Монография. М. Издательство Российского университета дружбы народов; Полиграф сервис, 2002, -232 с., ил icon

Монография. М. Издательство Российского университета дружбы народов; Полиграф сервис, 2002, -232 с., ил


1 чел. помогло.

Смотрите также:
Учебное пособие Москва Издательство Российского университета дружбы народов удк 811. 161. 1...
1. Социальные и экономические основы качества Понятие качества...
Федеральное агентство по образованию Национальный фонд подготовки кадров Российский университет...
Программы лингвострановедения Великобритании, Германии...
Тексты лекций часть 1 Москва Издательство Российского университета дружбы народов 2004...
Программа, методические указания и контрольные вопросы Москва Издательство Российского...
Учебное пособие (Краткий курс) Москва Издательство Российского университета дружбы народов...
Учебное пособие Москва Издательство Российского университета дружбы народов 1999...
Пособие предназначено для бакалавров, магистров и аспирантов...
Программа курса москва Издательство Российского университета дружбы народов 2008...
Краткий курс Москва Издательство Российского Университета дружбы народов 1997...
Учебно-методическое пособие Москва Издательство Российского университета дружбы народов 2005...



страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
вернуться в начало
скачать
Таблица 16

Среднесуточные значения показателей вариативности сердечного ритма при посадке космонатов в день магнитной бури (МБ) и при отсутствии магнитной бури (НМБ)


Показатели

Группа НМБ

M

Группа МБ

M

Значение

t-критер.

Значение

P

HR

82.8352

86.7064

-1.700

091

SDNN

60.1577

54.3286

1.743

084

HF %

8.5676

10.1397

-2.001

047

LF %

46.9169

51.8460

-2.757

007

VLF%

44.2704

38.0079

3.749

000

SI

152.9324

141.0460

.783

435

HFs

.1448

.1448

.001

999

LFs

.8920

.8449

.481

631

VLFs

.9179

.6687

2.739

007



Таблица 17


Статистические различия между показателями вариативности сердечного ритма в первые 4 часа и последующие 4 часа ( 4-8 часов) после посадки.


Показатели

Группа НМБ

М (0-4 ч)

Группа НМБ

М (4-8 ч)

Группа МБ

М (0-4 ч)

Группа МБ

М (4-8 ч)

HR

95.96

89.15**

92.07

95.71*

SDNN

56.43

61.68

53.44

58.49

HF %

10.22

7.29**

9.27

11.70*

LF %

51.03

48.01

56.39

51.14**

VLF%

38.74

43.14**

34.31

37.12*

SI

158.15

141.56**

125.81*

134.85*

HFs

.13

.14

.14

.17*

LFs

.95

1.00

.99

.89

VLFs

.62

.80**

.63

.70**


* отмечены показатели, достоверно отличающиеся от контрольной

группы.

** отмечены показатели, достоверно отличающиеся внутри группы


В Таблице 17 представлены данные о различиях между показателями вариабильности сердечного ритма в первые 4 часа и последующие 4 часа (4-8 часов) после посадки. Как следует из Таблицы, в первые часы после посадки выраженность психо-эмоционального и гравитационного стресса значительно перекрывает реакцию организма на магнитную бурю. Через 4-8 часов уже заметна разница в реакциях двух групп космонавтов. Это различие, прежде всего, проявляется падением относительной мощности дыхательных волн (HF%) в контрольной группе, что можно трактовать как смещение вегетативного баланса в сторону усиления активности симпатического отдела вегетативной нервной системы. В то же время у космонавтов, совершивших посадку в день магнитной бури, относительная и абсолютная мощность дыхательных волн достоверно выросла (HF%, HFs). При этом наблюдалось также достоверное снижение мощности медленных волн 2-го порядка (VLF), что на фоне достоверного роста частоты пульса (HR) можно интерпретировать как выраженное рассогласование регуляторных механизмов. В этой группе космонавтов в первые часы пребывания на Земле отмечается тенденция к учащению пульса вместо ее урежения и достоверный рост относительной мощности вазомоторных волн (LF%).

Таким образом, в группе космонавтов, посадка которых проходила в день магнитной бури через 4-8 часов после приземления преобладали изменения регуляции сосудистого тонуса на фоне признаков выраженного рассогласования центральных и автономных механизмов регуляции. В этот же период в контрольной группе основным был рост активности симпатического отдела вегетативной нервной системы на фоне достоверного снижения частоты пульса.

Эти результаты имеют практическое значение для планирования восстановительных мероприятий после длительного космического полета. Известно, что важную роль в реакции на гравитационный стресс после приземления играют механизмы ортостатической устойчивости и, в частности, барорефлекторное звено вегетативной регуляции кровообращения. Если под влиянием магнитной бури происходят изменения в механизмах регуляции сосудистого тонуса, то есть основания полагать, что восстановление нормальной ортостатической устойчивости потребует больше времени и усилий.

Посадка в день магнитной бури после длительного полета несет в себе опасность для жизни и здоровья экипажа в случае возникновения нештатных ситуаций. При "накоплении" стрессовых воздействий под влиянием любого нового стресса может произойти совершенно непредсказуемая и качественно иная, чем ожидалось реакция. Данные о влиянии магнитной бури на вегетативную регуляцию в 6-месячном полете продемонстрировали, что на фоне "накопленного" за время длительного полета стресса наблюдается качественно другой ответ организма. При посадке на "накопленный " за время полета стресс накладывается "стресс возвращения" (гравитационный и психо-эмоциональный стресс). И если к этому добавляется стресс из-за воздействия магнитной бури, то можно ожидать весьма неблагоприятных последствий. Таким образом, и специфическое воздействие магнитной бури на регуляцию сосудистого тонуса, и неспецифическая стресс - реакция в виде активации различных отделов вегетативной нервной системы в одинаковой мере могут оказать неблагоприятное влияние на состояние членов экипажа после посадки. Поэтому одной из важнейших практических рекомендаций, вытекающих из результатов данного исследования, является предложение о планировании возвращения космонавтов на Землю после длительного полета в дни отсутствия магнитной бури.


ГЛАВА 9

^ СОПОСТАВЛЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЙ ВОЗДЕЙСТВИЙ МАГНИТНЫХ БУРЬ НА ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ОРГАНИЗМ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ С ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫМИ ДАННЫМИ ИССЛЕДОВАНИЯ ЖИВОТНЫХ


Исследования космонавтов на 30-е –32-е сутки полета на орбитальной станции МИР (вторая серия исследований), проведенные 21-23 марта 1996 года (весеннее равноденствие), представляли существенный интерес с точки зрения сопоставления с результатами экспериментальных наблюдений эффектов магнитной бури на сердечно-сосудистую систему животных, полученных 21-23 сентября 1984г (сезон осеннего равноденствия). Следует подчеркнуть, что описанные в Главе 7 эксперименты с животными, представляли собой, также как и в случае с космонавтами, исследования своеобразной “группы риска”, поскольку с животными производились различные препараторные действия, и они фактически не были интактными в обычном смысле этого слова. Их скорее следовало бы отнести к группе, уже имеющей некоторый стресс, хотя и ослабленный анестезией. Выраженность эффектов бури у кроликов была весьма значительной по сравнению с эффектами других факторов, и не исключено, что причиной этого явился уже имеющийся стресс.

Холтеровское мониторирование космонавтов экспедиции ЭО-21 в сезон весеннего равноденствия 1996 г, проводилось во время малой геомагнитной бури и последующего геомагнитного возмущения, которое наложилось на ее фазу восстановления. Таким образом, условия проведения эксперимента были практически сходными с теми, в которых проводились наблюдения животных. Напомним, что описанные в Главе 7 лабораторные наблюдения над эффектами бури у животных проводились в период осеннего равноденствия, когда на фазу восстановления одной бури наложилась следующая за ней вторая геомагнитная буря.

В эксперименте с космонавтами, как и в лабораторных наблюдениях, в данном случае магнитная буря охватила почти трое суток 20-23 марта 1996г (см. Раздел 8.2 .2. Главы 8). Приведем здесь более детальное описание геомагнитной обстановки во время исследования космонавтов.

Оценка состояния электромагнитного поля Земли проводилась по суммарному за сутки Кр-индексу геомагнитной активности. Вообще говоря, для геомагнитно спокойной обстановки характерны сумарные Кр-индексы < 15, для периода геомагнитных возмущений - от 15 до 25, для магнитных бурь – сумарные Кр-индексы > 25. Магнитная буря 20 - 23 марта 1996г характеризовалась суммарным Кp -индексом геомагнитной активности 28- 36-24, соответственно.

Члены экипажа подвергались воздействию начальной и главной фаз магнитной бури в течение 58 часов с 11:00 20.03.96 г по 24:00 22.03.96 г. Мониторирование продолжалось до 06:00 23.03.96 г (см. рис. 44, на котором представлены также Кр-индексы геомагнитной активности).

Рис.44. Схематическое изображение условий проведения экспериментов с мониторированием двух космонавтов – командира корабля (КЭ) и бортинженера (БИ) экспедиции ЭО-21 на станции МИР 21-23 марта 1996г.


Начальная фаза бури началась в 15:00 20.03.96, когда наблюдался рост Кр-индекса от 3 до 5 между 15:00 и 18:00, и продолжалась до 24:00 21.03.96. Максимум возмущенности пришелся на 15:00 – 21:00 21.03.96. Именно 21.03.96 г суммарный Кр-индекс достигал 36, и практически все трехчасовые интервалы характеризовались Кр-индексами от 4 до 6. Характерно, что в 24:00 с 21.03.96 на 22.03.96 трехчасовые значения Кр резко изменяются с 6 до 3, и в течение всех суток 22.03.96, а также первых двух трехчасовых интервалов 23.03.96 происходит медленное, но нерегулярное восстановление напряженности поля до спокойного уровня. Однако на фазу восстановления поля 22.03.96 накладывается резкое непродолжительное возмущение от 2 до 4 баллов в интервал времени суток 12:00 - 18:00. Возмущение продолжалось в течение 6 часов и далее магнитная обстановка успокоилась и характеризовалась Кр порядка 1 и 2 до конца суток 23.03.96.

Мониторирование командира экипажа (КЭ) ЭО-21 проводилось с 10:00 21.03.96 по 09:00 22.03.96, и охватывало, таким образом, максимально возмущенные условия – главную фазу бури. Борт-инженер (БИ) проводил мониторирование с 10:00 22.03.96 по 7:00 23.03.96, т.е. на фазе восстановления бури, включавшей всплеск возмущения через 6 часов от начала мониторирования. Распорядок дня экипажа в период исследований был обычным, и кроме магнитной бури, других нетипичных неблагоприятных воздействий не было.

Как отмечалось в Главе 8, имеется существенное отличие в вариациях ряда показателей у КЭ и БИ в период последействия возмущений. Показатели у БИ характеризуются разно направленностью отличий от нормы, что не характерно для показателей КЭ (Таблица 13 Раздела 8.2.2.). Они оказываются то больше, то меньше показателей КЭ, причем в ряде случаев даже ниже нормы у космонавтов контрольной группы. У БИ наблюдалось значительное число случаев аритмии. Следует напомнить, что интервал времени мониторирования космонавта БИ был смещен относительно интервала времени мониторирования КЭ, и БИ к началу исследования подвергся более длительному, чем КЭ, воздействию возмущенного геомагнитного поля с резко изменяющимися условиями. Как свидетельствовал опыт наблюдений в клинических условиях больных с патологией сердечно-сосудистой системы, ситуации, когда возмущения следуют одно за другим, особенно критичны для организма, уже находящегося в состоянии стресса, например, обусловленного заболеванием (для больных, страдающими ишемической болезнью сердца; Ораевский и др.1998 и Гурфинкель и др.1996). Кроме того, тот же опыт клинических наблюдений свидетельствовал о том, что в большинстве случаев наибольшую выраженность и более серьезные последствия эффекты геомагнитных возмущений имеют на следующие сутки после начала бури.

Можно также отметить, что характеристики БИ соответствуют фазе восстановления бури, и его состояние, характеризующееся значительной по сравнению с нормой амплитудой вариаций показателей и случаев аритмии ( Narr), является переходным и типичным для поиска организмом нового оптимума после выхода из состояния десинхроноза, которое наблюдалось в лабораторном эксперименте с животными (см. Схему Главы 7).

Как показано в работе Ораевского В.Н. и соавторов (1998), что если вариабельность сердечного ритма у больных ишемической болезнью сердца (ИБС) уменьшается на 20% по сравнению с нормой из-за самого заболевания, то вариабильность сердечного ритма у космонавтов, попавших в геомагнитную бурю, в среднем уменьшается на те же 20% в результате адаптивного стресс-отклика на ее воздействие (например, сравните по Таблице 13 изменения SDNN в контрольной группе и у КЭ во время бури) .

Таким образом, можно заключить, что изменения среднесуточных значений показателей сердечного ритма космонавтов под влиянием магнитной бури подтверждают выявленные ранее представления о воздействии изменений геомагнитного поля на сократительную функцию сердца (рост и стабилизация пульса) и на сосудистый тонус (активация вазомоторного центра).

Специфическая реакция на бурю проявляется в изменениях регуляции сосудистого тонуса и активации вазомоторного центра. Во время бури растет амплитуда вазомоторных волн и возрастает их период. Это означает, что центр барорефлекторной регуляции сосудистого тонуса активизируется и работает с напряжением, т.е. магнитная буря изменяет сосудистый тонус организма космонавтов.

Как очевидно из приведенных выше результатов исследования динамики развития десинхроноза систем, регулирующих сердечный ритм и сосудистый тонус космонавтов во время геомагнитной бури, они хорошо согласуются с данными лабораторных наблюдений над животными, подвергавшимися воздействию геомагнитных бурь, описанными в Главе 7, а также с данными моделирования десинхроноза, вызванного внешними факторами воздействия, приведенными в Главе 6.

Напомним, что данные лабораторных наблюдений характеристик сердечно-сосудистой системы у животных и их динамики во время бури свидетельствуют о стабилизации ритмов сократительной функции сердца во время главной фазы бури и потере их циркадианной структуры, а также о повышении периферического сосудистого сопротивления во время главной фазы геомагнитной бури. Фаза восстановления бури также, как и в случае наблюдения космонавтов, сопровождается нормализацией ритмики показателей, но вместе с тем, и сохранением значительных (отличных от нормы) амплитуд их вариаций, характерных для выхода из десинхроноза и поиска организмом нового оптимума (см. Схему в Главе 7, деснхроноз у животных)

Выявление отклика организма человека в экстремальной ситуации на воздействие слабых геомагнитных полей, а также сходство этой реакции с реакцией у животных, представляются принципиально важными для понимания механизмов воздействия слабых полей на живые организмы и свидетельствуют о существовании неспецифической адаптивной стресс- реакции на магнитную бурю, характерной для ответа биологических систем на воздействие любых других внешнесредовых факторов.

ГЛАВА 10

^ О НАРУШЕНИЯХ ХРОНОСТРУКТУРЫ РИТМОВ СЕРДЦА КАК О ТИПОВОЙ РЕАКЦИИ НА “ВНЕШНИЙ” СТРЕСС


В настоящей главе обсуждаются некоторые общие закономерности, вытекающие из полученных нами экспериментальных данных, рассмотренных в отдельных главах этой книги.

В процессе проведенных экспериментальных ритмологических исследований было установлено, что хроноструктура сердечно-сосудистой системы представляет интегральную совокупность разнопериодических колебаний с иерархическим подчинением высокочастотных ритмов ритмам с низкой частотой.

В течение суток ритмы частоты сокращения сердца, его сократительная функция, изменяются с циркадианным периодом.

В наших исследованиях было установлено, что в течение 11-летнего цикла солнечной активности изменяются абсолютные значения показателей функции сердца, перестраивается сезонная периодичность функциональной активности сердечно-сосудистой системы, причем эти изменения происходят в направлении вертикально вниз в иерархии ритмов и затрагивают параметры высокочастотных ритмов работы сердца.

В период максимума солнечной активности (1980 г) показатели сократительной функции сердца в среднем на 26% (а зимой на 42%) ниже, чем в период спада солнечной активности. Это означает, что в течение года работоспособность сердца определяется различными физиологическими механизмами, одним из которых в поддержании высокой сократительной функции сердца является синхронизация работы различных отделов миокарда. Очевидно, что подобная синхронизация наиболее выражена на фазе спада солнечной активности.

При анализе сезонных вариаций становится очевидной сезонная перестройка структуры взаимодействия различных функциональных систем организма, как на внутрисистемном, так и на межсистемном уровне. В целом, наблюдается значительное сходство отдельно между весенней и осенней, а также между летней и зимней структурами совокупностей исследованных параметров. Это касается в первую очередь показателей кислотно-основного состояния крови. В летний и зимний сезоны, а также в весенний и осенний сезоны происходит перестройка взаимодействия функциональных систем, отвечающих за рН крови и оптимальные для метаболизма величины дыхательных показателей. Представляется вероятным, что дыхательные механизмы регуляции рН, поддерживающие концентрацию бикарбоната в плазме крови, в весенний и осенний сезоны более активны, чем в летний и зимний сезоны.

Аналогичные сходства имеются также в структуре показателей, характеризующих деятельность сердечно-сосудистой системы. Летом и зимой показатели внутрижелудочкового давления правого и левого желудочков сердца тесно связаны. В весенний и осенний периоды показатель максимального давления в левом желудочке сердца группируется с показателями артериального давления. Следовательно, весной и осенью состояние сосудистого тонуса оказывает существенно большее влияние на функцию сердца, чем в другие сезоны.

Можно заключить, однако, что хроноструктура циркадианных ритмов показателей сердечно-сосудистой функции несколько отличается у “летней” и “зимней” группы животных. Зимой для всех показателей характерен статистически достоверный циркадианный ритм. Летом - только тенденция к циркадианному ритму, но достоверен он для одного показателя из шести. Зимой - самая высокая амплитуда ритма, летом - самая низкая (ниже среднегодовой на 53%).

Исследования морфофункционального состояния сердца в целом подтверждают и обосновывают на клеточном уровне наблюдавшиеся функциональные сезонные изменения, описанные выше.

Анализ кардиомиоцитов животных “зимней” группы показал, что их состояние достоверно изменяется в течение суток. В целом для миоцитов сердца “зимней” группы характерно состояние “пищевой” гиперфункции. В зимний сезон имеется самое большое количество липидных включений, состав которых динамически изменялся в течение суток. Закономерно то, что количество исчерченных липидов находится в обратно пропорциональной зависимости с наличием цитогранул гликогена, а гомогенные липиды сопутствуют увеличению гликогена в клетке.

Можно представить механизм энергетического баланса в зимний сезон следующим образом. Поскольку митохондрии в своем большинстве находятся в сохранном состоянии без явлений разрушения наружной мембраны и с параллельно расположенными кристами, накопление в миокарде фосфолипидов происходит вследствие усиленной селективной адсорбции сердечной мышцей свободных жирных кислот из циркулирующей крови. Этот акт обеспечивается энергией с использованием цитогранул гликогена, который расходуется и исчезает из клетки. По мере накопления и использования исчерченных липидных включений восстанавливается количество гликогена, который находится в миоците вместе с гомогенными липидами и продуктами метаболизма липидных включений первого типа.

В целом, гликогена в клетках сердца “зимней” группы животных меньше, чем в другие сезоны года, и он, видимо, выполняет второстепенную роль в энергообеспечении сократительной функции сердца. Основным энергосубстратом являются липидные включения, которые при перенасыщении могут привести к возникновению внутриклеточной жировой дистрофии. Вероятно, регулятором количества липидных включений являются соединительнотканные муфты, встречающиеся практически на всех электронограммах и в любое время суток зимнего сезона.

В период наступления суточного максимума сократительной функции сердца состояние ультраструктуры миокарда резко изменяется. Митохондрии имеют значительные участки разрушения наружного листка мембраны. Встречаются митохондрии с тотально разрыхленной или разрушенной наружной мембраной. Большинство митохондрий имеет фрагментированные кристы. Площадь всех митохондрий увеличена. Матрикс многих органелл вакуолизирован. Отмечаются явления внутри- и внеклеточного отека. Ядра фрагментированы, хроматин в них расположен маргинально. Развивается фрагментация миофибрилл с явлениями расплавления саркомеров. Естественно, что мы фиксируем состояние нормы, наблюдаемое у интактных животных, но описываемая картина вполне может быть отнесена к типовым компенсаторно-приспособительным реакциям поврежденного миокарда, которая наблюдается при ренопривной сосудистой гипертонии, острой очаговой ишемии миокарда и др.


В отличие от зимнего сезона летом изменения морфофункционального состояния сердца носят несколько иной характер. В течение суток летнего сезона происходит незначительные изменения ультраструктуры кардиомиоцитов с явлениями гиперфункции в раннее утреннее время. Изменения ультраструктуры во время гиперфункции однотипны с вышеописанными для зимнего сезона, за исключением отсутствия липидных включений. В целом, для кардиомиоцитов в летний сезон характерны явления умеренно выраженного межклеточного отека. Клеточные ядра содержат небольшое количество хроматина, который, в основном, расположен маргинально. Часто в ядрах имеется 2-3 ядрышка. Мембрана ядер инвагинирована. В миоцитах много лизосом различных типов. Для митохондрий характерно состояние умеренного набухания, их количество меньше, чем весной и зимой. Ярко выражен полиморфизм митохондрий. Часто встречаются вакуоли с большим количеством мелких митохондрий. Отмечаются явления вакуолизации и гомогенизации матрикса. В клетках миокарда в летний сезон можно отметить определенные признаки гиперфункции, в частности, увеличение площади ядра, маргинация хроматина, наличие 2-3 ядрышек, набухание митохондрий.

Несмотря на то, что летом не работает ни один из механизмов, который зимой поддерживает сократительную функцию миокарда, летом она выше для правого и левого желудочков сердца.

Можно сделать вывод, что зимой в сердце интенсифицируются процессы жирового обмена с включением целого пакета компенсаторно-приспособитель-ных реакций для поддержания сократительной функции сердца.

В первую очередь - это установление строгой высокоамплитудной циркадианной ритмичности с привязкой по времени от суток к суткам часов наступления максимума сократительной функции сердца.

Во вторую очередь - это синхронизация суточных колебаний показателей сократительной функции левого, правого желудочков сердца и показателей сосудистого тонуса. На уровне ультраструктуры это, скорее всего, возникновение коллагеновых муфт, функцией которых, видимо, является препятствие массивному проникновению липидов из циркулирующей крови для предотвращения их токсического действия.

Прямым подтверждением связи описанной выше динамики ультраструктуры кардиомиоцитов с сократительной функцией сердца являются экспериментальные наблюдения, проведенные во время геомагнитной бури. В период геомагнитной бури, однако, возникали существенно более резкие изменения морфологического состояния кардиомиоцитов, отличные от сезонной нормы и свидетельствующие об их гиперфункции.

Характерной чертой состояния сердца в период геомагнитной бури является массированное образование коллагеновых муфт вокруг сосудов, которые препятствуют проникновению в ткань сердца СЖК из циркулирующей крови, что приводит к их резкому увеличению в крови. Свободные жирные кислоты становятся токсическим агентом, в данном случае, из-за уменьшения содержания кислорода в крови и изменения кислотно-щелочного состояния крови в щелочную сторону. По мере усиления магнитной активности увеличивается количество сосудов, окруженных коллагеновыми муфтами, возрастает защитная функция, регулирующая транспорт СЖК из крови в ткани сердца. Снижается количество липидных включений в клетках сердца и одновременно происходит увеличение цитогранул гликогена, т.е. работают гликолиполитические “качели”.

Показательно, что на фазе восстановления бури, когда геомагнитное поле медленно возвращается к своему спокойному уровню, наступает синхронизация между суточными колебаниями всех изучаемых показателей функции сердечно-сосудистой системы.

Это позволяет утверждать, что мобилизация компенсаторно-приспособительной реакции сердца на воздействие любого неблагоприятного внешнего фактора (такого как сезонные климатические условия, геомагнитные возмущения) сопровождается синхронизацией суточных колебаний показателей деятельности сердца. Совместно с синхронизацией устанавливается высокоамплитудный циркадианный ритм, который сопутствует выходу из состояния стресса и поиску нового оптимума ( нормы).

Геомагнитная активность в 70% случаев образует наиболее тесную связь с показателем напряжения кислорода в венозной крови, что говорит о ее существенном влиянии на потребление кислорода в тканях. Помимо этого, индексы геомагнитной активности оказываются связанными с показателями уровня гемоглобина, показателями кислорода в артериальной крови и артерио- венозной разницей по кислороду. Этот факт свидетельствует, по-видимому, об активном влиянии геомагнитной активности на систему транспорта кислорода. Связь геомагнитной активности с показателями сердечной функции проявляется в наибольшей степени с показателем левого желудочка сердца.

Следует подчеркнуть также роль лизосомной активности печени в период роста геомагнитной активности. Это свидетельствует о перестройке характера адаптации организма к внешнему воздействию с использованием лизосомной системы.

Наши исследования космонавтов показали, что магнитная буря, как и в лабораторных экспериментах с животными, сопровождалась неспецифической стресс - реакцией, вызывающей нарушение вегетативного баланса регуляции сердечно-сосудистой системы. Причем направление смещения вегетативного баланса, как и при моделировании десинхроноза у животных под воздействием внешних факторов, зависит от исходного состояния организма. У космонавтов, находившихся в условиях невесомости – другого сильного стрессового фактора - эта неспецифическая реакция завесила от длительности полета. В первый месяц полета наблюдалось смещение вегетативного баланса в сторону усиления активности симпатического звена регуляции (под воздействием бури у всех космонавтов происходили возрастание и стабилизация пульса). В результате шестимесячного полета складывается новый уровень вегетативного гомеостаза под действием невесомости, отличающийся смещением вегетативного баланса в сторону симпатического звена регуляции. Воздействие магнитной бури поэтому приводило к дестабилизации этого нового гомеостаза с относительным усилением парасимпатического звена регуляции (урежением пульса, ростом показателей вариабельности сердечного ритма, увеличением числа случаев возникновения аритмии) . На фоне "накопленного" за время длительного полета стресса наблюдался качественно другой ответ организма.

Помимо неспецифической адаптивной стресс- реакции магнитная буря сопровождалась специфическим изменением регуляции сосудистого тонуса, то есть изменением активности вазомоторного центра. Так, например, в одномесячном полете мощность спектральных составляющих во всех диапазонах длин волн снижалась во время бури, в то время как после шестимесячного полёта во время бури увеличивалось отношение спектральной мощности медленных и дыхательных волн, и происходило снижение периода вазомоторных волн.

Таким образом, очевидно, что магнитная буря приводит к хроноструктурным нарушениям функции сердечно-сосудистой системы, которые сопровождаются уменьшением амплитуды суточной изменчивости показателя сократительной функции сердца. У животных это уменьшение достигает 87%, у человеческих индивидуумов, уже находящихся в состоянии напряжения адаптивной системы – космонавтов в условиях орбитального полета , оно составляет 20%. Магнитная буря приводит также к «стиранию” циркадианной ритмики со сдвигом ее в сторону инфрадианных периодов. Возникает десинхронизация в суточных колебаниях показателей сердечной функции.

Моделирование десинхроноза путем хронической алкоголизации животных приводит к сходным эффектам с эффектами магнитной бури. Введение алкоголя в утреннее время приводит к резкому ослаблению корреляционных связей между показателями сократительной функции сердца и сосудистого тонуса, которые в контрольной группе являются достаточно сильными, достоверными и положительными. Возникают признаки десинхронизации функции миокарда. Исчезает внутрисуточная динамика изменений показателей сократительной функции сердца.

На уровне ультраструктуры кардиомиоцитов утреннее введение алкоголя, так же, как и магнитная буря, вызывает их гиперфункционирование с преобладанием необратимых процессов с деградацией и деструкцией митохондрий. Можно говорить о серьезном нарушении энергообеспечения сократительного акта и белково-пластических процессов. Следствием этого является резкое падение сократительной функции сердца.

Можно констатировать, что нарушение хроноструктуры ритмов является реакцией на любой неспецифический агент, воздействующий на организм (сезонные вариации климата, магнитную бурю, введение алкоголя).

Гиперфункция ультраструктур миокарда является неспецифической реакцией на стресс и в норме возникает лишь 1-2 раза в сутки при повышении сократительной функции сердца во время реализации циркадианного ритма. Гиперфункция ультраструктур миокарда, таким образом, представляет собой характерную реакцию на воздействие стресс- факторов различной природы и приводит к выраженному падению функциональной активности сердца, а именно, его сократительной функции. Мобилизация работы сердца после прекращения воздействия стресса осуществляется за счет синхронизации суточных колебаний отдельных его показателей.

В заключение хотелось бы отметить, что многолетние экспериментальные исследования на животных биологических ритмов сердца и их изменений под воздействием факторов окружающей среды, а также исследования архива данных, полученных во время полетов космонавтов на космических аппаратах и орбитальной станции во время геомагнитных бурь выявили ряд новых и принципиально важных закономерностей функциональной активности и морфологических особенностей хроноструктуры сердца.

В частности, представляются особенно интересными и важными результаты исследования эффектов геомагнитной бури, позволившие, как нам кажется, убедительно продемонстрировать, что магнитная буря является стресс-фактором, и что реакция на ее воздействие биологических организмов представляется адаптационной стресс-реакцией. Этот результат имеет, несомненно, фундаментальное значение для биологии, ибо тем самым включает ритмы геомагнитных полей, индуцированные ритмами солнечной активности, в число времядатчиков биологических организмов, сформировавших их эндогенную хроноструктуру в процессе эволюции. Этот времядатчик до недавнего времени не обсуждался всерьез в биологии (Ж. Корнеллисен, Ф. Халберг и др. 1998, Chibisov S. 2001).


ОГЛАВЛЕНИЕ


От авторов………………………………………………………..

Предисловие

Введение






оставить комментарий
страница9/13
Дата22.09.2011
Размер2,82 Mb.
ТипМонография, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
отлично
  9
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх