Редакционная коллегия тома icon

Редакционная коллегия тома


Смотрите также:
Редакционная коллегия серии «Экономическая мысль Запада»...
Бюллетень вснц со рамн редакционная коллегия "Бюллетеня вснц со рамн"...
Е. Ю. Прокофьева редакционная коллегия...
Е. Ю. Прокофьева редакционная коллегия...
Я. А. Ваграменко Редакционная коллегия...
Гороховские чтения...
Бюллетень №34
Информационно-библиографический отдел...
Информационный бюллетень...
С. М. Вавиловым редакционная коллегия...
Военная история Учебник...
Н. В. Молчанова Редакционная коллегия...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   55
скачать

ИСТОРИЯ США

ИСТОРИЯ США


В ЧЕТЫРЕХ ТОМАХ

ТОМ ЧЕТВЕРТЫЙ

1945-1980

ОГЛАВЛЕНИЕ


Редакционная коллегия:

Г. Н. СЕВАСТЬЯНОВ

(главный редактор)

Г. А. АРБАТОВ

Н. БОЛХОВИТИНОВ

Г.М.КОРНИЕНКО

Г. П. КУРОПЯТНИК

В. Л. МАЛЬКОВ

Н.В.МОСТОВЕЦ

Н.В.СИВАЧЕВ

Г. А. АГАФОНОВА
(ученый секретарь)

Редакционная коллегия тома:

^ В. Л. МАЛЬКОВ

(ответственный редактор)

А. А. БЕССМЕРТНЫХ

В.П.ЗОЛОТУХИН
А.Е.КУНИНА
Б.И.МАРУШКИН
Ю.М.МЕЛЬНИКОВ
Н. В. МОСТОВЕЦ


Издательство «НАУКА» Москва 1987

Издательство «НАУКА» Москва 1987

ВВЕДЕНИЕ

В четвертом томе «Истории США» во взаимосвязи с глобальными про-
цессами современности рассматриваются общие закономерности и осо-
бенности развития американского общества в условиях углубления обще-
го кризиса капитализма после второй мировой войны; ставится задача
раскрыть диалектику внутренней и внешней политики США, ее движу-
щие силы и классовую сущность, воздействие различных факторов на
эволюцию общественного сознания, художественной культуры, науки и
техники. В центре исследования — история борьбы народных масс США
против гнета монополистического капитала, реакции, милитаризма и
войны.

Четвертый том настоящего издания посвящен важному и сложному
этапу в истории США, который хронологически отграничен от прошло-
го окончанием второй мировой войны, а от будущего — началом 80-х го-
дов нашего столетия. Для человечества в целом это эпоха гигантских
всемирно-исторических сдвигов, выявления качественно новых глобаль-
ных процессов и явлений, связанных прежде всего с образованием ми-
ровой системы социализма, с научно-технической революцией, учащением
ритма и темпа общественного прогресса. Расширение и углубление ми-
рового революционного процесса, охватывающего все новые страны и
континенты, и обострение всех противоречий капитализма привели к
коренному изменению соотношения сил на международной арене в поль-
зу той исторической тенденции, которая олицетворяет собой приближе-
ние неизбежного конца последней антагонистической общественно-эконо-
мической формации и поворот человечества к социализму, начатый
Октябрьской революцией в России в 1917 г.

Диалектика современного общественного развития такова, что любое
мало-мальски важное событие или явление в общественно-политической
жизни современных США, а также их поведение на мировой арене
объективно связаны с переменами, происшедшими в мире после второй
мировой войны. Эта связь и зависимость могут выявляться либо прямо,
либо опосредовано. Однако то и другое всегда отражали и отражают об-
щие тенденции в эволюции современного государственно-монополистиче-
ского капитализма с присущим ему всеусиливающимся конфликтом между
общественным характером производства и частнокапиталистической фор-
мой присвоения. Соединенные Штаты не остались в стороне и от обост-
рения классовых антагонизмов (чисто внутренних и глобальных), прежде
всего в форме выступающего на первый план антагонизма «интернацио-
нально слитого капитала с интернациональным рабочим движением» 1.

Вынашиваемые господствующим классом США еще во время второй
мировой войны планы устранить классовые противоречия внутри страны
и, навязав другим народам свои ценности и модели, обратить револю-
ционный процесс вспять не выдержали соприкосновения с действитель-
ностью. 1945 год, проложив глубокую межу в судьбах всего человечест-
ва, отчетливо выявил ведущую закономерность движения всемирной
истории. Важно подчеркнуть, что на всех континентах речь шла не
только о надеждах на будущее. Везде по-разному и в то же время не-
изменно с верой в достижимость перемен народы включались в актив-
ные действия ради завоевания права самим решать свою судьбу. В одних
ситуациях эти действия перерастали в новую вооруженную борьбу про-
тив сил, пытавшихся реставрировать старые порядки, в других — проте-
кали в относительно мирных формах, хотя и в этом случае классовые
и политические размежевания достигали крайних пределов. По совокуп-
ности же все эти события, конфликты и столкновения свидетельствовали
о складывании предпосылок новой революционной ситуации. Она охва-
тила ряд европейских стран и значительную часть Азии, причем собы-

1 Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 25, с. 264.

6 ВВЕДЕНИЕ

тия в разных концах мира оказались сближенными во времени, что
многократно увеличивало вызываемые ими действие и резонанс. Ведущая
роль в антифашистской борьбе страны победившего социализма, Совет-
ского Союза, убедительно доказавшая историческое превосходство социа-
лизма, вклад коммунистов и левых сил в движение Сопротивления нало-
жили решающий отпечаток на развитие событий внутри многих стран.

Вполне закономерно, что на заключительном этапе второй мировой
войны антифашистская и национально-освободительная борьба все теснее
переплеталась с борьбой народных масс за радикальное изменение поли-
тических и социально-экономических условий их жизни. Всего заметнее
этот процесс происходил в ряде восточных и юго-восточных стран
Европы, где рабочий класс и его политический авангард — коммунисти-
ческие и рабочие партии — выступали решающей, а в некоторых слу-
чаях и единственной организованной силой в борьбе с фашизмом и
реакцией. Уже в ходе войны здесь были созданы предпосылки для пе-
рерастания национально-освободительной борьбы народов в революции
социальные, победа которых стала первым шагом строительства в этих
странах нового общества и формирования мировой системы социализма.

Вступление на путь социализма новых стран, распад и крах коло-
ниальной системы, последовательное возрастание общественно-политиче-
ской роли рабочего класса и его сознательного авангарда, нарастание
национально-освободительной, антиимпериалистической борьбы убедитель-
но показывали, что смена вех в социально-экономической эволюции вы-
текает из объективных условий существования современного общества,
делающих неизбежным для человечества в целом выбор в пользу со-
циализма.

Ко всем этим изменениям революционного характера монополистиче-
ская буржуазия США, вынашивавшая идею осуществления доктрины
«американского века», испытывала непримиримую враждебность. Вот по-
чему с самого начала они были объявлены буржуазной пропагандой
США порождением «советского экспансионизма» и результатом узурпа-
ции власти «революционным меньшинством». В ход был пущен миф об
экспорте революции со стороны социалистических стран, раздуваемый
официальным Вашингтоном зачастую до размеров всеобщей истерии,
хотя имперским планам американского империализма противостояли не
чьи-то тайные усилия, а сама объективная логика истории, реальности
нашей эпохи.

Особо зловещий смысл отказа США считаться с историческими кон-
стантами подчеркивал тот факт, что в верхних эшелонах власти США
всегда хорошо сознавали, куда направлены главные токи общественного
развития. В секретной переписке различных государственных служб и
видных политических деятелей США, относящейся к концу войны, с тре-
вогой констатировалось резкое ослабление позиций буржуазии во многих
капиталистических странах (особенно европейских), рост притягательной
силы социалистического идеала и усиление тяги народных масс в на-
правлении радикальных изменений общественных структур и политиче-
ских институтов 2. Иными словами, именно классовый эгоизм монополи-

2 Joint Chiefs of Staff. Memorandum for Information N 180, Report on Political Con-
ditions in Occupied Europe, January 17, 1944.— Franklin D. Roosevelt Library, Map
Room, Box 171, Naval Aid File; Acting Secretary to the Secretary of State, July 13,
1945.— National Archives, General Records of the Department of State, Decimal File,

ВВЕДЕНИЕ 7

стической буржуазии США, а не показное желание вернуть народам
«украденные» у них свободы толкнул ее к яростному противодействию
процессу социально-политических перемен, охватившему большую часть
мира.

Хорошо известно, что характер политики, которую проводит то или
иное государство внутри и вне страны, определяется прежде всего тем,
какой класс стоит в этой стране у рычагов власти. В свою очередь, как
подчеркивал В. И. Ленин, самые глубокие корни и внутренней, и внеш-
ней политики государства в конечном итоге лежат в экономических
интересах господствующих классов, в их экономическом положении 3.

Политика главной страны империализма, Соединенных Штатов, на
протяжении всей их истории — наглядное подтверждение этого вывода
марксизма-ленинизма. Если же говорить о послевоенном периоде в исто-
рий США, ставшем предметом рассмотрения в настоящем томе, то с точ-
ки зрения внутренних условий он характеризуется абсолютным и безраз-
дельным господством американской крупной буржуазии, и прежде всего
финансовой олигархии, в структуре власти. Вторая мировая война соз-
дала для этого исключительно благоприятные возможности. В ходе ее
усилиями пропагандистской машины была проведена операция по мораль-
ной реабилитации финансово-промышленной олигархии, чья репутация
в связи с критикой за плачевное состояние, в котором оказалась экономи-
ка страны в годы «великой депрессии», понесла известный урон. Глав-
ное же состояло в том, что война в гигантских размерах содействовала
росту экономического могущества монополий. Этому сопутствовало и не-
прерывное повышение степени централизации капитала и концентрации
производства.

Особое значение в этом смысле имели слияния и поглощения 40—
50-х годов «горизонтального» и «вертикального» характера и последовав-
шие вслед за ними слияния конгломератного характера, т. е. образова-
ние корпораций, оперирующих в различных отраслях промышленности,
торговли, услуг, транспорта и финансов 4. Создание американских транс-
национальных компаний (ТНК), длительное время доминирующих в си-
стеме экономических связей мирового капитализма, стало продолжением
начавшегося еще в годы второй мировой войны процесса изменения ор-
ганизационного строения американского капитала и его интенсивной
экспансии за рубежом. О масштабах проникновения капитала США в
экономику других стран, и прежде всего западноевропейских, говорит тот
факт, что к концу 70-х годов общая стоимость активов американских
банков за пределами США достигла 200 млрд. долл.5

Сосредоточение экономических ресурсов в руках крупнейших финан-
сово-промышленных империй, которые вершат свои дела, сообразуясь
лишь с собственными интересами, привело к тому, что к середине 80-х
годов на командных позициях прочно закрепились примерно 200 круп-
нейших американских транснациональных корпораций и 200 ТНК, бази-
рующихся вне США 6. Они держат все приводные ремни экономического

1945—49, Record Group 59, Confidential File, 1945—1949, Box 265, 740—00119 (Potsdam), 7—1345.

3 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 36, с. 327.

4 Беглов И. И. США: собственность и власть. М., 1971, с. 236.

5 Правда, 1983, 9 мая.

6 Проблемы мира и социализма, 1985, № 4, с. 81.


8

ВВЕДЕНИЕ

механизма страны. В 1982 г. доля корпораций-гигантов с капиталом
в 1 млрд. долл. и более в суммарных активах всех корпораций состав-
ляла 66% (против 17% в 1948 г.) 7. Неудивительно, что государствен-
ный аппарат оказался намертво привязанным к монополистическому ка-
питалу, точнее говоря, в прямой зависимости от него. Личная уния
монополий и правительственной бюрократии, осуществляемая посредст-
вом заполнения всех ключевых постов в администрациях на федераль-
ном и местном уровнях людьми капитала, типична для послевоенной
Америки. Располагая неограниченными возможностями, корпорации идео-
логически и политически осуществляют эффективный контроль над функ-
ционированием двухпартийной системы, законодательной, исполнительной
и судебной властями. Разумеется, все они сохраняют относительную
самостоятельность, но только в пределах той призрачной свободы, кото-
рой располагают клиенты ростовщика, находясь вблизи долговой ямы.
В настоящем томе эта важная тема рассматривается в различных аспек-
тах — в государственно-правовом, политическом и духовном.

В системе монополистического капитала стратегические позиции зани-
мают коммерческие банки и инвестиционно-банковские фирмы. Главной
же фигурой в ней по-прежнему остается крупный собственник. Вопреки
ходячим утверждениям многих американских историков, экономистов и
социологов апологетического направления о том, что корпорации покон-
чили с зависимостью от рынка капитала, и об «исчезновении» капита-
листа как ведущей тенденции развития капитализма во второй половине
XX в. финансовая олигархия США не только не утратила средства контро-
ля над промышленными корпорациями, но, напротив, многократно при-
умножила их. В целом можно говорить об определенной стабильности со-
става современной финансовой олигархии США, этих нескольких сотнях
богатейших семей и семейных кланов — подлинных правителей Америки
(Форды, Гетти, Кайзеры, Диллоны, Лимэны, Люсы, Морганы, Рокфелле-
ры, Фиппсы, Уорберги, Дюпоны, Меллоны и др.). Однако обогащение на
войне и развитие научно-технической революции способствовали появле-
нию и новых богачей, в последние два-три десятилетия весьма энергич-
но и настойчиво оспаривавших у своих более старых соперников право
находиться у руля государственной машины, активно влиять на ее курс
вне зависимости от того, какая из двух буржуазных партий (республи-
канцы или демократы) имеет большинство в конгрессе и контролирует
Белый дом.

Зловещую роль в этой борьбе за сосредоточение власти в руках
отдельных, самых могущественных группировок финансово-промышлен-
ного капитала США после второй мировой войны играли те из них, ко-
торые представляли военную промышленность и тесно связанные с ней
милитаристские круги. Наживающиеся на производстве и продаже ору-
жия, всеми силами стремящиеся не допустить контроля над ним, свя-
занные тесными личными и деловыми узами с военным истэблишментом,
более всего заинтересованные в государственных военных заказах,
а отсюда и в поддержании международной напряженности, проведении
агрессивной внешнеполитической линии, крупные промышленные фирмы
США (такие, как «Локхид», «Дженерал дайнэмикс», «Макдоннелл — Дуг-

7 Чепраков С. В. Монополистические объединения в промышленности США. М.,
1984, с. 65.

ВВЕДЕНИЕ 9

лас», «Боинг», «Бендикс» и др.) сначала исподволь, а затем совершен-
но открыто на протяжении послевоенных десятилетий шаг за шагом
осуществляли программу вытеснения конкурентов в борьбе за влияние
в коридорах власти.

Материальной основой этого продвижения к политическому могущест-
ву явилось последовательное увеличение удельного веса бизнеса, непо-
средственно занятого военными приготовлениями, в экономике страны.
Известный американский социолог Р. Миллс писал в 1957 г., что уже
в 40-е годы в структуре американского капитализма произошел гигант-
ский сдвиг в сторону создания системы «перманентно военной экономи-
ки», базирующейся на частнокапиталистических корпорациях8. Позднее
Генеральный секретарь Компартии США Гэс Холл дал этому явлению
четкую оценку: «„Военно-промышленный комплекс", возможно, не самый
точный термин, но он отражает одну из характерных черт нашей сегод-
няшней действительности. Этот популярный термин, обозначающий опре-
деленное явление государственно-монополистического капитализма, харак-
теризует высокий уровень милитаризации, ставший результатом перепле-
тения огромной военной машины с крупными банковскими и промышлен-
но-монополистическими корпорациями. Это — мощный комплекс. Он гос-
подствует на каждом участке жизни в Соединенных Штатах и оказывает
на нее отнюдь не благотворное влияние. Он деформирует и уродует все
процессы. В нем отражается паразитизм и загнивание капитализма» 9.

Вторая мировая война, милитаризм, всегдашний страх перед повто-
рением «великой депрессии» 10 и, разумеется, усложнение внутреннего
механизма капиталистического способа производства в эпоху научно-тех-
нической революции содействовали складыванию целостной системы го-
сударственно-монополистического капитализма США. Роль и значение
буржуазного государства, действующего в общеклассовых интересах круп-
ного капитала, неизмеримо выросли. В условиях коренной ломки миро-
вых хозяйственных связей, вызванной соревнованием двух систем и
нарастающим воздействием НТР, буржуазное государство, сосредоточив-
шее в своих руках важные рычаги управления общественным воспроиз-
водством, использовало их прежде всего в целях укрепления внутрен-
них и международных позиций монополистического капитала. Оно
обеспечивает процветание военно-промышленного комплекса, стимулируя
и финансируя непрерывную модернизацию всех видов оружия, что поз-
воляет военному бизнесу с конца второй мировой войны развиваться без
заминок и спадов в его динамике. В сущности, тем же было вызвано
и расширение социальных функций государственной власти, хотя это
расширение время от времени и вызывало критику (подчас напоминаю-
щую легкий бунт) со стороны монополий, недовольных по традиции

8 Миллс Р. Властвующая элита. М., 1959, с. 379.

9 Холл Г. Революционное рабочее движение и современный империализм. М., 1974, с. 107.

10 Президент Г. Трумэн в одном из выступлений после окончания второй мировой войны заявил: «В 1932 г. система частного предпринимательства была близка к краху. Существовала реальная угроза того, что американский народ может повернуть к какой-то другой системе. Если мы хотим выиграть битву между „свободой" и коммунизмом, нам следует быть уверенными в том, что впредь не будет допущено повторения подобной депрессии» (цит. по: Перло В. Неустойчивая экономика: Бумы и спады в экономике США после 1945 г. М., 1975, с. 18).



10

ВВЕДЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

11


отдельными аспектами деятельности «большого правительства», уступками
демократическим низам, усилением влияния бюрократии и т. д.

Аксиомой является известное положение марксизма о том, что импе-
риализм означает усиление реакционности буржуазии по всем линиям.
В предыдущих томах настоящего издания проанализированы начальные
стадии этого процесса применительно к США. Раскол мира на две си-
стемы, начало общего кризиса капитализма, как и предвидел В. И. Ленин,
сделали буржуазию еще более склонной искать спасение на крутых по-
воротах истории в ущемлении и ликвидации демократических прав тру-
дящихся, конституционных гарантий, в авторитете «сильной власти».
История и современный политический опыт подтверждают правильность
этого вывода. Классическим примером служат современные США.

Засилье крупного капитала в экономике, политике и идеологии США
в условиях дальнейшего обострения внутренних и внешних противоречий
современного капитализма в целом пагубно сказалось на состоянии бур-
жуазно-демократических свобод США. Гонения на инакомыслие и инако-
мыслящих стали непременным атрибутом «американского образа жизни».
Умело возбуждаемые и направляемые из-за кулис, нередко с верхних
«этажей» государственного здания, они сопровождаются опасным ростом
могущества репрессивно-полицейского аппарата, превратившегося в мощ-
ный централизованный институт, оказывающий всевозрастающее воздей-
ствие на повседневную жизнь общества.

Давно замечено (в том числе и историками США немарксистских на-
правлений), что изначально в основу доводов реакции в пользу усиле-
ния политики преследований в отношении левых и прогрессивных эле-
ментов, а также всякого рода дискриминационных мер было положено
ложное истолкование причин, которые вызывали и вызывают нарастаю-
щие внутренние и внешние трудности американского капитализма. Их
постоянно приписывали злокозненной, «подрывной» работе радикалов,
мировому социализму, якобы намеренно сеющих недоверие к фундамен-
тальным принципам экономической системы буржуазного общества и
классовую рознь. Между тем истина состоит в том, что корень противо-
речий, подтачивающих жизненные устои капитализма США, лежит не
вовне, а в нем самом, прежде всего в господствующей системе отноше-
ний собственности и экономическом механизме капиталистического вос-
производства.

Внедрение регулирующего механизма в хозяйственную жизнь США
в годы «нового курса» и практика государственного дирижизма в годы
войны в сочетании с социально-реформаторской деятельностью придали
экономическому развитию США известную устойчивость. Война явилась
мощным генератором экономического роста, она способствовала времен-
ному решению проблемы занятости. Широкое применение новых видов
топлива, синтетических и искусственных материалов, массовая автомати-
зация, революция в воздушном транспорте и морском судоходстве —
все это определило повышенные темпы роста производства, а также
изменение отраслевой структуры экономики США в 40—60-х годах.
Этому же способствовали и промышленные бумы, вызванные агрессив-
ными войнами в Корее и Вьетнаме. До начала 70-х годов увеличивалась
покупательная способность населения 11. Нельзя не упомянуть и о том,

что упорная борьба трудящихся США за повышение жизненного уровня
принесла определенные плоды 12.

В 40—50-е годы буржуазная наука и пропаганда в один голос воз-
вестили о «чуде» превращения американского капитализма в «народный
капитализм», обещая нескончаемое экономическое «процветание» и
«революцию доходов». В попытке создать привлекательный образ амери-
канского капитализма, «приобщить» его к гигантскому процессу социаль-
но-экономического обновления, захватившего весь мир, на свет вновь
были извлечены старые концепции, которым всячески стремились при-
дать мнимо новый вид.

Среди множества подобных подделок одна из самых распространен-
ных — миф о радикальной трансформации буржуазного общества в США,
которая будто бы сделала его совершенно непохожим на классический
капитализм XIX — начала XX в. Эту трансформацию обычно связывали
с колоссальной концентрацией экономической мощи в руках акционерно-
го капитала, якобы полностью разрушившего старую экономическую
ткань капиталистического общества, с «добровольным» принятием бур-
жуазным государством на себя функций регулятора социально-экономи-
ческих отношений и признанием юридического статуса за экономически-
ми организациями рабочих — тред-юнионами («теория равновесия»).
Диффузия собственности и «революция управляющих», заявляли аполо-
геты «нового капитализма», превратили буржуазное общество в общест-
во «всеобщего благоденствия». Из факта технического прогресса и фор-
мального признания классом капиталистов за тред-юнионами права за-
щиты экономических интересов рабочих делался вывод об автоматической
ликвидации всех зол капитализма.

Между тем в недрах капиталистического производства происходило
постепенное накопление глубоких противоречий. Частично они находили
разрешение в циклических кризисах перепроизводства 1948—1949 гг.,
1957—1958 гг. и 1960—1961 гг., которые, хотя и не принимали особо
разрушительного характера, тем не менее свидетельствовали, что относи-
тельная стабильность развития капитализма США покоится на весьма
шатких основаниях. В середине 60-х годов наступил перелом в динами-
ке общественного воспроизводства США, наметилось резкое сокращение
его эффективности. Механизм государственно-монополистического регу-
лирования явно не справлялся ни со структурными сдвигами, вызывае-
мыми научно-технической революцией, ни с ее социальными последствия-
ми. На фоне быстрого роста инфляции падали реальные доходы трудя-
щихся. Угрожающе росла массовая безработица, принявшая хронический,
структурный характер.

70-е и начало 80-х годов стали свидетелем дальнейшего углубления
и обострения всех противоречий американского капитализма (и «старых»
и «новых»), причем наиболее четко это проявилось в сфере обществен-
ного воспроизводства, темпы которого резко снизились в результате двух
самых значительных в послевоенный период экономических кризисов —
1973—1975 гг. и 1980—1982 гг. В ряде отношений их воздействие на
экономику США было сильнее, чем во многих других развитых капита-
листических странах, что отчасти объясняется более тесным, нежели в
других странах, переплетением циклических кризисов с действием долго-


11 Механизм экономического цикла в США. М., 1978, с. 91, 92.

12 Political Affairs, 1984, Mar., p. 6.

12

ВВЕДЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

13


временных негативных тенденций, таких, как образование крупных де-
фицитов торгового баланса, ослабление позиций США на мировых рын-
ках, падение производительности труда, валютная нестабильность,
и т. д.13

Обещания «оздоровить» капитализм, обеспечив его бескризисное раз-
витие в рамках общества «всеобщего благоденствия», потерпели провал.
Это все чаще признают и буржуазные идеологи и политики, вынужден-
ные констатировать, что попытки «оздоровления» экономики предприни-
мались главным образом за счет трудящихся и в интересах монополи-
стического капитала. На протяжении десятилетий (часто вне зависимости
от перепадов экономической конъюнктуры) на одном полюсе продолжали
расти прибыли, а на другом — накапливалась социальная обездоленность
в силу постоянного обострения проблемы занятости и тенденции к по-
нижению цены рабочей силы, внедрения новых, все более изощренных
форм капиталистической эксплуатации, упадка здравоохранения, ухудше-
ния положения с жильем и недостаточности или свертывания социаль-
ных программ помощи. Исторический опыт неопровержимо свидетельст-
вует, что принимаемые время от времени буржуазным государством огра-
ниченные меры по «ликвидации» бедности не приносили в конечном
счете ожидаемого результата. Сохранение же позорящей Америку дис-
криминации национальных меньшинств, женщин, рабочих-иммигрантов
довершает картину «американского образа жизни» в его реальном вопло-
щении.

Несмотря на огромный рост общественного богатства после второй
мировой войны, США, как это было и прежде, а точнее сказать, в еще
больших размерах, остаются страной социального неравенства, резких
социальных контрастов. Бурный рост научно-технического прогресса при-
дает этому явлению воистину кричащий характер. Рядом с островками
взметнувшихся вверх зеркальных небоскребов деловых центров — насту-
пающие на них трущобы «внутреннего города»; рядом с богатыми при-
городами — всеумножающиеся «районы бедствия» с голодающими людьми
и высокой смертностью; рядом с роскошными отелями для состоятельной
публики и кошачьими усыпальницами — огромная армия выброшенных
из производственной сферы бездомных, коротающих ночь и день где при-
дется, чаще всего на улицах; рядом с гигантским ростом материальной
базы науки — рост неграмотности среди неимущих слоев, кризис обще-
образовательной школы; рядом с достижениями медицины — упадок ме-
дицинского обслуживания, его невероятное вздорожание и недоступность
для многих. Бедность, резюмирует известный американский публицист
С. Лене, проанализировав исторические корни этого «парадокса»,— по-
стоянная часть панорамы американской жизни 14.

В основе этого явления американской действительности всегда был и
остается неустранимый в рамках буржуазного общества антагонизм клас-
совых отношений между трудом и капиталом. Отсюда неустранимость и
классовой борьбы американского пролетариата, борьбы всех угнетаемых
монополистическим капиталом и восстающих против его произвола,
внутренней и внешней политики, общественных сил — наиболее обездо-

13 Boorstein E. What's Ahead?.. The US Economy. N. Y., 1984.

14 Лене С. Бедность: неискоренимый парадокс Америки. М., 1976, с. 430.

ленной части американского народа, афро-американцев, фермеров, зна-
чительной части молодежи, женщин, средних слоев.

Тема народных масс остается центральной и в IV томе «Истории
США». Более того, в определенном смысле она приобретает особое зву-
чание в силу утвердившейся в немарксистской послевоенной историогра-
фии США традиции рассматривать движения социального протеста вне
рамок политической истории, делая упор на их обособленность15. Такой
подход приводит к многочисленным искажениям целостной картины об-
щественного развития, не позволяет увидеть и понять взаимосвязь и
взаимообусловленность его главных элементов, ведет в тупик узколобого
эмпиризма, развивает пристрастие к частностям, затрудняет восприятие
внешних форм и внутренней сути явлений и событий, взятых в их един-
стве и многообразии.

Так, в результате искусственного рассечения национальной истории
на самостоятельно существующие и подчас никак не увязанные друг с
другом «подыстории» во многих работах немарксистских авторов по исто-
рии послевоенной Америки в превратном виде в конечном итоге оказа-
лись представленными источники и движущие силы изменения социаль-
ных форм: государственно-правовых, партийно-политических и идеологи-
ческих. Обычным делом стало превознесение «эластичности» политической
системы, способной-де автоматически, без давления «извне», самонастраи-
ваться применительно к потребностям времени, текущего момента и
снимать любую остроту проблем. Между тем историк, остающийся на
почве научного анализа, должен признать, что каждое мало-мальски зна-
чительное социальное явление в США, успехи и неуспехи в деле социаль-
ной реформы за последние десятилетия находятся в непосредственной
связи и зависимости от уровня развития народных движений, их массо-
вой организованности и политической зрелости. Он не может также
упускать из виду и то, что Ф. Энгельс называл общей связью мировых
событий16, которая дает возможность правильно понять и уяснить источ-
ники политического поведения господствующего класса США, характер
его социального маневрирования.

Материалы проделанного исследования показывают, что классовая
борьба американских рабочих, другие демократические движения социаль-
ного протеста развивались и развиваются в США в особо сложных усло-
виях отсутствия независимой массовой политической партии трудящих-
ся, недостаточной организованности, сохранения раскола рабочего класса
и разобщенности прогрессивных сил, длительного засилья в рядах рабо-
чего движения концепций профсоюзного экономизма и «классового парт-
нерства» 17, глубоко укоренившейся двухпартийной политической систе-
мы и неблагоприятной общей идеологической обстановки с ее искусственнс
подогреваемыми антикоммунизмом, культом наживы и насилия, нацио-
нального превосходства и военного могущества, гонениями на инакомыс-
лие. Однако именно народные массы, и прежде всего рабочий класс США
всегда были и остаются главной движущей силой борьбы за социальны!
прогресс страны, во многих случаях демонстрируя свою верность про-
грессивным традициям борцов за независимость, аболиционистов, попу-

15 Schatz R. W. Labor Historians, Labor Economics, and the Question of Synthesis.-
Journal of American History, 1984, June, vol. 71, N 1, p. 94.

16 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 35, с: 216.

17 Daily World, 1985, Aug. 25.

14

ВВЕДЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

15


листов, революционных анархо-синдикалистов конца XIX — начала
XX в., участников за обновление профдвижения и антифашистов 30-х го-
дов. Народные массы США еще не сказали своего последнего слова в
борьбе за подлинную демократию и за новую внешнюю политику США.

Вместе с тем нельзя не учитывать, что в реальной жизни передовым
общественным силам нации не удалось перебороть негативную и очень
опасную тенденцию, выраженную в росте политического могущества наи-
более реакционно, шовинистически настроенных кругов правящей оли-
гархий. На разных этапах послевоенной истории США поражения «на-
родного лобби», антимонополистических и антиимпериалистических сил
приводили в области внутренней политики к утрате прежних завоеваний,
а порой к резким сдвигам вправо, а в области внешней — к усилению
по вине США международной напряженности, гонке вооружений, к воен-
ным авантюрам в духе агрессивных войн в Корее и во Вьетнаме.

Вопреки подлинным интересам самого американского народа, исполь-
зуя возросшую в годы войны экономическую и военную мощь, а неко-
торое время и атомную монополию, культивируя в политическом созна-
нии американцев пагубный комплекс непогрешимости и вседозволенности,
реакционная буржуазия США активно заявила о своих притязаниях быть
гарантом и охранителем международной системы эксплуатации и гнета.
Политическая и идеологическая подоплека внешнеполитической экспан-
сии США отчетливо проявилась прежде всего в их послевоенной евро-
пейской политике. Курс на «атлантическую солидарность», с помощью
которого США привязали буржуазию этих стран к политике антикомму-
низма в годы «холодной войны», прикрывал диктат империализма, вос-
становление довоенных отношений собственности и власти и стремление
изолировать трудящихся Западной Европы от воздействия мирового со-
циализма.

Выдвинутая реакционными кругами установка на глобальную гегемо-
нию США в духе Pax Americana с опорой на милитаризм и силовые ре-
шения международных проблем была связана также с потрясениями,
которые принесли капитализму распад и крах его колониальной систе-
мы. Вторая мировая война явилась ускорителем этого исторического про-
цесса. Но в отличие от первой революционной волны, охватившей срав-
нительно небольшую часть колониального мира, сферой освободительной
борьбы на этот раз стала колоссальная территория с сотнями миллионов
населения. Самый характер войны, решающая роль Советского Союза в
борьбе против фашистского блока, выдвинутая им демократическая, анти-
империалистическая программа послевоенного урегулирования наложили
глубокий отпечаток и на масштаб национально-освободительного движе-
ния в колониальных и зависимых странах, на его характер и формы.

И снова, говоря о движущих силах внешнеполитической экспансии
США после второй мировой войны и отмечая значение таких факторов,
как стремление американских монополистов воспользоваться ослаблением
своих империалистических конкурентов и жаждой установить контроль
над природными ресурсами бывших колониальных и зависимых стран,
не следует упускать главного — политические соображения, которыми
руководствовался Вашингтон, занимая непримиримо враждебную позицию
по отношению к революционному движению и его достижениям в Азпи,
Африке, Латинской Америке. Страх перед цепной реакцией выпадения
из сферы влияния империализма все новых и новых молодых государств,

вступающих на путь национального и социального освобождения, перед
опасностью сужения подвассальных мировому капитализму территорий
побуждал и побуждает США использовать все средства воздействия
(вплоть до самых крайних) в целях любой ценой сохранить статус-кво
и свое влияние среди ранее порабощенных народов. Представляя себя по-
борником прогресса и прав человека, Соединенные Штаты на протяже-
нии всей послевоенной истории на деле выступали душителями законно-
го стремления этих народов к освобождению, государственной самостоя-
тельности и свободному развитию.

Исключительно болезненно господствующий класс США реагировал
на усиление и углубление революционного процесса на Латиноамерикан-
ском континенте, традиционно рассматриваемом им как зона его особых
интересов. Отсюда понятно, почему именно здесь, в этих некогда зави-
симых всецело от американского империализма странах наиболее обна-
женно проявилась линия США на подавление борьбы их народов за
право самим распоряжаться своей судьбой, своими ресурсами и своим
голосом в международном сообществе наций. Более полутора веков Сое-
диненные Штаты «копили» противоречия с Латинской Америкой, но ни-
когда прежде они не наталкивались на такое сильное сопротивление, на
такую самоотверженную решимость восставших народов идти до конца
в борьбе против империалистического гнета. С победой Кубинской рево-
люции (1959 г.) в латиноамериканской истории начался этап борьбы за
«вторую независимость». Но на этот раз речь шла не о ликвидации
испанского или португальского, английского или французского колониаль-
ного ига, а о том, чтобы покончить с господством империализма США.
Исторический антагонизм между североамериканским империализмом
и народами развивающихся стран носит объективный, неустранимый ха-
рактер. И хотя, как показывают современные исследования, позиция
США по отношению к этим странам на протяжении всех послевоенных
десятилетий внешне видоизменялась, тем не менее ее суть оставалась
неизменной: она была и остается империалистической политикой со-
циально-экономического угнетения с преимущественным креном в сторо-
ну использования силы, шантажа и запугивания в сочетании с насаж-
дением послушных Соединенным Штатам режимов 18. Однако чем даль-
ше, тем больше политика США в отношении развивающихся стран
приходит в противоречие с интересами народов этих стран, их сопротив-
ление неоколониализму США и попыткам диктата растет, принимая фор-
му всенародных повстанческих движений и войн, активного внешнеполи-
тического отпора притязаниям намертво втянуть освободившиеся страны
в сферу влияния США.

По вполне понятным причинам внешнеполитическая проблематика в
настоящем томе занимает особое место. Во-первых, никогда прежде
международные отношения не играли такой важной роли в судьбах че-
ловечества, как это произошло после вступления в ядерный век, и,
во-вторых, никогда прежде внешняя политика США не приобретала та-
кой глобальный характер в силу сделанной ими заявки на осуществле-
ние имперских амбиций. При этом авторский коллектив не стремился к
детальному рассмотрению истории современной внешней политики и

18 Barry Т., Wood В., Preusch D. Dollars and Dictators. A Guide to Central America.
L., 1983.

16

ВВЕДЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

17


дипломатии США, тем более что в ряде содержательных коллективных
и монографических исследований советских авторов это сделано со всей
научной добросовестностью и доказательной силой19. Свою основную
задачу авторы видели в анализе, выявлении классовой сущности и глав-
ных тенденций во внешней политике и дипломатии современного амери-
канского капитализма, рассматриваемых в тесной связи с гражданской
историей.

Разумеется, авторы сознают, что далеко не все поставленные в томе
проблемы могли быть ими раскрыты и решены с одинаковой полнотой
и аналитической глубиной. Некоторые, особенно те, которые в хроноло-
гическом отношении относятся к более близкому нам периоду, к теку-
щей истории, нуждаются в дальнейшем исследовании, уточнении и пере-
проверке новым эмпирическим материалом.

Ключ к познанию механизма смены «вех» в послевоенной истории
США, переходных состояний, противоречивых и сложных явлений в раз-
витии как базисных, так и надстроечных элементов американского капи-
тализма, его роли в современном мире авторский коллектив видел в творче-
ском применении марксистско-ленинской теории исторического процесса
к исследованию общественной жизни во всей ее конкретности и много-
образии. Все свое непреходящее значение для изучения современных
Соединенных Штатов, в особенности всех перипетий их социально-поли-
тического развития, сохраняют специальные труды К. Маркса, Ф. Энгель-
са, В. И. Ленина, посвященные истории борьбы классов и партий, аме-
риканскому рабочему и социалистическому движениям, другим вопросам
экономического развития, общественной мысли, науки и культуры США.

Важно также еще раз подчеркнуть общеметодологическое значение
творческого наследия К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина. Раскрытая
и научно обоснованная марксистско-ленинской теорией объективная за-
коносообразность исторического процесса позволяет глубоко и всесторонне
оценить историю и политику США в контексте развития капиталисти-
ческой общественно-экономической формации на ее современной сту-
пени, нацеливает на сущностное познание явлений. Субъективизму, вуль-
гарной индивидуализации событий и фактов, произволу в их трактовке,
внесению искусственного разрыва между диалектически взаимосвязан-
ными отдельными звеньями исторической эволюции, т. е. тому, что
свойственно буржуазной историографии, марксистский историзм про-
тивопоставляет системный подход к изучению социально-политической
проблематики. В основе его лежит объективно-исторический критерий,
дающий возможность рассматривать общество как целостный, развиваю-
щийся организм, как естественноисторический процесс.

Однако руководствоваться в историческом объяснении теорией об-
щественно-экономических формаций — не значит умалять роль особен-
ного, единичного, национально-специфического, присущего в данном
случае преимущественно только тому буржуазному обществу, которое
сформировалось и длительное время развивалось в США в своеобразных
условиях нетипичной исторической «среды». К. Маркс писал, что «один

19 Подробнее см.: Современная внешняя политика США: В 2-х т./Отв. ред. Г. А. Тро-
фименко. М., 1984; Петровский В. Ф. Доктрина «национальной безопасности» в
глобальной стратегии США. М„ 1980; Громыко Анат А. Внешняя политика США:
уроки и действительность, 60—70-е годы. М., 1978.

и тот же экономический базис — один и тот же со стороны основных
условий — благодаря бесконечно разнообразным эмпирическим обстоя-
тельствам, естественным условиям, расовым отношениям, действующим
извне историческим влияниям и т. д.— может обнаруживать в своем про-
явлении бесконечные вариации и градации, которые возможно понять
лишь при помощи анализа этих эмпирически данных обстоятельств» 20.

В ходе осуществления поставленной неординарной задачи — дать
комплексную и по возможности многоплановую картину истории США,
развития науки, культуры и общественной мысли в этой стране за по-
следние четыре десятилетия (с окончания второй мировой войны) —
авторский коллектив стремился также опираться на лучшие достижения
современного марксистского обществоведения. В работе широко исполь-
зованы документы и материалы международного рабочего и коммунисти-
ческого движений, выводы из содержащегося в них анализа общего кри-
зиса капитализма, мирового революционного процесса, отдельных аспек-
тов социально-политического развития стран развитого капитализма,
международных отношений. Важное значение имели труды американских
марксистов и прогрессивных авторов, советских американистов — эконо-
мистов, историков, социологов, политологов, филологов и искусствоведов.
Достигнутый в нашей стране в целом весьма высокий уровень теорети-
ческих и конкретных исследований по экономической и социально-поли-
тической истории США, а также в области истории общественной мысли
и культуры американского народа позволил сосредоточить внимание на
диалектике общего и особенного в общественно-политическом развитии
США, еще раз подтверждающей историческую обусловленность смены
идущего к своему закату капитализма новым, передовым общественным
строем — социализмом.

* * *

Авторский коллектив IV тома:

Введение — В. Л. Мальков;

глава I-H. В. Сивачев (§ 1,2), В. А. Никитин (§ 3), Ю. Н. Рогу-
лев (§ 4), А. П. Королева (§5), М. А. Головина (§6);

глава II — Б. И. Марушкин;

глава III — М. А. Головина (§ 1), Г. А. Агафонова (§ 2), Г. И. Свя-
тов (§ 3), В. А. Никитин (§ 4,6), Ю. Н. Рогулев (§ 5);

глава IV - Н. В. Сивачев (§ 1), Н. В. Сивачев, В. И. Терехов (§ 2),
Ю. М. Мельников (§ 3), Ю. Н. Рогулев (§ 4), В. И. Терехов, В. О. Пе-

чатнов (§5);

глава V-B. О. Печатнов (§ 1), Ю. М. Мельников (§ 2), М. И. Ла-
пицкий (§ 3), А. П. Королева (§ 4), М. И. Новинская (§ 5), В. А. Ни-
китин (§ 6);

глава VI-Г. И. Святов (§ 1), В. О. Печатнов (§ 2), Ю. М. Мельни-
ков (§ 3);

глава VII — М. И. Лапицкий (§ 1), А. П. Королева, И. А. Геев-
ский (§2), М. И. Новинская (§3), Е. Н. Ершова (§4), Н. В. Мосто-
вец (§ 5), В. П. Золотухин (§ 6);

20 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 25, ч. II, с. 354.

18

ВВЕДЕНИЕ

I


глава VIII-В. И. Борисюк (§ 1), Е. Н. Ершова (§ 2), М. И. Новин-
ская (§ 3), Н. В. Мостовец (§ 4), В. П. Золотухин (§ 5);

глава IX— Б. И. Марушкин;

глава X—В. И. Борисюк (§ 1), В. П. Золотухин (§ 2,3), Н. А. Са-
харов (§ 4), В. Л. Мальков (§5);

глава XI — И. П. Севостьянов;

глава XII - Н. В. Курков (§ 1), В. Л. Мальков, А. М. Мигранян (§ 2),

B. Л. Мальков, 3. С. Чертина (§ 3), Н. В. Мостовец (§ 4), М. И. Новин-
ская (§ 5), Н. А. Сахаров (§ 6);

глава XIII - Н. С. Иванов (§ 1), Л. Д. Филиппова (§ 2), Б. А. Ста-
ростин (§3);

глава XIV-А. С. Мулярчик (§ 1), О. Э. Туганова (§ 2-7);

глава XV - В. С. Чибисенков (§ 1), С. Г. Корнеев, В. Л. Мальков (§ 2);

Историография — А. Е. Кунина;

Заключение — В. Л. Мальков.

Составители Библиографии М. А. Головина, Н. С. Иванов. Научно-
организационная работа проведена М. А. Головиной, И. В. Крюковой,
Т. Ю. Лаврентьевой, М. М. Сиротинской. Иллюстрации подобраны

C. В. Листиковым.

^ ПОСЛЕВОЕННАЯ АМЕРИКА

Глава первая

АМЕРИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВО
НА ПЕРЕЛОМЕ

(1945—1948)

1. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
РЕКОНВЕРСИИ

Итоги войны привели к резким сдвигам в соотношении сил в мире
капитализма. Закон неравномерного развития проявился со всей опреде-
ленностью. В отличие от ведущих империалистических держав США не
только не пострадали от войны, но, напротив, получили огромные выго-
ды. Приведем некоторые цифры, иллюстрирующие динамику развития
важнейших отраслей экономики Соединенных Штатов за годы войны
(1939—1945). Добыча угля возросла с 446,3 млн. т до 632,5 млн.. нефти —
с 1264,9 млн. баррелей до 1713,6 млн., выработка электроэнергии —
с 161308 млрд. кВт-ч до 271255 млрд., выплавка стали — с 47,1 млн. т
до 71,1 млн., производство алюминия — со 131 тыс. т до 704 тыс. Индекс
промышленного производства (1947 г. = 100%) вырос с 57 в 1939 г. до
110 в 1945 г. Благоприятные для американского капитализма изменения
произошли и в сельском хозяйстве. Индекс сельскохозяйственного произ-
водства в США (1947—1949 гг.= 100) увеличился с 80 в 1939 г. до 96
в 1945 г.1

Основу этого экономического подъема составили гигантские военные
заказы федерального правительства. Сумма военных подрядов достигла
астрономической по тем временам цифры —175 млрд. долл. В руки
100 крупнейших гигантов военного производства попало 67% этих зака-
зов (на 117 млрд. долл.). Американские монополии получили за годы
войны 70 млрд. долл. чистой прибыли 2. Впервые после экономического
кризиса 1929—1933 гг. «большой бизнес» смог прочно встать на ноги.
Ясно, что, опираясь на столь солидный экономический фундамент, кор-
порации США заняли доминирующие позиции в мировом капиталистиче-
ском хозяйстве, добившись подавляющего превосходства в сфере эконо-
мики над своими главными конкурентами. Кривая роста американских
инвестиций за рубежом после войны пошла резко вверх: за первые пять

1 Historical Statistics of the United States. Colonial Times to 1957. Wash., 1960, p. 288,
358, 359, 360, 409, 416.

2 Ibid., p. 580.



20

^ I. ПОСЛЕВОЕННАЯ АМЕРИКА

АМЕРИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВО НА ПЕРЕЛОМЕ (1945—1948) 21


послевоенных лет объем американских капиталовложений за границей
вырос вдвое. Особенно быстрыми темпами росли государственные инве-
стиции США: с 2,1 млрд. долл. в 1945 г. до 13,8 млрд. в 1950 г.

Укрепление экономических позиций финансовой олигархии помогло
капитанам американской индустрии добиться в известной мере своей
социальной реабилитации. Стараниями буржуазной пропаганды был соз-
дан образ «ответственного бизнесмена» с широким взглядом на вещи,
чутко улавливающим новые веяния, целью которого является не только
получение прибыли, но и процветание Америки3. Антимонополистиче-
ские настроения, столь характерные для периода «нового курса», под на-
пором идейных оруженосцев «большого бизнеса» в годы войны явно по-
шли на спад. Сказались и другие факторы. Так, рабочий класс, выдви-
гая на первое место интересы антифашистской борьбы, сознательно
поддерживал шаги администрации Рузвельта к установлению националь-
ного единства. С другой стороны, давала себя знать реформистская
линия профсоюзного руководства (особенно АФТ) на достижение «клас-
сового сотрудничества». Наконец, нельзя не учитывать общего улучшения
материально-экономического положения трудящихся США в годы войны.

Важной чертой экономического развития США после войны стала
быстро растущая инфляция. Исполнительный приказ президента от
30 октября 1945 г. открыл каналы для повышения цен в порядке ком-
пенсации за увеличение заработной платы4, которые затем были рас-
ширены. И хотя формально контроль за ценами и заработной платой
продолжался до ноября 1946 г., победа экономической линии монополий
стала совершенно очевидной. Бизнес не допустил повышения ставок за-
работной платы за счет своих астрономических прибылей, добившись
ликвидации потолка цен как обязательного условия любого увеличения
заработной платы. Это и было первым мощным толчком послевоенной
инфляции. Бизнес, пользуясь огромной экономической и политической
властью, переложил на потребителей, в первую очередь на трудящихся,
все издержки, связанные с ростом стоимости рабочей силы.

Другим немаловажным источником инфляционных явлений было
свертывание контроля за ценами на продовольствие, коммунальные ус-
луги и все виды обслуживания. По примеру сталелитейных магнатов
агробизнес и монополии в сфере коммунального обслуживания объявили
своего рода забастовку, требуя отмены регулирования цен в качестве
условия расширения производства. Нападки па контроль за продовольст-
венными ценами особенно усилились с весны 1946 г.5 Кампанию за
снятие контроля поддерживали министр сельского хозяйства К. Андер-
сон и многие другие влиятельные члены трумэновской администрации.
Контроль цен то отменялся, то вводился заново, но верх явно брала ли-
ния на свободную игру цен.

3 Классическим образчиком подобных теорий может служить книга главы Торговой
палаты США Э. Джонстона «Неограниченная Америка» (Johnston E. America Un-
limited. Garden City, 1944).

4 Termination Report of the National War Labor Board: Vol. 1—3. Wash., 1947, vol. 2,
p. 86—88, 91; см. также: Donovan R. Conflict and Crisis. The Presidency of Harry
S. Truman, 1945—1948. N. Y., 1977, p. 120.

5 The Truman Administration: A Documentary History/Ed, by B. J. Bernstein, A. J. Ma-
tusow. N. Y., 1966, p. 60; Freidel F. America in the Twentieth Century. N. Y., 1965,
p. 492.

С 1947 г. росту инфляции заметно способствовал еще один фактор -
поставки продовольствия и иных товаров в Европу, что было вызвано
прежде всего империалистическими расчетами правящих кругов США
рассматривавших эти поставки в качестве инструмента внешнеполитиче-
ской экспансии. Бизнес и крупное фермерство пошли уже проторенной
дорогой, дав понять правительству, что будут участвовать в программe
«помощи» Европе лишь при значительном повышении закупочных цен.

На первых порах президент ответил отказом, созвав 17 ноября 1947 г
специальную сессию конгресса с рассмотрением двух вопросов: «помощь»
Европе и антиинфляционные меры. Приведя цифры, свидетельствовав
шие о резком росте цен, он предложил узаконить антиинфляционную
программу из 10 пунктов6. Но республиканцы вместе с консервативны-
ми демократами без труда торпедировали трумэновский план и приняли
беззубый антиинфляционный акт, который президент «нехотя» подписал.

В 1946—1948 гг. возросла роль и такого генератора инфляции, Kak
военные расходы, которые вскоре превратились в ведущий фактор инф-
ляционного процесса. Уже в начале августа 1946 г. «Нью-Йорк таймc»
резонно заметила: «Ироничным является тот факт, что федеральноe
правительство тратило в среднем менее 1 млрд. долл. в год на националь-
ную оборону тогда, когда германская и японская угроза была наиболеe
серьезной, а сейчас, когда эта угроза отпала, оно планирует израсходо
вать в текущем году на оборону в 18 раз больше. Здесь находится глав-
ный источник возможной экономии средств, хотя бы уже потому, что эт;
статья составляет почти половину бюджета». И действительно, в 1939 г.
когда агрессивные державы грозили порабощением всему миру, прямые
военные ассигнования и расходы по международным обязательствам
правительства США составляли 1,1 млрд. долл., т. е. около 6% бюджета
А в 1948 г., когда Америке никто не угрожал, расходы по двум указан-
ным статьям поглощали уже 16,3 млрд. долл., или 49% федеральное
бюджета7.

Инфляция тяжелым бременем ложилась на плечи трудящихся. Об-
щий индекс потребительских цен (1947—1949 гг. = 100) вырос с 59, 4в
1939 г. до 76,9 в 1945 г. и 102,8 в 1948 г., а цен на продовольствие
соответственно — с 47,1 до 68,9 и 104,1. Монополии получили баснослов-
ные прибыли. За шесть военных лет (1940—1945) чистая прибыль кор-
пораций равнялась около 70 млрд. долл., а лишь за три первых после
военных года — 59,2 млрд. долл.8

На обогащение наиболее состоятельных слоев населения была наце-
лена и налоговая политика государства. С окончанием войны отменяла
налог на сверхприбыль. Победив на выборах в конгресс 1946 г., респуб-
ликанцы стали добиваться непропорционального снижения налогов, ко
торое дало бы преимущественные льготы тем, кто находился наверху
имущественной пирамиды. В 1947 г. конгресс дважды принимал билли
о сокращении налогов по консервативным республиканским рецептам
По закону 1948 г. налоговые поступления уменьшались на 4,8 млрд. долл
в год. что создавало бюджетный дефицит в 1,8 млрд. долл.9

6 Congress and the Nation, 1945—1964. A Review of Government and Politics. Wash,
1965, p. 33.

7 Historical Statistics of the United States. Colonial Times to 1957, p. 719.

8 Ibid., p. 125, 580.

9 Congress and the Nation, p. 407.

22

^ I. ПОСЛЕВОЕННАЯ АМЕРИКА

АМЕРИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВО НА ПЕРЕЛОМЕ (1945—1948)

23


Военная конъюнктура поставила на ноги американское сельское хо-
зяйство. Большой спрос в мире на продовольствие и сырье создавал бла-
гоприятное положение на аграрном рынке и после 1945 г. С 1920 по
1941 г. паритет цен неизменно был не в пользу сельского хозяйства,
а в 1942—1948 гг., наоборот, чаша весов перевесила в сторону фермер-
ства: паритет стоял выше черты 100, достигнув рекордного уровня —
115 —в 1947 г. (1910—1914 гг. = 100). Выручка от продажи сельскохо-
зяйственной продукции выросла в 1945—1948 гг. с 22,4 млрд. до
30,5 млрд. долл. Фермерская задолженность, не падавшая в 1921—1932 гг.
ниже 9 млрд. долл. и составлявшая 5,4 млрд. долл. в 1944 г., сократи-
лась в 1947 г. до 4,9 млрд. Это, однако, не предотвратило разорения мел-
ких ферм, которое, несколько замедлившись, продолжалось. Число ферм
сократилось с 6003 тыс. в 1944 г. до 5803 тыс. в 1948 г.10

Наступление мирного времени и демонтаж механизма чрезвычайного
регулирования не остановили процесс государственного вмешательства в
экономику. Монополии и правящие круги проявляли большую озабочен-
ность по поводу того, как будет функционировать «производственное чу-
довище» и, созданное в идеальной для американского капитализма об-
становке второй мировой войны. Несмотря на славословия свободному
предпринимательству и популярность книги австрийского экономиста
Ф. Хайека, написанной с крайне консервативных позиций 12, основная




Скачать 18.91 Mb.
оставить комментарий
страница1/55
Дата21.09.2011
Размер18.91 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   55
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх