Новости книгоиздания icon

Новости книгоиздания


Смотрите также:
Новости
Новости
Новости
Новости подари добро ветерану!...
Программа «Культура России» подпрограмма «Поддержка полиграфии и книгоиздания России»...
Риа новости, Regions ru, Эхо Москвы, Правда ru, Km. Ru новости, Московский комсомолец, риа ура...
Тв 10 1 канал, 02. 06. 2004, Новости, 5: 00: 00, 6: 30: 00, 7: 00: 00, 8: 00: 00, 8: 30: 00...
Первый канал, 02. 02. 2005, Новости, 18: 00: 00, 10...
Маяк, 27. 09. 2004, Новости, 22: 00: 00, Быстров Руслан; Новости, 20: 00: 00, Бейлин Борис...
Тв 8 1 канал, 21. 05. 2004, Новости, 12: 00: 00, Выхухолев Игорь; Новости, 7: 00: 00, 8: 30: 00...
Новости мфб
Радио 13 Маяк, 15. 12. 2004, Новости, 10: 00: 00, Быстров Руслан 13...



Загрузка...
скачать


НОВОСТИ КНИГОИЗДАНИЯ.

Сентябрь – октябрь 2008 г.


23.10.2008. В дни 65-й годовщины гибели Минского гетто в израильской газете "Джерузалем Пост" вышла рецензия Мэтта Несвиского (Matt Nesvisky), посвященная новой монографии профессора Калифорнийского университета Барбары Эпштейн «Минское гетто в 1941-1943 гг.: еврейское сопротивление и советский интернационализм», изданной Калифорнийским университетом (The Minsk Ghetto, 1941-1943: Jewish Resistance and Soviet Internationalism, University of California Press, 351p.) Вниманию читателей предлагается русскоязычная версия статьи.


                                                                     Бороться или бежать?       

   История Минского гетто показала, что для евреев бегство было лучшим шансом на выживание, чем борьба.

   История Минского гетто отличается от истории других гетто, располагавшихся на территории бывшей Белорусской Советской Социалистической Республики. Но поскольку большая часть документов о минском гетто покоилась в советских архивах, его история долгое время была недоступна англоязычному читателю.

 

  Барбара Эпштейн, профессор Калифорнийского университета (Санта-Круз) предприняла благородную попытку заполнить этот пробел в изучении истории Холокоста. Она провела несколько лет, расспрашивая оставшихся в живых обитателей Минского гетто, которые сейчас находятся не только в Минске, но и в Израиле, Соединенных Штатах и других странах. Она изучила идиши и иврит (еще ранее профессор Эпштейн изучила русский язык, и во время работы над книгой отшлифовала его знание). Она перерыла массу литературы в библиотеках. В результате всего этого на свет появилась книга «Минское гетто», раскрывающая неполиткорректную правду об этом периоде истории.
  Из больших городов, занятых нацистами, Минск дольше всех был под Советской властью. Сама Белоруссия стара частью Российской империи еще в 1793 году, а с 1919 года город Минск стал коммунистическим. Это значит, что к началу войны в нем выросло целое поколение, которое не знало никакой политической системы, кроме коммунизма. В отличие от Варшавы, Вильнюса, Ковно и других городов Польши и Литвы в Минске не было «трудовых сионистов», ревизионистов, бундовцев, социал-демократов, организации «А-Шомер а-Цаир» - только коммунисты. Отсутствие внутренних различий стало немаловажной ценностью в тот момент, когда город захватили нацисты. (Барбара Эпштейн ничего не упоминает о религиозных евреях, хотя в Минске функционировало немалое  количество синагог, две из которых восстановлены и сегодня обслуживают 10 тысяч евреев, которые еще живут в городе).
  Минск всегда был этнически очень разнообразным городом. В нем проживало порядка четверти миллиона человек, включая туда этнически белорусов, татар, русских, украинцев, поляков, немцев, цыган и, конечно же, евреев. Согласно переписи 1897 года евреями записались чуть менее половины населения Минска. И это при том что среди евреев были широко распространены смешанные браки.
Этнические сообщества неплохо уживались друг с другом. Великим объединяющим фактором была бедность – белорусы были, вероятно, самым бедным народом в странах Восточной Европы.
С точки зрения еврейского сопротивления важными факторами оказалась как ассимиляция евреев с окружающим населением, так и отсутствие внутренних конфликтов на идеологическом уровне.
Согласно плану «Барбаросса», немцы начали бомбить Минск в июне 1941 года. Спустя 4 дня они уже вступили в столицу Белоруссии. Немедленно было организовано гетто, которое должны было включать в себя 100 000 человек. Однако, в отличие от большинства других гетто, в Минске не было кирпичных стен – только колючая проволока и часовые. Кроме того, за пределами города находились густые леса и почти непроходимые болота. Эти леса и болота скоро заполнятся партизанскими базами, которые станут основой для всего партизанского движения в Белоруссии.
  Белорусское партизанское движение, направляемое и поддерживаемое из Москвы, оказывало стойкое сопротивление немецким захватчикам. Надо заметить, что в Белоруссии в партизанских отрядах было гораздо больше евреев, чем в каком-либо другом месте. Эпштейн цитирует донесения командира одной из зондеркоманд: «У белорусов нет никакого понятия о расовой проблеме. Массовые убийства евреев послужили скорее антинемецкой пропагандой. Все немецкие усилия к разжиганию антисемитских эмоций не имели никакого успеха».
  Все эти факторы – однородное общество, благожелательное отношение местного населения, наличие развитого партизанского движения, большое количество евреев – привели к тому, что из гетто сумели спастись порядка 10 000 человек. Почти все они присоединились к партизанским отрядам. Приблизительно половина из беглецов сумела пережить войну.
  Барбара Эпштейн замечает, что западные читатели берут в качестве примера достойной реакции на Холокост восстания в гетто Варшавы и Вильнюса. Тем не менее, Минское гетто, где акцент делался на спасении и выживании, также может служить хорошим примером. Конечно, побег кажется менее романтичным, чем открытая схватка с Вермахтом. Но часто в побеге больше смысла, и он помогает спасти больше еврейских жизней.
  Кроме того, юденрат Минского гетто был более лоялен к партизанскому движению, чем юденраты других гетто. Это помогло наладить систему саботажа на управляемых нацистами фабриках, создать нелегальную типографию, организовать контакт с партизанами и снабжать их пищей и оружием.
  В конечном итоге, однако, 90 000 обитателей гетто были или расстреляны в соседних лесах, или депортированы в другие концлагеря.
  Книга профессора Эпштейн базируется как на документах, найденных в советских архивах, так и на мемуарах узников гетто и участников партизанского движения. В частности, она использовала мемуары такого видного деятеля партизанского движения, как Гирш Смоляр. Кроме того, немало ценного рассказали выжившие узники гетто. Они сообщили, что в отличие от Вильнюсского гетто, где юденрат выдал гестапо лидера подполья Ицхака Виттенберга, руководители минского гетто спасли Смоляра, убедив нацистов, что он мертв.
  Вместе с тем книга профессора Эпштейн не лишена недостатков. Например, каждый факт в ней излагается по два раза, что увеличивает объем книги почти вдвое.
  Кроме того, книга «Минское гетто» страдает некоторыми упущениями. Например, известный партизанский отряд братьев Бельских, в котором состояло более тысячи евреев,  заслужил в книге только краткое упоминание. Также в книге нет вообще никакого упоминания об Александре Печерском, который вначале работал на принудительных работах в Минске, а потом был депортирован в концлагерь Собибор, откуда организовал побег. Кроме того, такое рискованное утверждение, как «некоторые евреи, как и некоторые белорусы, действительно шпионили на немцев», следовало бы подтвердить какими-то фактами или архивными документами.
  Некоторые недочеты, тем не менее, не портят общего впечатления от книги профессора Эпштейн. Она рисует яркую картину судьбы евреев, выживших в гетто и партизанских отрядах. В глазах советских властей евреи, пережившие гетто, а особенно работавшие на принудительных работах у немцев, подозревались в сотрудничестве с нацистами. Также под подозрением находились те, кто участвовал в неофициальном, не санкционированном коммунистическими властями подполье.

Результатом послевоенных чисток стала высылка тысяч евреев в лагеря. 10-15 лет спустя многие из них были реабилитированы. Правда, далеко не всем удалось пережить советский ГУЛАГ…

  Мы благодарны Барбаре Эпштейн за новый взгляд на историю, опубликованный в ее книге «Минское гетто».

^ Перевод: Александр Рыбалка, Израиль alex1917@zahav.net.il

Опубликовано в «Джерузалем Пост», еженедельном приложении газеты «Новости недели», Израиль, 23 октября 2008 года

Оригинал статьи



 

Наш комментарий. Спустя несколько дней после публикации на сайте данного перевода в адрес модератора поступило письмо нашего постоянного читателя, израильского историка Л. Смиловицкого. Мы сочли необходимым привести его полностью.

 

                                           Рецензия как образчик некомпетентности...

    13 октября 2008г. В израильской газете «Jerusalem Post» (на английском языке) была опубликована рецензия Мэта Несвиского о книге Барбары Эпштейн «Минское гетто в 1941-1943 гг.: еврейское сопротивление и советский интернационализм», посвященной Минскому гетто. На русском языке перевод статьи был опубликован 23 октября с.г. в приложении «Jerusalem Post» к газете «Новости недели», с.19(перевод А. Рыбалко), а затем, с ссылкой на публикацию в приложении к «Новостям недели», перевод был опубликован и на сайте Российского научно-просветительного Центра «Холокост» в библиографическом разделе новых поступлений(http://holocf.ru/pages/58). 

    Поскольку я много лет занимаюсь историей Холокоста на территории Белоруссии и такой ее малоизученной страницей, как еврейское сопротивление, не мог пройти мимо этой новинки. Рецензия г-на Мэтта Несвиского поразила своей некомпетентностью. Не перевод на русский язык, а именно сама статья в ее английском оригинале. Рецензия еще раз подтвердила, что все, что происходило в Белоруссии в годы второй мировой войны, до сих пор мало известно на Западе.

     В плане «Барбаросса» не ставилась задача бомбить конкретно Минск, как утверждает М. Несвиский. Немецкие войска захватили город не 25 июня, а 28-го и окончательно 29 июня 1941 г. Гетто в Минске было организовано не «немедленно», а 1 августа (приказ об этом был отдано 15 июля). Гетто не «должно было» включать в себя 100 тыс. евреев. Так не планировали заранее, а получилось в итоге. Туда попали, как коренные жители города, беженцы из западных областей, так и евреи из 7 стран Европы, включая Германию. Первый транспорт прибыл из Гамбурга в Минск еще в ноябре 1941 г. В это число нужно включить и советских военнопленных евреев, выделенных позднее в концлагерь по ул. Широкая в Минске. Одновременно в Минске никогда не насчитывалось 100 тыс. евреев. Это количество получилось в сумме – т.е. за все время существования гетто до с 1 августа 1941 г. по 23 октября 1943 г.

    Но самым возмутительным стал вывод г-на Мэтта Несвиского, вынесенный в подзаголовок его рецензии по книге Барбары Эпштейн о том, что «история Минского гетто показала, что для евреев бегство было лучшим шансом выживания, чем борьба». Рецензент фактически подтверждает обвинение в адрес евреев, выдвинутое в известном письме первого секретаря ЦК КП (б) Б.Пономаренко из Гомеля на имя Сталина от 14 июля 1941 г - в трусости и стремлении «спасать свою шкуру, тогда как «белорусы в массовом порядке проявляли стойкость и героизм в отражении немецкой агрессии».
     Что можно было ожидать от тысяч гражданских лиц, в своем большинстве стариков женщин и детей, брошенных собственным государством на произвол судьбы? Вооруженного сопротивления? Массового самопожертвования? Если даже Красная Армия за первый год войны только пленными потеряла 3 млн. солдат и офицеров, профессионалов военного дела? Если 100 тыс. белорусов и русских в этой советской республике стали на сторону нацистов в роли полицейских, жандармов и других вспомогательных формирований коллаборантов?
    Тот факт, что не 10 тыс. как пишет М. Несвиский, а 20 тыс. белорусских евреев в действительности приняли активное участие в партизанском движении Белоруссии в 1941-1944 гг., говорит именно об активном сопротивлении. И начиналось оно с бегства в леса, а не сознательного самоубийства в гетто, чтобы заслужить у потомков ореол мученичества.
    В подтверждении сказанного я адресую рецензента к своим работам в Интернете ("Holocaust in Belorussia, 1941-1944 , Tel Aviv 2000, 432 pp.") на русском и английском языках:
http://www.jewishgen.org/Belarus/newsletter/authors.htm
http://souz.co.il/clubs/read.html?article=2722&Club_ID=1
 Остается надеяться, что книга профессора Барбары Эпштейн из Калифорнии обратит внимание западного читателя и послужит целям ликбеза в истории Катастрофы восточноевропейского еврейства не только в Минске и БССР, но и на бывших советских территориях в целом.

С наилучшими пожеланиями,
^ Леонид Смиловицкий,
доктор исторических наук,
Центр диаспоры при Тель-Авивском университете


Dr. Leonid Smilovitsky,
The Goldstein-Goren Diaspora Research Center,
Carter Bldg., Tel Aviv University,
Ramat Aviv, Tel Aviv 69978,
http://www.tau.ac.il/humanities/ggcenter         




 

                                              Еврейский ответ отрицателям Холокоста


19.10.2008. В пресс-центре РИА "Новости" состоялась пресс-конференция историка Павла Поляна и писателя и бизнесмена Альфреда Коха, посвященная выходу в свет подготовленной ими книги "Отрицание отрицания, или Битва под Аушвицем. Дебаты о демографии и геополитике Холокоста".

Книга представляет собой сборник статей, написанных как П. Поляном и А. Кохом, известными специалистами по еврейской демографии и демографии Холокоста с целью опровержения аргументации так называемых "отрицателей Холокоста", пытающихся с помощью передергивания фактов отрицать масштабы и последствия Холокоста.

Как подчеркнул во время пресс-конференции А. Кох, во многом возрастающая активность "отрицателей" вызвана тем, что изменился характер антисемитизма, который все больше приобретает форму "антиизраилизма".

"Прилагаются огромные усилия для того, чтобы вбить клин между Израилем и христианскими странами Запада и оставить его во враждебном окружении. И отрицание Холокоста – одна из основных стратегий на данном направлении", - сказал он.

Одним из основных полей, на которых разворачивается деятельность "отрицателей" является Интернет.

Как рассказал Альфред Кох, как-то зайдя в Интернет и набрав в поисковике слово "Холокост" он буквально утонул в море ссылок на сайты, где пропагандируется отрицание Холокоста.

При этом распространение идеологии отрицателей в обществе – это не есть какая-то особенная российская проблема.

Это общеевропейская проблема, вызванная несколькими факторами: во-первых, отмеченным выше засильем "отрицательских" сайтов в Интернете, а во-вторых, странным отношением еврейских общественных деятелей к отрицателям Холокоста.

"Они отказываются рассматривать аргументы этих людей, само их существование. Это отношение пугает меня. Ведь оно является деструктивным прежде всего для самой еврейской общины".

"Для людей со стороны, не находящихся "внутри" полемики, ситуация, когда с человеком не желают разговаривать, а сразу же отправляют его в тюрьму – признак того, что его идеи вроде бы правильные, раз им ничего не было противопоставлено", - отметил А. Кох.

Он выделил в связи с этим необходимость открытых дискуссий, которые могут показать несостоятельность "отрицателей". Первоначально предполагалось даже включить в книгу некоторые тексты "отрицателей", но потом из-за их низкого научного уровня эта идея была оставлена.

Альфред Кох также рассказал об основных тезисах, с помощью которых отрицатели Холокоста стремятся объяснить исчезновение нескольких миллионов евреев Европы в 1940-е годы.

"Самый первый тезис – это то, что 2,5 миллиона евреев убил Сталин, угнав в Сибирь. Во времена "железного занавеса" это могло подействовать на обывателя, но сейчас, когда этот занавес рухнул, архивы открыты и так далее этот "аргумент" перестал работать.

Второй тезис – о тайной эмиграции евреев в Палестину, но этому противоречат все данные о численности населения Израиля.

Наконец, появляется признание – да, евреи умирали во время войны, но от болезней и потому, речь идет не о геноциде, а о "общевоенных жертвах".

Но, позвольте, ведь их загоняли в гетто, где возникали эпидемии, не давали лекарств и так далее именно как евреев. Так что и здесь речь идет о том же геноциде".

Павел Полян, в свою очередь, остановился на особенностях представляемой книги. Он подчеркнул, что речь идет о первом издании на русском языке (а, возможно, и во всем мире), где вопрос о демографии Холокоста был бы "встроен" в полемику с отрицателями.
В книге опубликованы классические работы по демографии Холокоста известных зарубежных исследователей, а некоторые источники, на которых построены статьи составителей книги, вводятся в научный оборот впервые.

Говоря об отрицателях Холокоста, Павел Полян отметил, что Россия превратилась для них в своеобразную "Швейцарию", где можно отсиживаться от преследований правосудия, свободно издавать свои опусы и так далее.

При этом собственно российские отрицатели Холокоста не внесли в теории "отрицателей" ничего нового, ограничившись переводами западных "классиков".

Более любопытная ситуация складывается на Украине, где постепенно возникает две концепции: одна из них перекладывает ответственность за Холокост на русских, а другая – стремится уравнять Холокост и Голодомор (голод на Украине в 1932-1933-х годах).

Семен Чарный

http://www.aen.ru/index.php?page=article&category=politics&article_id=743



 

12.09.2008. Самостийники и Холокост

Разоблачению фальсификаций украинских пронацистских историков и правде об участии мельниковских и бандеровских «героев» в уничтожении евреев на Украине в годы Второй мировой войны посвящена очередная книга историка А. Дюкова «Второстепенный враг» (М.: REGNUM, 2008).

Дело в том, что Холокост на Украине был в немалой степени следствием не только активного участия населения в нацистских актах преследования и уничтожения евреев, но и результатом сознательной политики украинских радикал-националистов из УНА-УНСО.  Тех самых, которые в нынешней «демократической» Украине объявлены героями и борцами за независимость. Тех самых, в честь которых сейчас возводятся мемориалы (ради некоторых недобитых бандеровцев – прижизненные). Тех самых, которые виновны в уничтожении сотен тысяч русских, евреев, поляков, да и украинцев, не желавших маршировать вместе с нацистскими пособниками.  

«Второстепенный враг» – такими словами украинские радикальные националисты 30-40-х годов прошлого века обозначали евреев. Хотя этими словами подчёркивалось, вроде бы, что, по сравнению с СССР и Польшей, «оккупировавшими» украинские земли, евреи враг вроде бы не главный, это не уменьшало того ожесточения, с которым не только некоторые рядовые члены УНА-УНСО, но и большинство руководителей этой организации относились к евреям.  

УНА-УНСО по праву должна разделить ответственность, не только моральную, но и юридическую, с гитлеровцами за этнические чистки на территории Украины во время германской оккупации 1941-44 гг. Те же официальные политики, кто ныне реабилитирует этих «героев» в их преступлениях, должны быть, по логике, отлучены от общения с цивилизованным мировым сообществом.  

Книга Дюкова построена на большом мемуарном и архивном материале. При этом автор критически отнёсся к воспоминаниям многих деятелей УНА-УНСО, вышедшим в эмиграции, поскольку обоснованно обнаружил в них стремление обелить, замазать преступления украинских пособников Гитлера.

Главными для него стали неопубликованные ранее документы, добытые как из российских архивов спецслужб, так и из прежде неизвестных фондов разгромленных западноукраинских сепаратистов.

В качестве главной причины, почему до сих пор преступления УНА-УНСО, совершенные этой организацией совместно с гитлеровцами, в частности – массовые уничтожения евреев – ранее не стали широким достоянием гласности, Александр Дюков называет слабую исследованность темы. Насколько можно судить, произошло это по двум причинам.  

Во-первых, большинство документов, свидетельствующих о действиях УНА-УНСО, оказались в закрытых советских архивах, и доступной широким кругам исследователей оказалась только малая часть информации. Официальная советская историография не была достаточно заинтересована в выяснении истинных масштабов соучастия украинцев (пусть даже и коллаборационистов) в преступлениях нацистских оккупантов против человечности, так как это могло бы привести к нежелательным, с точки зрения коммунистической власти, оценкам межнациональных отношений.  

Во-вторых, вакуум информации, создававшийся из-за закрытости советских архивов, восполнялся пристрастными воспоминаниями ветеранов УНА-УНСО, выпущенными после войны на Западе. В них «герои» этнических чисток всячески стремились показать свою непричастность к актам геноцида евреев и других народов на территории Украины. Например, ими приводились выдержки из отдельных документов УНА-УНСО, в которых украинские активисты и население призывались к воздержанию от антисемитских акций нацистских оккупантов.  

Дюков привёл примеры того, что на каждый подобный документ приходилось несколько актов руководства и местных организаций УНА-УНСО обратного свойства.

 В заявлениях, инструкциях, приказах УНА-УНСО на разных уровнях содержались не только антисемитские высказывания, но и прямые призывы к сегрегации евреев, к поддержке политики нацистских оккупантов по отношению к евреям, а зачастую и к участию в физическом уничтожении евреев.  

Документами, приводимыми Дюковым, в том числе материалами судебных процессов, проводившихся в ФРГ, засвидетельствовано активное участие западноукраинских коллаборационистских формирований (в частности, батальона «Нахтигаль») в акциях холокоста на территории Украины.  

В книге прослеживается эволюция политики руководящих органов УНА-УНСО в «еврейском вопросе» за время гитлеровской оккупации Украины. Доказательно, что при отдельных тактических колебаниях организаций УНА-УНСО преобладающей тенденцией оставалось отношение украинских «коллабос» к евреям как к безусловному врагу, подлежавшему уничтожению. При этом автор не оставляет без внимания отдельные проявления иных тенденций в УНА-УНСО, демонстрировавших более терпимое отношение некоторой части этой организации к евреям.  

Главный вывод автора книги, целиком обоснованный по её материалам: «Евреи не были ни единственной, ни главной жертвой украинских националистов» (с.94). Автор и не ставил задачи показать, насколько именно евреи являлись объектами этнических чисток УНА-УНСО. У него была другая цель: доказать, что любые потуги объявить УНА-УНСО непричастными к преступлениям гитлеровского режима, в частности к Холокосту, абсолютно необоснованны. И эта цель достигнута. Для тех, конечно, кого интересует историческая истина, а не политизированная ложь.  

                                                                  Ярослав Бутаков, кандидат исторических наук

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/samostiniki_i_holokost_2008-09-12.htm



 

Леви М. Дети свободы.- М.: Иностранка, 2008.

Роман "Дети свободы", изданный тиражом 400 000 экземпляров, написан на основе подлинных воспоминаний отца и дяди автора, мальчишками участвовавших в подпольной борьбе с оккупантами во время Второй мировой войны. Дети свободы - это подростки разных национальностей: испанцы, венгры, поляки, чехи, евреи, чьи семьи бежали по разным причинам во Францию, ставшую для них второй родиной. Мечтая о любви и жизни в свободном мире, они создают в Тулузе интернациональную бригаду, которая влилась в движение Сопротивления как самостоятельный отряд. Хроника этой яростной "уличной войны" написана от лица главного героя романа, Жанно, одного из немногих оставшихся в живых бойцов бригады.

http://www.moscowbooks.ru/book.asp?id=424417

  



 

^ 10.09.2008. Беларусь, Бобруйск. Писатель, председатель еврейской общины Бобруйска Леонид Рубинштейн приступил к работе над новой книгой - книгой о Холокосте.
Как рассказал для Агентства еврейских новостей Леонид Аронович, в книгу войдут рассказы о трагедии еврейского народа на бобруйской земле в годы Второй мировой войны.
Второй раздел книги будет стихотворным. В него войдет цикл стихов о Катастрофе.
Все произведения основаны на реальных событиях, произошедших на бобруйщине в годы геноцида.
Всего же у Леонида Рубинштейна выпущено 7 книг на самые различные темы. Последняя из них, которая вышла в свет в 2006 году, рассказывает о Праведниках народов мира бобруйщины.

Илья Разумовский, АЕН

http://www.aen.ru/index.php?page=brief&article_id=50664

 



 

^ 09.09.2008. Перевод одной из самых известных книг Арендт "Эйхман в Иерусалиме" вышел в издательстве "Европа".

Книга, представлявшая из себя сначала серию публикаций в журнале "Нью-Йоркер", впервые увидела свет в 1963-м году.

Публикация книги спустя полвека после ее первого издания имеет двойной смысл.

Во-первых, после издания двухтомника о Нюрнбергском процессе тема Холокоста в Советском Союзе практически замалчивалась, так что российский читатель впервые может ознакомиться с чрезвычайно дотошным исследованием Ханны Арендт.

Во-вторых, как ни огорчительно, тема преступлений против человечности в начале XXI века оказалась актуальной как никогда, будь то война на истребление в суданском Дафуре, геноцид и вытеснение сербов из Косова или третья уже кровавая попытка тбилисских властей создать "Грузию для грузин".

К великому сожалению, Запад упорно пытается "приватизировать" тему преступлений против человечности, используя Гаагский трибунал как однонаправленный инструмент. Именно дотошность Ханны Арендт, тщательно анализирующей не только ход процесса над Эйхманом, но и все юридические ловушки на пути к известному результату этого процесса над воплощением обыденности абсолютного зла, составляет основную ценность этой монографии.

Арендт Х. Банальность зла. Эйхман в Иерусалиме. - М.: Европа, 2008. - 424 с. - (Холокост). Перевод с английского Сергея Кастальского и Натальи Рудницкой.

http://www.russ.ru//




 

^ 01.09.2008. В московском издательстве Ad Marginem вышла книга «Пауль Целан. Стихотворения. Проза. Письма». Составители — Татьяна Баскакова и Марк Белорусец.

Австрийский поэт Пауль Целан (1920-1970), половину жизни прожил в Черновцах, после — в Бухаресте, Вене и Париже. Новая книга — первое обширное и подробно прокомменитрованное собрание произведений поэта на русском языке. У Пауля Целана репутация крупнейшего немецкоязычного лирика второй половины ХХ века. Эту новость комментирует обозреватель "Радио Свобода! Игорь Померанцев: «Пауль Целан — поэт, не чуждый русской литературе. Он переводил на немецкий Блока, Есенина, Хлебникова, Мандельштама, "Бабий Яр" Евтушенко. В годы второй мировой войны его родители стали жертвами нацистов, и сам он едва не погиб в концлагере. Поэт был признан при жизни, награжден самыми престижными литературными премиями, отмечен филологами и философами. Он покончил с собой в 1970 году в Париже, бросившись с моста в Сену. Лично я больше всего люблю в стихах Целана — зазоры и пробелы. Они свидетельствуют о мучительной работе памяти, о незаживающих ранах свидетеля Холокоста. Новая книга Пауля Целана в русских переводах издана тиражом полторы тысячи экземпляров. Возможно, это даже больше, чем нужно. Любители сугубо русской поэзии, читая Целана, скорее всего, будут разочарованы. Они будут пенять переводчикам, порицать верлибр. Напрасно. Содержание поэзии — это прежде всего язык и его возможности. Австрийские поэты работают с другим поэтическим кодом, нежели русские поэты. Читая Пауля Целана, можно задуматься над чужими поэтическими кодами, не похожими на русский».

http://www.svobodanews.ru/News/2008/09/01.html?id=463150






Скачать 163.32 Kb.
оставить комментарий
Дата23.09.2011
Размер163.32 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх