Сборник статей выпуск 3 Под редакцией профессора Б. И. Путинского icon

Сборник статей выпуск 3 Под редакцией профессора Б. И. Путинского



Смотрите также:
Сборник статей под редакцией профессора М, И. Брагинского Издательство норма москва, 2002 удк...
Сборник статей Под редакцией А. В...
Потаённое сборник под редакцией О. Гусева, Р. Перина выпуск 1 Санкт-Петербург...
Сборник статей под редакцией профессора М. И. Брагинского статут mockbr2000...
Совершенствование технологий обеспечения качества профессионального образования: Международная...
Сборник статей Выпуск 3 Москва, 16 февраля 2007 г...
Сборник статей к 70-летию Станислава Грофа...
Сборник статей Сборник статей о жизненном и творческом пути заслуженного деятеля искусств...
Сборник статей Сборник статей о жизненном и творческом пути заслуженного деятеля искусств...
-
Сборник научно-методических статей Под редакцией...
Потаённое



страницы: 1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18
вернуться в начало
скачать
г

~M'J

Актуальные проблемы коммерческого права

законом 2001 г. «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (в ред. федераль­ных законов от 23 июня 2003 г. № 76-ФЗ, от 8 декабря 2003 г. № 169-ФЗ, от 23 декабря 2003 г. № 185-ФЗ), который содержит ряд важных положений о государственной регистрации ком­мерческих юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, при внесении изменений в их учредительные до­кументы.

Одна из важных задач, которая решается при деятельном участии юридической службы, — соблюдение требований за­кона относительно уставного капитала общества. В насто­ящее время законом установлено, что минимальный уставный капитал открытого акционерного общества должен составлять не менее тысячекратной суммы минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом на дату регистра­ции общества, а закрытого общества — не менее стократной суммы минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом на дату государственной регистрации об­щества.

Уставом общества должны быть определены количество, номинальная стоимость акций, приобретенных акционерами (размещенные акции), и права, предоставляемые этими акция­ми. Уставный капитал общества может быть увеличен путем увеличения номинальной стоимости акций или размещения до­полнительных акций.

Процесс этот, несмотря на его сравнительную простоту, часто приводит к затруднениям и может породить на практике споры между акционерами. Юридической службе общества не­обходимо иметь в виду следующие основные требования зако­на в этой сфере:

/ решение об увеличении уставного капитала общества путем увеличения номинальной стоимости акций, как правило, принимается общим собранием акционеров или советом дирек­торов (наблюдательным советом) общества, если в соответствии с уставом общества ему предоставлено право принимать такое решение;

222

Организационные обязанности юридической службы

/ дополнительные акции могут быть размещены обществом только в пределах количества объявленных акций, установлен­ного уставом общества;

/ при увеличении уставного капитала общества за счет его имущества путем размещения дополнительных акций эти акции распределяются среди всех акционеров. При этом каж­дому акционеру распределяются акции той же категории (типа), что и акции, которые ему принадлежат, пропорционально ко­личеству принадлежащих ему акций. Увеличение уставного ка­питала общества за счет его имущества путем размещения до­полнительных акций, в результате которого образуются дроб­ные акции, не допускается.

Акции общества, распределенные при его учреждении, дол­жны быть полностью оплачены в течение года с момента госу­дарственной регистрации общества, если меньший срок не пре­дусмотрен договором о создании общества. Не менее 50 про­центов акций общества, распределенных при его учреждении, должно быть оплачено в течение трех месяцев с момента госу­дарственной регистрации общества. Акция, принадлежащая уч­редителю общества, не предоставляет права голоса до момента ее полной оплаты, если иное не предусмотрено уставом обще­ства.

В случае неполной оплаты акций в течение установленно­го срока право собственности на акции, цена размещения кото­рых соответствует неоплаченной сумме (стоимости имущества, не переданного в оплату акций), переходит к обществу. Дого­вором о создании общества может быть предусмотрено взыска­ние неустойки (штрафа, пени) за неисполнение обязанности по оплате акций.

Другим важным аспектом, относящимся к сфере ведения юридической службы, является ведение и хранение реестра акционеров. Общество обязано обеспечить ведение и хранение реестра акционеров общества в соответствии с правовыми ак­тами Российской Федерации с момента государственной регис­трации общества. При этом необходимо учесть, что держате-

223

лем реестра акционеров общества может быть это общество или профессиональный участник рынка ценных бумаг, осуществля­ющий деятельность по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг (далее — регистратор). В обществе с числом ак­ционеров более 50 держателем реестра акционеров общества должен быть регистратор. Общество, поручившее ведение и хра­нение реестра акционеров общества регистратору, не освобож­дается от ответственности за его ведение и хранение. Лицо, за­регистрированное в реестре акционеров общества, обязано свое­временно информировать держателя реестра акционеров обще­ства об изменении своих данных. В случае непредоставления им информации об изменении своих данных общество и регис­тратор не несут ответственности за причиненные в связи с этим убытки.

Высшим органом акционерного общества является общее собрание акционеров, а общества с ограниченной ответствен­ностью — общее собрание участников. В связи с этим одной из важных обязанностей юридической службы в настоящий пери­од является соблюдение требований законодательства от­носительно созыва, обеспечения правомочности и реализа­ции решений общих собраний — высших органов хозяйствен­ных обществ.

Кроме текущей организационной деятельности в сфере кор­поративных отношений в последнее время юридическим служ­бам приходится сталкиваться с разрешением корпоративных конфликтов, в которые оказываются втянуты успешные или об­ладающие крупными активами предприятия. Большинство из этих споров основываются на норме, содержащейся в п. 7 ст. 49 Федерального закона «Об акционерных обществах» и соответст­вующей норме Закона об ООО, которые устанавливают, что ре­шение общего собрания, принятое с нарушением требований закона, устава общества и нарушающее права и законные ин­тересы участника общества или акционера, может быть призна­но судом недействительным по его заявлению, если он не при­нимал участия в голосовании или голосовал против оспаривае-224

Организационные обязанности юридической службы

мого решения. Суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование лица, подавшего заявление, не могло повлиять на результаты голосо­вания, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинение ему убытков.

Аналогичная формулировка содержалась и в первоначаль­ной редакции Закона об акционерных обществах, действовавшей с 1 января 1996 г. по 1 января 2002 г., в связи с чем в правоприме­нительной практике стала утверждаться точка зрения, согласно которой любое решение общего собрания акционеров действи­тельно до тех пор, пока оно не оспорено в установленном по­рядке.

Институт ничтожности решений общих собраний акционе­ров отечественному праву неизвестен. Вместе с тем правопри­менительная практика, несмотря на отсутствие соответствующих указаний в законе, фактически создала конструкцию ничтож­ных решений общих собраний акционеров, хотя они называют­ся по-другому. Начало подобной практики было положено со­вместным постановлением пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 4/8 от 2 апреля 1997 г., в п. 9 которого установлено, что в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания акционеров, но при этом су­дом установлено, что данное решение принято с нарушением компетенции общего собрания акционеров, при отсутствии кво­рума, предусмотренного Законом об акционерных обществах, либо с иным существенным нарушением законодательства, суд должен исходить из того, что такое решение не имеет юриди­ческой силы в целом или в части избрания органов управления обществом.

Сложности для организации возникали и тогда, когда соответствующая сторона в обоснование своих требований или возражений по иску ссылалась на решение общего собрания акционеров, а противоположная сторона просила суд не при­нимать такое решение во внимание как не имеющее юридичес-

225

кой силы, поскольку оно было принято с иным существенным нарушением законодательства, а не с нарушениями компетенции общего собрания акционеров либо в отсутствие требуемого кво­рума. Однако указанное разъяснение нижестоящие суды при рассмотрении конкретных дел нередко не принимали во внима­ние, особенно когда та или иная сторона ссылалась на спорное решение общего собрания акционеров не для обоснования сво­их материально-правовых требований либо возражений по су­ществу иска, а для подтверждения полномочий представителя акционерного общества, участвующего в деле.

Подобный вопрос неоднократно возникал, когда предста­витель одной из противоборствующих сторон ссылался в обо­снование своих полномочий на решение общего собрания ак­ционеров. Признание решения общего собрания акционеров не имеющим юридической силы предполагает определенную сте­пень судейского усмотрения, однако, как только суд углублялся в изучение данной проблемы, грань между оспоримым и ничтож­ным решением общего собрания акционеров стиралась.

Суды крайне неохотно применяли институт объявления не имеющим юридической силы и не требующим признания не­действительным решения общего собрания акционеров, приня­тое с существенными нарушениями законодательства, в отсут­ствие четких законодательных критериев, поскольку в таком случае появлялось больше простора для судейского усмотре­ния, что предполагало высокую вероятность отмены соответ­ствующего судебного акта. Поэтому они придерживались сле­дующего принципа: решение общего собрания акционеров действительно, пока оно не оспорено, а сторона, участвующая в деле и заявляющая о неприменимости конкретного решения общего собрания акционеров со ссылкой на иные существен­ные нарушения закона, должна добиться его аннулирования в отдельном судебном разбирательстве.

В постановлении Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах», которое стало новым докумен-226

Организационные обязанности юридической службы

том о применении акционерного законодательства, высшая су­дебная инстанция не только не отказалась от прежней правовой позиции по рассматриваемому вопросу, но и пошла дальше, предложив в некотором смысле исчерпывающий перечень слу­чаев, когда решения общего собрания акционеров, даже в от­сутствие специального судебного оспаривания, могут призна­ваться не имеющими правового значения с момента его приня­тия. Так, в п. 26 названного постановления было предусмотрено, что арбитражному суду вне зависимости от того, оспорено кем-либо из акционеров или нет решение общего собрания акцио­неров, надлежит квалифицировать соответствующее решение как не имеющее юридической силы и разрешить спор, руко­водствуясь нормами закона, если стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собра­ния акционеров, когда:

  • решение принято с нарушением компетенции общего со­
    брания акционеров (п. 3 ст. 48 Закона об акционерных обще­
    ствах);

  • решение принято в отсутствие кворума для проведения
    общего собрания или принятия решения (п. 2, 4 ст. 49 и п. 1—3
    ст. 58 Закона об акционерных обществах);

  • решение принято по вопросам, не включенным в повест­
    ку дня общего собрания акционеров (п. 6 ст. 49 Закона об акци­
    онерных обществах).

Каждое из трех приведенных обстоятельств является само­стоятельным основанием для того, чтобы признать решение об­щего собрания акционеров не имеющим юридической силы, причем подобные обстоятельства, будучи вопросом факта, под­лежат установлению судом.

Судебно-арбитражная практика ушла от неопределеннос­ти, связанной с понятием иных существенных нарушений зако­нодательства, являющихся основанием для признания решения общего собрания акционеров не имеющим юридической силы, однако сама по себе концепция фактически ничтожных реше­ний получила подтверждение и дальнейшее развитие.

227

При складывающемся положении решение общего собра­ния акционеров, если оно отвечает критериям, указанным в п. 26 названного постановления Пленума ВАС РФ, не требует специального судебного признания его недействительным, хотя и не исключает такового. Соответственно, подобные решения можно вполне обоснованно именовать как ничтожные в проти­вовес оспоримым, требующим в обязательном порядке специ­ального судебного признания недействительными, а до тех пор считающимся действительными корпоративными актами.

В данном случае ничтожность решений затрагивает прин­ципиальные вопросы учения о юридическом лице: организация, рассматриваемая сама по себе, в отрыве от его акционеров, уча­стников, менеджеров и прочих органов, — это искусственное построение, лишенное воли, понимаемой как психический про­цесс. Однако как участник оборота она обладает не только пра­воспособностью, но и дееспособностью. Соответственно, дей­ствия, направленные на создание новых прав и обязанностей, отражающихся на самом юридическом лице, — дееспособность организации — реализуются посредством волеизъявления ор­ганов юридического лица. Подобные веления органов юриди­ческого лица должны осуществляться в рамках, устанавливае­мых законом, для чего право создает понятие компетенции орга­на. Итак, воля конкретного органа организации в пределах его компетенции отождествляется с волей юридического лица.

Если орган выходит за рамки отведенной ему компетенции или лицо (лица), действующее вовне как орган юридического лица, вообще не имеет никакого отношения к такому юриди­ческому лицу (например, лицо, не являющееся акционером, из­готавливает подложный протокол), то такие порочные веления должны быть признаны недействительными

Это привело к созданию института ничтожности решений общих собраний акционеров: подобные акты не порождают тех правовых последствий, которые возникают из легитимных и компетентных актов волеизъявления, а потому не требуют спе­циального судебного признания их недействительными. 228

Организационные обязанности юридической службы

Изначально ничтожными признаются решения общего со­брания акционеров, принятые в отсутствие кворума. Так, в на­званном выше постановлении Пленума ВАС РФ № 19 указано, что решения, принятые в отсутствие кворума для проведения общего собрания или принятия решения (п. 2, 4 ст. 49 и п. 1—3 ст. 58 Закона об акционерных обществах), и те, которые не мог­ли быть в принципе приняты общим собранием акционеров (ре­шение принято с нарушением компетенции общего собрания акционеров — п. 3 ст. 48 Закона об акционерных обществах, предусматривающий исчерпывающий перечень вопросов, от­носимых к компетенции общего собрания акционеров), а также те, которые хотя и могут приниматься общим собранием акци­онеров, но на конкретном собрании не имелось повода для их принятия (решения по вопросам, не включенным в повестку дня собрания, — п. 6 ст. 49 Закона об акционерных обществах), являются ничтожными.

Некоторым исследователям в этой связи представляется, что первая ситуация — принятие собранием решения, вообще не относящегося к его компетенции, полностью отвечает логике отечественного акционерного законодательства, предусматри­вающего строго фиксированный круг вопросов, относимых к компетенции общего собрания акционеров, однако со второй ситуацией — принятием решения по вопросам, не включенным в повестку дня собрания, когда подобные решения относятся не к оспоримым (общий порядок), а к ничтожным, или в иных терминах, к не порождающим правовых последствий, крайне сложно согласиться. При подобном подходе любое решение об­щего собрания акционеров, даже если на собрании присутствова­ли все акционеры, будет ничтожно. В таком случае нарушается логика указанного выше подхода: если волеизъявление акционе­ров не только потенциально могло совершиться, но и соверши­лось фактически (акционеры так или иначе приняли участие в голосовании), то соответствующий корпоративный акт должен подвергаться анализу на предмет того, насколько существенны нарушения закона. Однако режим ничтожности решения обще-

229

Актуальные проблемы коммерческого права

го собрания акционеров, применяемый в этой ситуации, устра­няет саму возможность подобной оценки.

Таким образом, разъяснения высшей судебной инстанции по второй ситуации (принятие общим собранием акционеров решения по вопросам, не включенным в повестку дня собра­ния) в политико-правовом плане недостаточно обоснованно. Соответственно, de lege ferenda следовало бы ограничить нич­тожность решений, принятых на общем собрании акционеров, по вопросам, не включенным в повестку дня собрания, лишь теми ситуациями, когда в голосовании не участвовали все ак­ционеры. Иначе, в случае участия в собрании всех акционеров, речь должна идти только об оспоримости подобных решений. Доводы, обосновывающие ничтожность подобных решений не­обходимостью обеспечения для акционеров «минимума проце­дуры» и статутных гарантий, оказываются неуместными: если на все процедурные нарушения распространять режим ничтож­ности решений общего собрания акционеров, оспоримых реше­ний вовсе не останется. Соответственно, будет исключено лю­бое усмотрение и необходимость оценки степени существен­ности тех или иных нарушений, а при таком положении гипотетически любое решение общего собрания акционеров может быть аннулировано1.

В настоящее время обсуждается возможность расширения перечня ситуаций, когда решение общего собрания акционеров не требовало бы специального судебного признания его недей­ствительным. Речь идет о ситуациях, при которых на момент проведения собрания и принятия решения действовал судеб­ный запрет (меры по обеспечению иска), препятствующий при­нятию решения. Единообразная правоприменительная практи­ка по данному вопросу отсутствует. В одних случаях арбитраж­ные суды вовсе не принимают во внимание решение общего собрания акционеров, принятое при наличии действовавшего

1 Степанов Д. Ничтожность решений общих собраний акционеров // Корпо­ративный юрист. 2005. № 1. С. 28.

230

на тот момент судебного запрета, в других — ориентируются на то, действует ли подобный запрет на момент обсуждения действительности соответствующего решения (если запрет снят либо определение об обеспечении иска отменено вышестоящим судом, вспоминают принцип «решение общего собрания акци­онеров, пока оно не оспорено в установленном законом поряд­ке, действительно»). Наконец, встречаются ситуации, когда суды не только не усматривают ничтожности в таких решениях об­щего собрания акционеров, но даже если впоследствии данное решение оспаривается в рамках отдельного дела по иску о при­знании решения недействительным, нередко в удовлетворении иска отказывается, поскольку факт принятия решения при на­личии запрета не квалифицируется как нарушающий права и законные интересы акционера (ст. 49 Закона об акционерных

обществах).

Учитывая, что принятие решения собранием при наличии судебного запрета голосовать всем или некоторым акционерам по тем или иным вопросам повестки дня не исключает в прин­ципе возможности формирования легитимного (для данного ак­ционерного общества, а не для права вообще) волеизъявления, при решении такого казуса предлагается исходить из преиму­щественно оспоримого характера соответствующего решения общего собрания акционеров. Принятое решение для акционе­ров действительно, пока оно не признано недействительным в установленном законом порядке, более того, факт принятия ре­шения при наличии судебного запрета сам по себе утрачивает привилегию ссылаться на ничтожность решения общего собра­ния акционеров, принятого при наличии действовавшего на тот момент судебного запрета. Он вправе лишь оспорить такое ре­шение в общем порядке (п. 7 ст. 49 Закона об акционерных обществах). Из сказанного следует, что расширять уже сущест­вующий перечень оснований ничтожности решений общего со­брания акционеров не следует.

Последнее, на что следует обратить внимание в связи с ничтожностью решений общего собрания акционеров, — это

231

I

Актуальные проблемы коммерческого i

вопросы сроков исковой давности. Так, если для заявления ис­ков о признании недействительными решений общего собрания акционеров в п. 7 ст. 49 Закона об акционерных обществах пре­дусматривается шестимесячный срок исковой давности, то для решений, не порождающих правовых последствий, каких-либо временных ограничений в части заявлений и ссылок на такие решения отечественный правопорядок не предусматривает.

Однако для акционера (и только для него), по ходатайству которого были введены соответствующие меры по обеспечению иска, не требуется специально оспаривать решение акционе­ров, поскольку права и законные интересы именно такого ак­ционера нарушаются принятием решения общего собрания ак­ционеров (п. 7 ст. 49 Закона об акционерных обществах).

Соответственно, если при рассмотрении дела судом будет установлено, что решение общего собрания акционеров, на ко­торое ссылается сторона по делу, было принято при наличии действовавшего на тот момент судебного запрета, подобное решение следует признать не порождающим правовых послед­ствий, о чем должен заявить акционер, по требованию которого были введены обеспечительные меры. Представляется, что дан­ный вопрос, как, впрочем, и саму возможность признания нич­тожности решений общего собрания акционеров, следовало бы предусмотреть законодательно, а до этого рассуждать о каких-либо пресекательных сроках не приходится. Соответственно, ссылаться на то, что решение общего собрания акционеров при­нято с такими нарушениями, при которых решение не порождает правовых последствий, можно без ограничений во времени.

Кроме такого рода споров по поводу действительности ре­шений общих собраний значительное распространение в пос­леднее время получили конфликты, причиной которых являет­ся стремление приобретения контрольного пакета акций акцио­нерного общества.

Исходя из задач, которые ставит перед собой приобрета­тель акций, некоторые исследователи выделяют следующие раз­новидности такого рода столкновений:

232

Организационные обязанности юридической службы

/ приобретение контрольного пакета акций общества ин­вестором в целях формирования горизонтально и (или) верти­кально интегрированного холдинга в интересующей сфере дея­тельности;

/ консолидация значительного пакета общества ради спе­кулятивных целей (для последующей его уступки) иному лицу;

/ установление контроля над товарными или финансовы­ми потоками организации-объекта, в результате чего доход ак­ционерного общества присваивается упомянутым обладателем контрольного пакета;

/ приобретение контрольного пакета как инструмент кон­курентной борьбы, направленной на вытеснение с рынка кон­курента;

/ получение контрольного пакета в качестве обеспечения исполнения обязательств акционерным обществом перед кре­дитором, когда такое требование выступает принудительным условием кредитора.

Во всех случаях предпринимается попытка приобретения фактически монопольных прав в акционерном обществе для при­нятия стратегических решений развития корпорации, в числе которых и формирование совета директоров, назначение еди­ноличного исполнительного органа, захват предприятия.

Для этого используются отлаженные за последнее время инструменты, направленные на дестабилизацию общества, ко­торые должны быть известны юридической службе и против которых она должна быть способна противостоять. Это так на­зываемый гринмейл (шантаж) — когда права значимого мино­ритарного акционера, обладающего не менее, чем 10-процент­ным пакетом акций, используются для проведения враждебных акций: иски по любым поводам, созыв и проведение многочис­ленных общих собраний акционеров, выражение несогласия с проводимой главным акционером или менеджментом дивиден­дной политикой, планами осуществления новой эмиссии акций, продажи определенных профильных или непрофильных акти­вов, реструктуризации бизнеса в целом, крупных сделок или сделок с заинтересованностью.

233

Актуальные проблемы коммерческого права

Применяются другие законные приемы в виде подачи ис­ков, направления жалоб в контролирующие органы, преследо­вания в уголовном порядке, скупка кредиторской задолженнос­ти акционерной компании, оспаривание начальных сделок при­ватизации данного предприятия. При этом выявляются и анализируются недоработки учредительных документов, поло­жений, типовых договоров, документов общества по оформле­нию прав собственности и иных прав на основные активы (сви­детельства на недвижимость, арендные договоры), договоры с государственными организациями, разрешительная документа­ция (лицензии, сертификаты, согласования), контракты с уп­равляющими и проч.

В этой связи следует обратить внимание на толкование нор­мы п. 3 ст. 7 Федерального закона «Об акционерных общест­вах» — «акционеры закрытого общества пользуются преиму­щественным правом приобретения акций, продаваемых други­ми акционерами этого общества, по цене предложения третьему лицу пропорционально количеству акций, принадлежащих каж­дому из них, если уставом общества не предусмотрен иной по­рядок осуществления данного права» — в постановлении Пле­нума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. № 19: «преимущественное право акционеров (общества) действует при отчуждении участ­ником этого общества акций только путем продажи». В тексте постановления Пленума ВС РФ № 4 и Пленума ВАС РФ № 8 от 2 апреля 1997 г. такое толкование отсутствует.

В последнее время в прессе часто используется понятие «параллельное общее собрание акционеров». Это происходит, когда проводятся два или больше собраний «параллельно» — в пределах периода, необходимого для созыва и проведения со­брания в данной компании. При этом в них участвует тот же состав участников, их устроители констатируют наличие кво­рума, иногда первичного, иногда при проведении собрания «вза­мен несостоявшегося (кворум — 30%) и на собраниях прини­маются взаимоисключающие решения по одним и тем же воп­росам. При этом организаторы каждого из этих в действитель-

234

ности конкурирующих собраний считают «их» собрание един­ственно легитимным.

Обеспечительные меры стали в свое время одним из ос­новных инструментов ведения корпоративных войн. Судебная практика, основанная на ст. 6 ФКЗ «О судебной системе Рос­сийской Федерации» и ее «аналогах» в АПК РФ и ГПК РФ, исходит из идеи достаточности судебного запрета для призна­ния недействительным ненормативного корпоративного акта, принятого вопреки таковому, был ли этот запрет формально известен органу управления и его отдельным членам или нет, доведен ли он до стадии издания постановления о возбуждении исполнительного производства или нет, а также завершено ли исполнительное производство по нему или нет.

Высшие судебные органы отреагировали на эти обстоятель­ства постановлением Пленума ВС РФ от 10 октября 2001 г. № 12, который установил, что «суд не вправе запрещать прове­дение общего собрания акционеров, поскольку это противоречит статье 31 Конституции Российской Федерации». 9 июля 2003 г. Пленум ВАС РФ принимает постановление «О практике рас­смотрения арбитражными судами заявлений о применении обеспечительных мер, связанных с запретом проводить общие собрания акционеров», где, в частности, было указано, что «суд не может в порядке принятия обеспечительных мер по спорам об обжаловании решений органов управления акционерного об­щества, о признании недействительными сделок с акциями об­щества, о применении последствий недействительности таких сделок, о признании недействительным выпуска акций акцио­нерного общества, а также по иным спорам запрещать акцио­нерному обществу, его органам или акционерам проводить го­довое или внеочередное общее собрание акционеров. Суд так­же не может принимать обеспечительные меры, фактически означающие запрет на проведение общего собрания акционе­ров, в том числе созывать общее собрание, составлять список акционеров, имеющих права на участие в общем собрании ак­ционеров, предоставлять помещения для проведения собрания,

235

т

Актуальные проблемы коммерческого права

рассылать бюллетени для голосования, подводить итоги голо­сования по вопросам повестки дня».

Тот же пленум ВАС РФ от 9 июля 2003 г. пояснил, что при наличии условий, предусмотренных в статьях 90 и 91 АПК РФ, «суд вправе запретить годовому или внеочередному общему со­бранию акционеров принимать решения по отдельным вопро­сам, включенным в повестку дня, если эти вопросы являются предметом спора или непосредственно с ним связаны, а также в целях обеспечения иска запретить акционерному обществу, его органам или акционерам исполнять принятое общим собрани­ем решение по определенному вопросу». Очевидно, что в сово­купности корпоративных действий, выражаемых словосочета­нием «принимать решения по отдельным вопросам, включен­ным в повестку дня», оказываются и соответствующие функции регистратора, выполняющего миссию органа, констатирующе­го принятие или непринятие решений по «отдельным вопро­сам».

Другим значимым аспектом, где требуется надлежащее уча­стие юридической службы, признается разработка контрак­тов с директором общества, который осуществляет руко­водство текущей деятельностью общества. Единоличный ис­полнительный орган общества (генеральный директор, прези­дент и другие) избирается общим собранием участников или акционеров на срок, определенный уставом общества.

Договор между обществом и лицом, осуществляющим фун­кции единоличного исполнительного органа общества, подпи­сывается от имени общества лицом, председательствовавшим на общем собрании участников общества, на котором избрано лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительно­го органа общества, или участником общества, уполномочен­ным решением общего собрания участников общества.

Права и обязанности единоличного исполнительного орга­на общества (директора, генерального директора), членов кол­легиального исполнительного органа общества (правления, ди­рекции), управляющей организации или управляющего по осу-

236

Организационные обязанности юридической службы

ществлению руководства текущей деятельностью общества оп­ределяются договором, который должен быть разработан юри­дической службой и заключаемым каждым из них с обществом. Договор от имени общества подписывается председателем со­вета директоров (наблюдательного совета) общества или ли­цом, уполномоченным советом директоров (наблюдательным советом) общества.

При этом необходимо учесть, что на отношения между об­ществом и единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) и (или) членами колле­гиального исполнительного органа общества (правления, дирек­ции) действие законодательства Российской Федерации о труде распространяется в части, не противоречащей положениям за­кона об АО.

На практике имеют место споры и злоупотребления по по­воду единоличного исполнительного органа, существование па­раллельных директоров. Нередко при этом ставка делается на первичность нотариального заверения банковских карточек, ко­торые в деловой практике используются для доказательства пол­номочий первого лица компании. Необходимо исходить из того, что указанные нотариальные действия едва ли могут восприни­маться как правомерные без предъявления оригинала свидетель­ства о государственной регистрации юридического лица и до­кументов, подтверждающих регистрацию в установленном по­рядке печати организации.

Часто используется прием аккредитации параллельного ру­ководителя и главного бухгалтера в налоговом органе. При этом у юристов налогового органа, похоже, возникают примерно те же проблемы, о которых говорилось выше применительно к рас­смотрению регистратором документов инициаторов внеочеред­ного собрания. Не только новый АПК РФ, но и арбитражная практика не дает четких критериев относительно действий суда при участии в процессе двух представителей одной стороны с разными доверенностями (подписанными параллельными ру­ководителями) и, соответственно, диаметрально противополож-

237

i

Актуальные проблемы коммерческого права

ными позициями. Справедливости ради необходимо отметить, что суды начинают воспринимать проблему двойного предста­вительства в суде как объективную реальность переходной эко­номики современной России и допускают к участию в процессе обоих представителей.

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КОММЕРЧЕСКОГО ПРАВА

СБОРНИК СТАТЕЙ Выпуск 3

ИКД «Зерцало-М» Лицензия № 003601 от 20 ноября 2000 г.

Подписано в печать 28.09.2006. Формат 60x90/16. Усл. печ. л. 15,0. Тираж 600 экз. Заказ № 4375

Отпечатано с готовых диапозитивов в ППП «Типография «НАУКА» 121099, Москва, Шубинский пер., 6

По вопросам приобретения книг

издательства «Зерцало»

и Издательского книготоргового дома «Зерцало-М> обращаться по телефонам:

(495) 689-75-36 (495) 689-72-45 (факс)




оставить комментарий
страница18/18
Б. И. Путинского
Дата23.09.2011
Размер3,74 Mb.
ТипСборник статей, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх