Бреус Е. В. Основы теории и практики перевода с русского языка на английский: Учебное пособие. 2-е изд., испр и доп icon

Бреус Е. В. Основы теории и практики перевода с русского языка на английский: Учебное пособие. 2-е изд., испр и доп


Смотрите также:
Ерецкая Е. А., Тимошенко Т. Е. Русский язык...
На русский
Бреус Е. В. Основы теории и практики перевода...
Сивухин Д. В. Механика: Учебное пособие для вузов. 3-е изд., испр и доп...
Учебное пособие 2-е издание, исправленное и дополненное...
Учебное пособие для студентов II курса бакалавриата направления 521500 "Менеджмент"...
Задачи: Сбор, изучение и анализ теоретической литературы по теории перевода...
Львов М. Р. Л89 Словарь антонимов русского языка: Более 2 000 антоним пар/Под ред. Л. А...
Учебно-практическое пособие для студентов 1 курса всех специальностей...
Виноградов В. С. Сборник упражнений по грамматике испанского языка. Учебное пособие. 2-е изд....
Учебное пособие для заочных отделений многопрофильных медицинских университетов...
Арнольд И. В. Стилистика. Современный английский язык: Учебник для вузов. 4-е изд., испр и доп...



Загрузка...
скачать
ББК81.2. Рус-7 Б 82

Бреус Е.В.

Основы теории и практики перевода с русского языка на английский: Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп. — М.: Изд-во УРАО, 2000. — 208 с. — ISBN 5-204-00227-8

В основе курса теории и практики перевода с русского языка на английский ле­жит тезис, согласно которому исходный текст рассматривается как матрица перевод­ческих проблем, решаемых в русле коммуникативной модели перевода. Впервые в практике учебного перевода положения этой модели широко и целенаправленно разрабатываются в дидактическом плане на конкретном языковом материале с це­лью формирования и закрепления навыков перевода с русского языка на англий­ский.

Пособие предназначено для студентов факультетов иностранных языков, фило­логов широкого профиля, переводчиков, преподавателей и других специалистов в области гуманитарных дисциплин, интересующихся проблемами перевода и сопос­тавительного языкознания.

ББК 81.2 Рус-7

ISBN 5-204-00227-8 © Бреус Е.В., 1998

© Университет РАО, 1998

Предисловие

Переводоведение впервые оформилось в самостоятельную дисциплину как раздел языкознания в 1930-х гг. В настоящее время эта область науч­ных исследований имеет вполне установившиеся традиции. В теорети­ческом и языковедческом плане переводоведение тяготеет к социолин­гвистике, психолингвистике, сопоставительному языкознанию, грамма­тике текста и касается таких важных разделов науки о языке, как язык и мышление, язык и картина мира, язык и культура.

В пособии изложение материала следует в русле теории, трактую­щей перевод как акт межъязыковой коммуникации. Преимущество этой модели заключается в том, что переводческие явления рассматри­ваются не изолированно, а с точки зрения их коммуникативной уста­новки. Существенным является приобретение учащимися знаний о со­относительной конфигурации языковых функций в конкретной паре языков и различиях в способах их языкового выражения. Не менее ва­жен прагматический аспект коммуникативной теории перевода, пред­полагающий сопоставление не только двух языковых кодов, но и двух культурных общностей.

Пособие Призвано содействовать более широкому применению в практике учебного перевода положений, основанных на концептуаль­ном аппарате и терминосистеме коммуникативной модели. Таких раз­работок мало, и это вызывает сожаление. Ведь одним из достоинств коммуникативной модели является именно то, что она обладает боль­шой объяснительной силой применительно к широкому кругу перевод­ческих проблем, отраженных в программе по курсу перевода.

Текст для переводчика выступает в виде матрицы или сетки перевод­ческих проблем, каждая из которых имеет свои языковые и внеязыко-вые аспекты. В пособии переводческие проблемы получают наимено­вание через присущие им языковые признаки. Это делается не только потому, что языкознание сохраняет ведущую роль в изучении перевода, но и по соображениям методического характера. Начинающий перевод­чик должен прежде всего научиться видеть переводческие проблемы,

а это дается нелегко. Опора на знакомые языковые формы в данном случае является существенным подспорьем.

В пособии использованы тексты, взятые из современной периодики.

Материалы пособия апробированы в ходе аудиторных занятий, про­водившихся автором в течение ряда лет со студентами переводческого факультета и факультета иностранных учащихся МГЛУ, со слушателями Высших курсов переводчиков при МГЛУ, а также со студентами фа­культета иностранных языков Университета Российской академии об­разования.

Введение

^ ПЕРЕВОД КАК АКТ МЕЖЪЯЗЫКОВОЙ КОММУНИКАЦИИ

Перевод имеет долгую историю. Своими корнями он восходит к тем далеким временам, когда праязык начал распадаться на отдельные язы­ки и возникла необходимость в людях, знавших несколько языков и способных выступать в роли посредников при общении представителей разных языковых общин.

Тем не менее по ряду причин, в частности в силу его междисциплинар­ного характера, перевод оформился в самостоятельную науку лишь в нача­ле XX столетия. В условиях расширения международных связей и обмена информацией переводоведение стремительно развивалось и в настоящее время пользуется статусом самостоятельной научной дисциплины со свои­ми теоретической базой, концептуальным аппаратом и терминосистемой.

Начав с установления языковых соответствий между исходным язы­ком и языком переводящим, теория перевода шла по пути осмысления переводческого процесса как явления многоаспектного, при котором сопоставляются не только языковые формы, но также языковое виде­ние мира и ситуации общения наряду с широким кругом внеязыковых факторов, определяемых общим понятием культуры.

1 По другим направлениям теории перевода см.: Швейцер А.Д. Перевод и лин­гвистика. М., 1973.


В наиболее полном виде такой подход к процессу перевода нашел свое отражение в теоретической модели, трактующей перевод как акт межъязыковой коммуникации1. Понять наиболее существенные черты коммуникативной теории перевода позволяет приводимая ниже схема.





Согласно этой схеме, процесс перевода распадается на два этапа: 1) по­рождение и восприятие Исходного Текста (ТО и 2) порождение и воспри­ятие Текста Перевода (Т2). На основе этой посыпки различаются два Акта Коммуникации — первичный (К]) и вторичный (К2), При первичном Акте Коммуникации Отправитель Исходного Текста (О]) порождает Исходный Текст, который далее воспринимается Получателем Исходного Текста (П[).

Переводчик в рамках вторичной коммуникации выступает в двой­ном качестве: как Получатель Исходного Текста (П2) и- Отправитель Текста Перевода (О2), воспринимаемого Получателем Текста Перевода

(Пз).

Термин "предметная ситуация" (ПС) обозначает описываемые в тек­сте предметы и связи между ними. В данном случае речь идет об отра­жаемой в текстах ti и Т2 одной и той же внеязыковой ситуации, кото­рая в разных языках часто воспринимается неодинаково. Так, в русском языке при описании террас на берегу озера или моря говорят, что они спускаются к воде. В английском языке, наоборот, террасы поднима­ются от воды вверх по склону берега. Положение сидящего человека, которое в русском'языке описывается как "сидеть, положив ногу на но­гу", в английском языке воспринимается иначе, а именно как положе­ние "with one's knees crossed". "Пенка на молоке" в английском языке передается при помощи иного понятия, именно "milk with skin on it". В схеме различия в языковом видении мира передаются посредством со­кращений ПС) — предметная ситуация в ИЯ (исходном языке) и ПС2 — предметная ситуация в ПЯ (переводящем языке).

При переводе имеет место не только контакт двух языков, но и со­прикосновение двух культур. То, что является очевидным для Щлуча-теля nt, может быть непонятным для Получателя Пз. Различие культур проявляется, в частности, в различии фоновых знаний. Примером мо­жет служить перевод имени "Белоснежка" из сказки "О Белоснежке и семи гномах". Для некоторых народов, живущих в тропиках и не имеющих в своем языке понятия "снег", это имя пришлось передать описательно как "девушка белая, как оперение белой цапли".

Такова в общих чертах модель, отражающая основные признаки пе­ревода как акта межъязыковой коммуникации. Следуя в русле этой мо­дели, перейдем к рассмотрению ряда ключевых понятий, имеющих не­посредственное отношение к переводческой практике.

Одним из них является понятие коммуникативной установки Отпра­вителя, выражающее отношение между Отправителем и формируемым им текстом. Порождая текст, Отправитель каждый раз ставит перед со­бой определенную цель. Ею может быть сообщение Получателю каких-либо фактов, стремление побудить к совершению определенных дейст-6

вий или убедить в достоверности сообщаемого, выразить отношение Отправителя к сообщаемому или его желание проверить действенность контакта с Получателем.

В зависимости от цели коммуникативной установки речевого акта определяется его языковая функция. В лингвистической литературе обычно выделяется шесть языковых функций: денотативная, связан­ная с описанием предметной ситуации; экспрессивная, выражающая отношение говорящего к тексту; волеизъявительная, передающая пред­писания и команды; металингвистическая, характеризуемая установ­кой на сам используемый в коммуникации язык; контактоустанови-тельная, или фатическая, связанная с поддержанием контакта между участниками коммуникации и, наконец, поэтическая, при которой ак­цент делается на языковой форме.

Для практики перевода из перечисленных языковых функций перво­степенное значение имеет денотативная функция, связанная с переда­чей информации о внеязыковой действительности. В языке отражение внешнего мира осуществляется при помощи семантического отноше­ния между означающим, или знаком, и означаемым, именуемым дено­татом. Для примера возьмем слово "стол". Его звуковая и графическая интерпретация является знаком понятия "ртола". Понятие служит обобщающим образом предмета в нашем сознании, отражающим его основные признаки. Знак "стол" и понятие "стола" связаны друг с дру­гом семантическим отношением. В рамках этого отношения знак "стол" получает свое языковое значение.

В качестве знаковой системы человеческий язык имеет две формы существования: как совокупность знаков и правил их комбинирования и как вид деятельности, которая заключается в применении системы языковых знаков для целей коммуникации. Эти формы существования языка соответствуют противопоставлению языка и речи. В речи языко­вые значения актуализируются, т.е. соотносятся с конкретными пред­метами. Так, в нашем примере значение слова "стол" при его употреб­лении в тексте соотносится с конкретным видом этого предмета мебели.

Подобно слову, предложение также является знаком, но знаком осо­бого рода, который отражает не отдельные понятия, а типичные пред­метные ситуации. Среди них ситуации, характеризуемые отношением деятеля к действию, предмета к действию, обладателя к обладаемому предмету, предмета к его свойству и т.д.

Обобщенные типы предметных ситуаций именуются семантически­ми предикатами. Вот некоторые примеры.

^ Петр положил книгу на стол (предикат действия). Иван его уважал (предикат отношения).

Автомобиль не двигался (предикат состояния). У него не хватает навыка (предикат свойства).

Предикат и связанные с ним субъект, объект и локатив образуют се­мантическую структуру предложения1. На языковом синтаксическом уровне субъект, предикат, объект и локатив соотносятся с членами предложения подлежащим, сказуемым, дополнением и обстоятельст­вом. Аналогично слову предложение в системе языка выступает как аб­страктная модель, а в речи реализуется в виде конкретного высказыва­ния.

Обсуждая семантические отношения, следует упомянуть и такие важные для перевода понятия, как "значение" и "смысл". В научной ли­тературе эти понятия истолковываются по-разному. Мы будем следо­вать широко распространенной в современном языкознании трактовке, согласно которой "смысл есть актуализированное в речи значение язы­ковой единицы"2.

Упомянутое ранее в качестве примера слово "стол" в русском языке имеет несколько значений, т.е. соотносится с рядом понятий. Это пред­мет мебели, учреждение, питание, место хранения утерянных вещей и т.д. Используя употребляемый в научном обиходе термин "семантический компонент", короче "сема", обозначающий составную часть значения языковой единицы, можно сказать, что значение слова "стол" состоит из набора, или пуЧка, сем.

В конкретной ситуации общения используется одно из значений, или сем, слова "стол", которое и становится его смыслом.

Переводчик, всегда имеющий дело с конкретным текстом, оперирует на уровне смысла, а не значения. В другом языке значение аналогичной языковой единицы может быть иным (ср.: иной объем значений анг­лийского слова "table"). Что касается смысла, то он не зависит от раз­личий между языками и может быть передан другими языковыми сред­ствами и значениями3. Так, один из семантических компонентов слова "стол" "стол находок" в английском языке передается словосочетанием "lost and found", а сема "питание" — словом "board". Фраза "Осторожно, стекло" передается в английском языке другим набором сем: "Fragile. Handle with саге". Обе фразы, русская и английская, передают один и тот же конкретный смысл, хотя каждая из них выражает этот смысл не только с помощью разных слов, но и с помощью разных значений.

1 Лещенко М.И. Виртуальный и актуальный аспекты предложения. Минск, 1988. С. 19.

1 Швейцер А.Д. Теория перевода — статус, проблемы, аспекты. М, 1988. С. 114. ^Львовская З.Д. Теоретические проблемы перевода. М., 1986. С. 81—82.

8

Базовым понятием переводческой теории является понятие эквива­лентности. Что имеется в виду, когда говорят, что фраза на ИЯ и ее пе­ревод эквиваленты друг другу? Прежде всего их семантическая эквива­лентность, т.е. соотнесенность с одной и той же предметной ситуацией. Поясним эту мысль графически:



Текст Т| идентичен тексту Т2 благодаря тому, что они оба соотносят­ся с одной и той же предметной ситуацией ПС. Эта соотнесенность де­лает их семантическими эквивалентами.

Различаются два вида семантической эквивалентности —^ компо­нентный и денотативны^.

Памятуя, что при переводе мы имеет дело со смыслом, т.е. одним из семантических компонентов языковой единицы, можно сказать, что семантическая эквивалентность достигается благодаря наличию в тек­стах t! и Т2 одних и тех же сем. В этом случае тексты находятся в от­ношении компонентной семантической эквивалентности.

Формальные языковые средства, используемые для выражения иден­тичных сем, могут быть сходными или существенно, различаться. Рас­смотрим две пары высказываний: "Он живет в Москве" — "Не lives in Moscow" и "За доктором послали" — "The doctor has been sent for". В первой паре идентичность семантических компонентов сопровождается идентичностью синтаксической конструкции. Во втором случае фраза на английском языке, сохраняя смысл оригинала, является трансфор-мом исходного высказывания — происходит замена активной конст­рукции на пассивную.

Второй вид семантической эквивалентности, именуемый денотатив­ным, связан с явлением языковой избирательности. Суть ее состоит в том, что один и тот же предмет или предметная ситуация могут быть описаны с разных сторон посредством разных признаков. Ср.: "Картина висит на стене" (предикат состояния), "Картину повесили на стену" (предикат действия) и "Я вижу картину на стене" (предикат воспри­ятия). Разные семантические предикаты перекрещиваются и являются взаимозаменяемыми благодаря тому, что описывают одну и ту же си­туацию.

При межъязыковом общении эта закономерность проявляется еще более отчетливо. Так, растение, известное в русском языке как "перекати-поле", в английском именуется "tumbleweed". Один и тот же

' ^ Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика. С. 118,123.

1 Зак. 101

предмет именуется по разным признакам: в русском языке — по при­знаку его шарообразной формы и способности перекатываться по полю под воздействием ветра, а в английском — по признаку короткого хрупкого стебля, который легко обламывается в момент созревания се­мян и позволяет растению катиться.

Другой пример: в английском языке предикатный глагол в высказы­вании не содержит семантического компонента, обозначающего при­надлежность к мужскому или женскому роду. При переводе на русский язык, где этот компонент имеется, указанный признак восполняется из ситуации или контекста (ср.: "I have read the book" и "Я читал (читала) эту книгу").

В отличие от компонентного уровня семантической эквивалентно­сти, на уровне денотативной эквивалентности наблюдается семантиче­ское расхождение между исходным текстом и текстом перевода. Отно­шение эквивалентности тут основано на приравнивании разных, но со­отнесенных с одной и той же предметной ситуацией семантических компонентов. Графически это можно изобразить так:



Продемонстрируем семантический сдвиг на примерах.

Он играет в студенческой команде (предикат действия).

Расширение контактов продолжается.

Не is a member of the college team (предикат состояния).

Contacts are expanding (смена субъекта).

Из приведенных примеров следует, что для достижения семантиче­ской эквивалентности требуются разнообразные переводческие преоб­разования. На уровне компонентной эквивалентности в основном ис­пользуются преобразования, затрагивающие грамматическую структу­ру высказывания. Уровень денотативной эквивалентности требует бо­лее сложных лексико-грамматических преобразований, влекущих за собой изменения в семантической структуре высказывания.

В публицистике наряду с денотативной функцией важную роль иг­рает функция экспрессивная, связанная с передачей отношения гово­рящего к тому, о чем говорится в высказывании.

В юридических, дипломатических или чисто деловых текстах цель общения состоит в передаче информации, и эмоциональная оценка со­общаемых фактов сводится к минимуму. В публицистике, где цель От­правителя состоит не только в том, чтобы передать Получателю опре­деленный объем информации, но и побудить его встать на сторону От­правителя в оценке сообщаемого, роль эмоциональной оценки возрас­тает. В зависимости от конкретных целей коммуникации такая оценка

10

может быть положительной или отрицательной, насыщенной легкой иронией, юмором или сарказмом, чувством радости и удовлетворения или, наоборот, неприязни и раздражения. В языке для выражения по­добных значений, именуемых коннотативными, используется широкий набор экспрессивно-стилистических средств. Среди них разнообразные фигуры речи, метафоры, метонимии, сравнения, аллюзии, риториче­ские вопросы, экспрессивно окрашенная лексика, эмфатические конст­рукции, аллитерация, рифма и т.п.

В переводе, при выборе того или иного способа передачи стилисти­ческих средств, важно вызвать у Получателя сходную эмоциональную реакцию. Само стилистическое средство может быть другим. Извест­ный теоретик перевода Я.И. Рецкер иллюстрирует это положение на примере английской фразы "Butler: donnish, dignified and dull". Предла­гаемый Я.И. Рецкером перевод звучит так: "Батлер: академичен, при­личен и скучен".

В этом переводе учитывается юмористический эффект, для выраже­ния которого в английской фразе используется аллитерация. В русском языке, где аллитерация используется намного реже, с той же целью применяется рифма.

Следует отметить еще одну особенность предлагаемого Я.И. Рецке­ром перевода. Слово "dignified" переводится словом "приличен". Точ­нее сказать, "представителен" или "исполнен достоинства". Но эта моди­фикация смысла вполне оправданна. Как справедливо отмечает Я.И. Рец­кер, речь здесь идет не о серьезном анализе достоинств или недостат­ков одного из лидеров английской консервативной партии, а об остро­умной политической сатире. Можно поэтому утверждать, что денота­тивная функция, которая обычно .является ведущей, в данном переводе отодвигается на задний план, уступая место экспрессивной функции.

Из сказанного следует, что общую категорию эквивалентности сле­дует дополнить понятием функциональной эквивалентности, основан­ной на передаче различных языковых функций. С учетом этого разли­чия говорят об эквивалентности денотативной, экспрессивной, воле-изъявительной, фатической или контактоустановительной, металин­гвистической и поэтической1.

До этого была рассмотрена первая часть коммуникативной цепочки, связанной с порождением Исходного и Конечного Текстов. Основопо­лагающим понятием на этом этапе является положение о коммуника­тивной установке Отправителя. В семиотике, науке о знаках, наряду с ранее упомянутым отношением между знаком и обозначаемым выде-

^ Швепцер А.Д. Перевод и лингвистика. С. 66—68.

11

ляются еще два вида отношений. Одно из них, именуемое синтактиче­ским, объединяет сами знаки, определяя их роль по отношению друг к другу. Другое, именуемое прагматическим, является отношением меж­ду знаками и человеком, который ими пользуется. С точки зрения этого отношения, коммуникативную установку можно определить как "прагматику Отправителя".

Перейдем ко второй части коммуникативной цепочки, характери­зуемой отношением между Текстом и Получателем. Если основной ус­тановкой, характеризующей звено Отправитель—Текст, было комму­никативное намерение, определение цели общения, то в этой части коммуникативной цепочки можно говорить о коммуникативном эф­фекте порожденного Отправителем Текста. Коммуникативный эффект, как и коммуникативная установка, основывается на прагматических отношениях (знак—человек), поэтому звено Текст—Получатель име­нуют также "прагматикой Получателя".

На основе собственного опыта мы хорошо знаем, что сообщение за­частую не вызывает у Получателя ожидаемой реакции. При этом име­ется в виду не только понимание им сообщаемой информации, но и эмоциональная реакция на содержащиеся в сообщении коннотации. Причин может быть много. Одна из них состоит в недостаточно четком языковом выражении мысли. Как говорит поэт: "Мысль изреченная есть ложь". Но даже при адекватном языковом выражении сообщение может не встретить понимания в силу социально-культурных различий участников коммуникативного акта.

Очевидно, что та же проблема существует и в рамках межъязыково­го общения. Причем здесь различия в исходных знаниях, представле­ниях, интерпретационных и поведенческих нормах еще более велики. Наглядной иллюстрацией является случай, происшедший с английским этнографом Лаурой Боханнен. Во время своих странствий она однажды оказалась в Африке в глухой деревушке. Выехать она не могла, так как после дождей поднялась вода в окружающих болотах. Боханнен реши­ла рассказать старейшинам племени, с которыми коротала время, исто­рию принца Гамлета, имеющую, по ее глубокому убеждению, общече­ловеческий характер. Их реакция, в русле обсуждаемой проблематики, весьма показательна. То, что для европейца является нарушением норм поведения, для африканских слушателей Боханнен было приемлемым и даже похвальным. Так, Клавдий, женившись на матери Гамлета, со­вершил хороший поступок: кто будет заботиться о ней и ее детях после смерти мужа? Иной рисуется картина мира. Отец Гамлета, король, по мнению старейшин, не мог стать духом. После смерти он превратился в зомби и продолжал вести себя, как живой.

12

Подводя итог сказанному, еще раз отметим, что в данной работе процесс перевода трактуется в терминах теоретической модели, описы­вающей перевод, как акт межъязыковой коммуникации. Среди ключе­вых положений этой модели различаются понятия коммуникативной установки и коммуникативного эффекта, языковых функций и функ­циональной эквивалентности, двух разновидностей семантической эк­вивалентности — компонентной и референциальной, семантического предиката, а также понятия значения и смысла языковых единиц.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОВТОРЕНИЯ

1. Как выглядит схема теоретической модели, трактующей перевод в терминах теории коммуникации?

2. Как определяются понятия коммуникативной установки и коммуника­тивного эффекта?

3. Какие отношения описываются в науке о знаках, семиотике?

4. Что значит функциональная эквивалентность?

5. Что вы можете сказать о двух уровнях семантической эквивалентности?

6. В чем заключается различие между значением и смыслом языковых единиц?




Скачать 188.96 Kb.
оставить комментарий
Дата21.09.2011
Размер188.96 Kb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх