«Стоп, коррупция!». Сейчас готовим еще один проект в рамках того же большого проекта «Стоп, коррупция!» icon

«Стоп, коррупция!». Сейчас готовим еще один проект в рамках того же большого проекта «Стоп, коррупция!»


Смотрите также:
Партийная коррупция в России 2000-х гг...
Сценарий "красная шапочка"...
«коррупция и дачная амнистия»...
Методическое пособие Содержание Что такое коррупция 3 Коррупция в различных сферах общества 9...
Доклада на международной конференции «Искусство и наука в современном мире»...
Коррупция как системное социальное явление: проблема генезиса...
Положение о проведении открытого молодежного фестиваля клубного танца и брейк-данса «Пит-стоп»...
Положение о проведении открытого молодежного фестиваля клубного танца и брейк-данса «Пит-стоп»...
Исторический экскурс 1 Коррупция за рубежом 1 Интернациональные аспекты коррупции...
Я. Гилинский Коррупция: теория и российская реальность...
Я. Гилинский Коррупция: теория и российская реальность...
Учебная программа для специальности: 1-24 01 01 «Международное право» Факультет юридический...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8
вернуться в начало
скачать

Дубинская С.Б: - Некоммерческих.

^ Кабанов К.В.: - Да, некоммерческих. Они получат лицензии.

Мы с адвокатами встречались, говорили на эту тему. Что такое изъятие? Изъятие – это совершение в отношении СМИ уголовного преступления. Это противодействие выполнению самих задач средств массовой информации. Со стороны именно этой позиции оценки (заявление о преступлении) очень мало СМИ подает заявление. Мы говорили об этом с Симоновым.

Надо поворачивать в другую сторону. Да, есть норма закона, которая определяет ограничение деятельности журналиста. Давайте этим пользоваться. Делать встречные шаги.

Я считаю, что мы должны пытаться объединить все неформальные центры (как ваш или Ирины Ясиной) хотя бы информационно. Есть общая проблема - в средства массовой информации. Эту проблему нужно тут же моментально раскручивать.

^ Дубинская С.Б: - Механизм раскрутки?

Кабанов К.В.: - Механизм раскрутки очень простой. Пока есть совет, можно использовать совет при Президенте. Симонов всегда готов вступить в бой, и мы готовы. К тому же там Ирина Ясина и Светлана Сорокина. Мы моментально можем отреагировать. Вчера, кстати, принимали порядок быстрого реагирования по данной ситуации.

Не будет корпоративной защиты, будут потихоньку давить. Я четко понимаю, что в регионах, кроме независимых СМИ, которые созданы по инициативе одного-двух-трех человек, есть еще СМИ губернские либо пока еще «мэрские». Непонятно, что будет с мэром, но пока еще «мэрские». Это нормально. Когда нет реальной политической конкуренции, есть некая квазиконкуренция. Пускай хоть такая будет конкуренция.

Я думаю, что мы подготовим ряд семинаров. Надо работать с молодыми журналистами. Честно говоря, я был в шоке, когда начал читать лекции молодым журналистам (в том числе региональным) и студентам. Все говорят: «Да, мы хотим заниматься раследовательской журналистикой». Я говорю: «Как говорил Юрий Щекочихин…». Они говорят: «Кто такой Щекочихин?».

^ Дубинская С.Б: - Да, это серьезно.

Кабанов К.В.: - Нельзя воспитать людей без авторитетов. Без авторитетов они будут циниками. Они не понимают. Они говорят: «Как нам расследовать коррупцию?». Я говорю: «Начинать надо с бюджета, потому что это бизнес».

Изучать коррупцию, конкретную ситуацию, нужно в конкретном секторе экономики. Конкретно бюджет по данной ситуации. Потом только изучать людей, а не сначала изучать людей: сколько него домов.

Спасибо, коллеги. Если есть вопросы, с удовольствием отвечу. Я не знаю, какой у Софьи Борисовны формат определен.

^ Дубинская С.Б: - У нас формат круглого стола. Послушали вас. Вопросов у всех много. Вы чуть-чуть задержались. Как раз рассказывали о том, как такие семинары прошли в регионах. Были в Тюмени, в Нижнем Новгороде и Северодвинске, где меньше коррупция. Я не знаю, были вы или нет в Северодвинске?

^ Кабанов К.В.: - В Северодвинске большой уровень коррупции, но с ним люди просто не сталкиваются. Это все идет через военные заказы по Северодвинску. Это немножко другой уровень коррупции. Не низовая коррупция.

^ Дубинская С.Б: - То есть, в Северодвинске ее не видно? Видна она выше. Понятно.

Кабанов К.В.: - Да.

Дубинская С.Б: - Если кто-то будет разбираться…Вы сказали, что региональным журналистам сложнее. К ним больше санкций. У вас какие-то конкретные примеры по регионам?

^ Кабанов К.В.: - Конечно.

Дубинская С.Б: - Это нашим, наверное, тоже будет интересно.

Кабанов К.В.: - У меня есть регионы, начиная с Орла и заканчивая Нижним Новгородом (тоже обращался). Маленькие средства массовой информации, в основном электронные. Те люди, которые делают их «на коленках».

Мы изучаем ситуацию, смотрим, для того чтобы не попасть в некие идиотские истории, когда создается «однодневка» для сброса компромата. Либо это люди просто работают. Естественно, любую позицию человека можно трактовать как некое соучастие в другой позиции бизнеса, еще чего-то. Ничего плохого в этом нет. Самое главное, чтобы были объективные данные.

Если мы говорим, что человек дает объективные данные, но эта позиция совпадает… Мне говорят: «Видите, она совпадет с мнением местного олигарха». Ну и что, если власть ворует, если все это подтверждается? Что здесь плохого, что это совпадает с местным олигархом? Ничего плохого я в этом не вижу.

Когда идет просто грязный слив, мы этими вопросами не занимаемся. Ребята сами выбирают свой путь. Это всегда рискованно.

Система «наездов» простая. От банальной «клеветы», возбуждения уголовного дела по клевете, до (на сегодняшний момент) по экстремизму. О формулировке «экстремизм» мы хотим начать говорить с позиции, собрав средства массовой информации на некой площадке. Обратиться к представителям ФСБ, которые активно лоббировали этот закон, и Следственного комитета Генеральной прокуратуры: «Ребята, объясните, что такое экстремизм?».

Если президент говорит «мочить в сортире» - это не экстремизм, а если средство массовой информации говорит «набить морду» или «выгнать пинком под зад» мэра-взяточника – это экстремизм, потому что дискредитирует представителя власти.

С экстремизмом вообще очень тяжелая позиция. К тому же после тех поправок, которые приняты в Закон о ФСБ (расширение ее функций). Я сразу предупреждаю, что эти поправки могут касаться и средств массовой информации.

^ Дубинская С.Б: - Особенно Интернета?

Кабанов К.В.: - Нет, не особенно Интернета. Я думаю, что печатных. Печатные проще доказываются. Прежде всего, будут отыгрываться на печатных СМИ. Последствия будут достаточно серьезными.

Мы разговаривали с Тамарой Георгиевной Мещеряковой (если кто-то еще помнит - член Конституционного суда, сейчас она - советник Конституционного суда и член нашего Совета). Мы с ней договорились, что как только будут подобные ситуации (а в регионах начнутся первыми, потому что там сотрудникам ФСБ заняться практически нечем – они будут ходить и подлавливать средства массовой информации) у нас появится повод подачи исковых заявлений в Конституционный суд.

Мы уже сделали заключение по этим поправкам. Эти поправки антиконституционные. Четко. Поэтому они так и пропихивались.

Здесь нужна, например, только система моментальной юридической помощи. У вас есть быстрая связь с членами вашей организации. Здесь нужна просто быстрая реакция. Смысл заключается в том, что нужна быстрая реакция.

У нас есть молодые достаточно успешные журналисты. Имеется в виду – не по деньгам успешные. На «Эхо Москвы» и в других средствах массовой информации. Именно поэтому нужно очень быстро…

Вчера только информация прошла, что пришли из Генеральной прокуратуры в общественную организацию (это несмешная история, потом расскажу отдельно, если захотите) - мы тут же позвонили, тут же информация прошла везде. В течение десяти минут.

^ Дубинская С.Б: - Вы о федеральных говорите больше?

Кабанов К.В.: - Нет. Я могу объяснить. Если не будет реакции на федеральном уровне по поводу региональных СМИ, не будет федеральной взаимовыручки - замутят, задавят, как «здравствуйте», и закроют. Если федеральные СМИ не будут поднимать эти вопросы… Тяжелее бороться в одиночку. Не факт, конечно: находятся ситуации, когда люди отбиваются сами. Но сложнее отбиться без поддержки более массовой. Без юристов, когда они могут приехать и помочь. Я могу сказать, что отбивали автора, она была из районной газеты. Сложно. Полтора года. В конце концов, отбили. Доказали, что дело сфабриковано. Полтора года она просидела в тюрьме по сфабрикованным показаниям.

Давайте просто отработаем систему «красной кнопки». Мы готовы помочь в этой ситуации.

^ Мерзосов Г.Г., главный редактор газеты «Северный луч», Ямало-Ненецкий автономный округ, Тарко-Сале:

- Огромное спасибо за то, что мы услышали. Очень хороший системный взгляд на коррупцию изнутри. Внутри страны мы находимся, и из этого «внутри» мы смотрим на коррупцию. Кстати, по классификации… Вы начали с классификации коррупции.

^ Кабанов К.В.: - Низовая, системная и политическая.

Мерзосов Г.Г.: - Политическая! Очень хорошо! Давайте не вопросы-ответы. Давайте рассуждать, думать. Я считаю, что никакой даже самый богатый системный разбор коррупции изнутри (то, чем мы сейчас занимаемся), ни к чему нас не приведет, не придаст нам силы. Почему?

Нужно четко осознать, в каком государстве мы пребываем. Когда-то и общество, и власть соглашались с тем, что после развала социализма мы вступили в бандитский капитализм. Я повторяюсь, может быть. Потом в корпоративный, потом в бюрократический, потом в олигархический, потом вместе - в бюрократическо-олигархический.

Сегодня общественная мысль (хорошая научная, философская мысль) четко приводит нас к тому, что мы уперлись в монетократию.

^ Кабанов К.В.: - Клептократия это называется. Режим клептократии.

Мерзосов Г.Г.: - Да. Пусть так. Но там не все воры: есть легитимные приобретения и легитимная коррупция, которая узаконивается. Сказать, что это чистая клептократия, будет неверно.

Если так, то о какой борьбе с коррупцией можно вести разговор? Монетократическое государство на ней и выстроено! Кирилл Викторович дал пример: самые большие доходы - от коррупции. Триста миллиардов долларов в год. Надо понимать, что бороться надо с тем, что порождает коррупцию, а не с коррупцией.

Порождает ее монетократическое государство, которому эффективные СМИ не нужны. Оно будет печь (оно начало печь) эти законы, которые унижают общество, ограничивают общественное сознание, общественные возможности, ограничивают гражданственность человека и, безусловно, дезавуируют СМИ. Причем очень успешно и очень умело. Примеров? У каждого есть эти примеры.

Понимание того, что мы находимся в этом государстве, даст нам возможность правильно подходить к тому, чем мы должны заниматься. Что можем мы в монетократическом государстве? Осуществлять действия, приостанавливающие монетократизацию.

Я хочу знать, насколько возможно сегодня подвигать общество, журналистику в целом, как институт общества, на качественную смену власти? Чтобы в Думе сидели не миллиардеры (если ты не миллионер, тебе там делать нечего), чтобы не они пекли законы. На то, чтобы в Правительстве сидели не политизирующие и политиканствующие бюрократы… Насколько реально сегодня? Располагает ли журналистский корпус такими возможностями?

^ Кирилл Кабанов: - Я застал (и все здесь присутствующие застали) 1985 год.

Мерзосов Г.Г.: - Да, конечно.

Кабанов К.В.: - Постепенно он развивался. Перешел в 1991-й. Почему я сказал «клептократия»? Режим клептократии – это режим культурной бюрократии. В России бюрократия – это основной класс, который не просто влияет на распределение основного валового продукта, но и имеет возможность влияния на формирование всего общества.

Основная идеология государственной службы сегодня - это не служение интересам гражданина, общества и государства, как вы правильно сказали. Это служение интересам клана, группы и класса. При этом в первую очередь ставятся свои личные интересы. Развивается некая система.

Общество это давно понимает. Замечательно. Практически каждый гражданин, который находится вне системы…Вернее, находится внутри системы, как мы понимаем. Появляется следующий вопрос: что могут сделать СМИ? Да, эффективные СМИ в этой ситуации не нужны. Умные люди в этой ситуации не нужны. Думающие люди в этой ситуации не нужны.

^ Дубинская С.Б: - Варианты?

Кабанов К.В.: - Вариант один. Пытаться через понятие угрозы… Я коротко приведу пример. У меня первая вводная лекция начинается… Особенно люблю проводить эксперимент на юрфаке МГУ, куда дети приезжают на «Bentley», все сидят счастливые, здоровые… Я задаю вопрос в начале лекции: «Кто из вас считает себя успешным, стабильным и самодостаточным?». Естественно, вся аудитория поднимает руки. Я говорю: «В конце лекции мы с вами повторим этот вопрос».

Я начинаю доказывать с примера террористок-смертниц, которые прошли на два борта самолета за полторы тысячи рублей. Летели люди бизнес-классом и эконом-классом. Я начинаю приводить пример Норд-Оста. Террористы проехали, платя гаишникам деньги. Там есть более глубокие коррупционные процессы. Не просто гаишники. Сам терроризм является и развивается именно за счет коррупции.

Дальше я задаю вопрос: «У вас сто миллионов, но ваш бизнес решил забрать человек с административным ресурсом, который имеет пятьсот миллионов. Кто выиграет?». Они говорят: «Конечно, тот, у кого пятьсот миллионов». С этого момента мы начинаем формировать некое сознание.

Коррупция – это на первый взгляд хорошо. Это в коротком режиме достаточно эффективная модель. Пришел на должность, купил должность, или родители поставили на должность. Но при этом есть еще одно понятие – социальная несправедливость, которая накапливается. Ощущение социальной несправедливости (особенно в регионах) накапливается. Люди видят… Я приезжаю, мне говорят: «Ваши в Москве!». Это нормальный подход, потому что люди не ассоциируют себя с Москвой по уровню жизни, по неким социальным благам, которые есть. Как будто две разных страны.

^ Мерзосов Г.Г: - Это по определению разные вещи. Их нельзя соединять.

Кабанов К.В.: - Да, но это тоже часть: эта огромная разница социальной несправедливости – это часть коррупции. Основная задача, которая сегодня стоит перед средствами массовой информации, я думаю (для меня она так сформулирована), во-первых, объяснить: то, что начал Дмитрий Анатольевич Медведев - это есть борьба с коррупцией, а не с коррупционерами.

Второе. Борьба с коррупцией начнется только тогда… Как это было в Италии в не очень давний промежуток времени – борьба с мафией, когда вся Италия вывесила белые простыни. Все люди сказали, что надоело. С этого момента, скорее всего, начнется борьба с коррупцией.

Надо четко отдавать себе отчет, что наша управленческая, властная модель построена по принципу корешей. Эта модель хуже всего сочетается с реформами сверху. Нельзя сдавать корешей, иначе кореша сдадут тебя.

^ Дубинская С.Б: - Вы оптимист, Кирилл Викторович.

Кабанов К.В.: - Нет. Я привык говорить правду. Я оптимист в том, что эта модель сама себя съедает. Она, в конце концов, разрушается. Она будет разрушена, сама себя уничтожит внутренними конфликтами, которые сейчас уже идут, становятся публичными. Их будет все больше и больше, поскольку ресурсы распределяются, а они не бесконечны.

Мы должны формировать в обществе некую идеологию. Формировать все, что можем. Понимание тех угроз, которые существуют для гражданина, для его семьи, для его здоровья. Тогда нам что-то удастся сделать. Когда люди, поймут, что это такое. Когда они не будут говорить: «Я не знаю, сколько бюджет Российской Федерации».

Если помните скандалы в 1990-е годы по Марий Эл: они как раз и возникали с банального анализа бюджета региона. Когда было нецелевое использование статей, и люди задавали вопросы: «Почему?». Тогда Кислицын долго продержался, но…

^ Мерзосов Г.Г: - Формировать идеологию возможно только с момента, когда президент, не убоявшись судьбы Кеннеди, выйдет и всенародно скажет: «Ребята, стоп! Прием в золотой миллиард окончен. Будете дальше жить на зарплату!».

^ Кабанов К.В.: - При том, что Кеннеди это сделал, - у него была огромная общественная поддержка. На сегодняшний момент поддержка Дмитрия Анатольевича Медведева минимальная. Мы говорим о двух разных вещах, двух моделях. У него были три попытки привлечь на свою сторону общество. Вялые, непрофессиональные, но попытки. Одна из них – «Россия, вперед!».

^ Дубинская С.Б: - Это не от него, наверное, зависит.

Кабанов К.В.: - Это зависит, в том числе, и от нас. Если мы заинтересованы в том, что он делает, мы ему поможем… Можно попробовать.

^ Вохмина Л.Н.: - Вы полагаете, что наша верховная власть в лице Дмитрия Медведева и Владимира Владимировича заинтересована в том, чтобы победить коррупцию?

^ Мерзосов Г.Г.: - Они сами в «золотом миллиарде». О чем речь?

Вохмина Л.Н.: - Очень многие сомневаются.

Кабанов К.В.: - Отвечу совершенно честно, Лариса Николаевна. По поводу Дмитрия Анатольевича. У него совершенно другой подход к системе управления. Есть одна корпорация. Люди выросли в корпорации. В Тюмени люди тоже растут в бизнесе, а коррупция, повторяю, это очень серьезный бизнес. Приходит человек и говорит: «Я был президентом компании. Теперь я буду председателем совета директоров, а ты давай-ка становись президентом». Что-то я не видел, чтобы компания долго и счастливо существовала в таких ситуациях.

Все равно существуют конфликты. Постепенно человек говорит: «Слушай, чего ты все время суешься? Ты сидишь председателем совета директоров, и сиди». Рано или поздно эта ситуация возникает.

То, что Президент хочет быть Президентом – это однозначно. Это видно. То, что он не ориентирован на основную составляющую нашей клептократии – силовой блок – это тоже очевидно. То, что в его окружение входят профессиональные люди – Юргис, Дворкович – и то, что он заявил на встрече с прессой, что хочет, чтобы Совет остался в том составе, который есть… «Панфиловский» совет (Эллы Александровны), куда я вхожу после ее ухода.

^ Дубинская С.Б: - Панфилову просто не выбрали….

Кабанов К.В.: - Не мы не выбрали, а Президент выбирает. У нас по указу назначает Президент. Как раз то, что он не выбирает, это пример того, что он не хочет, чтобы люди просто ушли. Есть люди с репутацией, которые, например, не будут работать с теми фамилиями, которые звучали уже.

У нас есть такая реалия. Выбор невелик. Когда ты приходишь, а тебе говорят: «Вам хлеб вчерашний или позавчерашний?». – «Свежего нет?». – «Свежего нет!». Мы должны четко понимать: если мы будем каждый раз людям говорить, что все это одна семья, и давать им некую раскладку в красивой форме, которая не приведет нас к уголовному делу об экстремизме…

Это можно сделать. Заставлять людей включать то, что у них давно отключили через телевизор. Тогда, по всей видимости, уже будет понятно. Первый переходный этап (мы же живем не только для себя, но и для своих детей) мы должны запустить.

Пускай на самом верху будет политическая конкуренция. Пускай она будет внутриклановая, а не политическая, но она должна начаться. Иначе застой, короста взорвется, и ничего хорошего не будет. То ли вообще распадется страна, то ли еще что-то с ней получится. Мы все прекрасно видим, что - все уже. Неуправляемая… Внутри министерства министр не может снять своих подчиненных, потому что они управляются с башни Кремля. Это все очень сложно. Я думаю, что позиция Дмитрия Анатольевича – «Россия, вперед!» - искренняя. Она, может, сформулирована не совсем так.

Когда мы подали ему все документы по делу Магницкого, тут же началась проверка. То, что в результате этой проверки не наказаны основные представители ФСБ (кто крутил это) и МВД, он тоже прекрасно знает. Как любому человеку, который должен управлять и, главное, даже по таким мелочам отчитываться внутри общества и за рубежами нашего общества, ему крайне это неприятно.

Амбиции есть. Амбиции совершенно нормальные. Кто вам сказал, что у Владимира Владимировича есть желание возвращаться? Почему так все уверены, что у него есть желание?

^ Мерзосов Г.Г.: - Не у него. Народ экстраполирует.

Кабанов К.В.: - Там сложная борьба.

Из зала: - Симптомы такого желания есть.

Кабанов К.В.: - Это не те симптомы. Это могут быть симптомы желания поднять личный рейтинг, упавший после пожаров. Знаете, когда в старых домах-«хрущевках» балконы падают, мало кто хочет на этот балкон выходить. Лучше послать нелюбимого соседа (даже любимого, но менее ценного) проверить, не падает ли балкон.

Социальная ситуация в регионах (вы сами прекрасно видите) ухудшается. Ощущение, которое есть, это для меня примерно ощущение 1987-1988 года. Вроде бы все хорошо, вроде бы все застойненько и славненько, но что-то происходит непонятное.

Эта ситуация есть. Не зря идут попытки укрепления Федеральной службы безопасности, попытки укрепления различных функций МВД. В законе прописано (это видно наяву), что полицейские функции укрепляются. Они не либерализируются.

Но это не остановить. Один милицейский начальник сказал простую фразу, по-моему, сейчас она везде летает: «Если на улицу выйдет тысяча человек – мы их разгоним. Если пять – мы отойдем в сторону. Если десять – мы присоединимся». Вот и все.

^ Павловский В.Е., главный редактор-директор газеты «Красноярский рабочий»:

- Говорят, что региональная пресса ближе к земле, поэтому я более о земном. Для начала буквально о земле. Когда мне давали (я тут всем уже уши прожужжал, какой у меня замечательный дачный участок в лесу) землю, рядом со мной поселили… По соседству с моим участком в перспективе нарисовали участок для одного чиновника, который, когда узнал, что я рядом, сказал: «Что вы наделали! Павловский же теперь будет знать все, чем я занимаюсь»!

^ Кабанов К.В.: - Самое главное, как отдыхает.

Павловский В.Е.: - На какие деньги. Я сталкивался с этими ребятами. Они почему-то считают, что в наше время можно построить дом даже за двадцать тысяч рублей. Я к тому, что не срослось. Его повысили. Сейчас он на федеральном уровне очень большой чиновник. Не о Хлопонине речь. Я фамилию не назову пока. Он борется с коррупцией в силовом ведомстве. Через него проходят многие громкие дела. Это система.

Теперь опять на полуличных примерах. Я однажды Александру Геннадьевичу Хлопонину, выходя из его кабинета (тогда я еще мог к нему ходить), сказал: «Александр Геннадьевич, у вас в сером доме воруют». У нас правительственный дом называют серым – по его цвету. Он опешил, на меня посмотрел: «Только не в этом здании!». Я говорю: «В соседних. Какая разница?». После этого я перестал быть вхожим в его кабинет. Отношения у нас чего-то разладились.

Буквально год назад мы опубликовали интервью с нашим антимонопольщиком, который на конкретных примерах говорил о том, какие они, коррупционеры. Речь шла о том, что у заместителя председателя правительства есть сын. Почему-то именно сын этого заместителя председателя легко выигрывает конкурсы и тендеры на приличные суммы. Выигрывает в министерстве, которое курирует этот заместитель председателя правительства.

Это интервью было опубликовано на внутренних полосах. На первую мы вынесли очень хорошую приличную фотографию: идет губернатор, а за его спиной как раз заместитель председателя и тот самый министр. Так и написали: «За спиной губернатора в Красноярском крае процветает коррупция». До сих пор судимся. Этот зампредседателя очень богатый человек.

^ Дубинская С.Б: - Сколько лет уже судитесь?

Павловский В.Е.: - Год назад. Он с нас пока денег не требует. Это, видимо, будет следующий этап. Он требует извинений. По закону вроде как не положено. Но до сих пор требует. Требует и требует. Следующий этап будет, видимо…

^ Кабанов К.В.: - Год назад был принят закон о противодействии коррупции, где фигурирует такое понятие - конфликт интересов. Конфликт интересов – это и есть как раз, когда сын…Но вы же факты антимонопольщика публиковали? В Барнауле, по-моему, была похожая ситуация. Они с самого начала направили материалы в СКП, в Генеральную прокуратуру. Не просто так материалы почитайте, мол..

У наших правоохранителей есть очень интересная система. Когда ты присылаешь материал, они рассматривают его в рамках 144-й статьи УПК. Заявление о преступлении. Пишешь, что это заявление о преступлении в рамках 144-й статьи УПК и отправляешь эти материалы. У них же какая система? Три дня, десять дней, они могут два месяца принимать решение о возбуждении либо не возбуждении уголовного дела. Дальше они, скорее всего, отказывают, потому что приезжает чиновник. Или не отказывают. В зависимости от политической ситуации в регионе. Чиновник приезжает – отдает деньги. Начинается внутренняя разборка. Они из него выкачивают либо не выкачивают деньги.

Они, положим, отказывают в возбуждении дела. Тут же подается иск в суд о предоставлении вам отказа в возбуждении уголовного дела и обоснования. У вас получается параллельный процесс. Сейчас вы просто защищаетесь.




оставить комментарий
страница2/8
Дата22.09.2011
Размер1.3 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх