Средства выражения морально-этической составляющей категории девиации (на материале английского языка) icon

Средства выражения морально-этической составляющей категории девиации (на материале английского языка)



Смотрите также:
Речевые средства выражения инвективных смыслов в жанре комментария публицистического дискурса (...
Дискурсивный анализ в исторической лексикологии и семасиологии ( на материале морально-этической...
Александрова О. В...
Категория футуральности и средства ее языковой манифестации (на материале английского языка)...
Методические рекромендации использования мультимедийной презентации как эффективного средства...
Языковые средства выражения иронии в художественных текстах Джона Голсуорси:...
Оценка и языковые способы ее выражения в паремиях (на материале компаративных и негативных...
Языковые средства выражения социальной оценки...
Конструктивная роль фреймов прагматической связности реплик в диалогической речи (на материале...
Система языкового образования в неязыковых специализированных вузах (на материале английского...
Структура и языковая репрезентация британской национальной морально-этической концептосферы (в...
Программа вступительного экзамена в аспирантуру По специальности 10. 02. 04 германские языки...



скачать


На правах рукописи


Пташкин Александр Сергеевич


СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ МОРАЛЬНО-ЭТИЧЕСКОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ КАТЕГОРИИ ДЕВИАЦИИ

(на материале английского языка)


Специальность 10.02.04 – германские языки


АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Москва 2011

Работа выполнена на кафедре английского языка факультета иностранных языков Томского государственного педагогического университета.



^ Научный руководитель:

кандидат филологических наук, доцент

Петроченко Людмила Анатольевна


^ Официальные оппоненты:


доктор филологических наук, профессор

Ощепкова Виктория Владимировна


кандидат филологических наук, старший преподаватель

^ Максимов Алексей Николаевич



Ведущая организация:


ГОУ ВПО «Тульский государственный педагогический университет»



Защита состоится «6» июня 2011 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.16 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 119571, г. Москва, пр. Вернадского, 88., ауд. 602.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского педагогического государственного университета: 119992, Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1.


Автореферат разослан «____» _______________ 2011 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета Мурадова Л.А.


^ Общая характеристика работы


Современное понимание девиации как отклонения от разного рода норм, принятых социумом, отражается в работах, представляющих многие области знания. Настоящее исследование направлено на анализ языкового выражения морально-этической составляющей категории девиации в английском языке.

^ Актуальность исследования обусловлена необходимостью рассмотреть вариативность в подходах к девиации, наблюдающейся у представителей различных социальных групп в пределах одного этноса. В связи с меняющимися реалиями культуры и усилением глобализационных процессов, проблема отклонения морально-этических норм общества приобрела особую значимость.

Цель данного исследования – определить особенности языкового выражения морально-этической составляющей категории девиации в английском языке.

В соответствии с поставленной целью решаются следующие задачи:

  1. Определить компоненты девиации и их взаимосвязь.

  2. Рассмотреть группу концептов, составляющих морально-этический компонент девиации, и описать взаимоотношения между ними.

  3. Раскрыть особенности выражения категории девиации в английском языке (лексемы, фразеологизмы, устойчивые словосочетания, паремии и т.д.).

  4. Проанализировать средства выражения морально-этической составляющей категории девиации с позиций религиозного и секулярного подходов.

^ Объектом исследования является категория девиации и мегаконцепты, формирующие морально-этическую составляющую данной категории.

Предметом исследования является семантика языковых средств выражения категории девиации и вышеуказанных концептов.

^ Научная новизна исследования заключается в выявлении блока средств английского языка, отражающих разные стороны морально-этической девиации.

Новизна состоит также в том, что категория девиации впервые исследуется в лингвокогнитивном аспекте.

^ Теоретическая значимость работы состоит в том, что в ней продемонстрирована система средств выражения морально-этической девиации в английском языке в качестве составляющей личностного и национального сознания.

^ Практическая значимость заключается в возможности использования его результатов при чтении лекционных курсов по когнитивной лингвистике, лексикологии, страноведению и лингвострановедению, психолингвистике, социолингвистике, стилистике. Материал, представленный в диссертации, может быть использован в практике лексикографии при составлении и корректировке словарей.

^ Теоретической и методологической базой исследования послужили труды ведущих российских и зарубежных ученых. При анализе терминов девиация, норма использовались идеи Н. Д. Арутюновой, Е. М. Вольфа, Я. И. Гилинского, Д. Матца, М. В. Никитина, М. С. Нуссбаум, С. Е. Родионовой, Б. С. Тёрнера и других. Теоретические разработки Б. Берлина, М. Я. Блоха, А. В. Бондарко, М. Д. Воейковой, В. фон Гумбольдта, О. Есперсена, В. И. Карасика, Дж. Лакоффа, Дж. Л. Мерфи, И. И. Мещанинова, И. А. Стернина, З. Д. Поповой, С. Е. Родионовой, Э. Рош, А. Тверского, Е. С. Хунна, В. Н. Ярцевой и других стали ключевыми при рассмотрении таких лингвистических понятий, как категория и концепт.

Поставленные задачи определили выбор методов анализа материала. В данной работе ключевым стал метод концептуального анализа. Сбор материала осуществлялся методом сплошной выборки из текстов общим объемом 5000 страниц. Анализ практического материала проводился также с использованием: а) описательного метода; б) метода этимологического анализа; в) метода анализа словарных дефиниций; г) метода контекстуального наблюдения.

Материалом для исследования послужили данные толковых, энциклопедических и фразеологических словарей, газетные статьи, а также 3000 примеров, извлеченных из художественной литературы англоязычных авторов. Для анализа было отобрано 177 примеров, отражающих языковые явления с XVIII по XX века.

^ Апробация работы. Результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры английского языка факультета иностранных языков Томского государственного педагогического университета. По теме диссертационного исследования автором были сделаны доклады на следующих научных / научно-практических конференциях: XI Всероссийская конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Наука и образование», Томск, ТГПУ (апрель 2007), II Всероссийская научно-практическая конференция «Иностранные языки и межкультурная коммуникация в развивающемся образовательном пространстве: теоретические и прикладные аспекты», Томск, ТГПУ (ноябрь 2007), Международная научно-практическая конференция «Мир-Язык-Человек», Владимир, ВГГУ (март 2008), XII Всероссийская конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Наука и образование», Томск, ТГПУ (апрель 2008), Международная научная конференция XXV-е Дульзоновские Чтения, Томск, ТГПУ (июнь 2008), III Всероссийская научно-практическая конференция «Иностранные языки и межкультурная коммуникация в развивающемся образовательном пространстве: теоретические и прикладные аспекты», Томск, ТГПУ (декабрь 2008), Международная научно-практическая конференция «Традиции и инновации в лингвистике и лингвистическом образовании», Томск, ТГУ (октябрь 2009). По теме диссертационного исследования опубликовано 17 статей, в т.ч. 4 статьи в научных журналах, входящих в перечень ведущих рецензируемых изданий Высшей аттестационной комиссии.

^ На защиту выносятся следующие положения:

  1. Девиация, помимо разграничения понятий нормы и отклонения, включает в себя совокупность установок, оценок, взглядов, представлений о себе и социуме в целом. Данные явления окружающей действительности подвергаются особой структуризации в сознании человека. По этой причине, категория девиации предстает в качестве сложной иерархической системы, в основе которой лежат гиперо-гипонимические отношения.

  2. Морально-этическая составляющая девиации входит в многоуровневую категорию «девиация». Содержание и средства выражения уровней названной категории являются разнородными, поэтому данные уровни могут рассматриваться как отдельные группы концептов, существующие внутри категории. Высший уровень категории девиации в языковом плане представлен лексемами с корнем devia-. Базовый уровень морально-этической составляющей категории девиации репрезентируют мегаконцепты, выраженные такими ключевыми лексемами, как «Sin / Грех», «Crime / Преступление», «Offence / Проступок». Низший уровень категории девиации, объединяющий самых конкретных представителей категории, репрезентируют языковые единицы, являющиеся наименованиями грехов, преступлений, проступков.

  3. Девиация находит отражение в семантике языковых единиц, вербализующих категорию. При характеристике отклонения морально-этического характера, как правило, проявляется негативная оценка «плохо».

  4. Большинство значений лексем с корнем devia- и лексем базового уровня выделяются только с учетом всего контекста.

  5. В определении четких границ морально-этической составляющей категории девиации следует различать два подхода: секулярный (светский, нецерковный) и религиозный.

^ Объем и структура работы:

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы по проблематике исследования, состоящего из 207 наименований специальных работ и 63 наименований словарей и изданий энциклопедического характера.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается выбор темы диссертации и ее актуальность, определяются цель, задачи и методы исследования, излагается научная новизна работы, ее теоретическая значимость и практическая ценность, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Категория девиации и средства ее выражения в языке» дается характеристика данного явления с точки зрения разных наук, выделяются компоненты девиации и средства ее отражения в языке, рассматривается суть понятий категория, концепт, стереотип, лексема, фразеологизм, устойчивое словосочетание и паремия.

Девиация – это комплексное явление, которое заключается в интерпретации крупной социальной группой (общностью) тех или иных действий / состояний / свойств отдельного члена этой или иной группы как отклоняющихся от норм, осознанных и признанных данной общностью.

Большинство отечественных и зарубежных исследователей полагают, что данный феномен предстает как совокупность трех его составляющих: 1) технико-биологической, 2) нормативно-правовой, 3) морально-этической.

Морально-этическая девиация – это результат незавершенности формирования личности, отрицательное влияние семьи, зависимость от воздействия ближайшего окружения и т.д. С моральной и этической точек зрения девиации имеют двоякое значение: одни из них – позитивные – служат средством развития системы, другие – негативные – дисфункциональны, дезорганизуют систему. Те или иные виды, образцы поведения «нормальны» или девиантны только с точки зрения сложившихся норм в обществе в данное время.

Взгляды на девиацию с позиции морали и этики варьируются в зависимости от подходов. В этом случае следует различать два подхода к категории девиации: секулярный (светский, нецерковный) и религиозный (церковный). Религиозный подход к категории девиации предполагает рассмотрение, в первую очередь, личностного греха, так как он является актом воли конкретного человека. Хотя грех имеет личностный характер, он ведет к общественным последствиям. Секулярный (светский) подход трактует девиацию как акт, направленный против другого человека, против его достоинства и блага.

Единицами морально-этической составляющей категории девиации выступают категория и концепт. Категория – смысловой компонент общего характера, выражаемый в естественном языке разнообразными средствами. Концепт – это оперативная содержательная единица мышления, единица или квант структурированного знания [Кубрякова, 1997]. Для выявления структурных и семантических характеристик категории девиации необходимы данные категоризации и концептуализации. С этой целью в качестве метода изучения категории был избран метод концептуального анализа, позволяющий выявить компоненты категории и входящие в ее состав мегаконцепты, как глобальные абстрактные мыслительные единицы, определить максимально полно состав языковых средств, репрезентирующих исследуемый феномен, описать максимально полно семантику этих единиц, теоретически смоделировать содержание изучаемого явления. Для этого привлекаются данные лингвистики, психолингвистики, когнитологии, этнопсихологии, когнитивной лингвистики, которые позволяют рассматривать категорию девиации как иерархическую систему, в основе которой лежат гиперо-гипонимические отношения. В категории девиации различают высший уровень категоризации, средний и низший.

В исследованиях по лингвистике, культурологии, этнографии, психологии средством выражения категории девиации выступает стереотип, под которым понимают определенное представление о действительности или ее элементе с позиции «наивного» обыденного сознания [Прохоров, 2004]. Стереотип есть некоторая структура ментально-лингвального комплекса, формируемая инвариантной совокупностью валентных связей, приписываемых данной единице и репрезентирующих концепт феномена, стоящего за данной единицей [Красных, 2003; Прохоров, 2004; Кострюкова, 2007]. Таким образом, стереотип – разновидность концепта, содержанием которого является комплекс представлений этнической группы о норме и девиации, а выражением выступает определенный набор языковых средств: лексемы, устойчивые словосочетания, фразеологизмы, паремии и т.д.

Под лексемой в настоящем исследовании понимается слово, рассматриваемое как единица словарного состава языка в совокупности всех его конкретных грамматических форм и выражающих их флексий, а также всех возможных значений (смысловых вариантов); абстрактная двусторонняя единица словаря [Вайнрайх, 1970]. Фразеологи́зм, или фразеологическая единица (ФЕ) – устойчивое по составу и структуре, лексически неделимое и целостное по значению словосочетание, выполняющее функцию отдельной лексемы (словарной единицы) [Арсентьева, 2006]. Исходя из понятия «отдельного слова» как неразложимой части словосочетания, выражающей отдельный объект мысли, и формы слова в словосочетании, исследователи приравнивают устойчивые словосочетания по значению к слову, а по форме – к словосочетанию [Вяничева, 2000]. Под паремиями в настоящем исследовании понимаются устойчивые в языке и воспроизводимые в речи изречения с синтаксической структурой предложения, пригодные для употребления в дидактических целях [Савенкова, 2002].

Во второй главе «Составляющие категории девиации и средства их репрезентации» на основании лингвистических и культурологических данных выделяются основные концепты, представляющие технико-биологическую, нормативно-правовую, морально-этическую составляющие категории девиации, описывается их структура, определяются языковые единицы, выражающие в английском языке мегаконцепты «Defect / Неполадка», «Pathology / Патология», «Conflict / Конфликт», «Sin / Грех», «Crime / Преступление», «Offence / Проступок».

Технико-биологическая составляющая категории в научном плане определяет девиацию как: 1) отклонение движущегося тела (корабля, самолета, снаряда и т.п.) от заданного направления движения под влиянием каких-либо внешних причин; 2) отклонение стрелки компаса от магнитного меридиана; 3) наибольшее отклонение частоты от среднего значения при частотной модуляции; 4) отклонение в нормальном развитии какого-либо органа на средней стадии формирования; 5) отклонение в психическом развитии личности.

Технико-биологическая составляющая категории девиации также включает в себя представления о патологии, неполадке с точки зрения бытового личного или социального (общественного) опыта.

Социальная и бытовая личная трактовки учитывают наличие трех уровней: высший уровень, представленный лексемами с корнем devia-, (deviation, deviancy, deviance, deviant, deviational, etc.), средний, базовый уровень, выраженный лексемами со значениями неполадка и патология (abnormality, defect, disease, disorder, trouble, shutdown, fault, error, failure, shift, pathology, pathematology, pathobiology, trauma, injury, insult, maim, etc.) [LDCE, 2003; WTNIDE, 1993]. Последующая конкретизация определяет низший уровень категории (needle aberration, course bend, off-course, sag, sheer, device error, airspeed error, inborn pathology, ambustion, etc.) [MWD, 2007; NNDAE, 2007; NEB, 1994; LDOCE, 2003].

Нормативно-правовая составляющая включает три направления исследования: психическое, культурологическое, социальное. Исходя из определения девиации в рамках социальной нормы и права, были установлены уровневые характеристики девиации. Высший уровень занимают языковые единицы, в составе которых имеются лексемы с корнем devia-, следующий уровень занимают концепты, репрезентированные лексемами преступление, правонарушение, конфликт. На третьем уровне указаны конкретные представители категории, например: девиация → преступление → убийство, девиация → проступок → деликт, девиация → конфликт → социальная аномия. Концепты преступление и проступок детально рассматриваются в разделе, посвященном морально-этической составляющей. Конфликт нормативно-правовой составляющей категории девиации встречается в специальной, художественной литературе и в журналистской лексике. На базовом уровне этот концепт представлен лексемами: conflict, clash, dispute, tangle и др. По названным лексемам отсутствует паремиологический материал. Кроме наименований конфликта, в английском языке существуют устойчивые словосочетания, фразеологизмы, в которых отмечено данное явление, например: словосочетания: account conflict / конфликт между рекламодателями; armed conflict / вооруженный конфликт; road-traffic offence / дорожно-транспортное правонарушение; фразеологизмы: be in conflict with / противоречить, conflict with reality / противоречить реальной действительности и др. Нижестоящий третий уровень включает компоненты социального характера (общественный конфликт, социальная аномия, психические проблемы, ведущие к конфликту личности, юридические конфликты), например: essay suicide, humiliation, health risks, disappointment, interest dispute, patent infringement, combat, struggle, suicide attack.

Исследование нравственного аспекта категории девиации позволило детально выявить особенности функционирования морально-этической составляющей категории девиации, в основе которой лежат ментальные единицы – «Sin / Грех», «Crime / Преступление», «Offence / Проступок».

Образцами для исследования структуры выявленных концептов морально-этической составляющей категории девиации послужили модели многоуровневых концептов, представленные в работах З. Д. Поповой, И. А. Стернина, В. И. Карасика [Попова, Стернин, 2001; Карасик, 2004]. Каждая из данных ментальных сущностей предстает в качестве сложной иерархически организованной структуры [Никитин, 1996; Murphy, 2004].

Семантический анализ лексики, традиционно ассоциирующейся с высшим уровнем девиации, позволил определить круг лексем, репрезентирующих категорию девиации в самом широком ее понимании. В английском языке это лексемы или устойчивые словосочетания с корнем devia- от deviate – turn aside. XVII. f. pp. stem of late L. dēviāre, f. dē DE– 2+via way. So devia˙TION. XVII; – F. – medL. [Onions, 1976].

Базовый уровень – это тот уровень, на котором члены категорий воспринимаются по сходным общим очертаниям. На базовом уровне структурируется наибольшая часть нашего знания [Rosch, 1976]. Компонентами базового уровня морально-этической составляющей категории девиации являются соответствующие мегаконцепты – грех, преступление, проступок. На нижележащем уровне указываются конкретные представители данной категории [Murphy, 2004], например: девиация → грех → чревоугодие, девиация → преступление → кража, девиация → проступок → деликт.

В процессе исследования выделялись два подхода к морально-этической составляющей категории девиации: секулярный (светский, нецерковный) и религиозный (церковный). Религиозный подход рассматривается на основе специальных литературных и словарных источников теологического плана [Smith, 1953; Гилинский, 2004; Гурьев, 2000; Иванов, 2000; Панова, 2000; MWD, 2007; NEB, 1994; Кравченко, 2004; Мюллер, 2002; Козина, 2002].

Религиозная трактовка морально-этической составляющей категории девиации предполагает наличие трех уровней: высший уровень, представленный абстрактными лексемами с корнем devia- (deviation, deviancy, deviance, deviant, deviational и др.), средний, базовый уровень, лексемами, репрезентирующими концепт грех (sin, sinful, sinner и др.). Соответствующая конкретизация нарушений с религиозной точки зрения определяет третий, низший уровень категории (theft, idolatry, idleness, receiving stolen goods, fall, etc.).

Секулярный (светский) подход трактует девиацию как акт, направленный против другого человека, против его достоинства и блага. Высший уровень девиации репрезентируют лексемы с корнем devia-, базовый уровень представлен лексемами, выражающими концепты грех, проступок, преступление (sin, crime, offence и др.), третий уровень включает в себя самых конкретных представителей категории: genocide, delict, pilfering и др.

Для религиозного сознания характерно отсутствие разделения понятий грех, преступление, проступок; для религиозного человека существует только грех, который имеет последующую градацию и представлен устоявшимся списком лексем. Непосредственными источниками, в которых наиболее полно представлен морально-этический компонент, являются: Библия, художественная литература, тексты периодических изданий. Библейские упоминания о грехе описаны в работах отечественных и зарубежных авторов [Велтистов, 1885; Введенский, 1900; Rimselis, 1952; Smith, 1953; Еремин, 1956].

Преступление и проступок как идентификаторы светской точки зрения представлены в художественной и журналисткой лексике. Большое количество видов преступлений и правонарушений способствовало появлению различных терминов, напр.: assault, robbery, violence, sex offences, murder, hate crime, treason, embezzlement, insider trading on the stock market, deliberate failure и др.

Помимо слов, служащих для называния грехов, преступлений, проступков, в английском языке существуют устойчивые словосочетания, фразеологические и паремиологические единицы, в которых зафиксированы данные понятия [Карасик, 2007]. Выражение концептов осуществляется языковыми единицами (лексемами, устойчивыми словосочетаниями, фразеологизмами, паремиями), представляющими собой религиозные или секулярные наименования греха, преступления, проступка.

Набор языковых единиц, репрезентирующих уровни категории и составляющие ее компоненты, в значительной степени индивидуален и разнообразен. Принимая во внимание рассмотренные в первой главе типы категорий и концептов, концепты грех, преступление, проступок следует отнести к мегаконцептам. Они входят в концептосферу западно-европейского и американского социумов. Историческое развитие Англии, появление новых религиозных идей (пуританизм), итоги Реформации стали причиной зарождения базового уровня названных концептов [Гилинский, 1993; Делюмо, 2003; Клейнберг, 2001; Кудрявцев, 1984; Шур, 1977; Becker, 1963; Brown, 1952; WRT, 2002]. В дальнейшем понятия грех, преступление, проступок, обрастали многими смыслами, что привело к выделению на основе существующих концептов отдельной категории «девиация». Таким образом, формирование категории девиации шло снизу вверх, от низшего уровня к высшему, что характерно и для большинства других категорий [Lakoff, 1990].

В третьей главе «Языковые средства выражения религиозного и секулярного компонентов морально-этической составляющей категории девиации» проводится концептуальный анализ семантики лексем, устойчивых словосочетаний, фразеологизмов, паремий, репрезентирующих категорию девиации с позиции религиозного и секулярного подходов к данной категории.

Высший уровень морально-этической составляющей категории девиации при религиозном подходе проявляет себя в следующих значениях лексем с корнем devia-: 1). Отклонение (в общем смысле) и 2). Отклонение от нормы, выразившееся в преступлении, обмане, аморальности, предательстве, согрешении, нарушении ритуала, традиции, стандарта, правила и т.д. При этом второе значение, более конкретное, имеет многовариантный, контекстуальный характер, например:

In some strange way (the boy felt) Morse’s eyes were looking straight into his thoughts, alerted immediately to the slightest deviation from the truth (Dexter. The Dead of Jericho, Ch. 3).

Пример отражает ситуацию, в которой молодой человек дает показания полицейскому инспектору; любые попытки скрыть или исказить факты являются противозаконными. Употребление лексемы deviation в словосочетании deviation from the truth способствует актуализации одного из вариантов ее второго значения: «обман».

…the major sexual deviations, e.g., adultery, prostitution, homosexuality, folk psychology considers homosexuality unusually dangerous.... In common parlance, homosexual practitioners are considered and called «weird» or «sick» – the same concept has appeared in psychiatry in more sophisticated terms, e.g., «mentally ill», «emotionally troubled», or «diseased» (Redding. It's Really about Sex: Same-Sex Marriage, Lesbigay Parenting, and the Psychology of Disgust, 223).

В данном контексте отмечаются определенные виды сексуальной девиации, а также традиционное представление о гомосексуалистах как о людях «странных» или «нездоровых». Аналогичного мнения придерживаются и многие психиатры. В этом случае семантика лексемы deviation указывает на конкретные формы сексуальной девиации – прелюбодеяние, проституцию, гомосексуализм: deviation → sexual deviation → adultery, prostitution, homosexuality. Устойчивое словосочетание sexual deviation актуализирует значение «сексуальное отклонение».

Содержание базового уровня морально-этической составляющей категории девиации раскрывают значения лексем sin (n), sin (v), sinful (a), sinfulness (n), sinless (n), sinlessly (adv), sinlessness (n), sinner (n), sinning (n). Результаты анализа текстов английской литературы позволили разделить эти значения на три группы.

1). Грех против Господа Бога:

Two years after a doctor disclosed on television that he had helped kill his terminally ill wife after her suicide attempt failed, prosecutors will call their first witness as they try to prove that the doctor committed murder <…> Mrs. Rosier decided to commit suicide, it was her rational decision. Peter Rosier's sin is going public (Woody. Was His Act of Mercy Also Murder, 1).

В этом примере рассматривается одна из актуальных проблем всех религий – эвтаназия. Доктор Питер Росьер помог своей безнадежно больной жене уйти из жизни. Однако законом и обществом его поступок рассматривается неоднозначно. В данном случае лексемы грех и убийство, между которыми поставлен знак равенства, отражают секулярный и церковный подходы к девиации, а именно «покушение на жизнь».

2). Грех против ближнего:

…it is too late, and does not even address the moral crime and sin committed by the Catholic Church: this institution knew of horrid criminal acts and refused to report these crimes to police. <…> These crimes have never been brought to light by a supposedly truth-seeking church, but rather by the victims themselves. <…> Again, when schools do this, it is not their normal routine, but a deviation (Bermudez. A Pope Ashamed, Lawyers Aside, 1).

В данном случае речь идет о том, что общество всегда осуждает такое психологическое отклонение, как педофилия, вне зависимости от того, кем является преступник. Лексемы crime, sin актуализируют значение «преступление», а значение лексемы deviation – «исключение из правил». Этот пример отражает и религиозный и секулярный подходы к девиации.

3). Грех против самого себя:

…when it suggested that incest can be mental. <…> This incident shows the moral deviation of the European culture and of many Moslems who live in Europe and even in many Moslem countries, especially in the Middle East <…> Sexual sins are so serious that 1 Corinthians 6:9 says that people who commit them (and do not truly repent and stop the sinning) will not be allowed into His kingdom (Warner. Pure Tyranny, 2).

В этом примере рассматривается проблема инцеста и других проявлений греховности, случаи которых встречаются в разных культурах. Во всех без исключения религиях инцест, а также такие нарушения морали, как блуд, гомосексуализм, скотоложство, осуждаются. В христианстве, в целом, данные сексуальные отклонения признаются «грехом», который не позволит человеку войти в Царство Небесное. Значением лексемы deviation является «нарушение норм морали», а лексемы sin, sinning реализуют значение «принятие блудных помыслов». Словосочетание sexual sin актуализирует значение «сексуальное отклонение», а лексема incest значение «кровосмешение».

Языковым выражением среднего, базового уровня морально-этической составляющей категории девиации в рамках религиозного подхода являются также значения устойчивых словосочетаний, фразеологизмов, паремий, репрезентирующих понятийное пространство девиации, в составе которых представлена лексема sin как наиболее частотный компонент. Рассмотрим несколько примеров устойчивых словосочетаний с примарным словом грех.

1). Deadly, carnal sins, sins of the flesh / смертные грехи:

The seven deadly sins draw not only on the theology of sin, but upon the ancient magic number of seven, which is found in a host of pre-Christian formulations (Dalzell. The Slang of Sin, 217).

В данном примере отмечается, что понятие семь смертных грехов связанно с развитием религиозной мысли: магическое число семь упоминается еще в дохристианских источниках. Устойчивое словосочетание the seven deadly sins актуализирует значение «семь смертных грехов».

2). Venial, remissible, forgivable, irremissible, unforgivable sins / простительные и непростительные грехи:

Avarice, also called «greed», is the intense and inordinate desire for money and temporal goods. Although usually a venial sin, it becomes a mortal one when a person in his or her greed neglects the virtue of charity (Brattston. Avarice and Greed, Ch.1).

Алчность является как простительным, так и смертным грехом в зависимости от степени вовлеченности в него человека и его способности осознавать данный грех. Лексема venial в составе устойчивого словосочетания venial sin способствует актуализации значения «простительный». Устойчивое словосочетание mortal sin представлено значением «смертный грех». Лексемы avarice, greed со значением «алчность» указывают на третий уровень концептуализации.

Кроме устойчивых словосочетаний, языковым выражением среднего, базового уровня морально-этической составляющей категории девиации в рамках религиозного подхода являются значения ряда фразеологизмов. Установленные фразеологизмы позволяют доказать связь ментальной единицы грех с понятиями деяние, мир, недеяние, Святой Дух [Кунин, 2005; Чаленко, 2002; Азаров, 2004]. Например:

1). World’s sin / грех мира;

By understanding peri to mean «in regard to», it is possible to suppose that the references are to the world’s sin, Christ’s righteousness and God’s judgement…(Carson. The Gospel According to John, 536).

Д. Карсон в книге «Евангелие от Иоанна», тщательно анализирует фразеологизм, употребленный Иоанном Крестителем при описании жизни Иисуса: Вот Агнец Божий, который берет на Себя грех мира. Христос взял на Себя грехи каждого человека, принял на Себя вину всех людей (Иоанн 1: 29) [ИЕ, 2006]. Фразеологизм world’s sin имеет значение «грех мира».

2). Sin against the Holy Ghost / грех перед Святым Духом;

All manner of sin and blasphemy shall be forgiven unto men; but the sin against the Holy Ghost shall not be forgiven unto men (Talmage. The Unpardonable Sin, 2).

Богохульство в отношении Святого Духа рассматривается как один из серьезных грехов. Значение фразеологизма sin against the Holy Ghost – «грех перед Святым Духом».

Анализ существительных в составе фразеологизмов подтверждает также связь ментальной единицы грех с понятиями плен, незаконный брак, влияние, распространение, сожаление. Например:

«Who sins in hope, who, sinning, says, / «Sorrow for sin God's judgement stays!» / Against God's Spirit he lies; quite stops / Mercy with insult; dares, and drops, / Like a scorch'd fly, that spins in vain / Upon the axis of its pain, / Then takes its doom, to limp and crawl, / Blind and forgot, from fall to fall» (Carroll. Sylvie and Bruno, 1).

Роман Л. Кэрролла «Сильви и Бруно» – фантастический эпос с моралью в христианско-евангелическом духе. Автор акцентирует внимание на страхе перед смертью, что видно из дальнейшего контекста. Л. Кэрролл призывает задуматься над тем, что мы делаем, посмотреть на себя со стороны, раскаяться в грехе или хотя бы пожалеть о содеянном. Фразеологизм sorrow for sin реализует значение «сожаление о грехе».

Анализ фразеологических единиц, выражающих периферийное пространство категории девиации, позволил также определить круг глагольных лексем, устанавливающих связь понятий грех и вознесение, искупление, осознание, отпущение, очищение, покаяние, преумножение, совершение. Например:

There was no merit in it. He did not deserve such fortune. His mood was essentially religious. He was humble and meek, filled with self- disparagement and abasement. In such frame of mind sinners come to the penitent form. He was convicted of sin (London. Martin Eden, 3).

Мартин Иден, герой романа Дж. Лондона, влюбленный в эгоистичную Руфь, сравнивает себя с грешником, который идет исповедоваться. Внутренние желания, физическое влечение к этой девушке одолевают его. Фразеологизм to be convicted of sin представлен значением «осознавать свою греховность».

Наряду с фразеологизмами, периферийное пространство понятийной категории девиации может быть представлено в языке паремиологическими единицами. В английских паремиях грех связан с понятиями бедность, грешник, искупление, искушение, ложь, наказание, осуждение, ошибка, признание, прощение, ребенок, родитель, святой, соглашение, спешка, страдание, стыд, тайна, уклонение, человек, черт. Например:

«The less the temptation is to sin, the greater is that sin». When Satan says it is but a little one, do thou answer, that oftentimes there is the greatest unkindness showed to God's glorious majesty, in the acting of the least folly, and therefore thou wilt no displease thy best and greatest friend, but yielding to his greatest enemy» (Brooks. Precious Remedies Against Satan’s Devices. Banner of Truth Trust, 41-42).

В данном примере представлено бытовое понимание греха. Если искушение невелико, но человек не может / не хочет его преодолеть, то это, конечно, большой грех. Выявленная паремия цитируется лишь в текстах религиозного характера. Паремия the less the temptation is to sin, the greater is that sin имеет значение «небольшое искушение, большой грех».

С третьим, низшим уровнем морально-этической составляющей категории девиации при религиозном подходе соотносятся языковые средства выражения концептов Простительные грехи, Тяжкие грехи, Смертные грехи, Вольные и невольные грехи, Первородный грех. В группу Простительные грехи вошли три лексические единицы: pilfering (мелкое воровство), fib (невинная ложь), white lie (святая ложь). Например:

Tom, though against all form of law, rejoined in affirmance of the words. Upon which Master Blifil said, «It is no wonder. Those who will tell one fib, will hardly stick at another» (Fielding. The History of Tom Jones, Ch. 4).

Герои этого отрывка из романа Генри Филдинга «История Тома Джонса» обсуждают тему мелкой лжи. Мистер Блайфил заявил, что тот, кто позволил себе одну невинную ложь, вряд ли остановится перед другой.

В группу ^ Тяжкие грехи входят следующие лексемы и словосочетания: dissent (инакомыслие), idolatry (идолопоклонство), worship (идолопоклонство, культ, обожание, поклонение), adultery (адюльтер), fornication (адюльтер, прелюбодеяние, блуд), murder (убийство), assassination (убийство), envy (зависть), perjury (лжесвидетельство), false witness (лжесвидетельство), theft (грабеж), larceny (кража), steal (воровство), wrongful use of the name of the Lord (упоминание имени Господа всуе), Sabbath-breaking (работа в выходной день), dishonor of one’s father and mother (непочитание отца и матери) [Hester, 2003]. Например:

To dissent, is Dishonour; and an upbraiding of error; and (if the dissent be in many things) of folly (Hobbes. Leviathan, Ch. 10).

Т. Гоббс в романе «Левиафан» упоминает о десяти заповедях, среди которых и «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов пред лицом Моим». Инакомыслие как грех присутствует в верованиях всех ветвей христианства.

^ Смертные грехи. Традиционный список смертных грехов, формирующих низший уровень категории девиации, включает: pride, lust, avarice, gluttony, envy, wrath and sloth. Альтернативный список смертных грехов представляется следующим образом: hubris (vanity), lechery, greed (covetousness), overconsumption, jealousy, anger (hate), sadness (idleness, aimlessness). Например:

The Bible views pride as a dreaded and deadly sin. In our culture today, pride is seen more as a virtue. In our culture, it is not something men have too much of, but something men believe they lack and need more of (Deffinbaugh. The Hand Of God in History, 3, 8, 9).

Лексема sin указывает на базовый уровень концептуализации. Лексема pride актуализирует значение «гордыня».

^ Вольные и невольные грехи. Вольные и невольные грехи не представлены в языке устоявшимся списком лексем. Выделены следующие грехи: justifiable homicide (убийство в целях самозащиты), manslaughter (непредумышленное убийство при лечении больного; наезд на пешехода), receiving stolen goods (покупка краденного). Приведем пример, характеризующий вольный и невольный грехи.

The existing law divides homicide into sin classes-murder in two degrees and manslaughter in four…(New York Times. Proposed Criminal Code, 1).

В 19 веке законы США определяли преднамеренное убийство по двум степеням, а непредумышленное убийство по четырем. Лексема manslaughter представлена значением «непредумышленное убийство».

^ Первородный грех. К названной группе относится лексическая единица: fall (падение). Например:

Humanity’s fall from paradise is not viewed so much in Augustinian understandings of original sin, as in a dynamic process of deviation which led to disobedience and which changed the course of human growth from something natural to something unnatural (Berghuis. Toward a Contemporary Christian Theology Of Fasting, 1).

В данном примере отмечается развитие религиозной мысли в отношении первородного греха. Понятие первородного греха находит свое выражение на всех трех уровнях концептуализации: deviation, original sin, fall.

Высший уровень морально-этической составляющей категории девиации при секулярном подходе проявляет себя в значениях лексем с корнем devia-, выявленных в рамках религиозного подхода: 1). Отклонение (в общем смысле) и 2). Отклонение от нормы, выразившееся в преступлении, обмане, аморальности, предательстве, согрешении, нарушении ритуала, традиции, стандарта, правила и т.д. Например:

Krafftebing’s work in particular deserves recognition not only because he reframed sexual deviations as a «disease» and not a sin, a crime, or decadence (Lev. Transgender Emergence: Therapeutic Guidelines for Working with Gender-Variant People and Their Families, 70).

В данном примере лексемы sin, crime указывают на базовый уровень концептуализации. Лексема deviation в составе вышеуказанного устойчивого словосочетания имеет значение «сексуальное отклонение». Лексема decadence представлена значением «моральный упадок».

In the language of jurists, a deviation from the law is called a crime. Sin, therefore, properly speaking, is a deviation from the divine law (Knapp. Lectures on Christian Theology, 259).

В контексте данного примера дается краткая характеристика греха и преступления. Лексема deviation представлена значениями «преступление», «грех». Лексемы crime, sin указывают на базовый уровень концептуализации.

При секулярном подходе языковым выражением базового уровня морально-этической составляющей категории девиации являются значения лексем, устойчивых словосочетаний, фразеологизмов, паремий, репрезентирующих мегаконцепты грех, преступление, проступок. В группу «Грех» объединены значения лексем, репрезентирующих мегаконцепт грех: sin (и его производные), crime, error, transgression, trespass, wrongdoing, etc. Смысловой план данных лексем и их дериватов содержит информацию о традиционных взглядах представителей западно-европейской и американской культур на грешение. В рамках секулярного подхода sin остается лексемой широкой семантики и часто обобщает описанные виды девиации: sin crime, transgression, injustice, etc.

Согласно секулярному подходу к морально-этической составляющей категории девиации, лексема sin представлена значениями «грешение», «заблуждение (погрешность)». Например:

One transgression is the accumulation of excessive wealth. <…> Social inequality and injustice form another sin. A glance around the city and the state makes the point quickly enough (Haberman. A Hotbed of Sins, Old or New, 1).

Протестантская церковь признает чрезмерное богатство одним из грехов, отмечая в данном отклонении также неравенство и несправедливость. Сочетание лексем transgression и sin отражает наличие секулярного и религиозного подходов.

Список словосочетаний, фразеологизмов и паремий, репрезентирующих мегаконцепт грех, и их значений, представлен в разделе «Значения языковых средств выражения мегаконцепта грех».

Наряду с мегаконцептом грех, базовый уровень морально-этической составляющей категории девиации представлен мегаконцептом преступление. К языковому выражению секулярного аспекта морально-этической составляющей категории девиации правомерно отнести лексемы crime, misdeed, wrongdoing, имеющие следующие значения: 1). Misdeed, wrongdoing (нарушение закона (в общем смысле); 2). Foul play (нарушение закона (кража, насилие, обман и т.д.); 3). Trespassing (посягательство или причинение вреда). Например:

Trespassing is not a crime; it is a civil wrong against the landowner. A crime will only be committed in certain extreme cases, for example where the trespasser threatens an occupier with violence in order to gain entry to the property (Clarkson. Evicting Trespassers, 1).

В данном примере посягательство рассматривается как общественный проступок, а не как преступление. Лексема trespassing представлена значением «посягательство», лексемы crime и словосочетание civil wrong актуализируют значения «преступление» и «общественный проступок». Лексема crime указывает на базовый уровень концептуализации, а лексема trespassing и словосочетание civil wrong на третий, низший уровень концептуализации.

По аналогии с мегаконцептом грех, языковым выражением мегаконцепта преступление выступают устойчивые словосочетания, паремии, выражающие следующие значения – premeditated crime (преднамеренное преступление), crime wave (волна преступности), accusation of crime (обвинение в преступлении), grave crime (тяжкое преступление), war crime (военное преступление), it was worse than a crime: it was a blunder (это хуже, чем преступление – это ошибка). Например:

Paradoxically, in the «crime wave» of the 1620s, when women were most visible as offenders, wives who acted with their husbands were more likely to be hanged for the offence than wives who had acted independently (Walker. Crime, Gender and Social Order in Early Modern England, 204).

В контексте этого примера рассматривается криминальная обстановка в двадцатых годах семнадцатого века в Англии. Значение устойчивого словосочетания crime wave – «волна преступности». Лексемы offender, offence имеют значения «преступник», «преступление».

Третьим, ключевым мегаконцептом базового уровня морально-этической составляющей категории девиации при секулярном подходе является проступок, репрезентированный лексемами offence, misconduct, failure, delict. Например:

You are looking at the deviation from the standard expected. Looking to see what type of offence it may be; for example, misconduct or gross misconduct (Emmett. The Discipline Pocketbook, 39).

Лексема deviation указывает на высший уровень концептуализации, а лексема offence – на базовый уровень.

Следует отметить и наличие устойчивых словосочетаний, представляющих мегаконцепт проступок. Наиболее употребительные устойчивые словосочетания имеют следующие значения: 1). Administrative offence (административный проступок); 2). Disciplinary offence (дисциплинарный проступок); 3). Antisocial offence (антиобщественный проступок); 3). Antisocial offence (антиобщественный проступок). Например:

The nature of an offence against discipline was such that virtually every infraction had to be noted in order to exist. Logically therefore, for many disciplinary offences, there is no possibility of unreported crime (Skelley. The Victorian Army at Home, 126).

В контексте данного примера рассматривается природа дисциплинарного проступка. Словосочетание disciplinary offence актуализирует значение «дисциплинарный проступок». Лексема crime имеет значение «правонарушение».

С третьим уровнем секулярного аспекта морально-этической составляющей категории девиации соотносятся значения языковых средств выражения концептов Непростительный грех, Простительный грех, Преступление против человека, Преступление против государства, Преступление против человечества, Дисциплинарный проступок, Деликт, Административный проступок.

Языковыми средствами выражения концепта Непростительный грех являются лексемы idleness, anger, envy, gluttony, greed, lust, pride, etc. Религиозный и секулярный подходы учитывают наличие в морально-этической составляющей категории девиации данного концепта. Например:

Too many in this modern world fall into the error of equating sin and crime. To them the two are synonymous. They aren’t. There are sins, such as envy, jealousy etc. which are not crimes unless or until the result in the breaking of some man-made law (Windsor. Sin and Crime, 2).

Автор отрывка определяет особенности природы понятий греха и преступления. Лексемы envy, jealousy представлены значением «зависть» и указывают на третий уровень концептуализации.

Группу языковых средств выражения концепта ^ Простительный грех формируют лексемы pilfering, fib, white lie, которые по своей тематической отнесенности указывают на воззрения представителей западно-европейской и американской культур о грехах, менее осуждаемых в социуме. В языковых средствах данной группы выделяются три значения, а именно: pilfering (мелкое воровство), fib (невинная ложь), white lie (святая ложь). Например:

Many are prepared to tolerate some pilfering, some sexual misconduct, or some rudeness (Downes. Understanding Deviance in a Guide to the Sociology of Crime and Rule-Breaking, 3).

Лексемы pilfering, rudeness представлены значениями «мелкое воровство», «грубость». Устойчивое словосочетание sexual misconduct актуализирует значение «недостойное сексуальное поведение».

К группе языковых средств выражения концепта ^ Преступление против человека относятся такие лексемы и словосочетания, как assault, crime of passion, hate crime, murder, robbery, violence.

В языковых средствах этой группы выявлены нижеследующие значения: assault (нападение; избиение), robbery, theft, burglary (ограбление и кража), violence, hate crime (насилие и преступление на почве ненависти), murder (убийство), crime of passion (преступление по страсти). Например:

Orthodox Christians view homosexuality as a sin against God and a crime against humanity. <…> there already exist laws on the books against violent crime. If anyone dares assault based upon their sexual orientation, they would not escape punishment (Rusty. Reasons to Oppose S. 909 Hate Crimes Bill, 1).

В данном примере рассматривается гомосексуализм как грех и как преступление, а также тот факт, что существует наказание за нападение на людей нетрадиционной ориентации. В этом случае представлена и нормативно-правовая, и морально-этическая составляющие. Лексемы sin, crime указывают на базовый уровень концептуализации. Лексема assault представлена значением «нападение».

Языковые средства выражения концепта ^ Преступление против государства представлены следующими лексемами и словосочетаниями: treason, white collar crime, fraud, cheating consumers, embezzlement, insider trading, over-insurance of vessels, infringement of trade-marks and copyrights. Их значения можно описать следующим образом: treason (государственная измена), white collar crime (должностное преступление), fraud (мошенничество), cheating consumers (обман покупателей), embezzlement (присвоение), insider trading (продажа акций лицами, располагающими конфиденциальной информацией), over-insurance of vessels, infringement of trade-marks and copyrights (чрезмерное страхование судов и подделка торговых знаков и авторских прав). Например:

^ Treason was the crime of plotting against the king or queen. Because the monarch was believed to be God’s representative on earth, it was like committing a sin against God (Elgin. Crime and Punishment, 12).

В данном примере речь идет о государственной измене, которая рассматривалась как преступление против короля, а также как грех.

Языковым средством выражения концепта ^ Преступление против человечества является лексема genocide:

Denying a committed genocide, or supporting, directly or indirectly, the denial of the Armenian genocide, the genocide of the Roma, or any other genocide, is factually wrong, a sin morally, and sometimes also a crime legally (Auron. The Banality of Denial: Israel and the Armenian Genocide, XIV).

Автор данного примера рассматривает геноцид армян и цыган и определяет данное преступление, как с моральной точки зрения, так и с позиции закона.

Языковым средством выражения концепта ^ Дисциплинарный проступок являются лексемы violation (n), violate (v), имеющие значение «неисполнение (нарушение) трудового закона»:

The Iowa attorney general on Tuesday brought an array of criminal charges for child labor violations against the owners and top managers of a meatpacking plant where nearly 400 workers were detained in a May immigration raid (Preston. Meatpacker Faces Charges of Violating Child Laws, 1).

Прокурор штата Айова предъявил обвинения в нарушении трудового законодательства, в частности, использовании детского труда, владельцам и топ-менеджерам завода по переработке и упаковке мяса. В данном примере представлены и нормативно-правовая и морально-этическая составляющие. Устойчивое словосочетание criminal charges представлено значением «обвинение в преступлении». Словосочетание child labor violation актуализирует значение «нарушение закона о детском труде».

Языковым средством выражения концепта Деликт является лексема delict, имеющая значение «нарушение закона»:

^ Crime, delict, guilt and sin are all words used in the twelfth century by both theologians and canonists (Goff. The Birth of Purgatory, 213).

В данном контексте отмечаются понятия преступления, греха, деликта в историческом аспекте. Лексемы crime, delict, sin представлены значениями «преступление», «деликт», «грех».

Группу языковых средств выражения концепта ^ Административный проступок репрезентируют лексемы infringe (v), infringement (n) со значением «посягательство на права и свободу человека, здоровье, общественную нравственность», а также устойчивое словосочетание deliberate failure со значением «умышленное бездействие»:

This is the fundamental, the characteristic, the essential principle of abolitionism: that slaveholding is sin; that holding men in involuntary servitude is an infringement upon the rights of man, a heinous crime in the sight of God (Dyke. The Character and Influence of Abolitionism, 5).

В данном примере предметом анализа становится посягательство на права человека. Лексемы sin, crime, infringement актуализируют значения «грех», «преступление», «посягательство».

Any deliberate and wilful failure on our part we unhesitatingly characterize as sinful <…> The very fact that we are reasonable beings, and that the essence of sin lies in its deviation from the law of right reason, obliges us to feel the moral humiliation (Moss. Conferences on the Life of Grace, 37).

В контексте данного примера устойчивые словосочетания deliberate failure и wilful failure актуализируют значение «умышленное (преднамеренное) бездействие». Лексемы sin, sinful указывают на базовый уровень концептуализации, а лексема deviation на высший уровень.

Таким образом, языковыми средствами выражения морально-этической составляющей категории девиации являются соответствующие лексемы, устойчивые словосочетания, фразеологизмы и паремии. Все языковые средства выражения категории девиации были разделены по группам, в зависимости от их тематики. Каждая группа соответствует одному из уровней категории девиации в рамках секулярного и религиозного подходов. Содержание высшего уровня передает контекстуальная семантика ключевых лексем с корнем devia-. Информацию о других уровнях, помимо значений указанных единиц, передают значения лексем, репрезентирующих мегаконцепты «Sin / Грех», «Crime / Преступление», «Offence / Проступок». Упомянутые концепты стереотипны, за каждым из них стоит своя система оценок и представлений в западно-европейской и американской культурах. Мегаконцепт грех имеет сходное смысловое наполнение в рамках секулярного и религиозного подходов к морально-этической составляющей категории девиации. Историческое развитие процесса секуляризации привело к радикальному уменьшению социальной значимости религиозных традиций и организаций. Данный факт не уменьшает важной роли религиозной мысли, а наоборот, дополняет секулярный подход в вопросах понимания и регуляции окружающей действительности. Секулярный и религиозный подходы рассматриваются неразрывно, доказательством чего являются выявленные значения языковых средств выражения мегаконцептов грех, преступление, проступок.


Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

в изданиях, рекомендуемых ВАК РФ:

  1. Пташкин А. С. Выражение категории девиации в английском языке // Сибирский филологический журнал. – 2009 – № 1. – С. 172-177 [0, 5 п. л.]

  2. Пташкин А. С. Лексические средства выражения категории девиации (на материале английского языка) // Вестник Челябинского государственного университета. – 2009 – № 10. – С. 103-108 [0, 8 п. л.]

  3. Пташкин А. С. Выражение категории девиации в английском языке // Вестник Воронежского государственного университета. – 2009 – № 1. – С. 87-89 [0, 4 п. л.].

  4. Пташкин А. С. Категория девиации : структура и языковые особенности выражения (на материале английского и русского языков) / А. С. Пташкин // Вестник Томского государственного педагогического университета. – 2010. – № 7. – С. 25-31 [0, 9 п. л.]

в прочих изданиях

  1. Пташкин А. С. Семантические аспекты девиации в английском языке // Материалы II Всероссийской научно-практической конференции «Иностранные языки и межкультурная коммуникация в развивающемся образовательном пространстве». – Томск : Ветер, 2007. – С. 45-49 [0, 6 п. л.]

  2. Пташкин А. С. К вопросу о категории девиации в языковой картине мира // Материалы Международной научно-практической конференции «Мир – Язык – Человек». – Владимир : Изд-во Владимирского государственного гуманитарного университета, 2008. – С. 124-125 [0, 2 п. л.]

  3. Пташкин А. С., Петроченко Л. А. Средства выражения категории девиации // Вестник Томского государственного педагогического университета. Серия «Лингвистика». – Томск : Изд-во Томского государственного педагогического университета, 2008 – № 2. – С. 77-80 [0, 5 п. л.] (авторский вклад 50%)

  4. Пташкин А. С. Фразеологизм и паремия как способ выражения религиозного компонента девиации // Материалы III Всероссийской научно-практической конференции «Иностранные языки и межкультурная коммуникация в развивающемся образовательном пространстве». – Томск : Ветер, 2008. – С. 55-59 [0, 6 п. л.]

  5. Пташкин А. С. Базовый уровень категории девиации // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – Тамбов : Грамота, 2008 – № 2. – С. 98-101 [0, 4 п. л.]

  6. Пташкин А. С. Выражение категории девиации (на материале английского языка) // Альманах современной науки и образования. – Тамбов : Грамота, 2008 – № 8. – С. 161-163 [0, 4 п. л.]

  7. Пташкин А. С. К вопросу о понятии семантической категории девиации в английском языке // Материалы XI Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов, молодых ученых «Наука и образование». – Томск : Изд-во Томского государственного педагогического университета, 2008. – С. 236-241 [0, 3 п. л.]

  8. Пташкин А. С. Подходы к изучению категории девиации // Тезисы докладов международной научной конференции «XXV-е Дульзоновские чтения». – Томск : Ветер, 2008. – С. 107-108 [0, 1 п. л.]

  9. Пташкин А. С. Подходы к изучению категории девиации // Материалы международной научной конференции «XXV-е Дульзоновские чтения». – Томск : Ветер, 2008. – С. 144-149 [0, 4 п. л.]

  10. Пташкин А. С., Резник М.А., Силантьева К.А. Фразеологические средства выражения концепта грех в английском и русском языках // Материалы II Международной научной молодежной конференции «Молодежь и наука: проблемы современной филологии и методики преподавания филологических дисциплин». – Ульяновск : Изд-во Ульяновского государственного педагогического университета, 2009. – С. 8-11 [0, 3 п. л.] (авторский вклад 50%)

  11. Пташкин А. С., Игнатенко Ю.А., Казакова А.А. Фразеологизм как средство выражения высшего уровня категории девиации в английском языке // Материалы II Международной научной молодежной конференции «Молодежь и наука: проблемы современной филологии и методики преподавания филологических дисциплин». – Ульяновск : Изд-во Ульяновского государственного педагогического университета, 2009. – С. 74-77 [0, 3 п. л.] (авторский вклад 50%)

  12. Пташкин А. С. Выражение понятийной категории девиации // Вестник Томского государственного педагогического университета. – Томск : Изд-во ТГПУ, 2009 – № 2. – С. 110-113 [0, 5 п. л.]

  13. Пташкин А. С. Структура и языковые особенности выражения категории девиации (на материале английского языка) // Материалы международной научно-практической конференции «Традиции и инновации в лингвистике и лингвистическом образовании». – Томск : Изд-во Томского государственного университета, 2009. – С. 121-124 [0, 4 п. л.]





Скачать 368,69 Kb.
оставить комментарий
Пташкин Александр Сергеевич
Дата22.09.2011
Размер368,69 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх