С. Ю. Данилов Проработка и дебаты: коммуникативные icon

С. Ю. Данилов Проработка и дебаты: коммуникативные


Смотрите также:
Тема: «Дебаты»...
Руководство для тренеров Обучение программе «Дебаты»...
Дебаты на уроках иностранного языка...
Программа дополнительного образования «Дебаты игра и технология»...
Методические рекомендации по применению технологии «Дебаты»...
Законодательство, защита свободы совести. М., 2010. 744с. 86...
1. Данилов Д. Д., Сизова Е. В. Всеобщая история. Древний мир...
Тема: Москва центр борьбы с ордынским владычеством...
Урок по курсу «Российская история» 6 класс Тема: «Формирование и расцвет Древнерусского...
На конференции предполагается рассмотреть следующие вопросы: Коммуникативные стратегии: история...
На конференции предполагается рассмотреть следующие вопросы: Коммуникативные стратегии: история...
Антонова Т. С., Харитонова А. Л., Данилов А. А., Косулина Л. Г...



Загрузка...
скачать
С. Ю. Данилов

Проработка и дебаты: коммуникативные практики идеологического взаимодействия1

Крупные речевые формы, повторяясь, трансформируясь, обрастая сопутствующими текстами, становятся самоценными и активными феноменами культуры; в них заложены основания коммуникативных практик, направленных на освоение категориальных ценностей соответствующей эпохи. Современные нам речевые формы и коммуникативные практики могут быть описаны и осознаны в сопоставлении с речевыми формами, выработанными в тоталитарном государстве, по методике речежанрового анализа крупных форм, апробированной на материале коммуникативных практик тоталитарной культуры.

К постановке вопроса

«Каждая эпоха и каждая социальная группа имеет свой репертуар речевых форм жизненно идеологического общения» [Волошинов 1995: 233]. Отследить культурно значимую жизнь языка можно в тех ситуациях, которые актуальны и регулярны для изучаемой эпохи. Особенно важно досконально изучать те коммуникативные практики, которые создаются и частотно воспроизводятся силами, претендующими на осуществление языкового строительства. Ю. В. Рождественским в «Теории риторики» сформулирован «закон связи речи и общества»: «становление, развитие и существование любой общественной структуры обеспечивается становлением, развитием и существованием определенных видов речи, и наоборот» [Рождественский 1997: 138]. Этот закон не противоречит представлению об изменчивости и гибкости языкового знака (В. Н. Волошинов), о текучести языкового существования (Б.М Гаспаров). Язык «вмещает в себя неопределенно большое – принципиально неисчислимое – количество разнородных «кусков» предыдущего языкового опыта, имеющих самую разнообразную форму и объем. Эти фрагменты языковой ткани не лежат в памяти неподвижно, в качестве постоянных единиц хранения. Условия их существования в языковом сознании говорящего скорее напоминают плазму, через которую непрерывно, по все время изменяющимся направлениям, проходят токи ассимилятивных и ассоциативных взаимодействий. Существование каждого фрагмента в конгломерате языковой памяти неустойчиво и релятивно, его физические границы и смысловые очертания подвержены постоянным изменениям» [Гаспаров 1996: 13-14]. Именно эта подвижность «коммуникативных фрагментов» в сознании говорящих, на наш взгляд, позволяет осознанно воздействовать на культурно-речевую ситуацию. Другими словами, государство, образовательные институты, средства массовой информации, используя свое влияние на широкую аудиторию, предлагают носителям языка те «искусственные» (в противовес элементарным, естественным) речевые формы, которые способны управлять (или претендуют на управление) языковым существованием. Вокруг этих речевых форм и ключевых речевых жанров (далее: РЖ) разыгрывается сценарий становления одних ценностей на фоне пересмотра других.

Проработки, чистки, доносы и анонимки были символами русской коммуникативной действительности эпохи тоталитаризма. В начале двадцать первого века заметным явлением в русскоязычной коммуникативной культуре стали разного рода дебаты: политические (в том числе – предвыборные), учебные, даже бизнес-дебаты, о которых мы скажем ниже.

Дебаты – это публичное обсуждение какой-либо общественно важной проблемы с формулированием и аргументацией различных точек зрения. При этом обсуждение строится по заранее известным правилам и организовывается заинтересованной в объединении стороной. «Дебаты не призваны определить на месте, кто прав и как решить проблему (это не дискуссия), они призваны дать возможность участникам и слушателям получить и ранжировать некоторые аргументы для последующего обсуждения и принятия решения в будущем» [Купина 1999а: 170].

Назовем только три факта, свидетельствующих об актуальности дебатов в современной русской культуре. Риторику преподают студентам всех гуманитарных специальностей в высших учебных заведениях, и тема «Дебаты», как правило, включена в учебную программу. Дебаты стали одной из популярных форм ток-шоу («Культурная революция» с М. Швыдким в роли ведущего, «К барьеру» с В. Соловьевым). Наконец, дебаты входят в программу предвыборных кампаний законодательной и исполнительной власти.

Дебаты воспринимаются многими как речевая форма, позволяющая цивилизованно обсуждать проблемные темы, а значит опирающаяся на идеологический конструкт толерантности, – т. е. воспринимаются как коммуникативная практика толерантности. Вместе с тем дебаты как реальность современного русскоязычного коммуникативного пространства, как многообразно воплощающаяся жанровая форма, изучены недостаточно.

^ Организованное речевое общение в тоталитарной культуре: жанр проработки

Сфера политического в советской культуре не имела очерченных пределов, проникала во все области жизни, прямо или косвенно формировала общественное и индивидуальное сознание [Купина 1995]. Человек жил в идеологическом пространстве, не имея представления о его членимости, вне осознания своей отдельности от него, вне понимания абстрактности предложенных рациональных схем. Но существовали и прообраз церкви, и учение, и сложная структура идеологического сознания. Поэтому исследователи приходят к выводу о синкретичности идеологического пространства советской действительности. Синкретичности, позволяющей пространству вбирать самые разнообразные и даже противопоставленные друг другу схемы освоения и завоевания общественного и индивидуального сознания (см. также: «Идеология и утопия» Маннгейма). Идеологическое воздействие посредством мифологизирующих первоисточников проводилось непрерывно. Е. А. Ермолин справедливо отмечает: «Человек не принадлежал себе и не был равен своему естеству; он был неадекватен своей будничности. Вся система воспитания на живых примерах и лозунгах служила тому, чтобы единичная особь ощутила себя везде и всюду гражданином СССР, участником строительства светлого будущего, сыном партии и учеником вождей. В этом было подлинное определение человека в свете официального мифа» [Ермолин 1996: 3].

Но знание проникало в сознание масс при использовании соответствующих «механизмов». Механизм введения сакрализованных знаний связан с ритуалом. «Информация, запечатленная и сберегаемая в системе ритуалов определенного этноса, содержала в себе во-первых, ту или иную картину мира и, во-вторых, некоторую модель (стереотип, образец) поведения людей в особо значимых ситуациях. Смысл ритуала – именно в повторении, в воспроизведении сложившейся у племени картины мира и представлений о должном поведении в ответственных и критических обстоятельствах. Соблюдение ритуалов ощущалось архаическим социумом как залог безопасности и процветания» [Мечковская 1998: 53]. Советские ритуалы суть ритуалы социального характера, в них человек реализуется не как отдельная личность, а как член общества, где «основными массовыми акциями являются демонстрация и чистка» [Ермолин 1996: 4]. Чистка описывается исследователем как «весьма распространенный в конце 20-30-х гг. советский обряд. Члены парторганизации, сотрудники учреждения, работники предприятия собираются, чтобы выяснить соответствие идеологическому стандарту некоторых из присутствующих. Критерии чистки задаются Учением. По его логике, новый мир создается «из ничего», путем преодоления всего старого, с которым идет непримиримая борьба. Действительность поляризована, все ее явления разведены на полюса» [Ермолин 1996: 107].

Из процедур чистки выделилась более приспособленная к повседневному употреблению процедура проработки некоторых членов группы на собрании. Эта процедура стала ключевой коммуникативной практикой тоталитарной культуры. Именно в проработке поддерживались актуальные идеологемы и воспроизводились ритуалы восхваления / поругания и воссоединения / отречения, характерные для тоталитарной культуры и связывающие участников проработки круговой порукой.

Под проработкой мы, вслед за М. Я. Гловинской, понимаем «особый советский тип осуждения – коллективное осуждение (на собрании, на заседании)», который являет собой «последовательные выступления разных субъектов, объединенные общей темой и объектом оценки» [Гловинская 1993:198]. С нашей точки зрения проработка достигает своей канонической реализации в условиях обязательной политической оценки проступка объекта проработки. Не случайно герой «Красного треугольника» А. Галича, уличенный в супружеской измене, на известном собрании каялся перед товарищами:

И в моральном, говорю, моем облике

Есть растленное влияние Запада...

Проработка в своей основе имеет пресуппозицию «X считает, что ситуация Р либо свойства, либо действия У-а Р – политически опасное, чуждое, плохое» (ср.: [Гловинская 1993: 196]).

Подчеркнем еще раз, что сложившаяся политическая (шире – культурно-речевая) ситуация привела к появлению крупной речевой формы, претендующей на организацию коммуникативного пространства в рамках советской действительности, к появлению проработки.

В современной коммуникативной лингвистике выработано множество методик анализа крупных речевых форм (см.: [Макаров 2003]). На данном этапе представляется целесообразным обращение к анкете речевого жанра, предложенной Т. В. Шмелевой [Шмелева 1997]. Эта анкета, на наш взгляд, позволяет кратко и убедительно описывать речевые жанры разной природы. Особенно важно, что эта анкета не противоречит динамическому пониманию речевого жанра. При этом РЖ предстает не мертвой схемой, а культурным феноменом. Мы позволили себе внести в эту анкету некоторые дополнения, обусловленные спецификой изучаемых РЖ.

Во-первых, коммуникативная цель рассматривается нами в трех аспектах. Мы останавливаемся на организующей РЖ интенции, которая определяет целостность жанра. Далее мы обращаемся к собственно прагматической (материальной) цели, которая стоит за актуализацией РЖ в культуре. Наконец, мы говорим о целенаправленном создании текста определенного типа. Во-вторых, нам приходится учитывать позицию условного «автора», который может не совпадать с говорящим в конкретный момент времени, который конструируется «суммой» речей. Мы также говорим «расслоении адресата» в ситуации, когда РЖ по-разному обращен к потенциальным участникам речевого события. В-третьих, говоря о коммуникативном прошлом и коммуникативном будущем мы разделяем ближайшее коммуникативное время, включенное изучаемое речевое событие, и отодвинутое коммуникативное время, которое находится за пределами изучаемого события. Речевой жанр проработки при этом будет описан следующим образом.

Коммуникативная цель

Организующее намерение: позитивное идеологическое воздействие на объект проработки. Этот позитив более всего ясен там, где проводится собрание, но нет директивы на устранение:

Варя была поражена: хорошо знакомые люди, с которыми она виделась каждый день, с которыми у нее установились самые дружеские отношения, вдруг сделались подозрительными, готовыми уличить ее во лжи, точно выполняют бог весть какое ответственное государственное дело (Рыбаков).

Собственно прагматическая, материальная цель: наказание объекта проработки и/или его устранение, удовлетворяющее личные или групповые потребности прорабатывающих (устранение конкурента, подтверждение верности идее и т. п.): ...уезжающего еврея тащат на собрание, и все, кто с ним раньше работал вместе, должны хорошенько плюнуть ему в рожу, а если есть охота, можно и поддать ногой под зад. Независимо от того, был ли ты с ним дружен прежде или враждовал. Бей, не щади, иначе сам попадешь на заметку (Севела).

^ Текстовая цель: создания вторичного по отношению к директиве проработочного текста, отражающего единение группы вокруг директивы:

Речь отгрохал хорошую, обстоятельную, рвачей почистил отборными словами, с песочком, но без мата, зацепил и промфинплан, отметив, что комсомольская бригада перевыполнила задание на одиннадцать кубометров. Фразы, готовые, привычные, такие, какими поставляли их газеты, в хорошем лозунге слова не переставишь, летели из него, как из мясорубки: и ликвидация кулака как класса, и шесть условий, и овладение техникой. От рвачей из ночной смены, пропущенных через эту мясорубку и измолотых на котлеты, остались лишь, как дощечки на кладбище, одни позорные ярлыки: кулацкие подголоски, предатели рабочего класса, враги социализма (Ясенский).

Образ автора

В проработке говорящий не соотносится с представлением об «авторстве». Так, И. Грекова, художественно осмысляя этот фе номен, пишет: Действующие лица говорят об истинных инициаторах загадочно: «нам говорили», «нам указывали», «имеется мнение». Важно, что у жанра, в котором предполагается многосторонний обмен репликами, не может быть «автора» в качестве говорящего, образ автора следует искать в драматическом сценарии жанра и культурно-речевой ситуации, благоприятствующей появлению, закреплению и активному функционированию жанра. В статусно-ролевом аспекте образ автора соотносится с позицией «идеологически чистого», непримиримого к недостаткам и их носителям:

^ Я не специалист, но автор задел за живое каждого советского человека, и я считаю своим гражданским долгом высказаться по поводу ряда принципиальных общенаучных вопросов, возникающих при чтении этой статьи. <...> Почему, когда речь идет о прошлом, он обходится без марксистского анализа, без связи творчества писателей с социальными процессами? <...> Переводная литература острейший участок идеологической работы. Нельзя отрывать авторов оригиналов и авторов переводов от общественной действительности, определившей их мировоззрение. <...>Ведь очевидно, что после Великой Октябрьской социалистической революции важны не заповеди контрреволюционера Гумилева, а великого Ленина (Эткинд).

Образ адресата

В проработке этот образ расслаивается. Осуждение адресовано объекту проработки (адресат 1). Между тем процедура и соответствующий протокол конъюнктурно адресованы власти (адресат 2), как доказательство идеологической веры / верности. Кроме того, процедура адресована аудитории (адресат 3), которая пропитывается идеологическими эмоциями страха и избавления (очищения). Все эти три типа адресата актуализированы в следующем фрагменте, воссоздающем одну из трансформаций проработки 30-х гг. XX века: На пионерской линейке Туся (пионервожатая. – С. Д.) поставила перед строем второклассника Борьку Кауфмана, сына инженера с ЗИСа, и заставила всех скандировать: «Борин папа враг народа» «Борин папа враг народа». Маленький Боря стоял, вытянув руки по швам, закусив губу, стараясь не расплакаться. Не выдержал, всхлипнул, и тут же строй взревел еще радостней: «Борин папа враг народа» (Рыбаков).

Диктумное содержание

Проработка проходит на собрании, заседании идеологически напряженных субъектов в окружении символов идеологического могущества, в присутствии явных и тайных наблюдателей.

^ На слабо освещенной сцене, прямо под громадным портретом Ленина, сидели люди. Они занимали середину длинного стола, покрытого красным сукном (Сорокин).

По сути, это протоколируемые последовательные высказывания разной степени подготовленности, отражающие текущую идеологическую ситуацию (отталкивающиеся от актуальных директив); высказывания, развивающие тему идеологической вины объекта проработки и меры общей и индивидуальной ответственности членов коллектива.

^ Итак, мне снова предстояла проработка, на этот раз, кажется, спасительная: ритуальное действо могло успокоить жаждущего крови Толстикова (Первый секретарь ленинградского обкома КПСС. – С. Д.), чем свирепее окажутся ораторы, тем лучше. Жертва сама понимала, что чем больнее ее будут бить, тем больше шансов выжить (Эткинд).

Коммуникативное прошлое

Ближайшее коммуникативное прошлое соотнесено с проступком. Но проступок прорабатываемого только на поверхностном уровне может осознаваться в качестве коммуникативного прошлого проработки. Подлинное коммуникативное прошлое соотносится с директивой, прямо или косвенно инициирующей проработку, и подготовительным этапом, на котором распределяются роли выступающих, согласовывается сценарий собрания, проводится «разъяснительная работа». Проработка всегда готова оторваться от фактов, потому что сегодняшняя газета «Правда» в тоталитарной культуре значительно правдивее вчерашней. Ярким свидетельством существования подготовительного этапа стали разбираемые на собраниях «сигналы», документальные и воссозданные в художественном тексте:

^ А это от профячейки... Члены цехового профсоюзного комитета просят заводской комитет рассмотреть на очередном заседании поведение фрезеровщика Виктора Пискунова. В течение последнего месяца Пискунов регулярно нарушал производственную дисциплину, являясь на работу в нетрезвом виде и не выполняя производственных норм. Шестнадцатого июня Пискунов нанес в пьяном состоянии сильное повреждение своему станку, тем самым на целый день задержал работу всей бригады. Снятие с Пискунова прогрессивки никак не повлияло на него, он по-прежнему продолжает нарушать дисциплину, грубит цеховому начальству и товарищам (Сорокин).

Отдаленное коммуникативное прошлое соотнесено с опытом участников и с политической хронологией событий (проработки конца 30-х гг. существенно отличаются от проработок 70-х). Каждый из присутствующих опирается на свой опыт участия в процедуре проработки, на знание разных позиционных ролей; опыт сурового наказания объекта проработки при наличии карательной директивы, а также опыт чудесного избавления {где надо, разберутся) определяет логику предпринимаемых действий.

Коммуникативное будущее

Ближайшее будущее: решения, приказы, отчеты и «принятие необходимых мер».

Будущее, выходящее за пределы конкретной процедуры: поиск новых жертв, связанных с только что проработанной. Проработка – это циклический процесс, который повторяется до тех пор, пока новая директива не задаст новые цели, не запустит очередную волну проработок.

Раз начавшись, проработка развивается как ветвящийся процесс. Прежде всего, некое деяние (статья, книга, устное высказывание) осуждается и вносится в резолюцию (чего безразлично). Так зарождается основной ствол (или русло) проработочного процесса. Далее он начинает ветвиться, подобно дереву или дельте реки. <...> Идет процесс размножения резолюций (Грекова).

Языковое воплощение

В целом для проработки характерны ориентиры на типовую советскую речь – новояз, и на сакрализованность языка ритуала, характеризующуюся противостоянием «"земному", "межчеловеческому" общению – не только бытовому, повседневному, но и служебному, официальному, праздничному» [Мечковская 1996:78]. Яркими приметами текстов проработки становятся актуализация категорий идеологической оценки и тональности в ущерб категории темы, а также «коллективный монологизм» речи (все повторяют одно и то же).

^ Я Бродского лично не знаю. Я знаком с ним по выступлениям в нашей печати. Я выступаю как гражданин и представитель общественности. Я после выступления газеты возмущен работой Бродского. Я захотел познакомиться с его книгами. Пошел в библиотеку нет его книг (Второй суд над Иосифом Бродским, запись Ф. Вигдоровой).

Изучение речевого жанра проработки в тоталитарной культуре привело нас к своеобразному пониманию речежанрового анализа крупных речевых форм. Выявление идеологических составляющих имени жанра [Данилов 2001], исследование текстовых категорий [Данилов 2000], анализ ролевого поведения участников [Данилов 1999], описание сценария процедуры, а также изучение коммуникативных тактик в пределах речевого события [Данилов 2002] позволяют сделать вывод о культурологической специфике жанра. Будучи порождением тоталитарной культуры, проработка наследует ее основные свойства и реализует ее основные функции, а именно: обеспечивает идеологический контроль за членами группы (прорабатываемыми и потенциально прорабатываемыми); формируясь на основе директивы, поддерживает специфическую директивно-ситуативную норму, распространяющуюся на выбор ярлыков, тематику коммуникативного взаимодействия и на приспособление строевых речежанровых элементов к идеологическому контексту. Процедура проработки, построенная с учетом идеологической композиции, стимулирует процесс идеологического «заражения» коммуникативной ситуации. Несмотря на диалогическую (полилогическую) форму существования проработки, РЖ приобретает монологический характер, который обеспечивается директивной заданностью и гипертрофированными коммуникативными правами прорабатывающих. «Масочность» и театрализованность тоталитарной культуры в проработке проявляется в наличии правил игры, в механизмах мены ролей, а также в вытеснении статусных характеристик коммуникантов позиционными.

^ Организованное общение в современной культурно-речевой ситуации: дебаты

Дебаты, как и проработка в тоталитарной культуре, заданы «сверху». Но если в тоталитарной культуре проработка задана и по форме и по содержанию, а ее прямой результат предсказуем (кто-то будет наказан), то дебаты – это «рекомендованная» форма обсуждения тех проблем, которые представляются актуальными разным группам влияния на общественное мнение (государственным органам, учебным заведениям, средствам массовой информации). Вместе с тем дебаты становятся механизмом наполнения современного идеологического пространства.

В нашем распоряжении оказались материалы дебатов, проведенных екатеринбургским иллюстрированным журналом «Стольник» в ноябре 2003 г. (магнитофонная запись всего публично сказанного всеми участниками, около полутора часов записи; статья, опубликованная в декабрьском номере журнала, и подготовительные письменные материалы). Уже письменное приглашение, рассылаемое участникам дебатов, позволяет судить об идеологической направленности спора. Приведем этот документ полностью.

^ ИСКУССТВО РЕКЛАМЫ

Уважаемые господа!

Приглашаем вас к участию в Бизнес-дебатах, которые позволят вам заявить о своей позиции по спорному вопросу и поддержать добрую репутацию фирмы.

Как и вы, журнал «Стольник» заинтересован в том, чтобы клиенты осознанно выбирали время и место, в которых они потратят свои деньги с максимальным удовольствием.

Поэтому журнал продолжает проведение Бизнес-дебатов, которые позволят читателям выбрать оптимальное решение своих проблем, а фирмам позволят еще раз напомнить о преимуществах работы и отдыха именно с ними.

Для проведения Бизнес-дебатов приглашаются специалисты из Уральского государственного университета, помещение предоставляется журналом «Стольник». Журнал «Стольник» размещает фотографию участника дебатов и называет фирму, которую представляет участник, а также помещает репортаж о споре между участниками дебатов. Акция проводится без взимания платы с участников.

В новогоднем номере будет обсуждаться тема «Должна ли реклама быть искусством?». В дебатах участвуют представители мира искусства, рекламисты и рекламодатели. В каждую команду входит три человека, которые отстаивают общую позицию.

Организаторы просят участников придерживаться следующего определения:

Искусство – это деятельность, направленная на создание гармоничного продукта, эстетически воздействующего на потребителя и побуждающего к ответному эмоциональному или логическому действию.

Участник дебатов готовит:

Или аргумент в пользу того, что реклама прежде всего искусство. Чем лучше произведение искусства, тем большее число потребителей ощущает доверие к рекламируемому продукту.

Или аргумент в поддержку того, что реклама – это бизнес, и эффективность этого бизнеса зависит не от эстетических удач рекламного продукта.

Выступление должно содержать актуальный пример из опыта создания или восприятия рекламы. Хорошо подготовить и запасные аргументы, чтобы не было повторов с коллегами. Результаты обсуждения станут материалом статьи в журнале «Стольник».

Время и место проведения дебатов будет сообщено дополнительно.

Ключевыми идеологемами приведенного текста становятся слова: бизнес, фирма, клиенты, коллеги, деньги, тратить, эффективность, добрая репутация. «Общий знаменатель», объединяющий всех участников дебатов, – это выгода (клиенты ... потратят свои деньги с максимальным удовольствием), поэтому подчеркивается малозатратность проекта для спорящих сторон (акция проводится без взимания платы с участников). Даже определение искусства сформулировано с использованием слов создание, продукт, потребитель, то есть таким образом, что искусство представляется неким «бизнесом», в сугубо коммерческом понимании.

Неоднократный повтор номинации журнал «Стольник» свидетельствует о заинтересованности организаторов в продвижении своего бренда посредством проводимых бизнес-дебатов. Попутно отметим, что в качестве участников и наблюдателей привлекаются либо рекламодатели, либо люди, чьи слова значимы и интересны для целевой аудитории журнала.

Характерно, что в этом приглашении не отражены правила, по которым проводятся дебаты, не оговорен институт судейства, ничего не говорится о статусе победителей и побежденных, о том, что дебаты проводятся в присутствии наблюдателей. На наш взгляд, это объяснимо намерением организаторов снять напряженность, свойственную каждому спору. Необходимо это, во-первых, потому, что формат иллюстрированного журнала не предполагает конфликтных материалов; во-вторых, потому, что сложные правила, жесткий регламент и необходимость внутрикомандной подготовки отпугивают потенциальных участников.

Вновь обратимся к анкете речевого жанра, которая позволяет выявить некоторые болевые точки дебатов и сформулировать жанровые ожидания, с которыми организаторы берутся за проведение дебатов. Заметим, что исследование велось на базе текстов учебных дебатов, официальных политических теледебатов и организованных журналом «Стольник» бизнес-дебатов, тогда как в статье используется иллюстративный материал бизнес-дебатов.

Коммуникативная цель

^ Организующая интенция: объединение группы вокруг темы, которую организаторы дебатов объявляют актуальной, социально значимой. Заявляется необходимость цивилизованного доказательства правильности выбранной участником позиции по спорному вопросу.

^ Прагматическая цель: склонение аудитории к своей позиции, то есть командная победа в споре. (В учебных дебатах прагматическая цель – освоить технологию толерантного аргументированного высказывания по спорному вопросу, изучить методики поиска компромиссных решений.)

^ Текстовая цель: создание текстов, которые высоко оцениваются по информативным, этическим и эстетическим критериям, выражают вашу личную позицию и в то же время способны убедить «кого угодно в чем угодно».

Следующий текстовой фрагмент выражает позицию директора крупного торгового центра. В его выступлении не ставится под сомнение важность разговора. Избегается употребление слова «искусство», вместо этого говорится о «креативе», что вполне соответствует прагматическим командным целям (Я все равно представляю бизнес). Речь изобилует терминологией менеджмента, на которой и строится аргументация; таким образом достигается названная «текстовая цель». При этом характерны повторы основной мысли и демонстрация психологической и экономической «учености»2.

^ Постараюсь быть столь же краток / насколько это будет воз­можно // Я все равно представляю бизнес // Получается в голове существует /очень строгая /жесткая разбивка//Что я делаю /для чего я делаю / кому это необходимо // поэтому в любом случае / каков бы ни был бизнес /существует /у любой компании/по крайней мере должна существовать/ все равно должна существовать миссия /должно существовать виденье компании /в связи с этим у человека должно быть строго разложено по полочкам в голове/ кроме этого должны быть сразу определены у компании цели и задачи //цели это /куда идем? Задачи /это какие вопросы мы должны решить для достижения этих целей // Менеджмент в целом/ маркетинг в частности /реклама / продвижение / система хостис там и так далее //Все равно это является частностями уже бизнеса/ /И каждая компания уже в частности определяет/в какой мере ей необходим тот или иной / информационный рекламный продукт/ /И опять же /если жестко структурировать этот вопрос все равно получается /что существуют цели и задачи /а затем уже существует под это выделение определенных ресурсов / бюджет на достижение рекламными / информационными средствами этих целей и задач// Только на следующем этапе / э / возникает роль / насколько необходимо той информации / для достижения целей / придать м-м /ту или иную степень /креативности /для того чтобы все эти идеи / идеи и информацию о продукте или ресурсе необходимо довести до целевой аудитории до потребителя чтоб она до него дошла и мы получили в итоге конкретный результат // Зачастую / очень часто получается /когда креатив в компании /не знаю / у директора/ у директора по маркетингу /либо у отдельно взятых руководителей / которые работают в компании / креатив берет верх/ и как последний ва / последний вагон поезда опережает непосредственно / сам локомотив /и в этом случае получается картина что / э / этот креатив может быть никому не нужен / либо он не достигну л цели / бизнес / он не может работать только в креативе / он должен / идти на выполнение / или достижение основополагающих целей компании/и мне кажется что это является базисом /все остальное является надстройкой //3

Образ автора

В дебатах говорящий не соотносится с представлением об «авторстве». Концепция автора прослеживается в наличии правил и степени строгости их соблюдения. Каждый говорящий при этом выражает и свою личную позицию, и позицию своей команды. В связи с этим говорящие часто ощущают игровую подоснову дебатов и отступают от личной позиции в пользу игровой роли. Толерантность и цивилизованность автора теоретически отражена в позиции ведущего, который беспристрастен и зачастую настроен на поиск компромисса и «лучшего» решения (на практике ведущий далеко не беспристрастен).

Ведущая: ^ Я думаю /а сейчас как раз стоит предоставить слово клиентам /которые выступали в виде наблюдателей //

Наблюдатель: Почему же клиенты?

Из аудитории (перекрикивая друг друга): ^ Гости / Гости//

Ведущая: Вы сами выберете / сами выберете свою роль //

Образ адресата

1. Условный адресат – команда противника, которую стараются переубедить, что вряд ли возможно. Соответственно, демонстрация толерантности или интолерантности к позиции соперника – лишь часть игры.

  1. Дебаты направлены на неопределившуюся аудиторию, которая должна принять ответственное решение по спорному вопросу.

3. Дебаты адресованы в равной степени всем участникам, которым внушаются мысли о ценности обсуждаемой проблемы и о важности подобного организованного (цивилизованного) решения проблем.

Таким образом, адресат – это человек, который готов сформировать свою позицию по значимому вопросу на основе игровой процедуры. Для него принципиальны общественное мнение, лидерство в группе, эрудиция, высокая коммуникативная компетенция и умение подчиняться правилам.

Позиция автора и адресата интересно проявлена в речи директора салона модного белья, которая присутствовала на бизнес-дебатах в качестве наблюдателя. Высказывание подытоживало выступления команд.

Тут значит такая интересная дискуссия/ Интересна она /на самом деле / предметом // Мне было интересно / потому что я наблюдала со стороны // В принципе будучи по образованию философом /я честно говоря с удовольствием могу /вот тут побегать вот да// С одной стороны /за эту команду /и с этой точки зрения /И с другой стороны / от этой точки зрения я тоже могу как человек который дает рекламу нижнего белья // Позиция реклама как искусство / она очень красива // Но как циничный бизнесмен [из аудитории: бизнесвумен (смех)] /я скажу /и есть такое желание значит / тут такие умные / такие продвинутые слова / я вот (передразнивая ведущую. – С. Д.) как клиент /как потребитель рекламы //Главная цель /продать товар //Говорите тут что хотите// Креативный /продвинутый /мотивы /так стильно / или наоборот // Продать! Продать!

Диктумное содержание

Дебаты проходят в подготовленном помещении, аудитория обычно разделена на сторонников команд и на неопределившихся, то есть аудитория специально подготовлена. При использовании некоторых моделей дебатов ведущий начинает свою работу с опроса аудитории. Команды и аудитория подчиняются единым правилам, отступления от которых рассматриваются как слабость и ошибка. Контролируют регламент и содержательность дебатов судьи или контрольная группа, отобранная из наблюдателей. Ведущий обычно не так жестко ограничен регламентом, что дает ему массу возможностей управления ситуацией.

Описанное событийное содержание частично явлено в следующем текстовом фрагменте. Ведущая дебаты продвигает процедуру от первой команды к выступлению соперников.

У меня предложение//После выступления/пусть прозвучат вопросы //Если вопросы возникают в процессе речи /ваших оппонентов /вы можете задать вопросы /Но ограничимся /например/три вопроса /Да? И /кроме этого /конечно же /зрители /может быть жюри /тоже /если есть вопросы /пожалуйста /задавайте//Сейчас есть вопросы? Нет пока //Команда противников? (следующая фраза произносится со смехом, который поддержан и участниками. – С. Д.) Все берегут свои мысли для собственного выступления //Ну что ж тогда/ответное слово имеет Сергей//Пожалуйста//

Коммуникативное прошлое

Ближайшее коммуникативное прошлое: подготовительная работа внутри команды и с организатором дебатов.

Отдаленное коммуникативное прошлое: участие в спорах, чаще всего семейных, дружеских или в деловых переговорах; работа в тренингах, которые включали в себя дебаты и другие ролевые игры.

Коммуникативное будущее

Ближайшее будущее: объявление решения жюри, а также кулуарное обсуждение микропобед и микропоражений участников («разбор полетов»).

Будущее, выходящее за пределы конкретной процедуры: высказывания по обсуждавшейся проблеме в тональности «знатока»4.

Языковое воплощение

В целом для дебатов характерен ориентир на полуофициальное общение, на аргументативный тип действий побудительной направленности. По данным собранного материала, дебаты не обходятся без конфликтных речевых тактик, с высмеиванием соперника, с перекрикиванием, с нарушением регламента. Яркой приметой их текстов становится доверие фактам, в том числе полухудожественного толка. Заданная тема дебатов легко идеологизируется, отрываясь от бытовых повседневных практик говорящего, что находит отражение в построении системы идеологем, а следовательно, и в наполнении текстовых категорий.

Все сказанное представляет собой самые предварительные замечания на подступах к изучению языкового существования в рамках дебатов как сложной речевой формы. Очевидно, что дебаты нельзя безоговорочно отнести к коммуникативным практикам толерантности. Необходимо изучать функцию игрового начала дебатов, их значимость в разных сферах человеческой деятельности взаимодействие коммуникативных целей описываемой речевой формы. Подчеркнем свою солидарность с точкой зрения Б М. Гаспарова: «Основу языкового умения составляют не абстрактные правила, с помощью которых можно было бы создавать различные построения из языкового материала, – но скорее сам этот материал как первичная данность, усваиваемый в конкретной форме и применительно к конкретным условиям употребления» [Гаспаров 1996:104]. Следовательно, дальнейшие наши исследования будут ориентированы на продолжение сбора текстового материала и изучение дебатов, «живых» и телевизионных, по той схеме, которая была создана для анализа жанра проработки в тоталитарной культуре. При этом целью исследования станет выявление результатов проводимой в обществе языковой политики, а также речежанровый очерк современной культурно-речевой ситуации в лингвоидеологическом аспекте.


Список литературы:

  1. Волошинов В.Н. Марксизм и философия языка // Волошинов В.Н.Философия и социология гуманитарных наук. Спб., 1995

  2. Гаспаров Б.М. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. М.: Новое литературное обозрение, 1996

  3. Гловинская М.Я. Семантика глаголов речи с точки зрения теории речевых актов // Философские и лингвокультурологические проблемы толерантности. Екатеринбург, 2003.

  4. Данилов С. Ю. Жанр проработки в тоталитарной культуре // Стереотипность и творчество в тексте / Под ред. М.П. Котюровой. Пермь, 1999

  5. Данилов С. Ю. Идеологический канон проработки: оценка и эмоции // Стереотипность и творчество в тексте. Пермь, 2000

  6. Данилов С. Ю. Лингвокультурологический анализ: жанр проработки в «Словаре Ушакова» // Принципы и методы исследования филологии: Конец ХХ века: Сб. ст. науч.-метод. Семинара «ТЕХТUS». Вып. 6 / Под ред. К.Э.Штайн. Спб.; Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001.

  7. Данилов С. Ю. Стереотипизация вопроса как элемента жанровой структуры // Стереотипность и творчество в тексте. Пермь, 2002.

  8. Ермолин Е.А. Материализация призрака. Тоталитарный театр советских массовых акций 1920-1930-х годов. Ярославль, 1996.

  9. Купина Н.А. Тоталитарный язык: Словарь и языковые реакции. Екатеринбург; Пермь, 1995.

  10. Купина Н.А. Риторика в играх и упражнениях. Екатеринбург, 1999

  11. Мечковская Н.Б. Социальная лингвистика. М., 1996

  12. Мечковская Н.Б. Язык и религия: Пособие для студентов гуманитарных вузов. М.: Агентство «ФАИР», 1998.

  13. Рождественский Ю.В. Теория риторики. М.: Добросвет, 1997.

  14. Шмелева Т.В. Модель речевого жанра // Жанры речи. Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1997




1 Данилов С. Ю. Проработка и дебаты: коммуникативные практики идеологического взаимодействия // Культурные практики толерантности в речевой коммуникации. Коллективная монография. Екатеринбург. Изд-во УрГУ., 2004. 346-363 с.

2 Мы приводим речь не полностью, в связи с ограниченным объемом статьи. К сожалению, пришлось опустить аргументацию, связанную с обращением к теориям социальной психологии

3 Нельзя не отметить, что речь сорокалетнего (может быть, даже более молодого) мужчины, директора крупного торгового центра, делающего ставку на дорогие товары (одежду и аксессуары известных мировых производителей), изобилует советизмами.


4 Факторы коммуникативного будущего и коммуникативного прошлого на данном материале проанализированы не были. Можно отметить лишь то, что «протокол» дебатов был отражен в журнальной статье и во многом не совпадал с реальными событиями.




Скачать 249,01 Kb.
оставить комментарий
Дата21.09.2011
Размер249,01 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх