Крайняя середина icon

Крайняя середина


Смотрите также:
Государственная политика в области идеологии и культуры в контексте советской действительности...
Государственная политика в области идеологии и культуры в контексте советской действительности...
Государственная политика в области идеологии и культуры в контексте советской действительности...
Гази-кумухское ханство в системе социально-политических образований дагестана и во...
“Крайняя необходимость как обстоятельство, исключающее преступность деяния”...
Экономическое и культурное освоение калининградской области (середина 1940-х середина 1950-х гг...
Курсовая работа Парадигмы социального познания...
Л. Жировнкина Красноярский край занимает свое, особое место на российских просторах...
Учебно-методический комплекс по дисциплине дс 11...
«Боспор и варварский мир Центральной и Восточной Европы в позднеримскую эпоху (середина II...
Кустарные промыслы черноземного юга россии и их роль в создании заводской металлургической базы...
Развитие легкой промышленности на юге дальнего востока СССР ( середина 1940-х середина 1970-х гг...



Загрузка...
скачать

КРАЙНЯЯ СЕРЕДИНА

В книге К.И.Чуковского «Высокое искусство» есть глава: «Перевод – это автопортрет переводчика». В ней показано, как отражается в переводе индивидуальный стиль переводчика, его вкусовые пристрастия, мировоззрение, идеологическая позиция.

Есть сходная тема, к которой переводоведы обращаются гораздо реже. Пользуясь выражением Чуковского, её можно озаглавить: «Перевод – это портрет читателя».

Опытный переводчик, создавая текст, держит в уме образ предполагаемого получателя и соотносит каждое своё решение с его кругозором и представлениями о стилистической норме – и то и другое, разумеется, тоже предполагаемые. (Следует воздержаться от поспешного вывода, будто позиция переводчика – вечное «Чего изволите-с?», обращённое к читателю. Переводчик – слуга двух господ: аудитории и автора, и если автору вздумается поразить воображение читателей какой-то стилистической неожиданностью, то и переводчик обязан ошарашить неожиданностью своих читателей. Но раз неожиданное – это отступление от ожидаемого, переводчику и приходится всё время оглядываться на ожидания аудитории, для которой он работает: ведь может статься, что они не совпадут с ожиданиями иноязычных читателей оригинала, и тогда ошарашивать придётся иными, не такими как в оригинале средствами).

Так в каждом переводе запечатлевается образ его получателя. Правда, он рисуется не так отчётливо, как образ создателя перевода, но учитывать его при анализе бывает полезно. Однажды, прочитав перевод очень талантливого коллеги, чьи лучшие работы – повод для белой зависти, я сказал ему: «Техника понравилась. Не понравилась аудитория, которой это предназначалось». За стилем, фразеологией, выбором переводческих приёмов маячил образ «своей тусовки» со специфическими вкусами и ожиданиями, чуждыми внетусовочнику.

^

Но я хочу обратиться к более узкой теме, а почему разговор начался издалека, станет ясно позднее.

Пусть отправной точкой и здесь будет высказывание классика перевода. Н.М.Любимов, советуя переводчикам при работе над конкретным текстом подбирать стилистические аналоги ему в русской литературе, оговаривается:

Тут только вот что надо иметь в виду: мы можем и должны вбирать в себя общую языковую атмосферу того или иного автора, той или иной эпохи, но нельзя заимствовать выражения, характерные именно для данного автора, им введённые в литературный обиход. В одном переводе с испанского, вышедшем в 1934 году, я прочитал: «Лукавый царедворец». Это воспринимается как цитата из «Бориса Годунова».

В рукописи моего перевода «Дон Кихота» Санчо Панса говорил: «Ничего, сеньор, всё образуется». По смыслу и колориту это точно соответствует оригиналу, но теоретик и практик перевода А.В.Фёдоров справедливо указал мне в рецензии, написанной для издательства, что Санчо Панса, по всей вероятности, «Анны Карениной» не читал. Опять-таки в рукописи моего перевода «Дон Кихота» один из персонажей говори о другом, что у него «рыльце в пушку». По счастью, уже в процессе вёрстки я вспомнил, что это не народное выражение, а выражение Крылова, к тому же сращённое с сюжетом одной из его басен.1




Кстати, и Чуковский в уже упомянутой книге посмеивался над переводами М.А. Шишмарёвой, где «британские джентльмены и леди <...> цитируют стихи Грибоедова, вряд ли очень популярного в Англии: “Я это делаю с толком, с чувством, с расстановкой”».2

Может показаться, что переводчики проявляют излишний педантизм. Ну кто вспомнит источник выражения «рыльце в пушку»? Кто вспомнит, что «образуется» – это так понравившееся Стиве Облонскому словечко его камердинера Матвея?

^

Разберёмся по порядку.

Выражения из литературных произведений, песен, опер, фильмов и т.п., которым судьба стать фразеологизмами, проходят сложный путь. Поначалу они представляют собой цитаты из конкретного источника и употребляются большей частью за свою способность напоминать об этом источнике – о стоящей за выражением ситуации, стилистической окраске исходного контекста и т.п. Если в фоновых знаниях получателя источник не содержится, напоминать не о чем, и эффект, на который рассчитывал цитирующий, не достигается.

^

Юморист Дон-Аминадо начинает стихотворение о наступлении осени на французском курорте так:

«Уж небо осенью дышало»,

Уже украли покрывало

С террасы казино.

Человек, ни разу не читавший «Евгения Онегина», не оценит комизма такого начала. Для него первая строка – не напоминание о другом тексте, контрастирующем с первым по тональности, а такая же часть стихотворения Дон-Аминадо, как и остальные строки. Разве что кавычки наведут на подозрение. Но при чтении вслух кавычки, конечно, не услышишь.

Чем чаще употребляется полюбившееся выражение, тем большую независимость от источника оно приобретает – тем паче, когда забывается сам источник. Если для А.С.Пушкина, взявшего эпиграфом к «Барышне-крестьянке»: «Во всех ты, Душенька, нарядах хороша», это ещё строка из поэмы И.Ф.Богдановича, то уже М.Е.Салтыков-Щедрин, цитируя эту строку, пишет имя «Душенька» (так Богданович перевёл греческое «Психея») со строчной буквы: для него это уже не имя героини забытой поэмы, а просто ласковое обращение к любой женщине. И кто сегодня помнит, что выражение «Невероятно, а факт» возникло как рекламный девиз фирмы Кригера и Кача, «Делу время и потехе час» – высказывание из «Урядника сокольничего пути» царя Алексея Михайловича, а «С милым рай и в шалаше» – строка из песни Н.Ибрагимова (1778-1818): «Не ищи меня, богатый:/ Ты не мил моей душе./ Что мне царские палаты?/ С милым рай и в шалаше»?

И точно так же большинство носителей английского языка не помнят, что выражение “love in a cottage”, имеющее тот же смысл, что и русское «рай в шалаше», – это несколько изменённая фраза из комедии Дж.Колмена и Д.Гаррика “The Clandestine Marriage” (1776): “Love and a cottage! Eh, Fanny! Ah, give me indifference and a coach and six!”3

^

Цитаты превратились во фразеологизмы или пословицы.

На пути от цитаты к фразеологизму есть промежуточная стадия, когда расхожее выражение может употребляться то как отсылка к первоначальному контексту (цитата), то как самодостаточная в смысловом отношении единица (фразеологизм). Как мне кажется, выражения, находящиеся на этой стадии и следовало бы обозначить термином «крылатые слова», который получил столь разноречивые толкования. Обзор этих толкований имеется, например, в книге С.Г.Шулежковой «Крылатые выражения русского языка, их история и развитие», где автор предлагает и свою интересную интерпретацию этого понятия. Но это вопрос скорее академический. А нам пора вернуться к переводческим заботам.

Как мы видели, главный критерий для причисления того ли иного оборота к цитатам, «крылатым словам» или фразеологизмам – память об источнике. Создатель текста, включая в него заимствованный оборот, неизбежно прогнозирует, вспомнится ли читателю исходный контекст – присутствует ли источник выражения в его сознании. Относится это не только к прямым цитатам, но отчасти и к «крылатым словам» (в предложенном здесь понимании): ведь и они ещё полностью не утратили связь с источником.

Именно их имел в виду Любимов, возражая против использования в переводах выражений, «введённых в литературный обиход» тем или иным русским автором. Если выражение ещё не вступило на путь фразеологизации и не осознаётся как памятная многим часть изначального своего контекста, переводчик вправе воспользоваться им как естественным, испытанным литературной практикой оборотом. Мне уже случалось писать о реплике Розины из любимовского перевода «Севильского цирюльника» Бомарше: «А он вам не назвал имя той, которую он любит? Я страх как любопытна», в которой, если приглядеться пристальнее и посильнее напрячь память, обнаруживается заимствование из пушкинского «Каменного гостя» – слова Донны Анны: «…Вы мучите меня./ Я страх как любопытна – что такое?/ И как меня могли вы оскорбить?».4 Тем же приёмом воспользовался В.В.Набоков, передавший в переводе фразу из письма Татьяны к Онегину: «Быть может, это всё пустое» как: “Perhaps ‘tis nonsense all”: если бы сам переводчик не признался в умышленном заимствовании, вряд ли англоязычные читатели разглядели бы в этой фразе реплику героини романа Дж.Остин “Mansfield Park” Фанни Прайс: “‘So very fond of me!’ ‘tis nonsense all. She loves nobody but herself and her brother”. В обоих случаях можно говорить именно о заимствованиях, но не о цитатах.

Когда Любимов и Фёдоров устраняли из перевода крылатые выражения, восходящие к русской классике, они тем самым показали, что предназначают перевод для читателя, которому цитируемые произведения прекрасно известны. Для читателя, который помнит не только про что Грибоедов, Пушкин и Толстой писали, но и как именно писали. И, встретив знакомые фразы в переводном тексте, такой читатель поймёт, что это не Сервантес сказал, а переводчик резвится. Нарушится иллюзия инокультурности текста, которая всего должна создаваться в переводе (конечно, не при помощи буквализма).

Вот какого получателя видели перед собой Любимов, Фёдоров и Чуковский. Какой же образ получателя возникает, когда слышишь киноперевод, где студент современного американского колледжа восклицает: «Знакомые все лица!»5, где организатор соревнований мечтает: «Все звёзды Америки будут в гости к нам!», а некий англичанин радостно возвещает: «Жизнь прекрасна и удивительна!»? Образ человека, плохо помнящего школьный курс русской литературы?

Выходит, то, что на первый взгляд представлялось заскорузлым педантизмом, на самом деле – проявление уважения к читателю. Расчёт же на то, что «всё равно не вспомнят и не заметят», сродни отношению, которое выражается порой звучащей в среде издателей фразой: «Всё слопают».

Подобных случаев становится всё больше, и на простую небрежность или общий упадок переводческого профессионализма их уже не спишешь: сегодня уже и кое-кто из высококвалифицированных переводчиков склонен оправдывать это легкомысленное интертекстоложество.

Бывает, что цитирование источников, относящихся к русской культуре, в переводе превращается в сознательную установку. Я имею в виду даже не пресловутые «прикольные» кинопереводы, названные переводами по чистому недоразумению. Но вот недавно газета «Известия», публиковавшая в приложении материалы газеты «Нью-Йорк Таймс» на языке оригинала, начала издавать их в переводе. Статья американского баскетболиста Билла Уолтона, где он жалуется на неурядицы, случающиеся в поездках из-за его высокого роста, в переводе озаглавлена: «“Дяде Стёпе” – большой самолёт». Не успев оправиться от неожиданности (как, однако, у них на Манхэттене знают и любят творчество Сергея Михалкова!), наталкиваешься на заголовок переводной же статьи о французской актрисе Катрин Денёв: «И то же в вас очарованье!». Возможно, озаглавили статью из американской газеты строкой из Тютчева не переводчики, а редакторы, которые без штампов ни шагу (где вы видели газету без единой цитаты в заголовках?), но чем забавляться русской цитатной распальцовкой из-за спины американского автора, им бы лучше поправить в переводе этой статьи донельзя оригинальные обороты вроде: «находиться в эпицентре этих взглядов», «чтобы не “уронить лицо”», «“старая любовь” (Жерар Депардье), после долгих лет разлуки обнаруживший, что забыть её не может» и т.п.6

Конечно, со всяким может случиться. В переводе комедии П.Мариво «Ложные признания», сделанном Любимовым ещё до «Дон Кихота», госпожа Аргант произносит: «Оставь в покое своего господина Реми, нам сейчас не до этого мышиного жеребчика, давай поговорим серьёзно». То ли мастера подвела память, то ли он не устоял перед соблазном ввести образ, чтобы затем его развить (позднее задетый Реми говорит Араминте: «Это я только ради вас спустил ей мышиного жеребчика; а то ведь и мышиный жеребчик способен иной раз брыкнуть») – так или иначе, Любимов нарушил собственное правило: как-никак, «мышиный жеребчик» – известное выражение из «Мёртвых душ». Хотя Гоголь и намекает на его широкое употребление («…маленькие старички щёголи на высоких каблуках, называемые мышиными жеребчиками»), но до Гоголя оно в литературе, кажется, не встречается, и, например, Н.А.Некрасов без колебаний относил его к авторским: «…Мышиный жеребчик (как Гоголь молодящихся старцев зовёт)».

Но ошибка в фальшь не ставится. В практике Любимова это исключение. О переводах по случайным погрешностям не судят, и я бы не стал приводить здесь цитаты из кинопереводов, если бы в остальном они были выполнены с тем же блеском, какой отличает переводы Любимова. И уж тем более нельзя ставить промах переводчика-виртуоза в один ряд с беззастенчивой журналистской самодеятельностью.



* * *

Есть в переводоведении понятие «усреднённый получатель» – гипотетический обладатель самых типичных характеристик предполагаемой аудитории, её «среднее арифметическое». Если при создании этого мысленного образа не учитывать самую подготовленную, самую требовательную часть аудитории, усреднение подменяется снижением планки. Какого читателя вообразишь, для такого и работаешь. И результат будет соответствующий. А по результату будут судить и о твоём мастерстве.

^

Впрочем, это касается не только перевода.


1 Н.М.Любимов, «Перевод – искусство» – в: «Перевод – средство взаимного сближения народов», М.: Прогресс, 1987, с. 143-144.


2 К.И.Чуковский, «Высокое искусство», М.: Сов.писатель, 1988, с. 102.

3 По собственному преподавательскому опыту знаю, что сопоставление этих выражений нередко вызывает у студентов веселье: «Предел бедности! В России – шалаш, в Англии – коттедж». Но не надо забывать, что “cottage” – далеко не всегда «коттедж»: английское слово может означать жилище, благоустроенностью не отличающееся, в частности “the dwelling of a rural laborer, small farmer, or miner” или “a small structure built as a temporary or occasional shelter typically for shepherds or hunters” (Merriam-Webster’s Unabridged Dictionary). Стих из Книги пророка Исайи (I,8), который в Библии короля Якова читается: “And the daughter of Zion is left as a cottage in the vineyard”, в Синодальном переводе выглядит так: «И осталась дщерь Сиона, как шатёр в винограднике».

4 В.К.Ланчиков, «Монолог о диалоге» – «Столпотворение», №6-7, 2001.

5 Трудно согласиться с П.Р.Палажченко, предлагающим это выражение А.С.Грибоедова как возможный эквивалент не менее крылатой фразы из фильма “Casablanca” “all the usual suspects” (П.Палажченко, «Цитата в словарях и в переводе» – «Мосты», №1, 2004).

6 Подобные «гендерные» курьёзы попадаются в этой газете не только в переводах: «22-летний парижанин Матье Ганьо, танцевавший на фестивале Базиля в «Дон Кихоте», это испытание проходил впервые <...> Самая молодая этуаль мужского пола за всю историю Парижской оперы <...> получил это звание как раз за «Дон Кихот» в редакции Рудольфа Нуреева» («Известия», № 48, 21 марта, 2006 г.). Это наводит на мысль, что такова принципиальная грамматическая позиция редакции, взявшей за образец незабвенное: «Чей туфля? Моё!»





Скачать 94,19 Kb.
оставить комментарий
Дата21.09.2011
Размер94,19 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх