Торговля на благо человеческого развития глава 1 icon

Торговля на благо человеческого развития глава 1


1 чел. помогло.
Смотрите также:
3. Международная торговля и внешнеторговая политика...
3. Международная торговля и внешнеторговая политика...
Романс «Утро туманное» (В. Абаза И. Тургенев)) Каждая эпоха...
Сказка о тех, кто...
1. Межд, внешня, услуги (торговля)...
Доклад посвящён анализу мифологем, связанных с формированием постиндустриального общества...
Программа факультатива «обучение и развитие общечеловеческих ценностей»...
Б. Л. Кузнецов Камская государственная инженерно-экономическая академия Несмотря на...
Рабочая программа дисциплины “Экономика предприятия (торговЛя)” для специальности 060800...
Основные понятия...
Библиографический список литературы...
Ство • юность • взрослость • старость под общей редакцией а. А...



страницы: 1   2   3   4
вернуться в начало

^ Способствует ли либерализация торговли экономическому росту и человеческому развитию?


Для расширения торговли, как правило, рекомендуется ее либерализация. Многочисленные утверждения о пользе открытой торговли сформированы на основе обширных публикаций на эту тему. Однако данные, приводимые в такой литературе, далеко неоднозначны. Не существует убедительных доказательств того, что либерализация торговли всегда ассоциируется с экономическим ростом.10 Поэтому нет и фактов, свидетельствующих в пользу того, что либерализация торговли всегда способствует развитию человеческого потенциала.


Показательны в этом смысле примеры Вьетнама и Гаити. Начиная с середины 1980-х годов, во Вьетнаме был взят курс на поэтапное проведение экономических реформ на основе программы, имеющей две задачи. В стране действует система государственной торговли, установлена государственная монополия на импортные операции, введены количественные ограничение и высокие ставки тарифов (30–50%) на импорт сельскохозяйственной и промышленной продукции, при этом страна не является членом ВТО. Тем не менее Вьетнам добился феноменальных успехов. Начиная с середины 1980-х годов, ежегодные темпы роста ВВП составили в среднем 8%, резко сократился уровень бедности, опережающими темпами росли объемы торговли, в страну хлынули инвестиции. И, не взирая на наличие высоких торговых барьеров, Вьетнам быстро интегрировался в мировую экономику.


Тем временем на Гаити в период с 1994-го по 1995 г. была предпринята масштабная либерализация торговли, осуществлено резкое снижение ставок импортных пошлин до максимального уровня в 15%, ликвидированы все количественные ограничения (US Department of State, 1999 г.). Но экономического роста не произошло, при этом социальное положение населения ухудшилось. И несмотря на то, что Гаити является членом ВТО, реальной интеграции в мировую экономику не произошло.


Из приведенных выше двух примеров можно сделать два вывода. Во-первых, курс на достижение развития и поддержка целостной стратегии экономического роста значат гораздо больше, чем либерализация торговли, даже если принятая стратегия идет вразрез с «просвещенными», но стандартными подходами к экономическим реформам.11 Во-вторых, интеграция в мировую экономику является итогом, а не предпосылкой успешной стратегии роста. Вьетнам, с его протекционизмом, демонстрирует более высокие темпы интеграции в глобальную экономику, чем открытая экономика Гаити, поскольку во Вьетнаме экономика развивается, а на Гаити этого не происходит.


Приведенные выше примеры свидетельствуют об ошибочном подходе к макроэкономическому анализу, который, к сожалению, получил широкое распространение. Во Всемирном банке принято подразделять развивающиеся страны на те, которые интегрируются в мировую экономику, и те, которые не добились в этом успеха. Основой такой оценки являются темпы роста торгового оборота анализируемых стран, при этом аналитик стремится получить ответы на следующие вопросы: «Растут ли доходы более быстрыми темпами?», «Наблюдается ли снижение уровня бедности более быстрыми темпами?», «Наблюдается ли ухудшение системы перераспределения доходов?». Как правило, ответ на первые два вопроса положительный, а на третий – отрицательный. Однако на примере Вьетнама и Гаити обнаруживается неэффективность такого подхода. Объем товарооборота – это результат действия многих факторов, включая такой важнейший фактор, как эффективность экономики страны в целом. И государство не в состоянии осуществлять над ними непосредственный контроль. А вот регулировать торговые отношения государство может, например, путем установления тарифных и нетарифных барьеров, членства в ВТО, выполнения условий соглашений ВТО и т. д. Поэтому уместно задать следующий вопрос: «Действительно ли в результате проведения политики открытой торговли должны ускориться темпы роста экономики, резко снизиться бедность или повыситься уровень человеческого развития?».


Результаты межстранового анализа не дают оснований утверждать, что между средним уровнем тарифных и нетарифных барьеров и показателями экономического роста имеется устойчивая связь. Несмотря ни на что, данные за 1990-е гг. указывают на положительную, хотя и статистически незначительную, корреляцию между уровнем тарифов и экономическим ростом (рис. 1.2).Отмечается лишь одна устойчивая корреляция – государство ликвидирует торговые барьеры по мере того, как оно становится богаче. Этим и объясняется тот факт, что, за редким исключением, экономический рост промышленно развитых стран обеспечивался торговыми барьерами, уровень которых в настоящее время достаточно низок. Отсутствие прочной позитивной корреляции между политикой открытой торговли и экономическим ростом может вызвать недоумение, поскольку принято считать, что либерализация торговли ведет к экономическому росту. И, действительно, в экономической литературе приводится множество межстрановых исследований, по результатам которых делается вывод о том, что рост экономики и динамика этого роста тесно увязаны с либерализацией торговли. Например, известные исследователи Сакс и Уорнер (1995 г.) пришли к выводу, что страны с открытой экономикой (по определению авторов) ежегодно росли на 2,4% быстрее, чем страны с закрытой экономикой, т.е. разница между этими странами просто огромная. Без этих исследований, такие организации, как Всемирный банк, Международный валютные фонд, ВТО были бы не в состоянии так упорно отстаивать разработанные ими стратегии развития, основанные на политике открытой торговли.


Однако выводы таких исследований некорректны. Например, в своей работе Сакс и Уорнер разделили страны на государства с «открытой» и «закрытой» экономикой не в соответствии с проводимой этими странами торговой политикой, а, главным образом, в соответствии с показателями, имеющими отношение к политике курса валют, и по их расположению в Африке к югу от Сахары. Произошло смешение макроэкономики, географического расположения стран, институтов и торговой политики. Указанная классификация настолько прочно коррелируется с альтернативными переменными, которые представляются довольно правдоподобными и легко объяснимыми – макроэкономической нестабильностью, малоэффективными институтами, местонахождением в Африке, – что вывести по результатам данного эмпирического анализа какую-либо прочную зависимость между экономическим ростом и степенью открытости торговли не представляется возможным (Rodriguez and Rodrik, 2001 г.).


Эта проблема встречается во многих работах. Анализируя наиболее авторитетные исследования (Dollar, 1992; Ben-David, 1993; Edwards, 1998; Frankel and Romer, 1999; Sachs and Warner, 1995), Родригес и Родрик (2001 г.) выявили, что выводы указанных исследований не соответствуют их фактическим результатам. Одной из наиболее распространенных ошибок является неверное установление связи между макроэкономическим фактором (завышенный курс местной валюты или макроэкономическая нестабильность) или географического положениям страны (в тропиках) с торговой политикой. При устранении вышеуказанных недостатков, между торговыми барьерами и экономическим ростом никакой значимой корреляции не обнаруживается ((Helleiner, 1994 г.).


На самом деле, зависимость между торговой политикой и экономическим ростом создается, скорее всего, целым рядом внешних и внутренних факторов. Ключом к ее выявлению конечно может служить тот факт, что во многих нынешних промышленно развитых странах в период их развития существовали высокие тарифные барьеры, снижение которых стало лишь следствием экономического роста. Более того, современная теория эндогенного экономического роста не дает однозначного ответа на вопрос, способствует ли либерализация торговли экономическому росту. Ведь развитие экономики зависит от того, стимулируют ли факторы сравнительного преимущества использование ресурсов той или иной страны на развитие таких видов деятельности, которые обеспечивают долгосрочный рост (проведение НИОКР, расширение номенклатуры продукции, повышение ее качества и т.д.) или отвлекают ресурсы от таких видов деятельности.


Ни одной стране не удалось обеспечить экономический рост в отрыве от международной торговли и долгосрочного притока капитала. И лишь в нескольких странах удалось добиться долгосрочного экономического роста без увеличения доли иностранной торговли в валовом национальном продукте этих стран. Наиболее убедительным свидетельством наличия механизма, связывающего расширение торговли с экономическим ростом в развивающихся странах, является то, что импортируемые средства производства будут, скорее всего, гораздо дешевле отечественных. Меры, направленные на ограничение импорта средств производства и повышение цен на аналогичные товары отечественного производства, таким образом сокращая реальные инвестиции, - следует вообще-то рассматривать как нежелательные, хотя при этом не исключается возможность оказания адресной поддержки новым предприятиям в отдельных отраслях, производящих средства производства. В свою очередь, большое значение приобретает экспорт, так как выручка от экспорта дает возможность приобретать по импорту товары производственного назначения.


Но справедливо также и то, что ни одной стране мира не удалось обеспечить своего развития лишь за счет открытия этих стран для иностранной торговли и инвестиций. Секрет успеха кроется в том, чтобы за счет умелого сочетания преимуществ, предлагаемых глобальными рынками, и реализации стратегий внутреннего инвестирования и институционального развития стимулировать формирование отечественной предпринимательской среды. Весь опыт успешного экономического развития последних десятилетий (страны Восточной Азии, начиная с 1960-х, Китая и Индии с начала 80-х годов прошлого века) свидетельствует о том, что в этих странах снятие ограничений на импорт и иностранные инвестиции происходило постепенно.


Особенно показателен в этом плане пример Китая и Индии. Обе страны являются крупными державами, которые добились впечатляющих экономических успехов, и их часто приводят в качестве примеров того, чего можно добиться, проводя политику открытой торговли (см. Stern , 2000 г. стр. 3). Однако в реальности все не так просто. В Китае и Индии основные реформы в области торговли были осуществлены примерно через десять лет после того, в этих странах темпы экономического роста ускорились. Более того, и в Индии и в Китае торговые ограничения являются самыми высокими в мире. В Китае начало экономическому развитию было положено в конце 1970 гг. Однако серьезная либерализация торговли стала осуществляться гораздо позже – во второй половине 80-х и начале 90-х – когда темпы экономического роста стали гораздо более высокими.


В Индии экономика стала развиваться более быстрыми темпами в начале 1980-х, а к серьезным реформам в области торговли страна приступила лишь в 1991-1993 гг. Фактически, в период экономического бума (1980 гг.) уровень тарифов был выше, чем в 1970-х, когда темпы экономического развития были ниже (рис. 1.3). И хотя в Индии тарифы не относятся к категории самых жестких торговых ограничений, они дают довольно точное представление о развитии мер регулирования торговли в этой стране.


В 1980-х и в начале 1980-х Индия и Китай участвовали в международной торговле и в соответствии с этим показателем они относятся к категории «стран - глобалистов». Но главный вопрос заключается не в том, что торговля – это хорошо или плохо. В странах с высокими темпами роста торговля составляет все возрастающую долю ВВП. Необходимо определить правильную последовательность мер государственного регулирования и приоритетность глубокой либерализации торговли на начальном этапе процесса экономических реформ. Из опыта Китая и Индии следует, что предпочтение следует отдавать постепенному и поэтапному подходу.


Здесь главное не то, что защита торговли по природе своей предпочтительней ее либерализации. Действительно, из опыта экономического развития последних пятидесяти лет можно привести отдельные факты, свидетельствующие о том, что экономика стран, в которых предпочтение отдается внутреннему развитию, растет быстрее, чем экономика стран с открытым режимом торговли. Однако преимущества политики открытой торговли значительно преувеличены. Масштабная либерализация торговли сама по себе не может обеспечить высоких темпов экономического развития, а посему она просто не заслуживает того внимания, которое уделяется этому компоненту в стратегиях развития, навязываемых ведущими международными институтами.12 По утверждению Хелейнера (2000 г., стр. 3), мало кто из ведущих аналитиков или правительств развивающихся стран подвергают сомнению ту положительную роль, которую играет международная торговля или приток инвестиционного капитала в развитии экономики или в развитии в целом. Как можно отрицать насущную необходимость глубокой интеграции в глобальную экономику? Споры ведутся не о пользе или вреде интеграции, а о проводимой политике и ее приоритетах: «…Вовсе не очевидно утверждение, что (1) проведение дальнейшей либерализации внешней торговли («открытость») отвечает интересам каждой страны во всех ее аспектах, или что (2) в условиях нарастания масштабов глобальной экономики, больше всего в настоящее время требуется свод единых глобальных правил, которые бы во все большей степени содействовали устранения ограничений для участников глобального рынка».


^ Способствует ли либерализация торговли гендерному равноправию?


В развитых странах результаты влияния либерализации торговли на уровень гендерного равноправия неоднозначны.13 Главным результатом расширения торговли является увеличение занятости женщин. Однако отмечены и другие положительные стороны, включая увеличение уровня потребления и совершенствование законодательства (Gammage and Fernandez, 2002 г.). Помимо изменения гендерной структуры рабочей силы (структурный эффект), повышение эффективности торговой политики ведет к изменению условий труда (компенсационный эффект ). В результате либерализации торговли изменение занятости женщин происходит двумя путями. Во-первых, женский труд, как правило, сконцентрирован на определенных предприятиях и в определенных отраслях. Усиление международной конкуренции приводит к развитию отраслей, где практикуется женский труд, и к сокращению доли тех отраслей, где большинство работающих составляют мужчины (Elson, 1996 г.). Во-вторых, усиление конкуренции, дерегулирование и макроэкономика предложения заставляют работодателей искать более гибкие источники трудовых ресурсов. В связи с тем, что женская занятость по сравнению с мужской характеризуется более низким уровнем оплаты труда и менее жесткими требованиями к условиям работы, наблюдается замещение мужского труда женским, увеличивая, таким образом, уровень занятости женщин (Standing, 1989 г.; Standing, 1999 г.). За последние двадцать лет отмечается устойчивый рост доли женщин в структуре трудовых ресурсов по всему миру. В странах Африки, Азии, Латинской Америки насчитывается более 900 миллионов экономически активных женщин, что составляет 39% экономически активного населения (ILO, 2001 г.). В связи с либерализацией торговли наблюдается увеличение доли оплачиваемого женского труда, однако результаты этого достижения неоднозначны. Занятость женщин способствует усилению самостоятельности женщин и расширяет их возможности в отстаивании своих интересов (Çag˘atay, 2001 г.). Однако на предприятиях, производящих продукцию на экспорт, уровень оплаты труда женщин нередко ниже, а условия труда хуже, поэтому, в целом, эффект от роста женской занятости не всегда положительный.


Существующие институциональные структуры в сочетании с патриархальным отношением к женщинам не позволяют обеспечить равные условия оплаты труда мужчин и женщин, в результате чего эта разница достигла внушительных размеров и продолжает расти (Seguino, 2000). Ослабление прав работников в целом и женщин в частности, что нередко становится результатом дерегулирования, ведет не только к снижению уровня оплаты и ухудшению условий труда. В связи с неустойчивой конъюнктурой, непредсказуемой ситуацией на мировых рынках, работник лишается уверенности в сохранении своего рабочего места. Растет интенсивность труда, снижается уровень безопасности, в результате чего жизнь и здоровье работников подвергаются риску. Отмечается также снижение заинтересованности женщин в домашнем труде, особенно в части, касающейся ухода за детьми.


Из-за того, что женщин, как правило, привлекают к монотонному и неквалифицированному труду, у них практически нет возможности сменить такую работу на более квалифицированную. И когда на производстве возникает потребность в привлечении более квалифицированной рабочей силы или освоении новых технологий, на смену женскому труду приходит мужской. Например, в электронной промышленности Кореи и на ряде предприятий в Мексике структура занятости сместилась в пользу мужчин (UN, 1999 г.). Хотя вследствие торговой либерализации и развития экспортно-ориентированных производств доля оплачиваемого женского труда в развивающихся странах увеличилась, на работающих женщин по-прежнему лежат обязанности по ведению домашнего хозяйства и уходу за детьми. Таким образом, произошло троекратное увеличение нагрузки на женщин. В Бангладеше увеличение женской занятости сопровождалось сокращением их свободного времени (Fontana and Wood, 2000). Указанная закономерность свидетельствует о негативном влиянии, которое оказывает либерализации торговли на уровень воспитания детей в семье, что может отрицательно сказаться на развитии человеческого потенциала в долгосрочной перспективе (UNDP, 1999 г.).


Немаловажную роль в положении женщин в результате либерализации торговли играют меры государственного регулирования. Например, в отдельных странах приходится сокращать расходы на социальное обеспечение отчасти из-за снижения налоговых поступлений от торговли. Такого рода сокращения сильнее всего сказываются на женщинах, потому что именно на их плечи ложиться вся тяжесть дополнительной (неоплачиваемой) работы по дому и уходу за детьми, вызванной снижением уровня здравоохранения, ухудшением качества питьевой воды и т.д.


^ Влияние гендерного неравноправия на показатели торговли


Данные исследований по странам Азии говорят о том, что в странах, где развитие экономики шло наиболее быстрыми темпами, наблюдался самый большой разрыв в уровне оплаты труда между мужчинами и женщинами (Seguino, 2000). Тогда как большая часть показателей гендерного неравноправия (уровень здравоохранения, образования, квалификации) сдерживает уровень производительности экономики и экономического роста, неравноправие по уровню оплаты труда, по-видимому, содействует экономическому росту за счет усиления международной конкурентоспособности. И действительно, в отдельных странах среднего уровня развития гендерное неравенство по уровню оплаты труда на предприятиях перерабатывающей промышленности способствовало стимулированию инвестиций и экспорта. Снижение издержек на оплату труда высвобождает ресурсы на приобретение товаров производственного и иного назначения, а также передовой технологии, способствуя, таким образом, ускорению темпов экономического роста. Однако слишком сильный акцент на повышение конкурентоспособности за счет более низкого уровня заработной платы женщин может привести к устойчивому ухудшению условий торговли в развивающихся странах по сравнению с промышленными странами, особенно на экспортно-ориентированных предприятиях обрабатывающей промышленности, если только цены на экспортируемые товары отражают реальную стоимость заработной платы.14 С другой стороны, Джекес (1999 г., стр. 55) указывает, что «… более низкий уровень оплаты труда женщин-работниц обеспечил более низкие розничные цены на производимую ими продукцию, в противном случае цены такого уровня могли бы быть только в случае снижения доли прибыли производителей». Структура экспорта развивающихся стран отличается от экспорта промышленных стран в сторону типовых видов сырьевых товаров, для производства которых особой квалификации не требуется (UNCTAD, 2002 г.). Экспортируемые товары отличаются также и по гендерной структуре рабочей силы, принимающей участие в производстве указанных товаров. В развивающихся странах доля женщин, участвующих в указанном производственном процессе, выше, чем в промышленных странах.


^ Что важно для развития торговли, как составной части более общей стратегии индустриализации и развития?


Должно ли государство уделять самое главное внимание обеспечению экономического роста? Или необходимо сосредоточиться, главным образом, на сокращении масштабов бедности? В последнее время споры по этому вопросу перешли на более высокий уровень политических противоречий, связанных с процессом глобализации и ее влияния на развивающиеся страны.15 Критики ВТО обвиняют эту организацию в том, что она уделяет чрезмерное внимание вопросам экономической деятельности и роста в ущерб вопросам сокращения бедности. Сторонники же ВТО утверждают, что лучшим способом сокращения бедности является расширение торговли и ускорение темпов экономического роста. Однако эти схоластические споры отвлекают наше внимание от необходимости решения реальных проблем.


^ Вставка 1.3. Торговля, бедность и экономический рост в наименее развитых странах


Главный бич 49-ти наименее развитых стран мира – крайняя нищета и низкий уровень развития. В период с 1995 по 1999 гг. половина населения этих стран жила на доход менее одного доллара в день, четыре пятых – менее двух долларов в день. В экономике этих стран международная торговля играет ключевую роль. В 22 из 39 стран, по которым имеются статистические данные, на торговлю приходится более половины ВВП этих стран - больше, чем в богатых странах ОЭСР.


В 1997-1998 гг. в наименее развитых странах доля импорта в ВВП составляла 26%, тогда как на экспорт приходилось всего 17% ВВП. Поэтому дефицит торгового баланса этой группы стран гораздо выше, чем дефицит торгового баланса групп других стран. По уровню развития торговли беднейшие страны также отличается друг от друга в зависимости от того, экспортируют ли эти страны первичное сырье, не связанное с нефтью первичное сырье, или товары обрабатывающей промышленности. Самый высокий уровень бедности отмечается в странах-экспортерах первичного сырья. В конце 1990-х годов в странах-экспортерах минерального сырья, более 80% населения получали доход менее 1 доллара в день, тогда как в странах, экспортирующих услуги и товары обрабатывающих отраслей, этот показатель был 43 и 25 процентов соответственно (за исключением Бангладеш).


Между либерализацией торговли и сокращением уровня бедности явной корреляции не отмечено – рост бедности отмечается в беднейших странах как с наиболее открытым режимом торговли, так и с самым жестким режимом регулирования. Но между этими двумя крайностями расширение масштабов бедности отмечено и в странах с более высоким уровнем либерализации торговли. И хотя по результатам указанных исследований нельзя сделать вывод о том, что либерализация торговли ведет к увеличению бедности, эти результаты все же указывают на то, что снижение уровня регулирования торговли не ведет к автоматическому сокращению бедности.


Кроме того, в тех наименее развитых странах, где в 1990-х годах отмечен рост экономики, также был взят курс на развитие экспорта. Однако это не означает, что ориентация на экспорт коррелируется с экономическим ростом. За период с 1987 по 1999 гг. в 8 из 22 наименее развитых стран, в которых был взят курс на развитие экспорта, уровень ВВП на душу населения снизился или остался неизменным. А в 10 странах этой группы отмечается рост бедности. Ключевым фактором сокращения бедности в наименее развитых странах является обеспечение устойчивого экономического роста. В 14 странах этой группы рост ВВП на душу населения сопровождался сокращением бедности. Таким образом, развитие экспортного потенциала не ведет к сокращению бедности, если экспортная ориентация не сопровождается устойчивым экономическим ростом.


^ Источник: ЮНКТАД, 2002а, глава 3.


Нам же необходимо, прежде всего, установить, действительно ли режим открытой торговли является надежным способом генерирования самодостаточного экономического роста вместе с сокращением бедности, так как имеющиеся данные далеко неубедительны. Несмотря на обилие работ в этой области, практически ничего не известно о том, какие формы торговой политики создают наиболее благоприятные условия для экономического роста. Например, в последние двадцать лет либерализация торговли привычно предписывалась наименее развитым странам как один из способов ликвидации бедности. Однако данных, подтверждающих такую рекомендацию, недостаточно (Вставка 1.3).





оставить комментарий
страница2/4
Дата22.09.2011
Размер0.55 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4
плохо
  1
средне
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх