Трансформация общественно-географического пространства метрополиса в постсоветской россии icon

Трансформация общественно-географического пространства метрополиса в постсоветской россии


Смотрите также:
Трансформация института государственной гражданской службы в условиях политико-административных...
Власть пространства: от образов географического пространства к географическим образам...
Трансформация пространства религиозной культуры Байкальского региона в трансазиатском контексте...
Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок...
Агропромышленный комплекс страны...
Региональная составляющая географического образования педагогических вузов...
Трансформация структуры пространства дома в локальных этнических группах...
Региональная политическая элита в условиях радикальной трансформации постсоветской россии (на...
История географического изучения и картографирования дальневосточного пограничного пространства...
Д. Н. Замятин политико-географические образы российского пространства...
Конфликт властных центров как проблема символической репрезентации географического пространства...
Всероссийскую научно-практическую конференцию на основе очно-заочного интернет-форума "Рыночная...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4
вернуться в начало
скачать

4. Одним из центральных механизмов пространственной адаптации крупного «социалистического» города к рыночным условиям выступает пространственное насыщение потребительскими товарами и услугами. Под ним понимается процесс адаптации/реорганизации городского пространства в течение продолжающегося насыщения спроса на потребительские товары и услуги при переходе от плановой экономики к рыночной.

В ходе исследования зафиксированы три разные формы такого насыщения: 1) насыщение специфическими трансформационными формами; 2) пространственная трансформация вертикальных бизнес-структур; 3) территориальное комплексообразование.

В период между 1989 и 2010 гг. (на примере Санкт-Петербурга) можно выделить, по крайней мере, ^ 4 стадии развития специфических форм торговли, которые различались преобладанием тех или иных специфических бизнес-форм и принципиальными особенностями систем их размещения.

На стадии ранней трансформации (1989-1996 гг.) киоски и мобильные формы торговли были главным механизмом освоения городского пространства третичным сектором. Их появление рассматривается автором как феномен, критически важный для экономической, социальной и пространственной адаптации города к требованиям трансформации. Будучи доминирующей формой торговли в городе на протяжении длительного периода времени, киоски и мобильные формы торговли породили несколько эффектов, которые проявляются и на посттрансформационной стадии развития бизнеса. Во-первых, эти формы торговли стали «первооткрывателями» для рынка новой иерархической системы коммерческих местоположений. Во-вторых, нельзя недооценить степень их влияния на характер форм торговли, пришедших им на смену. В-третьих, они привели к формированию модели потребления, которая была принята абсолютным большинством населения, и, следовательно, оказали существенное влияние на утверждение принципов размещения, которые бы учитывали эту модель при определении местоположения объектов розничной торговли и услуг. В-четвертых, они составили основу первичного накопления капитала в третичном секторе, который составляет главную конкуренцию приходящим в российский город западным компаниям.

Критическая значимость транспортной модели и шопинга заключается в том, что киоски предлагают принципиально иную модель осуществления покупок по сравнению со стационарными магазинами.

Фатальная значимость местоположения для киоскового бизнеса заключается в критической для собственного существования необходимости приблизить товар как можно ближе к потенциальному покупателю. Главное отличие модели киоскового шопинга заключается в том, что в случае магазинной модели шопинга покупатель совершает дополнительную работу четырех видов: принятию решения о покупке, маркетингу, выбору места покупки и перемещению к торговцу. В случае киосковой модели большую часть этой работы берет на себя киосковый торговец. Таким образом, преимущества основаны исключительно на ином использовании пространства.

Главный закон киоскового бизнеса может быть сформулирован следующим образом: киосковая торговля тем более эффективна, чем ближе территориально она придвинута к гарантированным ежедневным маятниковым потокам и чем интенсивней эти потоки. Этот закон действует, по крайней мере, на трех пространственных уровнях: макро-, мезо- и микро.

Макроположение в разных функциональных зонах города регулирует потенциальную вместимость киосковых агломераций.

Мезоположение внутри одной и той же функциональной зоны города регулирует размер киосковой агломерации в зависимости от ежедневного потока мигрантов. Нами выявлена устойчивая иерархия предпочтительности киоскового местоположения, своего рода пространственных объектов – центров притяжения киосковой торговли (в порядке убывания силы их притяжения): станции метро и железнодорожные станции; торговые центры (сила их притяжения уменьшается от крупных к мелким); остановки общественного транспорта; перекрестки улиц и пешеходные переходы. Реально существовало только три ограничения роста киосковой агломерации: величина ежедневного потока прохожих, размер территории и административное регулирование.

Микроположение действует на эффективность бизнеса внутри отдельной киосковой агломерации. Внутри агломерации киосков в конкурентной борьбе выживает тот из них, который расположен ближе к основным людским потокам. В таких случаях критичность местоположения киоска может измеряться отдельными метрами. Различные свободно развивавшиеся агломерации характеризовались одинаковыми тенденциями своего развития и проходили в нем через определенные схожие стадии: ненасыщенной агломерации, механического насыщения и перенасыщенной агломерации.

На первой стадии административной реформы (1996-1998 гг.) быстрое внедрение двух альтернативных форм торговли, по плану Администрации Санкт-Петербурга, должно было заменить киосковые агломерации и торговые зоны – павильоны и рынки. Фактически павильоны служили средством преобразования временных коммерческих мест, открытых для рынка киосками и мобильными торговцами, в новые постоянные торговые площадки, которые стали частью рынка коммерческой недвижимости города. Хотя павильоны и унаследовали местоположение киосков и могли соответствовать киосковой модели шопинга, они не удовлетворяли спрос по разнообразию товара и пропускной способности, равно как и не в состоянии были предложить самые низкие цены. Администрация попыталась решить эти проблемы с помощью открытия рынков в новых местах, разбросанных по всей территории города в невыгодных коммерческих местоположениях. Эта стадия развития отрасли в целом отличалась очень высокими темпами изменения пространственных структур.

На стадии павильонов и рынков (1998-2001 гг.) никоим образом не был удовлетворен спрос, обслуживавшийся киосками и мелкими торговцами до административного реформирования отрасли. Поэтому появилась и быстро распространилась новая форма мобильной торговли – палатка (тент), которая возводилась утром и снималась вечером. Палатки, наряду с нелегальными торговцами с рук, очень скоро заполнили те же самые местоположения, которые прежде занимали киоски. Система коммерческих местоположений, освоенная киосками во время первых стадий трансформации в целом была унаследована новыми формами торговли.

^ Развитие крупных стационарных торговых форм (2001-2007 гг.) привело к появлению торговых комплексов на месте бывших крупнейших киосковых и павильонных агломераций.

На стадии полного вытеснения специфических трансформационных форм (2007-2010 гг.) одновременно проводившаяся борьба и с рынками, и с павильонами/киосками, привела к появлению новой пространственной формы – магазину (встроенному киоску) у дома, сочетающему ассортимент как киоска, так и продовольственного рынка. Киосковый тип торговли снова объединился с рыночным территориально, но уже в новых местоположениях и на основе нового типа шопинга – в магазинах «у дома».

Основные механизмы пространственного насыщения, характерные для вертикальных бизнес-структур, объединяющие отдельные первичные бизнес-объекты в отрасли, автор именует внутриотраслевой пространственной конкуренцией за лучшее местоположение отдельных объектов и пространственным разделом рынка между отраслями.

Требования к местоположению, происходящие из технологических потребностей отдельного предприятия, формируют процесс внутриотраслевой пространственной конкуренции за лучшее местоположение отдельных объектов в городе. Пространственный раздел рынка между различными отраслями определяется в наибольшей степени специфическими технологическими и маркетинговыми потребностями и конкуренцией между разными отраслями за одни и те же типы местоположений. Эти формы пространственного насыщения придавали процессу размещения центробежный импульс.

Зафиксировано, пять различных «рынков» местоположения, на которых отрасли соперничали и которые различались между собой требованиями к местоположению, а также по интенсивности пространственной конкуренции между отраслями. Именно эти требования и составляли основу пространственной конкуренции (табл. 2).


Таблица 2. Распределение 19 модельных отраслей третичного сектора Санкт-Петербурга и их объектов по типам размещения, 1996-2002 гг.

Тип размещения

Число модельных отраслей

% всех объектов, 1996 г.

% всех объектов,

2002 г.

Изменение

1996-2002 гг.

«центральный»

9

34.3

47.8

13.5

«центрально-локальный»

5

26.6

26.0

-0.6

«локальный»

1

28.9

17.3

-11.6

«дисперсный»

2

3.0

2.4

-0.6

«промышленный»

2

7.2

6.5

-0.7


Географическая система розничной торговли и сферы услуг существенным образом зависела от двух основных пространственных факторов, а именно: сочетание этих факторов практически полностью объясняло зональные и секторальные различия в размещении различных видов деятельности.

Первый фактор, который можно назвать функционально-морфологической структурой городской среды, описывает общие характеристики функциональной специализации частей города, населения, землепользования и типа застройки. С небольшими исключениями, можно утверждать, что он подразделял территорию Санкт-Петербурга (в пределах городской черты) на три основные концентрические зоны, каждая из которых была по-разному привлекательна для размещения бизнеса: исторический центр города; внутренний индустриальный пояс XVIII – начала XX вв.; жилые районы советского/постсоветского периода, построенные в 1920-2000-х гг.

На рис. 3 представлены примеры размещения объектов отраслей с различным типом размещения. Рисунки отражают модели размещения отраслей с наиболее типичной для каждого из пяти названных выше типов картиной размещения. На них показано фактическое размещение объектов в 1996 и 2002 гг., а также расположение основных морфологических зон города.

^ Транспортно-планировочная структура являлась вторым важнейшим фактором размещения третичного сектора. При относительно равных условиях, зоны концентрации предприятий розничной торговли и сферы услуг тяготели к основным транзитным автомобильным транспортным системам и станциям метрополитена. Эта зависимость была тем более очевидна, чем более значимой являлась транспортная магистраль. В случае автомагистралей их значимость как центра притяжения для третичного сектора зависела от: транзитной функции; направления; связи и доступности; конкурентности и характеристик трафика (рис. 4). Влияние транспортной системы на пространственное распределение предприятий розничной торговли и сферы услуг носило, главным образом, косвенный характер. Оно опосредовалось городской планировочной структурой, которая в значительной мере зависит от основных транспортных артерий города – автомагистралей и линий метрополитена. Различная привлекательность автомагистралей имела не только линейный эффект, а и формировала секторальную пространственную систему, включавшую все соседние территории и улицы.



a) туристические компании



b) продовольственные магазины



c) предприятия автосервиса

d) гостиницы

Рис. 3. Размещение объектов по морфологическим зонам Санкт-Петербурга, 1996-2002 гг.



a) 1996 г.



b) 2002 г.

Рис. 4. Число предприятий в расчете на среднюю длину дома (10 модельных отраслей)

Факторы функционально-морфологической структуры городской среды и транспортной модели потеснили общее преобладание принципа пространственной иерархии, доминировавшего при плановой системе, и начали играть ведущую роль. Общая пространственная структура бизнеса стала более сложной с возникновением тенденции к увеличению концентрации и пространственной специализации бизнеса в целом. За годы трансформации возросла привлекательность центра города и внутреннего промышленного пояса для размещения бизнеса, а относительная важность (привлекательность) спального пояса упала. В раннетрансформационный период (1988-1996 гг.) центр города увеличил долю в общегородском количестве объектов третичного сектора, которая затем несколько сократилась. В то же время внутренний промышленный пояс демонстрировал постоянное усиление своей значимости для размещения третичного сектора. Доля объектов, размещавшихся в спальных районах, неуклонно снижалась в течение всего постсоциалистического периода. Относительный масштаб изменений различался в разных секторах советского спального пояса, а максимальный рост предприятий розничной торговли и сферы услуг произошел в секторах с наиболее благоприятной транспортной моделью.

Третьей формой пространственного насыщения выступает территориальное комплексообразование. Она связана с географическими факторами, воздействующими на горизонтальные структуры всего бизнеса в целом. Под горизонтальными структурами понимаются пространственные системы (или комплексы) отдельных объектов, происхождение которых обусловлено специфическими свойствами соответствующих местоположений – особой комбинацией бизнес-структур и городской инфраструктуры. Если в предыдущей форме пространственного насыщения преимущества местоположения проистекали из пространственного раздела клиентуры, то в данном случае дополнительная выгода извлекается от совместного привлечения и «использования» общей клиентуры. Таким образом, главная направленность процесса размещения при этой форме пространственного насыщения – центростремительная.

На всех пространственных уровнях проявлялись четыре типа территориального комплексообразования, различавшиеся между собой по принципам и механизмам функционирования комплексов: кумулятивный эффект или совместная территориальная привлекательность, территориальное тяготение (кооперация) взаимозависимых отраслей, совместная территориальная привлекательность; тяготение к объектам не третичного сектора.

Наряду с этим, комплексы каждого типа могли образовываться с использованием разных «технологий». Существует, по крайней мере, три основных механизма всех типов территориального комплексообразования: на основе центра тяготения, территориальной кооперации и спонтанного комплексообразования.

Процесс пространственного насыщения выступает индикатором перехода от трансформации к посттрансформации в городском развитии. Автор считает, что трансформация для пространственного «слоя» третичного сектора заканчивается при достижении состояния насыщения городского пространства потребительскими товарами и услугами и одновременным приходом международных бизнес-форм, принципов размещения и капитала.


5. В большинстве городов Запада быстрый рост третичного сектора означал не что иное, как переход от насыщенного спроса индустриального общества к насыщенному спросу постиндустриального общества. Трансформация торговли и услуг в российском метрополисе определила смену ненасыщенного спроса индустриального общества к насыщенному спросу общества, переходного к постиндустриальному. Трансформация соединила несколько процессов, которые западный город либо переживал в разные, достаточно длительные периоды времени, либо вообще никогда не пребывал в таковом. Российский же метрополис в течение 20-летнего периода должен был одновременно пережить переход от фордизма к постфордизму, от централизованной плановой экономики к рыночной – равно, как и адаптацию общества потребления и постиндустриальные модели.

Можно утверждать, что отличительной чертой посттрансформационного города является существование уникальных гибридных пространственных структур, сочетающих социалистические, трансформационные и международные бизнес-формы в особую взаимозависимую систему, которую автор называет «слоем» третичного сектора посттрансформационного городского экономико-географического пространства.

Три критически значимых пространственных индикатора отличают описанные периоды: это - пространственная модель шопинга, специфические бизнес формы и принципы размещения третичного сектора. Модель шопинга, сильно зависящая от социально-экономических характеристик населения, сама формирует спрос на определенные типы местоположения в третичном секторе.

В российском метрополисе за последние 20 лет наблюдались несколько драматических смен потребительского поведения. Если в социалистический и трансформационный периоды преобладало по одному типу потребительского поведения, то посттрансформационная стадия ознаменовалась разделением моделей шопинга на несколько типов, соответствовавших социальной стратификации. Различные требования меняющихся моделей шопинга, разные стадии развития рынка (капитализация имеет особое значение) и регулирование – все это воздействовало на развитие определенных бизнес форм, подходящих для каждой стадии (рис. 5).




a) социалистический период, 1988



b) трансформационный период, 1996



c) посттрансформационный период, 2001


Рисунок 5. Система факторов, воздействовавших на размещение

третичного сектора Санкт-Петербурга

Таким образом, явление «посттрансформация в экономике» существует и действительно формирует городское пространство, отличное как от общей модернизационной модели, так и от предыдущих стадий развития бывшего социалистического города. Суммируя основные черты посттрансформационного пространственного «слоя» третичного сектора, можно утверждать, что посттрансформационную систему факторов, воздействующую на пространственную организацию бизнеса в российском метрополисе, отличают от предыдущей, трансформационной, следующие черты. Во-первых, размещение бизнеса более не регулируется только рынком. Во-вторых, городские власти приобрели роль рыночного регулятора процесса размещения. В-третьих, существенно уменьшилось значение неформального регулирования. Лидирующая роль факторов морфологии городской среды и транспортной модели вытеснила некогда полное доминирование принципа пространственной иерархии, преобладавшее при социалистическом планировании.

Развитие традиционных международных бизнес-форм, составляющее основу посттрансформационной стадии, вынуждено протекать в условиях, требующих учета специфики наличия социалистического и трансформационного наследия. Специфические трансформационные формы торговли в своем современном виде представляют собой реальных пространственных и бизнес соперников приходящему международному и крупному российскому ритэйлинговому капиталу. Развитие специфических форм торговли, возникших при трансформации, еще далеко от завершения.

Существуют три главных отличия между процессами, управляющими пространственной организацией третичного сектора в российском метрополисе в посттрансформационный период. Во-первых, если при трансформации процесс насыщения потребительского спроса формирует новую модель размещения третичного сектора, посттрансформационный период отмечен завершением насыщения и началом попыток передела рынка в условиях насыщенного спроса. Во-вторых, структура спроса и соответствующих ей моделей шопинга становятся более диверсифицированными и отличными от трансформационного периода. В-третьих, возникающие посттрансформационные бизнес-формы размещаются согласно совершенно иным пространственным принципам.


6. Динамика внутригородских пространственно-временных систем «слоя» массового электорального поведения в обоих главных метрополисах определялась электоральными перегруппировками, которые перемежались периодами стабильной структуры ценностно-идеологических ориентаций. Такие периоды (как в России в целом, так и во внутригородском пространстве метрополисов) формировали собственные устойчивые пространственно-временные системы, которые в работе именуются электоральными системами. Как и в других странах мира, российские перегруппировки могут носить региональный характер. Пример последней по времени лоялистской перегруппировки показывает, что в то время как она имела место в Санкт-Петербурге, в Москве таковая в те же сроки не зафиксирована.

Применение как экологического подхода, так и теории критических выборов, на российском материале дает неплохие результаты и позволяет делать выводы о процессах, изучение которых иными методами было бы крайне затруднительно. За период наблюдений с 1989 по 2004 гг. в Москве произошла одна, а в Санкт-Петербурге – две электоральные перегруппировки, разделявшие три электоральные системы (табл. 3).


Таблица 3. Хронология электоральных перегруппировок и систем в

Ленинграде - Санкт-Петербурге

Годы

Перегруппировки

Электоральные системы

1989 - 1990

-

Антиаппаратная

1991, июнь

Протестно-демократическая перегруппировка


-

1991 - 1993

-

Протестно-демократическая система,

Этап консолидации

1994 - 1998

-

Протестно-демократическая система,

Этап размывания

1999, декабрь

Лоялистская перегруппировка

-

1999-2004

-

Лоялистская система*




оставить комментарий
страница2/4
Аксенов Константин Эдуардович
Дата22.09.2011
Размер0.61 Mb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх