Сборник статей выпуск 3 Под редакцией профессора Б. И. Путинского icon

Сборник статей выпуск 3 Под редакцией профессора Б. И. Путинского



Смотрите также:
Сборник статей под редакцией профессора М, И. Брагинского Издательство норма москва, 2002 удк...
Сборник статей Под редакцией А. В...
Потаённое сборник под редакцией О. Гусева, Р. Перина выпуск 1 Санкт-Петербург...
Сборник статей под редакцией профессора М. И. Брагинского статут mockbr2000...
Совершенствование технологий обеспечения качества профессионального образования: Международная...
Сборник статей Выпуск 3 Москва, 16 февраля 2007 г...
Сборник статей к 70-летию Станислава Грофа...
Сборник статей Сборник статей о жизненном и творческом пути заслуженного деятеля искусств...
Сборник статей Сборник статей о жизненном и творческом пути заслуженного деятеля искусств...
-
Сборник научно-методических статей Под редакцией...
Потаённое



страницы: 1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18
вернуться в начало
скачать
О месте договоров

энергоснабжения

в системе коммерческого права

Степанова Варвара Евгеньевна

В гражданском кодексе РФ нормы, регулирующие отно­шения по энергоснабжению, находятся в разделе «Купля-про­дажа». Законодатель квалифицирует договор энергоснабжения как вид договора купли-продажи. Несмотря на многоаспектное изучение цивилистами правовой природы договоров энергоснаб­жения относительно их состава и видовой принадлежности до настоящего момента нет.

Исходя из наиболее распространенного понимания «купли-продажи» как родовой категории, охватывающей все виды обя­зательств по отчуждению имущества за определенную покуп­ную цену, следует, что квалифицирующими признаками дого­вора энергоснабжения должны быть: во-первых, предмет — возмездная передача права собственности; во-вторых, объект — как имущество, не изъятое из гражданского оборота и являю­щееся объектом торговой деятельности. Следовательно, дого­вор энергоснабжения, предусмотренный ГК РФ, представляет собой соглашение о передаче энергии в собственность покупа­телю за выкупную плату.

Следует отметить, что в данных пределах российское зако­нодательство не вполне соответствует международным согла­шениям, которые не включают в категорию товара, как пред­мет внешнеторговой деятельности, различного рода энергию.

Предложенная законодателем конструкция не охватывает всю сложную систему отношений по энергоснабжению. Факти­ческих субъектов этих отношений и видов используемых обя­зательств гораздо больше, чем это следует из договорной кон-


168

169

Актуальные проблемы коммерческого права

струкции «Энергоснабжение» (параграф 6 главы 30 ГК РФ), Законодатель в качестве субъектов правоотношений по энерго­снабжению выделяет энергоснабжающую организацию и по­требителя. На стороне продавца электроэнергии выступает ис­ключительно юридическое лицо (коммерческая организация), а на стороне потребителя — лицо, обладающее определенными средствами, необходимыми для получения и использования при­обретенной электрической энергии.

В качестве самостоятельных субъектов имущественных от­ношений по энергоснабжению в настоящее время выступают:

  • производитель электрической энергии — коммерческая
    организация, функция которой сводится исключительно к вы­
    работке электрической энергии и обеспечению передачи ее по
    присоединенным системам энергоснабжающих организаций.
    Деятельность производителя не лицензируется, поскольку он
    передает энергию своему контрагенту в месте ее производства;

  • энергоснабжающая организация — коммерческая орга­
    низация независимо от организационно-правовой формы, осу­
    ществляющая продажу потребителю произведенной или куп­
    ленной энергии;

  • товарищества собственников жилья либо специализиро­
    ванные потребительские кооперативы, уставной деятельностью
    которых является управление многоквартирными домами;

  • потребители энергии — физические и юридические лица,
    использующие электрическую энергию в бытовых, производ­
    ственных либо иных целях, не связанных с возмездной переда­
    чей ее третьим лицам. Физические лица могут участвовать в
    такого рода отношениях, будучи владельцами жилых и нежилых
    помещений, расположенных в многоквартирных домах и иных
    строениях (причем не только капитальных). Например, владе­
    лец нестационарного ларька, оснащенного приборами электро­
    энергии, также приобретает статус потребителя.

В зависимости от субъектного состава и возникающих меж­ду ними хозяйственных связей можно выделить следующие под­виды имущественных отношений: производитель — энергоснаб­жающая организация (либо энергоснабжающая организация —

О месте договоров энергоснабжения в системе коммерческого права

энергоснабжающая организация); энергоснабжающая организа­ция — ТСЖ (либо потребительский кооператив); энергоснаб­жающая организация — потребитель; ТСЖ (либо потребитель­ский кооператив) — потребитель.

Вне правового регулирования оказались отношения, воз­никающие с участием оптового покупателя. В силу законода­тельства одним из условий приобретения статуса субъекта оп­тового рынка является заключение договора об оказании услуг с системным оператором по передаче электрической энергии.

С учетом значимости данных обязательств представляется правомерным расширить главу «Возмездное оказание услуг» и по аналогии с куплей-продажей предусмотреть общие положе­ния, выделив в самостоятельные параграфы отдельные виды договоров оказания услуг.

Необходимость подобных изменений обусловлена и тем обстоятельством, что в настоящее время вопрос выхода России на международный рынок торговли энергоресурсами остается открытым. Кроме того, при вступлении в ВТО Россия обязана привести в соответствие свое законодательство с условиями, которые оговорены в специфических обязательствах.

Представляется, что процесс преобразования законодатель­ства не будет слишком болезненным. Во-первых, как видно из вышеизложенного, пересмотр договорных конструкций уже обусловлен объективными причинами. Во-вторых, в соответст­вии с Генеральным соглашением по торговле услугами (Марра-кеш, 15 апреля 1994 г.) под поставкой услуг понимается произ­водство, распределение, маркетинг, продажа и доставка услуг. Данной категорией охватывается и возмездное оказание услуг по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнер­гетике. В соответствии со ст. 15 Конституции РФ международ­ные договоры РФ являются составной частью ее правовой сис­темы. Также и с этой позиции необходимо пересмотреть соот­ношение договора купли-продажи и возмездного оказания услуг по перемещению энергоресурса (энергии).

170

^ Становление и развитие чекового законодательства в России

Зарипова Елена Романовна

В дореволюционной России законодательного определения чека не было. Чековое обращение регламентировалось, глав­ным образом, правилами банков и решениями Сената. В проек­те Гражданского уложения (кн. V) предусматривалось несколь­ко статей, посвященных чекам, с учетом их соответствия Гааг­скому проекту международного объединения чекового права 1912 г. Более поздний проект чекового закона предполагалось включить в состав Положения об обязательствах (гл. XV). Как отмечает Л.С. Эльяссон, издание чекового закона приобрело в России особую актуальность во время Первой мировой войны в связи с необходимостью введения чекового обращения в сбере­гательных кассах. Однако работе над подготовкой закона поме­шала сначала Октябрьская революция, а затем — гражданская война.

В период гражданской войны в России наблюдался рост выпуска различных ценных бумаг, предназначенных для полу­чения по ним денег (билеты, товарные ордера, боны и пр.). Та­кие «негосударственные деньги», или «денежные суррогаты» приобрели особое значение во время Первой мировой и Граж­данской войны. Некоторые из них имели форму, схожую с че­ком.

Непосредственно чековое обращение возобновилось в Со­ветской России с образованием кредитных учреждений в конце 1921 г. Тогда же были предприняты меры по борьбе с «денеж­ными суррогатами», то есть с такими ценными бумагами, кото­рые по свойству своей обращаемости могли бы приобрести зна-

172

Становление и развитие чекового законодательства в России

чение денежных знаков. Постановлением СНК от 13 октября 1922 г. был запрещен выпуск денежных обязательств на предъя­вителя без особого на то разрешения СНК. Нарушение этого декрета каралось на одинаковых основаниях с подделкой де­нежных знаков.

В первые годы Советской власти регулирование чекового оборота осуществлялось преимущественно на основании поста­новлений о гербовом сборе, правилах о текущих счетах, содер­жащихся в банках, трудовых сберегательных кассах, а также кассах Наркомфина. Действовавшие тогда правила о текущих счетах предусматривали лишь именные чеки и чеки на предъя­вителя.

В период нэпа были предприняты попытки кодификации чекового права в процессе подготовки проекта Торгового свода СССР. Чек в нем рассматривался как разновидность перевод­ного векселя.

Совместным постановлением ЦИК СССР и СНК СССР от 6 ноября 1929 г. было утверждено «Положение о чеках»1. Это был первый кодифицированный акт, регулирующий чековое об­ращение в России.

В Положении впервые было дано законодательное опреде­ление чека, регламентированы его виды, реквизиты, определен порядок выдачи, обращения и оплаты. Одной из особенностей Положения о чеках 1929 г. была возможность акцепта чека бан­ком-плательщиком, что не разрешалось ни Единообразным за­коном о чеках 1931 г. (ст. 4), ни Положением о чеках 1992 г. (ст. 6).

Следует отметить, что в те годы в гражданском обороте присутствовали помимо классических чеков и так называемые

1 Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. 1929. № 73. Ст. 696, 697.

Хотелось бы подчеркнуть, что данное Положение в части, не противореча­щей современному Гражданскому кодексу РФ, действует до сих пор. Однако, по нашему мнению, Положение о чеках 1929 г. является нормативным актом, факти­чески утратившим силу, потому что, несмотря на то, что формально оно действует, фактически его содержание «перекрыто» нормами ПС РФ.

173

w

1

1 11


Актуальные проблемы коммерческого права

«квазичеки»1. К последним можно отнести чеки Внешпосыл» торга, которые предназначались для людей, работавших за гра« ницей и вернувшихся обратно в СССР. Заработная плата вып« лачивалась советским гражданам за границей лишь частично, Остальные деньги переводились на специальный счет, откуда по возвращении в Советский Союз их можно было снять, но уже не в виде иностранной валюты, а в виде чеков. Товары по таким чекам можно было приобрести только в специализиро» ванных магазинах «Березка». Передача чеков другим лицам была запрещена.

Кроме этого, использовались также чеки Банка внешней торговли СССР. Они предназначались для расчета за товары в специальных магазинах Торгмортранса.

В дальнейшем чековый оборот регулировался также Осно­вами гражданского законодательства Союза ССР и республик. В Основах предусматривалась возможность правового регули­рования отдельных видов ценных бумаг подзаконными норма­тивными актами. Такое положение приводило к ведомственно­му произволу и создавало коллизии между правовыми актами.

Постановлением Верховного Совета РФ от 13 февраля 1992 г. № 2349-1 было утверждено новое Положение о чеках2, постро­енное с учетом норм и требований Единообразного закона о чеках 1931 г., хотя Россия не являлась участницей Женевских чековых конвенций.

Несомненно, это был важный момент в унификации пра­вового регулирования чеков. В этой связи некоторые ученые называли «следующим логическим шагом присоединение Рос­сии к Женевским конвенциям». Однако это до сих пор не произошло.

1 Квазичеки» (от лат. «quasi» — как будто, мнимый, ненастоящий), по наше­
му мнению, — это документы, содержащие в своем названии слово «чек», но в
действительности выполняющие совершенно иные функции.

2 Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 24. Ст. 1283. Данное Положение призна­
но утратившим силу с 1 марта 1996 г. в связи с введением в действие части второй
ГК РФ (ст. 2 ФЗ от 26 января 1996 г. № 15-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 411).

174

Становление и развитие чекового законодательства в России

В настоящее время чековое обращение в России регламен­тируется в первую очередь Гражданским кодексом РФ (гл. 7 подразд. 3, § 5 гл. 46 и § 4 гл. 46 — применительно к инкасси­рованию чеков). В указанных нормах ГК РФ также учтены ос­новные принципы Единообразного закона о чеках.

Такая ситуация не является новой для современного рос­сийского законодательства. Например, в действующем Граж­данском кодексе РФ впервые получил законодательное закреп­ление договор финансирования под уступку денежного требо­вания, более известный в зарубежной практике как договор факторинга (гл. 43 ГК РФ). Широкое применение данного до­говора во внешнеторговых отношениях привело к разработке Конвенции УНИДРУА о международном факторинге (Оттава, 28 мая 1988 г.), участницей которой Россия не является, но по­ложения данной Конвенции в полной мере учтены в нормах

главы 43 ГК РФ.

Необходимо подчеркнуть, что в России ценные бумаги, как правило, регулируются не только общими нормами гражданс­кого права, но и специальным законодательством.

С этих позиций представляется целесообразным регулиро­вать чековые отношения не только нормами ГК РФ, но и специ­альным законодательством. Тем более что в Гражданском ко­дексе РФ предусмотрена возможность правового регулирова­ния чеков также и другими законами и устанавливаемыми в соответствии с ними банковскими правилами (п. 3 ст. 877 ГК РФ). При анализе других статей ГК РФ также можно сделать вывод, что они предполагают специальное законодательное ре­гулирование чеков.

Так, форма чека и порядок его заполнения определяются законом и установленными в соответствии с ним банковскими правилами (п. 2 ст. 878 ГК РФ). В соответствии с п. 2 ст. 879 ГК РФ чек подлежит оплате плательщиком при условии предъяв­ления его к оплате в срок, установленный законом.

Расчеты чеками представляют собой одну из форм безна­личных расчетов (п. 1 ст. 862 ГК РФ). Чек, в отличие от других

175

п

Актуальные проблемы коммерческого права

ценных бумаг, является расчетным документом, поэтому его правовое регулирование осуществляется не только законода­тельными нормами, но и банковскими правилами. При этом бан­ковское регулирование носит дополнительный характер по от­ношению к законодательным нормам.

Включение норм о чеках в банковские правила является традиционным для нашей страны. Так, Е.А. Флейшиц1 указы­вала, что «правила, установленные Госбанком, представляют собою необходимые дополнения норм Положения о чеках».

В свое время И.С. Гуревич, предлагая разработать Поло­жение о банковских операциях, считал, что в Общую часть та­кого Положения следует включить раздел «Деньги и ценные бумаги», поскольку последние являются главным предметом правоотношений, возникающих в сфере банковских операций. В этот раздел должны «включаться важнейшие положения о чеках, векселях»2.

В современной России долгое время сохраняли силу бан­ковские правила, регламентирующие применение в платежном обороте кроссированных чеков с грифом «Россия», хотя в дей­ствительности такие чеки уже много лет не использовались. Указанные акты Центральный банк РФ отменил сравнительно недавно3.

В настоящее время среди банковских правил, в той или иной мере посвященных регламентации чековых расчетов, глав­ную роль играет Положение «О безналичных расчетах в РФ» № 2-П, утвержденное Центральным банком РФ 12 апреля 2001 г. Однако данное Положение не распространяется на расчеты с

1 Флейшиц Е.А. Расчетные и кредитные правоотношения. М.: Юриздат, 1956.
С. 168.

2 Гуревич И.С. Очерки советского банковского права. Изд-во Ленинградского
университета, 1959. С. 126—127.

3 Правила расчетов чеками на территории Российской Федерации, утв. пись­
мом ЦБ РФ от 20 января 1992 г. № 18-11/52 и письмо ЦБ РФ от 29 июня 1992 г.
№ 18-11/726 «О применении в расчетах чеков с грифом «Россия» отменены соглас­
но Указанию ЦБ РФ от 15 июня 2001 г. № 978-У «Об упорядочении нормативных и
иных актов Банка России» // Вестник Банка России. 2001. № 38.

176

участием физических лиц, поэтому сейчас участие в чековых отношениях граждан банковскими правилами не регламенти­ровано.

На наш взгляд, это является существенным пробелом в су­ществующей системе правового регулирования чеков, посколь­ку в зарубежных странах чековый оборот развивается и увели­чивается именно за счет чеков, выписываемых физическими

лицами.

Следует также отметить, что помимо соответствующих норм Гражданского кодекса РФ, в России не хватает специаль­ного законодательного регулирования чеков. Вероятно, эта про­блема может быть решена с принятием Федерального закона «О чеках и чековом обращении в Российской Федерации».

Вместе с тем принятие такого закона не означает исключе­ния положений о чеке из Гражданского кодекса РФ, его право­вое регулирование должно осуществляться и общими нормами гражданского права, и специальным законодательством, и бан­ковскими правилами.

В отличие от вексельного права, нормы которого «выведе­ны» за пределы Гражданского кодекса РФ (ст. 815 ГК РФ), за­кон «О чеках и чековом обращении в РФ» мог бы дополнить и конкретизировать общие положения о чеках, содержащиеся в

ГКРФ.

Такая специфика вексельного законодательства обуслов­лена, в частности, тем, что в 1936 г. Советский Союз присоеди­нился к Женевским вексельным конвенциям 1930 г. Это было вызвано необходимостью использования векселей во внешней торговле. Во внутренних отношениях вексель был не нужен, поскольку в результате кредитной реформы 1930 —1932 гг. было ликвидировано коммерческое кредитование вообще. В наши дни специфика вексельных сделок заключается в том, что они рег­ламентируются в первую очередь международным правом — Женевскими вексельными конвенциями 1930 г. Чеки, напро­тив, широко применялись при расчетах между социалистичес­кими организациями (т.н. «расчетные» чеки) именно внутри

177



страны, поэтому традиционно нормы о чеках содержатся в по­ложениях ГК, посвященных расчетам.

По нашему мнению, в настоящее время России нет необхо­димости присоединяться к Женевским чековым конвенциям 1931 г. Целесообразно разрабатывать собственное националь­ное чековое законодательство с учетом основных принципов и требований Единообразного закона о чеках.

^ Значение практики разрешения имущественных споров в развитии современного торгового законодательства

Клык Надежда Леонидовна, к.ю.н., доцент,

зав. кафедрой коммерческого, предпринимательского

и финансового права

Красноярского государственного университета

Несмотря на то, что торговое право является подотраслью гражданского права1, именно отношения товарного оборота и выявляемые при этом закономерности выступают неким локо­мотивом, влекущим как изменение правовых конструкций, так и соотношение между ними. Достаточно сопоставить неогра­ниченную виндикацию имущества в римском праве с исключе­нием ее в настоящее время от добросовестных приобретателей отдельных видов имущества (ценных бумаг на предъявителя, векселей) для того, чтобы отметить длительный эволюционный путь изменения правового регулирования имущественных от­ношений, отмечаемый определенными вехами развития товар­но-денежного обращения.

Отмечая тенденцию постоянного увеличения новых норм, соответствующих новым отношениям в области роли торгово­го оборота, А.И.Каминка приводил пример его сравнения в ли­тературе с ледником: «катящаяся глыба смешивается внизу с общей массой, но наверху происходят новые образования»2.

2000.

С. 70.

1 См.: Пугинский Б.И. Учебник коммерческого права России. М.: Юрайт, Каминка А.И. Очерки торгового права: М: АО «ЦентрЮрИнфоР», 2002.

179

Актуальные проблемы коммерческого права

Закрепленные в ГК РФ новеллы, воспринимаемые в каче­стве новых, по сравнению со сложившимися в нерыночный пе­риод хозяйствования, образований, составляют как раз ту осно­ву определения научных направлений, без развития которых невозможно дальнейшее совершенствование торгового законо­дательства. На фоне критической оценки многих из них перво­степенное значение в настоящее время приобретает анализ прак­тики рассмотрения имущественных споров, в которых дают о себе знать исторически проявляемые закономерности торгово­го оборота.

В качестве примера их обнаружения в современный пери­од может быть приведен п. 25 постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. «О некоторых вопросах практики разреше­ния споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», поскольку им был ознаменован этап упорядоче­ния защиты права собственности и исключен возврат отчуж­денного неуиравомоченным лицом имущества от добросовест­ного приобретателя.

В пылу полемических выпадов против такого резкого по­ворота от сложившейся к 1998 г. арбитражной практики защиты права собственности путем оспаривания сделок, заключенных не управомоченными. на отчуждение имущества лицами, оста­лись вне должного внимания юридической общественности об­стоятельства, ознаменовавшие появление указанного поворота.

Если строго в юридическом аспекте оно было призвано ре­шить обозначившуюся проблему конкуренции исков о винди­кации и реституции, то в экономическом — преодолеть тенден­цию устойчивой тенденции роста числа споров, связанных с признанием сделок недействительными и применением послед­ствий недействительности ничтожных сделок. К моменту изда­ния данного постановления ежегодный прирост этой категории дел, как отмечал В.В. Витрянский, составлял 10—12 %'.

1 Витрянский В.В. Недействительность сделок в арбитражно-судебной прак­тике / Гражданский кодекс России: проблемы, теория, практика. М.: Международ­ный центр финансово-экономического развития, 1998. С. 131.

180

Значение практики разрешения имущественных споров...

До появления постановления Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. № 6-П, предопределившего аналогичный подход и при рассмотрении споров в судах общей юрисдикции, таким образом, существовало два концептуально различных под­хода в отношении участников гражданского и торгового обо­рота.

Следующий, ощутимо проявляемый в правоприменении этап торгового оборота обнаруживается в осознании беспово­ротности приобретения права собственности, права на имуще­ство по договору купли-продажи. За частными случаями при­знания недействительными договоров купли-продажи и возврата в порядке реституции отчужденного имущества невидимыми остаются интересы неопределенного круга лиц. Возврат отчуж-дателю имущества производственного назначения способен по­дорвать успешность деятельности приобретателя со всеми вы­текающими из этого негативными последствиями. Они также неизбежны, если изымаемое при реституции имущество поку­патель обязан передать своим контрагентам по иным догово­рам, предметом которых является будущая вещь, что обычно характерно для оптовой торговли.

За туманными очертаниями понятия «торговый оборот» проявляются те закономерности рыночного хозяйствования, ко­торые, будучи растворенными в отдельных нормах законода­тельства, могут быть выявлены, прежде всего, при анализе воп­росов перехода права собственности по договору купли-прода­жи, в связи с чем первостепенным представляется уточнение оснований и способа возникновения права собственности.

Превалирующая в российской доктрине позиция, в соот­ветствии с которой договор купли-продажи рассматривается одновременно как основание и способ приобретения права соб­ственности, является верной лишь в отношении консенсуаль-ной системы перехода права собственности, действующей дос­таточно длительное время в связи с установлением ее сначала в Своде законов гражданских, а затем в ГК РСФСР 1922 г. За­крепление же в действующем ГК РФ реальной системы (п. 1

181

til

Актуальные проблемы коммерческого права

ст. 223) должно влечь пересмотр сложившихся представлений, поскольку потребность вычленения в едином договорном пра­воотношении двух сделок — обязательственных и распоряди­тельных — уже длительное время ощущается в судебной прак­тике1.

Только анализ различий между системами перехода права собственности позволяет преодолеть доктринальные разногла­сия в определении предмета купли-продажи, поскольку вклю­чение в него прав требования происходило отнюдь не в силу произвольных интеллектуальных усилий ученых, а, прежде все­го, в связи с объективно складывающимися отношениями в про­цессе развития товарообменных актов.

На существующем же уровне научных представлений, ба­зирующихся на статике, но не динамике соотношения между вещными и обязательственными правами, развитие торгового законодательства представляется сомнительным.

1 Одними из первых дел, в которых оказалось неизбежным такое разделение, были постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 9 сентября 1997 г. (по делу № КГ-А40/1575-97) и от 28 апреля 1998 г. (по делу № КГ-А40/765-98).

182





оставить комментарий
страница14/18
Б. И. Путинского
Дата23.09.2011
Размер3,74 Mb.
ТипСборник статей, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх