Такие люди являются для того icon

Такие люди являются для того


1 чел. помогло.
Смотрите также:
История человечества - случайных событий, носила закономерный характер...
Чтобы выжить, организация должна сохранять устойчивость к изменениям внешней среды...
5. Волк, Магулы и Чингисхан Впубликации [Нурутдинов...
Приятие того, что люди незнающие рассказывают о вещах небывалых...
Программа по дисциплине электротехника и электроника (каф...
Контрольная работа Впартии из 20 изделий 5 изделий имеют скрытый дефект. Какова вероятность того...
Об эт нической принадлежности Хунну...
Наше время это время перемен. Сейчас России нужны люди...
«Зачем люди летают в космос?»...
Экономическое и экологическое значение систем водоотведения...
1. Проведите через точку а внутри угла все отрезки вс такие...
Целью данной работы является ознакомление всех интересующихся с так называемыми мормонами или...



страницы:   1   2   3   4   5


Такие люди являются для того,

Чтобы напомнить всем нам живым –

Вот как силен, красив, талантлив

Русский человек.

М.Горький

Стрелкой секундной по красной стене

Луч вдоль Кремля пронесется…

Выедет Жуков на белом коне,

- на вороном – Рокоссовский.

Феликс Чуев.

… Пришел к своим,

А свои его не приняли.

Евангелие от Иоанна

Гл. 1, ст.1

И снова мир.


Война в Европе закончилась. Для народов и войск наступили мирные дни с их делами, ибо воинская служба продолжалаеь.

"Боевое содружество советского и польского народов", с.86 сказано:

"По окончании военных дейетвий большинство частей советской Армии было выведено, из остальных же - сформирована Северная группа советских войск под командованием маршала К.К.Рокоссовского".

То же отметил Евгений Петров:

"Маршал Рокоссовский, командующий Вторым Белорусским фронтом, отныне возглавляет Советсую группу войск здесь (г.Легница - Ю.М.), а в Вальденбурге - штаб 65-й армии, во главе которой Павел Иванович Батов".

Мирное время дало возможность на месте, в частях и соединениях решать многие служебные проблемы. О первом таком, мирном выезде упоминает А.Д.Окороков:

"В 46-й гвардейский полк легких бомбардировщиков мы поехали втроем: Рокоссовский, К.А. Вершинин, и я. Командовал полком подполковник Е.Д.Бершанская.

Мы долго осматривали хозяйство полка. А потом Рокоссовский стал расспрашивать девушек об их планах на будущее. Константин Константинович, общаясь с девушками, сказал:

- Вы мужественно воевали, переносили тяготы войны, и в мирной жизни не спасуете. Пишите рапорты на имя командующего Вершинина, всех как следует, устроим. А кто захочет учиться, пошлем учиться. Вы это заслужили…

Через несколько дней Рокоссовский и я поехали в 90-ю гвардейскую стрелковую дивизию вручить орден Красного Знамени".

В целом, с окончанием вейны наградные дела решались обстоятельно, без спешки и справедливо: все отличившиеся в боях и находившиеся в строю, представлялись к достойным наградам. Д.З.Муриев ("Осетии отважные сыны", с .79-80) писал о подобном награждении:

"За 263 успешных боевых вылета, за лично сбитые в воздушных боях 16 самолетов противника и проявленные при этом доблесть и мужество, Сергей Владимирович Бицаев достоен присвоения звания Героя Советского Союза. 18 мая 1945 года ходатайство было поддержано Рокоссовским".

Владимир Сеоев "Победный сорок пятый", с.609 отметил новое:

"Учреждена медаль "За взятие Берлина", которой было награждено 1082 тысяч воинов..."

О награждении высшего военного командования сказано на с. 502, т. 10 «Истории второй мировой войны 1939 – 1945»:

"В апреле – мае 1945 г. маршалам А.М.Василевскому, Г.К.Жукову, И.С.Коневу, Р.Я.Малиновскому, К.К.Рокоссовскому, Ф.И.Толбухину был вручен орден "Победа".

Имели место и зарубежные награждения, например, отмеченные Владимиром Карповым ("Маршал Жуков. Опала", с.66-67):

"На награду советской стороны, такой ответный жест - английское правительство наградило Жукова, Рокоссовского, Соколовского и Малинина. У рейхстага были вручены: Жукову орден "Бани" 1 степени и Большой рыцарский крест, Рокоссовскому - "Бани" 2 степени, Соколовскому и Малинину - ордена "За Заслуги".

И еще, А.Хворостенский и А.В.Островский (ВИЖ № 6, 2005г., с. 54):

"1 июня 1945 года Президиум Верховного Совета СССР принял указ о награждении Героев Советского Союза И.С.Конева и К.К.Рокоссовского второй медалью "Золотая Звезда" (звание Героя Советского Союза И.С.коневу и К.К.Рокоссовскому присвоено 29 июдя 1944г.)".

ГА.Куманев ("1941-1945. Краткая история", с. 209) отметил, что:

"20 мая Советское правительство устроило в Кремле прием в честь командующих войсками Вооруженных Сил СССР, и через месяц на Красной площади в Москве состоялся исторический парад Победы".

К этому времена относится фото, помещенное на с.4 ВИЖ №5, 2001 г.:

"Маршалы Советского Союза, командующие фронтами на заключительном этапе Великой Отечественной войны. В первом ряду (слева направо): И.С.Конев, А.Л.Василевский, Г.К.Жуков, К.К.Рокоссовский, К.А.Мерецков. Во втором ряду (слева направо): Ф.И.Толбухин, Р.Я.Малиновский, Л.А.Говоров, А.И.Еременко, И.Х.Баграмян".

В.С.Кожурин ("Отечественная история" № 2, 1995 г., с.83) отмечал характер времени конца войны и послевоенного периода:

"Характерно, что в конце войны и особенно сразу после ее окончания, прошел ряд награждений и присвоений воинских званий. Так 24мая 1945г. ордена "Победа" были вручены маршалам Жукову, Кеневу, Рокоссовскому, Малиновскому, Толбухину".

С.М.Штеменко о том же писал:

"В тот же день П.Л.Шверник вручал маршалам (см. выше перечисленные имена) ордена "Победа".

Имена этих выдающихся полководцев, представителей советского войнскоге искусства, прочно вошли в историю Великой Отечественной войны.

Под их руководством были разработаны и практически осуществлены планы блестящих операций, которые завершились водружением Знамени Победы над рейхстагом...

Дважды удостаивались этой награды (Медаль "3олотая Звезда") Конев, Рокоссовский и Малиновский".

Были и такие награды - знаки внимания, которые отметила газета "Правда" за 20 мая, опубликовав статью И.Жукова "Цветы от маршала":

"Был устроен правительственный прием. На нем присутствовали две женщины: Долорес Ибарури, испанская революционерка, мать Героя Советского Союза, командира пулеметной роты, Рубена Ибарури, погибшего в бою, и русская женщина, мать четырех детей, жена писателя-фронтовика Мария Петровна Шолохова. В такую-то минуту к ним направился маршал Рокоссовский с двумя прекрасными розами и вручил их".

Поступок Рокоссовского символ благородства и внимания женщинам, и что в нем символично? Среди нескольких сот мужчин нашелся лишь один, который не забыл, что он настоящий мужчина. Да, поступок для размышления…

О подготовке к Параду Победы писал С.М.Штеменко:

"24 мая в день торжественного обеда, мы доложили все Сталину. Наши предложения он принял, но со сроками подготовки не согласился.

- Парад провести ровно через месяц - двадцать четвертого июня, распорядился Верховный. На парад надо вынести гитлеровские знамена и с позором повергнуть их к ногам победителей... А кто будет командовать парадом и принимать его?

Мы промолчали... После короткой паузы Верховный объявил:

- Принимать парад будет Жуков, а командовать - Рокоссовский...

С.Штеменко о подготовке к Параду Победы писал еще (ВИЖ № 2, 1968 г., с. 78, 80) о выработке ритуала и церемониала:

"Выработанный ритуал пытались доложить Верховному, но он заявил: - Это дело военных. Решайте сами...

В дальнейшем подготовкой к параду занялись Жуков и Рокоссовский. Весь церемонил рассматривался ими.

О подготовке рядового участника Парада Победы писал К.С.Муратов:

"Воспоминания участника Парада Победы ("Вспоминают ветераны", с.172-173):

"Мы проводили разные комиссии, часть людей отсеялась, наконец, последняя комиссия во главе с Рокоссовским. Под торжественный марш сводного оркестра, комиссия пропускала нас по одному, с оружием в руках, обращая внимание на строевую выправку каждого...

В Москву прибили. Полк состоял из 20 отделений, по 30 человек в каждом, командирами отделений были офицеры. Ежедневно занимались строевой подготовкой, отрабатывали парадный строй. За подготовкой следил Рокоссовский, часто приезжавший к нам на занятия. Во время перерывов он запросто беседовал с нами. Шутил...

Сводный полк 2-го Белорусского фронта стоял напротив Мавзолея...

Б.Соловьев и В.Суходеев ("Подководец Сталин", с.204) писали:

"Вспоминал Г.К.Жуков. Кажется, 18-19 июня 1945 г. мена вызвал Верховный. Ои спросил, не разучился ли я ездить на коне.

- Нет, не разучился.

- Вам придется принимать Парад Победы. Командовать будет Рокоссовский".

Ласло Белади и Тамаш Краус засвидетельствовали, что:

"22 июня 1945 года в советской печати был опубликован приказ (№370 от 22.06.1945 г. - Ю.М.) Верховного Главнокомандующего: "В ознаменованее победы над Германией в Великой Отечественной войне назначаю 24 июня 1945 года в Москве на Красной площади парад войск действующей Армии, Военно-Морского флота и Московского гарнизона - Парад Победы...

Парад Победы принять Моему заместителю Маршалу Жукову, командовать Парадом Маршалу Рокоссовскому.

Верховный Главнокомандующий Маршал И.Сталин"

К.И.Коваль ("Новая и... история" №2, 1985 г., с.105) то же отметил:

"Жуков, пожимая нам руки, добавил, что Сталин отказался принимать Парад Победы, что он "плохой кавалерист", и поручил командовать парадом Рокоссовскому, а принимать мне, придется теперь тренироваться в верховой езде".

О подготовке к параду еще раз писал С.М.Штеменко:

"10 июня парадные расчеты собрались в Москве и приступили к тренировкам. Заблаговременно подобрали коней: Жукову – белого, Рокоссовкому - вороного. Оба старые кавалеристы, тренироваться им почти не потребовалось".

О коне для Рокоссовского писал В.Успенский (Р.Газета № 9, 1998 г., с.8):

"Со скакуном для Рокоссовского особых хлопот не было. Буденный предложил одного из своих любимцев - вороного "Полюса". Статен, умен, обучен. Рокоссовскому хватило нескольких тронировок, чтобы полностью освоиться с ним".

С.М.Штеменко также отобразил подготовку к параду наших и вражеских знамен, чем занимались Жуков и Рокоссовский:

"Особое внимание к боевым знаменам, под которыми сводные полки должны были выйти на Красную площадь. Каждое из этих 360 знамен представляли часть или соединение. За каждым кровь сражений и многотрудные пути от стен Москвы и Сталинграда, Кавказа и города Ленина...

Знамя Победы, водруженное на рейхстаге, приказали доставить в Москву с особыми почестями.

Сводные полки привезли много знамен гитлеровских частей. Отобрали двести...

Швейные фабрики Москвы готовили парадное обмундирование.

23 июня - закончилась Сессия Верховного Совета СССР. Она приняла решение о демобилизации старших возрастов. Советский Союз вступал в полосу мира.

С утра 24 июня в Женеве накрапывал дождь, но настроение у всех было очень приподнятое..."

О дальнейшем рассказано на с.156 "Нашего Современника", № 12-2001г. "Мозаика войны":

"Хмурое утре 24 июня 1945 года на Красной площади застыли в парадном строю войска, на трибуне Мавзолея - руководство страны во главе с И.В.Сталиным. Легкий ветерок развивал знамена 360 частей и соединений. Рокоссовский занял место для движения навстречу Жукову.

Без трех минут десять…

Бьют кремлёвские куранты, с их последним ударом Рокоссовский подает команду:

- Парад, Смирно! И из Спасской башни на белом коне выезжает Жуков, навстречу ему на вороном коне устремился Рокоссовский. Чёгко звучит цокот копыт, затем голос командующего парадом, отдающего раппорт принимающему парад, и, наконец, торжественные звуки оркестра...

Начинается объезд войск".

Далее продолжает рассказ В.Карпов «Охотник за языками», с. 206:

«Командующий парадом – ордена закрывали грудь, как золотой кольчугой. Маршал Рокоссовский подал команду «Парад, Смирно!», и пустив коня красивой рысью, поскакал навстречу принимающему парад маршалу Жукову, который выезжал на белом коне из под арки Спасской башни. Оба маршала сидели на конях как истинные кавалеристы, развернута грудь, прямая спина, гордо вскинута голова.

Маршалы объехали сначала полки действующей армии, потом академий и училищ. Красивые лошади нетерпеливо перебирали ногами, когда их останавливали перед строем».

Дадим теперь слово непосредственному участнику парада Победы: К.Левыкин "Три минуты победного марша"/"Наука и Жизнь" № 5-2000г., с.26/:

"Наконец часы на Спасской башне пробили десять. Началось торжественное представление парадного строя Маршалом Рокоссовским Маршалу Жукову.

Как оба маршала выехали на площадь, как они встретились друг с другом перед замершим строем парадных батальонов, как один приветствовал другого, мы увидели уже после парада, в кадрах документальной кинохроники. До нас долетали по радио лишь звуки встречных маршей, которыми оркестры приветствовали самых прославленных участников Великой Отечественной войны. С плошади до нас волнами катилось: "3дра - жела - товарищ маршал Советского Союза" - и мощное троекратное "Ура!" в ответ на его поздравление... Наконец, и до нас дошла очередь. Справа от нас оба маршала, один впереди, а другой чуть сзади слева, выехали к нам. И вот уже на танцующих под ними прекрасных конях, они остановились против Знамени нашей дивизии особого назначения. "Здравствуйте, товарищи дзержинцы!"- обратился к нам Жуков. А мы ему, вдохнув широкой грудью: "Здравия желаем, товарищ Маршал Советского Союза".

- Поздравляю вас с праздником Великой Победы!

А мы в ответ троекратное: "Ура!..Ура!..Ура!.."

До этого случая Г.К.Жукова и К.К.Рокоссовского я видел только в кадрах документального кино. А ведь они предстали перед нами живыми, красивыми, молодыми, полными сил и еще не до конца израсходованной отваги.

Объехав весь строй, маршалы вернулись на Красную площадь. Г.К.Жуков поднялся на трибуну Мавзолея и произнес свою речь. После речи прозвучали залпы артиллерийского салюта под аккомпанимент Государственого Гимна. А потом раздалась главная команда маршала К.К.Рокоссовского:

- Парад, смирно! К торжественному маршу! По-батальонно! Первый батальон прямо, остальные направо! Дистанция на одного линейного! Равнение направо! Шагом марш!"

Вот и все. Мгновением мелькнули отведенные три торжественные минуты марша…

Вот и весь рассказ о Параде Победы 24 июня 1945 года. Свидетельством является благодарность Верховного, которая была объявлена каждому участнику и выдана на руки".

Ласло Белади и Тамаш Краус особо отразили один из эпизодов Парада Победы, давший им сильные впечатления на долгие времена:

"Кадры кинохроники обожли весь мир. На Красной площади маршал Жуков на белом коне принял рапорт Рокоссовского. Ни с чем не сравнимый момент наступил, когда 200 ветеранов под мелкую дробь барабанов, принесли к мавзолею Ленина и бросили к его подножию, захваченные в качастве трофеев военные знамена поверженной Германии".

С.М.Штеменко (ВИЖ № 2, 1968 г., с.80) отметил один из эпизодов парада:

"В 9 час. 45 мин. перед Мавзолеем на особой площадке - советские генералы. Рокоссовский занял место для движения навстречу принимавшему парад Жукову".

Парад Победы оставил неизгладимые впечатления у всех участников и зрителей, большинство из них отразили в своих печатных наиболее яркие эпизоды памятного для них парада. Мы не в состоянии их всех отразить, т.к. у многих из них наблюдаются повторы. Возьмем наиболее характерные.

Елена Ржевская ("Берлин. Май 1945", с.463) отметила:

"Без трех минут 10 я был (Жуков - Ю.М.) у Спасских ворот. Рокоссовский скомандовал: "Парад, смирно!" И на десятый удар часов под аплодисменты выехал на Красную площадь. Оркестр грянул "Слався" Глинки".

"Ордена Ленина Московский военный округ" с. 343 ответил:

"Грянули пушечные салюты, ударили в литавры оркестры. Начался исторический Парад Победы!"

А.Голованов ("Слово" № 9-10 за 1994 г. с.50) указал значимость свершившегося события:

"Встретились здесь два выдающихся полководца нашего времени Г.К.Жуков и К.К.Рокоссовский не на поле брани, а празднуя победу...

Заслуги Константина Константиновича перед Родиной высоко оценены. Он подучил достойные награды, и ему было присвоено высокое звание Маршала Советского Союза".

Высокие награды отметил В.Н.Стекольников ("Они ковали победу", с. 174):

"Парад Победы принимал трижды Герой Советского Союза Маршал Жуков, а командовал парадом дважды Герой Советского Союза Маршал Рокоссовский".

"Маршал Жуков - полководец и человек" т.2, с .310 отмечены - выучка и каалерийские навыки маршалов Жукова и Рокоссовского:

"Прошло немало времени с тех пор, когда оба служили в кавалерии, до самозабвения увлекались конным спортом. Теперь обоих не покидала мысль - сохранилась ли их прежняя посадка, выправка, не подведет ли красавец конь. А многотысячная масса воинов-победителей любовалась маршалами-богатырями, возглавлявжих одну из самих волнующих победных церемоний. Такое не забывается".

В.Успенский отметил богатый кавалерийский опыт руководителей Парда Победы, сохранившийся у них с довоенного времени:

"Жуков, принимавший парад и Рокоссовский, отрапортовавший о готовности войск, представляли абсолютно синхронную слаженную пару. Вполне естественно, еще осенью 1924 года начали они учебу на кавалерийских курсах усовершенствования командного состава при высшей кавалерийской школе в Ленинграде. Оба увлекались выездкой молодых лошадей, фигурной ездой, преодолением препятствий, в этих и других видах конного искусства всегда были первыми. А за двадцать минувших лет почти не утратили ни формы, ни мастерства, любо-дорого было смотреть!"

Всеволод Иванов "Парад бессмертной славы"/ Венок Славы/ с. 492-493, 496:

"Белый конь под синим чепраком скачет от Спасской башни, Маршал Жуков едет принимать парад, воронной конь под пунцовым чепраком скачет ему навстречу. Маршал Рокоссовский, командующий парадом, едет с рапортом...

Идет сводный полк Второго Белорусского фонта, славы взятия Гдыни, Данцыга, Штеттина и многих городов…"

Владимир Карпов («Маршал Жуков. Опала., с. 78) видимо специально отмечал, запомнившийся ему кавалерийский прием передачи строевой записки:

"На середине строя маршала встретил командующий парадом Рокоссовский, он доложил:

- Товарищ маршал Советского Союза, войска для парада Победы построены! – и тут же ловким движением выхватил строевую записку и вручил ее принимавшему парад".

Н.Манушкин ("Сельская молодежь", № 6, 1995 г., с.11) отметил полный текст рапорта командующего Парадом Победы:

"24 июня Красная площадь встречала Парад Победы. Командовал Рокоссовский, принимал Жуков. Жуков выехал на белоснежном коне. Командующий парадом поскакал навстречу и четко отрапортовал: "Товарищ Маршал Советского Союза! Войска Действующей Армии, Военно-Морского флота и Московского гарнизона для Парада Победы построены! Вдвоем они скакали вдоль фронта выстроившихся войск и цокот их боевых коней слышал весь мир..."

Н.Яковлев ("Жуков" с.411) отмечал только одно:

"С невыразимым волнением Г.К.Жуков принял рапорт командующего парадом Рокоссовского..."

Сам Жуков ("9 мая 1945 года"с.118) отметил свое самочуствие при приёме рапорта Рокоссовского:

"Раздались четкие слова командующего парадом Рокоссовского, который, конечно, волновался не менее моего. Его рапорт поглотил все мое внимание, и я стал спокоен".

Тут на Жукова и Рокоссовского оказывала влияние кавалерийская служба с ее атрибутами: парадный строй на главной площади столицы, большая ответственность, рапорт на боевых конях, маршевая музыка и т.д., способствовали снятию волнения у маршалов. Кавалерийский характер начала парада отметил старый, боевой кавалерист И.А.Плиев, точно указав его элементы:

«С последним ударом курантов, отбивших 10 часов 24 июня 1945 года, на прекрасной белоснежной лошади появился Маршал Жуков. К нему на вороном коне красивым кавалерийским аллюром подскакал и застыл, отдавая рапорт, командующий Парадом Победы Маршал Рокоссовский".

Н.Г.Кузнецов ("Венец Славы" т.12, с.413) эмоционально отмечал начало Парада Победы:

"Так и хотелось протянуть с трибуны Мавзолея руки, крепко обнять гарцующего на коне Георгия Константиновича Жукова и устремившегося к нему с рапортом на вороном рысаке Константина Константиновича Рокоссовского».

Всеволод Иванов ("Парад бессмертной славы" / От Советского информбюро кн.2, с.452) отметил цвет чепраков под всадниками. Мелочь, не запомнилось, как символ:

"Оркестры вскидывают долгожданный марш, и под звуки его белый конь под синим чепраком скачет от Спасской башни. Маршал Г.К.Жуков едет принимать парад. Вороной конь под пунцовым чепраком скачет ему навстречу, Маршал К.К.Рокоссовский едет с рапортом.

Они объезжают войска и пышное, стройное, залихватское русское «Ура» сопровождает их. Казалось, войска только и ждали возмежности закричать это "ура", выразить восторг, который они испытывают, ту любовь, что заполняет их сердца, ту радость, которой светятся их глаза. Излучистое, как река, могучее и мощное, как мысль, как жизнь, и неизбежное, как наша победа, несется это "ура" над Красной площадью, над всем миром! "

М.Белов дал свой краткий взгляд на Парад Победы, отметив ее маршалов:

"Из плеяды выдающихся полководцев Отечества... Оба в молодости лихие кавалеристы, возвысившиеся до ведущих мастеров ведения современных массовых армий, победители гитлеровских фельдмаршалов. Оба богатырской стати - сама краса и слава Отечества, олицетворение ее могучей силы.

Гремит и льется чарующая симфония Победы, начинается шествие победителей. Мимо Мавзолея чеканным шагом проходят 10 сводных фронтовых полков".

Марина Киборт ("В России верхом не ездят" / "Родина № 5, 2006г., с.6З) уважала историческое значение Парада Победы для конницы:

"Своеобразной точкой в истории конницы в нашей стране был Парад Победы 24 июля 1945 года. Маршал Жуков и маршал Рокоссовский были верхом... Это было последнее поколение военачальников такого ранга, прошедшее кавалерийскую подготовку. Оба были прекрасными кавалеристами. В параде принимали участие и кавалеристы".

"К 60-летию Победы" (ВИЖ , № 5, 2005, Вводная) отмечена и такая особенность Парада Победы в Москве 24 июля 1945 года:

"Это был единственный парад в истории нашей страны, когда в ширенгах сводных полков шли маршалы и генералы, заслуженные воины подавляющее большинство которых, пало дорогами войны, от ее начала до победного завершения".

Парад Победы был многими отмечен и за рубежом, первым это сделал А.Верт ("Россия в войне 1941-1945", с.728):

"24 июня наступил черед великого апофеоза Красной Армии - на Красной площади состоялся знаменитый парад Победы. Парад принимал маршал Жуков, Рокоссовский командовал парадом".

И.Х.Баграмян в связи с войной и победой в ней, связывает судьбу Рокоссовского и с парадом Победы, итогами прожитого времени:

"Рокоссовского поощряли тем, что давали возможность участвовать в самых тяжелых сражениях на направлениях главного удара. Он это ценил, доверие оправдывал: воевал так, что заслужил право, гарцуя на вороном коне, командовать Парадом Победы. В боях доказал, что его не выбили из колеи клевета и несправедливость, которые он познал накануне войны. Он не вытянул счастливий жребий, он заслужил его. Это соответсвие личности и судьбы прослеживается и на примере других наших полководцев.

По брусчатке мимо трибуны чеканили шаг ширенги сводного полка 2-го Белорусского фронта. При виде полка этого фонта мы мысленно представляли, что его ведет командующий - одни из самых прославленных полководцев Маршал Советского Союза К.К.Рокоссовский".

Фактически же, как писал С.М.Штеменко (ВИЖ № 2, 1968 г., с.81) отметил:

"Полк 2-го Белорусского фронта вел генерал-полковник К.П.Трубников, заместитель Маршала Рокоссовского".

Альберт Путник ("Так шли мы к Победе", с.93-94) упомянул военачальников Красной Армии, которые были первыми гостями Парада Победы:

"Жуков, Василевский, Рокоссовский, Конев, Толбухин, Мерецков, Баграмян - имена говорят сами за себя. Говорят многие, ряд можно продолжить, его протяженность поразительна.

Появление крупного таланта - явление. Созвездие талантов - исторический феномен. Когда же он становиться фактом бытия задумываешься:

"А чем это объяснить? Таланты не рождаются не заказу. А тут будто подоспели к звездному часу - в ответственнейший момент нашей истории, в годы самой трудней из войн подобрались выдающиеся специалисты".

"Сто военных парадов", с.152,155,159 раскрывается личность Рокоссовского, как военачальника, талантливого полководца, на фоне его успехов:

"Командующий парадом Победы Маршал Рокоссовский сыграл решающую роль в тяжелые дни войны в Смоленском сражении 1941 года и в оборонительных боях на подступах к Москве. Под командованием Рокоссовского войска Донского фронта героически сражались под Сталинградом, блитательно завершили ликвидацию окруженной там ударной группировки немецко-фашистских войск. Руководимые им войска Центрального фронта выдержали немецкий таран на Курской дуге и в ходе последующего контрнаступления во взаимодействии с другими фонтами разгромили орловскую группировку противника (Далее, операция "Багратион", освобождение Полесья и смежных районов Белоруссии и Украины, выход к Варшаве войск 1-го Белорусского фронта, которым он командовал, захват плацдармов на Висле и Нареве, направленных на Берлин, Центральную и Северную Германию, начало освобождения Польши – Ю.М.). Под его командованием войска 2-го Белорусского фронта изгнали гитдеровцев из Пруссии и Померании, освободили Данциг и Штеттин, добивали фашистского зверя в его Берлоге-Берлине...

Первой идет академия имени М.В.Фрунзе. В ее стенах учились прославленные полководцы Великой Отечественной войны: Баграмян, Ватутин, Воронов, Гречко, Еременко, Конев, Малиновский, Мерецков, Рокоссовский, Соколовский, Толбухин...

На марше - сводный полк 2-го Белорусского... Красная площадь приветствует доблестных воинов Маршала Рокоссовского".

С.М.Штеменко отметил длительность парада и условия погоды:

"Парад длился два часа. Дождь лил как из ведра, но тысячи людей, переполнивших Красную Площадь, будто и не замечали его. Однако прохождение колонн трудящихся было отменено.

К вечеру дождь прекратился, на улицах воцарился праздник, гремели оркестры, выступали артисты, возникали массовые танцы.

А на следующий день, 25 июня, в Большом кремлевском дворце состоялся прием в честь участников парада. Кроме, были приглашены виднейшие деятели науки, литературы, искусства, стахановцы, ударники. Всего более двух с половиной тысяч человек".

Евгений Петров отметил послепарадную Москву:

"На улицах толпы военных в новеньких мундирах. За ними стайками носились ребятишки, спрашивали: "Вы - жуковцы? Вы - рокоссовцы? Вы – коневцы? " Вериотину хотелось кричать: "Я - рокоссовец!"

А.П.Белобородов ("Сквозь огонь и тайгу", с.3) писал об этом празднике:

"И вот Красная площадь, расцвеченная знаменами, родные москвичи, потоком хлынувшие на нее. Незабываемое зрелище! До сих пор вспоминаю о нем с волнением.

- По окончании парада, обращаюсь я к Константину Константиновичу Рокоссовскому, - думаю в отпуск поехать. Отдохнуть после четырех лет войны.

- Правильно, - согласился маршал.

На второй день звоню к Константину Константиновичу, чтобы уточнить насчет отпуска.

- Генеральный штаб против, - ответил маршал".

А мы вернемся в Большой Кремлевский дворец, на прием в честь участников парада Победы, о котором писал С.М.Штеменко:

"Первый тост был провозглашен за бойцов и командиров Красной Армии и Военно-Морского флота. Затем последовали тосты за Верховного, за каждого из командующий фронтами и их боевых сподвижников, за Маршала Рокоссовского и генералов В.С.Попова, П.И.Батова, И.Т.Гришина, И.И. Федюнинского и К.А.Вершинина".

О том же писал М.В.Зюбин (ВИЖ № 3-2001 г."0т Прони до Эдьбы", с.10, 13):

"После парада Победы на приеме в Кремле 25 июня 1945 года Сталин с гердостью назвал имена выдающихся полководцев Великой Отечественной войны. Вслед за именами Г.К.Жукова, К.К.Рокоссовского, И.С.Конева, М.А.Гречко, А.П.Белобородова, П.И.Батова, И.Х.Баграмяна, А.В.Горбатова и других военачальников, прозвучале имя Ивана Тихоновича Гришина…

Гришин назначается начальников штаба 16-й армии. Это было не просто на равнозначную должность. 16-й армией до недавнего времени командовал К.К.Рокоссовкий".

Сказано одно имя: "Рокоссовский!.." и военному человеку этого достаточно, чтобы радоваться и гордиться новому назначению. Ему все ясно!

В.Успенский ("Тайный советник вождя" Р.Газета № 9, 1998 г., с.9) в свою очередь отметил тосты, провозглашенные В.М.Молотовым - председателем Совнаркома СССР на приеме в Георгиевском зале Большого Кремлевского Дворца, указав их порядок, фронт и командующего:

"Вот тосты, провозглашенные в тот вечер Молотовым. За командующего Карельским фронтом - Мерецкова, Лениградским – Говорова, 3-м Белорусским – Василевского, 2-м Белорусским - Рокоссовского, 1-м Белорусским – Жукова, 1-м Украинским – Конева, 4-м Украинским – Еременко, 2-м Украинским – Малиновского, 3-м Украинским - Толбухина..."

Относительно провозглашаемых тостов С.М.Штеменко пояснил:

"Командующие фронтами и комадармы, когда называли их фамилии, подходили к столу правительства и чокались со всеми. Оркестр на хорах играл туш или марш. Верховный почти каждому говорил что-то."

Прием в Кремле в честь участников парада Победы, имел для Сталина и негативные последствия, как это отметил В.Успенский:

"Сталин увидел всех боевых талантливых генералов – командармов и опасался возможности их легкого объединения для выполнения единой цели. Этого не было и не могло быть, но Сталин увидел...

Это, прежде всего, Жуков, Конев и Рокоссовский. Грозная сила, если все названые объединятся.

Такую возможность Иосиф Виссарионович предусматривал... Сместил с 1-го Белорусского фронта Рокоссовского и отправил на соседний 2-й, а вместо Рокоссовского, на главное почётное направление назначил Жукова. Пустил черную кошку между давними друзьями..."

О проявлениях их дружбы рассказывал А.П.Белобородов (См. Наума мара "Есть упоение в бою...", с.97, 99,102):

"Жуков - очень крупный полководец, - говорил Рокоссовский. - Все отвалила ему судьба: волю, масштаб мысли, способность видеть далеко. Одним словом великолепный полководец и замечательный челедек. Такой мой давний друг!

А Георгий Константинович Жуков однажды отозвался о Рокоссовском так: - Орел! Боевой Орел!

Они были настоящими друзьями. Служили долго вместе, почти четыре года сражались рядом. Бывало, выручали друг друга, когда один из них попадал в беду, и то, что Парадом Победы командовал Рокоссовский, а принимал парад Жуков - в этом само веление истории.

Алюминиевый солдатский портсигар с надписью "Нашему Суворову - генералу К.К.Рокоссовскому". Очень смелый был наш командир, не признавал страха... Константин Константинович считал, что мужество воина - это его обыденное, заметьте обыденное качество".

О негативных действиях Сталина писал Ф.Д.Волков ("Взлет и падение Сталина", с.273), пристегнув к ним и действия Конева:

"Как писал маршал Жуков, в ходе войны, и особенно в конце и после ее окончания, Сталин натравливал Маршалов Конева на Жукова и Рокоссовского, Василевского на Жукова и т.д... Сейчас я думаю, что это делалось умышленно, с целью разобщения дружного коллектива высшего командования. Особенно разжигал интриги между маршалами, лебезил перед Сталиным Конев".

О возможных причинах подобного явления говорил Дмитрий Волкогонов ("Триумф и Трагедия" кн.2, с.66):

"Когда после 1945 года появятся первые апологетеческие публикации по отдельным операциям Великой Отечественной войны, Сталина неприятно поразит тот факт, что кроме него, "творца гениального замысла" Сталинградской наступательной операции, упомянут и его заместителя Г.К.Жукова, начальника Генерального штаба А.М.Василевского, командующих фронтами Н.Ф.Ватутина, К.К.Рокоссовского, А.И.Еременко и других военачальников".

С окончанием войны пришло время массовых наград, часть которых имела политический характер, что отмечал А.Верт:

"В числе других дружеских жестов этого лета было вручение маршалом Жуковым ордена "Победы" Эйзенхауэру и Монтгомери. В порядке ответной любезности Монтгомери вручил высшие английские ордена маршалам Жукову и Рокоссовскому, генералам Соколовскому и Малинину".

Б.В.Соколов ("Георгий Жуков. Триумф и падения", с.463) тоже отметил:

"В конце июня Монтгомери вручил Жукову "Вольной крест...", Рокоссовский же получил только вторую степень этого почетного ордена. Англичане помнили об иерархии".

Ф.Д.Воробьев, И.К.Поротькин, А.Н.Шиманский («Последний штурм», с.434 – 435) отметили некоторые итоги Берлинской операции:

«Подвиги советских воинов, сражавшихся на подступах к Берлину, остануться в анналах Отчизны. Более 1141 тыс. были награждены боевыми орденами и медалями. Более 600 человек получили высокое звание Героя Советского Союза. Жуков был награжден третьей, а Конев и Рокоссовский второй медалью «Золотая Звезда».

«Освободительная миссия Советских вооруженных сил во второй мировой войне», с. 123 отмечены награждения польскими орденами:

«Высокие награды Польской республики были вручены Жукову, Коневу и Рокоссовскому, под руководством которых войска Советской армии изгнали из Польши немецких оккупантов».

П.Рак (ВИЖ, № 2, 1970 г., с. 105, 108) дал перечень польских наград Рокоссовского:

"В числе наград Рокоссовского...

- польские ордена: "Строителей Польши", "Виртути Милитари" 1 класса, "Крест Грюнвальда"1 класса"...

Е.Годубев ("Боевые Звезды") также отметил эти награждения (берлинское):

"13 июля 1945 года "Правда" поместила снимок - в Берлине у Брандербугских ворот, английский маршал Монтгемери вручает британские ордена Маршалам Жукову, Рокоссовскому, генералу армии Соколовскому и генерал-полковнику Малинину".

Евг.Долматовский ("Маршал Жуков. Каким мы его помним", с.365) осмысливая недавно прошедшие исторические события, главным, среди которых, Вторая мировая война 1939-1945 гг., дал иные, чем прежде, параллели военной истории:

"Военная история ХVII-ХIХ веков раскрылась и замкнулась на Суворове и Кутузове. Гражданская война - это Чапаев, Щерс, Буденный (немаловато ли – Ю.М.), Великая Отечественная- разве это не Жуков, не Рокоссовский?"

А где же Первая мировая война с Брусиловым, Корниловым, Деникиным и др.? И не рано ли проводить подобные исторические параллели, тем более, что еще в живых многие участники второй мировой, да и взгляды на нее не устоялись. И гражданская война давно требует отражения белой стороны, наряду с красной.

Для М.С.Штеменко определяющими были полководческие способности, потребовала война и другие факторы, связанные с нею, и он отметил это:

"Полководческий опыт Жукова, Конева, Рокоссовского, Говорова, Еременко, Мерецкова, Малиновского, Черняховского и других выковался с первых месяцев войны, когда одни возглавляли фронты, другие армии и корпуса, и находились на самых горячих участках фронта. Потребовались истинно подководческие качаства, чтобы выполнит поставленные задачи"

О том же писал А.М.Василевский, выделив при этом личность Рокоссовского, как талантливого полководца:

"В годы войны Жуков, Конев, Рокоссовский, уже считались полководцами, находясь при определенных должностях. Для них и должность, и звание полководца представляли признание их высоких заслуг перед Родиной, Вооруженными силами.

К числу полководцев относились, прежде всего, командующие фронтами и армиями... Только они могли успешно решать задачи Ставки при выполнении стратегических операций...

Незабвенный К.К.Рокоссовский был щедро одарен полководческим талантом. Его особое умение опираться на штаб... С начальником же штаба, М.С.Малининым у Константина Константиновича были самые теплые отношения. Когда Рокоссовскому пришлось отбыть на другой фронт, они расстались, по словам Малинина, со слезами на глазах...

Это один из выдающихся полководцев наших Вооруженных Сил. Сын варшавского машиниста, унтер-офицер старой армии, дважды краснознаменец в годы гражданской войны, он подучил два военных образования и командовал полком, бригадой, дивизией и корпусом, а также являлся инструктором в Монгольской Народной Республике".

Н.Г.Лященко отмечал необходимость наличия для полководца педагогических качеств при командовании подчиненными:

"С высоким чувством бдагодарности вспоминал своих учителей - генералов, с которыми мне довелось встречаться в годы войны: Р.Я.Малиновского, А.И.Лопатина, В.В.Романовского, Д.А.Говорова, К.К.Рокоссовского и других. Конечно, за ошибки и промахи они спрашивали строго, но без оскорблений и окриков".

Н.А.Светлишин дает равернутую характеристику Рокоссовскому, как полководцу и человеку с педагогическими способностями, что позволяет нам считать его учителем для многих его подчиненных:

"Рокоссовский в полной мере проявил себя как талантливый военачальник. Разносторонний жизненный опыт помогал ему хорошо понимать людей, быть внимательным к ним, проявлять заботу о них, находить способы удовлетворять их нужды. Вместе с тем, он был человеком сильной воли, требовательным и суровым в сложной обстановке, умеющим приказывать и добиваться безоговорочного выполнения отданных приказов. Рокоссовский умел руководить подчиненными, что каждый с желанием вносил в общее дела долю своего таланта.

Рокоссовский особенно высоко ценил тверческую мысль коллектива, товарищескую спайку, тщательно оберегал дружбу, не допускал ссор, недоговоренностей, которые могли отразиться на интересах дела. Хорошо зная эту черту Рокоссовского, автор попросил его высказать свои суждения и мысли о войсковом товариществе и командире-товарище. Вот что он сказал: Советская Армия призвана охранять строительство новой жизни от всяких вражеских покушений, а в ней товарищество составляет одну из основных традиций. У нас начальник и подчиненный называют друг друга - "товарищ", и это подчеркивает, что все мы служим одному великому делу, независимо от важности порученной каждому работы.

Генералы и офицеры выполняют очень ответственную работу, им подчиняются сотни и тысячи людей, для них и для рядовых солдат, являются обязательными порядки, установленные в армии Советским Правительством. Все равны перед воинским долгом, требующим высокой дисципдины, самоотверженности, перенесения всех тягот, лишений и опасности военной службы. Командирам даны большие права, но с них больше и спрашивается. Они с молодых лет несут суровую службу. А в бою от каждого потребуются все силы, все их умение и вся их жизнь, также как и от рядового солдата.

Перед Родиной и долгом все равны, и самые высокие начальники являются старшими товарищами для солдат.

Каждый командир обязан создавать и беречь товарищескую связь со своими бойцами, так как эта связь обеспечивает единодушие действий - великую силу в бою. Товарищеские отношения требуют от командира повседневной заботы о подчиненных, внимания к их нуждам, настроениям, горестям и радостям.

Однако, товарищеская дружба между командирами и подчиненными не должна нарушать авторитета начальников, снидать их требовательность и строгость... Заботливый командир потворствовать своим бойцам не будет, но он не станет есть, пока не накормлены его солдаты, пока не устроит на отдых своих подчиненных.

Дух войскового товарищества воспитывается, прежде всего, в роте, батарее. Здесь солдат живет, здесь его окружают не просто сослуживцы, а друзья и товарищи, которые всегда помогут ему. И он роднится с этой военной семьей.

Рокоссовского отличало умение подбирать и воспитывать кадры, особенно своих ближайших соратников и помощников. Он является исключительно талантливым руководителем. Рокоссовский умел любовно и терпеливо воспитывать свой штаб, который отличался большой слаженностью в работе, был творческим коллективом. "Его ближайшие помощники, - вспоминает Батов, - росли и мужали вместе со своим командующим. Великолепный и поучительный факт! Общее, что роднило всех их с Рокоссовским, - это личное мужество, необычайная работоспособность, глубокое знание своего дела, организаторские способности, железная дисциплинированность, высокая требовательность к себе и подчиненным".

Как известно, первая послевоенная сессия Верховного Совета СССР 23 июня 1945 года приняла закон о демобилизации тринадцати старших возрастов личного состава Армии и Флота. Вместе с ними демобилизовывался женский персонал, учителя школ, шахтеры, торфяники, нефтяники и некоторые другие специалисты народного хозяйства, науки и техники.

1-5 июля начало демобилизации. Одновременно с этим началась реорганизация войск действующей армии. На территории Польской Народной республики была сформирована Северная группа войск Советской Армии, штаб которой разместился в г.Легнице. Главнокомандующим войсками группы был назначен Маршал К.К.Рокоссовский.

Запустив ход демобилизации, Военный совет группы войск подготовил Конференцию по обобщению боевого опыта соединений и частей 2-го Белорусского фронта, о которой писал В.В.Филиппов ("Воздухоплаватели", с.123):

"Конференция по обобщению боевого опыта (август 1945 г.в г.Лернице – Ю.М.) длилась три дня. Мы слушали доклады командующих армиями, отдельным соединениями о проведеных операциях. Затем Рокоссовский подвел итоги работы конференции, и вскоре мы начали готовиться к демобилизации".

Одновременно с конференцией была организована выставка трефейного оружия и военного имущества, которое послужило наглядным пособием для участников конференции. О выставке писал В.В.Филиппов (ВИЖ, № 9, 1971 г., с. 112-113):

"За час до открытия конференции выставку посетил Рокоссовский. Прославленного военачальника сопровождали генерады и офицеры - участники конференции. Настроение у маршала было прекрасное. Обаятельная улыбка не сходила с его лица. Осматривая экспонаты, он много шутил..."

Тот же В.В.Филиппов дал прекрасное описание знакомства Константина Константиновича с аэростатом воздушного наблюдения:

После слов представления "Третий отряд воздухоплавательного", Рокоссовский и прерывает Кирикова:

- Знаю, знаю, заслуженные...

Взгляд, улыбка, эти простые будничные слова и жест Маршала, как-то сразу ободряют и расковывают нас всех. Коротко и ясно Кириков докладывает об устройстве, тактико-технических данных аэростата АН-540, условиях наблюдения и корректировки из гондолы.

Но как только, маршал услышал, аэростат может поднять двух наблюдателей на высоту до километра, он проявил неожиданное для нас любопытство.

- Аэростат к подъему готов? - спросил Кирикова.

- Давай рискнем? - Маршал с вопрошающей улыбкой посмотрел на генерала Сокольского - командующего артиллерией фронта, - и, не дожидаясь согласия, забрался в гондолу...

Аэростат плавно идет вверх. Но на высоте 40-50 метров он неожиданно остановился, аэростат выдохся в своей подъемной силе, сказались утренняя гроза с дождем...

Аэростат приземлился, и Кирикову пришлось объяснить, почему он не пошел на высоту...

- Это ты такой тяжелый", - шутливо бросает Рокоссовский командующему артиллерией.

Тот покидает корзину, а маршал просит поднять его одного.

Аэростат набирает высоту. При отметке 500 метров Кириков командует:

- На лебедке - стой!..

Проходит минута, вторая, третья. На десятой – адъютант отряда Грановский не выдерживает и спрашивает в трубку: - Прикажите спускать аэростат?

Маршал не торопится на землю, видимо понравилась высота с птичьего полета, - и он отвечает, что рановато, не все еще хорошо рассмотрел. Наконец в телефонной трубке слышится:

- Земля! (Именно так: "Земля!"). Ну, теперь можно вниз..."

В бытовом отнешении Рокоссовский отличался скромностью и неприхотливостью, не имел в своем обиходе лишних предметов и вещей и не заботился о приобретении их, а если они заводились, то тут же их удалял. Наум Мар отметил такой факт быта Рокоссовксго в г.Лигнице:

"Вспоминает адъютант маршала Б.Н.Захацкий:

Зашел в кабинет, доложил, Константин Константинович спрашивает меня:




оставить комментарий
страница1/5
Дата23.09.2011
Размер1.62 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх