Учебное пособие москва 1997 бкк 54. 15 Удк 616. 441 008. 5 092. 616 003. 96 icon

Учебное пособие москва 1997 бкк 54. 15 Удк 616. 441 008. 5 092. 616 003. 96


Смотрите также:
Учебное пособие Уфа 2008 удк 616. 97: 616. 5(07) ббк 55. 8 я 7...
Учебно-методическое пособие Минск 2004 удк 616. 314. 17-008. 1-036. 11-002. 3 (075. 8)...
Учебно-методическое пособие Минск 2004 удк 616. 314. 17-008. 1-036 (075. 8)...
Учебное пособие Ижевск 2008 удк 616 07: 519. 248 Ббк 53. 4...
Удк: 616. 28-072: 616. 283. 1-089...
Учебно-методическое пособие Минск. Белмапо. 2009 удк 616. 149-088. 341. 1-053. 2 (075. 9) Ббк 54...
Пособие адресовано студентам психологических, педагогических и медицинских факультетов вузов...
Пособие подготовлено на кафедре философии...
Пособие подготовлено на кафедре философии...
Методические рекомендации Минск 2003 удк- 616-002. 5-02: 616. 98 (075. 8)...
Учебное пособие Тверь, 2007 удк 616-053. 5-084 (613. 955) ббк 51. 28...
Учебно-методическое пособие Программа и краткий конспект лекций высшая школа психологии москва...



Загрузка...
скачать


МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РОССИЙСКАЯ МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ


ПОСЛЕДИПЛОМНОГО ОБРАЗОВАНИЯ


О.В.ТЕРПУГОВА


А.С.АМЕТОВ


ПАТОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ


СУЩНОСТЬ ЗОБНОЙ

ТРАНСФОРМАЦИИ


С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ТЕОРИИ АДАПТАЦИИ

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ




Москва



1997

БКК 54.15

УДК 616.441 – 008.5 – 092.616 – 003.96


Терпугова О.В., Аметов А.С. Патофизиологическая сущность зобной трансформации с точки зрения теории адаптации. Учебное пособие. М.: РМАПО, 1997., 25 с.


Данное учебное пособие подготовлено ассистентом кафедры терапии педиатрического факультета Ярославской Государственной медицинской академии О.В.Терпуговой и доктором мед. наук, профессором, зав. кафедрой эндокринологии РМАПО А.С.Аметовым.


В работе изложена современная концепция этиологии и патогенеза зобной трансформации в условиях сочетанного влияния негативных факторов внешней среды.


Учебное пособие предназначено для врачей-эндокринологов, терапевтов, патофизиологов и студентов медицинских вузов.


© Терпугова О.В.

Утверждено РИСО РМАПО

Способность к адаптации является одним из важнейших свойств живых организмов, обеспечивающих самосохранение живой системы в меняющихся условиях внешней среды. Для современного человека проблемы адаптации приобретают особое значение в связи с неуклонным ухудшением экологической ситуации, ростом социальной напряженности, увеличением мощности информационных потоков.

Приспособление организма к действию многообразных экзогенных факторов невозможно без соответствующих изменений метаболизма, ведущая роль в регуляции которого принадлежит эндокринной системе. Любые изменения во внешней и внутренней среде сопровождаются функциональными изменениями на уровне желез внутренней секреции, адекватными характеру и силе дестабилизирующих воздействий.

Эндокринная система принимает участие в сложном комплексе как специфических, так и неспецифических адаптационных процессов. Специфические реакции адаптации включаются дифференцированно в ответ на качественно определенные стимулы. Неспецифические реакции развиваются в ответ на многообразные воздействия, стереотипно, независимо от природы негативного фактора. Каждый воздействующий фактор имеет свою специфику и, вследствие этого, вызывает развитие в организме, в том числе и в эндокринной системе, соответствующего комплекса специфических адаптивных реакций. Однако, тот же фактор действует на организм и как любой другой, а, следовательно, вызывает развитие комплекса неспецифических адаптивных ответов.

Г.Селье, исследуя проблематику стресса, определил его как совокупность неспецифических изменений, возникающих в организме под влиянием негативных воздействий различной природы (1960). Эти изменения развиваются стереотипно и имеют защитно-приспособительную направленность. В качестве стрессора может выступить любое, не обязательно экстремальное, воздействие – тепло, холод, эмоциональное напряжение, болевое раздражение, голодание, интоксикация и т.д. Г.Селье ввел понятие общего адаптационного синдрома, определяя его как комплекс неспецифических защитно-приспособительных реакций, направленных на создание резистентности организма к любому стрессирующему фактору. Одним из важнейших организаторов общего адаптационного синдрома является эндокринная система.

Длительное время внимание исследователей, изучавших эндокринный компонент стрессовых реакций, было направлено исключительно на систему гипоталамус – аденогипофиз – корковое вещество надпочечников. Однако, за последние годы накоплены данные об участии гопоталамо – постгипофизарной системы в реализации общего адаптационного синдрома. Важное место в этой системе принадлежит щитовидной железе.

Хорошо известно, что тиреоидные гормоны, принимая активное участие в процессах окислительного фосфорилирования, являются необходимым звеном в системе обеспечения механизмов адаптации. Ни один из эндокринных органов не связан так очевидно с регуляцией кислородного обмена в организме, как щитовидная железа. Следует учитывать также, что из всех известных гормонов тиреоидные обладают наиболее широким спектром действия. В многочисленных экспериментах было доказано, что щитовидная железа вовлекается в защитную реакцию фактически сразу после начала влияния стрессирующего фактора.

В современных условиях можно выделить два основных источника негативных (стрессовых) воздействий на человеческий организм. К первому относятся воздействия, связанные с климато-географическими особенностями территории проживания. Среди них следует отметить неполноценность биогеохимических пищевых цепей, характер и выраженность естественных физических полей, климатические особенности местности. В большинстве своем эти факторы являются историческими ровесниками человечества, поэтому к их действию уже сформированы устойчивые механизмы специфической и неспецифической адаптации, с наибольшей наглядностью проявляющиеся у коренного населения.

Вторым источником негативных воздействий являются процессы урбанизации и «научно-технической экспансии», принимающие угрожающий характер в конце нашего столетия. Стрессовые воздействия антропогенной (техногенной) природы исторически крайне молоды, поэтому адаптация к ним со стороны живых организмов может носить неустойчивый характер.

Характер адаптивных реакций, возникающих в ответ на действие негативного фактора естественного или искусственного происхождения, зависит как от генетических и физиологических особенностей конкретных органов, систем и организма в целом, так и от качественных и количественных характеристик самого негативного фактора. Все вышесказанное в полной мере может быть распространено на тиреоидную систему, подверженную многообразным негативным воздействиям как климато-географической, так и техногенной природы.

В настоящее время даже в условиях небольших населенных пунктов человек находится в постоянном контакте с широким кругом химических веществ, в том числе и высокотоксичных. Выраженные эндокринные сдвиги, характерные для стрессовых реакций, наблюдаются как при массивном однократном воздействии на организм токсических веществ техногенной природы, так и при длительном воздействии химических факторов малой интенсивности. Большинство химических веществ вызывает изменения функциональной активности щитовидной железы неспецифического характера. На ранних этапах воздействия химических агентов наблюдается компенсаторное повышение функции щитовидной железы, при более продолжительном воздействии – ее угнетение.

Такое изменение тиреоидной активности находится в полном соответствии с динамикой развития общего адаптационного синдрома, прослеженной Г.Селье. В ходе развития стресса резистентность организма претерпевает стадийные изменения. Первая стадия – реакция тревоги, характеризуется активной мобилизацией адаптационных процессов. В это время устойчивость организма к стрессовым воздействиям резко возрастает. Во второй стадии – стадии резистентности – устанавливается повышенная сопротивляемость организма неспецифического характера. При слишком сильном или длительном стрессировании резервы защитно-приспособительных механизмов постепенно исчерпываются. В этом случае адаптационный синдром переходит в третью стадию – стадию истощения, характеризующуюся снижением резистентности организма ко всем видам стрессовых воздействий.

Длительность и интенсивность фаз возбуждения и угнетения секреции тиреоидных гормонов в ответ на поступление в организм химических веществ техногенной природы зависят от особенностей вещества, интенсивности и продолжительности контакта с ним. Морфофункциональные изменения щитовидной железы, которые можно расценить, как проявление неспецифической реакции на действие химических агентов, прослежены при хронической фосфорной интоксикации, в ходе развития силикоза, при воздействии на организм поверхностно-активных веществ, красителей, продуктов деструкции полимерных материалов.

Наряду с неспецифическим вовлечением щитовидной железы в защитно-приспособительные реакции, химические вещества техногенной природы способны оказывать непосредственное негативное влияние на тиреоидную структуру и функцию. В этом случае можно говорить о специфическом участии щитовидной железы в процессах адаптации. Именно специфическими изменениями в системе «органы регуляции тиреоидной активности – щитовидная железа» можно объяснить развитие зоба в ответ на поступление в организм так называемых струмогенов.

Следует особо остановиться на распространенной трактовке понятия струмогены, которая носит в значительной степени обобщающий характер (В.В.Талантов, 1989). С одной стороны, к струмогенам причисляются вещества, увеличивающие потребность организма в тиреоидных гормонах. Однако, исходя из многочисленных литературных данных, повышение потребности в гормонах щитовидной железы возникает на первых этапах адаптации к действию негативных факторов самой различной природы. Согласно теории стресса, изменения в тиреоидной системе в этом случае развиваются в рамках общего адаптационного синдрома. Включение стереотипного комплекса неспецифических защитно-приспособительных реакций вызывает любой стрессор, воздействующий с большей или меньшей степенью интенсивности и длительности. Исходя из этого, практически любое вещество в определенных (критических) концентрациях может запустить в тиреоидной системе реакции неспецифической адаптации, а значит – в конечном счете выступить в качестве струмогена.

С другой стороны, к струмогенам относят вещества, препятствующие поступлению йода в организм и в щитовидную железу, затрудняющие синтез тиреоидных гормонов или нарушающие регуляцию тиреоидной функции. В этом случае струмогенный эффект также является следствием участия тиреоидной системы в реакциях адаптации, но уже специфического характера.

Представляется более обоснованным причислять к струмогенам те вещества, которые способны вызвать зобную трансформацию, исходя из механизмов своего прямого негативного влияния на структуру и/или функцию щитовидной железы. В этой связи более оправдано называть эти вещества специфическими струмогенами, подчеркивая тем самым не только направленность действия самого вещества, но и характер адаптивного ответа, возникающего в тиреоидной системе. К этой категории веществ бесспорно относятся тиоцианаты и другие зобогенные вещества, содержащиеся в продуктах питания, применительно к которым и был впервые предложен термин «струмогены». Их специфическое негативное действие на щитовидную железу связано с непосредственным затруднением синтеза тиреоидных гормонов. К специфическим струмогенам в полной мере могут быть причислены и микроэлементы, избыточное содержание которых в биогеохимических цепях нарушает нормальные процессы гормоногенеза в щитовоидной железе, способствуя тем самым развитию зоба (марганец, хром).

Говоря о струмогенном действии микроэлементов, хотелось бы подчеркнуть, что к категории струмогенов вряд ли могут быть отнесены те вещества, которые вызывают развития зоба при своем недостаточном содержании в компонентах природной среды. Представляется более правильным относить к разряду специфических струмогенных факторов геохимические особенности местности, проявляющиеся микроэлементными «дефицитными состояниями». Классическим примером может служить природный йододефицит, выступающий в качестве важнейшей специфической причины формирования эндемического зоба.

С полным правом понятие «специфические струмогены» может быть распространено и на вещества техногенного происхождения, способные оказывать непосредственное негативное влияние на структуру и функцию щитовидной железы. Примером тому могут служить ферментные гипоксические яды, которые ослабляют функцию оксидаз, участвующих в окислении йодида до элементарного йода и в окислительной конденсации йодтирозинов в йодтиронины. Среди них можно назвать такие соединения, как окись углерода, сероводород, окислы азота, цианиды, нитриты, ароматические нитро- и аминосоединения. Эти вещества, блокируя окислительные ферменты, нарушают процесс синтеза тиреоидных гормонов, что приводит к компенсаторной гиперплазии щитовидной железы, а в дальнейшем к формированию зоба. Наряду с этим действие гипоксических ядов (в большей степени – ароматических нитро- и аминосоединений) приводит к нарушениям нормальных взаимодействий в гипофизарно-тиреоидной системе, что также способствует развитию морфофункциональных изменений в щитовидной железе (В.М.Макотченко с соавт., 1985).

Среди веществ техногенной природы, способных провоцировать развитие зоба путем непосредственного повреждающего действия на структуру и/или функцию щитовидной железы можно отметить также некоторые ароматические углеводороды и их соединения, свинец, фтор, марганец, многие пестициды и гербициды.

С точки зрения специфического и неспецифического влияния на щитовидную железу могут быть оценены и физические факторы техногенного происхождения, к которым относятся электромагнитные и тепловые воздействия, вибрация, шум, радиационные воздействия и целый ряд других. Техногенные физические поля представляют собой передачу энергии от объектов источников через некую промежуточную среду к объекту воздействия. Суммарный потенциал техногенных физических полей по величине обычно превосходит по-тенциал полей естественного происхождения, к которым живые организмы уже адаптированы. В связи с этим физические факторы в современных условиях способны выступать в роли мощных стрессоров и специфических негативных воздействий для органов и систем живых организмов.

Примером неспецифического негативного влияния на тиреоидную систему могут служить изменения, вызываемые в щитовидной железе длительным действием вибрации и шума при их надпороговой интенсивности. Экспериментально доказано, что эти физические факторы вызывают в тиреоидной системе последовательную цепь функциональных изменений, характерных для реакции неспецифической адаптации (функциональное напряжение – функциональное равновесие – функциональная недостаточность). Длительное действие указанных факторов значительной интенсивности приводит к морфологическим изменениям в щитовидной железе, которые чаще всего проявляются развитием тиреоидной гиперплазии (В.М.Макотченко с соавт., 1985).

Среди физических факторов, способных оказывать специфическое действие на щитовидную железу, можно назвать электромагнитные волны в диапазоне радиочастот (высокой, ультравысокой и сверхвысокой частот). Микроволны способны нарушать нормальное функционирование органа за счет изменений в системе гипоталамо-гипофизарной регуляции, а также оказывать прямое повреждающее воздействие на тиреоидную ткань (В.М.Макотченко с соавт., 1985).

Наиболее характерным примером специфического влияния на щитовидную железу физических факторов могут служить радиационные воздействия. Внешнее влияние ионизирующей радиации, инкорпорация радиоактивных изотопов йода приводят, с одной стороны, к резкому снижению гормонообразовательной функции щитовидной железы, с другой стороны, к активизации процессов пролиферации фолликулярного эпителия с развитием в отдаленные сроки после облучения метаплазии и малигнизации тиреоидного эпителия.

Таким образом, в современных условиях тиреоидная система человека испытывает широкий спектр специфических и неспецифических воздействий разнообразной природы. Многочисленными исследованиями было продемонстрировано, что проживание в условиях хронического техногенного стресса способствует развитию зобной трансформации (De Groot L.J., 1983, Л.А.Лисенкова с соавт., 1992, В.Б.Поярков, О.В.Терпугова, 1994). При этом у населения в условиях более или менее выраженного негативного действия антропогенных факторов могут формироваться как выраженные формы зобной трансформации (узловые, смешанные зобы, аутоиммунные тиреоидиты), так и диффузные формы увеличения щитовидной железы начальных степеней. Встает вопрос, как расценивать эти изменения, происходящие в тиреоидной ткани, если они являются прямым следствием участия щитовидной железы в защитно приспособительных реакциях организма.

Аналогичная проблема возникает при попытке трактовать патофизиологическую сущность увеличения щитовидной железы в условиях хронического йододефицита в окружающей среде. На протяжении многих лет в литературе высказываются противоположные мнения по вопросу о том, является ли болезнью эндемическая гиперплазия щитовидной железы, или же это проявление компенсаторных механизмов местной авторегуляции на уровне тиреоидной системы. Решение этой проблемы имеет огромное значение для разработки единой врачебной тактики при этих состояниях. В настоящее время сторонники патологической сущности эндемической гиперплазии настаивают на активной лечебной тактике, приводя в качестве одного из аргументов данные о многообразных функциональных изменениях в различных органах и системах, сопровождающих диффузное увеличение щитовидной железы I – II степени. В свою очередь авторы, придерживающиеся мнения о компенсаторной сущности тиреоидной гиперплазии, отстаивают необходимость выжидательной тактики при этом состоянии.

Согласно определению Г.Селье, стрессом можно называть лишь однотипную нейро-эндокринную реакцию, развивающуюся в тех случаях, когда действие раздражителя не может быть компенсировано на уровне местной авторегуляции. Исходя из этого, к категории стрессоров относятся лишь те негативные воздействия, которые, нарушая гомеостаз, в обязательном случае запускают стереотипный комплекс неспецифических защитно-приспособительных реакций – то есть, общий адаптационный синдром. Вместе с тем Г.Селье отмечает, что любой стрессор обладает так называемой специфичностью не только потому, что может запускать реакции специфической адаптации, но и потому, что способен вызывать специфические изменения гомеостаза на уровне чувствительных органов и систем. При этом автор не исключает, что действие любого специфического фактора может негативно сказываться и на состоянии всего организма в целом, не достигая при этом стрессового уровня (Г.Селье, 1960).

Исходя из вышесказанного, очевидно, что дефицит йода в природной среде является не стрессором, а лишь негативным фактором, реализующим свое специфическое действие на уровне тиреоидной системы. Поэтому к изменениям, происходящим в щитовидной железе на фоне хронической йодной недостаточности, правомерно подходить с позиций реакции специфической адаптации, но не стресса. Здесь следует напомнить, что неотъемлемыми признаками адаптивных процессов являются их направленность на поддержание гомеостаза и, что очень важно, - их обратимый характер.

Согласно общепризнанным представлениям, в процессе формирования эндемической гиперплазии тиреоидная система проходит ряд последовательных функциональных и морфологических изменений. В ответ на дефицит йода, который приводит к снижению синтеза тиреоидных гормонов, усиливается выработка тиреотропного гормона гипофизом. В результате повышается интенсивность захвата йода щитовидной железой из крови и скорость секреции кормонов. Наряду с этим возрастает относительный уровень синтеза более активного трийодтиронина. Все эти изменения предотвращают развитие гипотиреоза, то есть направлены на поддержание гомеостаза. С другой стороны эти изменения являются абсолютно обратимыми. Восстановление нормального йодного баланса приводит к восстановлению исходных соотношений гормонов системы гипофиз – щитовидная железа, то есть возвращает систему в исходное состояние. Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что эта стадия формирования эндемической тиреоидной гиперплазии является классическим проявлением реакции адаптации.

В дальнейшем сохраняющаяся избыточная стимуляция со стороны гипофиза приводит к развитию пролиферативных процессов в щитовидной железе. Тиреоидная гиперплазия бесспорно носит черты компенсаторности в виду того, что, обеспечивая эутиреоидное состояние, также направлена на поддержание гомеостаза. Однако, обратимость этого процесса не всегда абсолютна. Исследованиями В.С.Прокопчука (1980) доказано, что нарушения нормальных взаимоотношений между паренхимой и стромой щитовидной железы могут возникать уже на ранних стадиях тиреоидной гиперплазии. Выраженность этих нарушений прямо пропорциональна выраженности и стажу пролиферативных процессов в тиреоидной паренхиме. В этой связи гиперплазия щитовидной железы, существующая на протяжении определенного времени (индивидуального для каждого конкретного лица), может сохраняться и после восстановления нормального содержания йода в пищевых цепях. Иными словами, эндемическое увеличение щитовидной железы I – II степени, формируясь как компенсаторная реакция, уже не может в полной мере быть причислено к реакции адаптации. Этот вывод подтверждается еще и тем, что, по данным В.С.Прокопчука, несостоятельность стромального компонента тиреоидной гиперплазии приводит к неполноценности ее компенсаторной функции, в виду поражения гистогематического барьера щитовидной железы, срывающего достигнутый гормональный гомеостаз.

Исходя из вышесказанного, представляется более обоснованный рассматривать эндемическую гиперплазию щитовидной железы как проявление перенапряжения специфических компенсаторных механизмов на уровне тиреоидной системы. Тот факт, что диффузное увеличение щитовидной железы I – II степени, как правило, сопровождается разнообразными функциональными нарушениями со стороны других органов и систем, подтверждает предположение, что действие специфического фактора может негативно сказываться и на состоянии организма в целом, особенно в условиях перенапряжения специфических компенсаторных механизмов. Такой подход делает очевидной необходимость активной лечебно-профилактической тактики в отношении эндемической тиреоидной гиперплазии. Наиболее эффективным представляется сочетание индивидуальных доз тиреоидных препаратов с мероприятиями по восстановлению нормального содержания йода в пищевых цепях населения эндемичных регионов.

Во многом сходную патофизиологическую сущность имеет гиперплазия щитовидной железы, развивающаяся в условиях хронической интоксикации веществами техногенного происхождения. Рассмотрим ситуацию, в которой негативное воздействие на организм оказывают загрязнители атмосферы, не обладающие специфическим струмогенным действием. Избыточная концентрация этих веществ в воздушном бассейне может рассматриваться в качестве стрессора, так как любая интоксикация запускает в организме комплекс неспецифических защитно-приспособительных реакций. Повышение функциональной активности щитовидной железы, происходящее в рамках общего адаптационного синдрома, является в этом случае типичным проявлением реакции адаптационного характера (направлено на поддержание гомеостаза, имеет обратимый характер). Длительное или слишком интенсивное действие стрессора приводит к истощению защитно-приспособительных механизмов, в том числе – к функциональному истощению щитовидной железы. Важно подчеркнуть, что снижение функциональной активности щитовидной железы при длительном действии стрессирующего фактора наступает значительно раньше, чем в других органах, участвующих в реализации общего адаптационного синдрома (А.И.Робу, 1982). Морфо-функциональные особенности тиреоидной системы способствуют тому, что угнетение функции щитовидной железы неизбежно приводит к формированию зобной трансформации. Первоначально, как и в условиях хронического йододефицита, развивается гиперплазия щитовидной железы, которая отчасти продолжает носить черты компенсаторного процесса. Позднее, вследствие нарушения нормальных взаимоотношений между паренхимой и стромой, развиваются выраженные формы зобной трансформации.

Клинические наблюдения демонстрируют значительно большую выраженность функциональных нарушений со стороны других органов и систем (нервной, сердечно-сосудистой, половой) на фоне выраженных форм зобной трансформации по сравнению с гиперплазией щитовидной железы. Отчасти это может быть связано с переходом общего адаптационного синдрома в стадию истощения, при которой угнетение функциональной активности наблюдается не только в щитовидной железе, но и в других органах адаптации.

Таким образом, начинаясь в рамках реакции неспецифической адаптации, морфо-функциональные изменения, происходящие в щитовидной железе в условиях техногенного стресса, заканчиваются грубыми нарушениями структуры и функции органа. Очевидно, что в этой ситуации мы сталкиваемся с одним из проявлений так называемой болезни адаптации. Согласно определению, данному Г.Селье (1960), причиной такой болезни служит не строго определенный фактор внешней среды, а дисбаланс механизмов неспецифической адаптации. Подход к выраженным формам зобной трансформации с позиций болезни адаптации во многом объясняет полиэтиологический характер эндемического зоба, отмеченный многочисленными исследователями (В.И.Кандрор, 1988, В.В.Талантов, 1989).

Морфо-функциональные изменения в щитовидной железе могут быть следствием множества причин, в то время как ведущие патогенетические механизмы их развития принципиально однотипны и связаны с активным участием тиреоидной системы в реализации защитно-приспособительных реакций организма. Взгляд на выраженные формы зобной трансформации как на проявления болезни адаптации в какой-то мере объясняет и многообразие форм тиреоидной патологии, развивающихся в условиях техногенного стресса. Ранее было отмечено, что снижение функции щитовидной железы в ходе реализации общего адаптационного синдрома происходит на фоне сохраняющейся высокой функциональной активности других эндокринных органов, принимающих участие в защитно-приспособительных реакциях организма. Общеизвестно, что к числу основных стрессорных гормонов относятся клюкокортикоиды и, во многом являющийся их антагонистом, соматотропный гормон (СТГ). В некоторых организмах в стрессовых ситуациях происходит стабильный сдвиг равновесия адаптивных гормонов в сторону анаболических (типа СТГ) или катаболических (типа глюкокортикоидов) соединений. В первом случае (преобладание СТГ), согласно существующей гипотезе (В.Б.Розен, 1984), в организме проявляется тенденция к развитию гиперергических заболеваний. Нетрудно предположить, что в подобной ситуации с большей вероятностью будут развиваться аутоиммунные тиреоидиты. Во втором случае (преобладание глюкокортикоидов) при стрессе появляется склонность к дистрофическим процессам, поэтому вероятнее формирование узловых и смешанных зобов.

В ходе развития выраженных форм зобной трансформации на фоне природного йододефицита реализуются патогенетические механизмы, сходные с таковыми при хронической техногенной интоксикации. Поэтому концепция болезней адаптации может быть в определенном смысле распространена на узловые и смешанные формы эндемического зоба. Однако важно подчеркнуть, что при изолированном действии фактора природного йододефицита срабатывают, как правило, механизмы специфической адаптации, а не общий адаптационный синдром. В этой связи выраженные формы зобной трансформации в условиях эндемичного региона с относительно высокой степенью комфортности окружающей среды могут быть отнесены исключительно к категории болезней специфической адаптации.

Особо необходимо остановиться на ситуации, при которой зобная трансформация развивается на фоне действия специфических струмогенных факторов техногенной природы (специфические струмогены). Вы-сокая (суммарная) концентрация этих веществ во внешней среде безусловно выступает в качестве стрессора для всего организма, то есть, нарушая гомеостаз, запускает стереотипный комплекс неспецифических защитно-приспособительных реакций. Роль щитовидной железы в реализации общего адаптационного синдрома в этом случае стандартна. Стандартны и морфо-функциональные изменения, которым подвержена тиреоидная система. Однако отличительной чертой специфических струмогенов является их способность, наряду со стрессовым, оказывать специфическое негативное действие на щитовидную железу и органы ее регуляции. В результате тиреоидная сфера начинает испытывать двойное напряжение, следствием чего, естественно, становится более ранний срыв адаптации и развитие болезни адаптации – выраженной формы зобной трансформации.

Очевидно, что формирование узловых, смешанных зобов, аутоиммунных тиреоидитов при хроническом действии на организм повышенных концентраций специфических струмогенов происходит чаще и быстрее, чем на фоне хронического йододефицита при условии, что каждый из этих струмогенных факторов действует изолированно. Дефицит йода в биогеохимических цепях – это специфический струмогенный фактор, но не стрессор. В ответ на его действие развивается реакция специфической адаптации со стороны тиреоидной системы, но не общий адаптационной синдром. Повышенные концентрации специфических струмогенов во внешней среде – это одновременно и специфический струмогенный фактор, и стрессор. В ответ на действие этого фактора развивается и реакция специфической адаптации со стороны тиреоидной системы, и стрессовая реакция.

При анализе последствий действия на организм различных негативных факторов нельзя недооценивать и исторический возраст каждого из них. Общеизвестно, что у некоторых животных обнаруживаются генетически детерминированные особенности протекания адаптивных процессов. Различия в реакциях адаптации, обусловливающие разную приспособляемость, являлись объектом направленного отбора в эволюции. С этих позиций можно дать дополнительное объяснение тому факту, что зобная трансформация, развивающаяся на фоне природного йододефицита, реже достигает выраженных форм, чем при хроническом стрессировании организма техногенными факторами среды. Очевидно, что недостаток йода в биогеохимических цепях в качестве негативного фактора имеет значительно больший исторический возраст, чем антропогенные нагрузки на природную среду. Поэтому к фактору природного йододефицита в ходе эволюции сформировались более стойкие механизмы адаптации.

Наибольшее распространение зобной трансформации вообще и выраженных ее форм в частности наблюдается в условиях одновременного действия природного йододефицита и повышенных концентраций загрязняющих веществ, особенно специфических струмогенов в окружающей среде. (В.Б.Поярков, О.В.Терпугова, 1994). В этом случае тиреоидная система одновременно оказывается вовлеченной и в разнообразные реакции специфической адаптации, и в общий адаптационный синдром. Естественно, что в подобных условиях функциональное истощение щитовидной железы наступает значительно раньше и достигает большей степени выраженности, что и приводит к формированию выраженных форм зобной трансформации у значительной части местного населения.

При стрессе в фазу резистентности устанавливается повышенная сопротивляемость организма, которая носит общий, неспецифический характер. Тем самым обеспечивается повышенная устойчивость к действию раздражителей различной природы, в том числе и отличающихся по природе от первоначального стрессора. Однако, в ряде случаев отсутствует перекрестная резистентность и, более того, наблюдается перекрестная сенсебилизация, при которой резистентность к определенному агенту сопровождается повышенной чувстительностью к другому фактору (В.Б.Розен, 1984). Не исключено, что в подобной ситуации мы сталкиваемся с проявлениями истощения резерва адаптации. В этой связи заслуживают внимания наблюдения над уровнями заболеваемости зобом у взрослого и детского населения крупных индустриальных центров, расположенных на территориях с различной йодообеспеченностью природной среды. Подобные сравнительные исследования были выполнены авторами среди жителей г.Ярославля (средний уровень йододефицита в биогеохимических цепях), и г.Ухты (район нормальной йодообеспеченности). В результате было установлено, что показатели заболеваемости зобом у взрослых в условиях сочетанного действия природного йододефицита и выраженной техногенной нагрузки значительно уступают таковым у взрослых, проживающих в условиях хронического техногенного стресса при нормальном содержании йода в пищевых цепях. Заболеваемость зобом у детей на этих территориях имеет прямо противоположные тенденции.

Полученные результаты позволяют предположить следующее. Механизмы адаптации взрослого человека имеют устойчивый характер, поэтому вероятнее, что при стрессе в условиях одновременного действия нескольких негативных факторов у взрослых чаще проявляется перекрестная резистентность. Детский организм характеризуется незавершенностью анатомического и физического развития, низким уровнем функционирования биохимических систем. Так, в частности, активность микросомальных ферментов, обеспечивающих биотрансформацию ксенобиотиков, у детей ниже, чем у взрослых. Значительно меньше в детском организме выражены резервные возможности процессов энергообразования в клетках адаптивных систем. Все это определяет неустойчивый характер механизмов адаптации у детей. Поэтому у этой категории населения при стрессе в условиях одновременного действия нескольких негативных факторов, скорее можно ожидать проявлений перекрестной сенсебилизации.

Подход к тиреоидной патологии с позиций теории адаптации позволяет объяснить выравнивание показателей заболеваемости зобом у мужского и женского населения, отмеченное на многих урбанизированных территориях. в условия современного города тиреоидная сфера в большей или меньшей степени оказывается вовлеченной в неспецифические защитно-приспособительные реакции организма. Включение тиреоидной системы в реализацию общего адаптационного синдрома происходит вне зависимости от половой принадлежности. Половые различия в большей степени проявляются в устойчивости щитовидной железы и органов ее регуляции к хроническому перенапряжению функциональных возможностей в условиях хронического стресса. Большая предрасположенность женского организма к развитию заболеваний щитовидной железы проявляется в условиях урбанизации в том, что у женщин достоверно чаще, чем у мужчин, встречаются выраженные формы зобной трансформации (смешанный зоб, узловой зоб, аутоиммунный тиреоидит). Подобная ситуация свидетельствует о меньших резервных возможностях тиреоидной системы женщин в условиях хронического функционального перенапряжения.

Методологический подход к проблеме патогенеза зобной трансформации с позиций теории адаптации позволяет объединить множество иногда противоречивых этиологических теорий эндемического зоба. Так, становится понятным, почему зобная трансформация может наблюдаться как при недостаточном, так и при избыточном содержании одних и тех же химических элементов в природной среде, что неоднократно было отмечено в исследованиях в области геохимической экологии эндемического зоба (И.Д.Левит, 1977). Недостаток микро- или макроэлемента может выступать в качестве специфического негативного фактора для щитовидной железы, в то время как его избыток – в роли неспецифического или специфического стрессора. Тем самым удается по новому взглянуть на широко известный закон Арндта-Шульца, согласно которому, малые дозы вещества возбуждают деятельность живых элементов, средние – усиливают, сильные – тормозят, а очень сильные – парализуют. Очевидно, что вышеназванный ряд отражает не что иное, как стадии развития общего адаптационного синдрома.

Наглядной иллюстрацией правомерности предложенного методологического подхода является и широко освещенная в литературе роль неблагоприятных санитарно-гигиенических и социально-бытовых условий жизни в этиологии эндемического зоба (Л.А.Пальмова, 1971). Не вызывает сомнения тот факт, что плохие условия жизни вызывают хроническое перенапряжение механизмов адаптации, что закономерно приводит к развитию зобной трансформации, даже в случае неспецифического характера действия на тиреоидную сферу первичных негативных факторов.

Вскрытие адаптивной сущности процессов, заканчивающихся зобной трансформацией, позволяет по-новому взглянуть на понятие «эндемический зоб». Согласно общепринятому представлению, эндемический зоб есть прогрессирующее увеличение щитовидной железы, наблюдающееся у большого контингента населения в географических районах с дефицитом йода во внешней среде (В.В.Потемкин, 1986). Вместе с тем, термин «эндемический» имеет значительно более широкое смысловое значение. Исходя из определения, к категории эндемических болезней относится любое заболевание, которое на протяжении длительного времени отмечается в пределах ограниченной территории и обусловлено определенными природными и социальными условиями данной местности. Согласно этому определению, эндемическим зобом может быть названа зобная трансформация, развивающаяся у жителей промышленного центра с высоким уровнем техногенной нагрузки на компоненты природной среды и нормальным содержанием йода в естественных биогеохимических цепях. На этом же основании эндемическим зобом можно назвать и тиреоидную патологию, развивающуюся у жителей территорий, загрязненных радионуклидами, при нормальной йодообеспеченности природной среды.

Представляется более правильным, оценивая характер заболеваемости зобом у жителей конкретной территории как эндемический, указывать причинную обусловленность данной эпидемиологической ситуации. Так, эндемический зоб в традиционном представлении, может быть охарактеризован как «йододефицитный». К зобной трансформации, развивающейся на фоне значительной техногенной нагрузки на природную среду, применимо определение «экологозависимой».

Из полиэтиологической сущности зобной трансформации вытекает вопрос о степени значимости отдельных струмогенных факторов для формирования заболеваний щитовидной железы в современных условиях. Следует подчеркнуть, что в каждом конкретном случае уровень так называемой «струмогенной значимости» одного и того же фактора, сугубо индивидуален. Он определяется как интенсивностью проявлений самого фактора, так и особенностями «струмогенной ситуации» в целом. Важное значение имеет и характер выборки населения, для которой определяется степень струмогенного риска.

Подводя итог, следует подчеркнуть, что активное участие щитовидной железы в реакциях специфической и неспецифической адаптации обусловливает развитие транзиторного или стойкого гипотиреоза. Именно гипотиреоз является ведущим звеном патогенеза зобной трансформации в условиях сочетанного действия различных экзогенных и эндогенных факторов. В связи с этим, представляется рациональным именно на решение проблемы гипотиреоза направлять комплекс мероприятий по профилактике заболеваний щитовидной железы в эндемичных регионах, особенно у жителей крупных промышленных центров. Тем более, что решение проблемы йододефицита, как изолированно взятого этиологического фактора эндемического зоба, не приносит стойкого положительного результата в борьбе с тиреоидной патологией. Недостаточная эффективность противозобных мероприятий, направленных на ликвидацию отдельно взятых этиологических факторов, связана с универсальным характером зобной трансформации в качестве проявления стадий напряжения и срыва специфической и неспецифической адаптации. Только комплексный подход к проблеме профилактики заболеваний щитовидной железы, основанный на патогенетических принципах, может привести к стойкому снижению напряженности эндемического процесса при условии непрерывности и последовательности проводимых мероприятий.


^

Библиографический список





  1. Кандрор В.И. Эутиреоидный зоб: аутоиммунный компонент патогенеза. // Проблемы эндокринологии. – 1988. Т. 34, № 1. С. 34-40.

  2. Левит И.Д. Эндемический зоб. // Руководство по клинической эндокринологии. / Под ред. В.Г.Баренова. – Л., 1977. С. 428-442.

  3. Лисенкова Л.А., Максимова Е.А., Гуляев А.И. и др. Структура тиреоидной патологии у детей, проживающих в неблагоприятных экологических условиях. // Проблемы эндокринологии. – 1992. – Т. 38. - № 4. С. 22-23.

  4. Макотченко В.М., Сонкин И.С., Цюхно З.И. Эндокринная система при профессиональных заболеваниях. – Киев, 1985. – 157 с.

  5. Пальмова Л.А. Специфические и неспецифические факторы в этиологии и профилактике эндемического зоба: Автореф. дис. … д-ра мед. наук. – Горький, 1971. – 24 с.

  6. Потемкин В.В. Эндокринология. – М., 1986. – 430 с.

  7. Поярков В.Б., Терпугова О.В. Особенности распространения патологии щитовидной железы в Ярославле – крупном промышленном центре эндемичного региона. // Известия Академии наук СССР: серия географическая. – 1994, № 4. С. 99-104.

  8. Прокопчук В.С. Морфогенез эндемического зоба. Автореф. дис. … д-ра мед. наук. – М., 1980. – 35 с.

  9. Робу А.И. Взаимоотношения эндокринных комплексов при стрессе. – Кишинев, 1982. – 180 с.

  10. Розен В.Б. Основы эндокринологии. – М., 1984. – 336 с.

  11. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме: Пер. с англ. – М., 1960. – 128 с.

  12. Талантов В.В. Эндемический зоб. Сущность. Экология и генетика в этиологии. Дефиниция. // Проблемы эндокринологии. – 1989. Т. 35, № 4. С. 43-45.

  13. De Groot L.J., Rue P.A. Pathophysiologic control of nuclear triiodothyronine receptor capacity. // Acta Endocrinol. (Copenh.). 1983. – Suppl. 104. P 57-63.





Скачать 257.82 Kb.
оставить комментарий
Дата23.09.2011
Размер257.82 Kb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх