Контрольная работа По предмету «История отечественного государства и права» «Белое» движение в России (1918-1920г г.) icon

Контрольная работа По предмету «История отечественного государства и права» «Белое» движение в России (1918-1920г г.)


Смотрите также:
Методические указания к выполнению контрольных работ по дисциплине «История отечественного...
Рабочая программа учебной дисциплины б 2 «История отечественного государства и права»...
Рабочая программа учебной дисциплины б 2 «История отечественного государства и права»...
Контрольная работа #8 по предмету “История государства и права России” ст. Сальников В. В...
Контрольная работа вариант №8 : по курсу : «История государства и права»...
Рабочая программа дисциплины «История отечественного государства и права» пц...
Рабочая программа учебной дисциплины история отечественного государства и права По специальности...
Программа по дисциплине история отечественного государства и права для студентов 1 курса...
Программа по дисциплине история отечественного государства и права для студентов 1 курса...
Контрольная работа по истории Отечественного государства и права...
Программа дисциплины «История отечественного государства и права»...
Рабочая программа курса «История отечественного государства и права»...



Загрузка...
скачать


Контрольная работа


По предмету «История отечественного государства и права»


«Белое» движение в России (1918-1920г.г.): как государственно-правовая альтернатива развития России


СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………3


  1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ БЕЛОГО ДВИЖЕНИЯ…………………………...5

  2. ИДИОЛОГИЯ БЕЛОГО ДВИЖЕНИЯ………………………………….10

  3. БЕЛОЕ ДВИЖЕНИЕ И АЛЬТЕРНАТИВА ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА………………………..16

  4. НЕКОТОРЫЕ ПРИЧИНЫ ПОРАЖЕНИЯ БЕЛОГО ДВИЖЕНИЯ…..20


ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………....26

СПИСОК ИСПЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ…………………………….28


ВВЕДЕНИЕ


Гражданские войны — самые жестокие, самые свирепые войны на земле. Уже одно это может определять интерес к ним исследователей. К тому же прошлая Гражданская война в России дает ключ для понимания и прогноза о будущей гражданской войне в России. Несмотря на огромное количество книг, диссертаций и научных статей, история минувшей Гражданской войны пока ещё не получила должного освещения. Проблема в том, что Гражданская война, пожалуй, больше других исторических событий подвергалась политической конъюнктуре. Историография данной темы развивалась в обстановке информационной борьбы между «красными» и «белыми», социализмом и капитализмом, СССР и странами Запада. В ходе идеологического противоборства обе стороны в агитационно-пропагандистских целях допускали преднамеренные фальсификации и искажения фактов, давали субъективные, односторонние трактовки минувшим событиям

История гражданской войны в России не может быть достаточно полно освещена без анализа политических позиций белого офицерства в разных регионах страны, а также без анализа причин возникновения белого движения и прослеживания за его судьбой в годы гражданской войны.

Проблематику особенностей политического устройства в различных государственных образованиях Белого движения нельзя считать малоизученной. Историография Советского периода, оценивая события гражданской войны в России, нередко ограниченно представляло Белое движение лишь как составную часть «агрессивных планов Антанты», направленных на ликвидацию «завоеваний Октября» и «реставрацию буржуазно-помещичьего строя». Источниковедческий и историографический аспекты истории гражданской войны становились односторонними.1

Длительное время в отечественной историографии преобладали исследования, посвященные советской государственной модели, особенностям партийно-государственного строительства в СССР. В 1990-е гг. опубликовано немало работ по истории оппозиционных советскому режиму организаций, в том числе по истории Белого движения. Однако многим работам был присущ описательный характер, в них отсутствовали четкие выводы, а оценки носили односторонний, не лишенный идеализации Белого движения, характер. Нужно помнить, что исторические исследования не должны следовать политической конъюнктуре. Немаловажным направлением в исторических исследованиях остается изучение Белого движения как цельного социального, военно-политического элемента российской истории ХХ в. Отсюда можно сделать вывод об актуальности исследования данной темы.

Нельзя не отметить позитивных перемен в изучении Белого движения. Особенно значимы успехи в изучении отдельных “белых регионов” и политических режимов. Есть заметные достижения в изучении персоналий – участников Белого дела, а также военной истории. Продолжает сохранять большое значение публикация документальных материалов, среди которых выделяются как официальные заявления, декларации белых правительств, так и источники частного характера, переписка, воспоминания и дневники.

^ Целью данной работы является попытка конкретно рассмотреть отдельные наиболее значимые проблемы Белого движения в период гражданской войны в России.

Основными задачами, которые следуют из цели работы, определены мною как предпосылки возникновения белого движения, его идеология, основные взгляды на общественно-политическое развитие общества, а также основные причины поражения Белого движения.

Объективное, научно обоснованное осмысление российской истории позволит уже в ближайшее время выйти на совершенно иной уровень. Совершенно очевидно, что пора от крайностей переходить к беспристрастному переосмыслению, осознанию не только трагизма, но и величия российской истории тех лет.


^ 1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ БЕЛОГО ДВИЖЕНИЯ


Белое движение (Белое дело) – совокупность государственных образований, вооруженных сил, политических институтов и общественных организаций, боровшихся в годы Гражданской войны против диктатуры большевиков в России военными, экономическими, политическими и идеологическими средствами с целью ее ликвидации в масштабах всей страны.

В результате начавшейся 23 февраля 1917 года Февральской революции российская самодержавная монархия рухнула, и не нашлось сколько-нибудь значительных сил, которые выступили бы в ее защиту. Более того, неожиданно в перевороте оказались заинтересованными самые различные круги отечественной общественности: от верхушки армии до интеллигенции, объединенной в партии либерального и радикального направлений. «Безудержная вакханалия, — писал будущий главнокомандующий Добровольческой армией генерал А.И.Деникин, — какой-то садизм власти, который проявляли сменявшиеся один за другим правители распутинского назначения, к началу 1917 г. привели к тому, что в государстве не было ни одной политической партии, ни одного сословия, ни одного класса, на которое могло бы опереться царское правительство. Врагом народа его считали все: объединенное дворянство и рабочие группы, великие князья и сколько-нибудь образованные солдаты».2

Немногочисленные трезвые голоса политических деятелей, предупреждавших о возможном крахе государственности, не были услышаны. Эйфория внезапно открывшихся перспектив захлестнула общественность, и страна устремилась по направлению к разрушению своих вековых устоев и хаосу.

Революционные события 1917г., завершившиеся Октябрьским переворотом и захватом власти большевиками, остановили процессы демократизации российского общества, происходившие в период конца XIX — начале XX в., в период, когда наряду с ростом и обострением социально-политических противоречий, поражений на фронтах первой мировой войны и ошибок государственной политики прогрессивные тенденции в развитии общества привели к заметным достижениям и на пути реформирования государственного устройства, и в решении важнейших задач экономического развития и подъема культуры.

Как всякая революционная партия, большевики задолго до наступления времени революционных бурь 1917 года уяснили для себя неизбежность возникновения вооруженного сопротивления в случае насильственного захвата власти3. Во многих произведениях В.И.Ленина в той или иной мере затрагивались проблемы, связанные с необходимостью внутренней борьбы партии большевиков с ее противниками. И если до октябрьского переворота он рассматривал контрреволюцию не иначе как яростное сопротивление реакционных классов революционным действиям масс в попытке ликвидировать все завоевания революции: экономические, социально-политические, духовные, то впоследствии, по мере нарастания сопротивления своему режиму со стороны населения, Ленин несколько иначе оценивал причины сопротивления советской власти со стороны своих противников. Именно ему принадлежат первые попытки анализа противобольшевистского движения. В статьях и выступлениях Ленина периода гражданской войны, посвященных анализу текущего момента, показана внутренняя политическая и экономическая природа противостоявшего большевикам лагеря, дан срез расклада политических сил. В выступлениях на различных собраниях общественности в 1918 году Ленин увязал мотивы своих противников с патриотическими чувствами «мелкой буржуазии», тесно связанной через частную собственность с интересами государства.

Разрушение российской государственности, рост политического радикализма, экономический хаос, «развал фронта» и гибельная в условиях войны «демократизация» армии — все эти катастрофические процессы встречали противодействие со стороны многих общественных кругов и, и первую очередь, военных. Это противодействие впервые выразилось в так называемом мятеже генерала Л.Г. Корнилова (август 1917г.). По мере усиления борьбы большевиков за удержание власти и по мере эскалации гражданской войны в России оно переросло в организованное военно-политическое сопротивление советской власти, исторически определяемое как «Белое движение».

В истории Белого движения в России можно условно выделить три периода:

1. Период становления (1917—1918гг.). Первые походы Добровольческой армии на Юге России, организация антибольшевистского сопротивления в Сибири и Поволжье, восстания в казачьих областях.

2. Период наибольших успехов (1919г.). Наступление армий адмирала А.В. Колчака на Урал и в Поволжье, «поход на Москву» Вооруженных Сил Юга России генерала А.И. Деникина и «поход па Петроград» Северо-Западной армии генерала Н.Н. Юденича.

3. Период «последних могикан» Белого дела (1920—1922гг.), Попытки сохранения движения на окраинах бывшей Российской империи — в Крыму, Забайкалье, на Дальнем Востоке. Каждый из этих периодов отличался своеобразием политических программ, социальной базы Белого движения, его идеологии и т.д.

Белое движение зародилось на юге России, на Дону, где вольное донское казачество плохо воспринимало коммунистическую агитацию, и всегда было готово встать на защиту России. В начале 1918 года два бывших главнокомандующих, генералы Алексеев и Корнилов начали организацию антибольшевистского движения сопротивления. Их главную опору составляли донские казачьи полки атамана Каледина. После немного загадочного самоубийства атамана Каледина (вызванное возможно, его неуверенностью в боевых настроениях казаков), казаки избрали себе нового атамана, генерала Петра Николаевича Краснова. Во время боев за Екатеринодар (сов. Краснодар) погиб генерал Корнилов и командование Добровольческой Армии принял генерал Антон Иванович Деникин.
      Во время трудных первых нескольких месяцев формирования Добровольческой Армии генерал Деникин с контингентом, едва ли превышавшим 4.000 чел. был вынужден выступить в Кубанский поход, стараясь уйти от окружения и борясь со значительно превосходящими силами большевиков. Но благодаря своему военному опыту и решительным действиям, он очистил Кубань от большевиков и вернулся на Дон с армией, возросшей до 10.000 чел. С присоединением целого ряда донских казачьих полков Добровольческая Армия превратилась в значительную военную силу, очистила весь Дон от большевиков, заняла г. Новочеркасск и начала свое продвижение с боями на Волгу, на Украину и на север в сторону Москвы. 

В то же время в разных частях России возникали другие центры сопротивления большевикам. На востоке, между Волгой и Уралом накапливались и объединялись повстанческие и добровольческие отряды, очищавшие от большевиков большие районы. На северо-западе сформировалась Северо-Западная Армия под командой генерала Юденича и начинала наступление на Петроград. В районе Архангельска воевали добровольческие отряды, численностью до 9.000 чел. под командой генерала Миллера. В Сибири адмирал Колчак сформировал большие силы антибольшевиков и двигался через Урал на соединение с поволжскими отрядами. В Туркестане также шла война большими силами, теснившая большевиков на север. 

Насколько сумбурным и хаотическим было создавшееся политическое положение, можно себе лучше представить, если учесть, что в 1918 г. почти что одновременно возникли 5 «белых» правительств в разных частях России:

    1. Самарское правительство (во главе с Виктором Черновым)

 2. Омское правительство (национально консервативного характера), эти два правительства позднее объединились в так называемую Директорию, возглавленную адмиралом Колчаком

    3. Архангельское правительство под председательством Н. В. Чайковского,
    4. Правительство в Ашхабаде под председательством Фунтикова
    5. Правительство в Ревеле (при северо-западной Армии) под председательством Лианозова.

Каждое из этих правительств имело свою политическую установку, поддерживалось различными группами иностранных интервентов и заключало с ним договоры о будущей торговле и концессиях в обмен на поставки военного снаряжения. 

Кроме того, по окраинам России возник целый ряд национальных правительств, стремившихся к национальной независимости (Украинская Рада, Белорусское Правительство, Польское Правительство, Правительство Эстонское, Латвийское и Литовское, Финляндское Правительство, Правительство Грузии, Армении и Азербайджана, Донское Правительство и Дальневосточное Правительство).

      В целом ряде случаев, эти национальные правительства объявляли свою независимость и начинали воевать не только против большевиков, но и против белых армий, мешая и задерживая снабжение и даже интернируя их военные части.

      Успехи белых армий, достигнутые к началу 1919 г., когда армия Деникина, численностью в 130.000 чел., в своем продвижении к Москве заняла города Орел и Воронеж, очистила большую часть Украины, а правым флангом упиралась в Волгу, армия Колчака, численностью в 160.000 чел. очистила Западную Сибирь, перевалила через Урал и подходила к Волге с востока, а северо-западная армия Юденича воевала на подступах к Петрограду, - эти успехи долго удержать или расширить не удалось. Соединение армий Деникина и Колчака не произошло.

      Реорганизованная в конце 1919 г. Красная Армия, под руководством уже не революционных вожаков, а «военспецов» (бывших кадровых офицеров Российской армии) улучшилась качественно и увеличилась количественно и стала показывать значительные успехи в военных операциях. Белые армии начали отходить к своим исходным позициям, неся большие потери.

Тем не менее, именно белое движение с осени 1918 года становится главной силой антибольшевистского сопротивления. Белое движение начиналось как порыв патриотически настроенных офицеров. Основной идеей этого движения было восстановление боеспособной армии для отпора большевизму и возрождение «великой неделимой России». Белое движение не было многочисленным в момент пика своего развития в феврале 1919 года все белые армии на Востоке, Западе, Севере, Юге и на Северном Кавказе насчитывали с тыловыми частями немногим более полумиллиона человек. Но по  своей численности они явно уступали Красной Армии.

Следует отметить, что победы и поражения воюющих армий на фронтах Гражданской войны (независимо от численности войск и протяженности фронтов) определялась соотношением военно-экономических потенциалов красных и белых, которые прямо зависели от соотношения социальных и политических сил внутри России, от смены масштабов и форм внешнего вмешательства.


^ 2. ИДИОЛОГИЯ БЕЛОГО ДВИЖЕНИЯ


Так сложилось, что еще совсем недавно не без помощи официальной идеологии советского государства, что все силы, действовавшие против большевиков на полях гражданской войны, стали называть белогвардейскими или «белогвардейщиной». Однако при внимательном рассмотрении вопроса окажется, что стан противобольшевистских сил был далеко не однороден, его состав с течением времени менялся. Все эти силы в разные периоды гражданской войны преследовали, большей частью, свои частные цели, хотя на какое-то время могли и объединяться для решения общих задач.

Говоря о социальном составе белых армий, отражающем в определенной степени и социальную базу всего движения в целом, следует отметить, что первые полки Добровольческой армии в начале 1918г. почти полностью состояли из офицеров, учащейся молодежи, интеллигенции. Тогда, по словам русского военного историка генерала Н.Н. Головина, «в Добровольческую армию поступали офицеры, юнкера, кадеты, студенты, гимназисты и почти не приходило солдат... Добровольческая армия с самого начала приобрела характер «офицерской» части, то есть являлась ополчением «патриотически настроенной интеллигентной молодежи», морально оторванным от народных масс... Здесь приходится сталкиваться с характерным для России явлением,.. с резким психическим разделением между русской интеллигенцией и темными народными массами».4 Сходный характер носило Белое движение в период своего зарождения и в Сибири, где ядром белой армии стали подпольные офицерские организации Томска, Омска, Иркутска, Красноярска, Владивостока.

Но уже в 1919 г., с началом крупных операций и расширением территории военных действий, социальный состав белых армий существенно изменился. Теперь они пополнялись мобилизованными и пленными. Деникин отмечал, что «с конца 1918 года институт добровольчества окончательно уходит в область истории, и добровольческие армии Юга становятся народными, поскольку интеллектуальное преобладание казачьего и служилого офицерского элемента не наложило на них внешне классового отпечатка». Рядовые казаки и офицеры составляли основу белоказачьих армий, зачастую полностью повторявших организацию казачьих частей императорской армии. Местными крестьянами — добровольцами и
мобилизованными — постоянно пополнялись войска Северной области. И если в деникинской армии не редкость были офицерские роты при полках, то в армиях Колчака, сформированных из мобилизованных крестьян-сибиряков, наоборот, весьма остро ощущался недостаток профессиональных офицерских кадров.

Настроения и убеждения, с которыми многие оказывались в рядах белой армии, были далеко не одинаковы. У представителей каждого из сословий распавшейся империи имелись свои собственные, вполне определенные причины недовольства советской властью. Офицерство вступало в борьбу, оскорбленное развалом армии, последствиями «позорного» Брестского мира. Представители «демократической общественности» руководствовались стремлением восстановить Учредительное собрание, свободу слова, печати, собраний и т.д. Крестьянство, хотя и было удовлетворено прекращением войны и декретом о земле, яростно сопротивлялось политике продразверстки, насаждению комбедов, запрету свободной торговли. Рабочие выступали против натурализации заработной платы, роста цен, падения производства, принижения роли профсоюзов. Представители «торгово-промышленного» сословия лишались советской властью своего материального и социального статуса. Наконец, казачество, помимо недовольства политикой «расказачивания», надеялось на возрождение собственной государственности», традиций местного самоуправления.

Максимально обобщенная, надклассовая идея «борьбы с большевизмом» и формула «непредрешения» основных вопросов государственной жизни до окончания междоусобной войны и созыва всероссийского национального собрания могла бы, как казалось, объединить и, действительно, объединяла, представителей различных сословий — от русского дворянства и крестьянства, казачества до буржуазии и рабочих.

Однако подобное объединение оказалось весьма непрочным. «Народный характер» белой армии 1919 — начала 1920г. с точки зрения ее социального состава не означал еще единого, «общенародного» характера ее идеологии. Социальные интересы, политические амбиции, привносимые в армию «пестрым» пополнением, ставились нередко выше «общенародных» лозунгов и программ, что, в свою очередь, являлось причиной целого ряда внутренних разногласий и серьезных конфликтов, например, между казачьими и регулярными частями ВСЮР. При таком положении белый «фронт» постепенно разлагался изнутри и распадался, недостижимой становилась скоро ожидаемая победа над советской властью.

Важным объектом исследования является белая идеология, ее истоки и развитие, организация и методы пропаганды, значение «идеологического фактора» в формировании социальной базы движения. Изначальной идеологической основой Белого движения в 1917—1918гг. была патриотическая идея спасения Российской империи от развала и гибели, представлявшихся белым лидерам как результаты действий Временного правительства и, затем, «немецких агентов» — большевиков как последствия революционных потрясений, расколовших страну на враждующие лагери.

Белое движение развивалось как «отрицание» большевистского переворота и строило свою идеологию, по существу, только на вооруженной борьбе с советской властью. Стремление на этом этапе объединить в антибольшевистский фронт различные по идеологической направленности группировки и, в то же время, политика «непредрешения» не могли не повлиять отрицательно на конкретность и своевременность выражения целей белой борьбы. После выхода белых на обширные пространства России в 1919г. появилась потребность не только в идеологии «отрицания» и «ликвидации», но и в идеологии «созидания» новой, «Белой России», Эта идеология основывалась на необходимости возврата к традиционным ценностям русской истории одновременно с осуществлением широких политических и социально-экономических преобразований.

Ценным для Белого движения являлось участие в нем Русской Православной Церкви, многие иерархи которой произносили проповеди, публиковали свои выступления в белогвардейских изданиях, ходатайствовали о направлении в воинские части подготовленных пропагандистов и священников. Важную роль в организации военного духовенства сыграла деятельность бывшего протопресвитера императорской армии и флота Георгия Шавельского. По его инициативе в Ставрополе в мае 1919г. прошли заседания Юго-Восточного Собора Русской Православной Церкви, было создано Временное высшее церковное управление на Юге России. Аналогичное управление было основано в ноябре 1918 г. в Сибири. В полномочия управлений входило руководство православными епархиями белого Юга и Сибири. Управление признавалось временным, до момента «установления постоянной связи со Святейшим Патриархом и восстановления церковного единства»5.

Патриарх Тихон не благословил Белое движение и в своих посланиях от 8 июля и 25 сентября 1919г. призывал священнослужителей воздерживаться от поддержки белой власти. Тем не менее, многие иерархи Русской Православной Церкви (архиепископ Омский Сильвестр, епископ Камчатский Нестор, митрополит Киевский Антоний, архиепископ таврический Дмитрий, архиепископ Полтавский Феофан, архиепископ Донской и Новочеркасский Митрофан и др.) оставались верными Белому движению. Сами белые вожди неоднократно заявляли о поддержке Русского Православия, полагая, что оно станет одной из главных опор идеологии Белого движения, выразителем идеи борьбы «За Веру и Отечество» против «безбожной советской власти».

Стержнем программы Белого движения являлась «непримиримая борьба с советской властью». Эта борьба должна была стать ведущим стимулом к сплочению в единый фронт самых различных социальных и политических групп. Все приоритеты отдавались вооруженной борьбе, поэтому с самого начала принципом Белого движения стало «непредрешение» политических, экономических, социальных и других вопросов государственного устройства и внутренней жизни России до «окончательной победы над большевизмом». Отсутствие четких «предрешающих» лозунгов, подобных большевистским — «Власть — Советам», «Земля — крестьянам», «Мир — народам» и т.п., — считалось, по мнению ряда участников Белого движения, одной из основных причин его поражения. Вполне правомерной представляется и другая оценка «непредрешения», высказанная проф. А. Карташевым, утверждавшим, что именно «отсутствие официального лозунга дало силу жизни движению на целых три года!» Эта же оценка дополнялась Н.Н. Львовым: «В наших рядах люди разных партий могут идти вместе,.. но в наших рядах нет места тем, кто Престол ставит выше Отечества, свою партию выше России, нет места и тем, кто окончательно скомпрометировал себя в революции»6

Необходимо отметить, что 1918 год был временем трудных поисков оптимального варианта управления, временем возникновения различных политических моделей, призванных не только противостоять советской власти, но и отражать настроения большинства населения, обладать максимально возможной легитимностью. 1918-й год завершился провозглашением “всероссийской власти”, объединением большинства “областных” государственных образований. Эта власть была построена на объединении военных и политических методов управления. После этого предстояло добиться ее международного признания и объединения усилий белых фронтов и белых правительств для “победы над большевизмом”. Фактор времени играл решающую роль в этом процессе. Подобная единая власть, созданная, например, весной 1918 г., имела бы больше шансов на международное признание, так как страны Антанты стремились восстановить Восточный фронт против Германии. Но создание единого центра белой борьбы произошло к моменту окончания военных действий в Европе, когда после Компьенского перемирия 11 ноября, потребность в Восточном фронте отпала, и Белому движению пришлось рассчитывать на собственные силы.

Эскалация гражданской войны порождала поиск новой стратегии и тактики для решения как локальных, так и общероссийских задач. Белые правительства в своей деятельности отбрасывали прежние и выдвигали новые политические установки. Показательный пример – Временное Сибирское правительство и Верховное управление Северной области, сумевшие сосредоточить усилия на решении конкретных экономических и социальных задач своего края. Однако политические “пристрастия” напоминали о себе. Напряженная борьба на фронте, разруха в тылу, безвластие на местах - оперативное решение этих проблем тормозилось несогласованностью, интригами, разногласиями в действии (конфликты между Временным Сибирским правительством и Сибирской Областной Думой, и т.д.).

Образование на Уфимском Государственном Совещании в сентябре 1918 г. всероссийской власти в форме Директории имело целью достичь единство в антибольшевистском движении, и если говорить о перспективе, то деятельность Временного Всероссийского правительства, при всех его слабостях и недостатках, могла бы быть направлена на реализацию идеи единого антибольшевистского фронта, свободного от “большевизма слева” и “большевизма справа”, но насколько правомерной была бы данная попытка – могло показать только время и события на фронте.

Однако “однородно-социалистический” спектр политической власти был весьма непопулярен в военных кругах, не простивших ему “предательства” ген. Корнилова и “развала фронта” в 1917 г. Правда, в своих политических симпатиях далеко не все офицеры, солдаты, добровольцы и казаки оказывались “реакционерами” и врагами демократии. Армия неизбежно втягивалась в политику. Целью армии провозглашалась эффективная вооруженная “борьба с большевизмом”. Для достижения этой цели следовало мобилизовать все ресурсы. Политическая борьба при этом считалась недопустимой. Военные вспоминали “керенщину”, говорили о “повторении старых ошибок”. Так практически неизбежным становился переход к диктатуре и персонификации военно-политического руководства.

Все настоятельнее выдвигалась идея “твердой руки”, “железной воли”. Оставалось только реализовать эту “идею” в конкретном человеке. На роль диктатора претендовали многие генералы, но объединила всех, пусть и формально, фигура ставшего Верховным Правителем России – адмирала Александра Васильевича Колчака.

Очевидная “политическая целесообразность” перехода к единоличному правлению делала носителя этой власти не только символом побед, но и заложником поражений. Белое дело, взяв на себя главную задачу “борьбы с большевизмом”, ориентировалось теперь только на победу. “Сжигая мосты” в правовом пространстве следовало учитывать, что отныне Верховный Правитель становится удобной мишенью для критики, ведь с ним, с возглавляемым им движением, будут связывать любые действия его подчиненных, а его политический курс при первых же неудачах может быть полностью отвергнут. Для Александра Васильевича Колчака омский переворот стал началом тяжелого “крестного пути”, но от “креста власти” он не отказался, принял его и нес до конца жизни…

Опираясь на вышеизложенное, можно сделать вывод, что идеология и организационная структура Белого движения стали объединяющей основой для разнородных общественно-политических сил страны, не признавших власти большевиков. Общественно-политическая поддержка Белого движения, в свою очередь, отчасти способствовала превращению его из партизанской борьбы нескольких тысяч добровольцев в организованную силу, борющуюся на четырех фронтах в целях ликвидации большевизма и создания условий для последующего выбора народом России своего будущего пути. В то же время помещичье-буржуазные политические организации стремились оснастить Белое движение определенной политической программой, основанной на «патриотической» идее «государственного, национального возрождения». Эта идея по замыслу идеологов и политиков антибольшевизма должна была успешно конкурировать с интернационалистской идеологией большевизма, которая объявлялась «антипатриотической». На деле, однако, «белый патриотизм» часто оборачивался безудержным эгоизмом свергнутых классов, а на практике означал реставрацию царской помещичье-буржуазной власти в России с некоторыми модификациями, которые диктовались историческим развитием и необратимыми революционными сдвигами.

С другой стороны, попытки привлечь к делу управления занятыми территориями известных в прошлом политических и государственных деятелей страны, готовых на время борьбы отказаться от следования своим партийным и иным принципам, не связанным с делом воссоздания государства, не увенчались успехом.


^ 3. БЕЛОЕ ДВИЖЕНИЕ И АЛЬТЕРНАТИВА ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА


Важнейшим инструментом гносеологии в исторических исследованиях является теория альтернатив общественно-политического развития общества на определённом историческом этапе, однако последняя из плоскости обогащения исторического познания стала перемещаться в плоскость аксиологии, где развернулись острые дискуссии по идеологическим вопросам. Среди них — споры о возможности победы того или иного крыла антибольшевистских сил в годы гражданской войны в России.

Реальный ход событий в ряде районов страны показал невозможность компромиссов между большевиками и правыми социалистами в вопросе о власти. 8 июня 1918 г. после мятежа чехословацкого корпуса эсеры сформировали в Самаре так называемый Комитет членов Учредительного собрания (Комуч). Этот орган соединял в себе функции законодательной, исполнительной, судебной и военной власти, действовал от имени Учредительного собрания и должен был подготовить его созыв. Все министры Комуча были эсерами, за исключением беспартийных Галкина и Краснова, а также меньшевика Майского7. Самарский Комуч декларировал «восстановление демократических свобод», формально установил 8-часовой рабочий день, разрешил созыв рабочих конференций и крестьянских съездов, деятельность фабзавкомов и профсоюзов. 30 августа 1918 г. в Самаре был создан Совет рабочих депутатов, правда, имевший крайне ограниченные полномочия. В то же время Комуч отменил декреты советской власти, возвратил фабрики, заводы и банки бывшим владельцам, объявил свободу частной торговли, восстановил земства и городские думы, признавал необходимость уравнительного распределения земли.

Как известно, Белое движение представляло собой широкий спектр разнородных политических и военных сил: от сторонников реставрации самодержавия до приверженцев буржуазно-демократической республики или казачьей автономии. Платформой для их консолидации было неприятие большевиков и борьба против советской власти. В силу разнородности Белого движения его социальная база была весьма неустойчивой и подвижной, а его ядро составляли добровольцы белой армии, верхушка торгово-промышленных кругов, зажиточное крестьянство, активные кадеты, а также эсеры и меньшевики, перешедшие в правый лагерь. Вместе с тем некоторые социальные слои примыкали к Белому движению в силу логики развития событий, резкой поляризации политических сил в стране. Главные его цели — это верность «историческим началам» России, восстановление «единой и неделимой» страны (империя или унитарное государство с ограниченной автономией для национальных окраин)борьба против большевизма, приоритет так называемых «общенациональных задач» над «узкопартийными интересами» (мнимая беспартийность и прикрытие своих корыстных интересов общенациональными и общечеловеческими были характерными чертами белогвардейцев). Однако Белое движение не было единым, его идеологи раскололись на монархистов» (И.А. Ильин, В.В. Шульгин, Н.Н. Алексеев, С.А. Шидловский и др.) и «либералов» (П.Н. Милюков, П.Н. Новгородцев, П.Б. Струве, Е.Н. Трубецкой, Н.В. Устрялов и др.). И.А. Ильин, в частности, ожидал от Колчака и Деникина реставрации самодержавия. Монархия, по его представлению, должна быть православной и «народной», впитавшей многовековые традиции России. Для возрождения монархии, по его мнению, нужен переходный период, когда должна быть установлена военная диктатура во главе с национальным «белым вождём», беспартийным, христианином и патриотом. Для И.А. Ильина белая идея была тесно связана с расцветом религиозности и «борьбой с сатанинским началом большевизма». Он также считал, что русский народ «должен возродить в себе своё древнее умение иметь Царя»8.

Для либералов будущая Россия мыслилась как демократическое государство в лучших западноевропейских образцах — нечто среднее между вестминстерской моделью парламентской монархии (по типу английской) и французской моделью президентско-парламентской демократии.

Именно это составляло политический смысл либеральной модернизации России в начале XX в. Расцвет государства идеологи Белого движения на словах связывали с победой над большевиками и Германией, религиозно-нравственным возрождением страны, её культуры и межнациональным примирением.

Что касается монархистов, то они постоянно колебались. Представители же наиболее правого крыла этого течения продолжали оставаться сторонниками самодержавной монархии, реакционерами и антисемитами, но вынуждены были в годы гражданской войны маскировать свои взгляды, поскольку среди народа и западных союзников идея реставрации царизма не пользовалась популярностью и связывалась с помещиком, жандармом, чиновничьим произволом. Известно также, что значительная часть офицеров белой армии по своим политическим взглядам были монархистами (в том числе В.О. Каппель, Г.А. Вержбицкий, В.М. Молчанов, Ф.А. Пучков и др.).

Существовали тогда и прожекты парламентской монархии. Некоторые политические деятели считали, что будущее России - парламентская монархия, в которой государь избирается Всероссийским Учредительным собранием. Правительство должно иметь широкие полномочия, но действовать на основании изданных Народным собранием законов. Парламент не должен вмешиваться в дела государственного управления и назначения должностных лиц. Совет управляющих ведомствами (СУВ), играющий роль Совета министров, должен назначаться правительством, а его премьер утверждаться правительством по соглашению

с Народным собранием. Роль третейского и конституционного суда должен играть специально для этого созданный Государственный Совет, состоящий из представителей всех ветвей власти и вооруженных сил. Данная модель государственного устройства сочетала в себе древнерусский, английский и французский образцы политических режимов.

Конечно, нынешние академические споры о политическом и социально-экономическом постбольшевистском развитии России в случае победы Белого движения в тот период были бы бесплодным занятием (история имеет дело с законченным результатом, который уже не возможно переиграть и экспериментально проверить), если бы авторы ряда монографий, статей и диссертаций не стремились отыскать в белых режимах и их лидерах носителей не удавшейся в то время альтернативы развития России на путях буржуазного либерализма. Эти заключения основаны на возможности того или иного явления в то или иное время. По этой методике можно прийти к любым желаемым выводам. Политическая реальность 1917—1922 гг. ликвидировала остальные альтернативы, тем более что (и об этом нельзя забывать) их носители уже потерпели сокрушительное поражение в результате Февральской и Октябрьской революций 1917 г. Сегодня существует справедливая точка зрения, что либеральная альтернатива в нашей стране в начале XX в. Была утопией, попытка реализации которой в гражданской войне лишь укрепила позиции большевиков. Новая большевистская система вырастала из дуализма революционных потрясений и мира русских традиций (монархических, бюрократических, общинных). Тогда взяли верх носители большевистского типа модернизации России. Политические декларации белых режимов резко разошлись с их практической политикой и лишь подтвердили опасения большинства россиян в реанимации дореволюционных порядков. Собственный политический опыт народа, извлечённый из практики жизни России начала XX в., революций 1917 г., господства белых режимов, стал одной из основ морально-политического и военного краха оппонентов большевиков в годы гражданской войны. Большевики же предложили народу иную альтернативу — социалистический тип модернизации страны с опорой на безрыночную экономику, социальное равенство и психологию коллективизма. Главной задачей исторических исследований остаётся поиск истины, который бы основывался на принципах объективности, историзма и связи с общественно-политической практикой.


^ 4. НЕКОТОРЫЕ ПРИЧИНЫ ПОРАЖЕНИЯ БЕЛОГО ДВИЖЕНИЯ


Предательство и расстрел адмирала Колчака зимой 1919/20 г.г., поражение Северо-Западной армии Юденича и отход армии Деникина в Крым, — предвещали печальный конец Белого Движения.
      В апреле 1920 г. произошла передача командования Белой Армией молодому и энергичному генералу Петру Николаевичу Врангелю, сумевшему укрепить дисциплину, поднять боевой дух войск и подготовить новое наступление на север.

     Известный «Земельный закон Врангеля» от 7-го июня 1920 г. (разработанный бывшим министром царского правительства Кривошеиным) о реформе земельного пользования имел целью привлечение поддержки крестьян и явился важным и прогрессивным мероприятием к укреплению экономической и социальной структуры будущей России, но, к сожалению, он опоздал на два года.   Если бы этот закон был издан в начале Гражданской войны, армии Деникина, Колчака и Юденича получили бы массовую поддержку не только русского крестьянства, но и большинства российских меньшинств.
      Поход генерала Врангеля, увенчавшийся вначале хорошими успехами, как занятием больших территорий к северу от Азовского моря до Донбасса и на северо-запад в сторону Польши, не смог добиться соединения с польскими войсками генерала Пилсудского и был остановлен. Польская интервенция была отбита и отброшена на польскую границу. Заключение же перемирия с большевиками генералом Пилсудским освободило значительные силы Красной Армии на борьбу с генералом Врангелем, армия которого в ожесточенных боях была оттеснена в Крым и была подвержена опасности полного уничтожения.

      Генерал Врангель сумел организовать эвакуацию 130.000 солдат и беженцев в Константинополь.   Позднее, большинство бывших воинов армии Врангеля поселились в Югославии, частично также во Франции и других центрах Западной Европы. Совместно с остатками. армии генерала Юденича и всеми другими русскими людьми, покинувшими пределы России в тот период, они составили часть российской эмиграции, известной как Первая Эмиграция.

Что показал последний этап в истории белого движения в России в годы гражданской войны?

Во-первых, скорость, с которой рушилась «белая Россия» после того, как на фронтах борьбы с большевиками ее армии начинали терпеть поражения, обнаруживает степень ее государственной организации. Временный характер государственной жизни, источником которого служила идеология «непредрешенства», вряд ли мог способствовать консолидации общественно-политических сил в период тяжелых испытаний.

Во-вторых, неспособность российской демократии противостоять неблагоприятным для нее обстоятельствам, сложившимся вокруг белого движения в конце 1919 г. и начале 1920 г. показывает степень ее зрелости и свидетельствует об отсутствии демократических традиций в стране.

В-третьих, руководство белым движением на завершающем этапе борьбы в лице генерала П.Н.Врангеля продемонстрировало способность к модификации своей политической программы в интересах населения, сумело отказаться от многих стереотипов в подходах к вопросам внешней политики, добилось признания со стороны одного из победителей в недавней войне и бывшего союзника — Франции. Это, а также восстановление в короткие сроки боеспособности эвакуированной из Новороссийска армии показывает степень неиспользованного потенциала белого движения, а также его способность к гибкости и умению делать выводы из неудач.

Каковы основные причины, приведшие белое движение к анархии на заключительном этапе борьбы с большевиками в годы гражданской войны 1917-1922 гг. и его окончательному поражению в ней?

Как показал анализ условий, в которых приходилось действовать противоборствовавшим в гражданской войне силам, одной из главных причин неуспеха ни одной из них в осуществлении конечных целей своих программ явилась система политического устройства самодержавной России, как она сложилась начиная с XIV века. По замечанию русского философа Н.А.Бердяева, религиозная идея царства вылилась здесь в форму образования могущественного государства, в котором церковь стала играть служебную роль. Таким образом, московское православное царство было тоталитарным государством. В свою очередь, реформы Петра I, толкнувшие Россию на путь западного и мирового просвещения, усилили «раскол между народом и верхним культурным и правящим слоем...» А просветительница и вольтерианка Екатерина II лишь окончательно создала те формы крепостного права, которые в конечном счете вызвали протест заболевшей совести русской интеллигенции XIX в.9 Таким образом, созданная Петром империя разрасталась, но внутреннего единства в ней не было, разорваны были власть и народ, народ и интеллигенция, разорваны были народности, населявшие империю. В течение 700 лет государственная власть России представляла собой вертикальную структуру, оси которой, представлявшие ее институты, опускались в общество, чтобы служить там стабилизирующим фактором. В результате вся общественная социальная инфраструктура являлась как бы искривленной ввиду отсутствия горизонтальных связей, которые бы объединяли людей друг с другом независимо от государства. В результате «сцепления» в обществе создано не было, а отсюда отсутствие баланса между ним и правительством.

Как справедливо замечает видный американский ученый Ричард Пайпс, Россия отличалась от других средневековых государств не столько абсолютизмом, сколько отличным типом ничем не ограниченной власти, которая объединяла его с правом собственности. При таком «патримональном», или вотчинном, режиме страна удерживалась вместе только благодаря твердости и решительности правительства, но как только оно ослабевало, общество тут же обращалось в смуту.10

С другой стороны, недопущение широких слоев населения к управлению государством или решению проблем местного самоуправления в условиях самодержавного режима привело к тому, что вне элиты общества в лице царской бюрократии, в стране отсутствовали люди, способные к заведыванию государственными делами. В итоге, в результате краха царизма в отечестве не нашлось достаточно умелых и способных политиков для решения насущных проблем развития России.

Другая причина — в стратегическом положении белых и красных сил.

Большевики, удерживая в своих руках в течение 1919 г. управление промышленным сердцем России с развитой сетью железных дорог, сходившихся к Москве, имели возможность свободного маневрирования резервами на угрожаемые направления, чего были лишены белые, разобщенные огромными расстояниями. Этот факт подчеркивает то обстоятельство, насколько трудно было координировать действия белых фронтов, когда даже в главном штабе союзников не знали о главной стратегической операции Колчака до ее фактического начала. Это приводило к тому, что, как правило, каждый белый фронт действовал самостоятельно, вне связи с другими белыми армиями, зачастую решая частные задачи в ущерб общим. Так, например, армии Колчака тянули к Вятке на Котлас, чтобы соединиться там с войсками союзников, оперировавших на Севере, и тем самым решить вопросы снабжения армий, остро стоявшие и являвшиеся головной болью штабов сибирских войск ввиду ограниченной провозоспособности Транссибирской железнодорожной магистрали. В свою очередь, Деникин углубился на Украину, не без оснований опасаясь за свой левый фланг в связи с неожиданным ухо дом французских войск с юго-западного района страны и быстрым развертыванием там большевистских и петлюровских войск. Эти обстоятельства привели к тому, что в решающий момент борьбы с большевиками белые армии действовали по расходящимся направлениям, сильно облегчая задачу красному командованию по сосредоточению резервов на угрожаемых направлениях.

Как ни парадоксально, но одной из причин поражения белого движения в годы гражданской войны стала его приверженность национальной идее. Политика общенационального объединения всех слоев российского общества была эффективной до тех пор, пока на европейском театре военных действий продолжалась мировая война и усиление эксплуатации России австро-германским блоком с целью мобилизации ее ресурсов для противодействия державам Антанты вызывало все большее неприятие в российском обществе. Однако окончание первой мировой войны в ноябре 1918 г. неминуемо изменило сам характер вооруженной борьбы с большевизмом, превращая войну за независимость России от «германского ставленника» в гражданскую с целью достижения определенных политических целей.

Приверженность высшего командования русской армии в годы мировой войны обязательствам, принятым правительством страны перед союзниками, заставляла их ожидать адекватного ответа со стороны западных демократий в деле восстановления в стране законного порядка и ее территориальной целостности. Обещания широкомасштабной помощи, причем не только материальным снабжением, но и войсками, приводили белых вождей к мысли о несвоевременности разрешения социальных вопросов и возможности отложить их до созыва Учредительного собрания. Таким образом, белые лишали себя широкой социальной базы, надеясь на военную помощь держав Согласия. Со своей стороны правительства союзных держав, может быть в первые дни после окончания войны и искренне желавшие помочь своему бывшему союзнику справиться с поразившим его недугом, держа при белых армиях миссии из сторонников интервенции, постепенно, под влиянием своих внешнеполитических ведомств, пришли к мысли выгодно использовать временное ослабление России для укрепления своего влияния в послевоенном мире. Таким образом, их политика в российском вопросе стала носить двойственный характер. С течением временем истинные друзья России, желавшие ей добра, ушли в тень большой политики и на передний план вышли люди, рассматривавшие сложившуюся послевоенную обстановку в мире как благоприятный исторический шанс раз и навсегда покончить с российской империей. Вот почему действия союзников по отношению к белому движению Деникин определил как носившие «своекорыстный» характер. В конце концов «русский» курс союзников, прежде всего Англии, свелся к отсечению от тела России возможно большего числа молодых государственных образований в Прибалтике и Закавказье под флагом образования так называемого «санитарного кордона». Нежелание белых правительств плясать под дудку «главного игрока», что выразилось прежде всего в их крайней неуступчивости по вопросу признания независимости лиминотрофных государств, постепенно привело к изоляции белого движения вне страны и, будучи лишенным материальной поддержки, оно неминуемо должно было «скончаться». Парадокс истории в том, что ведя борьбу с большевиками под лозунгом единой неделимой России и не давая тем самым им расправиться с националистическими движениями на окраинах страны, белые фактически помогли союзникам в их планах расчленения России.

И, наконец, главная субъективная причина. Она заключалась в морали. «Те высокие нравственные принципы, на которых была заложена Добровольческая армия, — писал в одной из своих статей эмигрантский писатель П.И.Залесский, — тот рыцарский дух, который она носила в себе в первые дни своего существования, постепенно исчез, испарился...»11 Политические амбиции и неуемное честолюбие в штабах и белых правительствах оказывали разлагающее действие на белый тыл. Таким образом, как и в случае с правительством А.Керенского, падение морали в тылу стало, в конечном счете, мостиком к внутреннему распаду белого движения в годы гражданской войны.

Гражданская война — это величайшая трагедия России. В этой борьбе каждый отстаивал свое понимание справедливости. Трагедия белого движения в том, что неся в себе высокий нравственный заряд жертвенности во имя интересов России и правильное их понимание, оно не сумело найти адекватных путей к думам и чаяниям всех слоев населения и, тем самым, вынуждено было уйти в изгнание.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Зарождение Белого движения следует связывать с возникновением в высшем командном составе и некоторых кругах российской общественности оппозиции курсу Временного правительства. Неспособность власти справиться с обрушившимся на нее грузом повседневных проблем и обеспечить активные действия армии на фронтах первой мировой войны привела к тому, что правительство оказалось во внутренней изоляции. Это и стало в конечном счете причиной успешного исхода октябрьского переворота, совершенного большевиками. Насколько были разобщены между собой общественные и политические силы страны свидетельствует такой факт, что захватчикам власти не было оказано никакого сколько-нибудь серьезного сопротивления.

Исследование показало, что белое движение сумело наиболее полно синтезировать интересы частных групп российской общественности с национальной судьбой российского народа как исторического целого. Это позволило создать наиболее работоспособные органы власти по сравнению с попытками в этой области других антибольшевистских движений, которые способствовали мобилизации населения и материальных ресурсов как внутри России, так и за ее пределами, для ведения ожесточенной борьбы с большевизмом. Именно белому движению принадлежит приоритет объединения разобщенных общественно-политических сил и социальных групп страны для ведения борьбы с большевиками на фронтах гражданской войны. В течение 1919 г. оно заняло ведущее положение в противобольшевистском лагере. В нем сошлись интересы всех тех, кто не хотел и не мог примириться с предстоявшей России на долгие десятилетия судьбой.

Белое движение потерпело поражение в гражданской войне, каковы его основные уроки?

Один из главных заключается в том, что применение политики для разрешения конкретных вопросов, поставленных жизнью, должно воздерживаться от употребления голых схем и сообразовываться не столько с теоретическими постулатами, хотя бы и апробированными мировой практикой, сколько с требованиями реальной жизни, с интересами реальной политической борьбы.

Последнее утверждение, как показывает отечественная и зарубежная история, нисколько не противоречит общегосударственным интересам. Именно в области практической политики белые не смогли приемлемым образом ответить на кричащие вопросы в области разрешения социальных противоречий и тем самым подписали себе приговор.

Другим уроком, как показало исследование, стало крушение надежд белого движения на широкомасштабную помощь бывших союзников России в деле борьбы с большевиками. Идеализированное отношение к вероятной заинтересованности иностранных государств в единой и сильной России объективно не отвечало их целям в русском вопросе. И дело здесь не в какой-то злонамеренности западных демократий, а, вероятно, в объективном положении вещей.

Учет, прежде всего национальных интересов в мировой политике всегда был присущ мало-мальски цивилизованным странам. Другое дело, что устранение России от активного участия в судьбах Европы в момент установления нового мирового порядка в Версале, самым негативным образом сказалось спустя двадцать с небольшим лет, принеся всем без исключения народам огромные беды и страдания.

Несмотря на очевидные промахи белых в осуществлении внутренней и внешней политики, нельзя не остановиться на самом важном, высоком нравственном потенциале «белой идеи». В общем она состоит как бы из двух составляющих. С одной стороны — это прежде всего государственная национальная идея, с другой — жертвенность тех, кто нес в своем сердце убежденность в том, что Россия заслужила лучшую судьбу, чем та, которая ей досталась. В пору, когда страну в очередной раз сотрясают межпартийные и межнациональные конфликты, история белого движения помогает найти главный критерий объединения общества — это приоритет общенационального перед частным или партийным и национального перед наднациональным в интересах ее граждан. Вот почему недостаточное или однобокое знание истории гражданской войны в России и подлинных мотивов, которые двигали всеми участвовавшими в ней сторонами, может в очередной раз обернуться крупными бедами для страны.


^ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. Репринтное воспроизведение издания. Париж. 1955. М. 1990.

  2. Вениамин (Федченков) митрополит. На рубеже двух эпох. М. 1994.

  3. Головин Н.Н. Российская контрреволюция в 1917—1918 гг. Париж. 1937. Кн. 5.

  4. Гармиза В.В. Крушение эсеровских правительств. М.,1970.

  5. Деникин А.И. Очерки русской смуты. Т.1. Вып.1. Крушение власти и армии. Февраль-сентябрь 1917 г. Париж: Изд. Я. Поволоцкого, 1921.

  6. Залесский П. И. Главные причины неудач белого движения на Юге России //Белый архив. Париж 1928. Т. 1

  7. Ильин И.А. Белая идея // Летопись белой борьбы. Берлин. 1926.

  8. Львов Н.Н. Белое движение. Белград. 1924.

  9. Салов И.А. Идеологические основы и политические программы южнороссийского белого движения и их практическая реализация (ноябрь 1917 – 1920 гг.): Автореф. Дис. Док. Ист. наук. М. 2010.32с.

  10. Слободин В.П., к.и.н. Белое движение в годы гражданской войны в России (1917–1922 гг.): Учебное пособие. М.: МЮИ МВД России. 1996. 

  11. Хохлюк Г. С. Уроки борьбы с контрреволюцией. М. 1981.

  12. Хрестоматия по истории государства и права СССР / Под ред. Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. М. 2003.  Ч. 2.

  13. Цветков В. Ж.Формирование и эволюция политического курса Белого движения в России в 1917-1922 гг.: Автореф. Дис. Док. Ист.наук. М.: МПГУ. 2010.29с

  14. Ципкин Ю.Н. Являлось ли белое движение буржуазно-демократической альтернативой советской власти. URL: http://eps.dvo.ru/rap/2005/1/pdf/rap-033-045.pdf

  15. Pipes R. Russia's chance //Commentary. -N. Y. 1992.




1 Цветков В. Ж.Формирование и эволюция политического курса Белого движения в России в 1917-1922 гг. :Автореф. Дис. Док. Истор. М.: МПГУ-2010


2 Деникин А. И. Т.1. Вып.1. Крушение власти и армии. Февраль-сентябрь 1917 г. - Париж: Изд. Я. Поволоцкого, 1921

3 Хохлюк Г. С. Уроки борьбы с контрреволюцией. М. 1981.

4 Головин Н.Н. Российская контрреволюция в 1917—1918 гг.. Париж. 1937 Кн. 5

5 Вениамин (Федченков), митрополит. На рубеже двух эпох. М. 1994,

6 Львов Н.Н. Белое движение. Белград. 1924

7 Гармиза В.В. Крушение эсеровских правительств. М.1970.

8 Ильин И.А. Белая идея // Летопись белой борьбы. Берлин, 1926

9 Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. Репринтное воспроизведение издания. Париж, 1955. -М. 1990.

10 Pipes R. Russia's chance //Commentary. N. Y. , 1992

11 Залесский П. И. Главные причины неудач белого движения на Юге России //Белый архив. Париж. 1928 Т. 1.





Скачать 359.62 Kb.
оставить комментарий
Дата23.09.2011
Размер359.62 Kb.
ТипКонтрольная работа, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх