В. В. Сдобников (Нижний Новгород) icon

В. В. Сдобников (Нижний Новгород)


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Конкурс школьных сочинений «Нижегородский Кремль»...
В. В. Сдобников (Нижний Новгород)...
Отъезд группы дневным поездом в Нижний Новгород. Прибытие в 19. 00 в Нижний Новгород...
Учебное пособие Нижний Новгород 2010 ббк к курникова М. В...
Учебный курс Нижний Новгород 2003 удк 69. 003. 121: 519. 6 Ббк 65. 9 (2) 32 5...
Учебно-методическое пособие для студентов, обучающихся по специальности 030501 Нижний Новгород...
Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции с международным участием...
«История возникновения Нижнего Новгорода»...
Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 12-14 ноября 2009 г...
603076, г. Нижний Новгород, 603005 г. Нижний Новгород...
Сборник статей по материалам Всероссийской научной конференции. 14-15 ноября 2008 г...
Конкурс фестиваль «озорная весна»...



В.В. Сдобников

(Нижний Новгород)


ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОЦЕССА ПЕРЕВОДА КАК ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА СОВРЕМЕННОГО ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЯ1


Современное переводоведение может по праву гордиться серьезными успехами и достижениями. Будучи наукой сравнительно молодой, по возрасту сопоставимой с генетикой и кибернетикой, оно уже обогатилось многими существенными наблюдениями, раскрывающими наиболее важные закономерности переводческой деятельности, позволяющими объяснить характер действий переводчика в процессе осуществления разных видов перевода. При этом наибольший вклад в общий объем наших знаний о переводе внесла, несомненно, лингвистическая теория перевода, которая базируется не только на наблюдениях переводчиков-практиков и мыслителей, начиная от эпохи античности до нового времени, но и на достижениях современного языкознания.

В одной из своих работ В.Н. Комиссаров сформулировал задачи, стоявшие перед лингвистической теорией перевода двадцать лет тому назад [1. С. 35-36]. Сейчас можно уже констатировать, что большая часть этих задач если не разрешена, то близка к разрешению: из множества предлагавшихся определений перевода можно выбрать те немногие, которые действительно отражают сущность перевода как вида языкового посредничества, разработаны классификации видов переводческой деятельности, разработаны общие принципы построения частных и специальных теорий перевода, в общих чертах раскрыто воздействие на процесс перевода прагматических и социолингвистических факторов, определены отличия перевода от других видов языкового посредничества.

И лишь две проблемы, сформулированные В.Н. Комиссаровым и вполне очевидные для всех исследователей перевода, далеки от окончательного разрешения. Это проблемы выделения критериев оценки качества перевода и проблема разработки общих принципов «научного описания процесса перевода как действий переводчика по преобразованию текста оригинала в текст перевода» [1. С. 35-36].

В данной статье мы хотели бы рассмотреть нынешнее состояние и перспективы исследований процесса перевода.

Основное препятствие на пути к познанию особенностей и закономерностей переводческого процесса определяется самим характером переводческой деятельности: известно, что процесс перевода, осуществляемый в сознании переводчика, непосредственно не наблюдаем. Все, что может быть подвергнуто непосредственному наблюдению и анализу, это лишь тексты оригинала и перевода, то есть нечто «на входе» и «на выходе». Сопоставление перевода с оригиналом остается единственным более или менее надежным методом изучения процесса перевода, и именно на основе этого сопоставления делаются выводы о тех процессах, которые проходили в сознании переводчика во время осуществления перевода. Так рождаются так называемые модели перевода, или модели переводческого процесса, призванные объяснить структуру и особенности переводческой деятельности.

Причем каждая модель перевода строится на основе определенного подхода, определенного представления о переводе как виде человеческой деятельности, с использованием данных разных смежных наук и дисциплин. При этом всякая модель претендует на исчерпывающее раскрытие сущности перевода, что, конечно же, не соответствует действительности. Это, несомненно, затрудняет понимание сущностных черт переводческого процесса, часто уводит в сторону от действительного постижения сущности перевода. Правда, В.Н. Комиссаров отмечает, что лишь все вместе, в совокупности они дают достаточно полную картину тех содержательных компонентов, передача которых обеспечивает эквивалентность перевода (цит. по [4. С. 171]).

Нам кажется, что Вилен Наумович в данном случае был излишне оптимистичен. Перефразируя В.Н. Комиссарова, можно сказать, что все модели в совокупности дают лишь картину тех содержательных компонентов, передача которых обеспечивает эквивалентность перевода. То есть они раскрывают, какие компоненты в содержании оригинала оказываются значимыми и нуждаются в передаче, а часто и показывают, какие операции (трансформации, приемы) использовал переводчик для передачи этих значимых содержательных компонентов. А вот картину того, что на самом деле происходило в сознании переводчика во время перевода, они не дают. Ни в совокупности, ни по отдельности.

Да и странно было бы, если бы совокупность существующих моделей перевода (ситуативно-денотативная, семантическая, трансформационная, интерпретативная, трехфазная модель О. Каде, теория уровней эквивалентности В.Н. Комиссарова и пр.), при всей разноплановости их теоретических оснований, могла объяснить особенности процесса перевода. В конце концов, чем процесс перевода по сути отличается от любого другого процесса, осуществляемого человеком? Например, от процесса выплавления стали? Ничем, кроме своей ненаблюдаемости. Но ведь металлургический процесс описывается с единых позиций, именно как процесс, осуществляемый по определенным правилам, в определенной последовательности и имеющий вполне определенный результат, основные характеристики которого были предсказуемы и ожидаемы. Более того субъект этого процесса сделал все, чтобы результат имел именно такие характеристики. Разве не так же должно быть с процессом перевода?

Несомненно, для того чтобы постичь сущность и особенности процесса перевода, необходимо определить те позиции, на которых должно проводиться исследование этого процесса, позиции, которые обеспечат получение искомого результата исследования. Сейчас уже стало вполне очевидным, что исследование процесса перевода только с позиций лингвистики не способно привести нас к познанию сущности перевода, ибо при таком подходе все опять же сведется к сопоставлению текстов на разных языках, к установлению сходств и расхождений двух языковых систем и описанию операций, осуществляемых переводчиком. А может, якобы осуществляемых переводчиком? Действительно ли переводчик, сталкиваясь с отсутствием в переводящем языке (ПЯ) соответствия синтаксической структуре исходного языка (ИЯ) или с расхождениями в семантическом объеме понятия в разных языках, осознанно использует те трансформации, описанию которых посвящен огромный объем переводоведческой литературы? Говорит ли он себе: «А не воспользоваться ли мне трансформацией перестановки? А не использовать ли трансформацию генерализации?» Вряд ли. Сами переводчики-практики лишь весело или скептически улыбаются, когда им говоришь о таком варианте развития событий. Значит, при всей строгости имеющихся классификаций переводческих трансформаций и приемов перевода они не раскрывают реальных особенностей переводческого действия. В лучшем случае подобного рода классификации констатируют типы расхождений между текстами оригинала и перевода, определяемых расхождениями между языковыми системами. И уж совсем нет никакой возможности, опираясь на такие классификации, объяснить, почему переводчик перевел иначе даже в тех случаях, когда в ПЯ имелось соответствие (синтаксическое или лексическое) данной структуре или единице ИЯ. Конечно, можно ссылаться на соображения узуальности или на воздействие прагматических факторов, действие которых неоспоримо. Но это все равно не служит объяснением того, как в сознании переводчика проходил процесс перевода.

Вероятно, здесь мы подошли к сути проблемы. Да, процесс перевода осуществляется именно в сознании человека. Перевод есть деятельность. Это деятельность мыслительная, более того, деятельность речетворческая. Из чего мы должны заключить, что исследование процесса перевода должно осуществляться с использованием данных общей психологии и психолингвистики. Собственно, уже на раннем этапе развития теории перевода как науки утверждалось, что «к теории перевода вполне приложимы данные психолингвистики о механизмах порождения и восприятия речевого высказывания…» [6. С. 21]. Нам уже доводилось писать о том, как эти данные, представленные в работах ведущих отечественных психолингвистов, могут быть использованы при описании процесса перевода как посреднической деятельности, применены к установлению отношений между переводчиком как посредником и коммуникантами в акте межъязыкового и межкультурного общения (см. [5]). Там же мы пытались выяснить, какие действия осуществляет переводчик в попытке уяснить речевую интенцию отправителя исходного сообщения и системы мотивов его речевой деятельности (насколько это возможно). Однако было бы наивно заявлять, что проблема описания процесса перевода решена окончательно. Мы находимся лишь в начале пути, и путь этот не будет коротким.

Вместе с тем отрадно отметить, что мы начинаем свое движение не с пустыми руками. В рамках теории перевода уже давно известна так называемая психолингвистическая теория перевода, основы которой разрабатывались учеными Военного университета (в дальнейшем основные положения психолингвистической теории перевода излагаются по [3. С. 342-343]). Основная заслуга в разработке этого направления принадлежит А.Ф. Ширяеву, который обосновал трактовку перевода «как определенного, специализированного вида речевой деятельности со своей целемотивационной стороной, предметом, средствами, способами осуществления, продуктом и структурой» [3. С. 342]. Отношение к переводу как к виду речевой деятельности, несомненно, плодотворно и перспективно в плане получения сведений о процессе перевода как психолингвистическом процессе. Вместе с тем приходится констатировать, что авторам психолингвистической теории перевода не удалось избавиться от тех ограничений, которые налагаются традиционным подходом к переводу как к процессу преобразования текста на одном языке в текст на другом языке (вспомним высказывание В.Н. Комиссарова). В частности, по А.Ф. Ширяеву, в переводе отбор средств обусловливается прежде всего не мотивами и целями субъекта, а объектом деятельности – исходным текстом, поэтому детерминация выбора языковых средств для опредмечивания продукта деятельности носит в переводе более жесткий характер, чем во многих видах речевой деятельности [3. С. 343]. Как мы видим, ориентированность действий переводчика на текст оригинала как на объект деятельности с его формой и содержанием рассматривается в качестве особенности перевода как вида речевой деятельности. На самом деле более разумным было бы признать, что текст оригинала – это всего лишь инструмент в акте межъязыковой и межкультурной коммуникации, как, впрочем, любой текст является инструментом общения. А значит для переводчика текст оригинала должен быть не объектом деятельности, а средством уяснения речевой (коммуникативной) интенции его автора. Это во-первых.

Во-вторых, неверно, как нам кажется, полагать, что в других видах речевой деятельности выбор языковых средств отличается большей свободой. Здесь уместно вспомнить утверждение А.А. Леонтьева: «…говорящий должен уметь не только объективно выразить в словах свои мысли и чувства, но и сделать это единственно целесообразным способом или во всяком случае выбрать из различных доступных ему возможностей речевого их выражения наиболее близкую к оптимуму» [2. С. 278]. Другими словами, какова по своему характеру интенция, таковы и языковые средства. Есть определенная – и достаточно жесткая – заданность. Мы не говорим как придется, а чаще всего так, как это необходимо, чтобы выразить свою мысль достаточно полно. Именно поэтому текст оригинала представляет для переводчика определенную ценность: он дает возможность уяснить речевую интенцию отправителя сообщения через анализ языковой стороны текста. Вопрос выражения речевой интенции автора текста на ИЯ – совсем другой вопрос. Известно, что в ПЯ переводчик может выбрать для выражения данной мысли совсем иные языковые средства, отличные от тех, что были использованы в оригинале. Правда, следует признать, что принцип эквивалентности перевода, понимаемой как максимально возможная лингвистическая близость перевода к оригиналу, еще никто не отменял, и в большинстве случаев переводчик из числа возможных языковых средств выбирает те, которые в большей степени схожи с языковыми средствами оригинала. Если это именно то, что имел в виду А.Ф. Ширяев, то с этим мы готовы согласиться.

Но когда и как переводчик приходит к пониманию коммуникативной интенции отправителя исходного сообщения? На первый вопрос ответить легче. Это происходит на этапе восприятия переводчиком текста оригинала. Второй вопрос несколько сложнее. Очевидно, что восприятие действительности, осуществляемое переводчиком или читателем/слушателем, не является непосредственным. Оно опосредовано значениями, содержащимися в тексте. Переводчик воспринимает действительность опосредованно, через текст. Она для него и содержится в тексте. Кроме того, процесс восприятия, осуществляемый переводчиком, проходит как бы в обратном порядке: от слова как своего рода сенсорного раздражителя (данное терминосочетание мы используем условно, но вполне осознанно) – к понятию предмета – к наглядному образу – к чувству.

Для нас представляется важным факт возникновения в сознании переводчика наглядного образа. Конечно, воспринимая текст как некую речевую последовательность, как цепь связанных в значениях слов и связанных друг с другом понятий, переводчик распознает в описанной реальности определенные предметы. Но здесь важно и то, что сама совокупность предметов в реальности является значимой, более того, эта совокупность предметов формирует ситуацию в реальной действительности (в нашем случае – в действительности, описанной в тексте). Следовательно, к числу наглядных образов, возникающих в сознании переводчика, следует отнести и образ ситуации в реальной действительности. Это своего рода «картинка» в сознании, которая в дальнейшем и становится объектом описания при помощи средств ПЯ.

Как мы уже отмечали, на этапе восприятия переводчик должен понять и коммуникативную интенцию автора оригинала, то есть, зачем написан этот текст. Этап формирования коммуникативной интенции на основе мотивации и первичной ориентировки является обязательным этапом процесса речепорождения. Затем следуют этапы внутренней программы, ее реализации и звукового осуществления высказывания. Переводчик осуществляет речевую деятельность, подобную той, что осуществляется автором исходного сообщения, то есть порождает речевое произведение в устной или письменной форме. Но вот механизм создания этого речевого произведения оказывается несколько отличным от того, что имеет место в случае с автором исходного сообщения. На этапе восприятия оригинала переводчик воспринимает результат семантической и грамматической реализации внутренней программы высказывания, представленный в виде текста. Означает ли это, что переводчик получает возможность ознакомиться с внутренней программой автора сообщения? Вряд ли. Однако можно предположить, что переводчику становится понятной речевая интенция автора. Это понимание приходит благодаря определенному соответствию использованных автором языковых средств его коммуникативной интенции. Понимание речевой интенции автора – необходимое и достаточное условие последующей речевой деятельности переводчика, то есть деятельности по порождению собственного высказывания.

Таков, по нашему мнению, механизм осуществления перевода – конечно же, в общих чертах. Подобное представление о процессе перевода чрезвычайно важно с точки зрения прикладных аспектов переводоведения, в частности, дидактики перевода. Чтобы подготовить квалифицированных переводчиков, необходимо выработать у студентов именно такое представление о процессе перевода, умение «пройти сквозь текст оригинала» (разумеется, путем анализа его языковой стороны) и выйти к наглядному представлению описанной в тексте ситуации, независимо от того, насколько она специфична. В конце концов, оригинал может представлять собой и технический текст, и экономический, и медицинский, но это не меняет сути дела, ибо в любом случае переводчик обязан «видеть» ситуацию (автору этих строк приходилось объяснять студентам, что если в тексте речь идет о работе двигателя внутреннего сгорания, то они должны представлять его себе так, как будто сами находятся внутри одного из его цилиндров и видят, как на них опускает поршень, сжимая горючую смесь). А многие ошибки в переводе вызваны как раз неумением или нежеланием переводчиков представить описанную в тексте ситуацию и уяснить коммуникативную интенцию автора оригинала.

^ БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


  1. Комиссаров В.Н. Теория перевода (Лингвистические аспекты). – М.: Высшая школа, 1990.

  2. Леонтьев А.А. Психология общения. 2-е изд., испр. и доп. – М.: Смысл, 1997.

  3. Нелюбин Л.Л., Хухуни Г.Т. Наука о перевода (история и теория с древнейших времен до наших дней): Учебное пособие. – М.: Флинта: МПСИ, 2006.

  4. Петрова О.В., Сдобников В.В. Теория перевода: Учебник для переводческих факультетов и факультетов иностранных языков. – Н. Новгород: НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, 2001.

  5. Сдобников В.В. Перевод как посредническая деятельность: некоторые психологические аспекты // Теоретические и прикладные аспекты изучения речевой деятельности: Сб. науч. статей. Вып.3. – Н. Новгород: НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, 2008.

  6. Швейцер А.Д. Теория перевода: статус, проблемы, аспекты. – М.: Наука, 1988.

1 Статья опубликована в: Теоретические и прикладные аспекты изучения речевой деятельности: Сборник научных статей. Вып. 4. – Нижний Новгород: НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, 2009. – С. 193-199.





Скачать 106,16 Kb.
оставить комментарий
Дата21.09.2011
Размер106,16 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2014
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх