1. правительственная политика и печать во второй половине 1850х начале 1860х icon

1. правительственная политика и печать во второй половине 1850х начале 1860х


Смотрите также:
  Дипломатия и внутренняя политика Крым-Гирея...
Женщин а в беспоповском старообрядческом сообществе во второй половине XIX начале XX вв...
Урок на тему: «Культура тверского края во второй половине XIX начале XX в.»...
Становление и развитие телевидения в регионах россии во второй половине XX начале XXI вв...
Правительственная политика в отношении тяглых сословий в россии второй половины XVI начала XVII...
Вопросы к экзамену по истории Социально-экономическое развитие России во второй половине XIX...
Россия в послепетровское время...
Вклад русских ученых в формирование и развитие естественных наук таджикистана во второй половине...
Программа учебной дисциплины становление неклассической философии во второй половине XIX...
Социально экономическое развитие калмыкии во второй половине XIX начале XX вв...
Государственная конфессиональная политика по отношению к старообрядчеству в Саратово-Самарском...
А. Л. Осипян Этно-конфессиональные меньшинства в Польском королевстве во второй половине...



страницы: 1   2   3   4   5   6
вернуться в начало

^ Журналистика первой половины 90-х гг.

Преддверие пролетарского периода освободительного движения. Народничество, либеральная печать утрачивали свою оппозиционность. Реакционная политика Александра III по отношению к печати (напр., «Временные пр. 1882 года») привела к тому, что в стране легально не издавалось демократических газет и журналов. Николай II (с 1895 правил) не изменил отношения к печати. Пролетарские лидеры ушли в подполье, другие - за границу. Уцелевшие от преследований жандармов демократы вынуждены были работать в либ.-народнических, либ.-буржуазных изданиях и там защищать идеи свободы. Росту популярности легальных журналов способствовало их внимание к марксизму. Даже враждебное отношение к марксизму вызывало увеличение числа читателей. Рождался так называемый «легальный марксизм».

90-е гг., журналы: либеральные «Русская мысль», «Вестник Европы», народническое «Русское богатство», монархический «Русский вестник» - авторитетные; «Новое слово», «Мир божий», «Научное обозрение», «Нива», «Родина» (семейные) - новые. Наиб. прогрессивный – «Журнал для всех» Миролюбова.

^ Издания “легального марксизма”. Это особенное явление русской печати рубежа XIX-ХХ вв. Цензурные послабления привели к тому, что стало возможно в легальной печати обсуждать “Капитал” Маркса как экономическую научную работу. Об этом писали и в обычных общественно-политических и литературных журналах - “Отечественных записках”, “Деле”, “Вестнике Европы”. Но интерес общества к теории прибавочной стоимости Маркса был велик и привел к появлению такого течения в буржуазно-либеральной и либерально-демократической общественной мысли, как “легальный марксизм”. Его еще называли “экономический материализм”. Многие издания цитировали и пересказывали “Капитал” Маркса: толстые журналы “Новое слово”, “Начало”, “Жизнь”, “Мир божий”, “Научное обозрение”. Это давало возможность легально высказывать свои политические суждения многим социал-демократам. В этих изданиях выступал со статьями и В.И.Ленин. Кроме статей о марксизме в этих журналах публиковались художественные и публицистические произведения лучших литераторов страны. В конце концов эти издания все-таки через некоторое время закрывались цензурой, но они все-таки позволяли открыто обсуждать многие острые проблемы современной жизни.

^ Самарская газета”. Марксисты и журналисты демократического толка активно использовали провинциальные издания для пропаганды своих взглядов. Например, “Самарскую газету”. Это было типичное либерально-буржуазное издание. В нем были отделы хроники, обозрений столичной и провинциальной жизни, публиковались корреспонденции и фельетоны. С газетой сотрудничали Гарин-Михайловский, Скиталец. Тираж газеты составлял 2-3 тысячи экземпляров. Широко развернуты отделы хроники и обозрений. Горький ведет рубрику «Между прочим» - фельетоны. Под псевдонимом Иегудиил Хламида. . Это один из самых боевых отделов газеты. Протестующее-обличительный характер. Недовольство помещечье-буржуазным строем жизни. Бесправие женщины, дикость, внутренняя пустота жизни обывателей. Ряд очерков посвящен положению крестьян.

Нижегородский листок - - оценка новых течений в живописи. Врубель, Гален. Критикует импрессионистов. Декадентов, символистов.. Высоко ставит реализм живописи Маковского, игры актеров Малого театра.

^ 28. Журналист в газете: профессиональный уровень, условия труда, специализация.

(...) Для подобных рецензентов следует наметить надлежащие грани, в пределах которых им подобает держаться и ни в коем случае не переходить их. Вот правила, которыми, думается, мы должны закончить это рассуждение. Лейпцигского журналиста и всех подобных ему просим хорошо запомнить их.

1. Всякий, кто берет на себя труд осведомлять публику о том, что содержится в новых сочинениях, должен прежде всего взвесить свои силы. Ведь он затевает трудную и очень сложную работу, при которой приходится докладывать не об обыкновенных вещах и не просто об общих местах, но схватывать то новое и существенное, что заключается в произведениях, создаваемых часто величайшими людьми. Высказывать при этом неточные и безвкусные суждения значит сделать себя предметом презрения и насмешки; это значит уподобиться карлику, который хотел бы поднять горы.

2. Чтобы быть в состоянии произносить искренние и справедливые суждения, нужно изгнать из своего ума всякое предубеждение, всякую предвзятость и не требовать, чтобы авторы, о которых мы беремся судить, рабски подчинялись мыслям, которые властвуют над нами, а в противном случае не смотреть на них как на настоящих врагов, с которыми мы призваны вести открытую войну.

3. Сочинения, о которых дается отчет, должны быть разделены на две группы. Первая включает в себя сочинения одного автора, который написал их в качестве частного лица; вторая — те, которые публикуются целыми учеными обществами с общего согласия и после тщательного рассмотрения. И те и другие, разумеется, заслуживают со стороны рецензентов всякой осмотрительности и внимательности. Нет сочинений, по отношению к которым не следовало бы соблюдать естественные законы справедливости и благопристойности. Однако надо согласиться с тем, что осторожность следует удвоить, когда дело идет о сочинениях, уже отмеченных печатью одобрения, внушающего почтение, сочинениях, просмотренных и признанных достойными опубликования людьми, соединенные познания которых естественно должны превосходить познания журналиста. Прежде чем бранить и осуждать, следует не один раз взвесить то, что скажешь, для того чтобы быть в состоянии, если потребуется, защитить и оправдать свои слова. Так как сочинения этого рода обычно обрабатываются с тщательностью и предмет разбирается в них в систематическом порядке, то малейшие упущения и невнимательность могут довести к опрометчивым суждениям, которые уже сами по себе постыдны, но становятся еще гораздо более постыдными, если в них скрываются небрежность, невежество, поспешность, дух пристрастия и недобросовестность.

4. Журналист не должен спешить с осуждением гипотез. Они дозволены в философских предметах и даже представляют собой единственный путь, которым величайшие люди дошли до открытия самых важных истин. Это — нечто вроде порыва, который делает их способными достигнуть знаний, до каких никогда не доходят умы низменных и пресмыкающихся во прахе.

5. Главным образом пусть журналист усвоит, что для него нет ничего более позорного, чем красть у кого-либо из собратьев высказанные последним мысли и суждения и присваивать их себе, как будто он высказывает их от себя, тогда как ему едва известны заглавия тех книг, которые он терзает. Это часто бывает с дерзким писателем, вздумавшим делать извлечения из сочинений по естественным наукам и медицине.

6. Журналисту позволительно опровергать в новых сочинениях то, что, по его мнению, заслуживает этого, — хотя не в этом заключается его прямая задача и его призвание в собственном смысле; но раз уже он занялся этим, он должен хорошо усвоить учение автора, проанализировать все его доказательства и противопоставить им действительные возражения и основательные рассуждения, прежде чем присвоить себе право осудить его. Простые сомнения или произвольно поставленные вопросы не дают такого права; ибо нет такого невежды, который не мог бы задать больше вопросов, чем может их разрешить самый знающий человек. Особенно не следует журналисту воображать, будто то, чего не понимает и не может объяснить он, является таким же для автора, у которого могли быть свои основания сокращать и опускать некоторые подробности.

7. Наконец, он никогда не должен создавать себе слишком высокого представления о своем превосходстве, о своей авторитетности, о ценности своих суждений. Ввиду того, что деятельность, которой он занимается, уже сама по себе неприятна для самолюбия тех, на кого она распространяется, он оказался бы совершенно неправ, если бы сознательно причинял им неудовольствие и вынуждал их выставлять на свет его несостоятельность.

^ 31. Журнально-публицистическая деятельность А. П. Чехова.

Чехов печатался в разных изданиях.

Семь лет он сотрудничал в юмористических журналах: «Стре­коза», «Осколки», «Будильник», «Зритель», «Свет и тени» и неко­торых других, изредка печатался в «Петербургской газете».

80-е годы XIX в. отмечены расцветом юмористической журна­листики во вкусе мещан и обывателей, поглощенных мелочами повседневного быта. Название одного из журналов — «Развлече­ние» — верно отражает характер юмористической прессы этого времени. Издатели большинства таких печатных органов являлись всего только предпринимателями, собиравшими подписную пла­ту. Идейный уровень их изданий был низок. Они поверхностно ос­вещали жизнь, не задевая основ общественного строя или дей­ствий правительства. Несмотря на свой развлекательный характер, юмористическая журналистики 80-х годов не была гарантирована от придирок и преследований цензуры. Беспринципная, трусливая политика издателей и редакторов не только не ослабляла, но иногда усиливала цензурное рвение. Немало пришлось пострадать от цен­зурного ведомства и молодому журналисту Чехову.

\Наиболее длительным и постоянным было сотрудничество Че­хова в «Осколках», издававшихся известным в 80-е годы журналь­ным предпринимателем и литератором Н. А. Лейкиным.

С 1883 по 1885 г. Чехов помимо публикации отдельных мелочей и рассказов вел в «Осколках» фельетонное обозрение «Осколки московской жизни» за подписями «Рувер» и «Улисс». В нем нашли отражение многие недостатки общественного быта Москвы и со­держалась юмористическая хроника городских новостей. В фелье­тонах Чехова наряду с «сезонной» тематикой (дачные приключе­ния — летом, новогодние происшествия — зимой и т.п.) можно найти отклики на театральную и литературную жизнь России, кри­тику судебных и железнодорожных непорядков, разоблачение жуль­нических махинаций страховых обществ. Писать фельетоны было трудно из-за однообразия повседневной жизни Москвы и ограни­ченности программы «Осколков». Лейкин прямо требовал от Че­хова занимать читателей «глупостями» и говорить обо всем шутли­во. Юмористическая же форма далеко не всегда соответствовала подлинному настроению Чехова.

Сравнительно много места в «Осколках московской жизни» отведено характеристике газетно-журнальной жизни Москвы; это новая тема, внесенная Чеховым в фельетонное обозрение. Ее трак­товка свидетельствует о демократической ориентации автора в об­щественных вопросах. Чехов зло высмеивает газетоманию, издева­ется над дельцами и авантюристами, выступающими в роли ре­дакторов. По-щедрински пишет об этом Чехов: «Хотят издавать все, помнящие родство и не помнящие, умные и неумные, хотят страстно, бешено!» (1884. № 51). Резко отрицательные оценки да­ются реакционным газетам Каткова, Мещерского, Пастухова, Окрейца.

Наблюдения Чехова-журналиста дали ему материал для худо­жественных произведений на эту же тему. Нравственный уровень большинства поденщиков буржуазной прессы был крайне низок. В их среде царили пошлость, беспринципность, зависть к успеху ближнего, и об этом написал Чехов в рассказах «Сон репортера», «Тряпка», «Тсс», «Мой домострой». Рассказ «Два газетчика», опубликованный в 1885 г. в «Осколках», примечателен тем, что фигуры журналистов и названия газет напоминают образы Салтыкова-Щедрина: Рыбкин, сотрудник газеты «Начихать вам на головы!», и Шлепкин, сотрудник газеты «Иуда-предатель», — люди, утратив­шие всякое представление о долге и чести, очень похожи на щед­ринские типы. Устами жалкого, опустившегося журналиста в рас­сказе «Корреспондент» Чехов выносит суровый приговор русской буржуазной печати, предавшей забвению идеалы 40—60-х годов.

В «Осколках» была напечатана статья Чехова о «мальчиках» из лавок, этих «маленьких каторжниках» (1883. № 41), которых не­щадно бьют и эксплуатируют хозяева, их жены и приказчики; там же появились знаменитый рассказ «Смерть чиновника» и сатириче­ские зарисовки, которые позднее послужили материалом для луч­ших произведений писателя, обличавших нравы царской России.

Политически остро характеризует Чехов в 1883 г. в сатириче­ской зарисовке «Записка» общее положение дел в России, исполь­зуя для этого названия столичных газет и журналов: «Жизни, зари и нови нет нигде, а наблюдатель и Сибирь есть».

Вместе с тем в фельетонах и рассказах Чехова обильно пред­ставлены вариации на такие обязательные для юмористических журналов сюжеты, как ловля женихов, обжорство на масленице, злые теши, дачные приключения и т.п.

Лейкин очень скоро оценил сотрудничество Чехова и дорожил им. Но писатель не разделял взглядов своего редактора на роль сатирической печати в обществе. «Умно Вы сделали, — писал он Лейкину в 1885 г., — что родились раньше меня, когда легче и дышалось и писалось» (\ Чехов был недоволен своим

положением газетчика-юмориста, сотрудника мелкотравчатой, развлекательной и нередко пошловатой прессы. Но путь Чехова в большую литературу, в лучшие журналы был нелегким и прошел через газету Суворина «Новое время». В 1886 г. он опубликовал там рассказ «Панихида» и несколько лет затем работал у Суворина. Сотрудничая в «Новом времени», Чехов напе­чатал кроме многочисленных рассказов путевые очерки «По Си­бири» и ряд публицистических статей: «Московские лицемеры» (1888), «Люди подвига» (1888), «Фокусники» (1891) и др.

В неустанной литературной работе мастерство Чехова постоян­но росло. Рассказ-миниатюра оказался годным не только для ма­леньких тем. Чехов вложил в него глубокое содержание, которое подчас соперничало с содержанием романов и повестей. Он до­бился небывалой емкости миниатюры, не нарушая при этом основ­ных требований жанра («Злоумышленник», «Дочь Альбиона» и др.). Благодаря Чехову короткий рассказ занял прочное место в русской газете. Писатель все глубже вторгается в жизнь, задумывает создать серьезный научный труд о положении ссыльнокаторжных.

Во второй половине 80-х годов Чехова приглашают сотрудни­чать многие столичные издания: журналы «Русская мысль», «Все­мирная иллюстрация» и др. Отклонив ряд предложений, Чехов в 1888 г. начинает работать в «Северном вестнике» и печатает на его страницах рассказы «Степь», «Скучная история». В 1892 г. Чехов по приглашению Короленко входит в редакцию журнала «Русская мысль». Двумя годами ранее в жизни Чехова произошло важное событие — поездка на остров Сахалин, результатом которой яви­лась его известная книга «Остров Сахалин». Очерки, составившие книгу, печатались в журнале «Русская мысль» как путевые заметки на протяжении 1893 и первой половины 1894 г.

^ 32. Развитие провинциальной прессы во второй половине 19 века.

Газеты, принадлежавшие частным владельцам, возникают не только в столицах, но и в губернских городах России. Особенно много их появилось в промышленных центрах Юга и Поволжья: Одессе, Новороссийске, Киеве, Тифлисе, Харькове, Самаре, Саратове, Казани и др. В Киеве, например, в 70-е годы существовали «Заря», «Киевлянин», «Киевский листок», «Киевский телеграф»; в Одессе — «Одесский листок» «Одесский вестник», имевший несколько отделений по всему югу России. В Харькове издавались газеты «Харьков» и «Южный край»; в Тифлисе – «Тифлисский вестник», «Обзор», «Новое обозрение»; в Казани – «Волжский вестник», в Самаре – «Самарская газета», в Таганроге – «Таганрогский вестник», в Воронеже – «Дон» и «Воронежский телеграф» и т.д.

Телеграфные агентства снабжали своей информацией почти все провинциальные и многие столичные газеты. Сведения агентства, как правило, черпали из газет своих владельцев, так что провинциальные печатные органы были вынуждены повторять зады столичной прессы. Тем не менее, факт создания агентств примечателен и свидетельствует о новом усовершенствовании газетного дела.

Мелкая – дешевая массовая пресса обслуживает интересы простонародья - “Петербургская газета”, “Петербургский листок”, “Московский листок”. Некоторые из них являются интересными и популярными изданиями. Например, “Московский листок” Пастухова, где начинал свой репортерский путь знаменитый В.Гиляровский. Издается правительственная народная газета “Сельский вестник”. Газета “Московские ведомости” продолжает оставаться в числе популярных. Улучшается полиграфическое оформление газет. Частные объявления, реклама и справки становятся обычным делом в газетах и приносят им значительные доходы. Большинство коммерческих изданий ведут активную конкурентную борьбу за читателя, всячески стараются привлечь его внимание: бесплатными приложениями, оказываемыми услугами подписчикам, премиями в виде книг. Но они по мере возможности заимствуют и западные принципы работы газет. В частности, популярными становятся криминальные материалы и судебные очерки, в газетах появляются сенсации и необычные репортажи, так называемые “материалы человеческого интереса”. Особое место занимают фельетоны и короткие рассказы. Они становятся весьма популярными жанрами газет и журналов. Конец века в России – это равнозначное сосуществование газет и журналов в системе СМИ, что говорит о вполне хорошо сформированном и насыщенном информационном рынке. Хотя немалым резервом служит неграмотная часть населения, которая, впрочем, снабжается листками с лубочными картинками и назидательными текстами, которые продаются на базарах и ярмарках. Главный изъян российского информационного поля – отсутствие свободы печати и других политических свобод.

На рубеже столетий выходили издания экономистов и меньшевиков. Главный орган экономистов “Рабочая мысль” (1897-1902) стал выходить в Женеве раньше других. Периодический сборник “Социал-демократ” (1904-1905), газеты “Начало” (1905), “Народная Дума” (1907) – это уже детища предреволюционной и революционной активности 1905-1907 гг. В 1905 г. появились первые легальные партийные газеты.

^ Самарская газета”. Марксисты и журналисты демократического толка активно использовали провинциальные издания для пропаганды своих взглядов. Например, “Самарскую газету”. Это было типичное либерально-буржуазное издание. В нем были отделы хроники, обозрений столичной и провинциальной жизни, публиковались корреспонденции и фельетоны. С газетой сотрудничали Гарин-Михайловский, Скиталец. Тираж газеты составлял 2-3 тысячи экземпляров. Широко развернуты отделы хроники и обозрений. Горький ведет рубрику «Между прочим» - фельетоны. Под псевдонимом Иегудиил Хламида. . Это один из самых боевых отделов газеты. Протестующее-обличительный характер. Недовольство помещечье-буржуазным строем жизни. Бесправие женщины, дикость, внутренняя пустота жизни обывателей. Ряд очерков посвящен положению крестьян. Нижегородский листок - - оценка новых течений в живописи. Врубель, Гален. Критикует импрессионистов. Декадентов, символистов.. Высоко ставит реализм живописи Маковского, игры актеров Малого театра.

М. Горький в провинциальной печати

В 90-е годы с развитием провинциальной журналистики все больше крупных авторитетов и начинающих писателей сотрудничают в провинциальной печати. Так произошло и с A.M. Горьким. Весной 1894 г. по рекомендации Короленко он переезжает из Нижнего Новгорода в Самару и становится сотрудником «Самарской газеты». Он выступает как обозреватель провинциальной прессы, ведет городской фельетон «Между прочим», печатает отдельные статьи, рассказы и художественные произведения («Старуха Изергиль», «Песнь о Соколе»).Пользуясь либеральным характером газеты, Горький остро критикует недостатки самарской жизни: приниженное положение жен-шин, отсутствие высоких идеалов у местной интеллигенции, эксплуатацию детского труда, грязь в городе, некультурность городского обывателя, при этом постоянно выступая защитником беднейших слоев населения. Печать он рассматривает как «арену борьбы за правду и добро». Так называлась и одна из его статей.В 1896 г. журналист возвращается в Нижний Новгород в качестве корреспондента газеты «Одесские новости» на открывшейся в городе Всероссийской выставке промышленности и художеств. Одновременно пишет статьи и очерки для газеты «Нижегородский листок».

М. Горький оказался одним из немногих русских журналистов, кто скептически отнесся к замыслу и экспозиции выставки. Такие выставки проводились приблизительно раз в десять лет начиная с 1872 г. Выставка 1896 г. должна была по замыслу правительства показать особые успехи, достижения русского капитализма за последние годы. Но Горький увидел за размахом, экспонатами выставки многие недостатки, несовершенства русской жизни конца XIX в. Машины, представленные в павильонах, не облегчают труд рабочих: не машина служит человеку, а человек служит машине. На выставке не были замаскированы факты эксплуатации рабочих, бросались в глаза засилье в промышленности иностранных предпринимателей-капиталистов, ложный патриотизм устроителей, которые хотели некоторые образцы кустарных производств выставить в качестве национальных достижений (велосипед, пианино, сделанные вручную кустарями-одиночками).Не принесла журналисту полного удовлетворения и культурная программа выставки. Горький высоко оценил выступления Малого театра, чешского дирижера Главача, русской сказительницы Ирины Федосовой, некоторые картины художников-реалистов (Маковского, Репина), но весьма критически отнесся к представителям «нового искусства» — импрессионистам, в частности к картинам Врубеля, выставленным в особом павильоне. Изобразительное искусство, по мнению журналиста, как и печать, должно непосредственно служить правде и добру, быть понятно простому человеку, воспитывать оптимизм, а не повергать его в уныние и недоумение. Негативно оценивал в эти годы писатель и русских поэтов-Декадентов: Мережковского, Гиппиус и др.Не мог пройти журналист и мимо того, что купцы, богатые предприниматели, съехавшиеся со всей России на выставку, превратили ее в арену пьяного кафешантанного разгула. «Разгром» — так назвал Горький свой заключительный очерк о закрытии выставки, подчеркнув ее практическую бесполезность. Такая негативная оценка была, конечно, односторонней, но Горький стремился оценить выставку и развитие России с точки зрения рядового человека, человека труда.

1





оставить комментарий
страница6/6
Дата23.09.2011
Размер1.15 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх