«Стоп, коррупция!». Сейчас готовим еще один проект в рамках того же большого проекта «Стоп, коррупция!» icon

«Стоп, коррупция!». Сейчас готовим еще один проект в рамках того же большого проекта «Стоп, коррупция!»


Смотрите также:
Партийная коррупция в России 2000-х гг...
Сценарий "красная шапочка"...
«коррупция и дачная амнистия»...
Методическое пособие Содержание Что такое коррупция 3 Коррупция в различных сферах общества 9...
Доклада на международной конференции «Искусство и наука в современном мире»...
Коррупция как системное социальное явление: проблема генезиса...
Положение о проведении открытого молодежного фестиваля клубного танца и брейк-данса «Пит-стоп»...
Положение о проведении открытого молодежного фестиваля клубного танца и брейк-данса «Пит-стоп»...
Исторический экскурс 1 Коррупция за рубежом 1 Интернациональные аспекты коррупции...
Я. Гилинский Коррупция: теория и российская реальность...
Я. Гилинский Коррупция: теория и российская реальность...
Учебная программа для специальности: 1-24 01 01 «Международное право» Факультет юридический...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8
вернуться в начало
скачать
Часть акций принадлежит частным акционерам, часть – государству. Для того, чтобы государственный акционер проголосовал… Принцип «двух ключей». Министерство промышленности – один «ключик». Второй – это Росимущество.

А зачем? Я не понимаю этого. У нас что, государство не доверяет Министерству промышленности? Они что, враги на нашей территории?

Получается, у нас везде удвоение. Понимаете, какое? Увеличение документооборота. Один чиновник считает, что так. У другого чиновника, из другого ведомства –– другое мнение по этому вопросу. Оба эти ведомства государственные, они оба федеральные.

Вообще все равно, кто. Пусть это будет Росимущество. Или пусть это будет Министерство промышленности. Но кто-то один пусть определит.

Нужно проголосовать: сменить директора либо не сменить директора. Утвердить план или не утвердить план. Вот, еще повод для коррупции. Потому что директор предприятия, которому нужно утвердить баланс, должен пробежать всех их и ублажить. Чтобы подписать какой-то простейший документ.

Таким образом, эти усложненные административные барьеры создают условия для коррупции. Плохо прописанные законы – это также условия для коррупции. Неопределенные формулировки – условия для коррупции. Их накопилось такое количество, что коррупция стала системным элементом в нашем государстве.

Правовые основы борьбы с коррупцией заложены. Чтобы все это функционировало, эти правовые основы должны подкрепляться безупречной деятельностью нашей милиции (в будущем – полиции). Бескорыстной работой всех правоохранительных органов. Работой прокураторы по надзору за тем, чтобы не фабриковались придуманные дела, а реальные уголовные дела доводились до конца.

Честной и неподкупной работой судов, которые бы рассматривали эти дела. За фактическое убийство людей на тротуаре не дали никакого наказания. А за непонятное экономическое преступление беременную женщину держали в тюрьме. Эти ситуации правового абсурда, очевидной несправедливости не позволяют нормальным образом бороться с коррупцией. Как их побороть?

Можно побороть только тогда, когда будет работа института гражданского общества. Когда будет реальная работа средств массовой информации, которые могут и будут публиковать умные, серьезные, вдумчивые статьи.

Не просто с неким подтекстом, а статьи с анализом причин, следствий. Может быть, с показом каких-то конкретных фактов.

Я понимаю, у прессы свои способы и формы работы. Поэтому воздержусь от советов профессионалам. Спасибо. Я жду ваших вопросов.

^ Мерзосов Г.Г.: - Вы говорите – согласования… Я приехал в район в 1983-м году. Райком партии и райисполком, вместе взятые, составляли 43 человека. Без двух водителей и четырех уборщиц. Прекрасно командовали районом. Геологоразведка шла будь здоров как!

Сегодня – около 300 человек. Я говорю главе: «Да ладно бы. Но я же вынужден и там, и там, и там по отчетной бумаге согласовать! Или, если я обращаюсь к тебе с просьбой, то ты не подпишешь ее, пока я не согласую практически по всем твоим департаментам. Зачем это?»

Он мне говорит: «Ты понимаешь, ты бы посидел на моем месте. Я же не очень глубоко знаю твои проблемы. Значит, я обращаюсь к специалисту. Он своим согласованием, своей подписью говорит мне: «Да. Этому можно верить». Ответ бесхитростный. Правда? Совершенно бесхитростный ответ.

Что касается умной журналистики. Можно, я приведу пример? Может быть, кому-то будет интересно. Я написал статью «Самоприговор как защитный механизм гражданского общества». Статью обсуждали на моей кафедре, где я был в аспирантуре. Вплоть до того, что даже церковь обсуждала статью. Согласились.

Была у нас депутат Комарова. Был член Совета Федерации Керпельман Ефим Борисович. Я им отдал статью. Говорю: «В Думе, в Совете Федерации обсудите, посмотрите. Ведь есть же «рацио» в этом». Согласились – да, есть «рацио». На том и все. Ноль! Никакой реакции. Каким-то образом статься стала известна Жириновскому. Мы с ним встретились. «Какая смертная казнь!! Ты можешь себе представить, что испытывают дети осужденного на смертную казнь?» Я говорю: «А что испытывают дети убиенного?» Тьфу! Мы расплевались с ним. Проходит пять лет. Сейчас Жириновский – главный поборник за смертную казнь.

До Госдумы, до Совета Федерации - никакой надежды на то, что можно достучаться. Никакой надежды на то, что хоть один закон не будет списываться. Как 94-й - перевели с английского и запустили. Это не мои слова. Это слова депутата Госдумы.

Или как 131-й, который, я не знаю, что он натворил. Ужасный закон. Вы сейчас раскрыли, подтвердили, доказали, что он ужасный. Это он породил такое количество чиновников.

Ничто не додумывается до конца. Простой пример: материнский капитал. Много ума надо, чтобы понять – есть разные регионы? Разные доходы. Разное состояние и условия, в которых эта мать находится. Включая и семейные. Почему он не дифференцированный? Почему?

Ничто до дна не додумывается. Зачем? Специально. Я полагаю, что специально. Для того, чтобы создать управляемо-неуправляемый законодательный маразм. Управляемо-неуправляемый правовой нигилизм.

Ведь это сознательно делается. Для чего? Чтобы закрепить себя у власти, до которой дорвались...

^ Тарло Е.Г.: – Георгий Георгиевич, я, например, не закрепляюсь во власти. Я – член одного из представительных органов… Наверное, это все-таки не в мой адрес.

В плане того, что законы не додуманы, мягко говоря. Я с вами полностью согласен. Я разделяю ваш пафос. В Совете Федерации мы беспрерывно ставим вопрос о корректировке 94-го закона.

Не надо, во-первых, его выбрасывать. Вы знаете, там есть очень разумные вещи. То, что у нас творилось с этими государственными закупками – это просто безобразие. До абсурда.

Другое дело, что 94-й закон не поставил безусловных преград. Он создал какие-то основы. В чем-то он помог. Но в некоторых ситуациях он абсолютно абсурден.

Например, приглашение творческого человека, какого-то тенора, в Большой Театр. Кому меньше заплатить? Как можно пригласить? Здесь совершенно другой принцип. Здесь может быть такой принцип: сколько есть денег, мы на эту сумму объявляем конкурс на самого лучшего.

То есть к творчеству это плохо применимо. Вообще неприменимо, наверное. Это плохо применимо, а, может быть, вообще неприменимо к новой продукции, обладающей новыми качествами. Которая, может быть, лучше. Она всегда проиграет тому, кто даст меньшую цену. Она всегда вначале дороже.

Очень много следующих случаев описывают. При, допустим, торгах по строительному подряду организации выставляют цены, за которые совершенно невозможно построить. Ввязываются в эту историю. А дальше идет все равно фактическое удорожание.

Из зала: - Или указывают нереальные сроки.

^ Тарло Е.Г.- Да, да, да. Коррупционное чиновничество научилось обходить 94-й закон. Он действенной преградой уже не является.

Действенной преградой оказалась такая интересная вещь, экономически построенная, как электронные торговые площадки. На которых публично в сети Интернет размещаются заказы, закупки. Это стало очень выгодно для крупных частных корпораций, в первую очередь. Потому что возникла колоссальная экономия на закупках. Буквально каждая закупка получалась все дешевле, дешевле и дешевле.

Такими площадками стали пользоваться и некоторые министерства. По крайней мере, какие-то подразделения. Но с распределением этих торговых площадок тоже оказалось не очень хорошо. У нас были серьезные конфликты. Потому что было принято волевое решение оставить 5 площадок. Они, как бы, главные. Распределено, кому и как.

94-й закон… Вы знаете, я буквально три или четыре дня назад встречался по поводу выборов в Тамбовскую думу, в Тамбове с директором школы и в поликлинике тоже.

Они говорят: «Вы знаете, есть позиции, по которым нам гораздо дороже бумагу написать, исписать, чем купить что-то». Бывает закупка – у них такие закупки, меньше 1000 рублей. А тебе нужно проводить конкурс.

Естественно, это смехотворно. Перчатки какие-то завезти. Я уж не говорю о сельской поликлинике. Смехотворные закупки бывают. Они вынуждены все это пропускать через 94-й закон. Объявлять тендер.

^ Игнатова Н.Ю., газета «Новый мир», Курган:

- У нас в Кургане впервые возникло несколько прецедентов, когда жители города через суд обязали администрацию города отремонтировать дороги, которые находились в безумном состоянии. Я считаю, это хорошо, замечательно.

Но у нас сейчас выделены по программе «Дороги России» средства на ремонт дорог в Кургане, в областном центре. Во время пресс-тура один из руководителей города обмолвился, что эти дороги будут контролироваться общественностью.

Видите ли вы в этом выход? Возможен ли механизм контроля общественностью таких крупных проектов, явно изначально коррупциогенных?

^ Тарло Е.Г.: - Везде, где есть деньги, есть поле, площадка для коррупции. Потому что всегда кто-то хочет получить больше в обход закона. Должен ли быть общественный контроль? Конечно же, должен быть общественный контроль.

Как его организовать – это вопрос сложный. У нас такое количество контролеров в стране. Контролер на контролере. А коррупция только увеличивается. Самое плохое, что она среди контролеров еще больше, чем бывает у контролируемых.

Очень важный вопрос при обсуждении 94-го закона затронули. Иногда бывает нецелесообразно устраивать контрольные процедуры. Тогда, когда объект для контроля незначителен.

Тот же 94-й закон создан из благих побуждений, чтобы не было такого бесконтрольного расходования средств. Но доведение до абсурда этой ситуации, когда при закупке перчаток на 600 рублей в сельскую поликлинику нужно проводить тендер. Это же глупость какая-то. Тендер будет дороже. Государству дороже и обществу.

О контроле за дорогами. Дороги, строительство дорог – это во всем мире, во всей нашей истории прекрасное место для коррупции. При строительстве дорог закапываются миллиарды. Поэтому контроль общественности просто необходим.

^ Дубинская С.Б: - Не только в Москве закапываются?

Тарло Е.Г.: - Везде. По всей стране, по всему миру. Мы тут – не исключение. Но то, что, конечно, в Москве некоторые дороги стоят в десятки раз дороже, чем в Западной Европе – это тоже уже о чем-то говорит. О каких-то странных факторах.

Вообще экономический контроль, анализ экономических показателей, сравнение их – это, мне кажется, один из важнейших факторов нахождения коррупционных моментов.

При соблюдении всех норм стоимость строительства в целом средняя. Иногда, может быть, и не надо лезть очень глубоко. Потому что контроль за каждой лопатой песка будет дороже, чем все остальное.

Существуют еще и предпринимательские риски, какие-то внутренние манипуляции. Желание чуть больше заработать. Чуть меньше – такого не бывает…

Понимаете, какая-то оптимизация внутри возможна. Но когда дороги в ужасном состоянии, а деньги выделены – это о чем-то говорит, да? Это о многом говорит.

Как сделать общественный контроль? Честно говоря, я плохо это представляю. Потому что, например, в законе о полиции предполагается, что общественный контроль будет осуществляться через общественные советы.

Как раз буквально пару дней назад праздновалось 3-летие создания новой, специальной службы – Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.

В общественный совет при этом следственном комитете вошла прекрасная французская певица – Мирей Матье. Как здорово будет обращаться к Мирей Матье…по вопросам контроля за деятельностью Следственного комитета Российской Федерации.

Конечно, если контроль за деятельностью полиции будет осуществляться через общественные советы – контроля никакого не будет. Потому что общественный совет призван не контролировать, а помогать. Содействовать, общественности разъяснять, как хорошо у нас работает тот или иной орган. Какую-то связку осуществлять…

Уважаемые люди – например, Иосиф Давыдович Кобзон. Он, по-моему, член всех общественных советов всех правоохранительных органов. Он осуществляет контроль за их деятельностью или связку?

Из зала: - А что поможет? Вы говорите: «Это не поможет».

^ Тарло Е.Г.: - А что поможет? На мой взгляд, прежде всего вы, пресса. Если будете свой долг исполнять. Писать, не смотря на то, что… Давить вас, конечно, будут. Потому что коррупционеры – они ж при власти. Если вы будете вскрывать факты коррупции, факты разворовывания денег, которые выделяет, допустим, тот же федеральный бюджет или местный бюджет – а вместо ремонта дорог возникают хорошие подъезды к чьим-то дачам, или еще что-то, конечно, это затронет интересы, наверное, и работника той дорожной организации, которая эти деньги будет осваивать. И тех, кто их выделяет, и так далее. Поэтому, конечно, нужно писать доказательно…

^ Галушка А.С., вице-президент Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»:

- Вместе с Евгением Георгиевичем представляем эту общественную организацию. Это один из институтов гражданского общества. Представляет интересы несырьевого бизнеса России. Я расскажу, как она видит саму проблему коррупции. Какие меры она предлагает практически для преодоления этой проблемы.

Во-первых, хотелось бы продолжить тезис про контролеров. Бороться, конечно же, нужно не с видимыми следствиями, а с причиной. Как и при решении любой проблемы.

Когда мы боремся со следствиями и усиливаем правоохранительную составляющую в этой работе, наше ощущение только одно: от этого вырастает объем коррупции. Больше ничего не происходит. Меньше ее точно не становится. Такого рода борьба с коррупцией усиливает саму коррупцию. Это первое.

Второе. Немножко задумаемся об онтологии явления. Нам, как несырьевому бизнесу, кажется, что существует основная причина значительного роста коррупции, который мы ощущаем.

Этот рост замечают международные рейтинговые агентства, которые измеряют инвестиционный климат, бизнес-климат в России. Они все об этом говорят. В России это одна из основных проблем. Уровень коррупции у нас больше, чем в Китае, Индии, Бразилии. Он значительно выше в России.

Причина роста коррупции - это проблема сырьевой направленности нашей экономики. Что она дает, такая направленность? Возникает ситуация, когда государство собрало деньги от высоких цен на нефть. А потом их перераспределяет в меру своего видения и понимания. Но перераспределяет-то кто? Конкретный чиновник.

Этот чиновник очень грамотный, очень компетентный. Внимательно прочитавший учебник по экономике. Понимает логику бизнеса, логику распределения этих денег.

Он понимает: «Ребят, так я же… Если я могу их распределить сюда, могу – туда или туда, а еще и туда… От того, куда я их распределю, в каком-то бизнесе вырастет прибыль. Значит, от меня зависит размер этой прибыли, - рассуждает этот чиновник. – Раз он от меня зависит, я должен быть в доле от этой прибыли».

Предприниматель по ту сторону рассуждает в такой же логике. Он понимает: от него же, от Василия Егоровича, это зависит? Зависит. Значит, он должен быть тоже в этой доле.

Таким образом, эта модель распределения через государство природной ренты конкретными чиновниками – конечно, она колоссально увеличивает коррупцию.

Это не значит, что мы должны, допустим, прекратить разработку месторождений полезных ископаемых, участков недр. Перестать добывать нефть, перестать ее продавать. Это никоим образом этого не значит.

Значит одно: нужно характер участия государства в экономике кардинально менять. Сегодня примеры того, как этот характер меняется кардинально, а коррупция при этом практически исчезает, есть. У нас в России такие примеры есть.

Где они есть? Экономика у нас сырьевая. Регионы несырьевые. Почти все, большая часть. 10% от общего количества регионов России, субъектов Российской Федерации – сырьевые. А 90% - несырьевые.

Многим из них просто делать ничего не остается, как менять инвестиционный бизнес-климат. Ничего не остается, как развивать предпринимательство, привлекать инвесторов. Создавать для людей новые высокопроизводительные рабочие места, достойно оплачиваемые.

Что мы видим? Давайте посмотрим на примере одного региона-лидера, что у нас с коррупцией происходит. Регион-лидер, допустим, – Калужская область. 2 месяца назад она по показателю прямых иностранных инвестиций на душу населения вышла на 1-е место. Обогнала сырьевой Сахалин, Сахалинскую область.

Калуга на 1-е место вышла. Сырья никакого нет. Да, есть, конечно, свои плюсы – Москва рядом. Но Тверь – тоже Москва рядом. Тула, Рязань – все точно так же, рядом. Но Калуга на 1-е место вышла по этому показателю.

Мы общаемся, у нас есть предприниматели, которые работают в Калуге. Причем работают серьезно. Вкладывают большие деньги. Индустриальный парк «Ворсино». Члены «Деловой России» участвуют в его создании. Это масштабный инвестиционный проект.

Так вот, они (эти предприниматели) нам говорят о чем? «А в Калуге нет коррупции». Знаете, вот так глядя в глаза и говорят: «Правда, нет коррупции!» Как будто я не верю в это. Смотрят, говорят: «Правда! Нет!». Я даже не возражаю. Говорят: «Нет. Мы это проверяли».

В чем дело? Почему это так? Конечно, комплекс мер реализуется. О них можно будет подробно поговорить. Если будут у вас профессиональные вопросы, можно и профессионально глубоко это обсудить. Но в чем дело?

Например, губернатор дает свой мобильный телефон ключевым инвесторам и предпринимателям, которые здесь работают. Это не Артамонов придумал. Первый, кто это сделал, был губернатор Новгородской области Прусак. Он первый, кто в условиях кризиса, который был в 1990-е годы, высокой инфляции привлек к себе на территорию иностранных инвесторов. Когда вообще казалось: какие могут быть инвестиции при такой инфляции.

Из зала: - Его же ушли!

Галушка А.С.: - Это не ко мне вопрос. Подождите. Мы же не об этом говорим, кого куда «ушли». А о сути дела мы с вами сейчас говорим.

Это не значит, что губернатору с утра до ночи кто-то звонит. Но это настолько перенастраивает весь бюрократический аппарат. Вице-губернаторы, среднее звено, министерства, начальники управлений… Не дай бог.

Они даже помыслить не могут, что они вдруг намекнут о какой-то коррупции. Потому что они знают: они только намекнули – через три минуты об этом знает их непосредственный руководитель. На следующий день они здесь больше не работают.

Вместо того чтобы писать толстые, пухлые программы о том, как побороть коррупцию, можно решать вопрос по существу. Ясную политическую волю проявлять в том, что ты действительно это будешь делать.

На федеральном уровне. Если бы у нас было ясно и понятно для всех, что ты написал… Пусть не всегда министру можно позвонить или президенту. Но сделайте единый портал для обращения всех жалоб. Для всех жалоб предпринимателей по этому вопросу. Не оставьте ни одной жалобы без внимания. Чтобы это в регионах все понимали.

Сегодня сделан очень серьезный шаг в этом направлении. 2 августа премьер-министр России подписал распоряжение. В соответствии с ним ответственным за рассмотрение жалоб предпринимателей назначен Шувалов Игорь Иванович. Первый заместитель Председателя Правительства Российской Федерации.

Со всеми этими жалобами ему не справиться. Поэтому в соответствии с пунктом 2 этого распоряжения у Юрия Ивановича Шувалова в данном вопросе - два общественных партнера. Это «Деловая Россия» и «Опора России».

Им предложено оказывать содействие в исполнении Юрием Ивановичем этих функций. Первая – рассмотрение жалоб и обращений предпринимателей. Вторая - выработка системных предложений по улучшению инвестиционного климата в России.

Правительство у нас даже создало портал для рассмотрения этих жалоб. Но нам непонятно пока только одно. Почему он только на английском языке? Догадаться можно, что он ориентирован на иностранных инвесторов. Это понятно. Но почему же только на иностранных?

Знаете, это те меры… Есть, конечно, свои нестыковки в их практической реализации, в первых шагах. Но ветер дует в паруса правильного направления. Конечно, это очень правильный вектор.

Мы в «Деловой России» сегодня уже в рамках исполнения этого распоряжения Правительства Российской Федерации соответствующую работу ведем. С аппаратом Шувалова сейчас это прорабатываем. Чтобы был оперативный канал связи и реагирования. В том числе через «Деловую Россию» на те жалобы и обращения предпринимателей, которые будут возникать.

Мы видим, что в регионах это работает. Губернаторы, которые так делают, реально создают новые рабочие места. Экономика развивается. Коррупции практически нет. Там кардинально более низкий уровень коррупции.

Отрадно, что мы сейчас говорим не о четырех лидирующих провинциях Китая. Не о Баварии, не о Калифорнии. А о Калуге. Можно, оказывается, это сделать и у нас.

Мы в «Деловой России», как институт гражданского общества, объединяющий несырьевой бизнес, уже сделали осмысленный запрос к региональной власти. Запрос на то, как искоренить коррупцию и кардинально улучшить инвестиционный климат.

Это наша «Модельная программа улучшения инвестклимата», о которой вчера мы тоже говорили. Мы не просто написали. Она у нас на сайте висит. Мы готовы любые замечания, предложения, критику принимать. Вообще полностью открыты для этого.

Но у нас сегодня идет активный процесс продвижения этой программы. Сегодня нам официально ее одобрило Министерство регионального развития. Сегодня ее персонально поддерживает Эльвира Сахипзадовна Набиуллина. Собственно, на всех совещаниях, мероприятиях, которые проходят, эта поддержка высказывается.

Мы сегодня договорились с тремя пилотными регионами о том, чтобы эту «Модельную программу» реализовать. Да, мы взяли Калугу в качестве пилота только для одной цели: чтобы то был гарантированный результат. Кроме этого, это Ивановская область вошла в этот пилотный проект. И Новосибирская область. Сейчас ряд регионов тоже хотят к этому присоединиться.

Мы готовим Государственный совет Российской Федерации по теме «Улучшение инвестиционного климата в России». Принято принципиальное решение, что наша «Модельная программа» будет составной частью доклада совета.

Кроме того, Министерство экономики, которое, как я сказал, нас полностью поддерживает в этом, готовит проект поручения Президента РФ. Я могу уже об этом говорить. Главное в этом проекте поручения следующее. На основе «Модельной программы» регионам поручить разработать и принять свои конкретные программы улучшения инвестиционного климата в Росси.

Программы – региональные, а явление это – федеральное. Мы рассчитываем на стопроцентное сплошное покрытие всей территории Российской Федерации. Те практичные, конкретные меры, которые в ней заложены… Телефон губернатора – это так, символ,, а суть-то – оперативный доступ.

Воронежский губернатор Гордеев, допустим, сделал окно на своем сайте. В трехдневный срок ответ получает любой предприниматель, который туда обратился, на этот сайт написал.

Это то, что мы почерпнули от общения с нашими предпринимателями. Что они практически говорят. Может, не всегда это удачно срабатывает. Вы расскажите нам о практике. Нам интересно будет услышать и ваш взгляд.

Конечно же, сегодня мы ориентируем на эту работу все наши региональные отделения «Деловой России». Мы считаем, что они должны стать профессиональным постоянным партнером и коммуникатором с властью. Который формирует оперативную обратную связь по всем этим вопросам.

На наш взгляд, видя такие безкоррупционные островки, которые сегодня в России возникли в регионах, задача понятная. Масштабировать это явление до размеров всей России.

Вот, это то, чем мы практически в «Деловой России» занимаемся. Те промежуточные результаты, которых мы достигли, и дальнейшая перспектива в развитии этой темы. Как мы ее видим и понимаем. В главных, узловых аспектах.

Есть, кроме этого, очень важные частные аспекты. О них тоже могу рассказать, если у вас будет интерес и желание к этому. Они касаются закупок компаний - естественных монополий. Очень интересная эта тема. О том, как это все на тарифы влияет. Тут тоже есть, о чем поговорить.

Вопросы, касающиеся кардинального изменения предоставления государственных услуг федеральными агентствами. Разработка стандартов качества предоставления этих услуг. Внедрение реальной ответственности за их несоблюдение, которая бы стимулировала их соблюдать и услуги качественно оказывать. Все эти предложения тоже наработаны. Но главное – то, что было сказано выше. Спасибо.




оставить комментарий
страница4/8
Дата22.09.2011
Размер1.3 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх