Влад, 45 лет, худощавый, очень привлекательный, и стелла, хрупкая и светловолосая, стоят на возвышении. Он говорит необычайно горячо, она рассеянно, почти мон icon

Влад, 45 лет, худощавый, очень привлекательный, и стелла, хрупкая и светловолосая, стоят на возвышении. Он говорит необычайно горячо, она рассеянно, почти мон



Смотрите также:
Присказка вначале...
Вступление
«вич»
Новые варианты вируса спид...
Клоунада в двух действиях...
Конкурс красоты (для девочек 3 класса) Приурочен 8 Марта...
Номинация графика возрастная категория 5-9 лет...
Еврейские пособники Третьего Рейха Еврейская красавица...
Еврейские пособники Третьего Рейха Еврейская красавица...
Как зайчонок и щенок хотели научиться летать...
Ногти человека, рукава его плаща, его ботинки, брюки, мозоли на его руках, выражения лица...
Вы изучали язык и среду программирования Quick Basic. Это язык...



скачать
Мадунц Александра

НЕУДАЧНИЦЫ,

ИЛИ О СВОЕМ, О ДЕВИЧЬЕМ.


Действующие лица.


Стелла, 35.

Наташа, 35.

Рита, 35.

Олег, 35.

Влад, 45.


Сцена 1.


ВЛАД, 45 лет, худощавый, очень привлекательный, и СТЕЛЛА, хрупкая и светловолосая, стоят на возвышении. Он говорит необычайно горячо, она -- рассеянно, почти монотонно.


ВЛАД. Конечно, не меня искали?

СТЕЛЛА. Я не искала вас.

ВЛАД. Дознаться мне нельзя ли,

Хоть и некстати, нужды нет,

Кого вы любите?

СТЕЛЛА. Ах! боже мой! весь свет!

ВЛАД. Кто более вам мил?

СТЕЛЛА. Есть многие, родные.

ВЛАД. Все более меня?

СТЕЛЛА. Иные.

ВЛАД. И я чего хочу, когда все решено?

Мне в петлю лезть, а ей смешно.

СТЕЛЛА. Хотите ли знать истины два слова?

Малейшая в ком странность вдруг видна,

Веселость ваша не скромна,

У вас тотчас уж острота готова.

А сами вы...

ВЛАД. Я? Я? (кричит). Стелла, ты похожа на мороженую рыбу! Треска времен застоя, без запаха и вкуса! А ведь это Софья, та самая Софья, в которую до безумия влюблен Чацкий! Она...

СТЕЛЛА (заинтересовано). Надо же, а я всегда любила треску под майонезом. У меня Дьяченко до сих пор по праздникам требует. Причем именно треску, не какую-нибудь там горбушу.


ВЛАД, взвыв, убегает. СТЕЛЛА быстро достает из-под свитера мобильник.


СТЕЛЛА. Ксюша, ну, как? Умница, ну, просто умница. Я тобой горжусь. Дениска вернулся? Поел? Очень хорошо. Спасибо, что позвонила. Целую, ласточка.


Подходит НАТАША.


НАТАША. По-моему, Влад сбежал, борясь с искушеньем тебя задушить. Учитывая, как он мечтает поставить "Горе"... к тому же прошлой вашей премьерой был "Отелло", а Влад Славницкий славится вживанием в образ...

СТЕЛЛА. Не бойся, я не Дездемона. Главное с Владом -- не прекословить. Он требует во время репетиций выключать мобильник -- пожалуйста. Я перевела свой на вибровызов. У меня Ксюшка сегодня ходила на олимпиаду по английскому... кстати, второе место.

НАТАША. Поздравляю! У тебя не дети, а ангелы. Мне бы таких учеников. (Улыбается). Значит, во время диалога ты животом ощутила долгожданную вибрацию.

СТЕЛЛА. Ну, да. Но при Владе ответить не могла, вот и пришлось его довести. У нас минут десять, на дольше его не хватит. Слушай, я ж не просто так тебя вызвала. У меня проблемы, Наташка.

НАТАША. Какие?

СТЕЛЛА. Дьяченко мне изменяет. Что мне делать?

НАТАША (потрясенно). Ты уверена?

СТЕЛЛА. Насколько можно быть уверенной в вещах, которые не видел своими глазами.

НАТАША. Стелка, не верь сплетням. Люди просто завидуют. Вспомни, как Дьяченко за тобой ухаживал! Мне, и то завидно.

СТЕЛЛА. Еще бы не ухаживал! Мне было двадцать, а ему сорок.

НАТАША. Дело не в этом. Ты красавица, ты актриса, а что такое он? (Поправляется). Я имею в виду, ты выше среднего, а он -- средний человек и прекрасно это понимает.

СТЕЛЛА. Понимал. Это было пятнадцать лет назад. А теперь и у него кое-что выше среднего.

НАТАША (с сомнением). Что?

СТЕЛЛА. Доход. Знаешь, сколько получает замдиректора банка? Я тоже не знаю, но мне хватает. Будь Дьяченко хоть горбатым импотентом, на него б все равно девки вешались. Юные красотки с двухметровыми ногами.

НАТАША. Он у тебя такой правильный! Снимет с шеи красотку и отправит на рабочее место.

СТЕЛЛА. Наташка, я склонна впадать в панику без причины?

НАТАША. Нет.

СТЕЛЛА. Я чувствую, понимаешь? Он не так ходит, не так смотрит, не так занимается сексом, черт возьми! Я прожила с мужем много лет и уж как-нибудь его изучила. У него кто-то есть. Я не хочу этого терпеть. И уходить от него не хочу. У нас дети, и вообще я привыкла. Закатить скандал? А не будет ли хуже? Ты у нас умная, посоветуй.

НАТАША. Издеваешься? Я умная только в математике. Как я могу советовать, если никогда не была замужем?

СТЕЛЛА. Не кокетничай. Ты умная вообще. И давно знаешь Дьяченко.

НАТАША. Похоже, плохо знаю.


Приближается ВЛАД.


НАТАША. Может, заедешь вечером ко мне? Ритка тоже собирается.

СТЕЛЛА. Хорошо, только помирюсь с Владом и слиняю с репетиции. Кстати, не траться на выпивку, я принесу мартини. Я хочу напиться с перерывом в биографии.

ВЛАД (подойдя). Что важнее для истинного художника -- личные отношения или искусство? Вопрос риторический, если художник истинный. Я буду прям. Ты в моей труппе десять лет, Стелла, но до Софьи еще не доросла.

СТЕЛЛА. У вас такая сложная, глубоко психологическая трактовка образа... женщине трудно осмыслить ее сразу. Я должна вжиться в нее... а ваш Чацкий так меня заворожил, что я забыла о своей игре, только слушала вас. Простите, пожалуйста.

ВЛАД (Наташе, утомленно). Видите, с каким контингентом приходится работать? Интеллект, говорю я. Дайте мне актера с интеллектом, и я создам для него шедевр. Иди, Стелла, думай над моими словами. Завтра ты должна выдать Софью, достойную моего Чацкого.


СТЕЛЛА, подмигнув Наташе, уходит.


ВЛАД. Вы не торопитесь, Наташа? Я люблю узнать мнение простого зрителя. У него более верный глаз, чем у некоторых критиков. Ох, уж эти критики! Впрочем, от "Отелло" даже они в восторге. Особенно от моего героя, но я сумел и Стелле создать полнокровный образ. Все дело в режиссерском прочтении. Вы не представляете, Наташа, сколько в нашем деле сложностей! Зритель приходит посмотреть на знаменитого Славницкого (усмехнувшись)... особенно зрительницы... и как актер я этому рад, но как режиссер не могу этим

довольствоваться. Вот вы видели сейчас моего Чацкого... разумеется, это предварительный эскиз, набросок, так сказать, но все же... (Выжидательно смотрит). Вам понравилась моя игра?

НАТАША. И г р а -- безусловно.

ВЛАД (насторожено). Договаривайте, Наташа.

НАТАША. Как по-вашему, Влад, сколько Чацкому лет?

ВЛАД (быстро). Я не выгляжу на свои годы.

НАТАША. Да, но не на двадцать.

ВЛАД. Чацкому не меньше тридцати, он зрелый мужчина.

НАТАША. Софье семнадцать, это упоминается в тексте.

ВЛАД (задумчиво). Я могу пригласить вместо Стеллы девочку из училища... любая согласится... играть у Славницкого, да еще вместе с ним самим...

НАТАША (поспешно). Рядом с юной девочкой вы будете казаться еще более зрелым. Чацкий и Софья должны соответствовать друг другу. Можно, я закончу мысль? Софье семнадцать, они с Чацким вместе росли, вспоминают общие детские проказы, даже учитель у них общий. Какая максимальная разница в возрасте, чтобы это было возможно?

ВЛАД. Лет десять.

НАТАША. Первоклашка и первокурсник вместе учатся и "шумят по стульям и столам", шокируя гостей... у Чацкого что, отставание в развитии?

ВЛАД (невольно улыбнувшись). Вам, как педагогу, видней. Ладно, пусть Чацкому около двадцати. Но для театра дело не в возрасте, важен образ. Гамлет тоже молодой человек, а многие играют его в конце карьеры.

НАТАША. Вот он и кажется безмерно инфантильным. А он не инфантилен – он молод. То же и с Чацким, и с Софьей.

ВЛАД. Софья инфантильна? Ничего подобного. Она просто глупа... глупа, но прекрасна. Именно таких мы и любим.

НАТАША. У вас дочь на третьем курсе, да? Она старше Софьи. Вы можете добиться от нее разумного поведения, особенно в области чувств? Но ее ошибки не кажутся глупостью. А будь ей вдвое больше, все выглядело бы иначе. Стоит ли ставить "Горе", изначально понимая, что герои не вызовут сочувствия зрителей?

ВЛАД. Мой Чацкий -- умный, честный, безоглядно влюбленный мужчина. Как он может кому-то не понравиться?

НАТАША. Этот умный мужчина бросает на три года четырнадцатилетнюю девочку и, вернувшись, надеется застать ее такой же, только похорошевшей. В таком случае ее следовало усыпить и упаковать в лед. Если взрослый мужчина этого не понимает, он и впрямь опасен для общества. Зато в двадцать лет естественно и

даже мило быть наивным.

ВЛАД. Любовь делает наивным каждого. Вам, женщинам, это недоступно.

НАТАША. Хорошо, а пресловутая откровенность Чацкого? "Тетка все еще старая дева? А дядька, надеюсь, умер?" -- бодро спрашивает он у Софьи -- заметьте, желая вернуть ее симпатии. И с остальными ведет себя не лучше. В каком возрасте нормальный человек перестает сообщать каждому встречному дураку, что тот дурак? А как раз, наверное, лет в двадцать, предварительно набив себе шишек. Но если он продолжает набивать те же шишки в сорок, посочувствовать ему

куда труднее.

ВЛАД (после паузы). Я не отдам Чацкого ни-ко-му. Пусть я буду выглядеть идиотом... плевать. Может, монологи дать более иронично?

НАТАША (задумчиво). Иронично -- не совсем то. Я давно думала, почему Пушкин сказал, что единственный умный герой пьесы -- автор? А потому, что в некотором смысле автор там -- вообще единственное действующее лицо.

ВЛАД. Что за чушь?

НАТАША. Понимаете, герои произносят вовсе не то, что на самом деле могли бы сказать эти люди, а то, что нужно Грибоедову, чтобы донести до зрителей свою мысль. Вот Скалозуб, помните? "Настасья Николавна? Мы с нею вместе не служили". Даже самый тупой вояка сообразит, что женщины не служат. Это говорит не Скалозуб, а Грибоедов, желающий как можно ярче описать нам Скалозуба. Так

же и с другими персонажами, кроме, наверное, главных. Но почему бы и главных не трактовать так же? Тогда возраст исполнителя действительно не важен. Человек написал гениальный текст и собрал актеров, чтобы они его показали. Не разыграли историю, а раскрыли остроумие и изящество каждой реплики.

ВЛАД. Что-то типа пародии? Или стилизация?

НАТАША. Нет-нет. Просто герои не живут собственной жизнью... их изображают актеры, но и те охотно отступают в тень автора. Почему бы не поставить спектакль не во славу Чацкого, а во славу Грибоедова?

ВЛАД (снисходительно). Мило, хотя никуда не годится. Вы не имеете представления о специфике жанра. Есть такое понятие -- сценичность. Прежде всего в пьесе должно быть действие, а текст вторичен. В театр идут смотреть, а не слушать. Хотя было интересно услышать мнение, так сказать, с другой стороны рампы. Простите, Наташа, рад был с вами поболтать, но дела, дела... Что за комиссия, создатель, быть театральным режиссером!


Сцена 2.

Комната в Наташиной квартире. На столе -- еда и несколько бутылок. НАТАША играет на гитаре, поет, СТЕЛЛА и РИТА подпевают. Все три не вполне трезвы.


НАТАША. Я обронила платочек ошибкою,

Миленький подал его мне с улыбкою.

Все перемелется, все переменится,

Милый любил, на другой теперь женится.

Милый мне кольца, сережки дарил,

Милый такие слова говорил.

Все перемелется, все переменится,

Милый любил, на другой теперь женится.

Милый гулять за околицу звал,

Милый так долго меня целовал.

Все перемелется, все переменится,

Милый любил, на другой теперь женится.

Милый глядел на одну на меня,

Он без меня бы не прожил и дня.

Все перемелется, все переменится,

Милый любил, на другой теперь женится.

Милый проститься ко мне не зайдет,

Только смеется ехидный народ.

Все перемелется, все переменится,

Милый любил, на другой теперь женится.

Вечером я на гулянье пойду,

Песню веселую там заведу.

Все перемелется, все переменится,

Милый любил, на другой теперь женится.

Что же случится ночною порой,

Это узнают лишь месяц с зарей.

Все перемелется, все переменится,

Милый любил, на другой теперь женится.

РИТА. Девчонки, что скажу! Я похудела на полкило. Знаете, как? Уже неделю не ем сладкого.

СТЕЛЛА (ткнув пальцем в торт). Уверена?

РИТА (обижено). Тебе хорошо, лопаешь, как лошадь, и все не в коня корм. Я виновата, что Наташка купила торт? В гостях не считается.

СТЕЛЛА. Кстати, мы ей должны. Наташка, сколько?

НАТАША. Не дури. Ты вон сколько притащила.

СТЕЛЛА. А Ритка? Ритка, чего ты у нас такая жадная?

НАТАША. Она не жадная, а экономная. Потому и пошла в экономисты. В главные.

СТЕЛЛА. Вот именно! Главный экономист. Да она в день получает больше, чем ты в твоей школе за месяц.

РИТА. Но я и работаю больше. Торчу в офисе с утра до ночи, а Дашенька на няне. Знаете, во сколько эта няня обходится? Волосы дыбом. А Наташке куда деньги? Детей нет, мужика нет, на работе одни бабы. А у меня на макияж знаете, сколько уходит? Я должна выглядеть.

СТЕЛЛА. А я не должна?

РИТА. У тебя старый муж, а у меня молодой любовник. Сравнила!

СТЕЛЛА. Да любая баба предпочтет моего Дьяченко твоему альфонсу. Удивляюсь, со всеми жмотничаешь, а этот сел на шею и погоняет.

РИТА. И вовсе не сел, сто раз тебе говорила! Он просто принципиальный. Если он -- замечательный конструктор, почему должен бросать любимое дело только потому, что в конструкторских бюро сейчас мало платят? Он бескорыстный.

СТЕЛЛА. Поэтому ребенка воспитуешь ты одна.

РИТА. Он тоже воспитует. Детей воспитуют не деньгами, а личным примером.

СТЕЛЛА. Тогда опасаюсь за будущее вашей Дашки.

РИТА. Опасайся лучше за свое. Вот потеряешь мужа, узнаешь, каково жить самостоятельно.

СТЕЛЛА. Никогда больше ничего тебе не расскажу!

НАТАША. Девчонки, давайте лучше выпьем. Давайте знаете, за что? За наш класс. Вот я сейчас работаю в той же школе, но мне кажется, они сейчас не такие, как были мы. Сейчас другое время, никто не верит в будущее, даже дети. А мы верили.

РИТА. Замороченные совковой пропагандой.

НАТАША. Если и так, это шло нам на пользу. В юности надо верить, что все будет прекрасно.

СТЕЛЛА. Какие мы были идиоты! Приятно вспомнить. Я была уверена, что стану новой Мерлин Монро. Даже не понимала, дурочка, что та не от хорошей жизни покончила с собой.

РИТА. А чего тебя понесло в физ-мат школу?

СТЕЛЛА. Родители пихнули. Они были уверены, что в театральный без блата не поступишь. А я поступила. Сами виноваты -- нечего было называть меня Стеллой, имя обязывает. И что? Ничего особенного. До Мерлин далеко.

РИТА. А я хотела быть астрономом. Стоять в белом халате у телескопа и смотреть, как летают кометы. А сейчас сижу у компьютера, считаю чужие деньги. А Наташка хотела доказать теорему Ферма. Мы были уверены, что докажет. Может, еще получится?

НАТАША. Она уже доказана. Что характерно, не мною.

РИТА. Правда? А я не знала. Девчонки, что скажу. Не поверила б двадцать лет назад, что докажут теорему Ферма, а мне будет все равно. За это надо выпить.


Снова пьют.


СТЕЛЛА (распираемая смехом). Дьяченко умер бы, узнав, что я пила за теорему Ферма!

РИТА (тоже хихикая). А от своего я вообще скрываю, что училась в универе.

НАТАША (весело). Три класса церковно-приходской школы -- и в старшие экономисты.


Звонок в дверь. НАТАША уходит и возвращается с ОЛЕГОМ. СТЕЛЛА и РИТА хохочут.


ОЛЕГ. Девчонки, вы что? А, так вы пьяные? Ну-ну. Десять лет не виделись, а они, оказывается, спились. А я, дурак, приволок виски, считая, что пить в этом доме нечего. Наташка, твои родители раньше не признавали спиртного.

НАТАША. Их уже нет, Олег.

ОЛЕГ. Прости.

НАТАША. Ничего. Это случилось отнюдь не вчера. Расскажи, как ты, откуда? То есть откуда, я знаю. Из Штатов. Надолго?

ОЛЕГ. Да, на месяц. Вчера приехал, а сегодня к тебе. Взял и решил явиться без звонка. Так и думал, что застану кого-нибудь из наших. Мы всегда у тебя собирались. Это правда, ты ведешь математику в нашей школе?

РИТА. Точно. Ты посмотри на нее, посмотри! Училка, представляешь? Да еще математичка, типа нашей Марьи Павловны. Это Наташка-то, наша Наташка! Скажи спасибо, кичку на затылке не собирает.

СТЕЛЛА. Кичку не собирает, а в душе настоящая училка. Ты только послушай, Олег! Мы к ней пришли напиться с перерывом в биографии, а она говорит: "Начинайте без меня, я допроверяю тетради". Это, по-твоему, нормально? Сперва проверить, а напиться потом.

НАТАША. Так наоборот не получилось бы!

ОЛЕГ. Бог ты мой, знали б вы, девчонки, как я соскучился по Питеру. Сейчас слушаю вас и кайфую. Америка -- скучная страна.

СТЕЛЛА. Но все предпочитают скучать там, чем веселиться здесь. И вообще, не скромничай. Я знаю, у тебя какая-то суперлаборатория.

ОЛЕГ. Супер не супер, но финансируется хорошо, а главное, мне предоставлена полная самостоятельность. Впрочем, это окупается.

РИТА. Теоретическая физика окупается?

ОЛЕГ. Научными результатами. А в перспективе, разумеется, и не только, но это уж не моя забота. Говорят, я самый успешный из русских физиков, прибывших в Штаты за последние десять лет.

РИТА. Мы тобой гордимся.

ОЛЕГ. А теперь о вас. Наташка учительница, это я понял. Тут в шкафу часом не прячется муж?

НАТАША. Помните, у моей любимой Джейн Остен? "Если бы я до таких лет не заполучила себе мужа, сгорела бы со стыда". Я не заполучила.

ОЛЕГ. А девчонки, уверен, заполучили. Иначе почему напиваться с перерывом в биографии они вынуждены у тебя? Ритка, как твои дела? Семья, работа?

РИТА. Ну, что работа. Вкалываю, как лошадь. Главный экономист в совместной фирме. Шеф набрал заказов больше, чем можно выполнить, и орет с утра до ночи. Это тебе не Стелка с Наташкой -- четыре часа в день, и гуляй.

СТЕЛЛА. Ну, конечно! Попробовала бы на нашем месте. Ты ушла с работы и все забыла, а мы заняты даже дома. Я учу роли, Наташка готовится к урокам.

НАТАША. Короче, все мы трудимся больше, чем хотелось бы.

РИТА (с вызовом). А что нет мужа... Стелка вечно цепляется: мол, твой котик -- не полноценная семья, а так. А я считаю, не хуже, чем у других.

ОЛЕГ. Да?

РИТА. Он, по крайней мере, красивый. Одни усы чего стоят! И чистоплотный.

ОЛЕГ. Ну да. Конечно. Чистоплотный -- это несомненно.

РИТА. Ненавижу, когда носят в квартиру грязь. Я бы такого не потерпела! Конечно, он приходит и уходит, но так даже лучше. Не приедается, как у Стелки. Зато к его приходу я всегда в форме. Прическа, макияж. Он это любит.

ОЛЕГ (осторожно). Котик?

СТЕЛЛА (она давно сдерживает смех). Это Наташка сравнила, и я стала его так называть... помните, у Джерома рассказ о коте, который жил в двух домах сразу? Когда в одном начинают хуже кормить, он уходит в другой. Там радуются, что он вернулся, и какое-то время балуют. Вот Риткин красавчик точно такой. Женат, имеет сына...

РИТА (прерывая). И дочь!

СТЕЛЛА. Ну, да. Дочь ему год назад родила Ритка. И что? Все равно не развелся.

ОЛЕГ. Стелка, а ты все еще со своим... как его... такой солидный?

СТЕЛЛА. Дьяченко. Все еще.

РИТА. П о к а еще.

СТЕЛЛА (помрачнев). Вот скажи мне, Олег, как мужчина... Почему вы изменяете женщине?

ОЛЕГ. Смотря какой.

СТЕЛЛА. Вроде меня.

ОЛЕГ. В припадке умопомрачения. Ты такая же красавица, как была в школе.

РИТА. А я все-таки думаю, он нашел моложе. Сейчас это часто – молоденькая стервочка и богатый папик. Ты, конечно, выглядишь неплохо, но его потянуло на свежатинку. Кстати, зря не ходишь со мной на фитнесс, здорово взбадривает. Еще к косметичке... я знаю очень хорошую, хотя дерет дай боже. И, разумеется, секс. Уверена, от твоего Дьяченко изобретательности не дождешься. От тебя, боюсь, тоже. Девчонки, что скажу. Хороший минет проймет любого, будь женщина при этом хоть какой урод.

ОЛЕГ. Ну, девушки, вы даете. Это что, за десять лет Россия так продвинулась по пути сексуального раскрепощения?

СТЕЛЛА. Дело не в годах, а в бутылках.

НАТАША (задумчиво). Я, конечно, ничего в этом не понимаю, но мне кажется, брак -- нечто вроде колонизации. Ты завоевала страну под названием Дьяченко... он, конечно, верит, что это о н тебя завоевал, но в том и состояло твое искусство. Вспомни, как ты доводила его своими капризами, как он ревновал. А ведь ты сразу собиралась выйти за него замуж, помнишь? И вовсе не капризничала, а завоевывала новые территории. И вот ты их завоевала, почувствовала своими. Ты зачехлила орудия, расслабилась и в упоении стала обустраивать окружающий мир... возделывать, засаживать цветами. А зачехлять оружие на оккупированной территории нельзя. Тебя свергнут, сколько бы добра ты

ни делала.

СТЕЛЛА (с интересом). Ты считаешь, я слишком Дьяченко балую?

НАТАША. В некотором смысле ты ведешь себя с ним, как со мной. То есть совершенно естественно. А ты слишком хороший человек, мужчине это скучно.

ОЛЕГ. Ну, не любому. Хотя что касается твоего Дьяченко... ему и впрямь нужна встряска. Как ты смотришь на то, чтобы использовать с этой целью меня?

СТЕЛЛА. Почему бы нет? Будем расчехлять орудия.


Сцена 3.

Гримерная Стеллы, СТЕЛЛА и ОЛЕГ пьют кофе.


СТЕЛЛА. По-моему, здорово получилось! Дьяченко просто обалдел, когда ты за мной заехал, да еще с цветами. Дьяченко раньше по субботам сам отвозил меня в театр и даже цветы дарил, а теперь обленился. Сам виноват! Я что, не имею права поболтать после спектакля с бывшим одноклассником?

ОЛЕГ. Да еще который был когда-то в тебя влюблен.

СТЕЛЛА. Не ври.

ОЛЕГ. В тебя все мы были влюблены.

СТЕЛЛА. Ну, все -- это не считается. Как тебе моя Ксюшка? А Дениска?

ОЛЕГ. Очень милые дети. Дениска на тебя похож.

СТЕЛЛА. Лучше бы Ксюшка. Она, конечно, симпатичная, но парни вниманья не обращают. Зато умница -- ты не представляешь! На всех олимпиадах первая. Но слишком добросовестная, мне ее даже жалко. Говоришь ей: "Не иди сегодня в школу, отдохни, я напишу тебя записку". А она: "Нет, я не могу, разве можно прогуливать?" В следующем году отправлю ее учиться в нашу школу, в Наташкин класс.

ОЛЕГ. Наверное, Наташка неплохой учитель.

СТЕЛЛА. Замечательный! Дети очень ее уважают.

ОЛЕГ. И все-таки глупо, что она не пошла в науку. После меня она была в классе самая способная. Не знаешь, почему она не защитилась?

СТЕЛЛА. Знаю. Как раз началась перестройка, а у Наташки отец военный, мама врач. Семья осталась без денег, и Наташка сразу взяла в школе две ставки. А школа, что бы ни выдумывала Ритка, высасывает человека, как вампир. Наташка приходит домой совершенно без сил, какая тут диссертация!

ОЛЕГ. Я иногда вспоминаю ее родителей. В детстве я даже завидовал из-за них Наташке. Когда мы приходили в гости, они беседовали с нами, как со взрослыми. А мои вечно держали дистанцию.

СТЕЛЛА. Они с тобою в Штатах?

ОЛЕГ. Нет, в Израиле.

СТЕЛЛА. Наташкин отец все не мог пережить крушения Союза и умер от инфаркта девять лет назад. Молодой еще был мужчина, моложе, чем сейчас Дьяченко. Потом ее маму разбил удар, и Наташка семь лет с нею мучилась. Грех сказать, но я даже обрадовалась, когда Нина Григорьевна умерла. Все равно это была не жизнь, а Наташке теперь полегче.

ОЛЕГ. Она из-за этого не вышла замуж?

СТЕЛЛА. Частично. Я считаю, вредно иметь перед глазами слишком хороший пример. Таких браков, как у ее родителей, сейчас не бывает.

ОЛЕГ. А Ритка сильно изменилась. В школе смотрела на вас снизу вверх, а теперь поучает.

СТЕЛЛА. Гордится своим красавчиком. Заполучила кого-то, наконец. Она всегда была влюбчивая. Мы с Риткой вечно цапаемся, зато Наташка у нас -- голубь мира. Значит, ты тоже заметил, какой Дениска хорошенький? Хоть ангелочка рисуй. Интересно, Дьяченко его уложил? Он всегда это делает, когда я на спектакле. Но я звоню в антракте, напоминаю. Слушай, я, наверное, звякну?

ОЛЕГ. Не вздумай. Вся наша затея пойдет насмарку.

СТЕЛЛА. Ты прав. Но страшно хочется. Сейчас ты будешь смеяться, но я, представляешь, ни разу в жизни не изменяла мужу.

ОЛЕГ. Пора начать. Для артистки не иметь любовника -- это почти

профнепригодность. (Понизив голос). А как же главный режиссер? Неужто дает роли за красивые глазки?

СТЕЛЛА. Влад Славницкий? С тех пор, как снялся в этом дурацком фильме, он кумир всех барышень от пятнадцати и старше. Они приходят к нам в театр и громко вздыхают... это еще те, кто поскромнее. Влад считает свое мужское внимание таким драгоценным подарком, что ему в голову не придет приставать к женщине. Женщина должна приставать к нему.

ОЛЕГ. Твоему Дьяченко повезло.

СТЕЛЛА. Он этого заслуживает. Ты не представляешь, как он вкалывает! Вечно торчит в своем банке, а дома сидит за компьютером. А еще ему на работе выдали специальный мобильник и постоянно звонят. И в выходные, и даже ночью иногда. Как в банке проблема, без него не справиться. Он кристально честный и очень

ответственный человек. И мне, если есть время, всегда поможет. Я на спектакле, так он Ксюшку накормит, Дениску уложит. Золотой муж!

ОЛЕГ. Будь у меня такая жена, я бы ей не изменял. Но мне было не до брака. Создать себе имя в чужой стране не так просто. Конечно, Штаты – не совдепия, все зависит от твоего таланта. Я, например, обеспечен на всю оставшуюся жизнь.

СТЕЛЛА. Может, он и не изменяет. Может, мне померещилось, а я ни за что ни про что мотаю ему нервы. Он нервничал, когда ты приехал, я видела. А у него и так работа нервная. И гастрит.

ОЛЕГ. Кстати, о работе. У нас на работе был такой случай. Испортилась кофеварка. Ну, написали заявку на новую, на следующий день должны были привезти. А мы там все кофеманы... работаем-то допоздна. Вижу, народ страдает. Я развинтил кофеварку, соединил проводочки -- и та зафурычила. "Вы раньше работали в мастерской по ремонту кофеварок?" -- удивились коллеги. Я, естественно, ответил, что нет. Просто как физик легко разобрался в ее устройстве. Все были в шоке. Им даже в голову не приходит попытаться разобраться в том, что выходит за рамки узкой специальности. Так это еще не все! На следующий день приехали за старой кофеваркой, и меня попросили снова ее испортить, а то будет нарушена отчетность. Каково?

СТЕЛЛА. Очень интересно. Слушай, я боюсь, Ксюшка без меня не ложится, ждет. Я могу позвонить ей на мобильник, Дьяченко не услышит.


Стук в дверь. Появляется ВЛАД.


ВЛАД. Стелла, ты еще тут? Уборщица сказала, а я не поверил. Ох, простите, я помешал?

СТЕЛЛА. Это мой бывший одноклассник, Олег Бергман. Он сейчас живет в США, знаменитый физик. А это не менее знаменитый Влад Славницкий.

ВЛАД. Я давно обдумываю гастроли в Штатах. Как по-вашему, есть смысл?

ОЛЕГ. Там много русских, они, наверное, пошли бы. А американцев интересует только свое.

СТЕЛЛА. Мальчики, я скоро вернусь.


Выскальзывает с телефоном в руках.


ОЛЕГ (глядя ей вслед). Играла она сегодня неплохо, но вы лучше. Я сочувствовал не Дездемоне, а Отелло. Я тоже последнее время думаю о том, что мужчина не в силах понять внутренний мир женщины. Даже если предположить, что таковой имеется.

ВЛАД. А, так вы почувствовали! Это и есть моя изюминка в трактовке образа. Отелло убивает Дездемону не за то, что она ему изменила, а потому, что эта измена не оставила в ней никаких следов. Если б он заметил хоть тень раскаянья или притворства, он бы простил. Но обнаружить, что любишь существо, для которого правда и ложь неотличимы, оказалось свыше его сил. Он понял, что

выдумал свою Дездемону, а в реальности она -- красивая кукла, полностью лишенная человеческих понятий о нравственности... вообще привычных мужчине человеческих понятий. Спасая свою мечту, он и совершает убийство.

ОЛЕГ. Стелла должна держаться за такого режиссера. Необычная и в то же время органичная трактовка. Сама Стелла, судя по всему, на такое не способна. Хотя ее Дездемона прелестна.

ВЛАД. Артисты -- ограниченный народ, а уж артистки... Знаете, сколько я мучился над Дездемоной? Стелла погрязла в быте, и любое чувство из нее надо вытаскивать клещами.

ОЛЕГ. А ведь в школе она считалась будущей звездой. Красавица... впрочем, этого и сейчас не отнимешь. Но раньше в ней горел такой огонь... только помани, любой бросится, очертя голову. А теперь -- сюси-пуси, муж, детки, кастрюли. Я не видел девчонок десять лет и вчера был потрясен. Убогая квартирка, дешевая выпивка и три неудачницы, обсуждающие свои мелкие проблемы. Самое главное, они так обабились, что даже не понимают, какими стали. Ладно, Ритка, она всегда была ничем, но та же Наташка... вы ее, конечно, не знаете...

ВЛАД. Почему? Она часто приходит сюда к Стелле. Вы несправедливы. Для учительницы, да еще старой девы, Наташа очень неглупа. По крайней мере, не истеричка.

ОЛЕГ. У нее был ум острый, словно бритва. Иногда казалось, в каких-то аспектах она даже умнее меня. И вот теперь -- что она и что я? Талант дается не для того, чтобы, как она, разменивать его по мелочам. Любой человек, даже женщина, несет ответственность за то, что дано ему от бога.

ВЛАД. Чтобы женщина не разменяла свой талант, ее должен направлять умный мужчина. А Наташа простовата, ей такого не привлечь.


Возвращается СТЕЛЛА. Она как будто похорошела, улыбается, глаза сияют.


СТЕЛЛА. Ну, вот и я. Мальчики, а может, нам выпить? Давно мне не случалось оказаться в компании двух гениев сразу. Влад, вы сегодня так играли! Я просто дрожала от страха. И при этом любила своего Отелло до умопомрачения. Ох, Олег, ты не представляешь, какая это ответственность и в то же время какое счастье -- играть в постановках Славницкого, да еще вместе с ним самим.

ВЛАД. Ты тоже выглядела неплохо. И Софья у тебя теперь прекрасно получается.

СТЕЛЛА. Терпеть не могу Софью! Как можно после такого Чацкого, как вы, прельстится Молчалиным.

ВЛАД. Ничего. Тут главное -- не актерствовать, а раскрыть остроумие и изящество каждой реплики. Погодите, сейчас принесу коньяк.


Уходит.


ОЛЕГ. Никогда не считал, что актер -- подходящая профессия для мужчины. В актерах есть что-то женственное.

СТЕЛЛА. Влад очень умный, почти как ты. Но совершенно безрукий... и Дьяченко тоже. Я вот все думаю про эту историю с кофеваркой... надо же, никто не мог, а ты взял и починил. И так просто, мимоходом, об этом рассказываешь... ты, наверное, не понимаешь, насколько ты особенный.

ОЛЕГ. Ничего я не особенный, самый обыкновенный. Просто мне повезло в жизни немного больше, чем другим.

СТЕЛЛА. И правильно, считай так, а то возгордишься и не захочешь больше со мной общаться. Я-то как была дурочкой, так и осталась.

ОЛЕГ. Красивой женщине ум ни к чему.

СТЕЛЛА. Расскажи еще что-нибудь о своей работе. Это так интересно, не то, что наше болото. Я уверена, скоро ты добьешься еще большего. Сейчас тебе наверняка мешают завистники.

ОЛЕГ. Есть один... таланту ни на грош, но в Штатах любят продвигать своих. Как ты догадалась?

СТЕЛЛА. Успешным людям всегда завидуют. Ничего, ты еще посадишь его в лужу. Слушай, а помнишь, в десятом классе ты прыгнул с лестницы, когда я на тебя посмотрела? И растянул себе ногу.

ОЛЕГ. И ты потом приехала ко мне домой навестить. Кстати, не хочешь повторить этот подвиг?

СТЕЛЛА. Какой?

ОЛЕГ. Навестить меня. Посмотришь, как я живу. Все, разумеется, за мой счет. У меня просторный коттедж, можешь взять с собой детей. Им понравится.

СТЕЛЛА. Ты слишком... слишком благороден. Так нельзя в жизни, Олежка. Ты должен думать не только о других, но иногда и о себе. Обещай мне!

ОЛЕГ. Я постараюсь. Но все-таки...


Появляется ВЛАД с коньяком.


СТЕЛЛА. Давайте выпьем за успех!

ОЛЕГ. Успех чего?

СТЕЛЛА (кокетливо). А вот этого я не скажу...


Сцена 4.

Квартира Наташи. СТЕЛЛА и НАТАША оживленно беседуют.


СТЕЛЛА. Знаешь, я не собиралась подслушивать, но ни секунды не стыжусь! Я так ему обрадовалась, болтала, как с нормальным человеком, а он... "Сюси-пуси, муж, детки, кастрюли. Три неудачницы, обсуждающие свои мелкие проблемы". Удивляюсь, как я не прибила обоих на месте!

НАТАША. Ты поступила умнее. Значит, они страшно взревновали?

СТЕЛЛА. Еще немного -- и была бы дуэль. Я не зря просила принести коньяк, это очень стимулирует. Уж не знаю, зачем я их помирила. Пусть бы расквасили себе носы, а я бы злорадствовала. Успешные, видите ли, нашлись, а мы неудачницы!

НАТАША. Объективно так оно и есть. Влад -- известный актер и режиссер, Олег -- перспективный физик, обеспеченный гражданин вожделенных Штатов. Зато я -- одинокая учительница, Ритка -- мать-одиночка, ненавидящая свою работу, ты... ну, у тебя показатели повыше.

СТЕЛЛА. Средняя актрисочка со средним мужем из среднего класса.

НАТАША. Средняя актриса не влюбила бы в себя за пять минут сразу двух успешных мужчин.

СТЕЛЛА. Дурное дело нехитрое. Главное, помнить -- с мужчиной лести никогда не бывает через край. Это не женщина, ему сколько ни дай, все проглотит. Но необходимы контрасты. Он только расслабился -- мол, покорил тебя раз и навсегда -- а ты переключаешься на другого. Безотказный метод. Ну, еще, конечно, надо строить из себя дурочку. Между прочим, именно ты подала мне основную мысль.

НАТАША. Какую?

СТЕЛЛА. Ни с одним мужчиной нельзя вести себя естественно. Знаешь, Олег фактически сделал мне предложение. Готов взять вместе с детьми.

НАТАША. Надеюсь, для него не будет слишком большим ударом, когда он все поймет.

СТЕЛЛА. Переживет! Ему только полезно. Да и не влюбился он, так, выдумывает.

НАТАША. Мне показалось, он... ну, скажем -- вообще созрел для брака. Может, и приехал сюда специально кого-то подыскать?

СТЕЛЛА. А что? Живет в чужой стране, скучает. Жениться на американке с их помешательством на равноправии? А наша будет покорно варить борщи. Не хочешь? Тебе он когда-то нравился. Отдаю задаром.

НАТАША. Ты не находишь, что е г о вкус тоже имеет кое-какое значение?

СТЕЛЛА. Да какой у мужика вкус? Делай, как я сказала, и все будет о кей.

НАТАША. У меня нет артистических способностей.


Звонок в дверь. НАТАША вводит зареванную РИТУ.


НАТАША. Ритуся, что? Что-то с Дашкой? Температура?

РИТА (сквозь слезы). Нет.

НАТАША. Слава богу. Остальное переживем.

РИТА. Нет! Я умру, обязательно умру! Наташка, когда я умру, ты возьмешь себе Дашку? Ты ей крестная, ты должна.

НАТАША. О господи! Конечно. Ты что, была у врача?

РИТА. Смотри, Стелка свидетель. Я специально подговорила тебя стать крестной матерью, чтобы тебе было не отвертеться. Почему я такая несчастная, девочки? Почему меня никто не любит?

СТЕЛЛА (с интересом). Что, котик ушел в загул?


РИТА вздрагивает, смотрит на Стеллу.


СТЕЛЛА. Слезы жутко старят. Считай, деньги на косметичку выбросила на ветер. На каждую минуту слез нужен хотя бы один массаж лица для восстановления. Ты сколько платишь за сеанс?


РИТА всхлипывает менее интенсивно.


НАТАША. Все будет хорошо, вот увидишь.

РИТА. Не будет. Знаете, девчонки, что скажу? Все мужики сволочи. Все. Я так его любила, все для него делала, а он...

СТЕЛЛА. Что он?

РИТА. Я случайно прочла у него на мобильнике сообщение. Такое...

подозрительное.

СТЕЛЛА (иронически). Совершенно случайно.

НАТАША. Ну, неважно. Продолжай, Ритка.

РИТА. Я одолжила у одного человека диск... в смысле, компьютерный. Там можно определить адрес по мобильному телефону. Взяла и сегодня поехала. На всякий случай.

СТЕЛЛА. И что?

РИТА. Звоню... дверь открыли, не спросив, я всегда его за это ругаю... он стоит в майке и домашних тапочках, а сзади девчонка лет двадцати пяти. Тощая такая, высокая, через халат все светится. Я тоже такой хотела, но побоялась... у меня складки жира и грудь висит. А у нее нет.

НАТАША. Бедная Ритка... Он что-нибудь сказал?

РИТА. Нет. Знаете, девчонки, просто взял и силой выволок за дверь. Я только вцепилась той в космы, но даже дернуть не успела. Очень жалко.

СТЕЛЛА. Девушка-то не виновата, просто очередная дурочка.

РИТА. Что значит -- не виновата? Нечего уводить чужих парней!

СТЕЛЛА. А чем занимаешься ты? Между прочим, он женат.

РИТА. Это совсем другое, как можно сравнивать!

НАТАША. И чего ты теперь хочешь, Ритка?

РИТА. Я же говорила -- умереть.

НАТАША. Если ты хочешь, чтоб он вернулся, так это довольно скоро

произойдет.

СТЕЛЛА. Ты считаешь?

НАТАША. Да. Котик ищет дом, где ему лучше.

РИТА. А чем у меня плохо? Я обслуживаю его в сто раз лучше, чем жена.

НАТАША. Я ведь тебе говорила -- рожая, ты рискуешь. Да, в отличие от жены, ты продолжаешь следить за собой и даже наняла няню, но все равно дом с маленьким ребенком -- не самое спокойное место. К тому же ребенок так или иначе предполагает ответственность, которой котик старается избегать.

СТЕЛЛА. Вот именно. А девушка вряд ли станет рожать, они сейчас не спешат.

НАТАША. Ритка -- идеальная хозяйка, а готовит и вовсе фантастически. Котик любит поесть. Не станет эта девушка готовить ему рыбу в кляре и мясо по-французски... точнее, поначалу, конечно, может, но каждый день -- вряд ли. На это способна только Ритка. Потом, котик очень ценит свою внешность. Ему нравятся подкрахмаленные рубашки, отутюженные брючки. Жене не до того, юной

красотке, полагаю, тоже... к тому же вряд ли красотка станет покупать ему одежду на собственные деньги. Все это он осознает за пару недель... от силы месяц. Главное, на этот месяц оставить его в покое. Котику надо верить, что он гуляет сам по себе, а не на поводке.

РИТА. А я не собираюсь к нему приставать, больно нужно! Приползет на коленях, а я скажу: "Нет, нет и нет. Иди, откуда пришел". Девчонки, что скажу. Я ведь еще ничего себе, правда? И одеваюсь модно.

НАТАША. Конечно.

РИТА. Найду себе получше. Слушайте, а если Олег? Стелка, не жмотничай. Попользовалась, дай подруге. Тебе нужно на время, а мне навсегда. Он ведь неженат?

СТЕЛЛА. Да. Ты что, серьезно?

РИТА. Конечно. Уеду в Штаты, будем вас приглашать. Дорога за ваш счет, остальное оплатим. Может, даже Наташке там кого-нибудь найду.

НАТАША. Осталось убедить Олега. Он как раз должен прийти сюда завоевывать сердце прекрасной Стеллы.

СТЕЛЛА. Сейчас обработаю -- будете довольны.


Звонок в дверь. НАТАША приводит ОЛЕГА.


ОЛЕГ. Привет! Стелла, ты чудесно выглядишь.

СТЕЛЛА. Еще бы! Я в хорошем настроении -- Дьяченко снова стал как шелковый, служит по мановению пальца. Все-таки мужчины -- примитивные существа. Мы вчера с тобой, Олег, замечательно все разыграли, правда? Хорошенько разогрели и его, и Влада. Я так потешалась. Представляете, Влад принимал мои приколы за чистую монету! Вот ты -- ты сразу понял, зачем я говорю тебе эти дурацкие

комплименты, и подыгрывал, а он попался, как мальчишка. Ты извини, что я и с тобой играла восхищенную дурочку... я видела, что ты все понимаешь и вместе со мной смеешься, а Владу было полезно.

ОЛЕГ. Рад был тебе помочь. Конечно, я все понял, с чувством юмора у меня проблем нет.

РИТА. Олег, а что ты больше любишь из еды? Давай я тебе приготовлю.

ОЛЕГ. Я люблю чипсы. Наташка, ты не сводишь меня как-нибудь в нашу школу? У меня ностальгия.

РИТА. У меня тоже. Точно, давайте сходим! Увидишь, Олег, какой Наташка стала хороший педагог. Настоящие педагоги, они живут только работой. Видишь, какой у нее в квартире бардак? Сплошная пыль и запустение. А в холодильнике – нарезки и заморозки, ужасно вредно для здоровья. Я никогда себе такого не позволяю. У меня все сверкает, а готовлю -- пальчики оближешь.

ОЛЕГ. Рад за твоего котика.

РИТА. А я его бросила. Он меня не стоит. Теперь умоляет вернуться, а я ему -- нет, нет и нет.

ОЛЕГ. Не слишком гуманный подход. Так что, Наташка, согласна?

НАТАША. Конечно. Тебе будут рады.


Сцена 5.

Квартира Наташи. НАТАША играет на гитаре и поет, ОЛЕГ слушает.


НАТАША. Вы мне не друг

(За окном зима),

Вы мне не враг

(За окном темно),

Вы пришли вдруг

(В огоньках дома),

Вы -- просто так

(Снег стучит в окно).

Что же со мной?

(А кругом весна).

На сердце знак

(Распушился сад)

Мысли одной

(Ночь почти бледна):

Вы -- просто так

(Небеса горят).

Что суждено

(Белой ночи дар),

Это пустяк

(Плеск воды у ног),

Важно одно

(Летних дней угар):

Вы -- просто так

(Солнце, даль, песок).

Вы мне не друг

(За окном зима),

Вы мне не враг

(За окном темно),

Вы пришли вдруг

(В огоньках дома),

Вы -- просто так

(Снег стучит в окно).

ОЛЕГ. Мне всегда импонировало, что ты пишешь песни. Я рад, что мы наконец отвязались от Ритки. Не понимаю я вашей дружбы. Она совершенно другого круга... интеллигентность там и не ночевала. Как ты с ней общаешься?

НАТАША. Все люди разные, Олег. Познакомься я с ней сейчас, мы бы, наверное, не подружились. Но я знаю ее так давно...

ОЛЕГ. Это называется двойной моралью. Почему к старому знакомому надо относиться иначе, чем к новому?

НАТАША. Да, у меня двойная мораль. Мне понадобилось прожить больше тридцати лет и лишиться самых дорогих людей, чтобы дойти до этой мысли. Не требуй ничего от тех, кого любишь. Просто люби -- или н е люби.

ОЛЕГ. Ну, и за что любить Ритку? Прости, но она не отвечает тебе тем же. Мне, конечно, не хочется пересказывать, что она о тебе говорила...

НАТАША. И не надо, сама могу догадаться. Ты говоришь -- интеллигентность. А ты знаешь, что у Ритки отец был алкоголиком, а мать работала уборщицей в две смены? Нас всех в нашу школу родители привели за ручку, а она приехала сама, предварительно избитая отцом. Приехала -- и поступила. И моталась потом два года через весь город. Ты знаешь, что она уроки готовила в метро, потому что дома было невозможно? Для нее школа была другим миром, светлым и прекрасным. Если спросить, кто из нас вырос над своей средой, так это Ритка. Да, она считает каждую копейку. И я бы, наверное, на ее месте считала. Но когда болела моя мама, Ритка сделала даже больше, чем я. Я не умею пробивать, бороться, а она... она устраивала маму в больницу, доставала лекарства, ругалась с санитарами... не знаю, что бы я без нее делала.

ОЛЕГ. Ладно, ладно, осознал. Бог с ней, с Риткой. Наташка, у тебя в школе что-то сегодня случилось? Ты сама не своя.

НАТАША. Да не то, чтобы случилось. В общем-то, ерунда. Есть в моем воспитательском классе один парень, дурак и с претензиями. Но богатый.

ОЛЕГ. Этого могла бы не добавлять, и так ясно.

НАТАША. Знаешь, я им даже рассказала на уроке... ну, нечто вроде анекдота. Царь Птолемей обратился к Евклиду, спросив, нельзя ли как-нибудь полегче овладеть геометрией. А тот ответил: "В науке нет царских путей".

ОЛЕГ. Замечательно!

НАТАША. Заниматься парень не хочет, зато его родители как меня только ни доставали. Деньги предлагали, угрожали даже... не впрямую, но достаточно откровенно. А меня от этого только злость разбирает. Почему один человек этой оценки должен добиваться своим трудом, а другой получать только потому, что у его родителей больше денег? Ладно, во взрослой жизни нет справедливости, но

хотя бы в детстве она быть должна. У них ведь как раз формируется характер, и любая мелочь может оказать влияние на всю жизнь.

ОЛЕГ. Ты не загибаешь?

НАТАША. Нет, Олег. Они ведь меняются на моих глазах.

ОЛЕГ. Ты так любишь детей?

НАТАША. Люблю -- сильное слово, я бы не рискнула его употребить. Но я им сочувствую. Они еще бесправнее, чем мы. И ранимее.

ОЛЕГ. Видел я этих ранимых. С ног собьют -- не заметят.

НАТАША. У них другая физиология, Олег. Я бы вообще завела специальный зал, где они могут на перемене бегать и орать. Тогда на уроках станет спокойнее, это точно. Им надо выплеснуть энергию.

ОЛЕГ. Ладно, так что этот царский сынок?

НАТАША. Он ответил, что его родители все равно купят ему любую оценку. Я завелась и при учениках сказала, что не все на свете покупается. А сегодня смотрю в журнал -- а там рукою директрисы "четыре, пять, четыре, пять". Я пошла к ней, хоть и понимала, что без толку. Она и так меня не любит. А она преспокойно говорит: "Я ведь тоже математик, так что имею право пересмотреть ваши оценки, особенно если они выставлены по причине личного конфликта с учащимся. И вообще, Наталья Александровна, недопустимо опытному педагогу делать свои антипатии критерием выставления оценок. Ставлю вам на вид и надеюсь, что в дальнейшем этого не повторится". Вот приду завтра на работу -- как я буду смотреть детям в глаза? Я их обманула. Они теперь останутся с убеждением, что покупается действительно все. Может, уволиться? Уйти в школу

похуже, где нет блатных.

ОЛЕГ. Там свои проблемы. Что ты хочешь, семьдесят лет страна жила под коммунистами.

НАТАША. Но уже пятнадцать живет под демократами.

ОЛЕГ. Разве можно сравнивать с Америкой, где традициям демократии больше трехсот лет? Кстати, как у тебя с английским?

НАТАША. Паршиво. В анкете это называют "читаю и перевожу со словарем".

ОЛЕГ. Ничего, выучишь. Без языка тебя, конечно, преподавать не возьмут. А вообще русских математиков там пропасть. Математиков и программистов. Ты все такая же умная, как когда-то... тебе не обидно прозябать здесь? Я помогу тебе защититься... а не хочешь, будешь просто женой известного физика Бергмана. Имея деньги, и без работы найдешь, чем заняться.

НАТАША (сочувственно). Олег, тебе там очень тошно?

ОЛЕГ. Мне? Да ты что? Я -- один из самых успешных... Тошно, черт возьми! Они там другие, понимаешь? Их жизнь четко регламентирована -- от и до. Они не напиваются с перерывом в биографии в честь теоремы Ферма. Не знаю, как Америка выжила бы без русских мозгов и китайских рук. Но при этом мы для них все равно люди низшего сорта. Нет, меня не оскорбляют... Даунов там тоже не оскорбляют,

наоборот. Но своим я никогда не стану. Может быть, дети... если они будут. Да, там достаточно наших, мы встречаемся иногда, но мне этого мало. К тому же все они стремятся стать такими, как американцы, а я... я хочу, приходя домой, рассказывать, что накипело, не думая о политкорректности. Я устал быть один, Наташка.

НАТАША. Не обижайся, Олег, хорошо? Я очень тебе благодарна. Хочешь, скажу правду? Я ведь когда-то была безумно в тебя влюблена.

ОЛЕГ. Ты серьезно?

НАТАША. Вполне. Скажу больше. Мне казалось, я до сих пор в тебя влюблена. Я, конечно, не страдала день и ночь от разлуки, но часто думала, что, если б ты был рядом, все бы переменилось. Я благодарна тебе за то, что ты приехал. Теперь все прошло.

ОЛЕГ. Я так тебя разочаровал?

НАТАША. Что ты! Ты умный, честный, привлекательный. Но от того, что ты рядом, ничего не переменилось. Меня по-прежнему ужасает мысль жить в чужой стране. Мои здешние проблемы -- они мои, и мои подруги -- мои, и моя жалкая квартира -- моя, и моя работа -- моя. Я не хочу чужого. И, знаешь, Олег... даже если б не это, я бы никогда не смогла выйти за человека, которого так сильно когда-то любила... выйти, зная, что он меня не любит.

ОЛЕГ. Кто тебе сказал, что я тебя не...

НАТАША. Олег, не надо. Ты такой успешный... ты найдешь себе замечательную жену. Красивую, как Стелка, умную, как я, хозяйственную, как Ритка. Кстати, она прижилась бы в любой среде, она хорошо адаптируется.

ОЛЕГ. Решила подать на бедность? Спасибо, не требуется.

НАТАША. Олег, прости меня.


Звонок в дверь. НАТАША приводит СТЕЛЛУ и РИТУ. Рита бросается к Наташе и целует ее.


РИТА. Наташка, ты такая умная! Я так тебя люблю! Представляешь, эта дурочка не умеет гладить рубашки. Она начала снизу -- жуткое дело. А у бедного котика не было с собой запасной, пришлось надевать эту. Он чуть не сгорел со стыда. А готовит она еще хуже тебя, да еще считает, он должен давать деньги на хозяйство. Бывают же такие нахалки! Он любит меня, а не ее, он сам мне сегодня сказал. Он сегодня ко мне придет. Как вы думаете, что мне надеть?

ОЛЕГ. Боюсь, я здесь лишний.

СТЕЛЛА. Да, мы все о своем, о девичьем.

ОЛЕГ. Ну, прощайте, девчонки. Не знаю, успею ли еще забежать. Рад был повидаться.

СТЕЛЛА. Мы тоже.


ОЛЕГ уходит.


СТЕЛЛА. Мне, по крайней мере, он помог. Теперь какое-то время о Дьяченко можно не беспокоиться. Знаешь, Наташка, я, оказывается, люблю собственного мужа.

НАТАША. Не сомневаюсь.

СТЕЛЛА. Мне казалось, привыкла и разлюбила... ничего подобного. Мне очень трудно было сделать ему больно. И разбирает тоска при мысли, что рано или поздно он опять соскучится и мне снова придется играть эту дурацкую женщину-вамп. Но ничего, теперь я ученая. Брак, Наташка, не такая плохая штука. Ты и Олег... уверена, что поступила правильно?

НАТАША. Да.

СТЕЛЛА. Скажи, ты... ты любишь Влада?

НАТАША (потрясенно). Влада? Издеваешься?

СТЕЛЛА. Да? Тогда почему ты... я еще после "Отелло" хотела спросить, да не решилась. Это первая его удачная постановка... "Горе" будет второй. Ты считаешь, он понимает, как тебе обязан? Ничего подобного. Он искренне верит, что режиссерская концепция принадлежит ему.

НАТАША. И слава богу. Значит, не будет от меня шарахаться. Я ему очень благодарна, Стелка. Если б не Влад, мои мысли так и остались бы ничем. Они реализуются только благодаря ему. Он -- замечательный актер, прекрасный организатор...

СТЕЛЛА. Он использует тебя, а ты благодарна! Он получает деньги, успех, а тебя считает неудачницей.

НАТАША. Он получает заслуженное. Я никогда не смогла бы пробиться в вашей среде... да и не хочу расставаться со своей. Но иногда думаешь о вещах, настолько далеких от математики, и так хочется поделиться этим. Я когда смотрю "Отелло"... мне стыдно, Стелка, но я счастлива.

СТЕЛЛА. Скоро придешь смотреть "Горе". Но все равно я люблю Софью меньше, чем Дездемону. Пусть в следующий раз Влад увлечется чем-нибудь, где для меня есть более подходящая роль.

НАТАША. Я попробую.




Скачать 310,88 Kb.
оставить комментарий
Дата22.09.2011
Размер310,88 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх