История России вторая половина XIX начало XX вв. Содержание лекционного курса icon

История России вторая половина XIX начало XX вв. Содержание лекционного курса


2 чел. помогло.
Смотрите также:
История России вторая половина XIX начало XX вв. Содержание лекционного курса...
Становление и развитие налогового законодательства в таджикистане (вторая половина XIX начало...
Комплексная рабочая программа по курсу «История русской литературы XIX века (вторая половина)»...
Гуманистическая направленность профессиональной подготовки медиков среднего звена (вторая...
Развитие идей педагогической антропологии в россии (вторая половина XIX начало XX вв.) 13. 00...
История России «Россия во второй половине XIX века»...
Программа дисциплины История России XIX века Направление подготовки 030600 История Квалификация...
Литература к курсу лекций «История русской философии» (вторая половина XIX века)...
Влияние миграционных процессов на изменение историко-демографической ситуации в Казахстане...
Влияние миграционных процессов на изменение историко-демографической ситуации в Казахстане...
Евреи кубанской области (вторая половина XIX начало XX вв.) 07. 00. 02 Отечественная история...
Становление педагогического образования в западной сибири (вторая половина XIX в. 1919 г.) 13...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
вернуться в начало
скачать

^ НОВЫЕ ЯВЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ

НА РУБЕЖЕ XIX—XX вв.

План

  1. Общая характеристика основных тенденций развития.

  2. Финансовая политика правительства. Деятельность С.Ю. Витте.

  3. Цикличность развития промышленности России. Монополизация экономики.

  4. Сельское хозяйство.

  5. Развитие транспорта, торговли.

  6. Роль иностранного капитала.

Литература


  1. Ананьич Б.В. Россия и международный капитал. 1897 – 1914 гг. Очерк финансовых отношений. – Л., 1970.

  2. Лаверычев В.Я. Государство и монополии в дореволюционной России. – М., 1982.

  3. Тарновский К.Н. Мелкая промышленность в России в конце XIX – начале XX вв. – М., 1995.

  4. Шепелев Н.Е. Крупная буржуазия в России. Конец XIX – 1914 г. – М., 1992.

1. Конец XIX — начало XX в. характеризуется вступлением веду­щих мировых держав, в том числе и России, в новую эпоху своего экономического и политического развития, именуемую «империа­лизмом». Уже в то время об «империализме» много писали эконо­мисты, публицисты и политики различных направлений, указывая на характерные для него экономические и политические признаки, особенности их проявления в разных странах и прогнозируя перс­пективы этого процесса. Так, этому явлению посвятил специальную работу «Империализм как высшая стадия капитализма» В. И. Ленин. Империализм — понятие не только экономическое, но и поли­тическое, точнее, военно-политическое. В области экономической он характеризуется, в первую очередь, возникновением крупных монополий. Империализм — это монополистический капитализм, идущий на смену капитализму свободной конкуренции. Монопо­листические объединения создаются в различных отраслях про­мышленности и банковского дела не только в пределах данной страны, но и как объединения межнационального характера, кото­рые делят мир на сферы своего экономического влияния. Промыш­ленный капитал объединяется (или «сращивается») с банковским: возникают объединенные промышленно-банковские монополии, а с другой стороны сами банки основывают свои производственные объединения. Тем самым создается система финансового капитала. В плане политическом империализм выражается в усилении борьбы военно-политическими средствами за рынки сбыта и сырья, за передел колониальных владений, в создании военно-политических бло­ков держав, что приводит к возникновению мировых войн.

Первоначальной формой монополистического объединения яв­ляется картель. Его участ­ники заключают соглашение о регулировании объема производства, условий сбыта продукции и найма рабочей силы, сохраняя при этом производственную и коммерческую самостоятельность.

Следующая Форма — синдикат (в смысле — объединение). Члены синдиката сохраняют производственную самостоятельность, но утрачивают коммерческую. Они договариваются о распределении между собой заказов, закупки сырья и реализации произведенной ими продукции через единую сбытовую контору.

Наиболее высокой формой монополистического объединения является трест. Его члены утрачивают коммерческую и производственную самостоятельность. Предприятия превращаются фактически в отделы объединенного гигантского производства, управляемого из единого центра — правления треста. Тресты монополизируют про­изводство и сбыт в определенной отрасли промышленности, поэ­тому они объединяют предприятия, производящие однородную продукцию. Обычно сосуществуют все три указанных типа моно­полистических объединений, но при преобладании одного из них. В России начала XX в. монополистические объединения имели в основном форму синдикатов, что было характерно для стран среднего уровня капиталистического развития.

2. В 80-е-начале 90-х годов принят ряд важных мер, способст­вовавших укреплению финансов и экономическому развитию страны.

В апреле 1881 г., после отставки А. А. Абазы, министром фи­нансов был назначен выдающийся экономист, профессор статистики и политэкономии Киевского университета Н. X. Бунге. Это был последний «либеральный министр» в правительственном кабинете Александра III. При вступлении Бунге в управление министерством финансы страны находились в тяжелом состоянии. Общая сумма государственного долга на 1 января 1881 г. составляла 6 млрд. руб. Бюджет страдал хроническим дефицитом. Ценность рубля упала почти наполовину. Бунге поставил себе сложную задачу упорядо­чения финансов, но без отягощения трудовых слоев населения. Более того, именно при Бунге были уменьшены выкупные платежи и сложены накопившиеся по ним недоимки, отменена подушная подать, а также налог с занятий мещан (который они платили вместо подушной подати).

Под давлением реакционных кругов Бунге под видом «повыше­ния в должности» (1 января 1887 г. Александр III назначил его председателем Комитета министров) был уволен с поста министра финансов, который занял крупный ученый-математик И. А. Вышнеградский. Он энергично принялся за ликвидацию бюджетного дефицита. Он еще более, чем Бунге, увеличил пошлины на импортные товары. Изданный в 1891 г. таможенный тариф повышал их на одну треть. Далее он добился значительного превышения экспорта над импортом за счет увеличения вывоза хлеба и другой сельскохозяйственной продук­ции. В целях упорядочения железнодорожного хозяйства и унификации тарифов начался выкуп ряда частных дорог казной. К 1894 г. в казенном управлении находилось уже 52% всех железных дорог. При Вышнеградском был создан золотой запас в размере свыше 500 млн. руб., что позволило сменившему его на посту министра финансов С. Ю. Витте в 1897 г. провести денежную реформу.

Рубеж XIX—XX вв. характерен усилением государственного вмешательства в экономику страны. В 90-х годах XIX в. был принят ряд экономических мер, направленных на поощрение развития промышленности и банковского дела, на ускорение индустриали­зации страны. Проведение этих мер связано с именем выдающегося государственного деятеля того времени Сергея Юльевича Витте (1849—1916).

Введение в 1897 г. в обращение золотого стандарта денежной реформой С. Ю. Витте благотворно сказалось на состоянии финан­сов России. Доход государственного бюджета с 1897 по 1913 гг. возрос с 1233 млн. до 3383 млн. руб. 44% давали прямые налоги, 46% —косвенные, 10% —таможенные сборы и прочие поступле­ния. Помещики и буржуазия платили в виде прямых и косвенных налогов 4% своих доходов, крестьяне и рабочие —18%. Более половины косвенных налогов давала винная монополия. В 1913 г. чистый доход от водки составил 700 млн. руб. В расходной части бюджета 46,5% шло на военные нужды, 19% —на содержание госап­парата и полиции, 12,5% —на выплату долгов, 4% —на просвещение. Накапливался золотой запас, который в 1914 г. был самым крупным в мире. Важно отметить, что к 1913 г. в связи с благоприятной экономической конъюнктурой стал сокращаться и внешний долг России. Однако этот процесс был прерван начавшейся мировой войной.

Изыскивались и другие источники доходов, преимущественно за счет повышения косвенных налогов, которые за время управления Витте Министерством финансов возросли в полтора раза.


3. Для России, как и для всякой страны рыночного хозяйства, была характерна неравномерность экономического развития: в зависи­мости от менявшейся рыночной конъюнктуры период подъема сменялся спадом производства, далее следовал новый цикл подъема и спада. Эта цикличность развития рыночной экономики в России особенно проявилась с 90-х годов XIX в.

В 1893 г. в России начался небывалый дотоле промышленный подъем, продолжавшийся до 1899 г. Происходило бурное развитие всех отраслей промышленности, но особенно тяжелой, которая за эти годы выросла в целом в 2 раза, тогда как легкая —в 1,6 раза. По выплавке чугуна Россия заняла третье место в мире (после США и Германии), а по добыче нефти вышла на первое.

Промышленный подъем 90-х годов сменился спадом в начале 1900-х. Обычно 1900—1903 гг. характеризуют как фазу кризиса, а 1904—1908 гг.— как состояние депрессии (или застоя) русской промышленности. Однако общий рост промышленного производ­ства продолжался, хотя замедленными темпами, и в эти годы. Поэтому речь может идти лишь о спаде темпов этого роста, но никак не о падении производства вообще. Особенно заметным был спад в тяжелой промышленности, в меньшей степени он проявился в легкой. Происходило и перепрофилирование некоторых отраслей производства, что вызвало сокращение одних, но в то же время рост Других отраслей промышленности.

1909—1913 гг. отмечены новым, более широким и значительным экономическим подъемом во всех отраслях народного хозяйства. Особенно резко поднялись темпы прироста промышленной продукции: они были выше, чем в таких развитых странах, как Германия, США, Англия, Франция.

Ведущее место в промышленном развитии страны занимали регионы: Центрально-промышленный (Московский), Северно-За­падный (Петербургский), Южный (Донбасс и Криворожье), При­балтика, Урал, Домбровский угольный и Лодзинский текстильный — в Польше. В этих регионах сосредоточивалось до 80% рабочих крупной промышленности и производилось до 3/4 ее валовой про­дукции.

Наряду с крупной промышленностью дальнейшее развитие по­лучила и мелкая, крестьянская, или, как ее называют, «дофабричная», промышленность. В ней было занято свыше 600 тыс. мелких самостоятельных «кустарей». Кроме того, еще 4 млн. крестьян-ре­месленников соединяли свое ремесло с земледельческими заняти­ями.

Первые монополистические объединения возникли в России в 80—90-е годы XIX в. в сахарной и нефтяной промышленности, в которых выделялось несколько гигантских предприятий, подчинив­ших себе многие мелкие. Монополии тогда насчитывались едини­цами, и они носили преимущественно характер картелей. Перелом наступил под воздействием промышленного кризиса 1900—1903 гг., когда разорялись мелкие, но укрепили свои позиции наиболее крупные предприятия. Появились объединения в форме синдика­тов, которые в первую очередь охватили важнейшие отрасли тяже­лой промышленности: металлургическую, добывающую, маши­ностроение. В числе первых монополистических объединений был синдикат «Продамет» (или «Продамета»), образовавшийся в 1902 г. первоначально для продажи продукции металлургических заводов юга России. Это было самое крупное промышленное объединение в России. К 1910 г. оно монополизировало до 80 % продажи черного металла и изделий из него: листового железа, стальных балок, рельс и пр. В 1902 г. организуется крупный синдикат «Трубопродажа», куда вошли все предприятия трубопрокатного производства.

Вторая волна учреждения синдикатов началась в 1907 г. Воз­никли синдикаты — «Продуголь», объединивший крупнейшие угольные предприятия Донбасса, «Продаруд», который объединил 6 крупных южных рудных предприятий с производством до 80 % всей руды, «Продвагон», монополизировавший производство паро­возов и вагонов, «Товарищество бр. Нобель» и «Мазут» сосредото­чили в своих руках до 70% отпуска нефтепродуктов.

Кроме промышленных и транспортных синдикатов возникли и банковские монополистические союзы: Московский коммерче­ский, Петербургский международный, Русский для внешней торговли, Азовско-Донской, Волжско-Камский и Русский торгово-промыш­ленный банки, которые имели каждый от 50 до 100 филиалов в России и за рубежом, были связаны с иностранными банками.

Государственно-мо­нополистические объединения возникали на базе крупного казен­ного хозяйства — в банковском и железнодорожном деле и в отраслях промышленности, работавших на казенные нужды, в первую очередь связанные с военными заказами.

В первое десятилетие XX в. правительством создаются государ­ственно-капиталистические органы регулирования транспортного машиностроения, металлургии, судостроительной промышленно­сти (например, «Комитет по распределению железнодорожных за­казов», «Совещание по судостроению», «Съезд по делам прямых сообщений»), которые затем перерастают в государственно-моно­полистические организации.

Следует подчеркнуть, что монополии утвердились лишь в круп­ном производстве ведущих отраслей промышленности и частной банковской системы. Меньше всего они затронули сельское хозяй­ство, в котором вплоть до 1917 г., несмотря на успехи его капита­листического развития в конце XIX —начале XX в., сохранялись и натуральные формы производства.


4. За данный период заметных успехов достигло сельское хозяй­ство. Посевные площади за 1900—1913 г. возросли на 15%, а урожайность поднялась в среднем на 10%; среднегодовые сборы зерновых увеличились с 3,5 млрд. до 5 млрд. пудов, т. е. на 40%. Иначе говоря, основным кормильцем страны было крестьянское поле. Из крестьянского хлеба около половины приходилось на долю зажиточных крестьян. Производство хлеба на 1 душу населения за 1900—1913 гг. увеличилось с 450 до 550 кг. По объему производства зерна Россия занимала первое место в мире и была основной хлебопроизводящей страной. На Россию приходи­лось 25,4% мирового сбора пшеницы, 52,8% —ржи, 37,6% —яч­меня, 26,6% —овса. Хотя урожайность за 1900—1913 гг. и возросла с 34 до 44 пудов с десятины, однако в сравнении с европейскими странами она продолжала оставаться еще низкой: в то время собиралось с 1 десятины в Австро-Венгрии 85 пудов, в Германии — 130, в Англии — 149, в Бельгии — 157 пудов зерна.

В 1908—1913 гг. из среднегодового сбора хлеба на рынок шло около 1,5 млрд. пудов, следовательно, товарность зернового произ­водства составляла около 30%. Основными поставщиками товарно­го хлеба были Среднее Поволжье, Южный степной, Юго-Вос­точный и Предкавказский регионы. Они поставляли более полови­ны продаваемого в стране хлеба. В начале XX в, возросло производство технических культур. Расширились площади под посевами картофеля, сахарной свеклы, льна и конопли. Активно развивалось хлопководство в Средней Азии в связи с ростом спроса на сырье российской текстильной промышленности.

Заметные успехи были достигнуты в животноводстве, в основ­ном за счет разведения продуктивного скота. За 1900—1913 гг. поголовье лошадей увеличилось с 19,2 млн. до 23,3 млн. голов, крупного рогатого скота —с 30,8 до 47 млн.

Численность наемных сельскохозяйственных рабочих возросла. За указанные годы с 3,5 млн. до 4,5 млн. человек. Наемный труд применяли помещичьи хозяйства, крупные капиталистические эко­номии юга России и часть зажиточных крестьянских хозяйств. Они являлись и основными потребителями сельскохозяйственных машин.

Создавались объединения латифундистов — производителей товарной сельскохозяйственной продукции. В 1913 г. насчитыва­лось 272 торгово-промышленных товарищества, обладавших 3,6 млн. десятин земли, в среднем по 13 тыс. десятин на товарищество. С другой стороны, представители промышленных монополий (например, из­вестные московские текстильные фабриканты Рябушинские, Мо­розовы, Коноваловы) приобретали десятки тысяч десятин земли, на которой велось предпринимательское сельское хозяйство.

Доходы помещики-латифундисты получали не только за счет предпринимательского сельского хозяйства, но и путем сдачи своих земель в аренду (как за деньги, так и за отработки), от продажи лесов и прочих угодий, залога в кредитных учреждениях. На 1 января 1915 г. в залоге находилось 46,6 млн. десятин помещичьей земли (свыше 80% ко всему помещичьему землевладению).

Характерным явлением в экономической жизни России начала XX в. был бурный рост кооперативного движения. Первые коопе­ративы в России появились в 1865 г. В 1900 г. было уже 1348 кооперативов. Но особый размах кооперативное движение приоб­рело после 1905 г. К 1917 г. в России насчитывалось уже до 55 тыс. разного рода кооперативов: 25 тыс. потребительских и 16,5 тыс. кредитных обществ, 11,5 тыс. сельскохозяйственных и 2 тыс. ре­месленных артелей.

Русские кооперативы сделали немало для экономического разви­тия страны. Кредитная кооперация на селе в значительной степени ограждала крестьянское хозяйство от грабительских процентных ссуд местных ростовщиков. Российская кооперация внесла существенный вклад в мировую теорию и практику кооперативного дела.


5. За 20-летие (1897—1917) железнодорожная сеть России (без Польши и Финляндии) выросла с 58 млн. до 71 млн. верст. В первое десятилетие XX в. были построены дороги Оренбург — Ташкент, Санкт-Петербург — Вологда, Тюмень — Омск, Саратов — Архан­гельск, завершилось строительство железных дорог, связавших цен­тральные районы России с ее окраинами. Были построены такие важные в экономическом и стратегическом отношении дороги, как Транссибирская (1891—1905) и Мурманская (1915—1917), к 1914 г. завершена постройка сети закавказских железных дорог. К 1913 г. речной флот России насчи­тывал до 31 тыс. разного типа судов, в том числе 5,5 тыс. пароходов и теплоходов. Морской флот пополнился пароходами и теплоходами большого водоизмещения и дальнего плавания. В морском торговом судоходстве интенсивно шел процесс концентрации капитала: к 1913г. примерно половина русского торгового флота принадлежала Шести крупным компаниям.

В 1912—1913 гг. Русско-Балтийский завод приступил к серий­ному производству крупных транспортных многомоторных аэропланов конструкции И. И. Сикорского — «Русский Витязь» и «Илья Муромец». В 1913 г. Англия сделала русскому правительству пред­ложение о закупке аэропланов серии «Илья Муромец» для оснаще­ния своего морского флота.

Интенсивно развивалась внутренняя и внешняя торговля. Внутриторговый оборот возрос в 1,5 раза и к 1913 г. достиг 18 млрд. руб., на долю внешнеторгового оборота приходилась 2,6 млрд. руб. Он возрос в 2,5 раза. Из вывозимых товаров хлеб составлял 44% и продукция животноводства 22% общей стоимости экспорта. В количественном отноше­нии вывоз хлеба увеличился с 1900 по 1913 гг. в 1,5 раза (с 450 млн. до 725 млн. пудов в год), а в стоимостном выражении (в связи с ростом цен на хлеб на мировом рынке) — в 2 раза. Россия в то время являлась главным поставщиком хлеба на мировой рынок. Второе место в российском экспорте занимала продукция живот­новодства, которая возросла в 2,5 раза. В импорте товаров преоб­ладало текстильное сырье (хлопок, шерсть, шелк), машины, оборудование. 30% объема внешней торговли приходилось на Гер­манию и 20% на Англию.


6. Россия была страной, импортирующей капиталы, и являлась важным объектом приложения иностранного капитала. Иностран­ный капитал направлялся в виде инвестиций (вложений) в народное хозяйство и займов русскому правительству. В производственной сфере иностранный капитал внедрялся преимущественно в отрасли тяжелой промышленности — горнодо­бывающую, металлообрабатывающую, машиностроение, но также и в химическую, строительство, коммунальное хозяйство. В про­мышленную сферу России было вложено 2,24 млрд. руб. иностран­ных капиталов. На долю французского приходилось 33%, английского —23%, германского — 20%, бельгийского —14%, американского—5%; остальные 5% составляли голландский, швейцарский, шведский, датский и австрийский капиталы.

Французский и бельгийский капиталы инвестировались в ме­таллургию и угольную промышленность юга России, английский капитал направлялся преимущественно в нефтедобывающую про­мышленность Бакинского района, но также и в угольную промыш­ленность Донбасса, меднодобывающую Урала и Казахстана, в золотодобывающую Восточной Сибири. Германский капитал инве­стировался в машиностроение, электротехнику, тяжелую промыш­ленность Польши и Прибалтики.

Особенность инвестиций иностранного капитала в русскую промышленность заключалась в том, что западноевропейские ка­питалисты старались вкладывать средства преимущественно в дей­ствующие российские предприятия и объединения и в меньшей степени стремились создавать свои предприятия. Тем самым уста­навливалась тесная связь между российским и зарубежным капи­талами в сфере промышленного производства.

Характерно, что иностранные акционеры, вкладывавшие свои деньги в русскую промышленность, не вывозили прибыль, а реин­вестировали ее в пределах России. Иностранные компании, тесно связанные с русскими предприятиями, ассимилировались в России. Эта тенденция особенно отчетливо прослеживалась в годы предво­енного экономического подъема в России.


Лекция


ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА НИКОЛАЯ II НА РУБЕЖЕ XIX—XX вв.

План

  1. Вступление на престол. Оформление внутриполитического курса.

  2. «Правительственная весна» кн. Святополк – Мирского.

  3. Рабочий вопрос. Зубатовщина.

  4. Крестьянский вопрос на рубеже веков.

Литература

  1. Ананьич Б.В., Ганелин Р.Ш. С.Ю. Витте и его время. – СПб., 1999.

  2. Боханов Николай II.

  3. Витте С.Ю. Воспоминания.

  4. Дневник императора Николая II. – М., 1991.

  5. Симонова М.С. Кризис аграрной политики царизма накануне первой русской революции. – М., 1987.

  6. Соловьев Ю.Б. Самодержавие и дворянство в 1902 – 1907 гг. – Л., 1981.

  7. Труайя А. Николай II. –


1. В 1894 г. на российский престол вступил Николай II — послед­ний русский император. Он получил хорошее образование, особен­но гуманитарное и военное. Учителями его были известный экономист Н. X. Бунге, профессор химии Н. Н. Бекетов. К. П. Победоносцев преподавал ему курс юридических наук, на­чальник Главного штаба Н. Н. Обручев —военную географию и статистику, видный военный историк и теоретик М. И. Драгомиров — курс других военных наук. Николай II интересовался литерату­рой и археологией, хорошо знал историю православной церкви и неплохо разбирался в богословских вопросах, свободно владел четырьмя европейскими языками, обладал хорошей памятью и был приятным собеседником. Он не обладал ни сильным характером, ни достаточным государственным кругозором, необходимыми для самодержавного властителя огромной страны, тем более в бурную эпоху социальных и военных катаклизмов, в которой ему выпала судьба царствовать.

В первые годы своего царствования Николай II находился под сильным влиянием своей матери — вдовствующей императрицы Марии Федоровны, братьев отца — великих князей Владимира и Сергея Александровичей, занимавших крупные государственные посты (первый командовал гвардией и Петербургским военным округом, а второй был московским генерал-губернатором), а позже — и своей жены Александры Федоровны, капризной и суе­верной женщины. Под влиянием этого окружения Николай II мог легко изменить ранее принятое им решение.

Николай II вступил на престол, не имея четкой политической программы, но с твердым намерением следовать курсу своего отца Александра III. На приеме депутации от земств 17 января 1895 г. Николай II предостерег представителей тверского земства, намек­нувших в поданном ранее ему адресе на возможность расширения прав земств, чтобы они оставили «бессмысленные мечтания об участии представителей земства в делах внутреннего управления», и заявил, что будет «охранять начало самодержавия так же твердо и неуклонно», как и его родитель. Эти слова произвели тягостное впечатление на земцев. Заявление о намерении следовать полити­ческому курсу Александра III было высказано Николаем II под влиянием таких реакционных деятелей начала его царствования, как обер-прокурор Святейшего Синода К. П. Победоносцев и министр внутренних дел И. Н. Дурново. Однако проводить после­довательно этот курс Николай II уже не мог: объективные обстоя­тельства новой эпохи оказались сильнее этих намерений. Тем не менее вплоть до своего отречения в 1917 г. в нем сохранялась твердая приверженность следовать идее самодержавной власти. Он не любил перемен, на которые соглашался лишь в обстоятельствах крайней необходимости, был далек от реальной жизни в стране и наивно верил, что простой народ предан царю, а «смуты и волнения» инспирирует недовольная интеллигенция.

Николая II в продолжение всего его царствования преследовали неудачи. Само начало царствования было омрачено трагическими событиями, происшедшими во время коронации, когда из-за не-паспорядительности московских властей и полиции на Ходынском поле в давке погибли 1300 и были ранены свыше 3 тыс. человек. Крайне неудачно и бездарно велась война с Японией, в которой русской армией и флотом не было выиграно ни одного сражения. Неудачи преследовали его дипломатию в преддверии мировой войны и его армию в ходе самой войны. В течение всего правления Николая II страну потрясали бунты и волнения, завершившиеся катастрофой 1917 г., а затем и гибелью всей царской семьи в 1918 г.


2. Действия правительства в «рабочем вопросе» сводились к про­тиводействию нараставшему рабочему движению. При этом прави­тельство осознавало неэффективность одних только репрессивных мер против рабочих стачек. В 1894 г. был издан закон о реоргани­зации фабричной инспекции, который существенно увеличил ее состав, и расширил ее прерогативы. Фабричным инспекторам вме­нялось в обязанность глубже вникать в нужды рабочих, выявлять причины их недовольства.

Принимались меры к «упорядочению» продолжительности ра­бочего дня. Согласно изданному 2 июня 1897 г. закону рабочий день не должен был превышать 11,5 часа, а для выполнявших хотя бы частично ночные работы —не более 10 часов. Контроль за выпол­нением этого закона возлагался на фабричную инспекцию. Надзор фабричной инспекции распространялся практически на все круп­ные и средние промышленные заведения России (каковых в то время насчитывалось 20 тыс.). В июне 1903 г. были изданы законы о страховании рабочих за счет предпринимателей и о введении на предприятиях должностей рабочих старост.

Под влиянием роста стачечного движения рабочих решено было также под контролем полиции создать «общества взаимного вспо­моществования рабочих», чтобы отвлечь их от самостоятельной прямой борьбы за свои права.

Идея создания таких «рабочих обществ» принадлежала началь­нику московского охранного отделения С. В. Зубатову, почему эта политика «полицейского социализма» и получила название «зуба­товщины». План создания таких легальных рабочих организаций был разработан для Зубатова бывшим членом Исполнительного комитета «Народной воли», перешедшим потом на службу к само­державию, Львом Тихомировым в специальной «Записке». В 1901 г. Зубатов передал ее через московского обер-полицеймейстера Д. Ф. Трепова генерал-губернатору Москвы великому князю Сергею Александровичу, который одобрил эту идею. В мае 1901 г. в Москве под контролем Зубатова было образовано «Общество взаимного вспомоществования рабочих в механическом производстве», и устав его был представлен на утверждение властей.

В то же время Зубатов начал проводить регулярные совещания для рабочих, прозванные «зубатовским парламентом». Сначала они собирались на рабочих окраинах Москвы, затем были перенесены в аудиторию Исторического музея, где проводились диспуты. К чтению лекций для рабочих привлекались и профессора Москов­ского университета. Устраивались районные собрания рабочих. Рабочим внушалось, что царь и его правительство готовы помочь им в удовлетворении их экономических требований. Зубатовские профессиональные и просветительские организации появились в Одессе, Киеве, Минске, Харькове, Николаеве и в других промыш­ленных центрах.

19 февраля 1902 г. (к 41-й годовщине отмены крепостного права) московская зубатовская организация устроила «патриотическую манифестацию» в Кремле у памятника Александру II. Ей удалось собрать до 50 тыс. человек. Зубатов рассматривал ее как «генераль­ную репетицию управления народными громадами». Зубатовская организация добивалась отдельных экономических уступок от пред­принимателей, что вызывало недовольство фабрикантов. Так, в 1902 г. крупный московский промышленник Ю. П. Гужон и Московский совет торговли и мануфактур подали жалобу на Зубатова в Мини­стерство финансов. Под давлением промышленников зубатовцам было строго запрещено вмешиваться в конфликты, возникавшие между предпринимателями и рабочими.

Организация, подобная зубатовской, под названием «Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга» была со­здана в августе 1903 г. молодым священником петербургского Дома предварительного заключения Г. А. Гапоном. К концу 1904 г. в Петербурге действовало 11 отделений гапоновского «Собрания», в которых насчитывалось до 9 тыс. рабочих Эта организация ставила своей задачей добиваться осуществления материальных и духовных требований рабочих только мирными средствами, действуя строго в рамках закона. С целью образования ее филиалов Гапон ездил в Москву, Киев и Полтаву. Организация действовала под надзором полиции и с ее разрешения. В феврале 1904 г. в Министерстве внутренних дел был утвержден ее устав. Власти стремились исполь­зовать гапоновскую организацию, как и зубатовскую, чтобы отвлечь рабочих от революционных методов борьбы за свои права.


4. «Оскудение» земледельческого Центра России, падение плате­жеспособности крестьян и рост аграрных волнений заставили пра­вительство заняться пересмотром законодательства по «кресть­янскому вопросу». С этой целью 22 января 1902 г. под председа­тельством Витте было учреждено специальное межведомственное «Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности»-Оно должно было изучить положение деревни, разработать предло­жения «об улучшении быта и благосостояния крестьян» и новые принципы сельскохозяйственной политики. На местах были обра­зованы 82 губернских и 536 уездных комитетов. Во главе губернских комитетов были поставлены губернаторы, а уездных—уездные предводители дворянства. Всего в местных комитетах насчитыва­лось 12 тыс. членов, причем дворян и чиновников в уездных комитетах было более половины, а в губернских — свыше двух третей.

«Особое совещание» действовало около трех лет (1902—1905). С целью изучения итогов действия крестьянской реформы 1861 г. был собран и систематизирован большой статистический материал о положении деревни за 40 лет, который был затем опубликован в трех объемистых томах.

Несмотря на различия в мнениях, в целом центральный и местные комитеты пришли к выводу о необходимости расширить имущественные и гражданские права крестьян, уравнять их с дру­гими сословиями, но главное — содействовать переходу крестьян от общинного к «подворному и хуторскому владению». Тем самым предлагалась мера, которая потом была воспринята и проведена П. А. Столыпиным, с той лишь разницей, что отвергалась всякая насильственная ломка общинных порядков. Более того, в опублико­ванной в 1904 г. «Записке по крестьянскому делу» Витте предлагал не ликвидацию общины, а придание ей формы свободной ассоци­ации производителей, при этом прежние административные функ­ции общины должны были отойти к новым органам — волостным земствам. Вместе с тем он настаивал на создании из крестьян «класса земельных собственников» как гарантии социальной стабильности. Однако, рассуждал он далее, «это налагает на правительство обязанность принять своевременные меры к обес­печению за крестьянской массой ее земельной собственности».

Однако осуществление предложений Особого совещания и са­мого Витте правительство в данный момент признало преждевре­менным. В манифесте от 26 февраля 1903 г. подтверждался принцип сохранения сословности, неприкосновенности общинного владе­ния и неотчуждаемости крестьянских надельных земель. Вместе с тем по инициативе Витте были проведены такие важные меры, как отмена 12 марта 1903 г. круговой поруки и издание в 1904 г. законов, облегчавших переселения и паспортный режим для крестьян.

В 1898 г. был поднят вопрос о новой реформе земского управ­ления. В представленном в 1899 г. председателем Совета министров И. Л. Горемыкиным проекте предусматривалось введение земств в 13 «неземских» губерниях—в Архангельской, Оренбургской и Ставропольской, а также в Белоруссии и на Правобережной Укра­ине, уменьшения имущественного ценза при выборах в земские учреждения, с некоторым отступлением от принятого земской контрреформой 1890 г. сословного принципа. Однако в ходе мно­гочисленных обсуждений в различных комиссиях и ведомствах этот проект был отклонен.

В начале 1900-х годов самодержавие пошло даже на дальнейшее ограничение прав земств. Указом 12 июня 1900 г. земства отстра­нялись от заведования делами народного продовольствия, устанав­ливались предельные размеры земского обложения на нужды земств, что приводило к сокращению их бюджета. В 1901 г. была ограничена издательская деятельность земств, в 1902 г. последовал запрет прово­дить земствам статистическую работу. С целью подавления земского либерально-оппозиционного движения в 1902—1904 гг. подверглись репрессиям некоторые прогрессивные земские деятели.


Лекция





оставить комментарий
страница5/10
Павлова Оксана Сергеевна
Дата23.09.2011
Размер2,39 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх