Родственные связи и предки князей Полубинских icon

Родственные связи и предки князей Полубинских


2 чел. помогло.
Смотрите также:
Сборник исторических материалов по истории рода...
Юзефа Вольфа "Литовско-Русские князья"...
Вопрос Происхождение русского языка, его родственные связи с другими языками. Русский язык...
5 в расселение славян прекратилось: восточная ветвь...
Владимир Мономах...
Задачи: 1 Изучить основные причины междоусобных войн князей 12-ого века...
Положение русского языка в современном мире...
Николай Александрович Бердяев родился 6/19 марта 1874 г в Киеве...
Сказка «Новогодние приключения Хотабыча и Даньки»...
Лекция Доисторический период корейского языка...
Родственные слова. Ударные и безударные гласные Цели...
Урок-попури по истории в 6 классе по теме "Киевская Русь в IX-XII вв."...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7
вернуться в начало
9. Родословная князей Сангушко-Коширских-Несухоижских.


Здесь излагается только родословная ветви князей Сангушко-Коширских, которая была напрямую породнена с князьями Полубинскими. Все, ныне живущие, князья Полубинские, являются также и прямыми потомками князей Сангушко-Коширских.

Родословная князей Сангушек цитируется в моём русском переводе с польского, по книге Ю. Вольфа «Литовско-Русские князья...»

«Сангушкович, позднее – Сангушко, в изначальной форме – Сонкгушко. Сонкгушкович от имени или прозвища Сангушко, возникшего, вероятно, от искажённого имени Семён; Семён – Семко- Сенько – Сенкушко- Сендюшко – Сенкгушко – Сонкхоушко – Сонкгушко – Сангушко. Встречаются все эти формы имени.

^ Князь Сангушко Федкович был одним из сыновей князя Фёдора Ольгердовича и братом князей Романа Кобринского и Гурко. Безусловно, он унаследовал от отца Ратно, которое называли его «отчиной», а также он владел Ковелем, Любомлей и Вижвой; во время, разграничения между Польшей и Великим Княжеством Литовским, проводившегося Василием Тышкевичем и Войцехом Ленартовичем, комисар, который проводил границу в околицах Ратна, Ковеля, Любомли и Вижвы, записал: «князь Сендюшко заложил владения, которые держал: Ковель, Ратно, Любомль и Вижву, а также окрестные сёла», для ловов Вижовских, также между Ратно и Визвой расположенные, когда Ратно и Любомль, при короле Казимире, были присоеденины к Короне Польской. Деятельность князя Сангушко во время княжения Великих Князей Литовских Витовта и Свдиригайло до 1432 года неизвестна историкам. После вступления Сигизмунда Кейтутовича на великокняжеский престол, он с самого начала признал нового правителя, за это в дополнение к Коширску (Кошир Камень – Д.К.) , которым он владел издавна, Великий Князь Сигизмунд добавил ему усадьбу Тростяницу, а король Владислав подтвердил его права навладение Ратно с окресностями, добавив к ним усадьбу Кросничин; в 1433 году князь Сангушко (dux Sanguschco) подтверждает, что получил от короля в «держание» (управление «державой» - Д.К.) усадьбу Ратно с окрестностями, но в связи с опустошением оной, как дополнительная милость, ему была дана усадьба Кросничин, которая прежде принадлежала сыновьям покойного князя Гурко его (Сангушко) племянникам. Лояльность князя Сангушко длилась недолго и политика Великого Князя Сигизмунда, который преследовал князей, вынудила его примнуть к Свидригайло; в 1438 году он уже упоминается в числе союзников Свидригайла, который по рекомендации «верного себе князя Сангушко», принял в своё подданство выходца из Северской земли Богуша Оверкича Тимоха. Тот факт, что Сангушко переметнулся к Свидригайле, лишило его усадьбы Ратно, на которую он совершил наезд, чтобы возвратить себе права на неё. В результате этого, в 1441 году, король, в связи с бунтом князя Сангушко, его разбой, засады, нападение на Ратно и убийство там королевского бурграба, отобрал у него округ Коширский, который он держал до этого и отдал таковой Дерслалову из Рытвян старосте Холмскому. Изгнаному из усадеб князю, не оставалось ничего иного, кроме как подчиниться власти; после вступления королевича Казимира на престол Великого Княжества Литовского, к нему прибыли «князья Сангушковичи» (предположительно князь Сангушко с сыновьями) с князьями боярами Волынскими и, присягнув, следовали за ним до Вильно. Великий князь Казимир возвратил усадьбы князю Сангушко; в 1443 году он уведомил жителей Ратна и Ветлы, что отдал эти места князю Сангушке, как наследнику своей «отчины», а затем добавил ему сёла Коростичи, Олешковичи и Щославичи, прилегающие к Тростянице в повете Каменецком, а также два села в Брестском воеводстве. Еще в 1454 году князь Сангушко Федкович, как дядя князя Семёна Романовича Кобринского, был свидетелем при написании завещения его жене. Вскоре после этого он умер. Род князя Сангушко Фёдоровича вписан в синодик Киево-Печерской Лавры. По завещанию, князь Сангушко отписал своей жене Ганне сёла: Тростяницы, Дзесюхичи, Нуйно, Грабов, Березов и монастырь Мильчи, а в 1463 году княгиня Сангушко получила, уже как вдова, привилей на усадьбу Тростяницы, чтобы в последствии, это имение унаследовали её дети. Она умерла вскоре перед 1475 годом. В этом году король, взамен Тростяницы в повете Каменецком, пожалованной Великим Князем Сигизмундом покойному князю Сангушке, которой после него до самой смерти владела его жена и которую король забрал себе, теперь король передал эту усадьбу её (княгини Сангушко) сыновьям князьям Александру и Михаилу, иакже король пожаловал им усадьбу Сошно в Брестском повете, а также усадьбы Хвалимичи, Заечицы и Шишковичи во Владимирском повете. Эти усадьбы были пожалованы с теми же самыми правами, с которыми отец их князь Сангушко получил Тростяницы от Великого Князя Сигизмунда.

Истории известны четыре сына князя Сангушки, два старших Василий и Иван умерли до 1475 года, в котором упоминаются только два младших Александр и Михаил.

^ Князь Михаил Сангушкович, упоминался в качестве державца Брацлавского, пожалованного Свидригайлом; в январе 1443 года он выдал письмо по делу жителей Брацлавского повета, которое в 1445 году Свидригайло подтвердил.

^ Князь Иван Сангушкович, очевидно, это именно тот «Ивашко Сангушкович» который около 1452 года, получил в Дрогичинском повете усадьбу Марцышево, бывшее прежде во владении Владимирцев (мещан Владимирских ? Ю.В.). Тот же князь Иван Сангушкович подисался, в качестве свидетеля в 1470 году во Владимире. Из пожалования 1508 года на землю Смидынскую князьям Янушу и Василию Михайловичам Сангушковичам, узнаём, что земля та в повете Владимирском над рекой Вижвой, была дана королём Казимиром «дяде их князю Ивану, а затем отцу их князю Михаилу Сангушковичу».

Князья Александр и Михаил Сангушковичи, стали прародителями двух линий этого рода. Первый – линии Коширско-Несухоижской, а другой, так называемой, Ковельской.

^ Линия Коширско-Несухоижская:

Князь Александр Сангушкович от Великого Князя Казимира получил (1440- 1446) привелей на усадьбу Лошицы. В 1446- 1451 годах он упоминается вместе со Свидригайлом, когда подписывает его привилеи в качестве свидетеля. В 1454 году князь Александр Сангушкович упоминался как брат князя Семена Романовича Кобринского на завещании его жене. В течение следующих 20 лет, о нём более не встречается документальных свидетельств. В течение этого времени (около 1460 -1480 г.г.) он кратковременно исполнял обязанности старосты Владимирского, которые ему лично доверил король, выехавши с королевой во Владимир; в процессе усадьбы Свинюхи в 1513 году князь Андрей Александрович Сангушкович староста Владимирский упоминает, что эту усадьбу держал его отец князь Александр Сангушкович, когда он был старостой Владимирским. В 1475 году князь Александр вместе с братом Михаилом получили вместо Тростяницы, которую король взял себе, Сошно в Брестском повете, Хвалимичи, Заечицы и Шишковичи в повете Владимирском и в том же году оба брата поделили эти усадьбы следующим образом: князь Александр Сангушкович взял Сошно, Влодаву и Шумино, а князь Михаил Сангушкович взял Хвалимичи, Тышковичи, Заечицы и Волковичи, а сверх того 100 коп денег доплаты от брата. В том же году князь Александр Сангушкович упоминается в числе свидетелей в тябже князей Збаражских. Он упоминается на первом месте рядом с Михаилом Монтовтовичем старостой Луцким и Олизаром Шиловичем маршалком земли Волынской, старостой Влодимирским. В 1482 году князь Александр Сангушкович купил у Тетенёвских усадьбу Тетенёвмчи и Баймаковичи на реке Случи. В это время он был старостой Кременецким; в 1484 году князь Александр Сангушкович староста кременецкий купил у тех же дворян Тетенёвских усадьбу Новоселец за 60 коп. Король Казимир пожаловал князю Александру Сангушко в 1486 году 20 коп денег с таможни (мыта) Луцкой, в 1488 году – 2 раза по 10 коп а карча Брестского, а также 10 коп денег с таможни Луцкой, а в 1489 году 15 коп денег с Таможни Луцкой и тому же князю Александру Сангушковичу наместнику Кременецкому 20 коп денег с таможни Луцкой. Около 1490 года, вероятно, в связи со старостью, он оставил должность Кременецкого наместника, на этой должности уже в следующем году, мы видим другого человека. В 1491 году князь Александр Сангушкович, вёл тяжбу об усадьбе Новосельцы, начатую Тетенёвскими. Он утверждал, что приобрёл эту усадьбу у них за 60 коп; в этой тяжбе одним из судей выступает князь Андрей Михайлович Чарторыский наместник Кременецкий. Князь Александр умер вскоре после 1491 года. Женат он был, по крайней мере дважды: первая жена была матерью Андрея, который был назван «пасынком второй жены», а возможно и матерью Михаила. Вторая жена была вдовой Андрея Волотовича, который ей отписал в наследство 600 коп денег от усадьбы Звинячи, а она отписала из этих сумм - 300 коп своему пасынку князю Андрею Александровичу, а другие 300 коп-своей племяннице – супруге князя Юрий Четвертинского, что видно из привилея 1500 года, которым король дозволяет князю Андрею Александровичу наместнику Кременецкому, уплатить супруге князя Юрия и принять Звинячи во владение.

Упомянутые два сына князя Александра, стали прародителями двух ветвей рода: ^ Михаил – Коширской, а Андрей – Несухоижской.

Ветвь Коширская.

Князь Михаил Александрович, старший сын князя Александра Сангушковича, очевидно, что это тот самый князь Михаил Александрович, упомянутый как свидетель на процессе в Вильне в 1481 году. В 1490 году князь Михаил Александрович купил у братьев Колеёвичей два села в усадьбе Дубищи; он умер в конце XV века. Его вдова - «княгиня Анна Михаилова Сангушковичева с детьми» в 1501 году получила подтверждение своих прав на владение усадьбой Деречин, доставшегося ей в наследство от её брата «Яцка Копачевича». Та же «княгиня Анна, жена Михаила», исполняя волю её покойного брата Яцка, отписывает церковь в Деречине землю и людей. В 1502 году по королевскому повелению начался раздел волости Коширской на две половины: одна под названием Несухоижская, вклучила в себя сёла Грабов, Сынов, Берёзов и Торговище – досталась князю Андрею Александровичу, а другая половина, которая включала в себя Коширск с сёлами Мезово, Речица, Кругил, Тупалы и Городелец - княгине Анне, жене князя Михаила и её сыну – князю Андрею Михайловичу. Князь Андрей Александрович и супруга князя Михаила с сыном, таким образом поделились усадьбами отцовскими и дедовскими.

После князя Михаила Александровича и его жены Анны Копачувны осталось трое детей:упомянуьый выше, сын Андрей и дочери, ставшие жёнами князей Семёна Одинцевича и Ивана Полубенского.

^ Настасья Михайловна, жена Семёна Богдановича Одинцевича, который уже в 1511 году вместе с Иваном Полубинским, вызывает князя Андрея Михайловича Сангушковича по тяжбе об усадьбе своих жен, а его сестёр. Эти три князя выступают в 1518, 1525 и 1528 годах как совладельцы Деречина. В 1548-1558 годах Настасья Михайловна Сангушкович упоминается как вдова князя Семёна Одинцевича; она умерла в 1559 году.

^ Невидана Михайловна, жена князя Ивана Андреевича Полубинского, который упоминается вместе со своими швагерами в 1511-1528 годах. Невидана Михайловна Сангушковна, жена князя Ивана Полубинского, упоминается в 1555-1558 года вместе с мужем и сыновьями.

Князь ^ Андрей Михайлович Сангушкович упоминается впервые в 1502 году вместе с матерью, в деле со своим дядей князем Андреем Александровичем, по воле которого ему достался Коширск, от этого названия он принял титул князя Коширского. Всё это, оба князя Андрей Александрович и Андрей Михайлович Сангушковичи признали перед королём в 1505 году. В 1510 году король пожаловал князю Андрею Михайловичу Сангушковичу земли в усадьбах Пацютовщизна и Матейовщизна в старостве Гродненском и подтверждает его права на земли, находящиеся у татар Новогрудских. В результате жалобы дворян князей Семёна Одинцевича и Ивана «Дуды» Полубинского, «на швагера своего князя Андрея Михайловича Сангушковича» в том, что они взяли его сестёр в жёны, а он не хочет выделить им их долю от имений отца и матери. Король приказал князю Андрею выделить положенную сёстрам долю. Уже в 1511 году он был женат на Анне Васильевне Хребтович; в этом году князь Андрей Сангушкович обвинил князя Константина Острожского в том, что тот отнял усадьбу Мосейковичи, доставшуюся ему от матери его жены. В том же году он упоминается вместе со своим дядей князем Андреем Александровичем в тяжбе с князем Михаилом Сангушковичем и его сыновьями. В 1514 году король утвердил князя Андрея Михайловича Сангушковича во владении деревней Яблонной и усадьбы в Луцке, которые его покойная тёща Федия –жена Василия Хребтовича и дочь Пашка Дохновича, отписала мужу своему, а тот умирая, отписал дочери своей, жене его и позволяет ему пользоваться ловами в пуще на реке Сидре. Трём совладельцам Деречина, князьям Андрею Михайловичу Сангушковичу, Семёну Богдановичу Одинцевичу и Ивану Андреевичу Полубинскому, король поручает в 1518 году определить меру вины Слонимских жителей за причинённые ими злочинства. В 1519 году князь Андрей Михайлович Коширский ( sic!) заключил с князем Василием Михайловичем Ковельским договор о разгарничении земли (остров) расположенной между Ковелем и Коширом и в том же году тот же князь Андрей Михайлович Сангушкович вёл тяжбу с князем Тимофеем Пузыничем о взаимных претензиях. В том же году велась тяжба о наследстве Пашка Дохновича, состоявшего из усадеб Дернь, Одерадов, Мощеницы, Ставок, Дубищи и Уховецк. Всё наследство сначала было поделено на две части (очевидно, на двух дочерей Пашка Дохновича), из которых одна принадлежала супруге князя Михаила Головни-Острожецкого, после которой перешла по наследству к её сыну Петру Михайловичу Острожецкому и двум дочерям, которые свою долю уступили брату. Наследниками другой части имения (от второй дочери Пашка – Ганне, вышедшей замуж за Василия Хребтовича) стали зятья (мужья сестёр тётки) князя Петра Острожецкого: Якуб Михайлович Монтовтович староста Кременецкий, князь Андрей Михайлович Коширский и князь Василий Михайлович Сокольский. Всё наследство было поделено 2 мая 1519 года в присутствии комиссаров, на шесть частей, из коиз три достались князю Петру, как получившему права своих сестёр, а по одной части получили Монтовтович, князья Коширский и Сокольский. В 1521 году князь Андрей Коширский произвёз взаимный расчёт с Лущевскими в связи нанесённым ущербом. В начале 1522 года он был провозглашён маршалком господарским; уже в качестве маршалка господарского он выступает в марте 1522 года и упоминается вместе с другими князьми Сангушковичами в тяжбе р наследстве князей Кобринских. Дело было закончено в 1528 году. В том же 1522 году «маршалок королевский князь Андрей Михайлович Сангушкович» получил привилей на земли Матейковщизну и Одноровщизну в повете Гродненском, а в следующем году он получил подтверждение привилея на взимание пошлины (мыта) в Яблонной. В это время, он совершил обмен усадьбами со своим дядей князем Андреем Александровичем. В 1524 году он имел тяжбу с князем Иваном Козикой о нанесении ущерба и подобную же тяжбу с князем Андреем Александровичем и сыном его князем Фёдором, а также с Монтовтовичем по делу беглых крестьянах («подданных»). Вместе (с другими совладельцами Деречина) с князьями Семёном Боглановичем (Одинцевичем) и Иваном Андреевичем Полубинским, он вёл тяжбу с князем Тимофеем Пузыной о разных несправедливостях и вместе с князем Полубинским был вызван князем Одинцевичем в суд для разбора претензий по усадьбе Деречин. В 1526 году он снова вёл тяжбу с князем Андреем Александровичем, а в 1528 году - с Яном Шеметовичем об усадьбах Деревка и Уберчицы. Согласно воинскому смотру 1528 года князь Андрей Коширский должен был выствлять 46 всадников. В том же году король утвердил «своего маршалка князя Андрея Михайловича Сангушковича» во владении усадеб Вербична, Конюхи, Защитов и Белополе, которые достались ему в наследство после его тестя, покойного Василия Хребтовича и уладил дело о разграничении между владениями князя Тимофея Ивановича Пузыны, маршалка князя Андрея Михайловича Сангушковича, Ивана Андреевича Полубинского и Семёна Вогдановича Одинцевича. В пограничных спорах с князем Василием Михайловичем Ковельским, князь Андрей согласился на договор в 1530 году. В этом деле князь Андрей был приговорён к выплате князю Василию определённой суммы в качестве компенсации, потом эта сумма была выслана в суд для полюбовного завершения дела и в 1533 году было оглашено решение короля по этому делу. В 1533 году «князь Андрей Коширский маршалок господарский вместе с сыном своим князем Александром» вызывают на суд Николая Завишу и его жену Ганну, дочь князя Василия Андреевича Полубинского, о вещах, забранных, упомянутой княжной Ганной, которая прежде была женой князя Александра. Тяжба длилась до следующего года, когда князь Андрей Коширский с сыном, вызвали в суд князя Василия Полубинского в связи с делом о разных вещах забранных при разводе его дочерью, которая была женой князя Андрея. Князь Андрей ещё в 1533 году вёл тяжбу с Петковичем по поводу разных несправедливостях в Люшневе и с Федоровичами по поводу разногласий в усадьбе Кузьницы. В 1534 году «князь Андрей Михайлович Сангушкович маршалок господарский» продал усадьбу Тетенёвку за 630 коп денег Яну (из князей Литовских) епископу Виленскому, что король и подтвердил последнему. В том же году князь Андрей вместе с князем Богушем Корецким, вели тяжбу с князем И Иваном Масальским о нанесении ущерба. В 1535 году было объявлено решение королевы Боны по делу князя Андрея Михайловича Сангушковича Коширского с князем Ильёй Константиновичем Острожским воеводичем Трокским, старостой Брацлавским и Винницким, из них первый вызывал в суд второго по делу об усадьбах Дубищи и Мойсеевичи. При этом Дубищи названы его отчиной, а Мойсеевичи названы отчиной его жены Ганны, которой владел дед жены Богдан Хребтович и сын его, тесть Андрея, Василий Хребтович; князь Илья, однако, сообщал, что Дубищи получил его отец вместе с Кузьмином, и Мойсеевичи вместе с Туровым, получил подтверждение на владение Дубищами на вечные времена, а Мойсеевичи – на срок в 6 лет. В 1535-1536 годах князь Андрей ведёт тяжбу с Иваном Фёдоровичем об отнятии у него земель Кустынских в повете Гродненском. Не прекращались пограничные споры князя Андрея со своим дядей князем Василием Михайлосичем Ковельским и длились в 1537 -1539 годах. Независимо от от договора, заключённого между ними, о разграничении Городельца от Ковеля и Клевецка, подтверждённого королём, они вели между собой тяжбу, по которой был вынесен судебный вердикт. Король уведомил князя Михаила, что посылает дворянина, который в его усадьбах должен будет собрать сумму присуждённую князю Андрею, при этом был вынесен новый судейский вердикт и признание того, что оба князя на этом соглашении не сошлись. Новый вердикт по этому делу был вынесен в январе 1539 года. По этому же делу князь Андрей вызывал в суд в 1537 году Фёдора Бокия о захвате земли в усадьбе Вербична и присоединении к усадьбе Печихвосты. В 1538 году король подтвердил князю Андрею права на ставок (пруд) и мельницу на реке Вижовце в усадьбе Высоцкой. В 1538 -1539 годах князь Андрей приобретает от разных совладельцев , принадлежащие им части имений в Миркове и Черницах. В то же время князь Андрей вёл тяжбу Иеронимом Александровичем Ходкевичем державцем Ошмянским о землях, которые были присуждены князю Андрею предком Ходкевича Лаврином Вольским. В 1540 году князь Андрей был назначен королём на должность воеводы Киевского. Перед самым выездом, 1 сентября 1540 года «князь Андрей Михайлович Сангушкович маршалок господарский» признал, что, женившись на Ганне Васильевне Хребтович, взял за ней приданного 1000 коп денег, которые он еспечил усадьбой Камень; а ныне будучи направленным на должность Киевского воеводы на место окраинное (в оригинале - «украинное» - ukrainne) и опасное, отписал своей жене ещё 1000 коп денег от усадьбы Люшнево. Купленное за деньги жены, имение Себеж (Любеж), он отписал жене в вечное владение, в последствие это имение должно будет отойти в наследство их сыну князю Александру. Он оставался «справцем воеводства Киевского» в течение двух лет (1540 -1542 г.г.) во время которых король давал ему разные указания по управлению этой провинцией. В январе 1541 года, король разрешает «своему маршалку, справце воеводства Киевского князю Андрею Михайловичу Коширскому» получать пошлину с таможни (мыта) и «капщизны» Киевских на своё кормление и приём послов татарских, а затем поручает ему в июле - связаться с казаками и запретить им нападать на татарские и турецкие поселения, в августе – возвратить землю в имении Обуховщизна Полонии Васильевой, в сентябре – чтобы дал братьям Выховским землю, расположенную в имении Скочковском в повете Киевском, в октябре - чтобы позволил турецким купцам проехать через Киев в Москву, в мае 1542 года – чтобы возвратил Онкевичу усадьбы, которые его предшественник воевода Киевский Андрей Якубович Немирович присоединил к замку Киевскому. Во время его отсутствия (в декабре 1541 года) его вызывал в суд князь Василий Михайлович Ковельский по поводу ущерба, но дело было отложено до возвращения князя Андрея, а в августе 1541 года был издан декрет в пользу Хребтовичей, по делу князя Андрея и сына его князя Александра Сангушковича Коширского по делу о усадьбе Дашковчизна, на которую жена князя Андрея имела права собственности.

После возвращения из Киева «князь Андрей Михайлович Сангушкович-Коширский маршалок господарский», был назначен 18 января старостой Луцким. В таковом качестве, он получал в течение следующего года неоднократные поручения от короля и королевы Боны. В 1544 году королева Бона отказалась от своих прав на войтовство Луцкое в пользу князя Андрея и прав на староство Луцкое, а также обменялась с ним своими усадьбами Красное и Ставров на его усадьбы Речица и Соним. В том же году князья Андрей и Фёдор Сангушковичи заключили соглашение по улаживанию взаимных споров в их усадьбах. В 1545 году князь Андрей овдовел; перед своей смертью «Ганна Васильевна Хребтовичувна княгиня Андрея Михайловича Сангушковича-Коширского старосты Луцкого» сделала 30 июля 1545 года в усадьбе Конюхи, две дарственные записи, сыну своему князю Андрею Александровичу Сангушковичу-Коширскому на усадьбы, которые она унаследовала от своего отца и своей матери в Литве и на Волыни: третью часть усадьбы Горохов с сёлами Марковичи, Подлешук, Старый Став, Рачин и Озерцы, а также 2000 коп грошей от двух других частей, исключив из этого завещания мужа и княгиню Ганну Корецкую. А в завещании, написанном уже на смертном ложе в Луцке в декабре 1545 года «княгиня супруга Андрея Михайловича Коширского старосты Луцкого, маршалка господарского Ганна Васильевна» подтвердила, упомянутые выше, завещательные записи в пользу сына, а дочь в случае разделов, должна будет уплатить брату. Кроме того, она отписала усадьбу Дернь в пользу церкви. Несомненно, в скорости она умерла, а князь Андрей Михайлович, вскоре после её смерти, женился вторично, (видимо в 1546 году). Его женой стала княгиня Богдана Михайловна Мстиславская, которая уже в октябре 1547 года, упоминалась как «супруга князя Андрея Коширского старосты Луцкого княжна Богдана» и вместе с сёстрами княжнами Мстиславскими выступает в тяжбе с князем Полубинским о его подданных Тетеринских. Упомянутая дочь князя Андрея от первой жены, развелась с мужем; в результате этого князь Богуш Фёдорович Корецкий староста Житомирский признал в мае 1546 году, что развёлся с женой «княжной Ганной дочерью князя Андрея Михайловича Сангушковича-Коширского старосты Луцкого, маршалка господарского» и отказался от всех претензий к князю Андрею в отношении имущества и денег, которые остались во владении упомянутой княжны Ганны. В том же 1546 году князь Андрей ведёт тяжбу с Фёдором Мышкой об ущербе причинённом подданными, с Дчусой об оскорблении посланника и ущерб в усадьбах, с Загоровским об усадьбе Кустынь, а также с судьями, которые несправедливо присудили князьям Ружинским земли в и людей в усадьбе Городельской. Из этих тяжб, дела с Ружинским и Дчусой остались отложенными. 9 июля 1546 года «староста Луцкий, маршалок господарский князь Андрей Сангушкович-Коширский» получил привилей на ключничество, городничество и мостовничество Луцкое. В том же и следующим годах «староста Луцкий, маршалок господарский, ключник, городничий и мостовничий Луцкий князь Андрей Михайлович Сангушкович-Коширский» с Образцовым о причинении разного ущерба. В марте 1547 году «староста Луцкий маршалок господарский князь Андрей Михайлович Коширский» возобновил тяжбу с судьями, которые незаконно присудили князьям Ружинским земли и людей в Городельской усадьбе. Летом 1547 года он отказался от должности маршалка господарского; супруга его - княгиня Богдана, выступает в октябре 1547 года в тяжбе с Полубинским. Она при этом имянуется «супругой Луцкого старосты». В ноябре 1547 года «староста Луцкий, ключник, городничий и мостовничий Луцкий князь Андрей Михайлович Сангушкович-Коширский» получает привилей на рынки («тарги») в Миркове и Гомозове. В 1550 году он вёл тяжбы с Бокием о землях и в 1551 году -подобную же тяжбу с владыкой Луцким и паном Голяницким. В начале 1552 года он вёл процесс со Львом Образцовым и заключил с ним соглашение в конце того же года. В том же году « староста Луцкий, ключник, городничий и мостовничий Луцкий князь Андрей Михайлович Сангушкович-Коширский» вёл тяжбу с супругой Олехна Скоруты о жатве урожая на её поле в Глушинской усадьбе. В 1553 году он получил подтверждение письма-соглашения от 29 января 1539 года с князем Василием Ковельским. В 1557 году «князь Андрей Сангушкович-Коширский староста Луцкий» признаёт, что «взявши в жёны княжну Богдану, дочь князя Михаила Мстистлавского» взял за ней 1000 коп денег наличными в приданное и 1000 коп денег в виде имущества, которые он обеспечил своими усадьбами Заозерье и Сербище, к которым ныне добавляет Люшнев и отписывает ей одновременно разную движимость; всё это после смерти княгини Богданы должно будет поступить в наследство «их единственной дочери княжне Анне», исключая из наследования детей от первого брака. В 1558 году Василий Стецкович Рагоза признаёт законным порядком, что продал «княгине супруге Андрея Сангушковича-Коширского старосте Луцкому Богдане Михайловне княжне Мстиславской» усадьбу Желеховщизну под Молодечно за 40 коп денег. В следующем году князь Андрей Михайлович был обвинён князем Збаражским и Кишко в наезде. В 1559 году в результате жалобы князя Андрея на своего сына, король упоминает в письме «своего маршалка Александра Андреевича Сангушковича-Коширского», чтобы он уважал отцовские завещательные записи «своей супруге княжне Богдане Михайловне» на Люшневе с усадьбой Высокое и дочери княжне Анне, на Миркове, Любешове, Ильбязе и Березолуках, и чтобы он не претедовал на эти владения и в них не вторгался. Ещё в начале 1560 года князь Андрей вёл тяжбу о наезде с Борзобогатым Красенским. Умер он в своём имении Иванчицы 4 октября 1560 года; об этом упоминает в своём рескрипте, обращённом к «князю Александру Андреевичу Сангушковичу-Коширскому» и писаном 24 января 1560 года, король. Рескрипт был написан в ответ на жалобу «супруги старосты Луцкого князя Андрея Сангушковича-Коширского –Богданы Михайловны княжны Мстиславской» в том что князь Александр сразу после смерти отца, совершил наезд и захватил замки Камень и Кошир, а её саму и её дочь Ганну ограбил, напав на них в их собственной усадьбе, и отнял всё их имущество. Король вызвал князя, требуя предстать перед ним лично и дать отчёт в своих поступках. Из подробностей следует, что князь Андрей Михайловеч, женатый уже в 1511 году на Анне Васильевне Хребтович, внучке Пашка Дохновича, умершей в 1545 году, оставил с ней сына Александра и дочь Анну; после смерти первой жены он женился вторично в 1546 году на княжне Богдане Михайловне Мстиславской, которая ему родила дочь, по имени также Анна.

Вдова князя Андрея «княгиня супруга Андрея Михайловича Сангушковича-Коширского старосты Луцкого» от имени которой выступает Ян Чиж и Андрей Никодимович Тихановецкий, сын старосты Мельницкого, обвиняет в декабре 1562 года Юрия Юрьевича Остика старосту Брацлавского в насилии и избиениях в усадьбе Ожуницкой. В том же году она вторично выходит замуж за Андрея Никодимовича Тихановецкого сына старосты Мстиславского, который уже в ноябре 1562 года от имени своей супруги Богданы Михайловны княжны Мстиславской вызывает в суд Шемета тивуна Бержанского по делу об ущербе в имении Ожуничи. В 1563 году Андрей Никодимович из Техановца сын маршалка господарского, старосты Мельницкого, со своей женой Богданой Михайловной княжной Мстиславской, признаёт. что Богдана со своим первым мужем князем Андреем Михайловичем Сангушковичем старостой Луцким, обручили свою дочь княжну Ганну с князем Ярославом Фёдоровичем Сангушковичем, назначив свадьбу на день Рождества Пресвятой Девы Марии 1563 года в Миркове, когда же, однако, князь Ярослав в назначенный срок не прибыл в Мирков, то они обещали выдать её за пана Николая Павловича Сапегу сына воеводы Новогрудского и назначили свадьбу на день Св. Николая 1563 года в Вильне. «Супруга старосты Луцкого князя Андрея Сангушковича-Коширского княгиня Богдана» была ещё жива в августе 1564 года и упоминалась в завещании её сестры - супруги князя Стефана Збаражского, своему мужу. Несомненно она умерла в 1565 году. Позднее умер её пасынок князь Александр (это случилось в конце 1565 года); это следует из судебных документов касающихся усадеб Люшнев и Ольбяж, поданных князем Львом Александровичем Коширским сразу же после смерти его отца. От первого брака у неё была дочь Анна, а от втотого брака –сына Станислава и дочь Раину.

^ Княжна Анна Андреевна дочь князя Андрея Михайловича и его первой жены урождённой Хребтович, внучки Петра Дохновича. Она упоминалась в завещании матери в 1545 году как «супруга князя Богуша Фёдоровича Корецкого, который развёлся с ней актом от 18 мая 1546 и отказался ото всех имущественных претензий к ней. Её первым мужем был, вероятно, Иван Еловицкий, сын которого Гневош Иванович Еловицкий владел от наследства Пашка Дохновича четвёртую часть доли князя Андрея Коширского (остальным владел сын князя Андрея – Александр) в Дерни, Одерадах и Мощеницы, и продал их 1-го июля 1554 года своему зятю Михаилу Ивановичу Еловичу Малинскому. Очевидно, княгиня Анна Андреевна к этому времени уже скончалась.

^ Княжня Ганна Андреевна, дочь князя Андрея Михайловича и его второй жены Богданы княжны Мстиславской, упоминалась в 1557 году в завещании отца и королевском рескрипте от 1560 года, вероятно в связи с соглашением заключённым в 1563 году матерью и отчимом; она вышла замуж 24 сентября 1563 года Николая Павловича Сапегу сына воеводы Новогрудского (маршалок господарский в 1566 году, воевода Минский в 1576 году). В 1577 году Николай Павлович Сапега воевода Минский со своей супругой княжной Анной Сангушковной-Коширской, отдал в залог Григорию Воловичу каштеляну новогрудскому усадьбу Серебрищи. Ганна умерла в 1580 году. В следующем году Николай Сапега воевода Минский написал из под Пскова письмо Андрею Никодимовичу Тихановецкому сыну старосты Мстиславского о выдаче, остающихся в его руках документов на усадьбы Несвеч и Тетерин, которые «его покойная супруга Ганна Андреевна Сангушковна княжна Коширская» разделила с детьми Андрея Никодимовича, Станиславом и Раиной, а свою долю отписала ему.

^ Князь Александр Андреевич в молодости женился на княжне Ганне дочери князя Василия Андреевича Полубинского, которая оставив мужа, вышла вторично за Николая Завишу. Уже в 1533 году «князь Андрей Коширский и его сын князь Александр, вызывали Завишу в суд, в связи с тем, что его жена, будучи прежде женой князя Александра, оставляя его, забрала с собой разные вещи; в связи с теми же обвинениями отец и сын в следующем году, вызывали в суд отца Ганны князя Полубинского. Сразу же после развода, князь Александр женился во второй раз. Его женой стала княжна Настасья Васильевна Жилинская, вдова князя Фёдора Михайловича Вишневецкого старосты Чечерского и Пропойского. Уже 23 мая 1535 года «княжне Настасье дочери князя Василия Семеновича Жилинского старосты Кричевского, а ныне супруге князя Александра Коширского» король подтверждает запись её первого мужа князя Фёдора Михайловича Вишневецкого державца Чечерского и Пропойского на 500 коп денег и половину усадьбы Перемиль. Князь Александр Андреевич Коширский получил 21 сентября 1535 года привилей на замок Гомель. Очевидно, он владел им короткий срок, если вообще ему удалось вступить в эти права, ибо в июле 1536 года он упоминается как свидетель и упоминается без всякого титула. В это же время князь Александр Коширский вызвал в суд Николая Завишу, обвиняя его в наезде и нарушении границы. В 1538 году король подтвердил князю Александру Андреевичу Сангушковичу-Коширскому запись на 300 коп денег 100 червоных золотых на усадьбе Сужаны, данную пани Настасье Громычиной, супруге Григория Исаевича. Получив от отца его долю в усадьбе Деречин, он в том же году ведёт судебный процесс против князя Ивана Андреевича Полубинского, обвиняя его в ущербе и грабеже, совершённых в Деречине и Котчине. Получив за второй женой долю в усадьбе Перемиль, второй частью которой владел князь Иван Михайлович Вишневецкий державца Чечерский и Пропойский, он вызвал последнего в 1539 году в суд, обвиняя его в ущербе причинённом в их совместных владениях. В следующем году он обменял свою третью часть Деречина на, принадлежащую этому князю, половину Перемиля. В том же году он вёл процесс с князем Иваном Полубинским. После смерти матери, он унаследовал в 1545 году, Горохов в виде третьей части её усадеб и 1200 коп денег от двух других частей. В 1547 году князь Александр Андреевич Сангушко-Коширский был обвинён Бокиями в нанесении ущерба в их владениях Милятин и Подбережье. Согласно описи Луцкого замка 1552 года, князь Александр Коширский владел тамже Гороховым. В 1553 году он стал маршалком господарским; «маршалок господарский князь Александр Андреевич Сангушко-Коширский», подписался в декабре 1554 года в Кнышине в качестве свидетеля, на завещании Станислава Кежгайла, подчашего. В том же году князь Александр Коширский маршалок господарский вёл тяжбу с Михаилом Гулевичем, а в 1555 году продал свои доли усадеб Дернь, Одерады и Ставок за 400 коп денег, князю Николаю Радзивилу. Он неодобрительно относился к завещательным распоряжением отца в пользу его второй жены и дочери от второго брака; в 1559 году король писал ему, чтобы тот не трогал отписанных им имений, а в следующем году его вызвал король для дачи отчёта ему лично за наезд, который сразу после смерти, он совершил на замки мачехи и её дочери. В 1561 году король упоминает «маршалка своего князя Александра Андреевича Сангушковича-Коширского» в связи с жалобой Николая Харлинского и его жены княжны Ганны Любецкой, у которых князь Александр захватил усадьбу Ольбяж. В том же году он вёл тяжбу с князьями Ружинскими, которые его обвиняли в захвате их имения Подлокушского и причинении ущерба. В январе 1561 года он заключил договор с князем Андреем Петровичем Масальским и его супругой княжной Ганной Путятиной, о приданном (обеспеченном половиной усадьбы Перемиль) княжны Марины Путятиной, вышедшей замуж за князя Фёдора Вишневецкого. В следующем году он продал Речицу Матвею Савицкому и в том же году отдал имение Яблонное в залог Николаю Радзивиллу. В 1565 году он снова вёл тяжбу с князьями Ружинскими. На смотр войска в октябре 1565 года князь Александр Коширский для военных нужд должен был выставлять 12 конных. В то же время «князь Александр Андреевич Сангушкович Коширский маршалок Его Королевской Милости» отписал землю своему слуге Ивану Перевескому в награду за его службу. Умер он в конце 1565 года; а уже в январе 1566 года «князь Лев сын маршалка господарского князя Александра Андреевича Сангушковича-Коширского» в связи со смертью отца , подтвердил Остафию Воловичу маршалку дворному, подскарбию земскому, справцу воеводства Виленского, писарю королевскому, старосте Берестейскому, державцу Могилёвскому, передачу имения его матери Кустынь, совершённую покойным отцом.

Князь Александр не имел детей от первого брака с княжной Ганной Васильевной Полубенской, которая развелась с ним в 1533 году и вышла замуж вторым браком за Николая Завишу, а третим браком за Размуса Довгирдовича и умерла незадолго перед 1547 года, но оставил от второй жены – княжны Анстасьи Васильевны Жилинской, вдовы князя Фёдора Михайловича Вишневецкого, на которой он женился в 1535 году, единственного, упомянутого выше, сына Льва.

^ Князь Лев Александрович женился на Ганне Николаевне Остик, дочери Николая Юрьевича Остика старосты Кревского и Румборкского и княжны Ганны Романовны Любецкой. В июле 1565 года супруга Николая Остика княжна Ганна Любецкая, отвечая на вызов её в суд, братьями мужа: старостой Брацлавским Юрием и дворянином господарским Григорием Юрьевичем Остиками, которые её обвинили в том, что она якобы была повинна в смерти мужа и в том, что она заключила с ним нечестное соглашение и в том, что она без их ведома похоронила. Она же обвинила их в нападении на усадьбу Коварско, уничтожении владений, доставшихся её дочери Ганне Михайловне супруге князя Льва Сангушковича Коширского. В том же году князь Лев Александрович Коширский взял в долг у Луцкого еврея Мисановича 300 коп денег. Сразу же после смерти отца, он заявил протест в связи с утратой усадьбы Люшнева и Ольбяжа, которые у его отца отняла его мачеха. На каждой из этих усадеб еще его дед князь Андрей отписал первой своей жене княжне Ганне Васильевне Хребтович по 1000 коп денег, но женившись после её смерти вторым браком на княжне Богдане Михайловне Мстиславской, ей он тоже отписал 2000 коп денег на Люшневе, Серебрищах и Заозерье, а сверх того, уже будучи больным, написал завещание, после этого он умер 4 октября 1560 года. Сын его Александр вёл тяжбу против мачехи об усадьбе Люшнев, Ольбяж и Мирков, а также об опеке над её дочерью, как своей сестрой. Мачеха же, через полотора года после того как овдовела, вновь вышла замуж за Никодима (sic!) и выдала замуж дочь без разрешения родственников; вскоре после этого она умерла. Его отец тогда вёл тяжбу с мачехой, но и сам вскоре умер;после этого князь Лев, написал меморандум, признавая свою неправоту. В декабре 1566 года он подтвердил Воловичу дарственную на усадьбу Кустынь, данную его покойным отцом князем Александром. В то же время, он был обвинён супругой старосты Румборкского и Кревского Николая Остика Ганной княжной Любецкой в том, что он забрал из ящика, где хранились деньги, 3000 червоных золотых и 3014 золотых в виде драгоценностей. В феврале 1566 года король писал князю Льву Александровичу Сангушковичу Коширскому и его супруге княжны Ганны Михайловны Остик, чтобы они не мешали пани Некрасовой получить от усадеб, положенных Ганне в наследство от отца Николая Юрьевича Остика старосты Кревского и Румборкского долга в сумме 3000 коп денег. В том же году князь Лев Александрович Сангушкович Коширский дал Михаилу Ласцу Секунскому в вечное владение усадьбы Гуту и другие. Князь Лев Коширский в 1569 году принёс присягу на верность Волыни Короне Польской и на присоединение Волыни к Польше. В 1570 году князь Лев Александрович Сангушкович Коширский продал Остафию Воловичу каштеляну Трокскому, подканцлеру и пр. за 1400 коп денег половину усадеб Жировичи в Дрестском повете и улицу мещан в Бресте, отписанных ему в вечное владение его женой Анной Николаевной Остик, владевшей всем этим по праву отчины; и заложенное Воловичу, её матерью Анной Любецкой супругой Павла Соколинского подкомория Витебского. В том же году князь Лев Коширский, упомянутый как владелец Перемиля и Горохова в повете Луцком и Коширом в повете Владимирском. В усадьбе Каамень 23 декабря 1571 года Лев Александрович Сангушкович князь Коширский написал завещание; в нём он написал, что желает быть похороненным в монастыре в Мельце, жене княжне Анне Николаевне Остик и сыну князю Григорию он назначил опекунов: князя Константина Константиновича Острожского воеводу Киевского маршалка земли Волынской и брата своего единокровного князя Романа Фёдоровича Сангушковича воеводу Брацлавского, гетмана дворного Литовского, старосту Житомирского, державца Речицкого. Сын Григорий должен был воспитываться при князе Романе, вместе с его сыном князем Фёдором; если же его сын умрёт не оставив потомства, усадьбы Камень с сёлами Ольбель, Глушск, Ведерты, Ворокомля и Полицы в повете Владимирском, Кошир также в повете Владимирском с сёлами Кошир Старый , Городелец, Перевес, Красноставы, Тупалы, усадьбу Мезов с селами Черемшанка, Божово, а также Горохов в повете Луцком с сёлами Радчин, Завидов, Конюхи, Куты, Марковичи, Млынов, Защитов, Белополе. Залесцы должны перейти к князю Роману и его потомству. Жене он оставил усадьбу Косово в повете Слонимском, которая после её смерти должна перейти в наследство сыну князя Григория. Усадьбу Любич, которую он получил в приданное за женой, он приказывал возвратить своей тёще Анна Романовне княжне Любецкой. В случае если его сын не оставит потомства, то он оставляет «князю Андрею Григорьевичу Сангушковичу Ковельскому брату своему» если ему Бог даст жену и потомство, то этому последнему, он завещает замок Перемиль со Смоловым и сёлами Вербна и Гумница. Он отказался от прав на Люшнев, который он должен был оставить во владении своей тётки супруги Николая Сапеги воеводича Новогрудского Анны Андреевны княжны Коширской. Князь Лев умер вскоре после написания завещания, которое было обьявлено 26 февраля 1571 года князем Романом Сангушко для внесения его в метрику.

Его вдова «княгиня Львова Александровича Сангушковича Коширская Анна Николаевна Остик » вела в 1572 году тяжбу с каштеляном Любельским Станиславом Слупецким и его женой Софьей урождённой Врелевской о половине Косовской усадьбы; по этой тяжбе король вынес решение согласно которому, если княжна не захочет принять откупного, который был определён судом, эта половина должна будет отдана Слупецким. Эта тяжба тянулась ещё в 1579 году, в котором воевода Подляский Николай Кишка из Цехановца берёт особым письмом, заверенным нарушевичами, на себя ответственность за сумму в 325 коп денег за выкуп половины усадьбы Косовской, в чем отказывала «княгиня Львова Александровича Сангушковича Коширская Анна Николаевна Остик ». В середине 1579 года Николай Служка державца Кричевский и Мартын Комаровский со своими жёнами Гальшкой и Беатой Кмит продали половину усадьбы Жировичи, являющуюся наследством их жён и «княгини Львовой Коширской Анны Николаевне Остик» - Остафию Воловичу каштеляну Трокскому, который раньше уже купил у княгини Коширской половину этих усадеб. Княгиня Анна умерла несомненно ранее 1584 года, в котором уже упоминается только её единственный сын Григорий.

^ Князь Григорий Львович, единственный сын князя Льва Александровича и Анны Остик, в молодости остался без родителей и находился под опекой князя Константина Острожского воеводы Киевского, который ещё в 1583 году наделил усадьбами князя Коширского –Горуховым, Марковичами, Старым Ставом, Подлесоким, Премилем и Смолянами в повете Луцком. В том же самом году князь Григорий Коширский сам числился владельцем усадеб Камень с сёлами Врокомля, Выдерт, Глушек, Ольбель, Полич; Мезов с сёлами Божов, Щеремчин и Старый Кошир с сёлами Крубель, Красное, Дубы, Городелец в повете Владимирском. В тяжбе с князем Друцким-Соколинским старостой Озеринским, в качестве держателем залога, и князем Григорием Львовичем Коширским потомком князя Льва Сангушковича Коширского, в качестве владельца –о дворце Виршиловском в Вильне; в 1584 году был издан декрет подтверждающий права князя Григория. По поводу того самого дворца Виршиловского, князь Григорий вёл тяжбу с Яном Космовским. В 1591 году князь Григорий подал жалобу на князя Януша Заславского, обвиняя его в наезде на замок Локацкий, арест его двобродного брата князя Романа Сангушко и изъятии разной движимости и документов. В 1592 году князь Григорий Сангушко Коширский был обвинён владыкой Луцким Терлецким в том, что, отдав ему в залог, сёла Врокомля и Мезов, совершил наезд на них и нанёс урон. Женат он был на княжне Софье Головчиной, дочерью князя Ярослава Ярославовича Никитинича Головчинского и метерью из рода Ходкевичей, которая в 1593 году подарила ему своё приданное в сумме 14000 коп денег, обеспеченное усадьбами Коширскими и Горуховскими. Оба супруга: «князь Григорий Сангушко-Коширский и его жена София из Головчина Григория Сангушкова Коширская» отдали в 1593 году в залог Шейналовичу усадьбу Кошир с сёлами Кошир-Старый, Кругель, Краснодубье, Городелец, усадьбу Межов и сёла Божов и Черемшанка на 5 лет за 5000 польских злотых. В 1595 году Григорий Львович Сангушко Коширский уступает своему швагеру (sic!) Яну Абрамовичу на Ворнянах воеводе Минскому, президенту Дерптскому, старосте Лидскому и Веденскому, права свои на усадьбу Кобылинки в повете Ошмянском, которая досталась в наследство ему и Яну Григорьевичу Остику от их деда каштеляна Виленского Виршила (Григорию Остику) и от вдовы его Анастасии княжны Мстиславской, а потом перешла князьям Збаражским. Часть усадеб от наследства Любецких он уступил Петру Стабровскому старосте Трейданскому и Скуинскому, который продал её в 1596 году Льву Сапеге. В 1597 году он был провозглашён каштеляном Любачовским. В том же году, декретом трибунала, усадьба Косово была разделена между «князем Григорием Сангушко-Коширским каштеляном Любачовским» и паном Николаем Кишкой из Цехановца старостой Дрогицким, при этом был составлени инвентарь этой усадьбы. В мае 1598 года «каштелян Любпчовский Григорий Львович Сангушко князь Коширский» признал, что продал свою половину Косова за 3200 коп денег Петру Стабровскому старосте Трейданскому и Скуинскому. В июле 1598 году, он был назначен каштеляном Брацлавским. В сентябре того же года «князь Григорий Сангушко-Коширский каштелян Брацлавский» поменялся с Радзивилом воеводой Виленским усадьбами; он отдал усадьбу Ованту и получил усадьбу Полонскую. В 1599 году София из Головчина супруга Григория Сангушко князя Коширского каштеляна Брацлавского, с его присутствии, заложила свою усадьбу Миховичи за 2000 злотых – Жеготам. В том же году князь Сангушко-Коширский каштелян Брацлавский находился в Вильне на съезде граждан вероисповедания Восточного Обряда. В том же году князь Григорий Львович Сангушкович-Коширский, получая наследство своего прапрадеда Ивана Литавора Хребтовича, доказал, что является сыном Анны Остик, внуком Николая Остика, правнуком Анны Хребтович супруги Юрия Остика и праправнуком Ивана Литавора Хребтовича. Актом от 10 марта 1601 года «супруги- князь Григорий Львович Сангушко-Коширский и София Головчувна (sic!) даровали Магдебурское право своему городу Горохову. В мае 1601 года «князь Григорий Сангушко-Коширский каштелян Брацлавский» вместе с другими граждананми Волынской земли, одязались защищать Львовское Православное братство. В августе того же года «князь Григорий Сангушко-Коширский каштелян Брацлавский и его супруга София из Головчина» оттала в залог города Горохов и Перемиль с сёлами. В местечке Полонном 20 сентября 1601 года «Григорий Ольгердович Сангушко Львович Коширский каштелян Брацлавский», будучи больным и выезжая в Сандомир на лечение, пишет завещание; он распоряжается, чтобы его жена София из Горовична похоронила его по Восточному обраду в Горохове; опеку которой он поручил сына Адама и дочерей Александру и Анна. Жене он он отписал, приобретённые совместно, сёла Полонное под Луцком, а также Городище, Горков, Боев, Оздор и Коршов; ещё он отписал 30000 злотых во владениях Зимно с усадьбами Менчиц, Марков Став, Кропивщина и Горичово в повете Владимирском, взятых в залог от князя Юрия Михайловича Чарторыского. Это завещание было представлено во Владимирский суд 26 июня 1602 года , очевидно, уже после смерти князя Григория. Его вдова вышла замуж вторично. Её мужем стал Станислав Мниш; в 1603 году по запросу Збожного Зайца, в трибунале Любельском был записан декрет, в котором упоминались Адам, Александра и Анна «дети покойного князя Григория Сангушко-Коширского и их матери Софии, урождённой Головчинской, супруги Станислава Мниша из Великих Кончиц и их опекуны» и которым (декретом) предписывалось выплатить 230 злотых с процентами. В том же самом году было объявлено судебное решение против тех же упомянутых выше детей князя Григория и их опекунов, другое решение было объявлено по инициативе некоего Циминского, где содержались обвинения в изъятии скота и зерна в деревне Бранецкой покойным князем Григорием. София, урождённая Головчинская, в замужестве – Мниш, отреклась от Восточного (Православного –Д.К.) обряда, умерла в 1605 году, похоронена в Самборе у Бернардинов. Уже после её смерти, в 1607 году было вынесено новое судебное решение, которым дети князя Григория Коширского и их опекуны, обязывались уплатить 24000 злотых, обеспеченных на усадьбе Полонное (Полонка ? -Д.К.). Из завещания князя Григория вытекает, что он оставил сына Адама и дочерей Александру и Анну, которые, вероятно вместе с матерью перешли в католичество.

Александра, родившаяся в 1594 году, вступила 1613 году под именем Магдалены в Бердардинский монастырь во Львове, где умерла in odore sanctitatis 10 сентября 1625; почитается в костёле 24 февраля.

Анна, была выдана за Ежи Красинского старосту Долинского, хорунжего Галицкого. В 1634 году «Анна княжна из Кошира Сангушковна, дочь покойного Григория Сангушко» супруга Ежи графа на Красичине Красицкого хорунжего Галицкого, старосты Долинского, уступила свои права J.O. Адаму-Александру Сангушко князю Коширскому (прежде каштеляну Киевскому) воеводе Волынскому (ныне). Согласно завещанию брата Адама она принесла свои родовые усадьбы во владения рода Красицких.

^ Адам (позднее, Адам-Александр), женился на Катажине Уханьской из Служева (вероятно, дочери воеводы Белзского), вместе с которой в 1615 году сделал запись, в которой они взаимно отписывали друг другу владения и которой он отписал 8000 злотых на усадьбе Горухов. Та же Катажына урождённая Уханьская, подтвердила в 1618 году, что её завещательная запись ничем не может повредить правам залога, данного князю Янушу из Острога, на владения Перемыль, которые он получил за 45000 злотых. «Князь Адам Сангушко Коширский каштелян Брацлавский» 7 ноября 1618 года стал каштеляном Киевским. Согласно соглашению, заключённого в Люблине 15 мая 1620 года «князь Адам-Александр Ольгердович Сангушко» уступил князю Ольбрыхту Радзивилу, усадьбу Яблонную, находившуюся у него в залоге. Он был объявлен в 1621 году воеводой Подольским, одновременно он был старостой Владимирским; в 1625 году он получил подтверждение, что уступает эту должность некоему Гостскому. В качестве «старосты Владимирского Александр Ольгердович князь Сангушко-Коширский воевода Подольский» дал в 1625 году согласие на свободное держание шинков на территории монастыря. В 1628 году «Адам-Александр Сангушко князь Коширский воевода земли Подольской» подтверждал некоторые соглашения с с Ежи Красицким из Сечина, Красицким, Коритинским и Долинским старостой , хорунжим (Галицким). В 1630 году он был назначен на должность Воеводы Волынского. В 1631 году он продал королевичу Александру усадьбы Каменские. Стобуховские, Мелецкие и Несуховские. «Адам-Александр Ольгердович Сангушко Коширский воевода Волынский» находился на элекционном сейме, где подписал акт об избрании короля Владислава. «Адам-Александр Ольгердович князь Сангушко воевода Волынский и его супруга Катажина Уханьска из Служева» утвердили в 1637 году акт, которым «фундовали» монастырь Св. Михаила Архангела в Камне. В 1638 году встречаем Адама-Александра Сангушко воеволу Волынского вновь на сейме Варшавском. Вскоре затем он получил привилей на староство Долинское, бывшее во владении Александра Красицкого, который его к этому староству не допустил; об этом шла речь на сеймике Луцком 1646 года. На сейме 1643 года воевода Волынский был назначен к проживанию подле короля. Тот же Адам-Александр на Ковеле (?) Сангушко воевода Волынский находился в 1648 году на сейме элекционном. Его жена Катажина из Служнева умерла 16 мая 1650 года; она похоронена в Пултуском монастыре. В 1652 году «воевода Волынский князь Сангушко-Коширский» проводил сеймик не в Луцке а в Ковеле. В том же году он вновь был назначен к проживанию подле короля. Он умер 15 октября 1653 года и был похоронен в пултуском монастыре; он стал последним представителем этой ветви рода. Его биографию написал Бартошевич.»





оставить комментарий
страница5/7
Дата23.09.2011
Размер2.8 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7
отлично
  3
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх