Предисловие icon

Предисловие


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Оглавление социология 15 Предисловие 15 Предисловие автора 17 Основные темы 18 Структура книги...
Предисловие: от Льюиса Кэррола к стоикам...
Редактор-составитель Ю. Г. Фельштинский Предисловие, примечания, указатели Ю. Г...
Человечество в индустриальную эпоху 21...
Программа Русской реформации > Р...
Анализ Полный курс Джек Швагер с английского Содержание Предисловие к русскому изданию 12...
Вводный курс содержание предисловие предисловие к 3-ому изданию лекция первая...
Вводный курс содержание предисловие предисловие к 3-ому изданию лекция первая...
Е. А. Стребелева предисловие, гл...
3 Предисловие местного координатора...
Предисловие, примечания, словарь...
От редакции Предисловие к первому изданию Предисловие ко второму изданию...



Загрузка...
страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   49
вернуться в начало
скачать
^

Египет и Сирия под властью римлян



Д-р Альфред Батлер пишет о римском правлении в Египте: «Весь механизм правления в Египте работал с единственной целью – получать выгоду для правителей за счет управляемых. Не было и мысли о том, чтобы правление приносило пользу управляемым, чтобы благодаря ему люди поднимались по социальной лестнице, чтобы развивались нравственные или хотя бы материальные ресурсы страны. Это была чужая власть, основанная на силе и не симпатизирующая покоренному народу, хотя бы для видимости».1

Правление римлян в Сирии было не лучше, как отмечает сирийский историк: «Поначалу оно было доброжелательным. Но когда их империя постарела и начала разрушаться, римляне подвергли сирийцев жестокой тирании. Поскольку римляне не присоединили Сирию непосредственно к своей империи, сирийцы не могли получить право гражданства в Римской империи, а их страна не могла достигнуть статуса римской территории. Сирийцы оставались народом без государства.

Налоги были настолько непомерны, что часто для их уплаты людям приходилось продавать своих детей. Рабство и насильственный труд были общепринятыми. Великолепные здания и промышленные предприятия, составлявшие предмет гордости римских правителей, сооружались руками рабов».2

История семиста лет римского правления в Сирии – это мрачная повесть о боли, страданиях и кровопролитии. До римлян Сирией в течение 369 лет владели греки. Их режим тоже был страшным проклятием для сирийцев. Ненасытная жадность греков проявлялась в бесчеловечных методах, которые они применяли, чтобы отнимать деньги у народа3.

^

Налоги в Иране



Административная и финансовая система Ирана не была ни справедливой, ни устойчивой. Она менялась в зависимости от постоянно менявшихся потребностей и амбиций правителей.

Автор «Иран фий Ахди-Сасанийин» говорит: «Те, кто проводил оценку имущества, взыскание налогов и сборов, были виновны в грабеже и беззаконии. Было невозможно оценить доходы и расходы в начале года, потому что доходные статьи менялись с каждым годом. В результате, во время войны казна империи зачастую была пуста. При таких обстоятельствах приходилось вводить чрезвычайные налоги, основной мишенью которых почти всегда были богатые западные провинции, особенно Вавилон»1.

^

Царские сокровищницы иранских императоров



Очень скромная часть доходов империи тратилась на общественное благосостояние. Императоры Ирана стремились собрать как можно больше богатств для себя лично. Когда сокровища Хосрова II были перевезены в новое здание в Мадаине (Ктесифоне) в 607-608г. (после Рождества Христова), их стоимость составляла 468 миллионов «миткалей»2 золота (около 375 миллионов золотых франков). К тринадцатому году его правления стоимость собранного золота достигла 800 миллионов «миткалей». Его корона была сделана из 120 фунтов массивного золота)3.

^

Касты и классы



Распределение богатства было крайне несправедливым. Немногие лица были чрезвычайно богаты, остальные прозябали в нужде и нищете. Царствование Науширвана прославлено в иранской истории справедливостью и человеколюбием его правления.

Автор «Иран фий Ахди-Сасанийин» говорит: «В земельной системе Науширвана интересам императорской казны уделялось больше внимания, чем интересам народа. Условия жизни масс были такими же жалкими, как и всегда. Византийские философы, которые нашли убежище при дворе императора, вскоре прониклись отвращением к тому, что они видели в Иране. Может быть, они не были настолько интеллектуально независимы, чтобы объективно рассматривать такие привычки и обычаи чужого народа, как, например, женитьба на собственной дочери или сестре или же оставление мертвых на корм стервятникам. Они не рассуждали как этнологи, и потому были разочарованы при виде вещей, которые не ожидали встретить в империи царя-философа. Но не только эти привычки и обычаи заставили их отвернуться от Ирана. Истинное страдание им причиняли социальные различия, непреодолимое расстояние между высшими и низшими, ужасные мучения бедняков и бессердечная эксплуатация слабых сильными»1.

Разделение общества на касты и классы было свойственно не только Ирану. В Римской империи социальная структура была не менее жесткой.

Робер Бриффо говорит: «Когда социальная структура явно шатается, правители стремятся предотвратить ее падение, сдерживая ее движение. Все римское общество было зафиксировано в виде системы каст; никто не мог менять своих занятий, сын должен был продолжать ремесло своего отца»2.

В обеих империях важные посты были предназначены только для видных семей, которые занимали высокое положение и пользовались доверием высших чиновников.

^

Иранские крестьяне



Постоянно увеличивающиеся налоги лежали тяжким бременем на крестьянстве. Многие крестьяне, обездоленные и разоренные, спасаясь от воинской повинности (потому что цели, ради которых велись войны, не вызывали у них сочувствия), покидали свои поля и находили убежище в храмах и монастырях.

«Условия жизни крестьян были поистине жалкими. Они были привязаны к своей земле; их заставляли выполнять любую работу, любые унизительные повинности... Большие отряды этих нищих крестьян должны были идти пешком вслед за армией, как будто они были осуждены на вечное рабство, – они не получали никакого вознаграждения, жалованья или какой-либо платы. Их отношения с помещиками мало отличались от отношений между рабами и рабовладельцами»1.

^

Отвратительная расточительность и роскошь



Иран, как и Рим, погряз в трясине разврата. Плотские наслаждения стали единственной целью в жизни. Обе нации словно соревновались между собой в слепом стремлении к удовлетворению своих низменных желаний, в роскоши и расточительности. В правящих кругах обеих стран было распространено поразительное изобилие излишеств и предметов роскоши и наслаждения. В этих вопросах проявлялась большая изобретательность. Историк-перс пишет о Хосрове Парвезе Иранском, что он владел «12000 женщин, 50000 породистых лошадей и бесчисленными дворцами, огромными суммами наличных денег и грудами драгоценных камней и другими ценными предметами. Великолепие его дворца не имело себе равных в мире. Никакие правители в истории не могли превзойти иранских императоров в пышности». Он также говорит, что «дань и подношения стекались к ним из всех стран, простиравшихся от Ближнего до Дальнего Востока. Когда иранцы были изгнаны из Ирака мусульманами, они оставили там огромные богатства. В число их входили разные предметы – от драгоценных одежд и больших сосудов из золота до высококачественной косметики и благовоний»1.

Табари рассказывает, что после победы при Мадаине арабы наткнулись на несколько иранских палаток, в которых было множество запечатанных плетеных корзин. Думали, что там пища, однако когда корзины вскрыли, оказалось, что они были набиты золотыми и серебряными сосудами2.

У иранских императоров был ковер, известный под названием «Ковер весны», который расстилали, если царские пиршества происходили осенью. «Он был квадратный, с длинной стороны шестьдесят ярдов, и мог закрыть примерно акр3 земли. Его основа состояла из золота, в которое были вделаны драгоценные камни и жемчужины таким образом, чтобы создать впечатление сада. Он был разделен на несколько клумб цветущих растений и плодоносящих деревьев, чьи стволы и ветви были сделаны из золота, листья из шелка, бутоны из золота и серебра, а плоды из драгоценных камней. Кайма была унизана бриллиантами. Там было также множество улиц и каналов, выложенных драгоценными камнями. Когда Сасаниды сидели осенью на этом вечно цветущем ковре и пили вино, они являли миру зрелище, никогда дотоле не виданное»4.

Точно так же в Сирии римские правители и их сирийские протеже ничем не ограничивали свои плотские желания и их удовлетворение. Поэт Хассан ибн Сабит, который провел в своей доисламской жизни несколько лет в обществе правителей Гассана, так описывал пышность и ослепительную роскошь двора Джабала ибн Айхама: «Я увидел там десять девушек-рабынь, пять из них были римлянки, которые пели под звуки арфы, а другие пять пели в манере народа Хиры. Они были подарены арабским вождем по имени Айас ибн Кубайса. Другие музыканты также регулярно поступали из Мекки и других арабских городов. Во время вакханалий1, которые устраивал Джабала, на полу рассыпали жасмин и другие душистые цветы и ставили в золотых сосудах благовония, такие, как мускус и амбра. Зимой сжигали «уд»2. Летом пол охлаждали льдом и приносили одежды для жаркой погоды, которые Джабала и его друзья обычно набрасывали на себя. Зимой приносили меха и другие дорогие зимние одеяния»3.

Эта неутолимая страсть к развлечениям, этот отвратительный разгул разврата вовсе не были свойственны только царской семье и аристократии. Все общество, от высших до низших, пало до состояния ужасающего разложения. Часто один человек тратил на свой наряд столько, что можно было бы на эти деньги одеть или прокормить целую деревню. Высокопоставленные и знатные люди должны были придерживаться фантастического уровня жизни, а иначе они потеряли бы свою репутацию в обществе. Шаби говорит, что в Иране положение человека в его племени отражалось в его головном уборе. Головные уборы некоторых племенных вождей стоили свыше ста тысяч дирхемов4. Например, Хурмуз, чей высокий статус был общепризнанным, носил на своей шапке драгоценные камни, которые стоили сто тысяч дирхемов. Единственным критерием величия в Иране была принадлежность к одной из семи высокопоставленных семей. Азадия, хоть он и был правителем Хиры, не относился к высшему дворянству, и потому его головной убор стоил пятьдесят тысяч дирхемов. Стоимость головного убора Рустума составляла сто тысяч дирхемов5.

Пустые развлечения и жизнь напоказ стали у иранцев второй натурой. Они не могли отказаться от своих расточительных привычек даже в чрезвычайных ситуациях. Когда императору Ирана Йаздгарду пришлось бежать из своей столицы после падения Мадаина, он взял с собой поражающую воображение свиту, в которую входили 1000 поваров, 1000 музыкантов, 1000 человек, ухаживающих за пантерами, и 1000 сокольничих, и даже этого было, как он считал, мало1.

Когда Хурмузан прибыл в Медину в качестве побежденного противника и предстал перед халифом Умаром, он попросил чашку воды. Но когда появилась вода, он отказался пить, потому что чашка, в которой ее принесли, была грубой и уродливой. Он заявил, что скорее умрет от жажды, чем станет пить из такой чашки. В конце концов, по приказу халифа, ему принесли другую чашку2.





оставить комментарий
страница8/49
Дата22.09.2011
Размер2.74 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   49
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх