Г. М. Стрелковский теория и практика военного перевода icon

Г. М. Стрелковский теория и практика военного перевода


Смотрите также:
Теория и практика перевода Теория перевода...
Программа дисциплины опд. В. 02 Теория и практика перевода Цели и задачи дисциплины...
Рабочая учебная программа дисциплина Теория и практика перевода Специальность «033200...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Теория и практика перевода» Заочное отделение для...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Теория и практика перевода» для специальности 050303...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Теория и практика перевода» для специальности 050303...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Теория и практика перевода» для специальности 050303...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Теория и практика перевода» для специальности 050303...
Программа дисциплины опд. В. 01 Теория и практика перевода...
Программа по дисциплине «Теория перевода»...
Программа курса «Теория и практика перевода» предназначена для студентов 4 года дневной и/или...
Методические рекомендации студенту по изучению дисциплины «теория и практика перевода» рабочая...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
скачать
Г. М. Стрелковский

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ВОЕННОГО ПЕРЕВОДА

НЕМЕЦКИЙ ЯЗЫК

Ордена Трудового Красного Знамени Военное издательство Министерства обороны СССР

Москва—1979

Стрелковский Г. М.

С84 Теория и практика военного перевода: Немец­кий язык.—М.: Воениздат, 1979.—272 с., ил.

В пер.: 1 р. 10 к.

В книге излагаются основные положения теории военного пере­вода и практической деятельности военного переводчика- Рассматри­ваются жанры военной литературы, виды военно-переводческой дея­тельности, проблемы термина и военной терминологии, расшифровка и перевод военных сокращений, работа переводчика со словарями и справочниками, пути нахождения эквивалентов при переводе. В при­ложениях некоторые проблемы перевода рассмотрены более подроб­но. Книга снабжена кратким толковым словарем, предметным ука­зателем и указателем литературы,

Рассчитана на военных переводчиков, преподавателей и сту­дентов технических и гуманитарных вузов.

Воениздат, 1979


ОГЛАВЛЕНИЕ

С.
От
автора .......................... 5

О, Введение. Основные понятия теории военного перевода . . 9

0.1. Общие положения ................... —

0.2. Структура и система языка ............... 12

0.3. Речевое произведение и его функция .......... 13

0.4. Информация и сообщение ................ Э6

0.5. Перевод и транслят ................... 17

0.6. Инвариант сообщения и инвариант перевода ....... 18

0.7. Ситуация действительности ................ 19

0.8. Смысл высказывания .................. 21

0.9. Речевой поступок .................... 24

0.10. Акт коммуникации ................... 25

0.11. Коммуникативное задание ................ —

Глава 1. Некоторые общие вопросы теории военного пере-
вода .......................... 29

1.1. Проблема значения ................... —

1.2. Понятия и значения ................... 35

1.3. Проблемы перевода военного текста ........... 40

1.3.1. Некоторые основные концепции теории перевода . . 42

1.3.2. Коммуникация и процесс перевода ......... 56

1-3.3. Перевод и понятие функционального тождества . . 67

1.3.4. Функционально-семиотическая модель перевода ... 80

1.3.5. Факторы, определяющие выбор варианта перевода 88

1.3.6. Некоторые выводы для военно-переводческой прак-
тики ....................... 93

Глава 2. Жанры военных текстов. ............ 99

2.1. Понятие жанра в военном переводе .......... —

2.2.Параметры, характеризующие жанры военных текстов 101

2.3. Военно-научные тексты ...... 104

2.4. Военно-технические тексты. ............. 113

2.5. Военно-информационные тексты ......'..... 119

2.6. Военно-публицистические тексты ........... 122

2.7. Уставы и наставления ................ 127

2.8. Военно-деловые тексты ................ 132

Глава 3. Виды переводческой деятельности ....... 142

3.1. Устный перевод ................... —

3.2. Письменный перевод ................. 145

3.3. Перевод радиопереговоров.............. 146

3.4. Реферирование и аннотирование ............ 147

3.5. Разбор боевых документов .............. 149

Глава 4. Проблема термина и военной терминологии .... 151

4.1. Определение военного термина и военной терминологии 152

4.2. Общие свойства военных терминов .......... 155

4.3. Национальные свойства немецких военных терминов . . 157

4.4. Перевод военных терминов .............. 164

4.5. Военная терминология и словосочетаемость ...... 177

^ Глава 5. Расшифровка и перевод военных сокращений бун-
десвера ....................... 181

5.1. Классификация военных сокращений ......... —

5.2. Методы расшифровки сокращений и их перевод .... 189

5.3. Особенности нумерации подразделений, частей и соеди-
нений бундесвера ................... 191

5.4. Важнейшие числовые условные обозначения ...... 194

Глава 6. Словари и справочники в военном переводе . ... 197

6.1. Характеристика различных типов словарей ...... —

6.2. Методы работы со словарями и справочниками .... 202

Глава 7. Пути нахождения эквивалентов в переводе .... 209

7.1. Закономерные соответствия и функциональные эквива-
ленты ........................ 211

7.2. Причины переводческих преобразований ......... 221

7.3. Функциональное тождество как основа переводческих

преобразований ................... 225

7.4. Функционально-семиотический анализ ......... 227

Заключение ......................... 229

Приложения. . . . . . . . . . . . . . .. . . . .. . . 231

1. О семантической структуре слова ........... —

2. Функционально-коммуникативные факторы ....... 244

3. Стилистическая окраска военных текстов ........ 250

Краткий толковый словарь .................. 259

Указатель литературы .................... 264

Предметный указатель .................... 271

^ ОТ АВТОРА

Практика военного перевода в настоящее время не­мыслима без глубокого знания теории и осмысления всей сложности процесса перевода. Понимание сути перевод­ческих процессов вооружает переводчика методикой по­исков необходимых эквивалентных соответствий, опреде­ляет принципиальный подход к осуществлению перевода, позволяет подходить к решению практических задач бо­лее рациональным путем и тем самым экономит время пе­реводчика. Таким образом, теория и практика тесно взаимосвязаны и дополняют друг друга.

Предлагаемая читателям' книга учитывает тесную связь теории и практики и построена так, чтобы предо­ставить военному переводчику необходимые теоретиче­ские знания для рационализации его практической дея­тельности. Поэтому теория и практика военного перевода излагаются в книге слитно. Объясняемое теоретическое положение здесь же интерпретируется с точки зре­ния возможного практического вывода. Иными словами, практическое значение каждого теоретического положе­ния иллюстрируется непосредственно после его изложе­ния. В книге рассматриваются лишь те теоретические вопросы, которые способствуют пониманию практических действий военного переводчика во всех аспектах его пере­водческой деятельности.

Поскольку в современной теории перевода уже сложи­лась своя специфическая терминология и система понятий, книга начинается с раскрытия содержания основных понятии современной науки о переводе, без знания кото­рых трудно проникнуть в суть изучаемых явлений. Все теоретические вопросы рассматриваются на конкретном материале из военно-переводческой практики.

Предложенная в книге функционально-семиотическая модель перевода отражает точку зрения автора на проб­лему перевода и основана на глубоком убеждении в том.,' что процесс перевода есть сложный творческий процесс, который не ограничивается только рамками лингвистиче­ской проблематики, а в значительной своей части выхо­дит далеко за ее пределы, затрагивая многие внелингвистические факторы, в том числе и социологического характера, без которых ни один акт языкового общения не обходится. Это особенно ярко проявляется в практике во­енного перевода, так как вся военная деятельность весьма существенно отличается от других областей человеческой практики.

Вопрос о жанрах военных текстов пока еще не нашел достаточно подробного освещения в научной литературе. Между тем понимание особенностей военных текстов и отнесение их к тому или иному военному жанру во мно­гом определяет и конкретные пути решения практических военно-переводческих проблем. Учитывая это, в книге уделяется достаточное внимание описанию жанров военных текстов и приводятся конкретные примеры с объясне­нием использованных приемов перевода.

Важное место в военном переводе занимает проблема термина и военной терминологии, а также расшифровка и перевод немецких военных сокращений. Эти вопросы подробно рассматриваются в книге. Кроме того, даются практические рекомендации по переводу военных терми­нов и сокращенных обозначений.

Трудно переоценить в работе военного переводчика значение специальных военных словарей. Однако далеко не все переводчики умеют рационально и правильно поль­зоваться различными словарями и справочниками, так как не представляют себе их реальных возможностей. Ха­рактеристика словарей и справочников сопровождается в книге объяснением методики работы переводчика со словарно-справочной литературой.

Завершается книга главой с изложением тех конкрет­ных приемов, которые на основе глубокого теоретическо­го понимания всего процесса перевода ведут к нахожде­нию тех или иных эквивалентных соответствий.

В «Приложениях» рассматриваются некоторые линг­вистические проблемы, понимание которых поможет зна­чительно расширить специальную подготовку военного переводчика и окажет существенную помощь в его прак­тической работе. Однако эти достаточно специальные проблемы существенно не влияют на понимание основно­го материала книги и при первоначальном знакомстве с проблемами перевода могут быть опущены. Для более глубокого понимания изложенных в книге проблем этот материал может оказать существенную помощь.

Для облегчения понимания излагаемого материала книга снабжена «Кратким толковым словарем» и «Пред­метным указателем».

«Указатель литературы» позволит быстрее найти необ­ходимую литературу по каждому конкретному вопросу, рассмотренному в книге, и расширить тем самым свои познания в этой области. В тексте книги в квадратных скобках приводятся порядковые номера указателя лите­ратуры, отсылающие читателя к трудам по изучаемому вопросу. При ссылке на конкретное высказывание стра­ница работы указывается через косую черту.

Книга предназначена прежде всего для военных пе­реводчиков, а также для лиц, обучающих и обучающихся военному переводу или занимающихся его практикой. Она может заинтересовать специалистов-теоретиков пе­ревода и лингвистов, изучающих проблему значения.

Автор будет признателен читателям книги за все кри­тические замечания и предложения по содержанию книги. Все отзывы по содержанию и оформлению книги просьба направлять по адресу: 103160, Москва, К-160, Военное издательство.

0. Введение

^ ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ТЕОРИИ ВОЕННОГО ПЕРЕВОДА

О.1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

До недавнего времени существовало мнение, что прак­тика перевода не может иметь собственной теории, так как пользуется данными многих смежных наук, которые и объясняют всю суть перевода. Однако такое утвержде­ние не соответствует действительности, ибо в настоящее время трудно найти науку, располагающую своей собст­венной теорией, у которой не было бы тесных связей со смежными и даже весьма отдаленными науками. На на­ших глазах на стыках разных наук постоянно рождаются все новые и новые науки. Примерами могут служить фи­зическая химия, химическая физика, кибернетика, психолингвистика, теория информации и др.

Любая наука—это определенное обобщение какого-либо вида человеческой практики. Наиболее полное про­никновение в сущность процесса и составляет предпосыл­ку для создания частной теории, которая в свою очередь начинает оказывать обратное влияние на практику, помо­гая ей находить рациональные пути решения своих на­сущных проблем'. Точно так же и переводческая практика вызвала к жизни свою теорию. Теперь уже ни у кого нет сомнения, что теория перевода не только возможна, но и реально существует. Но на данном этапе своего развития теория перевода находится еще в процес­се становления, в ней рождаются различные концепции, происходят столкновения мнений, идут оживленные поис­ки наиболее полного решения важнейших проблем. Уже наметились определенные пути решения основных проб­лем перевода и имеются все необходимые предпосылки для дальнейшего плодотворного развития теории. Более того, сама теория перевода стала источником решения ак­туальных вопросов общего языкознания, она помогает глубже проникнуть в понимание природы и сущности человеческого языка. Теория перевода и ее достижения начинают широко использоваться в современной семио­тике, т. е. в науке о знаках и знаковых системах.

Итак, теория перевода существует, но нужна ли она, самим переводчикам и тем, кто обучает других переводу? Ведь до сих пор и переводчики и преподаватели вполне обходились без теории и тем не менее добивались поло­жительных результатов в своей деятельности. До послед­него времени переводческая практика основывалась на данных сопоставительной грамматики и стилистики для конкретных пар языков и на интуитивном подходе к ре­шению проблем перевода, т.е. в конечном итоге на таких психических процессах, которые пока еще не получили научного объяснения и базируются на эрудиции, личном опыте и темпераменте каждого отдельного переводчика. Сам процесс перевода оставался тем «черным ящиком», сущность которого трудно было познать. Но человеческая практика не может основываться только на интуитивных началах, так как интуиция не имеет объективных крите­риев истинности. Иногда какое-либо положение, интуи­тивно осознанное как истинное, при научном рассмотре­нии оказывается ложным. Приведем один простой пример из области математики. Может ли часть быть более целого или равна ему? Интуитивно мы осознаем, что тако­го положения быть не может. Но в математике известно, что бесконечная последовательность целых положитель­ных чисел, расположенных в порядке их возрастания (на­туральный ряд чисел), и последовательность одних толь­ко четных (или нечетных) чисел одинаково могут быть равны бесконечности [9].

Изучая объекты и явления, наблюдая, сопоставляя и анализируя их особенности, теория стремится проникнуть в глубину связей, составляющих суть изучаемого явления. Выявление глубинных связей, скрытых от поверхностного наблюдения, оказывается делом далеко не простым. По­этому все научные теории сложны для понимания и тре­буют известных усилий для своего осмысления. Но то, что стало понятным, несомненно проливает свет на многие стороны практической деятельности и помогает более ра­ционально организовать ее процесс.

Массовая подготовка переводчиков нуждается в тео­ретических обобщениях практического опыта, требует создания рациональной методики обучения, а самим пе­реводчикам необходимо научное понимание совершаемых ими процессов перевода. Не интуитивно, а в результате научного осмысления совершаемых ими действии пере­водчики должны использовать в своей практике приемы, которые обеспечивают наиболее рациональный путь к на­хождению правильных вариантов перевода. Естественно, что этому может помочь только знание основных положе­ний теории перевода.

Таким образом, теория перевода нужна и тем, кто обу­чает переводу, и тем, кто занимается его практикой. Именно теория перевода открывает возможности для пе­реводческого владения иностранным языком, т. е. обучает иностранному языку в сочетании с правилами и условия­ми перехода от единиц одного языка к единицам другого. Эти правила распространяются не только на чисто лингвистические вопросы, но и на вопросы социологические, психологические и философские. Правила лишь форму­лируют познанные человеком закономерности тех или иных практических действий. Естественно предположить, что и в основе переводческой деятельности лежат какие-то общие закономерности, одинаково справедливые для любых пар языков (хотя бы в пределах одной семьи языков), независимо от их грамматического строя и дру­гих специфических особенностей. Рассмотрение этих об­щих закономерностей и составляет предмет общей теории перевода [14, 53, 105,139].

В дальнейшем мы коснемся двух важнейших проблем общей теории перевода, которые составляют ее основу и имеют свою специфику в военно-переводческой деятель­ности. К этим проблемам относятся: акт коммуникации . (КА) и проблема значения. Другие проблемы общей тео­рии перевода одинаково справедливы для всех разновид­ностей переводческой практики и рассматриваются в кур­се общего перевода.

Военный перевод составляет весьма обособленную об­ласть переводческой деятельности, в которой общие зако­номерности переводческого процесса приобретают доволь­но четко выраженное своеобразие. Поэтому основные проблемы (акт коммуникации и проблему значения) мы будем рассматривать применительно лишь к военно-пере­водческой практике. Для усвоения основных положений и выводов теории и практики военного перевода необходи­мо однозначное понимание используемой терминологии и называемых ею понятий. Эти понятия и связанная с ними терминология составляют метаязык данной области науки, понимание которого облегчает изложение предме­та и помогает в усвоении основных выводов и рекомен­даций.

^ 0.2. СТРУКТУРА И СИСТЕМА ЯЗЫКА

Следует четко различать понятия: структура языка и система языка, так как недостаточно четкое их различе­ние приводит к неверному представлению о некоторых особенностях акта коммуникации, т. е. фактов языкового общения.

Известно, что язык состоит из конечного числа доста­точно четко выделяемых элементов, к которым' относятся звуки, фонемы, морфемы, слова, предложения, различные грамматические элементы. Все элементы языка взаимо­действуют друг с другом, причем между определенными элементами устанавливаются совершенно определенные типы взаимодействия. Например, варианты звуков соот­носятся с фонемами, слова соотносятся с предметами или явлениями, грамматические элементы—с синтаксически­ми значениями и т. д. Таким образом, элементы языка образуют определенные типы взаимосвязей. Совокуп­ность всех элементов языка и взаимосвязей между ними составляет структуру языка. При структурном рассмотре­нии языка главное внимание обращается на его элемен­ты и на выявление существующих между ними связей.

Но язык можно рассматривать не только с точки зре­ния его структуры. Обычно язык воспринимается как нечто целостное, состоящее из отдельных элементов. Ка­чественное различие между элементами лишь подчерки­вает целостность всей системы. Следовательно, система языка — это качественная характеристика всего объекта исследования в целом. При системном рассмотрении языка основное внимание обращается не на отдельные элементы, а на совокупность элементов.

Понятия структуры и системы языка тесно взаимосвя­заны и характеризуют язык с разных позиций. Образно говоря, рассматривая язык «изнутри», т. е. его отдельные элементы и их связи, мы прибегаем к понятию структуры языка, а рассматривая язык с «внешней стороны», мы всегда пользуемся понятием системы языка.

Таким' образом, изучая отдельные элементы языка, четко дифференцируя характер связей между ними и главным образом обращаясь к значению отдельных элементов целостной системы, мы Начинаем проникать в ее структуру [80].

В общей теории перевода эти понятия необходимо четко различать, так как понимание закономерностей пе­рехода от элементов одного языка к элементам другого языка при сохранении содержания высказывания в процессе перевода предполагает исчерпывающее знание структуры данной пары языков (наличие или отсутствие соответствующих элементов), а необходимость передачи всего содержания исходного высказывания заставляет обратиться к его целостному восприятию, т. е. к его си­стемному рассмотрению. Таким образом, смысловая сто­рона как отдельных элементов, так и всего объекта в це­лом безусловно тяготеет к системному изучению струк­туры.

Для военных и военно-технических текстов характерен определенный отбор структурных элементов языка. Имен­но поэтому для военного переводчика понимание струк­туры и системы языка становится необходимой предпо­сылкой всего переводческого анализа как переводимого материала, так и его эквивалента в языке перевода.

^ 0.3 РЕЧЕВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ И ЕГО ФУНКЦИЯ

Мысль, выраженную словами, принято называть рече­вым произведением. Речевым произведением может быть законченное предложение, часть предложения, выражаю­щая его главную мысль, или некоторая совокупность предложений, раскрывающая какую-либо одну мысль. В речевом произведении мысль приобретает определенную завершенность, поэтому мы вправе рассматривать любой вид речевого произведения как единицу языкового выра­жения мысли. С другой стороны, речевое произведение находится в рамках языка и поэтому может быть исполь­зовано для наблюдения и изучения элементов языка, т. е. его структуры.

Структура речевого произведения, т. е. взаимосвязь и взаимодействие составляющих его элементов, связана не­посредственно как целостное образование с содержанием выражаемой мысли. С другой стороны, содержание мыс­ли речевого произведения есть результат комплексного восприятия всех элементов речевого произведения, т. е. это результат целостного воздействия речевого произве­дения как системы. Комплексное взаимодействие структуры порождает системное восприятие мысли. Для пояс­нения этого положения рассмотрим пример речевого про­изведения на немецком языке:

Bei der Laserprojektionsröhre kommt es darauf an, riesenhafte Fernsehbilder zu verwirklichen.

Если рассматривать это предложение только в струк­турном плане, т. е. переводить каждое слово отдельно, то содержание мысли будет искажено. Убедимся в этом:

«У лазерных проекционных трубок дело идет о том, чтобы осуществить огромные телевизионные изображения».

Если же рассматривать это немецкое предложение как целостную совокупность, как систему, то высказан­ную в оригинале мысль можно выразить по-русски без искажений:

Лазерный проекционный кинескоп позволяет проецировать изображения на экраны огромных размеров.

Иногда оказывается полезным и обратный порядок перевода, т. е. сначала предложение рассматривается как система, а затем—как структура. Приведем еще один пример:

Feindkräfte, die den Höhenkamm vor uns über­schreiten, sind zu vernichten.

Целостное системное восприятие этой фразы еще не позволяет уяснить все тонкости содержания, так как не совсем ясно, как следует передать глагол настоящего вре­мени überschreiten и конструкцию sein + zu + Infinitiv. Обращаясь к каждому из этих элементов в отдельности, л. е. переходя к структурному рассмотрению предложе­ния, мы устанавливаем, что глагол überschreiten в дан­ном контексте передает возможность действия, после ко­торого необходимо совершить какое-то другое действие, выраженное конструкцией sein + zu + Infinitiv. После такого анализа мы снова обращаемся ко всей системе, т. е. к предложению в целом, и находим адекватный рус­ский эквивалент: «Задача—уничтожить силы противни­ка, которые преодолеют гребень высоты перед располо­жением наших войск (нашим расположением)».

Таким образом, попеременное рассмотрение каждого речевого произведения в структурном и в системном плане помогает глубже проникнуть во все оттенки содержа­ния высказывания.

Внешнее синтетическое проявление всего речевого произведения как системы условимся называть функцией речевого произведения. В вышеприведен­ных примерах функцией речевого произведения в первом случае является определение назначения лазерного про­екционного кинескопа, а во втором—выражение прика­зания.

Исходя из вышеизложенного, функцию речевого про­изведения можно характеризовать как результат прояв­ления целостной системы или как результат взаимодей­ствия элементов ее структуры. Для общего выявления смысла фразы важен первый из этих подходов, а для бо­лее точного выявления доминирующих элементов или до­минирующих отношений важнее обращение к их струк­турному рассмотрению. Учет смыслового содержания отдельных элементов речевого произведения совершенно необходим при переводе, ориентированном на определен­ных потребителей сообщения. В первом примере профес­сиональная характеристика получателей сообщения игра­ет существенную роль. Если они знакомы с понятием «лазер», то прием транслитерации, т. е. использование в русском переводе слова «лазер», вполне уместен, если же перевод ориентирован на специалистов другого профиля, то потребуется прибегнуть к разъясняющему переводу.

Иными словами, функция речевого произведения есть не что иное как вызов определенного эффекта в ходе язы­кового общения. Этот эффект принято называть комму­никативным эффектом. Автор речевого произве­дения всегда стремится вызвать определенный коммуникативный эффект. Он может информировать, побуждать к действию, вызывать желаемое эмоциональное состоя­ние, стремление узнать что-либо новое, вводить в заблуж­дение и т.д.

Функция речевого произведения всегда проявляется у получателя сообщения. Ее нельзя смешивать с содержа­нием сообщения, так как последнее является лишь пред­посылкой для проявления функции. Содержание сообще­ния — это словесное выражение мысли, выражение связей между понятиями, которые в свою очередь отражают свя­зи между объектами реальной действительности. Именно поэтому содержание сообщения всегда соотнесено с опре­деленным фрагментом действительности, а функция речевого произведения соотносится с действиями получателя сообщения.

Понимание функции речевого произведения чрезвы­чайно важно для переводчика, так как позволяет ориен­тировать перевод на определенных получателей, что в свою очередь безусловно определяет выбор языковых средств для создания эквивалентного текста на языке пе­ревода.

В военном переводе особенно важно учитывать ориен­тацию на определенного получателя сообщения, так как в ряде военных текстов, например, в приказах и уставах, форма выражения специально подчеркивает эту функцио­нальную ориентированность текста.


^ 0.4. ИНФОРМАЦИЯ И СООБЩЕНИЕ

Часто понятия «информация» и «сообщение» рассмат­риваются как синонимы, что вполне объяснимо, но не

-всегда оправдано. В целях выявления закономерностей перевода удобнее различать эти понятия, чтобы отделить процесс передачи некоторого знания от самого содержа­ния этого знания.

^ Информация — это процесс передачи определенного знания, сообщение — содержание передаваемого знания. Оба понятия связаны с процессом языкового общения, с процессом коммуникации. Поэтому они часто смешива­ются. Четкость в понимании этих терминов помогает из­бежать излишних споров, глубже 'проникнуть в сам про­цесс языковой коммуникации. Иными словами, сообще­ние есть содержание высказывания, а информация — пе­редача этого содержания. И сообщение, и информация имеют место лишь тогда, когда определенные знания пе­редаются по каналу связи, т. е. фигурируют в коммуника­тивном акте. Вне коммуникации нет ни информации, ни сообщения. Вводимое нами различение этих понятий не противоречит общепринятому в теории информации: «Ин­формация—это обозначение содержания, полученного из внешнего мира в процессе приспособления к нему наших органов чувств.» (Н. Винер. «Кибернетика и общество».

.М„ 1958,с. 31).

Структурная организованность сообщения позволяет использовать для его передачи знаковые системы. Язык тоже представляет собой знаковую систему. Но сообще­ния могут передаваться и не только с помощью языковых

знаков. Например, знаки дорожного движения, светофо­ры тоже передают сообщения. В дальнейшем изложении мы будем рассматривать лишь те сообщения, которые со­стоят из языковых знаков.

Одним из важнейших способов приобретения новых знаний является информация. Однако не всякое знание становится сообщением!. Если знание не передается по каналу связи и таким образом не участвует в процессе информации, оно остается знанием лишь для его носите­ля, т. е. знанием имманентным, присущим внутренней природе личности. Для переводческой практики крайне необходимым является четкое понимание как информа­ции, так и сообщения.

Анализ правильности перевода можно осуществить, лишь изучая структуру сообщения со всеми его функция­ми, а организацию переводческого процесса необходимо тесно увязывать с характером информации. Военные со­общения характеризуются своей спецификой, они часто регламентированы определенными инструкциями (уста­вами, наставлениями). Передача сообщений в военной деятельности, т. е. информация, тоже обладает опреде­ленной спецификой. Изучение специфики военных сооб­щений и информации составляет один из разделов теории военного перевода.

^ 0.5. ПЕРЕВОД И ТРАНСЛЯТ

Понятие «перевод» часто употребляется в двух зна­чениях: как вид деятельности, процесс творческой работы переводчика и как результат этой работы, т. е. новый текст сообщения, но уже на языке перевода. Оба понятия тесно связаны между собой, но тем не менее достаточно обособлены. При рассмотрении проблем теории и прак­тики перевода эти понятия целесообразно различать.

В дальнейшем под термином перевод мы будем' пони­мать процесс деятельности переводчика, а полученный в результате этой деятельности текст перевода (письмен­ный или устный) условимся называть термином транслят. Этот термин введен в обращение немецким! ученым Отто Каде и хорошо выражает суть самого понятия, избавляя от необходимости постоянных уточнений в ходе изложе­ния, что именно имеется в виду —сам процесс перевода или его результат [169].

§ Г. М. Стрелковский

Важно отметить, что в этой интерпретации понятие «перевод» соотносится с понятием «информация», а поня­тие «транслят» соотносится с понятием «сообщение». По­нятия «информация» и «сообщение» не зависят от какого-либо конкретного языка и непосредственных связей с переводческой деятельностью не имеют. Понятия же «пе­ревод» и «транслят» непосредственно связаны с перевод­ческой деятельностью, поэтому "в теории перевода эти понятия являются основополагающими.

^ 0.6. ИНВАРИАНТ СООБЩЕНИЯ И ИНВАРИАНТ ПЕРЕВОДА

Инвариантом сообщения называется неизменная содержательная сущность сообщения при его преобразо­вании. Это определение не противоречит определению, принятому в математике: инвариантом называется выра­жение, остающееся неизменным при определенном пре­образовании переменных, связанных с этим выражением (например, при перемене системы координат).

Известно, что одну и ту же мысль можно выразить разными словами, совершенно не меняя ее содержания. Например: •

1. Увеличение скорострельности стрелкового ору­жия—одна из основных проблем его конструиро­вания.

2. Конструкторская мысль неустанно работает над проблемой повышения скорострельности стрел­кового оружия.

3. Обеспечение высокой скорострельности стрел-• кового оружия—важная проблема конструкторской деятельности.

Следовательно, одна и та же мысль может быть выра­жена несколькими речевыми произведениями, т. е. содер­жание мысли передается несколькими вариантами. Все это позволяет понятие инварианта перенести в лингвисти­ку и теорию перевода. В лингвистике понятие инварианта относится к содержанию сообщения, которое может быть выражено разными словами. В теории пере­вода оно относится к переводимому содержанию. Поэтому в дальнейшем мы будем пользоваться двумя понятиями: понятием инвариант сообщения, вкладывая в него ту неизменную содержательную сущность, которая присуща любой Мысли, выраженной словами, и понятием инвариант перевода, подразумевая под ним неизменное смысловое содержание исходного текста, подлежащего переводу, и его транслята, которое переходит от оригина­ла к трансляту в процессе перевода [118].

Инвариант не может быть выделен как какая-то сущ­ность, как некое высказывание. Инвариант живет только в своих вариантах, ибо только 'варианты являются пред­метом наблюдения и восприятия. Понятие инварианта яв­ляется известной абстракцией, возникающей в сознании в результате познающей деятельности мозга человека, Главное назначение этого абстрактного понятия—фикси­ровать внимание не на различительных признаках объек­тов реальной действительности или на различиях в поня­тиях, а на общих признаках и свойствах этих объектов или понятий, на тех свойствах, которые всегда остаются неизменными, несмотря на различные преобразования сам.их объектов или понятий.

В теории перевода понятие инварианта перевода имеет фундаментальное значение, так как критерием точности транслята может быть только эквивалентность оригинала и транслята, т. е. их инвариантная соотнесенность. Опре­деление их эквивалентности и есть уяснение переводчи­ком инварианта перевода. Связи между понятиями, кото­рые отражены в высказываемой мысли, воспринимаются получателем; сообщения не только на основе знаний дан­ного языка, но и на основе многих других факторов, со-^ путствующих языковому общению. Это, как уже упоми­налось, и индивидуальный опыт участников такого об­щения, и их эрудиция, и их психическое состояние (спо­койное, неспокойное), и окружающая обстановка, и мно­гое другое, что может придать тем или иным словам, осо­бый смысл. Содержание сообщения со всеми элементами и составляет инвариант сообщения, которое начинает претерпевать преобразование, например, в процессе пере­вода. Именно в этом' смысле мы и будем говорить об ин­варианте перевода.

^ 0.7. СИТУАЦИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

Всякое речевое произведение соотносится с фрагмен­том реальной действительности, ибо все речевые произве­дения выражают мысли, а мысли—это отражение объек­тивной реальности, переработанной мозгом человека в ходе познавательной деятельности. Даже такие фанта­стические образы, как бог, сфинкс, кентавр и т. д., восхо­дят к реальным объектам, которые лишь преобразуются сознанием' в фантастические. Именно поэтому мы можем говорить о безоговорочном соотнесении любого речевого произведения с объективной реальностью.

Иными словами, для каждого речевого произведения в реальной действительности всегда существуют взаимо­связанные совокупности реальных объектов, на которых -"фиксируется содержание данного речевого произведения. Эти взаимосвязанные совокупности реальных объектов составляют фрагменты реальной действительности даже в том случае, когда речь идет лишь о понятиях, а не об объектах действительности, так как сами понятия пред­ставляют собой обобщенные по определенным конкрет­ным признакам абстрактные образы реальных объектов. Познавая взаимодействие объектов действительности, че­ловек проникает в содержание существующих между ни­ми отношений, интерпретирует эти отношения в соответ­ствии со своими знаниями и опытом (индивидуальным и общественным') и осознает эти отношения как определен­ные ситуации действительности.

Следовательно, ситуацией действительности является содержание речевого произведения, соотнесенное с реаль­ной действительностью и понятое субъектом на основе его индивидуального и общественного (социального) опыта и накопленных знаний.

Не всякий фрагмент действительности становится для нас ситуацией действительности. Фрагмент превращается в ситуацию действительности лишь тогда, когда мы ос­мысляем его и интерпретируем в нашем сознании. Но ре­чевое произведение только тогда и является осмыслен­ным, когда в нем уже произведена эта интерпретация действительности с точки зрения отправителя сообщения. Задача получателя сообщения—понять точку зрения отправителя, т. е. извлечь ее из сообщения. Следователь­но, для 'однозначного понимания всякого речевого про­изведения, высказанного не самим получателем', необхо­димо проникнуть в исходную ситуацию действитель­ности, отраженную в этом речевом произведении. Только понимание исходной'ситуации действительности является одним из главных условий однозначности понимания ис­ходного сообщения. Именно здесь заложена материали­стическая основа процесса языкового общения.

Далеко не всегда понимание сообщения достигается легким' путем, так как индивидуальный опыт каждого человека весьма своеобразен и понятийный словарь од­ного человека (так называемый тезаурус) далеко не идентичен словарю другого. Естественно, что в этих усло­виях необходимая для проникновения в ситуацию дейст­вительности интерпретация не может быть одинаковой. Идентичность в понимании достигается нащупыванием общих точек в индивидуальных тезаурусах, в стремлении получателя представить себе мысленно ту обстановку, ко­торая сопутствовала исходному сообщению, в ознакомле­нии получателя сообщения с образом мыслей отправи­теля и т. д.

Ситуация действительности включает в себя и ситуа­цию общения, которая сама становится частью содержа­ния. В ходе устного перевода ситуация общения облег­чает деятельность переводчика, так как взаимопонимание собеседников достигается не только словами, но и обще­принятыми жестами, обстановкой, обычаями,

Таким образом, проникновение в ситуацию действи­тельности становится для переводчика необходимостью, без которой не может быть гарантирована адекватность транслята оригиналу.

Понимание ситуации действительности в практике военного 'перевода часто становится единственным путем понимания сообщения вообще, ибо в военной среде раз­личные условности, уставные положения, терминологич-ность высказываний и пр. играют весьма существенную роль. Знание военных реалий иностранной армии стано­вится для переводчика абсолютной необходимостью, так как без такого знания ситуация действительности останет­ся непознанной, и, следовательно, содержание сообще­ния — непонятым.

^ 0.8. СМЫСЛ ВЫСКАЗЫВАНИЯ

Исходя из понятий инварианта сообщения и ситуа­ции действительности, нетрудно подойти к определению понятия смысл высказывания. Как уже говори­лось, инвариант представляет собой основное содержание сообщения, т. е. содержательную сущность мысли, ее ос­нову, в то время как различные оттенки и нюансы мысли определяют варианты высказывания, инвариант которых остается неизменным во всех случаях.

Ситуация действительности—эта Осознанные И интер­претированные на основе личного опыта и знаний отно­шения между реальными объектами действительности, соотнесенные человеком с тем или иным содержанием высказывания, с конкретной содержательной сущностью мысли. Таким образом, оба понятия «инвариант сообще­ния» и «ситуация действительности» соотносятся друг с другом в сознании интерпретаторов (отправителя и полу­чателя), в результате чего основное содержание—инва­риант—рассматривается по отношению к реальной дей­ствительности — ситуации. Взаимосвязанное восприятие инварианта сообщения и ситуации действительности и представляет собой восприятие смысла высказывания.

Иными словами, смысл высказывания — это инвариант сообщения, соотнесенный с ситуацией действительности в сознании отправителя или получателя сообщения. Смысл высказывания нельзя отрывать ни от содержательной сущности сообщения, т. е. его инварианта, 'ни от ситуации действительности, связанной с этим сообщением, ни от обоих интерпретаторов этого сообщения.

Учитывать наличие интерпретаторов при определении понятия «смысл высказывания» исключительно важное так как именно они придают определенный смысл кон­кретным речевым произведениям'. Конкретная интерпре­тация высказывания обусловливается, таким образом, не только пониманием ситуации действительности, но и различными элементами общения, а также эмоциональ­ным состоянием, его участников.

Сложность структуры смысла высказывания можно пояснить следующим примером. Одно и то же по своему инварианту высказывание, связанное с разной сопутству­ющей ситуацией действительности, может иметь разный смысл. Например, возглас «Танки!» в условиях фронто­вой действительности в устах наблюдателя в окопе со­вершенно не равноценен такому же возгласу «Танки!» в устах зрителя во время 'военного парада. В первом случае смыслом высказывания является предупреждение об опасности, а во втором констатация факта или выраже­ние восхищения.

Внешняя ситуация действительности не всегда бывает ясна из текста высказывания, как 'в вышеприведенном примере, но она безусловно влияет на понимание речево­го произведения, т. е. входит составным элементом в об­щий смысл высказывания. На смысл^высказывания может влиять даже интонация. Например, фраза «Пожа­луйста, сделайте это!», произнесенная с различной интонацией, может восприниматься как вежливая прось­ба или как безоговорочное приказание. При этом опреде­ленную роль играют отношения между интерпретаторами .(начальник и подчиненный, друзья и т. д.).

Разные получатели могут по-разному воспринимать смысл конкретного сообщения в силу различий в их обра­зовательном уровне, социальной принадлежности и т. д. Например, сообщение «Сумма военных заказов фирмы «X» увеличилась вдвое» воспринимается владельцем этой фирмы как положительный факт, а налогоплательщиками данного государства — как отрицательный. Следователь­но, смысл этого сообщения в приведенных случаях не идентичен, так как при одном и том же инварианте про­исходит его разная интерпретация на основе различаю­щейся ситуации действительности.

Сложность восприятия смысла определяется тем, что именно смысл выражает те бесчисленные связи между понятиями, которые накапливаются в познающем мир сознании человека. Образование понятий базируется на аналитической деятельности мозга в ходе изучения объ­ективной реальности. Именно поэтому смысл связан с ситуацией действительности. Но с другой стороны, в моз­гу человека, кроме понятий, существуют и постоянно вновь создаются различные чувственные образы, как под­сознательные, так и реальные представления, так или иначе связанные с понятиями и реальной действительно­стью. Образуется густо переплетенная сеть связей, кото­рая в конечном итоге и составляет наше сознание, ибо сознание и есть отражение объективной реальности в человеческом мозгу [142]. В каждом' речевом произведе­нии в образовании смысла участвует вся совокупность этих связей.

Современная наука имеет основание предполагать, что роль подсознательного отражения в становлении инва­риантного содержания мысли весьма существенна и что невозможность конкретного словесного выражения для инварианта сообщения обусловлена как раз тем, что ин­вариант мысли базируется не 'на знаковых структурах— словах, а на чувственных образах и на подсознательном отражении. Осознанное отражение всегда возникает на основе неосознанного отражения. Современной наукой это вполне доказано. Осознанность всегда конкретизируется в словах, в то время как инвариантность осмыслен­ного высказывания удерживается в подсознательном от­ражении, поэтому мы и фиксируем только варианты [5, 17, 39,40,72,95,145,156].

Таким! образом, смысл высказывания—это явление безусловно внелингвистическое (экстралингвистическое). Оно присуще человеческому сознанию и не зависит от конкретного языка. Но выражается смысл высказывания всегда речевыми произведениями на основе индивиду­альных тезаурусов. Поэтому одни и те же речевые про­изведения могут пониматься разными людьми неодина­ково. Это интуитивно сознавал еще Эзоп, который в своих произведениях использовал различные иносказания для передачи совершенно определенного инвариантного со­держания.

Таким образом, проникновение в смысл высказывания становится для переводчика его основной и притом весьма сложной задачей, решая которую переводчику прихо­дится учитывать в каждом отдельном случае все элемен­ты чрезвычайно сложной структуры смысла, выявлять инвариант сообщения, уяснять ситуацию действительно­сти и учитывать индивидуальность отправителя сообще­ния и его получателя.

Для военного переводчика проникновение во все со­ставные элементы смысла военных сообщений весьма ос­ложняется спецификой военной ситуации действительно­сти, формы общения и терминологии.

^ 0.9. РЕЧЕВОЙ ПОСТУПОК

Каждый единичный случай языкового общения лю­дей представляет собой речевой поступок. Всякий речевой поступок обусловлен определенными мотивами со сторо­ны отправителя сообщения: необходимостью информиро­вать получателей сообщения или желанием получить какую-либо информацию, побуждением совершать опре­деленные действия, выражением эмоций или желанием вызвать определенные эмоции у получателей сообщения, введением! в заблуждение или дезинформацией и т. д. Мотивы речевого поступка могут быть внутренними, от­носящимися к психическому состоянию отправителя, и внешними, направленными на получателей сообщения.

Речевой поступок можно рассматривать также как определенный вид человеческой деятельности, и как всякий вид деятельности изучать его в Психологическом пла­не. Изучение мотивов речевого поступка необходимо пере­водчику для того, чтобы понять глубинный -смысл выска­зывания.

Речевой поступок можно рассматривать не только как устное общение (живое общение между людьми), но и как письменное общение, когда получатели сообщения лишь предполагаются, а также в тех случаях, когда ис­пользуются средства массовой коммуникации (радио, те­левидение, кино).

^ 0.10. АКТ КОММУНИКАЦИИ

Акт коммуникации, или коммуникативный акт(КА), представляет собой серию речевых поступков, которые выступают как отдельные такты общего процесса обще­ния, объединенного определенными целями. Акт комму­никации нельзя отождествлять с высказыванием, так как последнее рассматривается безотносительно к получате­лям сообщения, а акт коммуникации .всегда предполагает наличие отправителя и получателя сообщения, а также канала связи между ними.

Каждый КА ограничен определенными целями, кон­кретным временем и определенной сопутствующей ситуа­цией действительности, которая может быть и не отра­жена в самом' высказывании. Поэтому следует отличать ситуацию действительности, отраженную в высказывании, от ситуации действительности, связанной лишь с самим КА, например, личное устное общение, обращение к слу­шателям через средства массовой коммуникации, напи­сание книги и т. д. Но общее понятие ситуации действи­тельности объединяет обе эти разновидности.

При переводе часто бывает необходимо учитывать различные элементы КА, чтобы понять подлинный смысл высказывания. Как мы увидим ниже, все отдельные эле­менты КА непосредственно влияют на структуру смысла высказывания, проникновение во все детали которой яв­ляется важнейшей задачей переводчика.

^ 0.11. КОММУНИКАТИВНОЕ ЗАДАНИЕ

Коммуникативное задание (далее КЗ) является весьма сложным понятием теории перевода, учитываю­щим все основные компоненты акта коммуникации [119].

Отправитель сообщений всегда преследует определен­ную цель, т. е. стремится добиться определенного коммуникативного эффекта. Он учитывает все компоненты, определяющие его речевой поступок: место, время, со­циальную среду, психическое состояние участников КА, т. е. коммуникантов, воздействие этих элементов. как на него самого, так и на получателей сообщения. Цель высказывания с учетом всех сопутствующих эле­ментов и составляет коммуникативное задание (КЗ), ко­торое в свою очередь определяет форму конкретного ре­чевого произведения.

КЗ теснейшим образом связано с функцией речевого произведения (см. 0.3), так как максимальный коммуни­кативный эффект достигается лишь при условии, когда

языковые средства полностью соответствуют КЗ. Подоб­ный подход к анализу КА включает и анализ стилистики, задачей которой как раз и является выбор таких языко­вых средств, которые обеспечивают максимальный ком­муникативный эффект. Убедимся на примерах, что при одной и той же функции речевого произведения КЗ мо­жет быть различным, так как оно учитывает не только

сопутствующую ситуацию действительности и внутреннее' состояние коммуникантов, но также и их социальные роли. В зависимости от этого и форма выражения, т. е. выбор стилистических и иных средств, соответствующим' образом варьируется:

1. Сделайте это (нейтрально);

2. Извольте-ка это сделать! (указание подчиненному с оттенком превосходства);

3. Сделайте-ка мне это живо! (указание подчиненно­му с оттенком угрозы и экспрессией);

4. А вы не могли бы это сделать? (просьба к подчи­ненному с оттенком укоризны; при соответствующей ин­тонации—вежливая просьба); Т

5. Ведь правда, вы это сделаете? (просьба к лицу, которое в свою очередь зависит от просителя);

6. Пожалуйста, сделайте это! (вежливая просьба или вежливый приказ при соответствующей интонации);

7. Неправда ли, вы не откажете мне? (просьба с за­искивающей интонацией).

В акте коммуникации коммуникативное задание (КЗ) находится всегда в системе отправителя сообщения, а функция речевого произведения — в системе получателя этого сообщения, но обе эти системы связаны между собой актом коммуникации и тесно взаимодействуют. Пол­ное соответствие коммуникативного задания функции речевого произведения ведет к полному взаимопонима­нию между коммуникантами. Такое положение возмож­но лишь в том случае, когда и отправитель и получатель сообщения в момент КА переживают аналогичные со­стояния психики, т. е. разума и эмоциональной сферы, а последнее возможно лишь при наличии у коммуникан­тов общих точек соприкосновения в их тезаурусах и ана­логичного эмоционального состояния, т. е. совпадения объема понятий. В противном' случае наступает драма­тический акт непонимания. .Действительно, если собесед­ник не понимает, например, что такое «пастеризация», то следующее речевое произведение будет для него неясным:

При пастеризации погибает большинство неспо­роносных бактерий, дрожжей и плесневых грибков, содержащихся в пищевых продуктах.

Если же он знает, что пастеризация — это предло­женный Л. Пастером способ консервирования пищевых продуктов путем нагревания до температуры не выше 100 градусов Цельсия, то содержание фразы будет им понято. С другой стороны, если один из коммуникантов в момент КА находится под влиянием негативных эмо­ций, он не сможет понять юмор своего собеседника, вос­примет его высказывание как обиду.

Мы видим, таким образом, что в ходе языкового об­щения тесно переплетаются между собой лингвистиче­ский, психологический и социологический аспекты ком­муникативного акта. Содержание речевого произведения интерпретируется получателем сообщения в плане его собственного инварианта, соответствующей ситуации действительности, сопутствующей обстановки, а также в социальном' и эмоциональном планах. В системе отпра­вителя сообщения они учитываются в коммуникативном задании, а в системе получателя сообщения все они воп­лощаются в функции речевого произведения. Отсюда следует, что знание всех компонентов КЗ необходимо пе­реводчику для того, чтобы найти эквивалентное речевое произведение на языке перевода, иными словами, найти такой транслят, который вызвал бы у получателей сооб­щения функцию речевого произведения, аналогичную функции оригинала.

27

Таковы те основные понятия общей теории перевода, без знания которых приступать к изложению основных положений теории военного перевода было бы затрудни­тельно. Знание их нужно также и для того, чтобы исклю­чить искажение точки зрения автора, ибо для взаимопо­нимания, как это было показано выше, необходимы об­щие точки в тезаурусах коммуникантов. В данном случае коммуникантами являются автор книги и ее читатели.





оставить комментарий
страница1/16
5
Дата21.09.2011
Размер3,57 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх