в виду книга Б. Грекова и А. Якубовского «Золотая Орда», изданная в 1937 г., в которой рассматривалась история Золотой Орды в период «складывания и расцвета», т. е. в XIII—XIV вв.

4 См.: М. Г. Сафаргалиев. Борьба мордовского народа с татарским игом. «Записки Мордовского НИИ социальной культуры». Саранск, 1946; его же. Разгром Золотой Орды (к вопросу об освобождении Руси от татарского ига). «Записки Мор­довского НИИ языка, литературы и истории», ч. 2. Саранск, 1949; его же. Распад Золотой Орды. Саранск, 1960.

5 См.: А. Ю. Якубовский. Из истории изучения монголов периода XII— XIII вв. «Очерки по истории русского востоковедения». М., 1953; Л. С. Пучков-


Последовательное изложение событий монголо-татарского нашествия на Русь содержится в соответствующих разделах общих исторических трудов' и в ряде научно-популярных работ советских историков 2. В этих работах дается правильная оценка последствий монгольского завоевания, содержатся ценные наблюдения о ходе нашествия Батыя, о международ­ной обстановке того времени, излагаются события установления ига и борьбы русского народа против ордынского владычества. Однако специ­ального исследования о монголо-татарском нашествии на Русь нет и в советской историографии. Наше пособие имеет целью в какой-то степени восполнить этот пробел.

IV

Источники, содержащие сведения о монголо-татарском нашествии и установлении иноземного ига над Русью, довольно многочисленны и разнообразны. Страшный «Батыев погром», надолго нарушивший нормальное развитие народов Восточной Европы и сопровождавшийся неисчислимыми жертвами, оставил глубокий след в умах современников. О нашествии писали и русские летописцы, и персидские историки, и авторы западно­европейских хроник, и монахи-миссионеры, путешествовавшие в ставку «великого хана», и составители официальных китайских историй. Правда, в большинстве их записи (за исключением русских летописей) отрывочны и фрагментарны, но в сумме они все-таки дают довольно подробную кар­тину монголе-татарских завоеваний.

Ценнейшим, единственным в своем роде источником по истории татаро-монгольского нашествия на Русь в XIII в. являются русские летописи, содержащие систематическое изложение событий монгольского нашествия на Русь. Летописи дают возможность проследить основные этапы и выяс­нить направление ударов завоевателей, характеризуют страшные послед­ствия татарского погрома для русских земель. Почти исключительно на основании русских летописей можно проследить процесс установления татарского ига над Русью, классовую борьбу и борьбу внутри класса фео-

с к и п. Монгольская феодальная историография XIII—XVII вв. «Ученые записки Ин-та востоковедения», т. 6, 1953.

1 История СССР (учебник для ВУЗов), ч. 1. М., 1948; Очерки истории СССР. IX—XIII вв. М., 1953; История СССР (учебник для ВУЗов), ч. I. М., 1964; И. Е. А Арт е м о в, В. И. Лебедев. История СССР. Пособие для учителей. М, 1959; В. Т. П а ш у т о. Очерки истории СССР. XII—XIII вв. Пособие для учителей. М., 1960, История СССР, т. II, М., 1966 и др.

2 Б. А. Рыбаков. Борьба Руси с Батыем. «Народ-Богатырь». М, 1948; В. Т. Пашу то. Александр Невский и борьба Руси за независимость в XIII веке. М., 1951; В. Т. Пашу то. Героическая борьба русского народа за независимость. XIII век. М., 1956; Г. Г. Ф р у м е н к о в. Героическая борьба народов нашей страны с татаро-монгольским нашествием в XIII веке. Архангельск, 1957 и др.


далов в этот период, систему организации ордынской власти над русскими княжествами. Русские летописи как памятники общественно-политиче­ской мысли того времени показывают отношение к иноземному игу раз­личных классов русского феодального общества и тлетворное влияние тяж­кого и позорного ига на развитие национального самосознания Руси. Анализ летописных сводов различной политической ориентации (влади­мирских, новгородских, южнорусских, московских) дает возможность вос­становить объективную картину монголо-татарского нашествия и установ­ления ига, показать героическую борьбу русского народа против инозем­ных завоевателей в XIII в.

Использование русских летописей как основного источника исследования значительно облегчалось тем, что русская историческая наука нако­пила значительный материал по критическому анализу летописных сводов, политической направленности отдельных летописцев, выделению из соста­ва более поздних сводов первоначальных текстов, оценке достоверности сообщаемых ими сведений.

Для исследования событий нашествия Батыя и процесса установления монголо-татарского ига наибольший интерес представляют Лаврентьевский, Академический (Суздальский), Тверской, Симеоновский, Воскресен­ский и Никоновский списки русской летописи, а также новгородские своды и южнорусский летописец (Ипатьевская летопись). Достоверность сведе­ний различных списков русской летописи далеко не равноценна. Лаврентьевская летопись, переписанная в 1377 г. с «ветхого летописца» 1305 г., содержит описание монголо-татарского нашествия на Русь по ростовским сводам 1239 и 1263 гг.', т. е. сделанное вскоре после «Батыева погрома». С другой стороны, ростовское происхождение этой части Лаврентьевской летописи является причиной умалчивания о некоторых эпизодах похода Батыя (например, об обороне Козельска), смягчения в ряде случаев жестокостей татар, тенденциозного освещения русско-ордынских отношений в первые десятилетия после нашествия (ростовские князья известны своими тесными связями с ордынскими ханами и лояльной политикой по отноше­нию к Орде). Это же замечание, хотя и в меньшей степени, относится к Академическому списку Суздальской летописи (XV в.), раздел которой с 1237 по 1418 гг. восходит к своду ростовского епископа Ефрема2, и к Ермолинской летописи (вторая половина XV в.), тоже широко отражав­шей ростовское летописание.

Довольно подробно о событиях нашествия Батыя и периода установ­ления монголо-татарского ига сообщает Тверская летопись, в которой, кро-

1 О составе Лаврентьевской летописи см.: А. А. Шахматов. Обозрение русских летописных сводов XIV—XV вв. Л., 1938, гл. 1; М. Д. Приселков. Лаврентьевская летопись (история текста). «Ученые записки ЛГУ», № 32. Серия истор. наук, в. 2, 1939; Д. С. Лихачев. Русские летописи. М. — Л., 1947, стр. 427—431.

2 См.: Д. С. Лихачев. Русские летописи. М.—Л., 1947, стр. 456—457.


ме тверского летописного материала, отразилось новгородское и псковское летописание, а также ростовские записи (по А. А. Шахматову). Большой раздел о нашествии Батыя содержится в Симеоновской летописи (список первой половины XVI в.). По наблюдениям А. А. Шахматова и М. Д. Приселкова, Симеоновская летопись восстанавливает текст сгоревшей в 1812 г. древнейшей московской летописи 1490 г. (Троицкой летописи) и отлича­ется большой достоверностью '. Очень сложен вопрос о степени достоверности Никоновской (Патриаршей) летописи (XVI в.). Являясь обширной компиляцией различных источников, происхождение и состав которых не всегда удается выяснить, Никоновский летописный свод содержит много интересных подробностей нашествия Батыя и установления монголо-татарского ига. Записи Никоновской летописи далеко не всегда подтверж­даются другими летописцами, что очень затрудняет ее использование как источника. Несколько особняком в списке летописных источников нашест­вия стоят южнорусские летописи. События нашествия Батыя на Северо-Восточную Русь в Ипатьевской летописи даются очень кратко и неточно, последовательность их нарушается, многие подробности похода, известные по северо-русским летописям, вообще отсутствуют. Однако данные Ипать­евской летописи ценны тем, что приводят эпизоды нашествия Батыя, упу­скаемые тенденциозными ростовскими летописцами. К числу таких эпи­зодов относятся, например, сведения о сдаче в плен руководивших оборо­ной Владимира сыновей великого князя Юрия2 (о чем суздальские летописи сообщают очень неопределенно), об обороне Козельска, о татар­ской «льсти» и т. д.

Ценным дополнением к летописным известиям являются историчес­кие повести, житийная литература и актовый материал (очень немного­численный) . Русские исторические повести времени монгольского нашест­вия («Повесть о нашествии Батыя на Русь», «Повесть о разорении Рязани Батыем», «Повесть о Меркурии Смоленском» и др.) дополняют летопис­ные известия о походе Батыя новыми материалами, приводят красочные эпизоды борьбы русского народа против завоевателей3. «Повесть о разо­рении Рязани Батыем», сохранившаяся в составе «Повести о приходе чудотворного Николина образа Зарайского из Корсуни-града в пределы Рязанские» 4, служит весьма ценным дополнением к летописным извести­ям о разгроме Батыем Рязанского княжества. Только в составе этой «По­вести» содержится известное сказание о Евпатии Коловрате, воссоздающее

1 См.: А. А. Шахматов. Симеоновская летопись XVI века и Троицкая нача­ла XV века. «Известия Отделения русского языка и словесности Академии Наук», 1900, кн. 2; М. Д. Приселков. История русского летописания XI—XV вв. Л., 1940, стр. 100 и др.

2 См.: ПСРЛ, т. 2, стб. 780.

3 См.: И. П. Сахаров. Сказания русского народа, т. 1, 1941; Военные повести Древней Руси. М. — Л., 1949 и другие публикации.

4 Временник ОИДР, т. 15, 1852.


героический эпизод борьбы русского народа с завоевателями. По мнению Н. В. Водовозова, «Повесть» была написана в XIII в., по свежим следам событий, и имела несомненную историческую основу '. Мнение Н. В. Водовозова представляется достаточно обоснованным. В заключительной части «Повести» указано, что ее автором был «Еустафей второй, Еустафеев сын Корсунска», который жил не позднее второй половины XIII в. Время написания «Повести» поддается еще большему уточнению: «Олег Крас­ный, упомянутый автором «Повести» среди павших в битве в 1237 г. кня­зей, попал в плен и вернулся в Рязань в 1252 г. Можно предположить, что «Повесть» была написана до 1252 г., сразу после нашествия Батыя, так как о возвращении в Рязань князя Олега автор, конечно, знал бы. О том, что «Повесть» была написана по свежим следам нашествия и ее автор был участником или, по крайней мере, современником событий, свидетель­ствует подробное описание похорон каждого убитого в битве князя, разру­шений церквей в Рязани и т. д.

Интересные данные о периоде установления монгольского ига и взаи­моотношениях русских феодалов с ордынскими ханами сообщают «жития святых», вопрос об использовании которых в качестве исторического источника давно поставлен в русской историографии 2. Хорошо известны исследователям и неоднократно привлекались к изучению истории Руси второй половины XIII в. «жития» Михаила Черниговского, Александра Невского, Федора Ярославского, «св. Петра, царевича Ордынского» и др.3. Ценность житийной литературы в качестве исторического источника за­ключается в том, что «жития» сообщают много интересных подробностей, бытовых деталей, конкретных эпизодов отношений русских феодалов с ордынскими ханами, упущенных официальными летописателями.

Немногочисленный актовый материал, который можно привлечь к изучению монголо-татарского нашествия на Русь, разбросан по ряду об­щих публикаций документов и тематических сборников и дает очень раз­розненные и единичные сведения по рассматриваемому периоду4. Наи­большую ценность представляют духовные и договорные грамоты князей

1 См.: Н. В. Водовозов. Повесть о разорении Рязани Батыем. «Ученые за­писки МГПИ им. Потемкина», т. 48, Кафедра русской литературы, в. 5, 1955, стр. 21, 22. Ср. оценку «Повести» Д. С. Лихачевым во вводной статье к сборнику «Военные повести Древней Руси». М. — Л., 1949.

2 См.: В. О. Ключевский. Древнерусские жития святых как исторический источник. СПб., 1871.

3 Множество «житий» содержат «Великие Читии Минеи» митрополита Макария, изданные Археографической Комиссией в 1869 г.

4 См.: СГГД; АИ; АЮВ; Русско-ливонские акты; АИ, собранные из иностранных' архивов А. Н. Тургеневым; РИБ; Сборник князя Оболенского, № 1, 1838; И. И. С р е з-невский. Древнейшие памятники русского письма и языка (X—XV). СПб., 1882; А. И. Юшков. Акты XIII—XVII вв., представленные в Разрядный приказ, ч. I. М., 1898; АФЗХ, т. 1; Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М. — Л., 1949; ДДГ; Ма­териалы по истории крестьян в России в XI—XVII вв. Л., 1958 и др.


и ханские ярлыки русским митрополитам, содержащие данные об организации татарского владычества над Русью.

Значительное место в источниковедческой базе монголо-татарского нашествия на Русь занимают восточные источники: персидские, арабские, монгольские, китайские, армянские. Среди публикаций восточных источ­ников особую ценность представляют сборники переводов персидских и арабских авторов по истории Золотой Орды В. Г. Тизенгаузена. Два тома этих материалов, содержащие выдержки из сочинений 41 арабского и пер­сидского автора, являются исключительным по своей ценности сборником фактического материала для изучения нашествия монголов на Восточную Европу и истории Золотой Орды'. Из персидских авторов самые достовер­ные и подробные сведения о походе монголов на Восточную Европу при­водит Рашид-ад-Дин. Рашид-ад-Дин (Фазль-Аллах Абу-ль-Хайр Хамадани, 1247—1318 гг.) был официальным историком ильханов династии Хулаги-дов и великим визирем монгольского правителя Газан-хана. Основной труд Рашид-ад-Дина—«Сборник летописей» («Джами ат-таварих») — был написан, по мнению Д'Оссона, на основании монгольских архивов в Персии (где хранились «исторические отрывки признанной подлинности, написанные на монгольском языке и алфавите»), сведений «ученых раз­личных национальностей», устных рассказов представителей монгольской феодальной знати2 и отличался достоверностью и критическим отбором источников. И. П. Петрушевский называет Рашид-ад-Дина «точным исто­риком» и, оценивая «Сборник летописей», пишет об «огромной ценности его как исторического источника» 3. Рашид-ад-Дин сообщает не только о подготовке монгольского наступления на Восточную Европу, но и доволь­но подробно описывает события похода Батыя на русские княжества, в некоторых случаях дополняя и уточняя свидетельства русских летописцев. Основной труд Рашид-ад-Дина, «Сборник летописей», неоднократно публи­ковался в отрывках (публикации И. Березина, В. Тизенгаузена), а в 1948—1952 гг. издан в научном переводе, снабженном многочисленными комментариями4. Менее достоверны сведения о монгольских завоеваниях другого персидского историка — Джувейни (1226—1283 гг.). Труд Джу-





оставить комментарий
страница27/28
Дата23.09.2011
Размер4.79 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28
плохо
  1
хорошо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх