Предисловие icon

Предисловие


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Оглавление социология 15 Предисловие 15 Предисловие автора 17 Основные темы 18 Структура книги...
Предисловие: от Льюиса Кэррола к стоикам...
Редактор-составитель Ю. Г. Фельштинский Предисловие, примечания, указатели Ю. Г...
Человечество в индустриальную эпоху 21...
Программа Русской реформации > Р...
Анализ Полный курс Джек Швагер с английского Содержание Предисловие к русскому изданию 12...
Вводный курс содержание предисловие предисловие к 3-ому изданию лекция первая...
Вводный курс содержание предисловие предисловие к 3-ому изданию лекция первая...
Е. А. Стребелева предисловие, гл...
3 Предисловие местного координатора...
Предисловие, примечания, словарь...
От редакции Предисловие к первому изданию Предисловие ко второму изданию...



Загрузка...
страницы: 1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   49
вернуться в начало
скачать
^

Небывалое повиновение



Благодаря этой небывалой преданности святому пророку, сподвижники никогда не жалели себя на службе пророка. Заявление, сделанное Садом ибн Муазом от имени ансаров перед самой битвой при Бадре, великолепно иллюстрирует безграничную верность этих достойных мусульман.

«Я недвусмысленно заявляю, – гласит, оно, – от имени ансаров, что ты можешь находиться, где пожелаешь, заключать или разрывать отношения, с кем пожелаешь, брать из нашего имущества то, что тебе угодно будет взять, и оставлять то, что тебе угодно будет оставить. То, что ты возьмешь, обрадует нас больше, чем то, что ты оставишь. Мы не отклонимся от пути верности, что бы не случилось. Мы будем следовать за тобой, даже если ты пойдешь до Бурк Гамдана, и если бы ты нырнул со своим конем в море, клянусь Аллахом, мы бы тоже прыгнули туда»1.

Его приказаниям повиновались настолько безоговорочно, что когда он объявил всеобщий бойкот троим мусульманам, которые, не имея на то веской причины, не приняли участия в битве при Табуке, вся Медина сразу же стала для них мертвым городом.

Один из виновных, Ка'б, так рассказывал об этом: «Пророк запретил общение с нами. Люди стали избегать нашего общества; их отношение к нам совершенно изменилось. Казалось, даже земля сжималась под нами. Это уже не было место, которое мы знали. Когда обстановка стала невыносимой, я однажды отправился в сад Абу Катады и перепрыгнул через его стену. Абу Катада был мой двоюродный брат, сын моего дяди, и я очень любил его. Я поздоровался с ним, но он не ответил на мое приветствие. Тогда я спросил его: «Скажи мне, Аллаха ради, неужели ты не знаешь, что я люблю Аллаха и пророка?». Он продолжал молчать. И когда я в третий раз стал требовать у него ответа, он сказал: «Аллах и пророк знают лучше». При этих словах у меня на глазах выступили слезы, я перепрыгнул через стену и ушел из сада».

Еще один случай из жизни Ка'ба заслуживает упоминания. Святой пророк был разгневан по какой-то причине. Посланец принес Ка'бу приказ пророка, чтобы он держался в стороне от своей жены.

«Я должен развестись с ней?», – спросил Ка'б. «Нет, - ответил посланец, – просто не приближайся к ней».

Ка'б отослал свою жену к ее родителям, чтобы она там ожидала окончательного решения Всемогущим этого вопроса.

В разгар этого всеобщего бойкота Ка'б получил письмо от правителя Гассана, где было написано следующее: «Мы узнали, что твой Господин лишил тебя своей милости. Наверняка Аллах послал тебя в этот мир не для того, чтобы ты терпел позор и погибал. Приходи к нам. Мы окажем тебе большие почести».

Ка'б не колебался. Прочитав письмо, он сказал: «Это тоже часть моего испытания», - и бросил его в огонь. На том дело и кончилось1.

Дух верности, внушенной пророком его последователям, позволял им преодолеть пороки, наиболее глубоко укоренившиеся в их среде. Одного его слова было достаточно для полного запрета. Абу Бурда говорил, что его отец рассказывал: «У нас была пирушка. Я встал и пошел туда, где сидел пророк, чтобы засвидетельствовать ему свое почтение. По дороге я услышал, как были произнесены аяты, где объявлялась полная трезвенность:


«О те, которые веруют! Всё, что пьянит (или травит) ум, и азартные игры, и жертвоприношения идолам, и гадание – мерзость из деяния сатаны. Сторонитесь же этого, чтобы обрести истинное счастье. Сатана жаждет, чтобы опьяняющими напитками и азартными играми посеять между вами вражду и ненависть, отклонить от поминания Аллаха и от совершения намаза. Уже ли вы не воздержитесь?» Коран 5:90-91


Я вернулся к своим друзьям и прочел им эти аяты до слов: «Удержитесь ли вы?». Некоторые сразу остановились. Вино, которое уже было во рту (но еще не проглочено), было выплюнуто»1.

Всякая верность семье, дружбе и племени меркла перед этой верностью. Рассказывают, что однажды пророк призвал к себе Абдуллаха, сына Абдуллаха ибн Убайи, и обратился к нему с такими словами: «Знаешь ли ты, что говорит твой отец?». Абдуллах ответил: «Да будут мои отец и мать жертвой за тебя! О, пророк Аллаха, что же он говорит?». «Он говорит, – сказал пророк, - что если бы я вернулся в Медину, тогда почтенный прогнал бы низкого». Услышав это, Абдуллах воскликнул: «Он прав. Ты – почтенный, а он низкий». Приезжай в Медину, во что бы то ни стало. «Все знают, что нет сына, который более был бы послушен своему отцу, чем я, но если на то будет воля Аллаха и Его пророка, чтобы я отрубил голову своему отцу, я готов это сделать». Пророк просил его не делать этого.

Приехав в Медину, Абдуллах встал у городских ворот с мечом в руке, ожидая прибытия своего отца. Увидев отца, сын закричал: «Это ты сказал, что если пророк вернется в Медину, то почтенный прогонит низкого? Скоро ты узнаешь, кто почтенный и кто низкий. Клянусь Аллахом ты теперь не можешь жить в Медине без позволения Аллаха и Его пророка».

Абдуллах ибн Убай был ошеломлен, услышав эти слова от своего сына, и стал причитать: «Вы слышите, о люди Хаз-раджа, мой сын не дает мне вернуться в мой дом! Вы слышите, о люди Хазраджа, мой сын не дает мне вернуться в мой дом!» Но сын не смягчился. «Клянусь моей верой в Аллаха, ты не войдешь в Медину, если пророк не позволит тебе». Люди пытались вмешаться, но безрезультатно. Наконец, сообщили пророку. Он велел Абдуллаху, чтобы тот впустил своего отца. Тогда Абдуллах уступил, говоря: «Теперь, когда получено разрешение пророка, он может войти»2.

^

Новые люди – новая умма



Таким образом, совершалось самое изумительное изменение в человеческой истории. Пророк раскрыл богатые сокровища человечества, с начала времен лежавшие в бездействии под массой невежества, и озарил их светом гения, которому суждено было чаровать весь мир на протяжении грядущих веков. Он превратил в людей тех, кто ранее были подобны стаду бессловесных животных. Он пробудил их природные возможности; он выпустил на свободу источники их подлинной жизни и сделал их знаменосцами света, учения, веры и культуры в мире. За короткий промежуток времени пустыня Аравии породила могучих личностей, имена которых до настоящего момента освещают страницы истории.

Умар, который пас верблюдов своего отца, внезапно вознесся, ослепляя мир благородством своего характера и величием своих достижений. Сокрушив мощь Цезаря и Хосроев, он усовершенствовал основы державы, которая охватила обе эти империи и намного превзошла их по управлению и организации. Нет смысла говорить о его высоком моральном чувстве, справедливости и добродетельности, о которых слагали поговорки.

Халид ибн Валид, предприимчивый молодой курайшит, который прославившись в междоусобицах, пользовался определенным уважением со стороны племенных военачальников, но в масштабах полуострова был не особенно известен, потому что не совершил ничего значимого в своей жизни. Но приняв ислам, он благодаря своей доблести по праву стал называться – Меч Аллаха. Этот меч обрушился на Рим, подобно молнии, и его великолепные победы стали украшением мусульманской истории.

Доброжелательный и надежный Абу Убайда, который командовал небольшими отрядами мусульман в ранних войнах, приняв верховное командование силами мусульман, навсегда изгнал Гераклия из Сирии. Некогда великий Гераклий, в последний раз окинув взглядом сирийскую землю, произнес: «Прощай, Сирия, больше мы не увидимся».

Амр ибн Аль-Ас, известный среди курайшитов своей проницательностью, который прошел весь путь до Абиссинии, чтобы призвать Негуса к ответу за то, что он выдал мусульманских переселенцев их мучителям, теперь стал завоевателем Египта.

Саад ибн Аби Ваккас, не стяжавший солдатской славы до того, как стал мусульманином, после чего овладел ключами Мадаин, присоединив Иран и Ирак к исламской державе и вошел в историю в качестве завоевателя «Аджама»1.

Салман Фариси, перс по происхождению, сын деревенского священника, который покинул дом и испытал все виды страданий, меняя одно рабство на другое, пока он не добрался до Медины и не принял ислам. Затем он вернулся в страну, где родился, как ее правитель. Но эта великая честь не повлияла на простоту его натуры. Он, как и прежде, жил в скромном домике и часто можно было видеть его несущим поклажу на голове.

Абиссинский раб Билял, который достиг таких высот, что даже халиф Умар называл его своим учителем.

Зайд ибн Хариса, командующий мусульманской армией в битве при Муте, в рядах которой было много заслуженных и доблестных людей, таких, как Джафар ибн Аби Талиб, Халид ибн Валид и др.

Абу Зарр, Миклад, Абу Дарда, Аммар ибн Ясир, Муаз ибн Джабал и Убайи ибн Каб стали знаменитыми сподвижниками и выдающимися учеными.

Али ибн Аби Талиб, Аиша, Абдуллах ибн Масуд, Зайд ибн Сабит и Абдуллах ибн Аббас поднялись на высочайшие вершины науки, став источниками знания и мудрости.





оставить комментарий
страница16/49
Дата22.09.2011
Размер2.74 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   49
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх