«Стоп, коррупция!». Сейчас готовим еще один проект в рамках того же большого проекта «Стоп, коррупция!» icon

«Стоп, коррупция!». Сейчас готовим еще один проект в рамках того же большого проекта «Стоп, коррупция!»


Смотрите также:
Партийная коррупция в России 2000-х гг...
Сценарий "красная шапочка"...
«коррупция и дачная амнистия»...
Методическое пособие Содержание Что такое коррупция 3 Коррупция в различных сферах общества 9...
Доклада на международной конференции «Искусство и наука в современном мире»...
Коррупция как системное социальное явление: проблема генезиса...
Положение о проведении открытого молодежного фестиваля клубного танца и брейк-данса «Пит-стоп»...
Положение о проведении открытого молодежного фестиваля клубного танца и брейк-данса «Пит-стоп»...
Исторический экскурс 1 Коррупция за рубежом 1 Интернациональные аспекты коррупции...
Я. Гилинский Коррупция: теория и российская реальность...
Я. Гилинский Коррупция: теория и российская реальность...
Учебная программа для специальности: 1-24 01 01 «Международное право» Факультет юридический...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8
вернуться в начало
скачать

^ Нечаев А.Н.: - Как только мы говорим, что все зависит от инициативы снизу – это означает, что прочность структуры не создана для того, чтобы Общественные советы были реальными контролерами деятельности УВД. Кстати, закон о полиции опять очень расплывчато дает некие пожелания.

^ Ельников О.М.: - Давайте мы сейчас не будем о законе о полиции. Там сейчас идут очень большие дискуссии. Совещание у Президента покажет, что там останется, что там будет переделано.

^ Дубинская С.Б: - Но полиция-то будет?

Ельников О.М.: - Не знаю. Мне, если честно, все равно – полиция будет или милиция. Лишь бы зарплату подняли.

Нечаев А.Н.: - В сегодняшней ситуации те Общественные советы, на мой взгляд, не выполняют никакой контролирующей функции.

^ Ельников О.М.: - Сейчас нет. Как будет в дальнейшем – опять же, будет зависеть от того… Закон не может предусмотреть всего. Есть такое понятие в праве, как бланкетная либо оценочная норма. Если в законе будет предусмотрена сама возможность контроля со стороны Общественных советов как одной из форм общественного контроля. Она не может носить исчерпывающий характер. Упаси бог. Иначе получится черт-те что, мы все прекрасно понимаем.

Просто в дальнейшем надо будет эту норму каким-то образом расшивать, растолковывать. Это может быть либо заложено в новое типовое положение об Общественных советах. Может быть, будет принят какой-то подзаконный акт. Но прописывать полностью те функции – закон тогда будет вот такого размера. Там очень много вопросов.

Я считаю, что сама по себе эта новелла уже является шагом вперед. Имеет перед собой очень реальную перспективу. Даже и в этом случае, имея законное право, многое будет зависеть от того, насколько инициативные люди будут работать в этом Общественном совете.

^ Скляров Е.В., газета «Молва», город Владимир:

- Многие газеты, не только у нас, ведут рубрики криминальной хроники. Основой этих рубрик, особенно для ежедневных газет или газет, выходящих несколько раз в неделю, служит сводка преступлений и происшествий, суточная сводка. Становится все сложнее получить к ней доступ в том объеме. Я понимаю, что есть какие-то секреты. Они есть в каждом ведомстве. Но все сложнее получить доступ к более-менее полной картине происшествий дня. Там одна бытовуха и все. Видимо, через вас это все идет. Объясните, пожалуйста.

^ Ельников О.М.: - В том числе, и через меня лично. Не буду скрывать. Я сторонник того, чтобы… Давайте смотреть на вещи строго. Во-первых, сводка происшествий имеет, все-таки, служебный характер. На ней нет грифов «Секретно», это не секретно, но она имеет служебный характер. В соответствии с теми приказами, по которым она формируется, в нее включается информация, которая, мягко говоря, не для посторонних глаз.

К сожалению, журналисты, в большинстве своем, работают на новость. Все это прекрасно понимают. Для него, к сожалению, возможные последствия (позитивные, негативные) зачастую не столь важны. Ему надо дать новость. Они эту новость дают. Очень немногие, к моему сожалению, ваши коллеги, ваши подчиненные находят в себе желание, стремление просто позвонить в пресс-службу и уточнить, насколько можно или нельзя давать эту информацию. Где-то и мы виноваты, я не отрицаю.

Я и с наших не снимаю ответственности. До некоторых можно дозвониться, но они бросают трубки. Есть такие. Хотя в большинстве своем у нас ребята грамотные, толковые, стараются работать. Что происходит здесь? Приведу пример. Я тогда еще работал в пресс-службе Главного управления по борьбе с организованной преступностью. Было такое смешное подразделение.

Мы прекрасно знали, что министерская сводка, куда включаются наиболее значимые, резонансные преступления – она, мягко говоря, утекает к средствам массовой информации, что ни для кого секрета не составляло. Поэтому я проинструктировал всех представителей наших подразделений. Для того чтобы сохранить информацию без выноса вовне хотя бы какое-то количество времени, нужно добавить фактов. Важно раздуть щеки и писать не штатное сообщение в дежурную часть, которая выпускает сводки. Писать сообщение на министра, которое в электронном виде в сводку не поступает. Оно идет отдельным приложением на бумажном носителе.

Все уже было известно. В том числе, журналисты рассказали, что электронная версия сводки втихаря скидывается на несколько электронных адресов. Тот, кто платит денежку. Дальше уже расходится по заинтересованным структурам, по редакциям и прочее.

^ Дубинская С.Б: - К регионам это тоже относится? Или вы говорите о федеральных?

- Я говорю о федеральных.

- Агентства платят. «Московский комсомолец» платит, «Комсомольская правда» платит.

Из зала: - Здесь есть связь. То, к чему мы в регионах не можем получить доступ, мы видим в программах «02», «Экстренный вызов» и прочее. А мы не можем получить никакую информацию.

^ Ельников О.М.: - Я повторяю. Та полная сводка, которая делается во Владимирской области, в Москву не поступает. Есть приказ, в соответствии с которым в дежурную часть МВД направляется информация по убийствам, по изъятию крупных партий наркотиков (размеры тоже определены), по каким-то массовым мероприятиям, ДТП со смертельным исходом – три человека и более… Там есть перечень. Все определено, все прописано.

Эту информацию вы зачастую можете прочитать в федеральных СМИ быстрее, чем получить у себя. Я неоднократно бился с тем, чтобы каким-то образом ограничивать доступ к сводкам Москвы, Московской области. То ли это никому не нужно, то ли это действительно сложно. Это надо, так сказать, грифовать. Она же поступает еще в кучу органов исполнительной власти. Они тоже должны знать, что происходит.

Она отправляется по обычной электронной почте, что уже нельзя будет делать, если документ будет иметь гриф. Все это будет забюрократизировано. Просто очень значительно удлинит время прохождения информации, что тоже никому не нужно. Поэтому такая вот ситуация.

^ Дубинская С.Б: - Это не попадает под понятие коррупции?

Ельников О.М.: - Это использование служебного положения. В принципе, да. Это одно из проявлений коррупции. А что толку? У нас же журналисты все крутые, все знают закон о СМИ. У них – «источник». Источник они обязаны раскрыть только по решению суда.

- У нас здесь редакторы крупных региональных газет. Скажите, вы пользуетесь таким механизмом, как получить эту срочную информацию за плату. Я про печатные СМИ, не про телевидение.

- Про печатные СМИ могу сказать я, чтобы вы не ставили человека в неудобную ситуацию. Все опять же зависит от степени доверия и уровня взаимодействия конкретной газеты с конкретной пресс-службой.

Из зала: - Абсолютно верно.

Ельников О.М.: - Там, где пресс-службы работают нормально – возьмем, допустим, тот же Татарстан. В Красноярске, по-моему, тоже все это есть. Они приходят и первым делом читают сводку. Но они убирают из сводки то, что давать нельзя. Они ее перерабатывают и рассылают по своему пулу. Ради бога, пускай работают.

^ Дубинская С.Б: - Вы у себя в Красноярске получаете, Владимир Евгеньевич, такую сводку?

Павловский В.Е.: - Не знаю, мне же не рассылают. Видимо, в службу новостей… Этот вопрос всех интересует. Хотя бы какую-то градацию сделать, чтобы каждого вида преступлений по одному. Не так чтобы «ударил соседа бутылкой по голове», «небольшое ДТП с велосипедистом» и все. Не дают полной картины. Я понимаю, что надо регламентировать. Но давать более пеструю картину.

^ Ельников О.М.: - То, что для вас представляет определенный интерес, для сотрудников пресс-службы составляет определенный риск. В том числе, и быть привлеченным к ответственности, ни много ни мало. Когда я работал в пресс-службе ГУБОПа, у нас был вот какой принцип. Мы какую-то новость согласовывали минимум в трех местах. Я должен быть пройти согласование с руководителем отдела, сотрудники которого проводили эту реализацию – то есть, с инициатором этого мероприятия. Я должен был согласовать с заместителем начальника главка, который курирует этот отдел. Через них я должен был согласовать этот вопрос со следователем.

В лучшем случае, этот вопрос, решение этих вопросов, занимало у меня два-три часа. Как правило, день-два. Это одна информация. А мы говорим о сводке. То есть, здесь идут по пути наименьшего сопротивления. Они просто оставляют бытовуху, за которую никто не зацепится. Все, что более, выкидывают от греха подальше. Чтобы, не дай бог, где-то не влететь. Сам лично устраивал скандал и обещал разогнать Управление, в котором работаю.

Из зала: - Зачем в сводку включать следственные действия? Это не является поводом.

^ Ельников О.М.: - Мы говорим немного не о том. Если возбуждено уголовное дело, любая информация по этому делу уже является материалом следствия. Допустим, если мы четко знали, что у нас будет конфликт интересов с прокурорским следствием, мы давали информацию на опережение, до возбуждения уголовного дела.

Сколько бы ни пытались прокурорские меня куда-то привлечь, я всегда говорил: «Господа. Не спорю, только с разрешения следователя. У вас в постановлении о возбуждении дела какое время стоит?». – «Допустим, 12:00 25 декабря». – «Извините, я информацию выдал в 11:00 25 декабря. Уголовное дело было?». – «Не было». – «Какие ко мне вопросы?». – «Ну ладно, иди гуляй».

^ Павловский В.Е.: - Первый вопрос. Нынче вы сделали нам подарок. Мы очень любим публиковать декларации о доходах и имуществе, очень давно публикуем. На вашем сайте появились декларации милицейских начальников, включая начальников ГУВД и их заместителей. Правда, почему-то не всех. Просматривая их, мы их публикуем. Когда смотришь эти доходы… Ваша Служба собственной безопасности или кто-то еще интересуется этими цифрами? Явно видно, даже без доходов жен, что человек не может на свою заработную плату строить коттеджи, покупать катера, яхты. А среди милицейских начальников такие сведения есть.

^ Ельников О.М.: - Безусловно. Здесь дело не только в Управлении собственной безопасности. Создано специальное управление в Департаменте кадрового обеспечения, которое занимается исключительно сбором, анализом и размещением этих сведений о доходах и имуществе. Это не декларации, это просто сведения.

Они не являются субъектом ОРД, не могут сами проводить. Грубо говоря, это аналитики. Они анализируют, сопоставляют. В Положении об этом Управлении четко прописано, что если выявляется явное расхождение между доходами и расходами, они обязаны уведомлять Управление собственной безопасности. Те, в свою очередь, проводят проверки.

Господа, коллеги! Давайте не будем бежать впереди паровоза. Дело в том, что это делается только первый год. Для того чтобы делать выводы, надо хотя бы два-три сезона с этим отработать. Эта работа только-только началась.

Из зала: - Чтобы схватить человека за руку, и узнать, откуда у него такие деньги, надо ждать два-три года?

^ Ельников О.М.: - Когда это настолько явно, что любому дураку, что называется, понятно – такие вопросы решаются уже сейчас.

Павловский В.Е.: - Второй вопрос. Как только сотрудник милиции попадается на чем-то интересном (в том числе, и на взятках, на всем, что связано с коррупцией), в большинстве случаев появляется информация: бывший сотрудник. Накануне, за сутки, за несколько часов он был уволен из органов. Масса таких случаев. Как это происходит?

^ Ельников О.М.: - Происходит это элементарно. Во-первых, я не отрицаю, что эти случаи есть. Я отрицаю то, что их большинство. Это глубоко неправда. Во-вторых, сам неоднократно разбирался с этими ситуациями и сам был инициатором того, чтобы руководителю, мягко говоря, дали по башке. За то, что они допускают такие вещи, увольняют задним числом.

Один из последних примеров. Сотрудник министерского уровня, из Департамента госзащиты имущества, был задержан своими же коллегами по подозрению чуть ли не в разбойном нападении. Что-то там у кого-то отобрали. Было соответствующее заявление, пошла информация. Выяснилось, что они, оказывается, с напарником были задействованы на охране здания МЧС России. Тут же появились публикации, что Шойгу охраняли разбойники и прочее, и прочее.

К нам приезжает уважаемый руководитель не самого Департамента, а одного из центров. Он клянется и божится, доказывает, что это бывшие сотрудники. «Они отработали последнюю смену, решили, видимо, отметить и попали по пьяни. Какие к нам вопросы? Какие они сотрудники?». Хорошо. Мне начальник дает указания разобраться, что к чему. Я беру их документы. А там – копии рапортов и прочее. Не надо быть семи пядей во лбу. Я просто сходил к кадровикам. Говорю: «Ребята, прокомментируйте».

Они говорят: «Бред». – «Объясните!». – «Элементарно. По закону человек после подачи рапорта об увольнении по собственному желанию должен отработать две недели. Обязательно. Он должен отработать две недели».

Я говорю про органы внутренних дел. У нас по новому Трудовому кодексу – Положение о прохождении. В этой части они друг другу не противоречат. Это во-первых. Во-вторых, написан рапорт: «Я, такой-то такой-то, прошу уволить меня по собственному желанию с 14 июля 2010 года». 14 июля – это как раз день совершения этого преступления.

- Это еще его рабочий день. Задним числом он не мог написать.

- Все это было написано задним числом. Это было написано 2 июля. Мне кадровики говорят: «Вообще, по такой форме рапорт никогда не пишется. Просто, прошу уволить меня по собственному желанию. И дата». Все. Кадровики уже сами рассчитывают. Это во-первых.

Во-вторых. Если его увольняют с 14 июля, значит, с нуля часов 14 июля он уже сотрудником не является. У него последняя смена заканчивалась в 8 утра 14 июля. То есть, восемь часов он находился на посту незаконно, не будучи сотрудником милиции. Это бред. Дальше, даже если попадает две недели на выходной день. Допустим, в субботу и воскресенье кадровые аппараты официально не работают. Он говорит: «Мы можем быть на службе, но официально мы не работаем. В день увольнения мы, кадровики, обязаны выдать ему на руки трудовую книжку. Вот и все».

Я говорю: «Понял, спасибо». Прихожу к начальнику. Говорю: «Товарищ генерал, такая-то ситуация». Он звонит другому генералу, переговорили. Естественно, никаких опровержений мы не давали. Тут же все заткнулись.

^ Дубинская С.Б: - И что? Ничего не получились?

Ельников О.М.: - Ну, следствие идет. Но это уже не мой вопрос. Я говорю: «Мы что, хотим подставиться? Мы сейчас скажем, что он бывший. А завтра Прокуратура проведет проверку – она обязательно это сделает. Выявит нарушение законодательства, еще и взыскание на кого-то повесит. Вынесет представление. Вот и все».

Я скажу, и это позиция министра в том числе – все эти попытки сохранить честь мундира таким образом ни к чему хорошему не приводят. Извините, дураков нет. Все прекрасно все понимают. Особенно, не скрою, у нас этим страдала Московская область. Сейчас перестали. Если сотрудник на момент совершения еще являлся сотрудником… Все элементарно проверяется.

Есть ситуации, когда какое-то противоправное деяние было совершено, например, в мае (такие случаи нередки). Потом два месяца шла проверка. За это время сотрудника уволили или он сам уволился по собственному желанию – никто же не может ему отказать. А уголовное дело возбуждается в августе. У меня спрашивают, как быть в таких ситуациях.

Я говорю: «В этих ситуациях так и поступайте. Допустим, дает Следственный комитет прокуратуры информацию, что возбуждено в отношении такого-то. Вы можете назвать его бывшим. При этом подчеркнуть, что он бывший не на момент свершения. Бывшим он стал потом». Ничего страшного. Нормально. Уволили и уволили. Без проблем.

Как было с «жемчужным прапорщиком» из Санкт-Петербурга, например? Это ж песня.

^ Дубинская С.Б: - Его все-таки привлекли?

Ельников О.М.: - По нему возбуждено уголовное дело. Причем, давно уже. Парадокс! Когда пресс-секретарь, Вячеслав Степченко, позвонил и говорит: «Я уже доложил руководству». То, что писали многие ваши коллеги, особенно в интернет-изданиях, будто не могли установить, - это бред. Он был практически сразу установлен. Единственное, что мы это особо не озвучивали.

- Видео было, да?

- Да. Он был опознан. Была проведена служебная проверка. Руководство – причем, Пиотровского, начальника Управления, тогда не было. Был его зам. Он не нашел ничего более умного, чем слегка посыпать голову пеплом и объявить ему выговор.

- Он избивал людей, а ему за это выговор.

- Я, как замполит, воспитанный еще в советской школе, потом всем объяснил: «Господа! А что, собственно, они еще могли сделать? Дело в том, что привлечь его к ответственности они не могут. Вы наезжайте на Следственный комитет Прокуратуры. Это их работа, их задача».

Наехали. Те быстро возбудили дело. Потом два дня объясняли, что они возбудили дело не в отношении, а по факту, установить не могут. Я говорю: «Ребята, чего они лапшу на уши вешают? Чего устанавливать?».

- Он был сначала задержан, потом отпущен.

- Либо они просто запросили материалы проверки, а она до них еще не дошла. А они об этом не хотят официально говорить. Он известен, никто его не прячет. Вот он. То, что ему объявлен выговор – ну, объявили ему строгий выговор. Дальше-то что? Его могут наказать только в дисциплинарном порядке. Материалы были обязаны направить в Следственный комитет Прокуратуры для принятия решения уже в процессуальном порядке. Если это не сделали, руководство получит по башке за нарушение законодательства, вот и все.

^ Павловский В.Е.: - Не знаю, насколько это законно или незаконно. Я думаю, что законно. Нельзя ли устанавливать в местах (я перечислю – допустим, пункты регистрации автомобилей и прочих дел, в вытрезвителях, на постах ДПС, может быть) камеры видеонаблюдения? На конкретном примере: я недавно опубликовал материал под рубрикой «Испытано на себе». Я два дня получал копию, дубликат техпаспорта на машину, который потерял. Короче, я два дня стоял в очередях как простой красноярский рабочий. Я написал об этом материал. За два дня я столько насмотрелся, сколько блатных там ходит… Явно они получают все эти номера без очереди, блатные номера. Явно за деньги. Но никто это не контролирует. Может быть, хоть камер бы испугались? Я-то написал, меня теперь горячо приветствуют.

^ Ельников О.М.: - На какие средства это делать?

- Найдете.

- Не найдем… Я все-таки отвечу. Это, действительно, эффективный способ. Никто с этим не спорит. У нас, допустим, сейчас автомобили ГАИ нового образца все оборудованы средствами аудио- и видеофиксации. Именно благодаря им потом сажают или привлекают водителей, которые предлагают взятки. Это очень действенный способ. Причем, в инструкции категорически запрещено оформлять что-то вне пределов служебного автомобиля.

Умных много. Если потом придет водитель и скажет: «С меня взяли взятку». Понятно, что никто инспектора не посадит. Но тот факт, что он нарушил инструкцию и оформлял что-то вне пределов автомобиля – уже основание, чтобы его привлечь к дисциплинарной ответственности.

Самый интересный случай был, кстати, у вас в Красноярске. Попало на страницы «Новой газеты». Жуткий материал, не помню фамилию автора. Достаточно известный автомобильный правозащитник.

«Водитель, бывший спецназовец, ехал по улицам пустынного Красноярска в начале второго ночи. Был остановлен экипажем ДПС. Они ни с того ни всего начали к нему приставать, а потом начали бить. Он понял, что покушаются на его жизнь. Стал убегать, в него стреляли. Только навыки спецназовца помогли ему, так сказать, выжить в тайге и скрыться от подлых милиционеров. Потом эти упыри в погонах еще взяли, забрали на штрафплощадку его автомобиль. Прислали извещение, что он подозревается в управлении транспортным средством в нетрезвом состоянии. Сколько же этот беспредел будет продолжаться?» - пишет автор.

Недавно я встречался с представителем английской газеты. Рассказал ему. Он тоже заинтересовался этой историей: «Мы будем делать материал, выносить на международный уровень».

Через некоторое время после выпуска статьи звонит Ирина Мужицкая (вы все ее знаете, наверное) и говорит: «Олег Михайлович, что делать? Уже все переврали». Я говорю: «Хорошо. Докажи». – «А что доказывать? У нас есть видео на руках». – «Замечательно».

Они пишут опровержение, прикладывают видеодиск и отсылают в «Новую газету». Мы этот материал запросили. Я звоню в программу «Человек и закон» и говорю: «Девчонки, хотите классный материал?». А руководитель программы, Пиманов, просто помешан на правильном вождении и соблюдении Правил дорожного движения.

Это реально так. Он даже несколько раз спорил в Останкино, что он доедет до Останкино, соблюдая все правила, потеряв не больше десяти минут, чем человек, который будет ехать с нарушением правил. К каждому сажались независимые наблюдатели. В трех случаях он действительно приехал с разницей в пять-десять минут. А в одном случае он приехал быстрее. Другой был остановлен принципиальным гаишником и потерял при этом полчаса на оформление протокола.

Я прислал этот материал. Это песня, я всем привожу в качестве примера – вот как надо работать по уму. Действительно, ночь. Экипаж ГАИ. Причем, два экипажа ГАИ, это уже стационарный пикет получается по нашим нормам. Не то, что кто-то вышел подхалтурить. У них был рейд, все снималось на видеокамеру. Видеокамера была маленькая, было темно. Водитель просто не видел, поэтому так себя вел. Может быть, если бы видел, он бы по-другому…

Он сидит в машине. Видно, что пьян – по манере разговора и прочее. «А документы где? Покажите ваше удостоверение». – «Я же вам показал удостоверение». – «А второй кто?». – «Зачем вам второй? Я с вами разговариваю, понимаете?» - «Документы нужны». – «Выйти из машины!». – «А зачем мне выходить из машины?». – «Пройти освидетельствование на наличие алкоголя». – «Я вас не знаю». – «Я же вам представился». – «А вдруг оно у вас поддельное? Сейчас столько оборотней. Жуть!».

То есть, он сидит и просто глумится. Ему говорят: «Еще раз говорю, выйдите из машины». – «А я вас боюсь. А вдруг вы меня сейчас убьете?». Ему: «Уважаемый, если бы мы хотели вас убить, что мешает нам сделать это, когда вы в машине сидите?». – «А вы боитесь салон кровью запачкать». В общем, такую вот чушь городит. Он говорит: «А где понятые?». – «А понятые вам зачем?». – «Ну, как я буду выходить из машины без понятых?». «Уважаемый, понятые сейчас будут, – сейчас при прохождении медицинского освидетельствования необходимы двое понятых. – Их уже нашли, их уже ведут». – «А я боюсь вас, я вас не знаю, не буду выходить».

Достаточно здоровый мужик, такой габаритный. В конце концов, он выходит из машины. Вместо того, чтобы проследовать в сторону другого автомобиля, он очень неуклюже переходит вперед к тому автомобилю, прыгает, я извиняюсь, на задницу на дороге и начинает орать: «Караул, убивают!».

Инспектора стоят, смеются – они знают, что все фиксируется. Говорят ему: «Все, спектакль закончен. Пойдемте». Он не идет. Они подходят, пытаются его поднять – он, действительно, здоровый такой. Он вырывается. Отбегает – ну, насколько это можно назвать «отбегает» – неуклюже метра на три и говорит: «Я вообще никуда не ехал и за рулем не был». Развернулся, пошел. Ради бога, иди, родимый, иди. Они, естественно, вызвали эвакуатор, машину забрали на штрафплощадку.

- Куда он пошел?

- В сторону города. Побрел, так сказать. Ни в какую тайгу он не убегал, никто в него не стрелял.

Вот, «Человек и закон» делают репортаж по этому поводу. Как мне потом сказала Ирина Мужицкая: «К нам три дня гаишники ходили косяками и высказывали благодарность». Я говорю: «Ты им передай, пусть они почаще так делают». Все говорят о хамстве. Но никто не говорит, что гаишникам приходится порой испытывать со стороны водителей.

Достаточно интересная история, я займу еще несколько минут вашего времени. Челябинск. Все, наверное, слышали, особенно в регионах, как подлые гаишники беременной женщине не дали родить. Задержали ее мужа, упыри такие проклятые, и стали ему компостировать мозги. Когда он, как настоящий мужчина, плюнув на все, оставил у них документы и попытался уехать – они его задержали, скрутили, избили и доставили в УВД.

Рассказываю теперь эту историю, как она была. Останавливали, действительно. Он не пропустил пешехода. Причем, он не отрицал. Его сажают в машину, надо составлять протокол. Он говорит: «Мужики, у меня жена рожает!». – «Ты что, нас за дураков держишь? Где она у тебя рожает?». К слову сказать, жена родила четыре месяца назад. – «Да, вот, ей там плохо».




оставить комментарий
страница7/8
Дата22.09.2011
Размер1.3 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх