«Стоп, коррупция!». Сейчас готовим еще один проект в рамках того же большого проекта «Стоп, коррупция!» icon

«Стоп, коррупция!». Сейчас готовим еще один проект в рамках того же большого проекта «Стоп, коррупция!»


Смотрите также:
Партийная коррупция в России 2000-х гг...
Сценарий "красная шапочка"...
«коррупция и дачная амнистия»...
Методическое пособие Содержание Что такое коррупция 3 Коррупция в различных сферах общества 9...
Доклада на международной конференции «Искусство и наука в современном мире»...
Коррупция как системное социальное явление: проблема генезиса...
Положение о проведении открытого молодежного фестиваля клубного танца и брейк-данса «Пит-стоп»...
Положение о проведении открытого молодежного фестиваля клубного танца и брейк-данса «Пит-стоп»...
Исторический экскурс 1 Коррупция за рубежом 1 Интернациональные аспекты коррупции...
Я. Гилинский Коррупция: теория и российская реальность...
Я. Гилинский Коррупция: теория и российская реальность...
Учебная программа для специальности: 1-24 01 01 «Международное право» Факультет юридический...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8
вернуться в начало
скачать

Мерзосов Г.Г.: - Надо нападать. Правильно.

Павловский В.Е.: - Я даже не об этом. Я не потому взял слово, чтобы пожаловаться.

^ Кабанов К.В.: - Я просто подсказывал.

Павловский В.Е.: - Спасибо за подсказки, мы воспользуемся. Я хочу плавно перейти от земельных приземленных вопросов к более глобальным.

Есть газета «Красноярский рабочий». В Якутии есть «Якутск вечерний». В регионах есть, наверное, и другие СМИ, которые могут ставить этот вопрос. Спотыкаются, потом их наказывают. Есть славная организация АНРИ, которая объединяет независимых региональных издателей. Но, к сожалению, большинство СМИ не могут писать на эти темы. В том числе, на темы коррупции. Они несвободны.

Мы сегодня говорим о том, как нам наладить контроль над распределением бюджетных средств. Прошу не обижаться, коллеги из государственных СМИ. Надо принципиально ставить вопрос на всех уровнях о разгосударствлении СМИ. Не надо давать СМИ денег из бюджета. Не надо кормить, подкармливать. Как только подкармливаешь, все становятся сытыми, лощеными и боязливыми.

^ Кабанов К.В.: - Владиславу Юрьевичу Суркову это объясните.

Павловский В.Е.: - Давайте встретимся.

Кабанов К.В.: - У нас была полемика. В этой полемике часто звучит одна фраза: «Везде, во всем мире, есть официальные СМИ». Я говорю: «Где официально?». Есть список газет, где официальная информация публикуется. Они просто аккредитованы.

^ Дубинская С.Б: - У них контракт.

Кабанов К.В.: - Надо поднимать и ставить реальные задачи. Если мы сейчас будем говорить, мы можем говорить сколько угодно и сколько угодно на эту тему задавать вопросы власти.

^ Павловский В.Е.: - Но это не вопрос! Вы нам помогите юридические какие-то процедуры пройти. Вплоть до Конституционного суда. Чтобы это было под запретом. Чтобы многомиллиардные затраты исчезли.

^ Кабанов К.В.: - С удовольствием!

Павловский В.Е.: - Мои коллеги, которые могут сейчас на меня обижаться, будут жить в другом мире. Им будет лучше жить. Материально, может быть, хуже, но они хотят этой свободы.

^ Мерзосов Г.Г.: - Владимир Евгеньевич, прекрасно все, удивительно хорошо, но за этим разгосударствлением что стоит? Семьдесят процентов прессы будет уничтожено!

^ Павловский В.Е.: - Нормально.

Мерзосов Г.Г.: - Спасибо!

Павловский В.Е.: - Кто выживет… Еще одно маленькое предложение по теме нашего семинара. Нам надо, пока этот славный процесс не начинается и не завершается, по линии АРС-ПРЕСС, по линии АНРИ (может быть, объединив эти усилия) наладить мониторинг. Мониторинг публикаций на эти темы. Чтобы они были видны. Я понимаю, что вы замечаете, что скажет «Эхо Москвы», замечаете, что напишет «Новая газета». И вряд ли замечаете, что пишем мы, региональщики…

^ Кабанов К.В.: - Неправда! Неправда! Мы работаем вместе с Transparency. Мы сидим на базе библиотеки иностранной литературы. Библиотека имеет доступ практически ко всем средствам массовой информации, которые в регионах выходят. Создана группа, которая занимается всеми публикациями. Анализирует все публикации в регионах…Есть идея, которая давно витает. Мы эту идею обсуждали с «Росбалтом». Это идея, когда сами журналисты сбрасывают всю информацию со ссылками на некий ресурс. Разбито по регионам…

^ Дубинская С.Б: - Именной или анонимный?

Кабанов К.В.: - Вышла публикация. Разбита карта регионов. Ты выходишь и понимаешь, какие тебе нужны…. У нас так устроена власть чиновников, что они первым открывают Kompromat.ru. Первое, что они открывают! Чтобы разместиться на Kompromat.ru, нужно заплатить денег. Банально заплатить. Если сделать эту историю (сливную, не сливную), если эта публикации есть, если они будут по регионам размещаться (не надо долго искать, вот они все болтаются) – это уже будет интересно.

^ Дубинская С.Б: - Давайте вернемся ближе к теме коррупции…

Из зала: - Софья Борисовна, все хорошо идет!

Левин Л.И., генеральный директор ИПД «НОРД ПРЕСС»:

- Я бы не винил Суркова. Дело не в Суркове, дело в нас. Если сделать то, о чем сказал Владимир Евгеньевич, в России останется три десятка газет. Может быть, это даже будет хорошо для России. Я еще больше, чем он, убеждаю коллег! Где-то на каком-то этапе своей жизни мы большие царисты, чем люди, которые живут в стране и от батюшки царя ждут милости.

На каком-то этапе жизни нам просто не хватило характера. Не хватило элементарного настроя на то, чтобы отстаивать свои позиции. Мы как корпорация не состоялись. Мы как люди, которые могли бы сообща биться за какие-то вещи, идти на амбразуры, этого не смогли сделать. Давайте уж будем смотреть правде в глаза. Это правда.

Сурков может говорить все, что хочет. Но все идет так, как оно идет. Я стал набрасывать статью – у меня есть свое отношение ко всем этим вещам. Но я не успел, вы меня искренне заинтересовали, поэтому я прервал ее.

Начал ее так: «Борьба с коррупцией становится приятным во всех отношениях мероприятием (это первый тезис). С ней борются хорошие люди. Но особо яростно с ней борются сами коррупционеры, создавшие соответствующие структуры. Коррупция для одних несчастье, для других счастье, привнесенное долгой путаницей в умах. Вплоть до предложений давать чиновникам взятки, чтобы они лучше служили отечеству.

Бороться с коррупцией модно, выгодно, престижно. Грозные речи звучат все грознее, но бюрократы по мере увеличения массива речей и нарастающей борьбы с ней, приспособились к новой речевой деятельности, как бактерии к пенициллину. В массовом сознании сегодня возникают зловещие тени типа Сталина, которые могут прийти в страну и навести порядок. Не верят, что кто-то другой это может сделать».

^ Кабанов К.В.: - Обманчивая точка зрения.

Левин Л.И.: - Дальше. «Мои любимые начальствующие бюрократы искренне и разумно считают, что если у нас есть коррупция, то она в сравнении с другими маленькая. Им есть с кем себя сравнивать. Есть Москва, куда едут и едут с поклоном, чтобы выпрашивать финансирование. Наши чиновники знают, о чем говорят».

Я человек, который к Медведеву с симпатией относится по целому ряду внутренних позиций. Я не скрываю этого. Но чего стоит эта сочинская история в Управлении делами Президента России?

^ Кабанов К.В.: - Это капля в море! По сравнению с тем, что есть, это капля в море.

Левин Л.И.: - Я понимаю, что это капля, и что это капля в море. Борьба с коррупцией в России носит выборочный характер. У нас есть борьба – она носит выборочный, точечный характер.

^ Кабанов К.В.: - Не с коррупцией, а с коррупционерами.

Левин Л.И.: - Да, с коррупционерами. Свой сукин сын – это гарантия безопасности. Очень многие из нас (я не успел дальше дописать) прагматично решают, что лучше быть сукиным сыном даже в печати, даже в журналистике. Получать свое от этой жизни, чем портить отношения. Надо кормить семьи.

^ Кабанов К.В.: - За время информационных «наездов» (я не о вас говорю), которые были на нас, начало всех статей одинаковое: «Бороться с коррупцией стало прибыльно». В журналистике, кстати, то же самое. Многие журналисты, которые начинали расследователями, постепенно становятся сливными бачками. Не хочу называть фамилии, скандалить не хочу. Это их выбор.

^ Дубинская С.Б: - Их все знают.

Кабанов К.В.: - Я не зря сказал, что мы позволяем, чтобы коррупция была. Нас сто сорок миллионов! Бюрократов – пять миллионов! Нас значительно больше… Но если люди с этим соглашаются? Если ты пытаешься объяснить, что тебя каждый день насилуют и еще пытаются требовать от тебя, чтобы ты при этом получал удовольствие… Как этого человека можно заставить не соглашаться с существующей ситуацией?

Наша задача – разбудить самосознание... Кропотливая работа. Вот вы задавали вопрос, почему хотят повысить пенсионный возраст? Тогда в Пенсионный фонд можно загонять деньги и разворовывать!

Есть 213-ФЗ. Новая пенсионная реформа. Никто не задал вопрос: почему, если я вношу деньги, то в случае, если я их не использовал в Пенсионном фонде, они не могут, как во всем мире, быть переданы в наследство моим близким? Общество не задает этот вопрос! Общество, как бараны, несет эти деньги. Им обещают халяву: принес рубль – получил два. Самое главное - мы не доживаем! У нас продолжительность жизни (мужская) ниже пенсионного порога. Нам еще хотят его повысить!

Ребята, это пирамида. Никто же не задает вопрос про пирамиду. Мы этот вопрос начинаем задавать в Государственной Думе, нам говорят: «Вы что, народ хотите взбаламутить?». Да, мы хотим взбаламутить народ.

Прошла в «Ведомостях» статья о том, как с подачи Голиковой украдены деньги (очередная партия) из Пенсионного фонда. Два миллиарда – нецелевое использование, триста миллионов - на покупку дома отдыха для себя любимых, для аппарата. И это уже федеральная собственность была. Они фактически увели деньги – двойная оплата. Но это же никто не транслирует в регионах!

^ Дубинская С.Б: - Как? «Ведомости» написали. На сайте она есть.

Мерзосов Г.Г.: - Мы сами роемся, сами добываем.

Кабанов К.В.: - Вы прекрасно знаете, что «Ведомости» или «Коммерсант» не во всех районах есть. Просто газеты не поступают во многие районы. Люди их не выписывают, потому что подписка дорогая. Надо пережевывать для массового сознания эту историю. Она касается всех. Украдены общие деньги. Это общие деньги Пенсионного фонда! Это людям надо разъяснять … Что у нас – массовые выступления за последнее время? Прав президент и даже прав Путин, когда говорит, что они носят совершенно хаотичный необоснованный характер. Я сколько раз с оппозиционерами говорил: «Ребята, вы приходите на митинги кричите про кровавое «гэбье», которое - к ответу. За что? Почему? Где обоснованная позиция, по которой ты был бы не убиваем?». Почему их пыла не хватает на более понятную людям историю с ЖКХ и с тарифами? Вот там позиция будет обоснована.

Подготовили и отдали президенту документ, как на региональном уровне идет система тарифов. Как эти тарифы разворовываются. Как создаются схемы искусственного повышения тарифов. Именно на региональном, я не говорю про федеральный.

Каждый из вас, работая в регионе, знает, что сети практически не ремонтируются. В деревнях и районных центрах электричество банально отключается потому, что все столбы прогнивают. Прошел ураган – все это порвалось. По три, по четыре дня сидят без электричества.

Людям надо объяснять. Они же платят за это. Зато как только человек в деревне не заплатил… Сейчас, кстати, новая «замечательная» тема. Когда человек просрочивает платеж на десять дней (а он все время платит), к нему приезжают и обрезают электричество. Включить его обратно стоит двадцать тысяч рублей. Все.

^ Дубинская С.Б: - Самый простой вариант.

Кабанов К.В.: - Эти вещи надо людям объяснять. Что не у него одного такая проблема. Эти проблемы будут объединять. Только в этом случае можно сознание изменить.

Из зала: - Вы пытались анализировать, кто работает в региональных структурах по борьбе с коррупцией? Вы пытались проанализировать, каков принцип отбора людей, которые в регионах борются с коррупцией?

^ Кабанов К.В.: - Если брать правоохранительную систему, то здесь нет смысла даже анализировать. Объясню, почему. Я до 1998 года находился в системе госбезопасности. Сам видел и курировал оперативно сначала таможню, потом МВД. Сам видел, как выстраивалась эта система.

Невозможно, находясь в системе, прийти и сказать: «Да, мы создали департамент собственной безопасности, который борется с коррупцией. Этот департамент через год (или люди, которые в нем находятся) станет самым коррумпированным».

Я не зря сказал, что коррупция самый доходный бизнес. Она может купить любого. Это как наркомафия в странах Латинской Америки – она может купить любого, потому что это единственный доходный бизнес.

Самое главное на любой службе… Я объясню, почему я занимаюсь, и мои коллеги занимаются. Нам лично не нравится. Мне лично не нравится. Может быть, скажу обидную вещь. Если ста сорока миллионам нравится находиться в позе, удобной для насильника, мне это не нравится. Мы поэтому объединяемся.

Мы об этом давно говорим, когда идет разговор об административной реформе. Нет никакой административной реформы, пока нет изменения идеологии государственной службы. У нас менять нечего! У нас нет идеологии. У нас есть портреты, есть личные карманы, есть карманы начальника. Все. Это вся идеология. Она заключается в следующем – если я не украл, у меня украдет другой.

Нет репутации. Написали вы с примерами, что человек – вор. Он что, пошел и застрелился? Написал заявление об увольнении? Он в суд подал. Он человек корпорации, а корпорация давно и с прибором положила на то, что называется «общество» и «гражданин». Его начальникам важно, чтобы он был лоялен. Если мы говорим совсем откровенно (я говорю это публично, говорил на встрече с президентом) – вассальная система управления.

Лояльность чиновников покупается за счет коррупции. Они (включая МВД) лояльны федеральной власти только за счет того, что они умеют воровать. Это гарантия, что они выступят против этих ста сорока миллионов.

Наша задача – не допустить, прежде всего, чтобы в России получилась революция. Все-таки пытаться как-то эту ситуацию разрулить мирно… Мы говорим об этом Президенту – не перенесет больше Россия революцию без идеологии, без стержня, который был. Сначала была вера, потом была вера в светлое будущее, сейчас ни того, ни другого, ни третьего, ни десятого. Все кусочками. В этой ситуации страна не перенесет еще одну революцию. Хотя, как говорят старцы, она, может быть, произойдет. То, что делается, может привести к этому.

Власти надо четко объяснять: «Ребята, не будьте идиотами. Вас за бугром никто не ждет». Как только начнется массовый отток российских капиталов по тем же документам, которые Россия подписала, ратифицировала (по отмыванию денег и борьбе с клептократией, коррупцией), их деньги просто перейдут в другие руки. Западные банки и правительства будут счастливо жить на эти деньги.

^ Нечаев А.Н., генеральный директор АНО «ИД «Каспий», газета «Комсомолец Каспия»:

- Сибирь - о земле, а Астрахань, понятное дело, о воде. Я хочу привлечь общее внимание к недавно введенному в действие Водному кодексу. Последствия его будут едва ли лучшими, чем введение Лесного кодекса.

Мы живем на золотых волжских берегах. Поэтому нас тряхнуло первыми. Я вас уверяю, в течение года-двух это коснется населения всей нашей России. Я выделю два момента. Первое. Берега Волги стали делиться и продаваться в частные руки. Все вложения в инфраструктуру, обещанные частным капиталом, сводятся к тому, что традиционные места отдыха населения окапываются дорогами. Ставится шлагбаум. С людей берут деньги за те места, куда они привыкли приходить купаться.

Второй пункт. Отныне, да будем всем известно, если вы подъехали на берег реки на машине ближе, чем на двести метров, любой милиционер, любой правоохранитель имеет право к вам подойти и оштрафовать вас.

^ Кабанов К.В.: - Пять тысяч штраф.

Нечаев А.Н.: - Здесь создается немеряное коррупционное поле для правоохранителей. Раньше такими мелкими поборами славились гаишники, теперь будут славиться все. Дело не в том, велик штраф или не велик. Коррупционная составляющая здесь в том, что любой правоохранитель подъедет - никто не собирается связываться с протоколами, начинается элементарное отстегивание денег.

Мы в нашей газете поймали эту тему, потому что население стало обращаться. Рядом статей сумели привлечь внимание к проблеме и депутатов, и правоохранителей. Отношение народа сводится к простой формуле «караул, грабят». Вы представляете, что такое сорокаградусная жара в Астрахани, когда нельзя подъехать на машине отдыхать? Есть еще ряд ограничений. Выпас скота, строения (у нас села строились прямо на берегах рек испокон века) – это тоже запрещено.

Отсюда вопрос и предложение. Первый вопрос. В результате этой волны поднялись все, включая местных депутатов. Есть ли смысл нам обращаться в Антикоррупционный комитет? Есть ли у комитета такие силы, которые могли бы сконцентрироваться вокруг этого вопроса и проанализировать его коррупционную составляющую и последствия, которые могут быть?

Второе - предложение. Есть ли такая практика, когда Антикоррупционный комитет выезжает куда-то на место, где-то тот или иной горячий вопрос находится в центре общественного внимания, для того чтобы провести выездную сессию и призвать туда журналистов (может быть, редакторов нашего Альянса)? Чтобы они вовремя подняли этот вопрос у себя на местах.

То, что мы вовремя среагировали, привело к тому, что таких поборов в нашем регионе не было. Все немножко приостановились, стали разбираться. Были даны гласные и негласные команды, чтобы людей не штрафовали.

Мы долгим путем привлечения природоохранной прокуратуры и других органов разобрались в механизме действия этого закона. Что там? Оказывается, таблички должны ставиться местными властями. На это нужны деньги. Эти таблички будут ставиться еще три-четыре года.

Пока все это будет вводиться, в мутной воде будут ловить рыбку. Будут серьезные возмущения масс людей, которые были у нас в регионе. Если вы приедете к нам, вы как раз попадете на благодатную почву, где все население и местная власть настроены на то, чтобы внести какие-то изменения.

^ Кабанов К.В.: - Я этим вопросом тоже занимаюсь. Одно из любимейших моих мест в Росси тоже находится на берегу реки. Правда, притока Волги – в Мологе (в Тверской области).

Существуют две позиции, которые имеют право на жизнь. Нужно находить согласие. Естественно, мы можем и будем вместе с вами этим заниматься. С удовольствием. Я вижу, что наши люди, наши с вами дорогие сограждане, не умеют себя вести на берегу реки. Это первый и основной вопрос, который ставился, когда писался этот закон.

Когда писался этот закон, мы работали – я всегда говорил, что двести метров это нереально. Есть полоса отчуждения по закону – пятьдесят метров. Старая норма, которая была. Это реальная позиция.

Деревня, куда я езжу, стоит на берегу реки. Мы поставили таблички с выпиской этого закона. Приезжают люди из Бежецка. Говорят: «Почему? Мы постоянно сюда ездили». Мы каждый день объясняем: «Зачем гадить?».

Получается, у нас две стороны. Чиновники, которые пытаются из хорошей идеи вытащить свой гешефт. Есть хорошая идея, которая направлена на наших дорогих сограждан, которые не умеют себя вести.

Та же самая история, как у нас говорят: на дороге два нарушителя – гаишник, который берет деньги, и человек, который нарушает. Я в таких случаях говорю, что у нас дороги не приспособлены для того, чтобы нормально ездить, не нарушая.

Мы пришли к выводу, что люди, которые берут в аренду берег (как и лес, кстати), не могут ограничить заезд для купания или для рыбной ловли спортивными методами, если есть лицензия на спортивную ловлю, выданная по закону Охотобществом. Нужно покупать лицензию…

^ Павловский В.Е.: - Теперь люди должны все равно получить разрешение частного собственника?

Кабанов К.В.: - Да, вопрос с частным собственником… Мы должны вносить поправки в этот закон и быстрее делать, чем Лесной кодекс. Быстрее. Лесной кодекс: поднят вопрос Государственной Думой, в Совете вчера обсуждался Лесной кодекс. С удовольствием обсудим Водный кодекс.

Я сам вижу на практике, где и что не работает. Банальные вещи. Еще до принятия Водного кодекса мы приехали туда и решили сделать так, чтобы потом банки и бутылки не собирать, ноги не резать. Место, куда ты мусор выбросил, место, где ты можешь посидеть под навесом, место для кострища..

Есть некие обязательства для собственника. Есть норма справедливости, которую в Лесном кодексе пытались учесть. Нельзя запрещать ходить собирать ягоды, грибы… Хотя потом у нас появляются заборы, колючая проволока и тому подобное.

Я думаю, что у нас есть такая возможность. У нас есть Совет. У нас есть члены НАК, которые еще остались депутатами Государственной Думы. Это Куликов Александр Дмитриевич (от коммунистов), Резник Борис Львович (ваш коллега).

Из зала: - От «Единой России».

Кабанов К.В.: - Это не мешает ему оставаться достаточно приличным человеком. Нас поддерживает Гена Гудков, Москалькова. Нормальный подход и нормальные люди, которые все понимают. Давайте мы начнем обсуждение Водного кодекса. У нас есть практика. Мы столкнулись с этой практикой в первую очередь.

В регионе практически нет серьезных проблем, не связанных с федеральной властью.. Буквально года два назад у одного из астраханских банков отобрали лицензию. Отобрали лицензию, но там была жена мэра Астрахани. История развивалась таким образом, что через этот банк прогнали пятьсот миллионов долларов коррупционных денег. Люди, которые пытались этому противодействовать (сотрудники МВД), уже два года сидят в тюрьме. Идет суд, мы их отбиваем. Была информация, связанная с ЦБ. Они написали в ЦБ, что готовится отмывка денег. Пятьсот миллионов – полмиллиарда долларов. Известны эти люди. Вся эта история известна.

В случае не только с Водным кодексом (с федеральным законодательством), в истории с некими другими властными решениями не всегда можно найти концы, серьезно раскрутить связи с федеральным центром. Помните крупное воровство с закупками медицинского оборудования? Историю с томографами? Их же закупали в регионах. Деньги, чтобы получить откат и отмыть его, были отравлены в регионы. Минздрав придумал красивую схему. Федеральные чиновники были в связке с региональными. Это различные формы бизнеса.

Всегда желательно обращаться к нам. Мы уже работаем так с частью изданий. Мы работаем с журналистами, они нам присылают нужную информацию. Могу сказать честно, что КПД нашей деятельности - в лучшем случае три процента. Мы проводили оценку. Коэффициент полезного действия достигается в том случае, когда президент лично расписывает наши бумаги и дает какие-то указания.

Объясню, почему. Понятно, что существует такая форма, как отписка, даже по бумаге президента. Совершенно недавно он сказал, что распоряжения и указания не выполняются. Совещание провел в Администрации.

Возвращаюсь к делу Магницкого. Конкретное дело. История, когда президент дает указание провести проверку. Проверка коснулась только УФСИН, хотя все основные заказчики из ФСБ и МВД на свободе. Их даже не проверяли.

История с барнаульским заводом - касается рейдерского захвата. Две тысячи человек работает на заводе. Президент дает команду. Она начинает исполняться. Постепенно эта команда начинает сворачиваться, сворачиваться, сворачиваться…

Санкт-Петербург. Хасанский рынок. Приезжает комиссия. Я встречаюсь с Чайкой. Все замечательно. Комиссия находит предварительный сговор. Я отзваниваюсь, что нашли сговор. Дальше мне Чайка говорит: «Что я могу сделать? Мои подчиненные, которые выезжали на место, говорят, что все нормально». – «Так они денег взяли!». – «Но это не доказано».

Из зала: - Вавиловская селекционная станция в Павловске, под Петербургом?

^ Кабанов К.В.: - Ее уничтожили.

Из зала: - Почему никто не отреагировал? Ни президент, ни премьер.

Кабанов К.В.: - Потому что там друзья президента и премьера… (Обращается к Нечаеву). Алексей Николаевич, я координаты все оставлю. Можно, конечно, организовать выезд, но, как правило, этот выезд ничего не дает. Публичное мероприятие, которое только занимает время. Давайте согласуем план действий, подготовим соответствующие документы и предложения, определимся, в какие инстанции обращаться. Мы посадим двух наших юристов отрабатывать эту схему, и начнем ее вместе двигать.

^ Нечаев А.Н.: - Выезд имел бы смысл привлечения общественности. У нас есть конкретные факты.

Кабанов К.В.: - Если вы считаете, что он нужен, вопросов нет.

Нечаев А.Н.: - На месте посмотрим, как и что. Еще посоветуемся с кем-нибудь.

^ Кабанов К.В.: - Договорились.

Миргазизов Р.М., заместитель главного редактора, руководитель on-line-версии газеты «Республика Татарстан»:

- У меня есть предложение. Господин Левин уже почти написал готовую статью про коррупцию. Поскольку я занимаюсь интернет-технологиями, я уже создал интернет-проект. Пока, правда, только в голове.

О чем речь? Касается всех присутствующих здесь коллег. Если вы меня поддержите и мне это поручите, я готов на бесплатной основе создать такой сайт, где будет по разделам представлено каждое СМИ (хоть государственные, хоть негосударственные). У каждого редактора будут реквизиты доступа к этому разделу.

Я разошлю очень короткие инструкции, как в два клика размещать материалы на нашу тему. Если вам покажется это обременительным, могу предложить другую схему. По e-mail мне присылайте свои материалы. Любые видео, фото, текст. Я сам их размещаю.

Вопрос только в чем? Денег нет никаких. Доменное имя регистрируем бесплатно, хостинг у меня есть, веб-дизайн (строительство сайта) беру на себя. Единственное, надо договориться – есть ли поддержка и согласие, и кто будет учредителями. Или Альянс или Совет. Еще лучше, чтобы и Альянс, и Совет. С завтрашнего дня я готов приступить к этой работе. В течение десяти дней сайт будет висеть в Интернете.

^ Дубинская С.Б: - Кирилл Викторович?

Из зала: - Поаплодируем! Это здорово.

Дубинская С.Б: - Подождите. Сейчас узнаем мнение!

Кабанов К.В.: - Я считаю, что это здорово, но если мы сделаем еще возможность конференц-общения, это была бы сказка.

^ Миргазизов Р.М.: - Сделаем.

Кабанов К.В.: - Тогда просто отлично.

Миргазизов Р.М.: - Давайте сразу, не отходя от кассы. Как будет называться? Надо регистрировать домен. Уже буквально завтра.

^ Дубинская С.Б: - Надо подумать.

Миргазизов Р.М.,: - Давайте задание, пока мы не разошлись.

Кабанов К.В.: - Пускай коллеги придумают, как это сделать.

^ Миргазизов Р.М.: - Но вы поддерживаете?

Кабанов К.В.: - Конечно.

Миргазизов Р.М: - Вы готовы быть учредителем?

Кабанов К.В.: - Готов.

Дубинская С.Б: - Соучредителем. Потому что мы тоже готовы.

Миргазизов Р.М: - С кем мне технические детали обсуждать? С вами, Софья Борисовна?

^ Дубинская С.Б: - Я не специалист по этой части. Но у нас в АРС-ПРЕСС есть редактора-основатели Альянса, которые с Интернетом на ты. Свяжу с ними

Миргазизов Р.М: - Значит, два учредителя?

Дубинская С.Б: - Два.

Миргазизов Р.М: - Отлично. Я удовлетворен вашим ответом.

Омельяненко Л.В., директор, главный редактор ГУП КК «Белоглинский ИЦ «Родная земля»:

- У нас проводится программа «Электронное правительство». На местах, в муниципалитетах, в крае. Повсеместно. Это хорошо. Выделяются бюджетные деньги на содержание, но при этом ни один чиновник не ушел со своего кресла. Десятки миллионов идут на это, но не сокращается чиновничий аппарат. Ваш комитет интересует эта тема? Почему плодятся чиновники? У них усиливается аппарат, увеличивается в десятки раз. Очень серьезно увеличивается.

Сам глава говорил, почему вводится это правительство. Он говорил, что это меры, чтобы оградить народ от чиновников и от бюрократии.

Из зала: - Или чиновников от народа?

Омельяненко Л.В.,: - Да. Зачем при этом чиновники остаются в таком количестве?

^ Кабанов К.В.: - Есть такая организация - Центр стратегических разработок (ЦСР). Возглавляла его сначала Набиуллина, а потом Михаил Эгонович Дмитриев. Тоже бывший замминистра из Минэкономразвития.

Он был создан в 2000 году как структура, которая должна разработать стратегию для Владимира Владимировича. Они разрабатывают некие стратегии. Эта структура вместе с Минэкономразвития отвечала за административную реформу. Ваш покорный слуга, между прочим, с 2001 года работает с административной реформой.

Четвертого октября у нас будет очередная экспертная встреча. Думаем направить обоснованный документ, что административная реформа в России не проводится. Она провалилась. Было только название.

По поводу «Электронного правительства». Деньги израсходованы с 2005 года. Несколько десятков миллиардов. Естественно, деньги в большей степени непонятно куда были направлены. Смысл совершенно правильный – с одной стороны, показать людям, облегчить им жизнь, избежать общения с бюрократами… Я говорю пока правильные слова. Потом у меня пойдут неправильные.

Совершенно правильная идея, которая работает во всем мире. Это технология XXI века. Эта идея стала активно воплощаться после того, как Дмитрий Анатольевич в Сингапуре за десять минут зарегистрировал заявку на создание кафе. Ему это все очень понравилось.

Теперь появляется вопрос. Я вначале не зря сказал, что у нас бюрократия – класс. Во время кризиса количество бюрократов увеличилось. Больше того, многие (я знаю) средние предприниматели продавали бизнес и покупали себе должность. Это реально. Либо оставляли бизнес в тени. Выходили из бизнеса и шли на государственную службу. Тем самым они спасали бизнес, спасали свои заработки.

Единственные, кому на Руси жить хорошо… Ситуация так и осталась. Надеяться на то, что будет какое-то уменьшение без инициативы общества, невозможно.

Мы начинаем проводить работу. Можно делать ее проще и приятнее в средствах массовой информации. Оценка эффективности чиновника. Берем конкретную цепочку. Например, регистрация имущества. Мы начинаем понимать, какие административные процедуры выполняет тот или иной чиновник. Мы понимаем, что одна процедура разбита на десять этапов. Возьми одну бумажку. С этой бумажкой пойди к чиновнику.

Начинаешь смотреть его должностные обязанности. Совершенно непонятно, для чего они написаны. Самое главное – у нас давно происходит некий процесс, на который никто не обращает внимания. Это процесс общения гражданина с чиновником. Мировая система построена по принципу, что чиновник оказывает такую же услугу, как прачечная или официант. Он и есть официант.

^ Дубинская С.Б: - Он об этом знает?

Кабанов К.В.: - На Западе знает. У нас он этого и знать не хочет. Я прихожу в налоговую или в ЖЭК для того, чтобы пообщаться с девочкой, которая должна мне выдать бумажку или получить от меня какой-то документ для отчета.

Мне с ней приходится разговаривать нагнувшись, в унизительной позе «зю», крайне неудобной для человека. Она же сидит. Со мной разговаривает в окошко, пьет чай и при этом одновременно что-то мурлыкает по телефону. Мне:: «Подождите, вы не видите, я занята?». Я не раз говорил на эти темы, в том числе с очень большим руководителем страны. Ответ был: «Но остальных-то это устраивает». И впрямь, раз молчат – выходит, устраивает.

Вы сейчас задаете вопрос как журналист и как гражданин? И в том, и в другом качестве можно бы действовать иначе. Например, спросить у себя на месте: извините, сколько у нас по бюджету было истрачено за последние три года? Сделать простенький анализ и убедиться, что бюджет возрастает. Количество чиновников возрастает, траты из бюджета на содержание аппарата возрастают. Они себе еще и зарплату поднимают. Они во время кризиса подняли себе зарплату – ну не подлость ли это? Следующий вопрос: «Ребята, смысл той или иной должности?». Дальше - анализ должностей. В департаменте их было три, стало восемь. Что за функции прибавились? Удобнее ли людям от этого стало? Вы задали эти вопросы? Написали про это? Если нет – значит, вас тоже все устраивает…

Коммунисты провели анализ по верховной власти, по партийно-хозяйственному аппарату Советского Союза, по министерствам и ведомствам СССР, сравнивая их с сегодняшним бюрократическим аппаратом. Надо понимать, что тот аппарат не имел новых технологий. Компьютеров не было. Были бумажные носители. Но количество людей было меньше.

Президент говорит, что чиновники, которые не обладают компьютерной грамотностью, должны быть уволены. Но у нас часть губернаторов до сих пор… У них компьютер стоит в пыли.

^ Дубинская С.Б: - Если стоит.

Кабанов К.В.: - Сейчас поставили. Старший приказал – поставили красивый, дорогой компьютер. Под цвет мебели.

Эти ситуации должны тут же в СМИ анализироваться. Но для того, чтобы от вашей работы был эффект… Почему должен быть центр? Это технология, которую можно модифицировать в любом регионе. Это проблема не только ваша. Просто она у вас в голове созрела, она у вас яркая. Когда начался кризис, один только Боос заявил, что они на тридцать процентов сократят аппарат.

^ Дубинская С.Б: - Боос? В Калининграде?.

Кабанов К.В.: - Да. Местная Дума настояла. Тут же они сократили на десять процентов, а потом увеличили на двадцать.

Это болезнь всех. У нас же принцип корешей. Нужно своих устроить. Старых выгнать тяжело, и надо своих пристроить. Получается, что с каждой сменой руководства… Сейчас губернаторы в регионах меняются часто. Пошла смена, обновление. Старый аппарат чтобы работал, и нужно своих притащить нахлебников.

Если говорить серьезно, то предпринимались три попытки административной реформы. Каждый раз эти попытки проваливались. Однозначно проваливались.

Реформирование возлагалось на само ведомство, на само министерство. Сами чиновники должны обосновать эффективность своего существования. Начиная от количества секретарей (нужно три секретаря). Обосновывалось все очень грамотно на бумаге. Вы же помните, чем каждый раз заканчиваются административные реформы? Часть министерских функций передавали агентствам. Переименовывали эти агентства еще во что-то. В службы, комитеты. Количество людей в этом процессе только увеличивается. Оно должно уменьшаться, а оно увеличивается. Государственная служба – это самый доходный бизнес.

Практическая модель. Сейчас будет проходить ряд совещаний в регионах после того, как президент сказал, что в регионах не ведется борьба с коррупцией. Будет проходить ряд совещаний, связанных с тем, какие практические шаги приняты. Каждый регион отчитывается. Я знаю, чем они будут отчитываться: принята своя программа, свой региональный план, созданы, мол, ресурсы, где граждане могут в открытом режиме сообщить… Замечательно.

Я как раз на таком совещании в ЦФО буду присутствовать. Моя позиция: давайте будем говорить честно. У нас коррупционная система – это система взаимозачетов и взаимоотношений». Не может один департамент существовать без «прав ильных» отношений в контрольном управлении. Эти заразы придут, проверят. Если долю не получат, чего-нибудь найдут. Либо если не получит вышестоящий начальник, курирующий зам губернатора или еще кто-то. Это система.

Говорить с властью сейчас надо простым языком. «Господа, вы создали систему. Она начала работать. Дальше вы сами с этой системой не можете справиться, потому что вы сами в ней погрязли». Мы будем этот вопрос обсуждать на ближайших совещаниях и встречах. И отправлять на сайт президента, что происходит.

Чиновники в большинстве своем повторяют, как обезьянки, некие движения. Президент любит Интернет. Президент любит новые технологии. Он с ними работает и знает, как работать. Они сейчас тоже накупили себе i-Pod и сидят… Есть несколько продвинутых губернаторов, а эти сидят. Они все на Госсоветах теперь сидят с электронными книгами.

Надо пытаться ситуацию использовать. Если на вас не обращают внимания (они на самом деле не обращают внимания), тогда будем шантажировать. Находить те вещи, которых она боится. Они боятся неких историй. Не факт, что все они станут публичными. Но, используя наш общий механизм, наши общие коллективные возможности, давайте пытаться делать их публичными, придумывать всякие примочки, которые будут в какой-то степени раздражать и в какой-то степени давать эффект.

Из зала: - Помогите отчет о коррупции получить. Мы его опубликуем. Комментировать даже не надо.

^ Кабанов К.В.: - По борьбе с коррупцией? Мы пытаемся получить из четырех областей. Одна нам откровенно заявила: мы ничего не сделали, потому что мы не знаем, что делать. Из полпредства (не буду называть полпреда, округ) пришло письмо: «Напишите меры борьбы с низовой коррупцией». Это основная тема нашего обсуждения. Больше ничего не обсуждается. Люди не понимают, что невозможно бороться с низовой коррупцией, не затрагивая другие ее уровни.

Вы знаете, сколько сейчас зарплата у офицера ФСБ? Говорят, мало получают офицеры. Средняя зарплата офицера ФСБ – девяносто тысяч рублей.

^ Дубинская С.Б: - Конечно, «мало». Куда же…

Кабанов К.В.: - Он зарабатывает значительно больше на коррупционном рынке. Девяносто тысяч только легализуют его доходы. Когда подчиненный видит (эта система идет именно по вертикали), что начальник грабастает миллиардами, он будет грабастать миллионы. А подчиненный подчиненного станет хапать сотнями тысяч. И так – далее вниз, где берут десятки тысяч, а то и просто тысячи. Принцип простой: «Я что, рыжий, что ли?».

Невозможно изменить ситуацию, пока она будет идти сверху. Невозможно! Это общая идеология. Коррупция - это плата за лояльность бюрократии по вертикали власти. Поэтому формируются классы неприкасаемых. Поэтому суды находятся в этой касте – они защищают ее интересы…

Из зала: - Софья Борисовна, надо переименовать семинар из «Стоп, коррупция!» в «Привет, коррупция!».

^ Дубинская С.Б: - Подождите. Это не последний выступающий. У нас еще будет МВД. Они нам все расскажут.

Белокуров А.Г., главный редактор газеты «Седьмой день»:

- Нужно, чтобы общество все поняло. Президент у нас – это, считается, некая абсолютная сила. С другой стороны, общество, когда оно с нашей помощью прозреет, что, по-вашему, оно должно сделать?

^ Кабанов К.В.: - Для меня идеальная модель – это модель, которая прошла в Италии, когда общество вывесило белые простыни. Я полтора года проработал с телевизионным журналистом Андреем Калитиным.

^ Дубинская С.Б: - Это из «Совершенно секретно».

Кабанов К.В.: - Мы с ним поработали в Русской службе новостей. Делали свою программу. Когда были выдвинуты президентские инициативы, мы предложили слушателям (рейтинг программы быстро рос) простую вещь: в пятницу, в 12 часов дня, давайте на минуту нажмем звуковой сигнал, все, кто находится на Садовом кольце, где большое скопление государственных учреждений. Звуковой сигнал по ушам режет. Неприятная ситуация, когда массовый сигнал. Два дня подряд (мы заранее эту акцию анонсировали) было где-то порядка ста разных звонков. Мы смотрели по компьютерам – звонят разные люди. Говорят: «Отличная идея! Но ведь я нажму на сигнал – ничего не изменится».

^ Белокуров А.Г.: - Не изменится. В Палермо вывесили белые простыни. Наши чиновники на такие штуки плевать хотели.

Кабанов К.В.: - Совершенно не согласен! Больше всего наши чиновники боятся консолидированного выступления общества. История в Калининграде это показала… Если консолидированная позиция в обществе будет в регионах… Почему до сих пор любые попытки консолидированных движений (оппозиционных – как угодно их можно называть) тут же пресекаются? Из Тольятти есть кто-нибудь? Когда Владимир Владимирович полетел забрасывать Тольятти деньгами, потому что моногород, вышли пять тысяч. Их разогнали. С четырех российских регионов ОМОН собрали – справились. Сто двадцать тысяч могут выйти – чего ты с этим будешь делать?

^ Белокуров А.Г.: - Что-то изменилось там или нет?

Кабанов К.В.: - В Тольятти изменилось. Теперь тольяттинцы стали «черной дырой». Они получают заработную плату и делают совершенно бестолковую продукцию, которую рекламирует Владимир Владимирович. Но изменилось! Людей-то не уволили. Они свои права отстояли. Неэффективное предприятие не закрылось.

^ Белокуров А.Г.: - Надо убирать эту систему.

Кабанов К.В.: - Правильно. Два варианта. Убирать систему? Есть масса цивилизованных способов, как убрать систему – один вариант. Второй – бунт. Бунт по своей сути – это совершенно бестолковое движение. Мирные массовые выступления для системы страшнее бунта…

Коллеги, я прошу всех, запишите мой телефон. Рабочий телефон: 915-50-67. Мобильный: 8 (916) 579-79-38. Электронный адрес: nac2003@newmail.ru

^ Дубинская С.Б: - Евгений Георгиевич Тарло, член Совета Федерации РФ. Это еще и «Деловая Россия». Все остальное он скажет сам. Тема семинара – «Стоп, коррупция».

Из зала: - Когда мы ее поборем?

Тарло Е.Г., член Совета Федерации РФ:

- Я думаю, что никогда. Поясню свою мысль.

Во-первых, коррупция была присуща всем политическим, экономическим структурам, предшествовавшим нашему времени и политико-экономической структуре нашего общества. Коррупция была, наверное, всегда. С момента возникновения человечества. Когда-то - в примитивных формах. Когда-то - в более развитых.

Цари российские боролись с коррупцией. Примеры Талейрана во Франции известны. Древний Рим, Древняя Греция. Были разные способы борьбы с коррупцией. Начиная с четвертования, жесточайших наказаний до ее фактического узаконивания. Коррупция проходит через времена.

Когда я говорю о том, что коррупция была всегда – это не значит, что я ее оправдываю. Это разные вещи.

Коммунистическая идеология связывала это с тем, что власти у трудящихся не было. Поэтому были все проблемы. Как только трудящиеся (крестьяне и рабочие) возьмут власть, незачем будет давать и брать взятки.

Оказалось, это не так. Вспомним советское время. Несмотря на кажущееся равенство, неравенство существовало всегда. В советское время существовала коррупция.

Вспомним 1991-й год. Триумфальный приход к власти Бориса Николаевича Ельцина. Помните? «Если цена на хлеб повысится хотя бы на одну копейку, я лягу на рельсы». Повысилась не на одну копейку. В тысячи раз повысилась цена на хлеб и остальные продукты питания.

Те привилегии, которые имели советские партийные руководители, смешны по сравнению с тем, что сейчас имеют руководители государства и партий. Многих партий.

Я не говорю про одну партию. Наверное, в каждой партии руководители имеют огромные преимущества. Некоторые даже записывают на себя тысячи квартир! Тысячи квартир, машин. Говорят, что это партийное имущество.

^ Дубинская С.Б: - Вы про Жириновского или еще про кого-то?

Тарло Е.Г.: - Он выступал. Объяснял, откуда у него тысячи квартир, зарегистрированных на его имя. Утверждает, что это не его личное, а имущество партии.

Он, по-моему, еще и заместитель Председателя Государственной Думы. Вообще это говорит о пренебрежении партийными и государственными лидерами законом и нормами общественной морали, нравственности. О пренебрежении к обществу. Тем не менее, находятся люди, которым это нравится. Которые продолжают поддерживать такой эпатаж.

Когда я говорю о коррупции без пафоса ее осуждения, я говорю о том, что, к сожалению, это уже обыкновение нашей жизни. Мы с большинством проявлений коррупции уже свыклись.

Общественное возмущение граждан возникает тогда, когда это касается кого-то лично. Либо когда мздоимство принимает чрезвычайные формы, не видя более-менее разумной благодарности, которая посильна просителю. Либо когда устанавливаются какие-то новые поборы. К сожалению, это существует.

Дал ли что-то закон о противодействии коррупции и комплект законов, которые были приняты по инициативе Президента? Я думаю, что дал. Заложена правовая основа для противодействия коррупции. Эта основа гораздо шире того, что было раньше - оставшиеся нам в наследство от советского времени нормы уголовного кодекса. Это установленная уголовная ответственность за дачу взятки, за получение взятки. Они, безусловно, не охватывали всех форм коррупции. Не закладывали фундаментальных основ для противодействия ей.

Фундаментальные основы – это контроль за имущественным положением граждан, занимающих ответственное положение. В государстве в том числе. Это декларирование имущества. Это установление коррупционных понятий. Это установление специальных форм, способов противодействия коррупции. От организационных до институциональных и правовых. Таким образом, правовой фундамент в основном заложен.

Есть ли успехи? Я думаю, успехи пока более чем скромные. Я думаю, что побороть коррупцию бодрыми рапортами по телевидению, показом случаев нельзя. Поймали инспектора ГИБДД с тем, что он с кого-то получил несколько тысяч рублей за превышение скорости или пересечение сплошной линии. Или какого-нибудь муниципального чиновника посадили на 7-10 лет. Он трясется, жалкий весь. Таким вот образом мы «очень» боремся с коррупцией.

Я думаю, что мы этим ничего не добьемся вообще. Кроме того, что посадим себе на шею еще двух заключенных. Потом будем их лечить от туберкулеза и содержать их детей.

Мне кажется, что, учитывая масштабы коррупции, ее проникновение во все сферы, без серьезного анализа экономических предпосылок для коррупции мы ее не победим. Мы не сможем изменить ничего. На смену одному чиновнику придет другой. Он так же будет создавать проблемы и вымогать взятки.

Я общаюсь со многими членами «Деловой России». Как правило, это сравнительно молодые люди. Совсем молодые, сравнительно молодые люди– духом, например. Они сами себя сделали, сами себе зарабатывают деньги. Они – успешные люди.

Наряду с этим мы наблюдаем сейчас создание целых структур, которые системно живут поборами. Возникает такой «чиновничий бизнес». То есть работа чиновником стала более выгодной, чем работа предпринимателем. Потому что у чиновника, несмотря на сравнительно небольшую зарплату, есть возможность иметь стабильный ожидаемый доход от кормления на своем месте.

Что это подтверждает? Это подтверждает тенденция, которую мы видим среди молодых людей при выборе профессии. Вспомните начало 1990-х годов. Была такая эйфория. Все хотели стать бизнесменами. Открывали одну за другой фирмы. Все хотели быть только учредителями. Хозяевами, собственниками, директорами.

После кризиса 1998-го года эта тенденция фактически закончилась. Единицы людей хотят вести самостоятельный бизнес или даже быть менеджерами в компаниях. Несмотря на то, что у нас высшие учебные заведения производят миллионы так называемых менеджеров.

Когда их спрашиваешь: «Вы менеджеры по какому вообще вопросу? Чем вы умеете руководить? Чем вы умеет управлять?» Они говорят: «Мы менеджеры вообще». Вообще. То есть они не умеют ничего.

Это абсурдная ситуация. Казалось бы – иди в предприниматели. Плати налоги. Зарабатывай миллионы. Покупай яхты, драгоценности, дома. А не очень идут. Мы практически не видим, чтобы молодежь сейчас шла в предпринимательство.

Более того, сейчас малый и средний бизнес испытывает острую нехватку квалифицированных кадров. Очень сложно найти квалифицированные кадры. Как с высшим образованием, так и рабочих специальностей. Почему? Потому что как пылесос работает госаппарат. Чиновничий аппарат все увеличивается и увеличивается. Чем больше чиновников, тем больше следующих ситуаций. Не чиновник или чиновник из другой организации вынужден искать какой-то способ для передачи коррупционного вознаграждения чиновнику.

Я думаю, что количество чиновников – один из коррупциогенных факторов. Отчего оно возрастает? У меня такое грустное наблюдение. Чиновники федерального уровня у нас более-менее посчитаны. Но количество чиновников регионального, областного, краевого, муниципального уровня счету не подлежит.

Казалось бы, очень демократичные, красивые законы. 131-й закон, который произвел реформу нашей муниципальной системы. Он раза в полтора, а где-то, может, и в два увеличил количество чиновников.

Я представляю Тамбовскую область в Совете Федерации. Смотрю с грустью. Район небогатый. Нет у нас нефти. Картошку люди сажают, еще что-то делают. В районе, может быть, 10-15 тысяч жителей. Две структуры управления. Город – в городке 3-5 тысяч жителей. Район – несколько деревень. Зачем? Я не понимаю.

Посмотрите подмосковные районы. Я позавчера разговаривал с главой одного из подмосковных районов. Разделили: был один архитектор в районе, с несколькими помощниками. Теперь в районе архитектурный отдел, в городе архитектурный отдел. Они между собой конкурируют. Но не как коммерческие организации. Они же на бюджете.

Поскольку зарплата маленькая, нужно еще где-то прирабатывать. На чем? На праве поставить свою «толкушку» - печать, штамп. О том, что проверено, досмотрено, разрешили. Чтобы к вам пришли за этим разрешением, нужно создать проблемы. То есть нужно создать такие нормы, при которых любой девелопер, строитель будет вынужден к вам прийти.

Некоторые из этих норм прописаны в законах. Некоторые не прописаны вообще. «У нас так принято». Прежде чем глава подпишет, вы пройдите там, там, там, там, там. Соберите этот листок согласований.

Что такое согласования? Вроде, вам не запрещали. Вам и обжаловать вроде нечего. Никто не запрещает. Тем не менее ы должны пойти и согласовать. Вам говорят: «Я пока не хочу согласовывать. Пойди, еще с тем согласуй». И так далее.

Эти адовы круги у нас проходят все строители. Все, от самых больших до самых маленьких. Пока они не найдут контакт с каждым из десятка согласователей, им не будет выдано разрешения на строительство.

Мы говорим о коррупции. Обжаловать в суде, например, ему нечего. Потому что ему никто не запрещает. Он должен просто обежать всех и получить согласования.

^ Дубинская С.Б: - Что нам делать?

Тарло Е.Г.: – Что нам делать? Вы проанализируйте одну такую картинку в районе. Это длится десятилетиями. Но никто не взялся проанализировать. Почему строители боятся с этим выступать? Один раз выступишь – потом подряда не получишь.

Я думаю, что нужно, во-первых, законодательно устанавливать: что положено, что не положено. Убирать такие эвфемизмы, как согласования.

Они, кстати, в законе о полиции существуют. «Полиция имеет право согласовывать». Что это значит? Если вы имеете в виду право разрешить или не разрешить, так и пишите. «Имеет право запретить на основании того-то, того-то, того-то». Если отказ или запрещение необоснованно, можете обжаловать это в суде.

По крайней мере, здесь понятный путь. Согласования – это путь к коррупции. Это и не отказ, и не разрешение. Значит, ты должен найти контакт. Понимаете, да?

Такая формулировка, как «согласование» - чисто коррупционная. Согласования существуют в строительной сфере. Огромное количество ненужных подписей с неопределенным правовым звучанием. Это одна из сфер.

Возьмите сферу регистрации недвижимого имущества. Помните, в советское время был план БТИ. Но ведь шла торговля и домами, и землей, прилегающей к дому.

Продавался дом. В БТИ был план земельного участка, на котором все было четко очерчено. Техпаспорт БТИ стоил вполне понятных, конкретных, вменяемых денег. Инспектор из БТИ выезжал к вам, обмерял. Вы шли к нотариусу, заключали договор купли-продажи. Все. Возникает спорный вопрос – вы идете в суд.

Что сейчас? Вам нужно пойти в БТИ. Заплатить им не на основе тарифа, а на основе рыночной расценки. Которая в каждом районе может быть разной. Расценки БТИ совершенно сумасшедшие. Они неподъемные ни для предприятий, ни для граждан.

После этого вы должны еще пойти в кадастровую палату. Кадастровая палата вам должна все это обмерить по каким-то космическим координатам. Зачем эти космические координаты в садовом товариществе или для дома в деревне?

^ Дубинская С.Б: - Делается аэрофотосъемка?

Тарло Е.Г.: - Хуже. По спутнику. На самом деле современным прибором эту точку любой человек может получить мгновенно. Здесь нет ничего сложного. Но это устроено таким образом, что прибор, который засекает, он «как бы» имеет право быть только у этих земельщиков. Они должны пойти, сделать.

Дальше вы должные еще пойти, зарегистрировать это. Если ошибся земельщик или в БТИ, то не они будут исправлять, а вы. Ходить по всем тем же инстанциям.

Мы опять создаем государственную работу, которая якобы нужна. Которую вы должны оплачивать. Поскольку они работают плохо, вы должны нести вознаграждение. Чтобы они исправляли свои ошибки.

Это был второй пример. Масса примеров таких ситуаций, когда государство задает усложнение. Избыточно громоздкую государственную машину, которая начинает работать сама на себя. Против общества и государства.

Я могу еще привести пример. До сих пор не поделена собственность на федеральную, областную, муниципальную. Уже 20 лет делят. Смешно получается.

Из зала: - Как это выглядит в условиях вашей области? Везде одинаково?

^ Тарло Е.Г.: - Везде по-разному. Я могу сказать, что в целом по стране, особенно по столице до сих пор не поделена собственность. На федеральную и, допустим, собственность города Москвы.

Это означает, что люди и организации, заключившие договора с государственным органом (либо с Правительством РФ, либо с правительством Москвы), находятся в подвешенном состоянии. Потому что при нашей практике, когда вдруг потом передается это либо из Москвы в федерацию….

Точнее, еще даже не передается. Чиновники только договорились: «Это - ваше». Они говорят: «Как вы могли заключить договор? Это не принадлежало Москве». Это Федерация говорит. Либо наоборот, Москва скажет: «Это Федерации не принадлежало».

Слушайте, 20 лет! 20 лет это происходит. 20 лет они не могут разграничить. Хотя здесь просто нужен волевой акт.

Или возьмем, допустим, такие полномочия Росимущества, которые великий Чубайс себе «пробил». «Два ключа» сейчас. Есть акционерное общество, в котором имеется доля государства. Это акционерное общество может быть в самолетостроении. Их сейчас не так много, потому что просто промышленности уже почти не осталось. Где-то в оборонном предприятии или еще где-то.





оставить комментарий
страница3/8
Дата22.09.2011
Размер1.3 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх