«Челябинский государственный университет» icon

«Челябинский государственный университет»


Смотрите также:
Основы научных исследований...
«Челябинский государственный университет»...
«Челябинский государственный агроинженерный университет»...
Форма заявки по лотам №1, 2, 4, 5, 6, 7, 8, 9...
Заявка на участие в аукционе...
Заявка на участие в аукционе...
Журналистское образование в России: теория, история, современная практика...
Кумулятивный принцип сюжетостроения в неклассической поэтике...
Программа вступительного экзамена по специальности 13. 00...
Специализированный природно-ландшафтный и историко-археологический музей-заповедник Аркаим...
Методические указания для студентов по изучению дисциплины опд. Ф...
Методические указания по физике для студентов заочников...



Загрузка...
страницы:   1   2   3
скачать


На правах рукописи


Калинкина Елена Анатольевна


КОМИССИИ ПО ИСТОРИИ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ НА ЮЖНОМ УРАЛЕ

В 1920–1939 гг.


Специальность 07.00.02. – Отечественная история


А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Челябинск – 2009

Работа выполнена на кафедре теории и истории искусства ГОУ ВПО «Челябинский государственный университет»

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ

Абрамовский Андрей Петрович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Сибиряков Игорь Вячеславович

кандидат исторических наук, доцент

Назыров Павел Флорович

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Челябинский государственный

педагогический университет»


Защита состоится «^ 24» апреля 2009 г., в 14-00 час. на заседании диссертационного совета ДМ 212.298.13 при Южно-Уральском государственном университете (454080, г. Челябинск, пр. им. В. И. Ленина, 76, ауд. 244).


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Южно-Уральского государственного университета.

Автореферат разослан «23» марта 2009 г.





Ученый секретарь

диссертационного совета М. И. Мирошниченко

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. История архивных учреждений является составной частью истории государственного организма. Без ее исследования невозможно восстановить полную картину институционального развития государства, особенности отношения власти к проблемам прошлого на различных этапах развития страны, специфику формирования культурно-исторической памяти в советском обществе. Изучение опыта работы архивных учреждений, различных аспектов их организации и функционирования позволяет более объективно оценить тот или иной исторический факт, лучше понять процессы конструирования и реконструирования исторического прошлого в нашей стране.

В настоящее время перед общественным сознанием стоит задача переосмысления многих исторических процессов, заполнения некоторых существенных пробелов в историческом знании. Ограничения в доступе к архивным документам, практиковавшиеся многие годы, исключение из научного оборота немалой части документальных источников приводили порой к неправильным и неточным выводам, однобокому освещению ряда важных событий. Сегодня есть возможность понять, какую роль в этих процессах сыграли архивные учреждения. Могут ли они проводить «самостоятельную» архивную политику, способны ли архивы осуществлять масштабные собственные научные проекты? Все это делает актуальным исследования истории архивных структур нашей страны, составной частью которых когда-то были истпарты.

Истпарты были одними из тех организаций, которые внесли свой вклад в создание советской историографии, в формирование коллективной исторической памяти, являлись «агентами» селекционной и цензорской работы партии в советской исторической науке. В раннем советском обществе истпарты постепенно превратились в инструмент политической борьбы, где история была таким же «оружием» против политических оппонентов, как и политические убеждения. В связи с тем, что в современной России наблюдается явный возврат к политизации истории, изучение аналогичных процессов, происходивших в ХХ веке, остается актуальным.

После ухода с политической арены КПСС в 1991 г. партийные архивы были переданы в систему государственной архивной службы. Сегодня во многих государственных архивах формируются фонды новых политических партий и общественно-политических движений. Для того чтобы организовать эту работу на высоком научном уровне, необходимо критически проанализировать уже имеющийся опыт подобной деятельности, которую в ранний советский период проводили региональные истпарты. Изучение форм и методов их работы по созданию документальной базы и ее использованию имеет сегодня важное практическое значение.

Актуальность и практическая значимость данного исследования продиктована еще одним обстоятельством. Анализ тематики исследований убедительно свидетельствует о том, что документальные фонды истпартов являются для пользователей архивной информации одними из самых востребованных. При этом исследователи порой слабо представляют себе особенности формирования этих фондов, а следовательно, не могут адекватно оценивать информацию. Следует также отметить, что историческая наука давно отказалась от позитивистского подхода к историческому источнику, не только некритично доверявшему информации, содержавшейся в нем, но и не интересовавшемуся его происхождением. История истпартов – один из ярких примеров формирования источникового массива по крупной исторической проблеме (истории революций и Гражданской войны), обращения с этим массивом, цензурирования, селекции. Знание этого материала существенно поможет историкам, исследующим документы фондов истпартов.

^ Объектом исследования данной диссертации являются комиссии по истории Октябрьской революции и коммунистической партии, осуществлявшие свою деятельность на территории южноуральского региона.

^ Предмет исследования – процесс организации и функционирования истпартов, а также результаты их деятельности на Южном Урале в 1920– 1939 гг.

Хронологические рамки диссертации охватывают период с 1920 г. по 1939 г. Начальная датировка обусловлена временем создания центрального Истпарта и его подразделений в регионах, в том числе и на Южном Урале. Исследование завершается ликвидацией истпартов как самостоятельных организаций, которая произошла в соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) от 2 декабря 1939 г.

^ Территориальные рамки. Исследование охватывает все пространство Южного Урала, воспринимавшегося многими учеными как единое целое. Истпарты создавались в первую очередь в крупных административных центрах края, являвшихся в прошлом очагами большевистского революционного подполья. На Южном Урале такими «революционными центрами» были прежде всего города Златоуст, Оренбург, Орск, Троицк, Уфа, Челябинск. Кроме того, Южный Урал – это регион, который был отмечен антибольшевистскими выступлениями войск атамана А. И. Дутова, чехословацких легионеров, крупными военными операциями периода Гражданской войны. Таким образом, истпарты Южного Урала имели широкое поле деятельности для сбора материалов по истории большевистского подполья, Октябрьской революции и Гражданской войны. Их создание происходило централизованно и в соответствии с административно-территориальным делением того времени.

В изучаемый период южноуральский край пережил несколько изменений в административно-территориальном устройстве. Это повлияло и на структуру исследования. Так, в 1920–1923 гг. автор рассматривает деятельность истпартов в рамках Челябинской губернии, в 1923–1930 гг. – Челябинского, Златоустовского, Троицкого, Курганского, Шадринского округов Уральской области. Из состава Киргизской АССР в 1925 г. была выделена Оренбургская губерния, в 1928–1934 гг. – ее территория входила в состав Средне-Волжской области (затем – края). В январе 1934 г. из состава Уральской области выделена Челябинская, в декабре 1934 г. – из Средне-Волжского края – Оренбургская область (с 1938 г. – Чкаловская) и при обкомах ВКП(б) были созданы истпартотделы.

На территории современного Башкортостана до августа 1922 г. существовали две административно-территориальные единицы – Малая Башкирия с центром в г. Стерлитамаке и Уфимская губерния с центром в г. Уфе, в которых были созданы истпарты. В августе 1922 г. эти два административно-территориальных образования составили Башкирскую автономную республику.

^ Степень изученности темы. Деятельность центрального Истпарта и его региональных отделений вплоть до середины 1950-х гг. не была предметом специальных исследований. Отдельные работы, например, А. В. Чернова и С. Н. Валка, увидевшие свет в 1940-е гг., носят скорее информативный, чем аналитический характер и концентрируются на отдельных фрагментах деятельности комиссий1.

Большое влияние на развитие исторической науки оказал ХХ съезд КПСС и публикация постановления ЦК КПСС от 30 июня 1956 г. «О преодолении культа личности и его последствий». С этими событиями автор связывает первый этап в изучении темы. Он характеризуется ослаблением идеологического прессинга на историческую науку. С конца 1950-х гг. расширился круг изучаемых отечественной исторической наукой явлений, исследования стали более полными, что во многом было связано с перемещением центров научных исследований в вузы, с более частым проведением научных конференций по проблемам революционного движения и социалистического строительства, с расширением источниковой базы2. В этот период выходит в свет значительное количество публикаций по истории научных и учебных учреждений исторического профиля, в том числе Истпарта ЦК ВКП(б) и его местных отделений. В абсолютном большинстве исследований, изданных в этот период, четко прослеживается принцип партийности, ярко выражена идеологическая составляющая работы.

В статьях Н. С. Комарова проанализирован процесс организации, изменения в структуре, основные направления деятельности Истпарта ЦК ВКП(б) и его региональных отделений3. При этом деятельность учреждений Истпарта была показана в отрыве от политической ситуации в стране, без анализа основных причин приостановления работы организации и ее эффективности.

Преподаватель Московского историко-архивного института, один из руководителей центрального Истпарта и архивных структур в 1920-е гг. В. В. Максаков в учебных пособиях по истории советского архивного строительства уделил особое внимание деятельности Истпарта ЦК РКП(б)-ВКП(б) и его региональных отделений. С точки зрения В. В. Максакова, Истпарт был проводником партийного влияния на работу архивной службы всех уровней4.

В статьях В. В. Фарсобина, З. Н. Тихоновой проанализирован процесс создания хроник исторических событий Октябрьской революции и анкет ее участников5. Сотрудник Института истории АН СССР Г. Д. Алексеева в своих работах рассматривала деятельность учреждений Истпарта в контексте становления советской исторической науки в 20–30-е гг. ХХ века6. В конце 1960-х гг. появились первые публикации, посвященные созданию и деятельности региональных истпартов7.

Советская историография конца 1960-х–середины 1980-х гг. связана с так называемой эпохой «застоя». Идейные искания периода «хрущевской оттепели» в исторической науке были почти завершены. Под давлением государственной власти сформировались новые четкие идеологические стандарты. Это заставляло работать историков в условиях цензуры и давления общепринятых оценок. Многие из них в создавшейся ситуации занимались более глубоким изучением архивных материалов, поиском малоисследованных проблем. В это время появились монографические исследования, в которых особое внимание было уделено влиянию Октябрьской революции 1917 г. на развитие исторической науки, формированию новых исследовательских центров (к их числу был отнесен Истпарт ЦК РКП(б)-ВКП(б), научным изысканиям историков-марксистов, утверждению тематики и новых форм исследовательской работы научно-исторических и учебных организаций в 1917–1930-е гг.8 Основные этапы в деятельности Истпарта ЦК, задачи и направления работы, причины объединения с Институтом Ленина были выделены Г. Д. Алексеевой в специальной статье9.

В работах Н. Р. Андрухова, Ю. Н. Амиантова, Н. В. Нелидова, К. А. Остроуховой, В. Е. Корнеева последовательно рассматривались основные этапы деятельности Истпарта, его значение в создании документальной базы для дальнейших историко-партийных исследований, отмечалось участие в борьбе с эсеровской и меньшевистской историографией, троцкизмом и другими оппозиционными течениями в коммунистической партии10. Но деятельность южноуральских истпартов в этих работах не нашла своего отражения.

В 1970-е гг. был защищен ряд диссертаций по истории региональных истпартов. И. И. Кузнецова собрала значительный комплекс эмпирического материала, с использованием которого впервые подробно исследовала организацию и основные направления деятельности Уральского, Пермского, Башкирского (в меньшей степени Челябинского) истпартов с 1920 г. и до времени образования партийных архивов Башкирского и Уральского обкомов ВКП(б) в 1929 г. Но в ее кандидатской диссертации (1975) и в многочисленных публикациях в условиях существовавшей на тот период времени цензуры, истпарты показаны обособленно от политической ситуации в стране, не отмечены отрицательные моменты в их деятельности, в частности, применение репрессивных мер к работникам и изданным работам11. В кандидатской диссертации (1979) и статьях Р. И. Голубцовой определен круг учреждений и организаций, занимавшихся археографической деятельностью на Урале, в их числе истпарты, истпрофы, истмолы, тематика публикаций с иллюстрацией соотношения тем, вклад уральских археографов в разработку методики советской археографии, влияние ее методов, правил археографической работы 1920–1930-х гг. на археографию 1950–1970-х гг.12

Одной из важнейших сторон деятельности Истпарта ЦК РКП(б)-ВКП(б) и его региональных отделений – работе по сбору, изданию, экспонированию воспоминаний, изучению их как исторических источников посвящены публикации В. А. Пересветова, И. П. Просоловой, Т. А. Фадеевой и уральских историков О. А. Васьковского, И. А. Гурьева, О. И. Макаровой, Н. Т. Семеновой, В. Г. Светлакова13, а также кандидатская диссертация (1980) и работы Д. Н. Шаталова14. В докторской диссертации Л. А. Колесниковой (2005) проведен источниковедческий анализ мемуарного массива за 1917–1935 гг., исследована полнота и достоверность, определены основные этапы его развития, принципы формирования комплекса, ведущие темы. Особое значение в исследовании отведено сбору воспоминаний Истпартом ЦК ВКП(б) и Всесоюзным обществом политкаторжан и ссыльнопоселенцев15.

Следующий, современный, этап историографии темы начинается со второй половины 1980-х гг., когда постепенно стали разрушаться многие идеологические запреты, ранее существовавшие в советском обществе. Этот период характеризуется возросшим интересом ученых к исследованию, переосмыслению многих проблем отечественной истории, формированием новых взглядов и подходов к исследованию истории архивного строительства. Число работ по истории отечественного архивного дела значительно увеличилось, обозначился интерес к изучению деятельности истпартов уже с новых позиций. Историки обратились к проблеме формирования исторической памяти в СССР в ранний советский период. Стали подниматься и исследоваться вопросы реконструирования памяти, ограничения доступа к историческим документам, проблемы селективного подхода.

Э. А. Купча, С. В. Якушев продолжили изучение истории партийного архивного строительства16. С. В. Якушев один из первых четко обозначил тему использования документов истпартов во внутрипартийной борьбе. Это отмечалось и в монографиях Т. И. Хорхординой17 и М. В. Зеленова18. В монографии историка из г. Нижнего Новгорода М. В. Зеленова также рассматриваются вопросы становления и функционирования цензурной системы в 1920-е гг., раскрывается руководящая роль ЦК РКП(б)-ВКП(б) – Политбюро, Оргбюро и Секретариата в организации и руководстве Главлитом. В поле зрения исследователя попали Истпарт и Институт Ленина, центры историко-партийной науки, которые выполняли и цензурные функции.

Малоизученные стороны архивного строительства, такие как кадровое обеспечение архивных учреждений, в том числе и партийных, в условиях советского тоталитарного общества в 1920–1930-е гг., участие архивов в выявлении компрометирующего материала на граждан в 1918–начале 1940-х гг., отражены в публикациях В. Е. Корнеева и О. Н. Копыловой19. В статье этих авторов за 1993 г. диссертант обнаружил ранее неизвестные сведения о судьбе заведующей партийным архивом и истпартотделом Челябинского обкома ВКП(б) в 1934–1935 гг. В. М. Ладыгиной. В работе Г. А. Куренкова поставлена тема секретных архивов партии, существовавших в 1917–1941 гг. и сделан вывод, что она складывалась и развивалась вместе с системой партийных архивов20.

Причины создания и ликвидации, цели Общества старых большевиков, групп содействия Истпарту ЦК ВКП(б), членский состав, основные направления работы исследованы на большом фактическом материале в статьях Т. П. Коржихиной и В. Ю. Коровайникова21.

Особое внимание при выполнении диссертационного исследования было уделено изучению современной региональной литературы, посвященной проблеме архивного дела. Однако специальных работ по истории истпартов Южного Урала диссертант не выявил. Гораздо лучше изучена деятельность Уральского истпарта. Так, в книге, подготовленной к 85-летию архивной службы Свердловской области, рассмотрен процесс создания и основные направления деятельности Уральского истпарта и партийного архива Уральского, а с 1934 г. Свердловского обкомов ВКП(б)22. Освещению деятельности Уральского, Пермского истпартов посвящены статьи С. С. Смородиной, Е. И. Ярковой и С. С. Черноуховой23. В кандидатской диссертации С. С. Черноуховой (2004) вопросы организации деятельности истпартов южноуральского региона практически не затронуты24.

Важные методологические вопросы, имеющие отношение к нашей теме, поднимаются в публикациях историка И. В. Нарского. Ученый сделал вывод о том, что современники, участники и свидетели событий Гражданской войны активно участвовали в конструировании многочисленных исторических мифов; определил основные факторы, способствовавшие мифологизации советской истории. Изучая мемуарный массив фондов истпартов уральского региона, он обратил внимание на тот факт, что на многих из них имеются пометы и исправления, являющиеся важным источником и самостоятельным объектом исследования. В монографии И. В. Нарского о повседневности на Урале во время революции и Гражданской войны мифологизация событий того периода интерпретируется как стратегия выживания населения в «идеологической» сфере25. В монографии Е. В. Волкова рассматриваются образы Белого движения и их эволюция в культурной памяти советского общества, в т. ч. трактовки этих образов в мемуарах, собранных истпартами26.

Актуальным направлением исследовательских работ в зарубежной историографии в последнее десятилетие является рассмотрение архивов как институтов социальной памяти. Такой подход дает возможность глубоко осмыслить социальную функцию архивов и их роль в обществе. Данной тематике посвящены исследования зарубежных историков П. Нора, П. Хаттон и У. Розенберга27.

Итак, в отечественной и зарубежной историографии представлен ценный исследовательский опыт, накопленный историками в решении целого комплекса проблем, связанных с историей истпартов. Изучены процесс организации, некоторые направления работы (сбор и публикация документов, особенно в рамках 1920-х гг.) центрального Истпарта и его региональных отделений. Вместе с тем, до сегодняшнего дня практически неизученными остаются вопросы истории формирования и развития истпартов Южного Урала. В более детальном исследовании нуждается вопрос эволюции основных направлений и окончательных результатов деятельности истпартов. Необходимо рассмотреть кадровый состав и состояние материально-технической, финансовой базы комиссий, формы и методы взаимодействия центрального и региональных истпартов с общественно-научными организациями. Это обусловливает необходимость проведения обобщающего исторического исследования истпартов Южного Урала.

^ Источниковую базу диссертационного исследования составил комплекс опубликованных и неопубликованных документов и материалов.

Первую группу источников составляют декреты, постановления партийных съездов и конференций, Политбюро, Секретариата, Оргбюро ЦК РКП(б)-ВКП(б), правительства по вопросам организации деятельности центрального и региональных истпартов, архивного строительства. Большинство из них было опубликовано в специализированных сборниках28. Интерес для исследователей представляют стенограммы совещаний истпартработников, съездов архивных деятелей РСФСР и СССР, изданные в 1920-е гг.29

Важную роль в организации поиска информации о деятельности истпартов сыграли путеводители и краткие справочники по фондам центральных и региональных архивов30.

В работе используются архивные документы и материалы, опубликованные в сборниках документов, изданных в Челябинске, Уфе и Оренбурге31, а также в сборниках Истпарта ЦК и его региональных отделений, вышедших в 1920–1930-е гг.32

Информативным и важным источником для изучения заявленной темы является периодическая печать. В журналах «Пролетарская революция» и «Бюллетень Истпарта» публиковались отчеты центрального Истпарта и его местных органов, циркуляры, протоколы Всесоюзных совещаний истпартработников, информации, письма, сообщения с мест, методические разработки и рекомендации Истпарта и его периферийных отделов, а впоследствии Института Ленина, Института Маркса-Энгельса-Ленина, воспоминания участников революционного движения и Гражданской войны. Следует особо отметить и публикацию воспоминаний В. В. Адоратского, М. Н. Покровского к 10-летию со времени образования центрального Истпарта33. Кроме этого, деятельность Истпарта ЦК ВКП(б) и его периферийных отделений активно освещалась в региональных газетах и журналах34.

Основу источниковой базы работы составили архивные материалы семи архивохранилищ страны: одного федерального – Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), шести региональных – Центрального государственного архива общественных объединений Республики Башкортостан (ЦГАОО РБ), ГУ «Объединенный государственный архив Челябинской области» (ГУ ОГАЧО), Центра документации новейшей истории Оренбургской области (ЦДНИ ОО), ГУ «Центр документации общественных организаций Свердловской области» (ГУ ЦДОО СО), Учреждение «Государственный архив административных органов Свердловской области» (ГАОО СО), ГУ «Государственный общественно-политический архив Пермской области» (ГУ ГОПАПО). В общей сложности при подготовке диссертации были использованы документы сорока архивных фондов.

В РГАСПИ в фонде Комиссии по изучению истории коммунистической партии и Октябрьской революции (1920–1928) (Ф. 70) основное внимание было уделено планам работ и отчетам истпартов Южного Урала, переписке по основным вопросам деятельности. В отчетах Истпарта ЦК также содержится информация об основных направлениях работы комиссий южноуральского региона. Большой комплекс документов этого фонда составляют воспоминания участников революционного движения и Гражданской войны на Южном Урале, протоколы заседаний групп содействия Истпарту ЦК ВКП(б), что значительно обогатило содержание исследования. Документы фонда Всесоюзного общества старых большевиков РГАСПИ (Ф. 124) позволили уточнить биографические сведения о работниках истпартов – членах этого общества. Документы РГАСПИ помогли автору также оценить взаимоотношения региональных истпартов и Истпарта ЦК, истпартов и общественных организаций.

В региональных архивах основной фактический материал был извлечен из фондов истпартов обкомов ВКП(б). Особое внимание уделено отчетам и докладам истпартов, протоколам заседаний различных органов истпартов, докладным и служебным запискам. Эти документы иллюстрируют основные направления деятельности в тот или иной периоды, отражают трудности работы. Значительную ценность представляют циркуляры, инструкции партийных органов, центрального Истпарта, Уралистпарта и южноуральских истпартов об организации сбора документов и воспоминаний и их использовании. Переписка руководителей местных истпартов с партийными органами, вышестоящими истпартами, государственными архивами, органами ВЧК-ГПУ-ОГПУ, участниками революционного движения и Гражданской войны показывает значение истпарта как источника политически и социально необходимой информации. Эти документы также отложились в фондах Златоустовского, Троицкого, Челябинского окружкомов ВКП(б) ГУ ОГАЧО.

В ходе работы над диссертацией были изучены собранные истпартами материалы по истории революционного движения на Южном Урале, Гражданской войны, о деятельности политических партий, местных органов власти в переходный период, а также мемуары, рукописи, хроники, выписки, сделанные сотрудниками истпартов из документов губернских жандармских и полицейских управлений и из газет. Все это составляет основной источниковый массив этих фондов и ярко иллюстрирует научную деятельность истпартов.

Важным источником явились документы по личному составу: личные дела, а также имеющиеся в них личные листки по учету кадров, автобиографии, справки-объективки, анкеты, характеристики, удостоверения, постановления, приказы о назначении на работу и дальнейших перемещениях, мандаты участников партконференций. Эти сведения были выявлены в фондах региональных истпартов, а также Челябинского губкома РКП(б) (ГУ ОГАЧО. Ф. П-77), Златоустовского, Троицкого, Челябинского окружкомов ВКП(б) (Там же. Ф. П-317, П-170, П-75), Челябинского обкома ВКП(б)-КПСС (Там же. Ф. П-288); Оренбургского областного комитета ВКП(б)-КПСС (ЦДНИ ОО. Ф. 371), Оренбургского губернского комитета ВКП(б) (ЦДНИ ОО. Ф. 1); Уральского обкома РКП(б)-ВКП(б) (ГУ ЦДОО СО. Ф. 4);




оставить комментарий
страница1/3
М. И. Мирошниченко
Дата23.09.2011
Размер487 Kb.
ТипАвтореферат диссертации, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх