Дипломная работа icon

Дипломная работа


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Дипломная работа студента 544 группы...
Настоящая дипломная работа посвящена фольклору русским и чешским народным танцам...
Дипломная работа по теме...
Дипломная работа должна включать следующие разделы...
Дипломная работа по истории...
Дипломная работа по теме...
Дипломная работа...
Дипломная работа...
Дипломной работы  определяется  студентом совместно с его научным руководителем и представляется...
Дипломная работа выполнена на тему: «Ресторанный комплекс при клубе знаменитых людей: ресторан...
Методические рекомендации по написанию дипломной работы Специальность 080...
Методические указания по дипломному проектированию дипломная работа по учебной дисциплине...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5
скачать


Министерство образования Российской Федерации

Московский государственный областной университет


Кафедра русской классической литературы


Дипломная работа


На тему: «Русская басня, ее истоки и роль в формировании нравственного самосознания общества в конце XVIII – начале XIX века

(И.И. Дмитриев, И.А. Крылов, В.С. Филимонов)»


Студентки 5 курса,

дневного отделения,

факультета русской филологии

Поляковой Жанны Сергеевны




Научный руководитель: ______________ / проф. Ленюшкина Л.Г./

Рецензент: __________________________ /доц. Алпатова Т.А./

Зав. кафедрой русской классической

литературы: _________________________ /проф. Аношкина В.Н./

Декан факультета

русской филологии: ____________________ /проф. Копосов Л.Ф./




Москва




Содержание:

стр.

  1. Введение ___________________________________________ 5

  2. Истоки русской басни _______________________________ 10

  3. Художественные особенности и нравственные проблемы в баснях И.И. Дмитриева ______________________________ 18

  4. Нравственные проблемы в басенном

наследии И.А. Крылова _____________________________ 40

  1. Нравственные проблемы в баснях В.С. Филимонова ___ 60

  2. Заключение ________________________________________ 71

  3. Список использованной литературы __________________ 73



Введение.

Обращение к басне многих русских поэтов XVIII - XIX веков говорит о большом внимании к этому жанру. Басня – небольшой, обычно стихотворный рассказ дидактического назначения. Басня имеет богатую и древнюю традицию. В Россию этот жанр приходит в XVIII веке с именем А. Кантемира. К жанру басни обращались: М.В. Ломоносов, В.К. Тредиаковский, А.П. Сумароков, М.М. Херасков, В.И. Майков, И.И. Дмитриев, В.С. Филимонов и другие. Наивысшего расцвета басня достигает в творчестве И.А. Крылова. На грани XVIII и XIX вековв жанре басни происходят заметные изменения: от классицистической басни литература переходитк басне сентиментального характера (Дмитриев И.И., Пушкин В.Л. и другие), и, наконец, к реалистической басне Крылова И.А. и его последователей, среди которых мы выделяем басенное наследие Филимонова В.С.

И.И. Дмитриев относится к числу наиболее талантливых поэтов конца XVIII – начала XIX веков. Творчество Дмитриева рано стало подвергаться литературно-критическому, а затем и научному осмыслению. Ближайшее окружение поэта – Н.М. Карамзин, арзамасцы с удовлетворением принимали его новаторские басни, написанные «салонным», изящным языком. Высокую оценку басням Дмитриева дал П.А. Вяземский1, допустив при этом недооценку басен Крылова. Ему возразил А.С. Пушкин, высказавший всю значимость глубоко народных, реалистических басен Крылова и их национальное значение. Впоследствии Белинский поддержал эту мысль, видя в Крылове «истинно гениального творца народных басен, в которых выразилась вся полнота практического ума, смышлености, по-видимому, простодушной, но язвительной насмешки русского народа».2 В XX веке в науке определилось отношение к Дмитриеву как к выдающемуся поэту, представителю русского сентиментализма. Новые издания произведений Дмитриева сопровождаются научными комментариями и вступительными статьями Г.П. Макогоненко,3 А.М. Пескова и И.З. Сурат.4 Басни Дмитриева изучал В.В. Виноградов,5 занимавшийся их языком и стилем. Е.Н Купреянова в работе «Дмитриев и поэты карамзинской школы», напечатанной в «Истории русской литературы» (В 10-ти т. Т. 5. Литература первой половины XIX века. М. – Л., 1941.) детально анализирует поэтику басен, но нравственные проблемы в баснях Дмитриева ею не рассматриваются.

И.А. Крылов стоит у истоков русского реализма. Басенный жанр он довел до высочайшего поэтического совершенства. Народность его басен сказалась в том, что басенные образы, меткие фразы стали народными пословицами и поговорками. В создание русского литературного языка Крылов также внес большой вклад.

Басни Крылова изучали многие крупные ученые. В работах Г.А. Гуковского6 впервые был поставлен вопрос об эволюции творчества Крылова, и было предложено рассматривать эту эволюцию на фоне тех исторических событий и идейных течений, которые характеризуют время, в котором жил и работал Крылов. Со времен появления работ Г.А. Гуковского, впервые предложившего научно обоснованную схему эволюции Крылова-художника от комедии и журнальной сатиры к басне, изучение Крылова продолжало развиваться; было сделано много полезного. Благодаря исследованиям Д.Д. Благого,7 С.М. Бабинцева,8 Н.Л. Степанова,9 А.В. Десницкого,10 В.А. Западова11 мы приблизились к историческому осмыслению творчества Крылова в целом и к верному представлению о различных этапах его творческого пути. Н.Л. Степанов известен как создатель капитального исследования жизненного и творческого пути великого баснописца. Он анализирует басни Крылова в связи с эволюцией басенного жанра в русской литературе, прослеживая традиции басенного мастерства и связь этого жанра с русской действительностью того времени, показывая, как из условно-дидактической басня превратилась в реалистическую. Большое внимание уделено изобразительной силе языка Крылова в трудах В.В. Виноградова.12 В книге В.А. Архипова «И.А. Крылов. Поэзия народной мудрости» (М., 1974) – новые аспекты анализа: выделены басни о труде, с этической проблематикой, детально анализируется поэтика басен – жанровые, композиционные особенности, языковые средства, в частности тропы. В 1975 году коллектив авторов (И.З. Серман, Н.Д. Кочеткова, Г.Н. Моисеева, С.А. Фомичев, М.Г. Альтшулер, В.П. Степанов) издают монографию «И.А. Крылов. Проблемы творчества» (Л., 1975). Ученые поставили перед собой задачу написать научную биографию Крылова и дать обзор его творческого пути, с отзывами современников о Крылове и рассмотрением крыловского творчества в его связях с различными явлениями общественной и литературной жизни эпохи. Ученые на протяжении всего периода изучения басенного творчества Крылова проделали огромную работу по определению места, значения, идейно-художественного своеобразия, поэтики его басенного наследия, но специального исследования нравственной проблематики, на основании медленного и пристального прочтения художественных текстов басен сделано не было.

Русская литература XIX века, широко известная в ее вершинных проявлениях, интересна и творчеством писателей менее значительных, со временем почти забытых, но пользовавшихся довольно большим успехом у своих современников и сыгравших определенную роль в литературном процессе. Именно к таким писателям относится В.С. Филимонов – поэт пушкинской поры. Русская литература первой половины XIX века имела в лице В.С. Филимонова талант оригинальный и многосторонний. А.С. Пушкин первым глубоко и верно уловил сущность и своеобразие его дарования, отметив философский характер и критическую направленность его поэзии, умение видеть и правдиво изображать жизнь. Декабрист А.А. Бестужев писал о нем как о поэте, в произведениях которого «много ума», «чувствительности». В юношеских тетрадях В.Г. Белинского хранился перевод оды Горация, сделанный Филимоновым. Позднее великий критик писал, что в его произведениях «много истинного чувства», «сердечной иронии», оригинальности, остроумия, правдивости и верности поэтического изображения. Белинский отмечал также «легкий, плавный, бойкий стих» поэта. Прошло немало времени, прежде чем возродился интерес к творчеству Филимонова,13 как и к творчеству многих других забытых поэтов. В некоторых изданиях последних лет стали появляться отрывки из поэм Филимонова, его басни. Сборник «Я не в Аркадии, в Москве рожден…» (составители: Л.Г. Ленюшкина, Д.Г. Терентьева, М., 1988.) – первое наиболее полное посмертное издание его литературного наследия, таким образом появилась возможность дать оценку и определить место басенного творчества писателя, вычленить те нравственные проблемы, которые волновали Филимонова и литературную общественность 10-40-х годов XIX века.

Цель дипломной работы – проследить истоки жанра басни, определить ее роль в формировании нравственного самосознания русского общества в конце XVIII – начале XIX веков, анализируя басенное творчество И.И. Дмитриева, И.А. Крылова, В.С. Филимонова.

Задачи:

- воссоздать истоки жанра русской басни, которые восходят к мировой басенной традиции и национальному фольклору;

- проанализировать важнейшие нравственные проблемы, поднимаемые в сентиментальных баснях И.И. Дмитриева и реалистическом басенном наследии И.А. Крылова и В.С. Филимонова.

Научная новизна дипломной работы состоит в том, что в ней впервые на основании внимательного текстологического прочтения концентрируется внимание на духовно-нравственных аспектах басен И.И. Дмитриева, И.А. Крылова, В.С. Филимонова; творчество этих поэтов исследуется целенаправленно и в тесной связи с эволюцией басенного жанра в русской литературе.


I. Истоки русской басни.

Жанр басни имеет древнюю и богатую историю. В истории басни на первый план выдвигались то рассказ, то назидание, и в зависимости от этого жанр приобретал разный характер: в нем усиливалось либо эстетическое, либо поучительное начало.

Двучленность басни – рассказ и моральный вывод – образуют соединение двух начал в жанре – эстетического и логического. Одно из них выражено в форме картины, образов, а другое – в форме мысли, идеи. Афористически сформулированный вывод, нравоучение, мораль чаще всего даются в конце или начале басни.

Баснописец рассказывает басню с тем, чтобы довести до нас какую-нибудь значительную нравственную мысль, но, чтобы ее поняли, он либо сначала прячет ее, либо поясняет рассказом. В том и другом случае он прикрывает свою цель, желая, чтобы мы сами пришли к нужным ему выводам и оценили убедительность его «урока». Такое прикрытие предполагает обращение к обстоятельствам, как будто далеким от человеческой жизни, но именно их имеющими в виду.

Иносказательность, аллегоричность, ирония, сатира вырывают басню из житейской области и переносят ее в сферу вымысла, искусства.

Басня – один из видов лиро-эпического жанра. Басня близка к притче и апологу, представляет собою краткий, чаще всего стихотворный рассказ, как правило, нравоучительного характера. Обычно басне свойственно ироническое или сатирическое иносказание. Басня широко использует иносказание; действующими лицами часто выступают не только люди, но и животные, растения, рыбы, вещи. Баснописец ведет рассказ отнюдь не беспристрастно, а в высшей степени заинтересованно, выражая свое отношение к изображаемому. Излагая события, он зачастую сопровождает их своим комментарием, часто говорит от имени того или иного «действующего лица». Лирический голос автора слышится во всем произведении. Сам же сюжет басни предельно прост: это один короткий, но чрезвычайно характерный эпизод, в котором должны полностью проявиться основные черты персонажей.

История русской басни как оригинального литературного жанра восходит к XVIII веку и связана с именем Антиоха Дмитриевича Кантемира (1708 – 1744). Первые его опыты в басенном жанре относятся к 1731 – 1738 годам. Первоначально они распространяются в списках. Опубликованы же были лишь посмертно в собрании его сочинений в 1762 году.14

Жанр литературной басни получил широкое распространение в России в XVIII веке и первой половине XIX века. Образцы басенного творчества дали русские писатели: В.К. Тредиаковский (1703 – 1769), М.В. Ломоносов (1711 – 1765), А.П. Сумароков (1717 – 1777), М.М. Херасков (1733 – 1807), И.И. Хемницер (1745 – 1784), И.И. Дмитриев (1760 – 1837), И.А. Крылов (1768 или 1769 – 1844), В.С. Филимонов (1787 – 1858). Басни в первой половине XIX века писали известные русские писатели, начиная с В.А. Жуковского, К.Н. Батюшкова, Ф.Н. Глинки, Д.В. Давыдова, В.Л. Пушкина, П.А. Вяземского и других, кончая Козьмой Прутковым (1803 – 1863).15 Этот далеко не полный перечень писателей первой половины XIX века, уделивших внимание жанру басни, говорит о широком распространении в русской литературе первой половины XIX века басенных традициий, основы которых были заложены в XVIII веке. В течение XVIII – первой половины XIX века русская басня претерпела сложную эволюцию от классицистической басенной традиции (Кантемир, Ломоносов и другие) к сентиментализму (И.И. Дмитриев, М.Н. Муравьев и другие), к реализму (И.А. Крылов и его последователи – писатели второго ряда – В.С. Филимонов, Козьма Прутков и другие). Однако необходимо отметить, что на протяжении всей своей истории развития русская басня участвовала в формировании национального нравственного сознания.

Развитие жанра басни прошло много ступеней развития, пока она стала общенародным достоянием и достоянием письменной культуры.

Русская басня восходит к двум истокам – мировой басенной традиции и национальному фольклору. Из мировой традиции русская басня заимствовала распространенные басенные сюжетные схемы, архитектонику и некоторые другие жанровые особенности.

Элементы басенного жанра присутствуют в фольклоре всех народов, в том числе в древнейших шумеро-аккадских текстов. Значительное влияние на мировую литературу16 оказал памятник древнеиндийской литературы, созданный на фольклорной основе, состоящий из книг басен и нравоучительных новелл «Панчатантра»17 (5 – 4 века до н.э.). «Калила и Димна»18 - арабская версия этого древнеиндийского сборника басен. Не позднее XIII века появляется славянский перевод этого сборника, распространенный затем в списках на Руси под названием «Стефанит и Ихнилат».19 В 1762 году вышли в свет «Политические и нравоучительные басни Пильпая, философа Индейского», переведенные с французского Академии наук переводчиком Б. Волковым. По заключению академика И.Ю. Крачковского, это был второй путь по которому все та же арабская версия пришла к русскому читателю.20

Древнегреческие басни Эзопа и индийские басни Пильпая явились тем богатейшим фондом, из которого черпали свои сюжеты последующие баснописцы, по-своему применяя эти сюжеты к современности, заново осмысляя и рассказывая их. Басни Эзопа были хорошо известны в России. Самым древним переводом на русский язык басен Эзопа считается перевод, сделанный в 1608 году в Москве «Федором Касьяновым сыном Гозвинским, греческих слов и польских переводчиком». Он перевел 148 произведений древнегреческого баснописца.

Наибольшей известностью в XVIII веке (а далее во времена Крылова) пользовался перевод на российский язык книги «Езоповы басни с нравоучением и примечаниями Рожера Летранжа», сделанный в «Санктпетербурге канцелярии Академии наук секретарем Сергеем Волчковым» (СПб., 1747). Эта книга вплоть до 1815 года выдержала не менее пяти переизданий (1760, 1766, 1791, 1810, 1815 гг.).

На протяжении XIX века вышло около десяти изданий басен Эзопа.21 При этом иногда издания дополнялись публикацией обработок эзоповских сюжетов русскими баснописцами И.И. Дмитриевым, И.А. Крыловым и других.22 В них, конечно, соединялись традиции с новаторством, характернейшим для русских баснописцев. Басни Эзопа написаны прозой. Но русские баснописцы тяготели к стихотворному пересказу эзоповских сюжетов. Эта традиция восходит к древности. Поскольку басни-притчи Эзопа обладали внутренним стремлением к ритмичности, уже античные писатели – Федр ( ок. 15 года до н.э. – ок. 70 года н.э.), Бабрий (конец I – начало II века), Авиан (конец IV – начало V века) начали стихотворную разработку расхожих басенных сюжетов. Один из самых ранних стихотворных переводов Эзопа в стихотворном переложении Федра появился в Петербурге в 1764 году под названием: «Федра, Августова отпущенника, нравоучительные басни, с Есопова образца сочиненные, а с латинских российскими стихами переложенные Академии наук переводчиком Иваном Барковым». В 1814 году появился и другой стихотворный перевод: «Басни Федра, изданные Кошанским, профессором Лицея», СПб., мед тип., 1814, 201 с. При этом надо отметить, что ранние басни Федра написаны на традиционные эзоповские сюжеты, а позднее – разрабатываются новые, самобытные темы.

Во второй половине XVIII – первой половины XIX века в России становятся популярными у образованной части общества не только античные, но и западноевропейские баснописцы. Басни Людвига Хольберга (1684 – 1754), «отца датско-норвежской литературы» в переводе Д.И. Фонвизина выдержали в России три издания (1761, 1765, 1787 гг.). Особой популярностью пользовались переводы басен немецких писателей (Геллерта, Мейснера) и французских баснописцев – Сен-Ламбера, Лафонтена. Басни Лафонтена воспринимались как образцовыен сочинения, оказывая влияние на поэтику жанра в русской литературе, служили ценными источником для А.П. Сумарокова, И.И. Дмитриева, И.А. Крылова и других русских баснописцев XVIII – первой половины XIX веков.23

По справедливому заключению исследователей классической басни М.Л. Гаспарова и И.Ю. Подгаецкой «под пером Лафонтена басня почитавшаяся в теории классицизма «низким» жанром, приобрела величие и масштабы истинно высокой поэзии. Кроме того, басни Лафонтена во многом определили дальнейшее развитие европейской и русской басни, будучи к тому же своего рода посредником между античной и национальной басней».24

Многочисленные переводы классической басни на русский язык, интерес к творчеству западноевропейских баснописцев говорит не о тенденции к заимствованию, а о стремлении всячески содействовать процессу формирования и национального самоопределения жанра русской басни, не оставаясь при этом в стороне от классических традиций.

В первой трети XIX века, постепенно набиравшая силу русская басня в творчестве великого русского баснописца Ивана Андреевича Крылова поднимается на высоту мировых образцов; почти полностью прекращается «соперничество» русских баснописцев в изложении и пересказе басенных сюжетов, культивировавшихся ранее. Ведущей становится крыловская басенная традиция с ее неизменяемой народностью и глубоко национальным колоритом.

Ценнейшим источником, формировавшим самобытность русской басни, является благодатная почва устного народного творчества. Вне фольклора невозможно составить представление о генезисе басни и ее художественном своеобразии. А.А. Потебня в свое время отметил генетическое родство басни с пословицей и поговоркой.25 Известный собиратель пословиц И. Снигирев в предисловии к «Русским народным пословицам и притчам» (М., 1848) писал: «Как многие притчи и басни сократились в пословицы… так равно последние развиты в баснях и притчах». О родстве пословицы и басни говорится и в двухтомном собрании В.И. Даля «Пословицы русского народа. Сборник пословиц, поговорок, речений, присловий, чистоговорок, прибауток, загадок, поверий» (изд 2-е., СПб., 1879).

Целый ряд басенных сюжетов восходит к русской народной сказке. Сказочную традицию в обрисовке басенных персонажей можно легко найти путем сравнения их со сказками о животных (см. «Народные русские сказки А.Н. Афанасьева. Подготовка текста, предисл., прим., В.Я. Проппа, т. I – III, М., 1957).

Активное взаимодействие басен с устным народным творчеством наблюдается и при сопоставлении их с народными анекдотами и сатирическими рассказами. Фольклорная традиция осталась постоянно действующим фактором развития басни и на послекрыловском этапе ее развития, хотя у Крылова она обозначена наиболее широко и полно.

Исследователь творчества И.А. Крылова Н.Л. Степанов отмечает четыре основных этапа в развитии русской басни:

  1. Первая половина XVIII века. Русский читатель знакомится с басенным жанром. Этот период представлен баснями Кантемира, Ломоносова, Тредиаковского, Баркова.

  2. Конец 50-х годов – начала 60-х годов XVIII века. Бурный расцвет басни, связан с деятельностью Сумарокова и его учеников и последователей.

  3. 90-е годы XVIII века, когда басня вновь занимает видное место на страницах журналов и появляются такие баснописцы, как Хемницер и Дмитриев. Этот период как бы завершает «классицистический» период развития басни XVIII века и создает басню сентиментализма.

  4. 1800 – 1840-е годы XIX века; этот периодзнаменуется появлением басен Крылова и новым расцветом басенного жанра в творчестве его современников.

Как видим из классификации Н.Л. Степанова, переломным является конец XVIII – начало XIX века, когда на смену классицистической басне приходит басня сентиментальная. Здесь необходимо отметить появление басен М.Н. Муравьева (1757 – 1807), Ю.А. Нелединского-Мелецкого (1752 – 1829) и других. Но центральное место в развитии жанра сентиментальной басни занимает И.И. Дмитриев.


Истоки русской басни нельзя определить однозначно: с одной стороны огромную роль сыграл интерес русской литературной общественности к традициям античной басни, о чем свидетельствует большое число переводов на русский язык басен Эзопа, Федра и других; затем интерес к западноевропейской басне также привлекал внимание переводчиков и баснописцев. С другой стороны, осваивая сюжеты античной и западноевропейской басни, русские баснописцы создавали произведения самобытные, с опорой на такой важный источник, как устное народное творчество - сказки, пословицы, поговорки, в которых выражалась народная мудрость, ярко проявлявшаяся в русском басенном наследии, вершиной которого является творчество Крылова.


II. Художественные особенности и нравственные проблемы в баснях И.И. Дмитриева.

И.И. Дмитриев (1760 – 1837) - представитель русского сентиментализма, приобщивший басню к числу салонных, изящных жанров. В русскую литературу он вошел как один из создателей легкой поэзии, как автор песен сатир, басен и других стихотворных жанров.

Интерес к поэзии возникает у Дмитриева в 70-е годы XVIII века. Большое впечатление на него произвели стихотворения Г.Р. Державина. Впоследствии состоялось личное знакомство с прославленным поэтом, очень много давшее Дмитриеву для его литературного развития. Эстетические взгляды будущего сентименталиста складываются в результате чтения произведений Мерсье, Руссо, Дидро, Рейналя.

Участие в «Московском журнале» (1791 – 1792) и других изданиях Н.М. Карамзина сделало имя Дмитриева известным. В эти же годы определилась и эстетическая позиция поэта, выступившего в жанрах – сказки, песни, басни.

Большой популярностью стали пользоваться басни Дмитриева, которого современники называли «русским Лафонтеном» и вызывали положительные отзывы критики. Его первые басни («Червонец и Полушка» и другие) появились в журнале «Утренние часы»26 одновременно первыми с баснями Крылова («Стыдливый игрок»). В глазах современников самым важным завоеванием Дмитриева был «новый слог» в поэзии, то есть практическая разработка новых стилистических норм. «Дмитриева можно назвать сотрудником и помощником Карамзина в деле преобразования русского языка и русской литературы, что Карамзин делал в отношении прозы, то Дмитриев делал в отношении к стихотворству», - писал В.Г. Белинский (VII, 135).

Внесенные Дмитриевым изменения в басню касаются функции самого жанра. Личное, лирическое начало стало основной чертой басни Дмитриева, «философичность», а не нравоучительность басен особо подчеркнул П.А. Вяземский.27 Однако ни он, ни другие критики не отметили, вероятно, из-за очевидной принадлежности Дмитриева к сентиментальной школе, подчеркнутое авторское «я» и ненавязчивую манеру собеседования с читателем. В тех случаях, когда у Дмитриева басня сопровождается «моралью», краткое резюме баснописца иногда перерастает в своеобразное лирическое отступление, самый яркий пример – басня «Два Голубя»:

^ Любовь, поверьте мне, все заменит для вас.

Я сам любил: тогда за луг уединенный,

Присутствием моей подруги озаренный,

Я не хотел бы взять ни мраморных палат,

^ Ни царства в небесах!… Придете ль вы назад,

Минуты радостей, минуты восхищений?28

Там же, где он не удаляется столь явно от традиционных форм, более лаконично выраженная «мораль» оказывается всего лишь отражением личного опыта рассказчика. Свободное обращение Дмитриева к читателю, как правило, вынесено за скобки рассказа, речь баснописца отличается обилием вопросительных интонаций. Он предлагает зачастую свое оригинальное толкование басенной аллегории, но не настаивает на его всеобщности.

В его интерпретации любой сюжет не локализуется жесткой моралью, ей чужд просветительский дидактизм, поэтому сатирическое содержание отходит на второй план. Показательно, что Дмитриев никогда не начинает басню с нравоучения, хотя поэтика и традиция допускали его помещение равно в конце и в начале. Обращаясь к традиционным сюжетам, Дмитриев также избегает нравоучения: более половины басен его не имеют. Центр тяжести переносится на сам рассказ. Дмитриев создал басню, являющуюся полной противоположностью сумароковской. Для него неприемлема была сумароковская «грубость», гротескность. Басни Дмитриева – салонные, изящные басни, испытавшие воздействие школы Карамзина. Вяземский писал о них: «Кажется неоспоримо, что он первый начал у нас писать басни с правильностью, красивостью и поэзиею в слоге»29

Изящной безделкой является басня Дмитриева «Кокетка и Пчела» (1797), сюжет которой заимствован из одноименной басни Флориана. Дмитриев и не пытается ее «обрусить», а как бы подчеркивает ее переводной характер. Героиня басни – «прелестная Лизета», светская кокетка, которая испугалась пчелы, севшей на ее «розовый роток». Даже пойманная служанками пчелка изъясняется как светская дама и говорит Лизете комплимент, который красавица по достоинству оценивает:

^ А пленница в слезах в отчаяньи жужжала:

«Клянуся Флорою! Хотела ли я зла?

Я маленький роток за розу приняла».

Столь жалостная речь Лизету воскресила.

«Дуняша! – говорит Лизета, - жаль Пчелы;

Пусти ее, она почти не уязвила».(214)

И в заключение вывод: «Как сильно действует и крошечка хвалы!». Как видим, даже самая мораль басни, довольно слабо, но все же привязана к ее сюжету. Она художественно говорит о безотказном действии приятной, искренней хвалы.

Дмитриев переводит басни Лафонтена, в том числе «Старик и трое молодых» (1795), «Дуб и Трость» (1795) и «Два Голубя» (1795), вслед за ним переведенные Крыловым. Переводы Дмитриевым этих басен, относящиеся к 90-м годам 18 века, уже намечали путь к басням Крылова, преодолевали книжную затрудненность и риторичность Хемницера. Белинский отмечал: «Басни Хемницера и Дмитриева относятся к басням Крылова, как просто талантливые произведения относятся к гениальным произведениям, - но тем не менее Крылов много обязан Хемницеру и Дмитриеву» (VII, 442).

Сравнивая две односюжетные басни Дмитриева и Крылова, восходящие к лафонтеновской басне «Дуб и Трость», критика подметила различие в нюансах, в языковой манере баснописца. Язык дмитриевской басни естествен, прост, он богаче и правильнее языка Хемницера, но в то же время беднее крыловского, лишен той живописности, которая сказалась уже в первых баснях Крылова. «Язык дмитриевской басни действительно чист и прост, - замечает по этому поводу историк языка Г. Винокур, - но лишен тех живых красок народности, какими отличается язык в баснях Крылова».30

Достаточно сравнить несколько строк, чтобы увидеть справедливость этого суждения. У Дмитриева:




оставить комментарий
страница1/5
Дата22.09.2011
Размер0,75 Mb.
ТипДиплом, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5
хорошо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх